Дубликаты не найдены

0

Пили на части. Выкладывай небольшими кусками. Может будет лучше восприниматься )
Ну а так интересно конечно. жаль не все осилят.

раскрыть ветку 1
0

Больше таких больших пока и нету, в среднем 15 - 20 мин.

0
Я думаю что никто это не посмотрит
раскрыть ветку 4
0
Но голос мне нравится
раскрыть ветку 2
0

Не ожидал))) Думал именно с ним больше всего у меня проблем, видимо просто не привык ещё.

раскрыть ветку 1
0

Довольно длинная.

Похожие посты
409

Мистика или случайное совпадение?

Предупреждаю: ужастика не будет.

Как то раз поехали с родственниками навестить могилу моего двоюродного брата. Время года - лето. Кладбище старое, деревенское. БОльшая часть территории - лес с полувековыми, а то и более вечными деревьями. Из всех родственников, я одна всегда могла безошибочно провести через кладбище к нужной нам могиле. А что сложного, так, сначала прямо, вглубь леса, вот большая ель, от нее правее держимся, дальше метров через 20 памятник запоминающийся, с красной звездой, потом берёзка и т.д. в общем есть свои ориентиры, да и дорожки между могилками ведут, особенно летом, где больше протоптано - смело иди, выведет. А обратно - так это вообще проще простого.
А в тот раз, на обратной дороге я заблудилась. Я и еще 4 человека. Шли как обычно, протоптанная дорожка, и упс, тупик в виде рядом стоящих оград. А ограды на деревенском кладбище есть довольно высокие. Ну что ж бывает. Пошли обратно. Видимо за разговорами не туда пошли. Дошли до развилки тропинок, пошла по ощущениям по другой тропинке. 5 минут идем - опять тупик. Обратно. До развилки не доходим, сворачиваю раньше, идем, опять тупик. Причем идем по протоптанной дорожке и раз, тупик. Обратно, вот еще тропинка, пойдем по ней. Тупик. Напоминаю, лес, высокие деревья, лучи солнца чуть-чуть прорываются сквозь листву. Но страшно не было. Минут 20 ходили неведомым маршрутом. Идем дальше, проходя мимо зарослей крапивы, замечаю, что она, эта крапива как то странно дергается. Присматриваюсь. А там птичка.Не разбираюсь в разновидностях, но раза в 2 больше воробья. Вокруг ее шеи намоталась нитка, а другой конец этой нитки запутался в зарослях крапивы. Птаха, пытаясь взлететь, все сильнее затягивать нитку на шее. Надела перчатки, хорошо в сумке всегда есть маленькие ножнички, но пришлось попотеть. Нитка около шеи очень сильно затянулась. Естественно, с ниткой справились, птах улетел по своим птичьим делам. Оглядываюсь, оба!!! вот же выход. Буквально через 30 метров заканчивался лес и начиналась дорожка к выходу с кладбища.
Сначала не придали значения этому. А вот когда ехали в машине обратно, то задумались. Такое ощущение, что нас какая-то мистическая сила специально запутывала, чтобы мы прошли мимо этой птички и спасли ее.
Раньше не боялась в лесу одна ходить, а теперь верю, что и в трех соснах можно заблудиться. Бывает и такое.

122

Мифологическая модель базы данных

Как-то сдавали лабы по базам данных (БД). Весь курс был посвящён только им: SQL, связи, инфологические модели и т. Д. Всё как всегда: кто-то сделал лабы, кто-то нет, а кто-то не сделал, но списал.


Васян, как обычно, списал лабу полностью и был не в зуб ногой. Разве что читать мог свой списаный на скорую руку конспект.


Ну вот, приходит его черёд сдавать лабу. Препод задаёт вопросы (вопросы идут от простых (уровень знаний: 0) к сложным) и тут начинается:

П: это что у вас?

В: схема

П: что за схема, расскажите что за схема

В: это схема базы данных, линиями показаны зависимости. Ключем являются индексы.

П: какую модель описывает схема?

В: ну мифологическую модель описывает

П: какую-какую?

В: мифологическую

П: от слова "миф" в смысле "сказка" или в честь стирального порошка её так назвали?

В: от "миф/сказка"

П: Василий, вы... Я не знаю. Вы... Если вы в середине семестра не в курсе, что мы не сказки здесь изучаем и даже списать нормально не можете, то как вы дальше-то учиться хотите?

281

Ангина...

Здравствуйте друзья. На волне постов про то как хреново болеется короной, решил внести свои пять копеек. Хоть и не имеющих к сегодняшней пандемии никакого отношения.


Случилось сие, как щас помню, хотя дело было ещё в прошлом тысячелетии...

Проходил срочку на дальнем востоке в славном граде Уссурийске. И аккурат за месяц до дембеля слег в госпиталь... С банальной ангиной.


Дело было так. Просыпаюсь утречком в понедельник и бегом на зарядку. А надо сказать что понедельник, он же командирский день, у нас проходил по настоящему. Была у нашего командира такая блаж, будить личный состав по понедельникам, лично. Да и зарядки частенько сам проводил, хотя чаще просто подглядывал. Поэтому по понедельникам бегали все и дембеля тоже.

И вот пробежав метров триста чую как ноги становятся ватными, а в глазах начинает Млечный путь отражаться.

Бросаю это гиблое дело и двигаю в казарму, а во след охреневшие старшина с зампотехом мне наряды и сутки ареста навешивают. Пох, ухожу.


Такого поворота событий я сам не ожидал, так как проснулся бодричком, но бодряка хватило аккурат на эти триста метров и на обратном пути уже сносил деревья и заборы, словно опосля стакана спирту. Но всё же кое как добрался.

Проклиная всё на свете, кое как дополз до казармы и попал в лапы взводного. Тот взглянул на меня и сообразив что дело не ладное приложил руку к моему лбу и получив ожог третьей степени, отправил в бытовку.


На завтрак не пошел, а вместо него отправился в санчасть, где меня встретила запертая дверь и радостный дневальный, сообщивший, что никого нет. Все ушли на фронт, всмысле на выезде, а начмед в соседней части банностаканный день отмечает. Всё закрыто и еду им через окно передают. Возвращаюсь.

До обеда проспал в бытовке. В обед, вернее вместо обеда, собравшись с силами предпринял вторую попытку прорваться в санчасть. Где утренняя история полностью повторилась.

Вернулся, доложив что никого нет, снова отправился в бытовку до ужина.


В санчасть попал уже вечером. Научёный опытом, я сперва отправил туда молодого с проверкой. И по его возвращению и в его сопровождении отправился за лечением.

Там меня встретила молоденькая медсестра и дала погреть градусник. Ладно, сижу грею градусник и отмечаю, что у меня даже желания согреть медсестричку нет. Видимо усе хреново.

Ну и ладно думаю, зато посмотрю как градусник температуру набирает... 37-38-39-40 на 41,5 вспоминаю что при 42 начинает сворачиваться кровь и побыстрее его достаю, ну дабы он не успел нагреться до 42. Сбиваю его до 39 с копейками и отдаю.


Медсестричка увидев показания счётчика, закудахтала и давай меня пичкать аспирином. Вызвонила госпиталь, но скорой там не оказалось. Следующим вызвала взводного, он на ЛУАЗике ездил, был при технике, и припрегла его в качестве извозчика.


Попав в госпиталь, меня долго осматривали и что-то записывали. Настолько долго, что успел порамсить с одним дагом и договориться на поединок опосля выздоровления.

Далее процедура, уколы, капельница. На третьей банке меня стало лихорадить. Да так, что чечётку отбивали не только зубы с костями, но и вся кушетка. Вобщем было хреново, аж писец как хреново.

В какой-то момент времени поднимаю голову, а вокруг меня штук пять врачей. Причем с первого взгляда видно не простых. Взрослые, все в белом, кто в очечках, а кто с бородкой. Что-то высматривают, о чем-то переговариваются. Ну мало ли там тем для разговоров...


Как уснул не помню, помню как проснулся от того, что кто-то меня шевелит. Оказалась медсестра градусник ставит, то под правую подмышку то под левую. Поставит - убежит, пробежит - переставит. А потом прибежала с тонометром. Заменила на правой руке, на левой, опять на правой...

Мне конечно становится интересно, и что это она там замеряет?

- Сколько там? Задаю вопрос.

- Не густо. Слышу в ответ.

- А конкретнее?

- Полста на тридцать пять.

- А температура?

- Незнаю, не показывает, сказала она и испарилась. А я лежал и пытался понять что с этими цифрами надо сделать, умножить или разделить и что надо показать?


Вобщем вечером, пока сбивали лишнюю температуру, случайно сбили всё что можно, и нужную и не нужную, а до кучи и давление, вот только желание по малой нужде после капельницы не сбили, но это ладно, не инвалид жы, сам дойду...

Вылазил я из кровати минут пятнадцать, вернее выполз я за пару минут, а остальное время пытался подняться с полу. Победив в итоге силу всемирного тяготения с помощью подручных средств, я начал продвижение в сторону толчка, дабы выпустить на волю вчерашние капельницы.

Иду, крадусь по стеночке, кое как ноги переставляю и тут вылетает кто-то из персонала и начинает меня обратно в кровать затаскивать, предлагая принести утку. Сказав что кушать сейчас не хочу и накатав броню я продолжил движение, прикидывая в уме что с такой скоростью я скорее обоссусь в коридоре нежели доберусь до цели.

Эти опасения прервали пара духов, которые подхватив под мышки, в течение секунд доставили меня до желанного толчка, а потом вернули в палату, где меня уже ждала медсестра с пачкой уколов и капельницей. Затем пришёл Мага, парень дагестанец по поводу нашей вчерашней тёрки. Мы с ним очень тепло друг друга отматерили, чем очень остались вполне довольны, а также подтвердили свои намерения разделать друг дружку под орех. Затем он пожелал мне скорейшего выздоровления, так как желание подраться зашкаливало и для ускорения процесса выздоровления вручил яблоко.


В этот день посетители шли ко мне непрерывным потоком, то измерить давление, то температуру, то что-нибудь вколоть, но чаще вколоть. Приходили врачи, разглядывали, щупали, записывали. Мне же просто хотелось спать, а ещё иногда терзала мысль - ну как же так? Два года мечтать о гражданке и склеить ласты на самом финише, когда до дембеля осталось меньше месяца. Обидно таки.


После обеда меня перевезли в другую палату, удачно освободившуюся перед моим поступлением после краснушников. Она располагалась аккурат напротив процедурки и теоретически, я должен был находиться под непрерывным контролем. Вобщем организовали некоторое подобие реанимационной палаты в инфекционном отделении. И пока меня терзали осмотрами и уколами, духи под контролем Маги наводили там порядок и дезинфекцию.

Следующие три-четыре дня ничем не выделялись. Меня непрерывно кололи, пенициллином, кофеином, витаминами и всякой другой хренью. Всё время хотелось спать. Раз в день заходил Мага поматериться и приносил яблоки. Ко мне подселили ещё пару ангинщиков.

С Магой в итоге мы схлестнулись. Разворотили весь умывальник в хлам, а потом сдружились.


Где-то на четвертый день, просыпаюсь от того, что на меня кто-то смотрит. Открываю глаза, а возле кровати стоит девушка. Простая, рост ниже среднего, волосы прямые русые, лицо овальное, глаза голубые, косметики нет, но зараза красивая... Платье, платье обычное, а не белый халат или армейская униформа, что меня несколько смутило, так как за два года уже успел отвыкнуть от гражданской одежды.

Та замечает, что я на неё смотрю и несколько смущается в улыбке.

- Ой, извини. Не хотела тебя будить. Я щас быстренько, только посмотрю...

И погружает свои руки в мою грудь, почти по самые локти. Мне из-за одеяла не видно куда она их конкретно протянула, но по их положению выходило что так. Потом она что-то от туда достает и начинает разглядывать. Что она достала мне опять не видно, так как это что-то в ладошках.

- А ничего, впринципе хорошее... Говорит она, и ложит это обратно. Прям в грудину, прям сквозь одеяло!

- А ты тоже симпатичный. Ладно, мне пора, потом ещё увидимся.

Затем переводит взгляд за меня в сторону и говорит. - Всё, я закончила.

Я понимаю, что в палате ещё кто-то есть и поворачиваю голову в направлении её взгляда. Там никого. Поворачиваю голову обратно и там никого! Верчу головой, никого... Спрашиваю у парней, кто сейчас тут был? Оказалось, они ничего не видели. Мистика...


Мистика-шмистика... С другой стороны в течении нескольких часов вернулись температура и давление. Кризис миновал и меня тут же отправили на анализы, кровь, моча, ЭКГ и всё такое...


ЭКГ располагалось в другом корпусе, а так как инфекционщики потенциально опасны, то поодиночке они не ходят, лишь при наличии сопровождающего. Вобщем меня сопровождал молодой врач, интерн. Молодость хорошая штука, она позволяет легко говорить о тяжёлом. О том как он удивлен, что после того что произошло, у меня нашли лишь простую аритмию. О том как был поднят весь высший персонал. О том, как был извещён местный морг о моём скором прибытии и о том, что там ради меня из запоя вышел лучший патологоанатом и о том, что не смог поприсутствовать на моём вскрытии...


В силу своей молодости, я воспринимал его слова тоже легко. Да и сейчас наверное, я бы их воспринял точно также. Только сейчас, глядя на это коронобесие, не уверен, что случись такое, то я бы смог рассказать о встрече с этой девушкой. Скорее всего, ей пришлось бы меня проводить туда, откуда не возвращаются.

То что я тогда выбрался, это заслуга юности и медицины. Мне повезло, что в тот момент, несмотря на огромные проблемы в государстве, эта система работала. Меня буквально тогда выдернули с того света. Не дали уйти.


То, что я вижу сейчас, вызывает жалость. То, как на фоне побед с короной идут провалы по другим фронтам. То, как вводятся ограничения на плановые операции, как сейчас мой дядька не может добиться установки стенда. То, как пропадает не только туалетная бумага и гречка с прилавком, но и лекарства, причём не только антибиотики. Так например другу сейчас требуется инсулин. То, как страдают мелкие предприниматели. То, как ребята вахтовики неделями не могут попасть на работу, а с работы домой. То, как врачи рекомендуют больше находиться на свежем воздухе, а власти закрывают парки. Как это было в Новокузнецке, где мер лично выгонял спортсменов с парковых спортплощадок. У него разве других занятий не нашлось, нежели выгонять парней с турника? Или всё настолько плохо, что приходится бросать город и бегать по скверам лично выискивая нарушителей масочного режима? А что это за рекомендации? неисполнение которых карается штрафом. Хорошо, ввели масочный режим, так по хорошему сперва надо побеспокоиться о доступности тех же масок, а не сваливать это на людей, делая их виноватыми на ровном месте. Типа мол, проблемы негров, шерифа не интересуют.


Вобщем, накипело и надоело. Надоело терпеть и надоело бояться. Бояться даже не короны или что умрёшь раньше времени, бояться что умрет кто-то из близких и причем от чего-то другого, банальной ангины или приступа астмы, потому что ингаляторов нет, антибиотиков нет, а медперсонал занят паникёрами, которые их осаждают при любом чихе. Надоело бояться наказаний и ужесточений. Мда...


Друзья, что я ещё хочу сказать... В мире есть куча других заболеваний и рано или поздно мы все умрём... Но на мой взгляд, наша жизнь одна, и она настолько короткая, чтобы ей просто так разбрасываться. Дни проведённые в карантине не вернутся. На смену этой заразе придёт другая. Это конечно плохо, но не повод для паники, маразма и перегибов. Главное чтобы здравый смысл, всё-таки преобладал и позволял сохранять баланс и равновесие.


Ну и конечно всем здоровья, не болейте, живите долго и счастливо!

Показать полностью
171

Изумрудный город - неизданное. Владыка, сапоги Которого попирают Вселенную

Изумрудный город - неизданное. Владыка, сапоги Которого попирают Вселенную Общество, Сарказм, Сатира, Власть, Сказка, Классика, Истории из жизни, Длиннопост

"Урфин Джюс и его деревянные солдаты"

Глава про урфинистов и джузистов, не вошедшая в окончательный вариант сказки, была опубликована в пионерском приложении к газете "Комсомолец Кубани" 16 марта 1963 года, накануне поздки писателя Александра Волкова в Краснодарский край.

"Овладев Изумрудным городом, Урфин Джюс задумался над тем, объявить ли покоренную страну республикой с выборным президентом или принять королевский сан. После нескольких дней размышления Урфин сочинил манифест.

В нем говорилось:
«Мы, Урфин Джюс, правитель Изумрудного города и окрестных стран, руководствуясь заботой о благе нашего города, постановили предоставить ему свободно выбрать образ правления, какой ему придется более по душе. Во исполнение всего объявляем:

1. Разрешается существование двух партий. Первая из них во главе с государственным распорядителем Руфом Биланом, именуемая партией джюсистов, будет бороться за установление республики. Ее программа такова. Урфин Джюс - пожизненный президент республики, и от него власть переходит к его потомкам. Президент имеет право конфисковать любую вещь у любого гражданина, если это потребуется для нужд государства.

Партия урфинистов, возглавляемая испытанным полководцем генералом Ланом Пиротом, стоит за провозглашение королевской власти. По программе этой партии король Урфин I не будет нуждаться в праве конфискации, так как все в стране, в том числе и личное имущество граждан, станет его собственностью.

2. Разрешается свобода слова. Каждый житель страны имеет право выступать на собраниях и невозбранно высказываться в пользу республики или монархии.

3. Выборы состоятся через месяц от сего числа.

Подписано: Урфин Джюс, правитель Изумрудного города и окрестных стран».
Несмотря на усиленную вербовку членов, партии оказались крайне немногочисленными: в них вошли только советники Урфина и деревянное войско.

Народ в них не вступал, так как ему было безразлично, кто будет его обирать: президент или король.

Руф Билан и генерал Лан Пирот поделили придворных между своими партиями так. Они стали в разных углах залы. Каждому придворному завязывали глаза, и он должен был перевернуться несколько раз на левой пятке, а потом сбросить повязку. Если он оказывается лицом к генералу, его зачисляли в урфинисты, а если к Билану, то - в джюсисты.

Деревянных солдат распределили еще проще. Их ставили в строй и первому номеру приклеивали на грудь желтый квадратик - значок урфинистов, а второму - синий треугольник - эмблему джюсистов и так далее.

Со свободой слова ничего не получилось. На собрания никто не являлся, а если придворный оратор разглагольствовал на перекрестке, восхваляя монархию и республику, в него летели камни, брошенные невидимой рукой.

Подошел день выборов, но ни один житель Изумрудной страны на них не явился.

Глашатаи торжественно объявили, что верх одержала партия урфинистов, и отныне страной правит король Урфин I.

Приняв королевский сан, Урфин долго думал над своим титулом, наконец придумал такой:
«Урфин Первый, могущественный король Изумрудного города и сопредельных стран, Владыка, сапоги Которого попирают Вселенную.

Первыми услышали новый титул Топотун и Гуамоко. Простодушный медведь бурно восхищался звонкими словами королевского именования, но филин загадочно прищурил желтые глаза и сказал:
- Сначала пусть этот титул научатся произносить придворные.

Джюс созвал в тронную залу Руфа Билана и советников и, надувшись от гордости, произнес титул. Затем он приказал Билану:
- Повторите, господин главный государственный распорядитель.

Коротенький толстый Руф Билан побагровел от страха перед суровым взглядом повелителя и забормотал:
- Урфин Первый, могущественный король Изумрудного города и самодельных стран, Владетель, сапоги которого упираются во Вселенную...

- Плохо, очень плохо! - сурово сказал Джюс и обратился к следующему: - Теперь вы, смотритель городских лавок и лотков!

Тот, заикаясь, забормотал:
- Вас следует называть Урфин Первый, преимущественный король Изумрудного города и бездельных стран, которого сапогами попирают из Вселенной...

Послышался удушливый кашель: это филин Гуамоко пытался скрыть смех. Весь красный от гнева Урфин выгнал придворных. С помощью филина он сочинил более простой титул:
«Урфин Первый, могучий король Изумрудного города и всей Волшебной страны».

Придворные были снова собраны, и на этот раз испытание прошло благополучно.

Новый титул был объявлен народу.

По случаю восшествия Урфина на королевский престол было назначено большое народное торжество. Накануне праздника, ночью, когда все спали, по домам пошли деревянные солдаты. Они будили жителей и полусонных тащили на дворцовую площадь. Там они могли досыпать или бодрствовать по желанию, но уйти оттуда не могли.

И поэтому, когда Урфин в роскошной королевской мантии показался на балконе дворца, он увидел на площади огромную толпу народа. Раздались жиденькие крики: «Да здравствует король!» Это кричали приспешники Урфина и деревянные солдаты.

Грянул оркестр. Но это был не тот оркестр, игра которого славилась по всей стране. Несмотря на угрозы, музыканты отказались играть, и инструменты были переданы придворным и деревянным солдатам. Дуболомы получили ударные инструменты: барабаны, тарелки, треугольники, литавры. А советникам дали духовые: трубы, флейты, кларнеты.

И как играл этот созданный по приказу оркестр!

Трубы хрипели, кларнеты визжали, флейты завывали, как разъяренные коты, барабаны и литавры били не в лад. Впрочем, дуболомы так усердно лупили палками по барабанам, что кожа на них лопнула, и барабаны скоро замолчали. А медные тарелки сразу треснули и начали дико дребезжать. И тогда народом, собранным на площадь, овладело необузданное веселье. Люди корчились от смеха, зажимали себе рты ладонями, но неистовый хохот прорывался наружу. Иные падали на землю и валялись в изнеможении.

На следующий день придворный историк записал в летопись, что это народное веселье было признаком радости от восхождения на престол могущественного короля Урфина Первого.

По материалам | Наталья Баева

Изумрудный город - неизданное. Владыка, сапоги Которого попирают Вселенную Общество, Сарказм, Сатира, Власть, Сказка, Классика, Истории из жизни, Длиннопост
Показать полностью 1
154

Здравствуй, сынок...я твоя мама!

Это страшное слово "тюрьма". Она калечит человеческие судьбы и разрушает семьи… Но сегодня мы хотим рассказать вам невероятный случай из нашей практики о воссоединении семьи.

Эта история произошла очень давно, и какой бы неправдоподобной она ни казалась, случилась на самом деле.


Еще в советские времена нашли в центре Томска двухлетнего карапуза. Кто он и откуда? Сам ребенок сказать не мог в силу возраста. С заявлением о пропаже тоже никто не обратился. Надо сказать, что внешность у малыша была приметная: эдакий симпатичный крепыш-губошлеп с оттопыренными ушами. Оформили мальчишку в детский дом, откуда его через пару лет усыновила бездетная семья из закрытого города. И стал Алексей жить в новой семье, где ему радовались как родному, холили и лелеяли.


Но видимо злой рок не хотел счастья парнишке. Через десяток лет лишили его приемных родителей родительских прав, и вернулся парень в детский дом. На тот момент было ему четырнадцать. Подружился он там с таким же «лишенцем», как сам, и задумали они поехать осенью в дальние края да жаркие страны, мир посмотреть да себя показать, а еще потому, что там тепло и яблоки растут. Сказано - сделано.


Не долго думая, наш герой со своим приятелем взломали ночью дверь в кабинет директора и похитили из незакрытого сейфа деньги. Окрыленные успехом накупили на вокзале беляшей и газировки. Купили билеты на электричку до станции Тайга. На этом деньги у них закончились, но парни решили ехать в товарняках. Ясное дело, что эти двое болтающихся по путям узловой станции оболтусов были задержаны сотрудниками линейного отдела милиции, о чем и было сообщено в Томское УВД, откуда уже пришла ориентировка с фотографиями беглецов. Привезли их в Томск и арестовали по делу о краже, после чего поместили в наше СИЗО.


Через пару недель приходим мы со следователем к своему клиенту Алексею в СИЗО, а он светится как лампочка и улыбается как африканская королева! И сразу с порога заявляет:

Как здорово, что меня арестовали! Я своих настоящих родителей здесь нашел!

Мы, понятное дело, думаем, что у сироты нервный стресс еще не прошел, и фантазия разыгралась. Чего только не придумают, чтобы прелести тюремной романтики описать.


Ан нет! Сидит и твердит:

— Нашел и всё! И зовут меня не Алексей, а Костя, и фамилия моя другая, и вообще, я – цыган!

— Ну да! А мы принц Датский и королева Австрийская!


На цыгана он ни капли не похож. Но уперся парень и всё! И рассказывает нам, что несколько дней назад вели его по коридорам централа и вдруг сзади женщина-цыганка как закричит истошным голосом и в обморок! А вечером записка ему пришла:

Здравствуй, сынок, наконец-то я тебя нашла! И чтобы ты поверил мне, знай, у тебя есть брат-близнец!


Ну что, забавная история, поулыбались, а про себя подумали: да, поехала крыша у паренька. А еще через неделю приходит к нам директор детского дома, где до этого жил наш «Алексей». И приносит две черно-белые фотографии, глядя на которые мы впадаем в ступор! На одной – стоит наш «Алексей» в окружении цыган. Вроде он, то же лицо, те же мясистые губы и оттопыренные уши-пельмени. Но не мог он там быть, не мог! А на другой фотографии – на коленях молодой женщины-цыганки сидят два одинаковых малыша-губошлепа с оттопыренными ушами. Один в двух экземплярах! Похожи как две капли воды! И сходство с более поздней фотографией – налицо!


Оказывается, фото привезла родная бабушка «Алексея» - цыганка из Кемеровской области. И рассказала, что у ее дочери была двойня – вот эти пацаны. 12 лет назад сестра мужа потеряла одного из них в Томске. Как именно, никто не знает. Поискали, решили сказать, что утонул. Так и не узнали бы правду, если бы три недели назад она не увидела сына в коридоре СИЗО. Подумала, что померещилось, даже сознание потеряла, так как ее саму только что привезли из дома, где остался второй сын.


И что интересно! Брата по рождению назвали Алексеем, а нашего «Алексея» – Константином!

Не верите?! Мы тоже не поверили бы, если бы только сами не стали участниками этих событий…

Здравствуй, сынок...я твоя мама! Семья, Истории из жизни, Негатив, Тюрьма, Адвокатские истории, Мистика, Чудо, Длиннопост
Показать полностью 1
2229

О борьбе с привидениями

Будучи студенткой, снимала я с подругой квартиру, где незадолго до нашего заселения жила бабуля, земля ей пухом.

Все началось буквально в первые дни нашей жизни в квартире. Спали мы в одной комнате, кровати находились рядом.

Однажды ночью я долго ворочалась и не могла уснуть, и вдруг услышала какой-то странный и непонятный звук. Даже не знаю, как его описать точно, представьте, что кто-то взял палку и пытается скрести ею линолеум.

Сон как рукой сняло, я лежу в ужасе, боясь пошевелиться.

Наутро жалуюсь подруге - она говорит, что ничего такого не слышала.

В итоге история повторяется ещё раз, жалуюсь ещё одной подруге, и та приходит, вооружившись мелом, и рисует по углам комнаты кресты (я не знаю, зачем, не спрашивайте, но я была согласна на все, лишь бы этого звука больше не слышать).

Кресты, как ни странно, не помогли. Впрочем, я справедливо рассудила, что наше «привидение» никакой агрессии не проявляет, поэтому я купила беруши и начала спать сном младенца.

Прошло несколько месяцев. Мы с подругой-соседкой днём сидим и пьем чай, и вдруг я слышу этот звук! Средь бела дня!

Говорю подруге:

- Ты слышала? Опять этот звук!

Подруга не понимает, а потом каааак понимает! Звук издаётся ещё раз, подруга показывает язык и говорит:

- Этот, что ли? Это я пирсингом по зубам вожу.

Подруга моя, тэг мое)

53

Вуду на Гаити

И снова здравствуйте! Продолжаем говорить про вуду - на этот раз про её гаитянскую версию. Без преувеличений, она самая захватывающая, одновременно аутентичная, но более понятная и открытая для европейского восприятия.

На Гаити происходит слияние лоа и католических святых. Маву и Лиза превратились в единого Бонди (от фран. Bon Dieu – хороший Бог); Папа Легба, проводник в мир духов, стал апостолом Петром; Эрзули, покровительница матерей, стала чёрной Мадонной; а Барон Самеди, повелитель смерти, стал святым Мартином де Поррес (кто-кто?). Правда, неважно кем. Католические святые всё равно были для африканских рабов безызвестны, им было важно сохранить образы своих божеств даже через подобное искажение католической веры. Там же многие лоа обзавелись в своих изображениях цилиндрами, фраками и европейскими атрибутами, такими как тёмные очки, сигары и ром. Под лоа переделывали иконы, им молились в церквях. Но истоки никогда не забывались.

Вуду на Гаити Вуду, Лоа, Культура, Традиции, Мистика, Ритуал, Зомби, Магия, Свадьба, Колдовство, История, Длиннопост

Французы, не учтя размеры населения Гаити к концу восемнадцатого века, начали медленно терять контроль над своими колониями. Слухи о французской революции послужили толчком к началу их собственного переворота: 14 августа 1791 года в месте под названием Лес Кайманов состоялась секретная церемония вуду, во время которой к предводителю повстанцев, Букману, явилась неизвестная женщина и нарекла его вождём движения за освобождение. В считанные дни все северные равнины были охвачены пламенем, тысячи французов были повешены, расстреляны и сожжены заживо. В те времена появилась легенда, что африканцы заключили сделку с дьяволом. Сами же освобождённые рабы считали, что Бог отвернулся от белых за их злодеяния.

Вуду на Гаити Вуду, Лоа, Культура, Традиции, Мистика, Ритуал, Зомби, Магия, Свадьба, Колдовство, История, Длиннопост

Однако, бывшие рабы, вынужденные молиться своим духам в церквях наряду с католиками, не изгнали католицизм из своей страны, и по сей день мирно сосуществуют с церковью. Привыкшие смотреть в лицо Девы Марии, они научились видеть в нём своего покровителя, и на Гаити заметить среди черепов и фетишей вудуистского алтаря икону с церковными свечами – вовсе не новшество и не дикость. Правда, церкви это почему-то не нравится. Странно, почему.

Вуду на Гаити Вуду, Лоа, Культура, Традиции, Мистика, Ритуал, Зомби, Магия, Свадьба, Колдовство, История, Длиннопост

Одна из основных причин скептицизма и недоверия к вуду, это способ общения обитателей смертного плана и мира духов. В христианстве, особенно ортодоксальном, одержимость ассоциируется с дьяволом и истошно орущими бабками, бьющимися в припадке на полу церкви при виде святого распятия. В вуду же одержимость – это основной инструмент общения духов лоа со жрецами (оунган) и жрицами (манбо или мамбо). Кульминацией массовой свистопляски с бубнами и кровавым жертвоприношением (чёрная курица, осёл, змея, свинья, козлёнок – назовите!) становится слияние жреца вуду с призванным духом – а иногда и несколькими сразу. В состоянии транса жрец может изрекать пророчества, благословлять и давать советы от лица лоа, который в него вселился. Но чаще всего духи просто буянят, доводя человека до изнеможения дикими танцами. Или же заставляют есть раскалённые угли или стекло из-под бутылки с ромом. Одержимые могут биться головой о землю, есть сырую плоть только что принесённой в жертву курицы, или же пить кровь из только что отрубленной головы – то, что в нормальном состоянии делать никто бы не стал. Уж насколько всё это правда – остаётся только догадываться. Но при виде подобного действия реально становится не по себе.

Вуду на Гаити Вуду, Лоа, Культура, Традиции, Мистика, Ритуал, Зомби, Магия, Свадьба, Колдовство, История, Длиннопост

При насильственном переезде на чужбину многие семьи были разрушены. На плантациях требовались крепкие мужчины, и далеко не каждая семья продавалась в рабство целиком. Люди нуждались в чувстве защищённости и близости с чем-то родным. Именно на Гаити зародилась практика «maryaj mistik» - мистической свадьбы, которая обручала смертного почитателя с особым лоа, (ме тэт – met tet), который определялся через гадания, вещие сны или же через предыдущие одержимости. Обычно характеры «молодожёнов» сочетались: если твой лоа Эрзули, то человек, обручённый с ней, будет любящим и сострадающим, но с воинственным и несгибаемым характером. Если же это Маман Бригитта, то человек будет ироничным сквернословом, но верным и беззлобным. По сути своей духи бесполы, поэтому женские лоа спокойно обручаются с женщинами, а мужские – с мужчинами. Вот такая вот толерантность. Происходит это в вудуистских храмах, Оунфо.


Как живой человек обручается с бестелесным духом? Через одержимость, конечно же! Во время ритуала в жреца (скорее всего, уже обручённого с призываемым лоа) вселяется дух, полностью беря контроль над телом и разумом того. Лоа фактически выпихивает душу смертного, начиная свои бесконтрольные и нелогичные блуждания среди ритуалистов. Изъявив желание обручиться (а этому должно предшествовать длительное гадание, чтобы не ошибиться в выборе), суженый-ряженый должен пройти последнюю проверку скептицизмом со стороны призванного духа, и если человек понравится лоа в ответ, то свадьбе быть.


Обручённый должен воздерживаться от секса в день недели, посвящённый его хранителю (в некоторых случаях два дня), а также одеваться в определённую цветовую палитру. К примеру, для Маман Бригитты, жены повелителя смерти, это понедельник с субботой вкупе с фиолетовым, чёрным и белым; Агуэ (Agwe), покровитель мореплавателей, избрал своим днём четверг, предпочитая голубой и зелёный цвета. Считается, что в эти дни лоа посылает наставления и знаки через сновидения. Соответственно, человек может носить два обручальных кольца (а как же, свадьба всё-таки).

Вуду на Гаити Вуду, Лоа, Культура, Традиции, Мистика, Ритуал, Зомби, Магия, Свадьба, Колдовство, История, Длиннопост

Как уже говорилось, отношение к смерти в вуду совершенно отличается от отношения к смерти в любой другой религии. Похороны – это своеобразный праздник. Ночью вся деревня поёт и танцует, радуясь от того, что путешествие через жизнь для человека закончилось (и чтобы приободрить скорбящих родственников). Теперь умершему предстоит идти в прошлое, встречаясь со своими предками. Возраст в вуду олицетворяет мудрость, и стариков уважают не просто за их деяния в прошлом, а за близость к истокам. Поэтому древнейшие лоа, такие как Ксевиосо (лоа грома) и Папа Легба, почитаются с особым усердием.


Впрочем, и отношение к умершим тоже претерпело свои изменения на Гаити. Если в Западной Африке духи предков продолжают жить в своих домах столько же, сколько жили в них при жизни, прежде чем навсегда покинуть смертный мир, и глубоко почитаются живущими, то на Гаити считается, что дух умершего не сразу покидает тело, а продолжает блуждать рядом с ним. Поэтому наутро вся община (вообще вся, сколько бы человек ни было), начинает уже скорбную процессию, сопровождая гроб с погибшим до кладбища. Делается это для того, чтобы – внимание – дать человеку понять, что он умер. А то, может, он этого ещё не понял. Гроб даже могут несколько раз повращать, чтобы дух запутался и, не найдя дорогу обратно, отправился в Геде (Ghede) – мир усопших. Мёртвые, бродящие среди живых, могут нарушить равновесие сил, поэтому их нужно упокоить, проводив в последний путь всей толпой.

Вуду на Гаити Вуду, Лоа, Культура, Традиции, Мистика, Ритуал, Зомби, Магия, Свадьба, Колдовство, История, Длиннопост
Вуду на Гаити Вуду, Лоа, Культура, Традиции, Мистика, Ритуал, Зомби, Магия, Свадьба, Колдовство, История, Длиннопост

На Гаити иерархия в вуду претерпела изменения. Помимо жрецов (оунган) и жриц (мамбо), появляются ещё «унган-макут’», местная версия колдунов. Они утверждают, что получили наставления и знания прямиком от лоа. Разумеется, фактических знаний у таких великих магов местного разлива почти нет, а в нынешнее время они зарабатывают на том, что пародируют цыган на Гаити. Позолотишь ручку, и вот у тебя в ближайшем будущем уже есть дом, машина, сто жён и обязательно место в правительстве или чемоданчик бизнесмена. А что ещё хочет человек, правда? Подобные личности играют важную роль в компрометации вуду. Из-за них в частности и сложилось впечатление о том, что вуду не мудрёнее бульварной фантастики.


Хотя есть и вовсе отбитые экземпляры. Колдуны, отринувшие жречество и практикующие тёмную магию – бокор(ы). Слыхали когда-нибудь про тетродотоксин? Тот самый яд, который есть в рыбе фугу и прочих плавающих и прыгающих гадах? Наверняка слышали. Смею предположить, что вы также слышали о практике зомбирования, которая наделала много шума на Гаити. Так вот, эти две вещи взаимосвязаны. В традиционном вуду главное наказание – это не смерть, нет. Смерть – это благость. Самая страшная кара – это зомбирование, и происходит это по вполне логичному с точки зрения науки процессу.

Вуду на Гаити Вуду, Лоа, Культура, Традиции, Мистика, Ритуал, Зомби, Магия, Свадьба, Колдовство, История, Длиннопост

В вуду большую роль играют различные порошки и зелья, которые готовят колдуны. Они помогают как лечить, так и вводить в транс, необходимый для общения с духами. Добавив в порошок тетродотоксин, колдун незаметно распыляет его перед жертвой – вскоре после этого жертва умирает по неизвестным причинам. Но это не смерть, а крайне эффективный паралич, идеально мимикрирующий гибель – смерть жертве лишь снится. По прошествии времени колдун откапывает её и даёт ей пасту из растения datura stramonium (дурман обыкновенный), приводя в чувства. Но человек больше не будет прежним. После пережитого ужаса от погребения заживо и нехватки кислорода, нейроны в его голове отмирают – жертва лишается рассудка. Паста из дурмана поддерживает забвенное состояние полудрёмы наяву. Душа жертвы похищена, а сама она обречена беспрекословно служить колдуну до смерти физической оболочки.


Этой практикой пользовались ещё до открытия тетродотоксина в 50х годах. Прочие ингредиенты снадобья включают в себя яд тарантула, внутренности огненной сколопендры и кости человеческого ребёнка. Научный мир смог заговорить о зомбировании только после того, как в свою старую деревню спустя 18 лет вернулся мужчина, чья смерть была задокументирована в госпитале двумя американскими врачами. Английские и американские учёные пытались выяснить подробности приготовления зомбирующего снадобья, но всё, что им удалось выяснить – это состав. Пропорции и способ приготовления – тайна за семью печатями.

Вуду на Гаити Вуду, Лоа, Культура, Традиции, Мистика, Ритуал, Зомби, Магия, Свадьба, Колдовство, История, Длиннопост

В то время как действенность компонентов доказана медицинскими исследованиями, стоит помнить о феномене Гаити и вуду в целом. Как уже говорилось, эти люди рождаются с вуду. Для них существование зомби не стоит под вопросом – они с самого детства знают об этом. Вся их жизнь пропитана мистификацией; жители Гаити свято уверены в существовании духов, магии и зомби. Важно понимать, что для промытого рассудка плацебо может стать чем угодно – достаточно лишь развитого красноречия и самовнушения. Поэтому когда дело касается ритуальный практик и народной медицины, всё это вполне может оказаться простой игрой разума.


Однако, люди по своей природе прагматики. Если что-то не работает, оно будет усовершенствовано и заменено. Возможно, все эти маги, молитвы, мистические свадьбы и бубнопляски ничего не стоят. Возможно, Бога и духов не существует вовсе. Но если человеку действительно помогло плацебо и самовнушение, то вопрос уже адресован нашему собственному разуму и подсознанию, чьи поистине колоссальные возможности всё ещё остаются неизученными. Но это уже другая история…


В следующий раз мы закончим говорить о вуду, перенесясь в Новый Орлеан, ставший столицей вуду в Северной Америке. Всем спасибо за внимание :3

Показать полностью 8
1207

Поверил в мистику

Случилось три дня назад. До сих пор как-то не по себе... Приснилась бывшая, мы с ней когда-то лет 10 назад разошлись, вместе жили, но женаты не были. Сейчас у неё муж, дети... И у меня, соответственно тоже. Так вот, снится мне,что мы гуляем,обнимаемся, общаемся и тут она , глядя в глаза, говорит: "Почему ты не сделал мне предложение? Женись на мне!" Мне че то так страшно стало, что жена узнает (я ж не в курсе, что сон смотрю). Говорю, уже поздно, я женат. И тут просыпаюсь. Вижу жену, сидящую за компом и ехидно с предъявой выдающуюся фразу: "Тут, в контакте, тебе баба какая-то написала, что было бы неплохо посидеть,кофе попить. Ничего не хочешь объяснить???" У меня чуть инфаркт не хватил! Года три не писала ничего... Что это было блин?

Поверил в мистику Истории из жизни, Мистика, Сон, Прокопенко
199

Два лекаря

Сэм считал, что на одной улице достаточно одного лекаря. Его сосед Бран был с ним совершенно согласен. Но вот беда – аптекарями были оба.

Война двух медиков начиналась с самого раннего утра, когда приходило время открывать свои заведения.

– Добрейшего вам утречка, милсдарь Бран! – елейно пропевал Сэм, ворочая тяжелым ключом в замке. – Как прошла ночь? Не приходили ли недовольные покупатели в попытках вас линчевать?

– Бог миловал, милсдарь Сэм! – столь же сладким тоном отвечал ему Бран, отпирая свою дверь. – Не иначе как были заняты, проклиная ваше коновальство!

– Да за что ж им меня проклинать, – всплескивал руками Сэм. – Я-то подкрашенную воду за эликсиры молодости не выдаю, травяными настоями от бесплодия не потчую.

– Да вы вообще не очень-то лечить обучены, это я в курсе, – улыбался Бран как можно шире. – Для вас и лекарство редкое водичкой подкрашенной покажется, не разбираетесь же.

Посверкают глазами друг на друга да и разойдутся за свои прилавки, только двери за ними хлопнут. Плотники нарадоваться не могли на обоих – раз в месяц новую дверь то одному, то другому поставляли: уж очень каждый старался уесть соседа, погромче стуча.

Жителям-то, по большому счету, все равно было, у кого лекарствами закупаться да зубы драть: кто был ближе, к тому и шли. Ежели один был занят – ко второму направлялись.

Пробовал один обхитрить другого – цены на пару медяков ниже ставить, так соседушка мгновенно аж на три медяка стоимость своих лекарств понизил. Первый как услышал – зубами заскрежетал, до пяти пришлось опускать. В общем, пока соревновались, половина города успела впрок сборами да отварами закупиться. Потом надоело обоим, и установили негласное правило: цены одинаковые держать, другими вещами клиентов приманивать.

Ох и старались оба аптекаря. Бран каждому в жаркий день глоток холодной воды предлагал, Сэм лично полотенцем посетителей обмахивал. Что один придумает – то другой немедленно подхватит, да еще постарается конкурента уделать.

И продолжалось всё это до той поры, покуда сам князь к себе обоих аптекарей разом не призвал. Присмирели оба – что Сэм, что Бран – да пред правительственные очи пожаловали. Думали, ругаться князь будет, хоть и на что – непонятно. Но да голубая кровь всегда найдет, к чему придраться.

Встретил их князь в собственной спальне – на подушках раскинулся, дышит тяжело, глаза сверкают диковато, да испариной лоб покрыт.

– Заболел я, – прохрипел-просвистел владыка здешних земель. – Плохо очень. А лекарь мой личный три дня как от простуды помер, да и нет мне веры его умениям, после таких-то выходок. Слышал, про вас в городе говорят – мол, чудо, а не аптекари. Вот и исцелите меня! Кто сподобится – тому новый дом пожалую и чин личного лекаря при дворе княжеском.

Встрепенулись оба медика, волком друг на друга зыркнули – что Сэм на Брана, что Бран на Сэма. Кинулись наперегонки со своими чемоданчиками к князю, тот аж отшатнулся.

– Вылечим, Ваше Высочество!

– Сомневаться не извольте!

– Вмиг на ноги встанете!

– Лучшие лекарства сделаем!

Как затараторили одновременно, князь аж побледнел – плохо стало. Верно цвет лица правительственный истолковали аптекари да и замолчали, наконец, делом занялись. Лоб и бока пощупали, дыхание послушали. Сэм капельки пота в колбочку собрал, Бран слюну. Сэм попросил рот пошире открыть и “А” сказать протяжно, Бран язык внимательно изучил. Сэм на живот пару раз надавил аккуратно, Бран – на грудь. К вечеру оба и управились.

Вышли с княжьего двора, и, друг на друга не глядя, по домам направились. А сложно молчать-то всю дорогу: идти в одну сторону, других попутчиков нет. Шли они минуту молча, шли другую.

– Ну что, надумал что-нибудь? – рассеянно поинтересовался Бран, на Сэма не глядя.

– Может быть, – уклончиво Сэм ответил, взгляда не поднимая.

– Хорошо, коли так, – одобрил Бран участливым тоном. – А то, гляди, сделаю лекарство быстрее тебя.

– Да это уж вряд ли, – делано фыркнул Сэм.

Ни тот, ни другой понятия не имели, чем заболел князь и как же его лечить. Но оба скорее языки бы себе откусили, чем признались.


***


Ночь поздняя, Брану не спится. Закопался в книги аптекарь, выискивает – ну чем таким князь заболел? Хворь, что с юга челядь принесла, извели уже. На простудные заболевания не похоже совсем. И не чума эта, слава Богу – тело чистое, ни красноты, ни язвочки – а вот поди ж ты, загибается больной.

Сидит Бран, сгорбившись – только строчки перед глазами прыгают. Все книги уже свои толковые пересмотрел – нет ответа.

Уже почти заснул медик над столом, как вдруг встрепенулся – вспомнил, что у реки, среди нищего люда, живет еще один человек, аптекарем себя зовущий. Врачеватель-то из него наверняка никудышный, однако бедняки не нарадуются: говорят, читать умеет, как лекарь взаправдашний, и лечит по книге умной. Кто ни заболеет – всех на ноги поставит.

Так, надобно, значит, книгу у прохиндея этого выкрасть да при помощи нее князя и вылечить!

Как подумал об этом Бран, так и сон рукой сняло – вскочил и торопливо одеваться стал.


***


Прохладно ночью, пар изо рта вырывается. Кутается Сэм в меховую накидку, чтобы и лицо заодно спрятать – а ну как попадется знакомый по дороге. Дело-то не шибко законно – можно сказать, незаконное вовсе: воровство называется.

Хотя, с другой стороны, какое ж это воровство? Сэм из лучших побуждений старается, князя спасти хочет. По правде говоря, и за шкуру свою переживает малость – ежели повелитель не поправится, так и Сэму поплохеть может. В общем, здесь не до сантиментов, или как там эти чувства зовутся.

Да и всего-то дел – добраться до лачуг приречных и аккуратно у тамошнего прощелыги книжку взять. Он-то, поди, головы дурит – ну откуда бы бедняку читать уметь? Так, картинки смотрит и лечит абы чем. Нищий народ только кажется доходягами, а на деле крепок – любой рыцарь позавидует, так просто не уморишь. Вот за счет этого и выезжает горе-лекарь. И не нужна ему книжка вовсе.

Эвона как удачно Сэм про бедняков-то вспомнил! Никому такая лихая идея в голову не придет – книжку медицинскую в ночи раздобыть. Как бы не взгрели...

С другой стороны, он же не собирается ее насовсем забирать. Так, глянет только страницы важные, снадобье составит – и сразу же отдаст обратно. А то, поди ж ты, своим умом ну никак допетрить не получается: чем же заболел княже?


***


Тихо в приречном квартале – все спят уже давно. Люд-то хоть и бедный, но трудолюбивый, поэтому и на покой отправляется рано: с утра уже батрачить. Бран проскользнул аккуратно мимо двух лачуг покосившихся, выпрямился – нет никого? Кажется, нет, – и огляделся. Слышно, покашливает кто-то в дальних домиках – не иначе, рыбак простудился, осенью-то самое паршивое дело, на воду ходить. Интересно, не с ним ли лекарь здешний?

Повертел Бран головой, нужный знак высматривая. Ага, вот! У одной из хибар огонек горит, едва теплится. Верный признак: здесь врач живет. А то, что еле тлеет, так это вообще замечательно: не иначе, ушел к своим больным, вот и некому заменить свечку.

Подкрался Бран тихонечко к домику, глянул в окно. Так и есть, точно, лекарское обиталище: вон и травы под потолком сушатся – аж через щель запах пробивает, хотя с такими дырами пучок и вытащить смело можно. А вон, кажется, и книга на столе лежит..вот это везение!

Не задумываясь ни маленько, аптекарь быстро, на цыпочках, жилище обежал да за ручку двери потянул. Не заперто – ну, точно Господь благоволит князю, и Брану заодно.

Зашел медик в комнату – да едва не раскашлялся, так уж приторно травами пахло. Что же за пучки тут этот недотепа крутит? Понятное дело, чем пахучее средство, тем оно надежнее, но предел-то должен быть.

Покашлял немного все-таки аптекарь – глухо, себе в рукав, чтобы не слышно было. В несколько шагов до книги добрался и раскрыл.

Удивительно, откуда только этот прохвост ее раздобыл? Издание-то действительно ценное, редкое – “Болезни странные и лечение оных” называется. Да с картинками такими, залюбоваться. Лекарь, как зачарованный, несколько страниц перелистнул – и аккурат на знакомые симптомы наткнулся.

“Ежли болен человек хворью неясной, если глаза воспалены, голос хрипит, и встать не может, то в жар, то в холод бросает – стало быть, с ним морянка случилась. Болезнь то серьезная и враз на тот свет отправит. Лечение простое, не в пример самой болезни: смешать три стопки водки с травой серебряной, да добавить лягушачий глаз, а потом...”

Так увлекся медик чтением, что не заметил даже, что не один в комнате. Тогда только очухался, когда его уже третий раз со всем почтением за штанину дернули. Обомлел он и оглянулся – огромная псина перед ним стоит, выход загораживает. В холке больше, чем по пояс человеку взрослому, глаза желтым горят, лапы врастопырку. В челюсти зубищ несметное количество, а между ними рычание нехорошее назревает.

– Эй-эй-эй… – попятился лекарь от стола, в страницы книги вцепившись. – Ты не того мне! Не этого! Не смей!

Хрустнуло что-то в книге старой – глядь, а в кулаке у Брана та самая страница зажата. Услышал пес треск бумаги, да осерчал вконец – выскалился, шерсть на загривке вздыбил. Не стал лекарь дожидаться, что дальше будет – опрометью в окно кинулся, только осколки зазвенели.


***


В ночной тиши звук разбитого стекла прозвучал так громко, что Сэм аж вздрогнул и пригнулся – хотя пока-то бояться нечего было. Это кто ж там бедокурит? Судя по всему, звуки из бедняцкого района. Странно: стекло-то даже жители посолиднее пуще глаза берегли, штука дорогая да хрупкая. Откуда оно у тех, кто и поесть-то не каждый день может? А если и есть – кто ж так кощунствует, чтобы ломать драгоценность?

Хоть и интересно стало аптекарю, да на любопытствования времени совсем нет. Либо стеклобоев ловить да допрашивать, либо делами своими заниматься. Второе уж всяко лучше первого, тем более, что на первое-то у Сэма и власти никакой нет.

Сплюнул медик – что мысленно, что на самом деле, – и пошел потихоньку дворы осматривать, огонек заветный выискивая. Почти весь квартал прошел, пока наконец удача не улыбнулась – вот она, хижинка! И свечка в фонарике перед входом тлеет, и запах издалека травяной чуется – ядреный, аж в носу засвербило. Ну и заготовил этот шарлатан травы, небось, полы подметать такими вениками можно.

Подкрался Сэм поближе к дому, прислушался. Тихо. Либо спит недотепа, либо по больным отлучился. Второе, конечно, куда предпочтительнее. Только Сэм дальше двинулся, как что-то захрустело под ногами снегом свежим – медик аж от изумления на корточки сел. Пошарил аккуратно рукой перед собой. Осколки!

Вот оно как, значит. Это, получается, у бедняка окошки стеклами огорожены? Да такую роскошь себе и городовой позволить только через год службы смог! Задрал лекарь голову и чуть не присвистнул: а окно-то здоровое, как раз человеку протиснуться. Вот как себе нынче бедные люди жилье обустраивают – почище королевских замков! Ну, раз богатый такой, то уж тем более книжки для коллег не пожалеешь. Да и окно побито прямо будто специально.

Выпрямился Сэм, подтянулся на окне аккуратно, стараясь не порезаться, да и проник в скромное обиталище. Особливо оглядываться не стал – не до того, убедился только бегло, что и кровать, и стул пусты, нет дома хозяина. А книжка вот имеется – аккурат на столе, как для него заготована.

Схватил ее медик и аж застонал завистливо: какой раритет! Взгляд за гравюру зацепился – точь-в-точь княже: раскинулся на постели человек, глаза блестят, рот открыт – дышит, значит, тяжело, руки в кулаки от боли сжаты, а живот втянулся, будто не ел бедолага три дня. Похоже, оно! Побежали глаза по строчкам:

“...в горячей воде розовую траву выпарить, так, чтобы весь дух из цветков в воду перешел. Смешать первое со вторым и держать на сильном огне, покуда наполовину не выкипит. Дать выпить больному – и отступит морянка”.

А, видать, начало на прошлой странице. Перевел взгляд на страницу соседнюю – а там чушь какая-то, совсем про другое писано. Взгляделся лекарь и обомлел: вырвал кто-то лист целый. Самый нужный лист!

Аж зарычал от ярости Сэм – и услышал тут же, как кто-то вторит ему с усердием. Завертел головой – и взглядом с желтыми глазами столкнулся, аж в пяти локтях от пола. Клыки заблестели – по самым скромным подсчетам, сотня добрая, но Сэм уж не стал уточнять. Книга большая и тяжелая – с собой не утащишь, только шуму наделаешь. Рванул медик страницу с картинкой да дал деру, остатки стекол за собой выбив.


***


Уже рассвет край неба тронул, зарозовело на горизонте, а Бран все спать не ложился. Бродит из угла в угол своей комнатки, да бормочет, будто больной в горячке.

Нет уже смысла укладываться – через полчаса спускаться вниз и аптеку открывать надо, это не сон получится, а одно наказание. Да и не хочется Брану спать, иное голову занимает: как же он это так оплошал с рецептом?

Видел же, на середине слова объяснение прерывается! Надо ж дурнем таким быть – ночью в чужой дом вломиться не побоялся, с собакой чуть не схватился, а в итоге поимел ровно половину нужного! Вряд ли княже от половины лекарства поправится, скорее, наоборот, осерчает еще больше. Что же делать?

Бубнит Бран строки, будто те заговоренные: смешать три стопки водки с водой серебряной, да добавить лягушачий глаз, а потом…

Только тщетно всё – никак после “потом” не идут слова, потому что не знает их медик. Второй раз в хижину наведываться? То-то пёс будет счастлив, да и хозяин, поди, уже в курсе, что кто-то в доме хозяйничал…

Зазвонили колокола уличные, о начале рабочего дня возвещающие. Тяжело вздохнул лекарь – делать нечего, работать-то все равно надо. Сгреб листок злосчастный, чтобы голову над ним поломать – вдруг осенит средь склянок да пробирок! – и отправился к аптеке своей.


***


Не ведал покоя этой ночью и Сэм – извелся медик, гадая: это ж как так могло подсуропить, что именно нужной страницы-то в книге не оказалось? Неужто паскудник, лекарь нищенский, решил напакостить так коллеге? Да вряд ли, откуда ему знать, что Сэм заявится, да еще с такими намерениями. Случайно листок потерялся? А окно тогда кто разбил?

Только с первыми звуками колокола осенило Сэма: небось кто-то наперед него в дом влез, чтобы рецептом нужным разжиться. Да поторопился воришка, одну страницу только и уволок – видать, не вчитался толком или со страху деру дал, там псина же не для украшения.

Так, и кто бы это быть мог? Кому могла такая же идея, как ему, в голову прийти? Кто, в конце концов, постоянно его идеи ворует и клиентов заодно?!

Подбоченился Сэм смял лист в кулаке – аккуратно, чтобы не порвался – да и вышел из дома, открывать свое заведение и с соседушкой побеседовать.


***


Провернул Бран ключ в замке с такой силой и злостью, что тот едва пополам не сломался. На себя-то, по уму, злиться надо, да что уж теперь. Только и остается, что рецепт додумывать или второй раз в квартал бедняцкий наведываться, себе на погибель.

– Утречка доброго вам, милсдарь Бран! – и соседушка тут как тут, неугомонный. Распевает, аки соловушка – выспался небось, паскуда, пока честные люди князя спасали…

– И вам не хворать, милсдарь Сэм, – буркнул Бран, раздраженно замком о дужку брякая. – А то, сами понимаете, ежели подцепите болячку какую – так мне вас лечить придется, а у меня к тому ну никакого желания…

– Упаси Бог! – замахал руками Сэм. – Эдак у меня точно ни шанса не останется, хоть простуда, хоть морянка…

Будто ушатом холодной воды Брана окатил. Развернулся аптекарь, воспаленными глазами на соседа мигая, руки в кулаки сжал.

– Ага! – довольно Сэм заключил. – Значит, прав я оказался! Коли ты про морянку знаешь, значит, ты-то первую часть и стащил, ворюга беспросветная!

Бран-то, может, ночь и не спал, однако соображать еще не разучился.

– Чем я занимался – то мое дело, а вот ежли ты мне про морянку да какие-то первые части говоришь, значит, сам руки ко второй приложил! Кто ж из нас ворюга еще?!

Спохватились оба, что на всю улицу орать, кто в деле воровства пуще прославился, не очень-то разумно, не те посетители пожалуют.

– Ладно-ладно, – сбавил тон Сэм. – У меня вторая часть, у тебя первая – по всему выходит, что нам вместе лекарство варить да князя лечить.

– Видать, только так и справимся, – вздохнул Бран. – Решено тогда: приходи после закрытия ко мне в аптеку, все чин по чину сделаем.

– А чего это к тебе? У меня давай, у меня оборудование получше будет!

– Это у тебя-то лучше?! У тебя мыши не как ингредиенты, а как полноценные захватчики обретаются!

– А у тебя – клопы!

Показавшийся в начале улицы стражник живо остудил пыл обоих спорщиков. Да и некогда препираться было – к вечеру сего дня уже должны были медики снадобье предоставить, иначе им самим врачеватель понадобится.

– Давай так, – предложил Сэм, – первую часть лекарства у тебя сварим…

– А вторую – у тебя, – неохотно проговорил Бран в ответ.

На том и порешили.


***


Варево булькало и исходилось таким странным запахом, что оба аптекаря едва сдерживались, чтобы не морщить носы. Возможно, в одиночку каждый из них бы уже дышал через платочек, но перед заклятым конкурентом гордость не позволяла.

– Кажется, готово, – немного гнусаво сообщил Сэм, зачерпывая ложечкой жидкость. Он старался дышать ртом, и оттого голос звучал странно.

Вода с шипением утекла обратно в котелок.

– Похоже, – выдохнул Бран. Он говорил только на выдохе и надеялся, что коллега этого не замечает. Сэм и впрямь не обращал на это внимания, слишком озабоченный тем, чтобы случайно не вдохнуть носом. – И вовремя как уложились, ты погляди! Через час уже посланник от князя должен пожаловать!

– Как раз снадобье остынет, – подвел итог Сэм, отходя от их детища и надеясь, что делает это неторопливо. – Что в записке писать будем? Ваше Высочество, аптекари Сэм и Бран изготовили для вас чрезвычайно редкое лекарство и…

– Чего это Сэм и Бран? Бран и Сэм!

– Моя версия звучит куда благороднее!

– А моя – правдивее!

Набычились оба из разных углов друг на друга.

– Ты бы без второй половины ни в жизнь бы лекарство не сварил!

– Можно подумать, ты бы без первой справился!

Так лаялись, что оба дурманом лекарственным надышались – аж поплохело обоим, пришлось дверь открывать, чтобы выветрилось. Заодно и остыли сами.

– В общем, – непримиримо буркнул Сэм, – я писать буду, что сказал, а ты – как знаешь.

– Значит, две записки напишем, – уперся Бран. – А князь пусть решает, чья правда.


***


Торопится посланник – легконогий паренек. Бежит, запыхаясь, крепко баночку волшебную руками обеими держит. Строго-настрого наказали ему два милсдаря в целости и сохранности баночку князю доставить, да непременно две бумажки передать с нею. Правда, тот, что повыше, грозно велел его бумажку первой отдать. А тот, что пошире, приказал непременно его записку сначала князю предоставить. Мальчик так и не решил, кого послушаться. Да и, признаться, уже запамятовал, от кого какая бумажка, а читать, конечно же, не умел.

Княже разберется, он мудрый.


***


– Справились все-таки! – Его Высочество аж на подушках привстал, когда гонец ему баночку доставил. – Уложились в срок, ты погляди! Это кто ж из аптекарей лекарство-то спроворил?

– Оба, Ваше Высочество! – выпалил паренек. Порывшись в карманах, обе записки разом выудил. – И вот это вот велели передать еще вам! Каждый свою наперед другой читать повелел, только где чья, я уж не разберу, не серчайте…

Князь только рукой дрогнувшей махнул, мальца прочь отсылая. Слаб он был долгие разговоры вести. Прочел одну бумажку, хмыкнул. Вторую прочел, еще громче хмыкнул.

Откупорил склянку, опорожнил в несколько глотков, и опомниться не успел, как Богу душу отдал.


***


Переминается Бран в приемной зале нетерпеливо. На Сэма не смотрит, хотя очень хочется – сосед-то, гляди, быстрей него на зов из замка прискакал, не иначе, как за наградой. Интересно, как князь рассудит? Кому место лекаря при княжеском дворе достанется?


***


Сэм руки за спиной сцепил – аж пальцам больно. Губу всю изжевал до крови почти, вовремя спохватился да к порядку зубы призвал: негоже перед князем являться издерганным. Как поутру пришел зов в замок явиться, так он мгновенно собрался, радостный – оценил-таки князь его работу, его выбрал!

Да только поторопился Сэм в суждениях – конкурент вездесущий тоже здесь оказался. Так чья возьмет?


***


– Итак, господа уважаемые, кто же лекарство в итоге сварил?

Ее Высочество, княгиня Тереза, внимательно на обоих смотрит. В руках у женщины оба листочка – Бран свой опознал, Сэм свой.

– Тут написано, – развернула княгиня записку первую, – что милсдарь Сэм исхитрился, рецепт редкий добыл да варить для князя спасительный настой стал. Да сосед, милсдарь Бран, как про то услышал – осерчал да выкрал половину рецепта, чтобы без него достопочтимый Сэм работу не закончил. Пришлось вместе дело делать, и славу с соседом разделять.

Бран, как услышал сие непотребство, так чуть не задохнулся от гнева. Хлопает, как рыба, ртом, а сказать ничего не может – сплошные ругательства на язык рвутся, а при даме вроде как нельзя.

– В другой же бумаге сказано, – продолжила Ее Высочество, – что милсдарь Бран рецепт этот от своего прадеда еще унаследовал, и только затеял микстуры творенье, как в аптеку его Сэм ворвался – злющий, как черт, да ножом вооруженный. Прижал Брана к стене злодей да выторговал себе право наравне лекарство мастерить, в противном случае жизни лишить угрожал. От чужого труда себе славы ищет.

Сэм краской гнева залился – аж уши побагровели. Руки в кулаки сжал, чуть ли не рычит злобно.

– Тихо! – предупредила княгиня. – У меня тут зал, а не песий двор. Признавайтесь оба, за кем правда? Кто на самом деле настой создал? Кто князю лекарство поставил?

– Я, – хрипло выдавил Бран, сдаваться не собираясь.

– Нет, я, – не стал Сэм отставать. – Я это был.

Несколько секунд Ее Высочество лица аптекарей изучала, после чего махнула страже.

– Заковать обоих и повесить завтра, – приказала она. – Раз оба дело делали, значит, оба мужа моего на тот свет отправили, а кара за то – виселица.


***


Вечереет в бедняцком квартале. Тлеет свечка у хибары крайней, вот-вот померкнет совсем. По улице идут двое – выпимши, кажется, оба, приобняли друг друга за плечи да что-то втолковывают убедительно.

– А я тебе говорю, прекращай! – увещевал своего спутника местный медик. – Прекращай вешать за окно фонарь! Сколько раз говорить тебе, неучу – это лекарский знак, ле-кар-ский!

— А я – без пяти минут лекарь! – упрямо бубнил уже основательно нетрезвый незнакомец. – И красиво, светлячки налетают...я их потом...ик!...в котел на зелья свои…

– Цыц! – лекарь торопливо рот болтуну зажал, огляделся: не слышал никто? Кажется, нет. – Ты завязывай с экспериментами! Тысячу раз уже говорил – сначала выучись, потом изготовлением занимайся!

– Да в-в-выучишься тут! – похоже, возмущение не меньше выпитого влияло на членораздельную речь. – Кто-то в дом вломился, из книжки ученой страницы повыдергивал!

– Это из твоей этой “Болезни старинные”? Да слава Богу, что хоть кому-то эта чушь пригодилась! Даже если ребятня на растопку страницы утащила – все больше от них будет пользы, чем читать ересь подобную!

Младший брат лекаря обиженно засопел, но возражать не стал. В конце концов, он только становился на путь медицины.

Два лекаря Рассказ, Истории из жизни, Сказка, Средневековье, Длиннопост
Показать полностью 1
124

Надо мной посмеялся домовой

В доме пропадали вещи. Которые буквально вчера лежали на привычных местах. В пылу возмущения мы переворачивали жилище вверх дном, хотя знали - поиски бесполезны.


Сколько себя помню, постоянно что-то исчезало. В таком случае лучший выход - прекратить суетиться. Проверено на практике. Найти всё равно не получится, зато нервы не пострадают. И вообще, сделать вид, что не очень-то и хотелось.


И тогда пропажи таинственно появлялись. Иногда на самых видных местах, где не заметить просто невозможно.


С одним "но" - там их раньше не было.


Мама всегда говорила, что у нас живёт домовой. И это хорошо. А дом был старый, с печным отоплением и своей длинной историей. Мы поселились недавно и получились гостями во владениях настоящего хозяина.

Надо мной посмеялся домовой Мистика, Домовой, Истории из жизни, Яндекс Дзен, Длиннопост

Яндекс картинки


Ну и пусть развлекается, нам не жалко. Все странные факты удачно списывали на безобидного шутника. А их, этих фактов, накопилось предостаточно.


Например, один из самых ярких, но ещё не тот, о котором дальше пойдёт речь.


Мы с младшей сестрой учились в старших классах. По тем временам новую одежду покупали не часто. В магазинах красовался серый ширпотреб. И вдруг нам достались чудесные непромокаемые ветровки - шик, а не обновка. Мне - синяя, а сестре - жёлтая. С капюшонами на пуговках. Хочешь - носи, хочешь - отстегни. Мы, почему-то, с капюшонами ходить постеснялись.

Сняли и положили в свои ящики в шкафу.


Мой синий хранился на самом видном месте - поверх остальных вещей. Ни разу не надёванный. Я натыкалась на красоту каждый раз, когда открывала ящик.


И вдруг в один прекрасный день капюшона на месте не оказалось. Разумеется, перерыла я всё вокруг. Особо и рыть было нечего, это сейчас не знаешь, куда втиснуть новую покупку, чтобы поместилась.


Пропажу не нашла. Грешила на сестру с её милой привычкой раздавать подружкам поносить и так немногочисленные вещи. Но зачем кому-то капюшон без куртки? Самой сестре тоже ни к чему, её ветровка была жёлтого цвета.


Вроде, я и не носила капюшон, а жалко было до ужаса. Так и не нашла, хотя периодически поиски возобновляла.


Где-то через полгода, когда с пропажей давно смирилась, открыла ящик в очередной раз - лежит сверху мой капюшон. Абсолютно новый, со складками, каким и был изначально. Мистика?


В дальнейшем происходили мелкие случаи, которые не стоит упоминать.


Прошло много лет. Уже мои дети ходили в школу. Старый дом снесли, мы давно жили в квартире на этаже. Домовой переехал вместе с нами, время от времени напоминал о себе. Посмеивались над его шутками или своей рассеянностью - кто знает.


Пока не произошёл из ряда вон выходящий случай. Если бы услышала подобную историю - ни за что не поверила. Бред. Чего только люди не придумают. Но я - главный участник события, грешить не на кого.


Итак, по порядку - в то время приходилось много шить, машинку не убирали с письменного стола.

Надо мной посмеялся домовой Мистика, Домовой, Истории из жизни, Яндекс Дзен, Длиннопост

Подольская швейная машинка, Яндекс картинки krsk.au.ru


Вдруг однажды во время работы слетела катушка с нитками, затем из гнезда выскочил штырь, на котором держалась эта катушка и покатился, весело звякая, по столу.


Поймать я не успела, железяка свалилась на пол и куда-то закатилась.


Ничего страшного, полезла под стол искать. Исползала всё вокруг. Сходила за веником, затем не поленилась, протёрла углы тряпкой. Штырь не нашла. Не велика потеря, воткнула на его место гвоздь.


В дальнейшем при каждой уборке заглядывала в пылесос просто из принципа. В конце концов, забыла. Нет - и не надо, машинка и так шила.


Лет через пять-шесть делали ремонт в квартире. Капитальный. В комнате сняли всё - линолеум, плинтуса, батарею, дверь, окно, голые стены оставили. Штырь даже не искали. Зачем?


Купили новую мебель, а стол с машинкой передвинули к другой стене, да и шила я уже редко. Гвоздь вполне заменил пропажу. Машинка была старая, подольская, всё собирались потратиться на современную. Время от времени я что-то строчила.


Однажды сидела, мирно работала и вдруг прямо перед носом раздалось весёлое "звяк-звяк". На станину машинки упал, покатился и застыл - штырь! Штырь! Тот самый, который пропал, неведомо когда.


Катушка неторопливо поворачивалась вокруг гвоздя.


С ума я ещё не сошла - гвоздь красовался на месте. Штырь лежал передо мной, сверкая блестящим металлом.


Я испугалась. Потом осторожно взяла чудо в руки. Покрутила. Вытащила гвоздь, всунула на его место штырь. Он, родимый! Встал, как влитой, словно и не пропадал на долгие годы. Катушка привычно завертелась, разматывая нитку.


Этот случай я не могу объяснить никак.


Все предыдущие где-то списывали на рассеянность, всяко бывало. Нашла я один раз кошелёк в холодильнике, куда машинально положила вместе с продуктами. Не всё на домового грешить.


Сначала, конечно, думали, что этот злополучный штырь просто закатился куда-то под мебель. Но - если бы не ремонт. Когда всё перевернули с ног на голову, на полу делали новую стяжку, положили ламинат взамен старого линолеума.


Скорее этот штырь закопали бы в бетон, чем отыскали.


И через много лет он лежал передо мной. Откуда? Застрял в самой машинке? Там негде застревать. В любом случае, сто раз осматривали. К тому же, я видела, что штырь упал на пол и покатился под стол.


Для проделок домового - слишком долгий срок. Хотя, что мы о нём знаем? Может, на ремонт рассердился.


Вещи в доме пропадали. Появлялись тихо, в наше отсутствие. Чтобы упали с вызовом, прямо перед носом - нет, никогда такого не происходило.


Объяснений никто из семьи не придумал. Смирились с фактом - на свете случаются чудеса, которые не нашего ума дело. Не мы первые, не мы последние столкнулись с непостижимым явлением.


Зато, лишний раз убедились - если что-то пропало и сразу не нашлось, искать бесполезно. Само появится.


P. S. История настоящая, не для рейтинга и лайков вымышлена. Когда начинаю задумываться, что это было - не по себе становится. Но - было и от этого никуда не денешься.


Источник - мой канал или сайт.

Показать полностью 1
46

Ответ P0M4H в «Пикабушники, какие мистические истории случались с вами в реальной жизни?» 

Дело было в начале нулевых. Зашли к нам с женой в гости её брат с супругой, поднялся сосед снизу. Девчонки пьют вино, мы пивком балуемся. Вдруг звонок в дверь, динь-дон, я сначала не понял, так как у меня звонок обыкновенный без переключения мелодий и звучит как тррррынь. Звонок услышали все, списали на телевизор. Сидим дальше, динь-дон, слышится отчётливо от входной двери. Я встал пошёл открыл дверь, никого. После третьего динь-дон, уже никто не шутил на эту тему, я проверил звонки у соседей по площадке. Они были другими. Вечер прошёл несколько напряжённо, но больше я этого "динь-дон" не слышали ни разу.

26

Знаменосец Хаоса

Знаменосец Хаоса Текст, Сверхъестественное, Фэнтези, Длиннопост, Онгоинг, Приключения, Магия, Книга первая, Авторский рассказ, Мистика

(Если с пикабу возникнут какие-нибудь проблемы, то с самого начала можно почитать например здесь:

https://tl.rulate.ru/book/25870)


(Картинка не моя, как всегда просто для атмосферы)


(Находим ошибку - пишем в комменты, не стесняемся. Заранее спасибо)


Приятного чтения, друзья!

Том 2. Глава 37




Откровение Гравитуса действительно шокировало Тима, однако уже через минуту-другую взял себя в руки и спокойно произнёс:


- Значит мне действительно нет никакого смысла оставаться здесь. Что ж, ладно, тогда остался последний вопрос. Онупосавим ты-то как – с нами пойдешь, здесь останешься или третий вариант?


Желтоватый призрак ответил сразу, ни на секунду не задумавшись, будто только этого вопроса и ждал.


«- Нет уж увольте! Мне в миры пограничья путь заказан – у вас же там Энергии Творения практически нет! Обычные маги из срединных и верхних миров, да и не совсем обычные, такие, например, как я, ни Светом, ни Тьмой пользоваться не могут. Мне вообще повезло что ваши древние отделили этот кусочек реальности и сюда теперь засасывает не только тварей из межреальности, которые приносят с собой Энергию Творения, но также и её саму, хоть и в достаточно скромных объёмах. В общем, если вы серьёзно собрались уходить, то лучше давай попробуем активировать нашу магическую конструкцию.»


Тим нахмурился и уточнил:


- Именно это я и имел ввиду, говоря про третий вариант… только она ведь ещё не закончена, или я неправ?


«- Давно готова, просто мне хотелось подольше побыть рядом – мы же с вами друзья-товарищи как-никак, с вами интересно и весело. Кроме того, не будем забывать и про мой чисто академический интерес – обладатели предрасположенности к Силам Тьмы и Света довольно редкие гости в срединных мирах! Когда ещё я смогу с такими как вы пообщаться и узнать столько всего нового?»


На секунду призрак запнулся, а потом, как будто вздохнув, хотя Вероника понимала, что это невозможно, ведь у призраков попросту нет ни лёгких, ни вообще дыхательной системы, продолжил:


«- Ну а вообще, на самом деле мне просто было слишком уж страшно. В принципе и сейчас ещё страшно – может ведь и не получиться, шансы на провал пусть и малы, несмотря на то что мы вложили столько труда и кропотливой работы, провели все возможные здесь измерения и вычисления, но всё-ещё…»


Подняв с земли веточку и подойдя к желтоватому призраку, Тим махнул ею перед собой, рассекая силуэт Онупосавима пополам. Естественно эфемерному созданию действия парня никакого вреда не нанесли, однако он всё равно отплыл немного назад и с нотками страха в голосе поинтересовался:


«- Ты это чего? На мгновенье я испугался и подумал, что ты сейчас свою Силу по веточке пустишь!»


- Это хорошо, что испугался. Я как раз этого и добивался! Мало того что наставник держит меня в неведении не только по поводу того, что эта гора один здоровенный артефакт, но также молчит и про восстановившуюся связь с Хаосом, так ещё и ты скрываешь окончание работы над тем геометрическим чудом, которое я рисую с тех самых пор как мы тебя встретили! И ещё, Зачем в таком случае мы периодически туда захаживаем, и я что-то постоянно поправляю?


Сломав палочку, ругался Тим не только на бывшего проректора Шаграода, но также и на Стража Ночи, своего наставника. Правда Гравитус сделал вид что он вообще ни при чём и продолжил заниматься тем же чем и раньше, а именно – ковыряться в зубах обсидиановым кинжалом, выковыривая оттуда остатки недавно съеденного жаренного мяса.


***


Хорошенько отдохнув и набравшись сил, взяв с собой несколько тёплых шкур, закутавшись в которые можно будет сохранить некоторое количество Силы и тепла во время подъёма к вершине, четверо человек и два призрачных существа отправились в путь. Сначала правда пришлось сделать крюк, заглянув на расчищенную полянку, где Тим под чутким руководством Онупосавима начертил нечто воистину страшное.


Накрытая сверху шкурами и связанными вместе ветками фигура представляла собой множество переплетающихся кругов и вчерченных в них гекса-, пента- и ещё каких-то грамм, названия которых Вероника даже если когда-то и знала, то к теперешнему часу благополучно забыла. Кроме того, там хватало и странных, незнакомых Сестре Света символов, некоторые из которых были аккуратно вырезаны прямо в теле скалы, а другие на ней начертаны тусклыми красками, в основном почему-то, красными.


Запах, кстати, от этого произведения геометрического искусства, был почти-что нестерпимым для чувствительного носика молодой девушки, однако она заставила себя не морщиться и не отворачиваться, пытаясь если не понять, то хотя бы запомнить, как это всё выглядит. «Авось когда-нибудь ещё пригодится», твердила себе Вероника, изо всех сил удерживая содержимое собственного желудка внутри.


Когда же рыжеволосая ученица Бурана по запаху определила и догадалась что это за необычные тусклые краски такие, то сдерживаться стало гораздо сложнее. Оказалось что это вовсе не краска, ведь ей здесь взяться по сути неоткуда, а чья-то плохо высохшая кровь, и, судя по всему, каждая линия была наведена ею тщательно и несколько раз.


Желтоватый призрак, после того как Тим убрал в сторону самодельную, импровизированную крышку, облетел примерно шестиметровую в диаметре фигуру вдоль и поперёк, перепроверив всё, наверное, в десятитысячный раз, а потом замер в самом её центре.


- А это ничего, что мы начертали это здесь, прямо на артефакте древних? Вы ведь говорили, что вся гора – это один большой артефакт, не так ли?


Обратился Тим к Бурану с Гравитусом, и последний пренебрежительно отмахнулся:

- Какая глупость! Гора – это постамент. Основа, удерживающая артефакт вертикально, или ты думаешь, что ваши художества навредят больше, чем корни выросших здесь за тысячи лет деревьев? Ничего страшного… если, конечно, вы не собираетесь тут всё в клочья разнести Энергией Творения или что там у вас из неё получится.


Вот теперь наступила очередь Тима злобно улыбаться, и получилось у него это, по мнению рыжеволосой Сестры Света, ничуть не хуже чем у лысого Стража Ночи.


- Если не получится как надо, то громыхнёт знатно. Может не целую гору, то уж половину её точно взорвём! Помните, как я магический капкан случайно создал, когда мы вниз на охоту ходили, примерно год назад?


- Да уж помню – от зверушки даже косточек не осталось, когда она в ту серо-красную кляксу, что ты нарисовал, угодила. Ещё помню, что впредь запретил тебе такие штуки делать, а то у нас не охота получалась бы, а настоящий геноцид местной живности, и потом, вслед за ними, мы конечно же, сами тоже с голодухи во Тьму бы канули.


Насупился Гравитус, глядя как Онупосавим тщательно перепроверяет геометрическую конструкцию.


Спустя целых тридцать минут молчания, гость из другого мира наконец произнёс всего одно слово, обратившись к младшему воину тьмы:


«- Начинай!»


Глаза успевшего к этому времени заскучать парня немедленно заполнила Тьма, постепенно расползаясь по лицу. Затем он вонзил один из своих клинков во внешнюю линию круга и вниз тут же устремилась Сила.


Вероника лишь единожды ранее столкнувшись с этой магической субстанцией, тут же её узнала – это была Энергия Творения, и Тим так быстро наполнял ею магическую фигуру, что девушке стало даже немного не по себе. «Даже сотой части этой Силы хватило бы, чтобы создать не одно, а целую гору тех колец, что я сделала дома у Ратибора. Как жаль, что его у меня отобрали в Цитадели, когда схватили и бросили в клетку. Даже попользоваться им нормально не успела – разве что всего несколько разочков, ещё тогда в болотах, когда вместе с Тимом вдвоем бродили…», размышляла рыжеволосая девушка, наблюдая как из тёмного воина бурным потоком изливается самое ценное что было в Изначальном Мире – Энергия Творения, с помощью которой древние создали большую часть своих артефактов, смешивая её с Тьмой или Светом.


Тем временем, напитавшись магической силой, фигура начала излучать ярко-зелёный, ядовитый свет и Онупосавим воскликнул, протянув к Тиму призрачный отросток:


«- Вторая фаза!»


Парень убрал оружие и коснувшись желтого отростка начал теперь передавать Энергию напрямую потерявшему тело магу. Спустя всего секунд пять, тот попытался вернуть отросток обратно, но Тим каким-то образом сумел его удержать.


«- Этого достаточно, друг мой! Оставь же и себе хотя бы четверть того, что так долго копил.»

- Э, нет! Забирай всю – тебе небось понадобится, я всё равно пока что ей как полагается пользоваться не умею. Считай это моим прощальным подарком.


Больше не пытаясь вырваться Онупосавим подождал ещё немного, пока Тим не закончил, и попросил всех отойти подальше. Скупо попрощавшись, бывший алхимик и проректор Шаграода активировал магическую конструкцию. Сам призрак при этом стал ярко красным, играя на контрасте с зелёными линиями под ним, а затем краски и цвета смешались, образуя настоящую радужную стрелу, ударившую вверх и очень быстро скрывшуюся из виду, ослепительно сверкнув на почти недосягаемой для человеческого взора высоте.


- Будем надеяться, что у нас всё получилось, и этот парень целым и невредимым доберётся до своего родного мира.


Медленно произнёс Тим, задумчиво осматривая полностью выгоревшую магическую конструкцию. Веронике почему-то показалось что в голосе парня так же прозвучали и нотки печали, однако следующая его фраза была бодрой как обычно и даже немного весёлой, словно здесь вообще ничего особенного не произошло. В принципе, если не обращать внимания на кучу пепла, которую уже начал развеивать ветер, то так действительно можно было подумать.


- Пожалуй и нам пора вернуться домой. Уж правда не знаю, как я буду жить без здешних деликатесов… ну да ладно, блинчиками перебьюсь если что!


Вероника заулыбалась, однако, про себя отметила: «нужно будет выяснить какие именно блинчики ему нравятся и научиться их готовить. Естественно не потому что он мне так сильно нравится, а просто потому, что мне самой хочется их попробовать».


***


Путь к вершине оказался не слишком трудным и опасным, однако достаточно длинным и утомительным. Проблем с подъёмом не возникло хотя бы потому, что что склоны рукотворной горы не таили никаких коварных взлётов, падений, обрывов, скальных массивов и всего остального, чем славятся опасные горные хребты Изначального Мира.


Это действительно был просто постамент, созданный когда-то давно древними для достижения определённых и конкретных целей, которые в тот момент были поставлены перед ними, пусть теперь и многократно увеличившийся. Правда ближе к вершине снега стало очень уж много и ледяная корка на его поверхности истончилась до такой степени, что ноги путников начали под неё проваливаться. Особенно ноги самого тяжелого из всех Мастера Бурана.


Он, кстати, был единственным кто не кутался в тёплые шкуры, заявив ещё в лагере, когда экспедиция только готовилась к выходу, что совсем не мёрзнет и ему всё это не нужно. Свёрток что он нёс принадлежал Веронике. И хотя девушка буквально умоляла беловолосого великана отдать сию ношу ей, не соглашался пока не стало действительно холодно. Но даже тогда, Мастер Света просто укутал веснушчатую, рыжеволосую ученицу в шкуры и продолжил тащить на себе остальные её вещи.


Как раз тогда, когда буран Буран заявил, что не боится холода, Тим смекнул что это скорее всего как-то связано с его именем, и с внешней способностью светлого Мастера. «Раз Гравитус может в некоторой мере контролировать гравитацию, то у Мастера Бурана должно быть что-то связанное с холодом и снегом», размышлял про себя Тим, наблюдая как великан бредёт впереди, рассекая сугробы корпусом, словно ледокол, крушащий вековые льдины где-нибудь в Антарктике или на Северном полюсе.


Со временем он углубился в них настолько, что высота снега поднялась буквально к самой груди Мастера и тогда он задействовал Силу. Сверкнув глазами и посохом, светлый воин легко выпрыгнул из очередного сугроба и на мгновенье замер, больше не проваливаясь под не слишком толстую корку льда. Затем он немного наклонился вперёд и зашагал, будто надел широченные снегоступы, способные удерживать его немаленький вес. Как бы это ни было странно, но даже его посох не проламывал больше ледяную корку, хоть и казалось, что великан довольно сильно на него опирается при ходьбе.


Это действительно можно было назвать чудом, особенно если взглянуть на то, как эта картина выглядит со стороны – худенькая и невысокая Вероника увязает по колено, а здоровенный беловолосый мужик, порхает по сугробам словно бабочка, перелетающая с цветка на цветок. Правда при этом Мастер Света постоянно тратил Силу, так что Тим подумал, что возможно тоже бы так смог, если бы немного подучился и понял механику данного действа.


***


Первой чёрный обелиск заметила конечно же Касси, которая могла свободно и очень быстро перемещаться по снегу в любом направлении, совершенно не затрачивая на это Силу, как, например, Мастер Буран. Блики Тьмы вообще не чувствовали разницы между поверхностями воды, снега, рыхлого земляного грунта или, например, созданного отступниками асфальта. Как и ожидалось, иглоподобный артефакт находился на самой вершине каменного постамента, пронзая гору в геометрическом центре и уходя своим длинным телом куда-то в её недра.


Небольшая компания еще немного приблизилась и уже не только Тим, через глаза кошкоблика, но и все остальные получили возможность лицезреть чёрную иглу древних. Этот высоченный стержень, при ближайшем рассмотрении достаточно ярко контрастировал не только с окружающим его белым снегом, но также и со здешним, красочным небом, без звёзд, луны или солнца на нём.


Ну а приблизившись вплотную, путникам стало ясно что в отличии от постамента, артефакт, хоть и был крайне холодным, намного холоднее окружающего его снега, тем не менее не позволял последнему на себе задерживаться. Ни одна капля воды не оставалась на высоком чёрном обелиске в любом её виде, дольше секунды, так что даже конденсат в виде изморози не смог запятнать чистоту древней, величественной конструкции.


Диаметр и высота иглы древних внушали уважение, правда вскоре выяснилось, что догадки по поводу размера всего сооружения, артефакта и его постамента, отправленного сюда древними, верны на сто процентов. Гнёзда под таблички, которые свободно умещались на ладони, нынче напоминали настоящие дверные проёмы в теле иглы, глубиной почти в полметра, положенные почему-то глупыми строителями лёжа и в которые невозможно было войти.


- Неслабо-так увеличился, артефактик-то наш, но гора мне всё равно кажется слишком большой для рукотворного постамента. Даже если её уменьшить в равнозначных пропорциях с гнёздами под таблички осуждённых, всё равно гигантская получится.


Отметил Тим, на что Мастер Буран ответил:


- Вполне возможно, что постамент увеличился больше, чем артефакт, кто знает. Предлагаю начать, дабы не терять Силу и время впустую.


- Опять какие-то непонятные руны над дырой для таблички. А вот тут ещё и трубка какая-то вмонтирована, справа от гнезда.


Добавил Тим, и постучав по ней ногтем добавил:


- Обсидиановая похоже…


- Прекращай уже работать языком, а поработай-ка лучше головой. Хотя здесь похоже я недоглядел. Надо будет еще и этому тебя научить, когда минутка свободная выпадет. Пойдем скорее на другую сторону. Надписи вверху вполне понятны. Они на языке древних, и написано там, что трубка – это индикатор Силы. Её необходимо заполнить для активации артефакта. Вливать Тьму и Свет нужно равномерно и одновременно с двух сторон, вставив таблички в гнёзда. Ещё есть предупреждение – эта «иголочка», ежели за десять минут не будет заполнена до конца, выбросит Силу обратно. Тут даже подчеркивается, что летальный исход при столь неумелом обращении с инструментом, гарантирован.


От жёсткого тона Гравитуса молодой Сестре Света стало немного боязно, поэтому она спросила своего наставника, когда Страж Ночи вместе с Тимом удалился на другую сторону, в поисках второго гнезда под табличку.


- Учитель, а вдруг нам не хватит Силы?


На что Буран спокойно заметил:


- Артефакт делался в первую очередь для Нурлема и Бригды. И если первый действительно являлся Мастером Света, с по-настоящему большим запасом Силы, то вот его жена была просто воительницей. Даже не Стражем Ночи. А здесь написано, что и Свет, и Тьму необходимо вливать одновременно, равномерно и в одинаковых количествах. В общем, я хочу сказать, что нам должно хватить. Тем более что нас здесь двое – добавишь если что немного своего Света и всё будет хорошо.


Однако не успела девушка успокоиться, как с другой стороны артефакта раздался усиленный Тьмой голос лысого Стража Ночи:


- Мы на месте! Блик Тьмы рядом с вами. Следит за ситуацией, так что коль будете готовы – начинайте, а мы подхватим!


Буран кивнул и возложил руки на обелиск, под табличкой, искоса поглядывая на обсидиановую шкалу сбоку. Спокойно произнеся «начинаю», ведь ему кричать не было необходимости – Блик Тьмы мгновенно передавал информацию на другую сторону, Мастер начал медленно и осторожно вливать Свет в чёрный иглообразный артефакт. С другой стороны, тем же занялся Тим, оставив пока Тьму Гравитуса, так сказать, про запас.


Очень быстро, буквально с самого начала, Мастер Буран понял, что что-то пошло не так. Вся его Сила утекала куда-то вниз, в недра горы и шкала заполнялась настолько медленно, что он действительно начал волноваться.


- Неужели из-за изменившегося размера конструкции, Силы для её заполнения и активации теперь требуется гораздо больше? Что ж, тогда неудивительно что Нурлем и Бригда не смогли вернуться – даже если воительница и нашла здесь своего мужа, ей бы просто не хватило Тьмы, дабы полностью заполнить шкалу. Вполне даже возможно, что артефакт убил их прямо на этом самом месте…


Рыжеволосая Сестра Света не на шутку перепугалась, разобрав бормотание своего Мастера и принялась буквально сверлить взглядом обсидиановую колбу, которая показывала уровень уже влитой в артефакт Силы. Затем, медленно переведя взгляд на Бурана, девушка поняла страшную, и в то же время однозначную истину – одному ему Света не хватит.


С другой стороны обелиска находились Тим с Гравитусом, которые по отдельности может и уступали Мастеру Бурану, но вот объединившись, с поставленной задачей справлялись, а вот Вероника, даже отдав всё до капли, ситуацию изменила несильно.


Заполнившись где-то на семьдесят процентов, шкала Силы Света окончательно остановилась и Буран, несмотря на царящий вокруг холод, обливаясь потом убрал одну руку с чёрного обелиска. Вытащив свой верный, никогда ещё не подводивший посох из призрачного хранилища, он с силой вонзил его в снег под ногами. Тот немедленно начал ярко светиться, и шкала снова медленно поползла вверх. К сожалению, даже припасённого в посохе Света хватило лишь ещё на десять процентов.


Вероника к этому времени уже тоже отдала буквально всё что у неё было и теперь, находясь на грани отчаяния, сидела прямо на снегу, мокрыми от слёз глазами наблюдая за своим почти полностью выжатым учителем. Буран действительно выглядел крайне скверно – его лицо, чуть ранее покрасневшее от притока крови и мокрое от пота, теперь больше походило на маску мертвеца, оно стало тёмно-серым, с синюшными кругами под глазами, и проступившими на лбу жилками.


- Видимо это мой предел.


Выдавил наконец Мастер Света и продолжил чуть громче, обращаясь к маячившему справа от него силуэту Блика Тьмы:


- Тим, Гравитус, Вероника приношу свои глубочайшие извинения, но моих сил не хватает. Надеюсь, уважаемый Страж Ночи меня в этом поддержит, но я считаю, что молодые должны жить. Тим, пожалуйста, возьми мою ученицу и беги с ней вниз. У вас ещё есть три минуты. Эх, если бы я не потратил столько Света на подъём… хотя даже так, её вряд ли бы хватило.


Вероника уже не скрываясь и не сдерживаясь рыдала, заливаясь слезами, однако Тим пока не решился всё бросить и примчаться за молодой Сестрой Света. Ну или может быть просто не мог пока передать всё Гравитусу, опасаясь нарушить баланс сил в обелиске, этого девушка не знала. А знала она лишь одно – бросив наставника на верную смерть, не испробовав все, даже самые крайние методы, означало бы отречься от себя самой.


Девушка утёрла слёзы, подошла к своему мастеру и закрыв глаза возложила руки на его предплечье, готовясь совершить нечто небывалое, тысячелетия остающееся под запретом среди владеющих Силой. Всё, о чем она думала в этот момент, это Мастер Буран. Он заменил ей родителей, которых девушка никогда не знала, прощал ей то, за что другие были бы жесточайшим образом наказаны. В Цитадели Света он был единственным человеком, который любил её несмотря на отсутствие выдающегося таланта.


Да, Вероника была отличницей в учёбе, брала упорством там, где другие спокойно пользовались дарованной им Светом при рождении Силой и вот теперь она поняла, что нужно сделать и что другого пути просто нет. Более того, у неё, в отличии от многих других уже был перед глазами яркий пример – Виктория, такая молодая, и уже такая сильная Сестра Света, которой, несомненно, уготована великая судьба. Она уже сейчас, в столь юном возрасте делала вещи, знания о которых утеряны в Великой Войне, считающиеся забытыми и более невозможными, не проходя вообще никакого обучения, поддаваясь инстинктам и отдавая им себя целиком и полностью.


То же самое сейчас пыталась сделать Вероника. Забыть все наставления. Отречься от своих желаний, знаний и потребностей, только бы помочь своему мастеру. Вокруг была Сила. Свет и Тьма обильно питают приграничные миры, но вот взять и собрать нужную ей субстанцию, как это делала Виктория, Ника, к сожалению, не могла.


Зато она смогла кое-что другое. Сознание рыжеволосой Сестры сбросило оковы бренного тела и устремилось туда, где Свет берёт своё начало. Её разум достиг самого истока Света на границе Хаоса и Тьмы, избежав всех опасностей, отказавшись от соблазнов слиться с любой из трёх Великих Сил, что было настоящим подвигом, и зачерпнув столько, сколько молодая девушка только способна была унести устремилось обратно, к своему учителю.


Над её головой, в отличии от той же Виктории не возник белый нимб, при передаче Силы. За её спиной не появились крылья, однако вся девушка, обжигая даже собственного наставника засияла и загорелась чистым белым пламенем. Буран немедленно ощутил такой приток истинного, ничем не запятнанного Света, что чуть было не потерял контроль над обелиском.


Белая шкала быстро поползла вверх, так что тёмные лишь ценой невероятных совместных усилий поспевали за взбунтовавшейся энергией, переданной молодой девушкой своему учителю и когда шкала Тьмы и Света наконец полностью заполнилась в небо ударила первая чёрная молния. Затем была вторая, третья и множество других. Они были точно такими же как те, что отправили Веронику с Бураном и Гравитуса с Тимом в эту тюрьму, только тогда они били сверху, обрушиваясь на осуждённых с небес, а теперь их выбрасывали из себя недра горы, пропуская по обелиску древних.


Спустя всего пару секунд мир вокруг Мастера Бурана и его ученицы изменился, и вот он уже снова стоит на пустом, открытом балконе в Цитадели Света. Над головой светлого воина снова раскинулось чистое, голубое небо, которое в этот раз не было зарешечено уродливыми прутьями, изрисованными жуткими рунами, которые ранее создавали помехи, мешая бедной рыжеволосой девушке пользоваться Светом.


Клетку древних ещё в прошлый раз разворотило и искорёжило черными молниями, и её никто даже не попытался починить. Во-первых, мастеров способных на такое просто более не существовало, а во-вторых, это, похоже, никому больше и не нужно было.


В этот раз молнии, принёсшие с собой двух светлых, окончательно разметали в стороны остатки прутьев, так что Бурану пришлось лишь переступить через их слегка дымящиеся останки, неся на руках обмякшее тело своей ученицы. К счастью, совершив невероятный, самоотверженный подвиг, Вероника осталась жива, и её тело невредимо… чего, похож похоже нельзя сказать о разуме бедной девушки. Отказавшись от всего, в том числе самой себя, она оставила лишь одно желание, которое и исполнил Изначальный Свет.


На её веснушчатом лице застыла глупая, удовлетворённая улыбка человека, который больше ничего в своей жизни не хочет. Абсолютно и совершенно ничего. Всё что она теперь знала – в решающий момент ученица не подвела своего великого наставника, спасла своего, пусть и не по крови, но такого родного человека.

Знаменосец Хаоса Текст, Сверхъестественное, Фэнтези, Длиннопост, Онгоинг, Приключения, Магия, Книга первая, Авторский рассказ, Мистика

Конец второго тома.


P/S.: сначала я рассчитывал на книгу примерно в символов 700к, ну может 800к... однако сейчас уже написано более 1400к... и я явно не могу вложиться еще в 2-3 главы. Их точно должно быть не меньше 10-15, дабы я мог раскрыть сюжет и пройтись по написанному плану.


В общем, на этом я пока прощаюсь с вами до третьего тома. Когда начну его писать - не знаю. Погляжу насколько это людям будет вообще интересно.


В любом случае, всем хорошего дня и отличного настроения. Удачи.

Показать полностью 1
32

Знаменосец Хаоса

Знаменосец Хаоса Текст, Сверхъестественное, Фэнтези, Длиннопост, Онгоинг, Приключения, Магия, Книга первая, Авторский рассказ, Мистика

Том 2. Глава 25



Кира тренировалась в одиночестве, отрабатывая удар и блок, раз за разом повторяя одно и то же движение. Вернувшись с болот, она теперь именно так проводила каждый вечер. Её путешествие оказалось сплошным разочарованием, за исключением, правда, одной детали. «Точнее из-за одного необычного человека», поправила себя девушка, случайно оступившись и снова занимая исходную позицию.


Её занятия перед сном не были сложными, работало лишь её тело, а разум отдыхал. Односложными движениями она пыталась довести до автоматизма некоторые простые приемы, ведь тот парень сказал, что это не только возможно, но и легко. По прибытию в Бастион это подтвердил так же и её наставник.


«- Я не боюсь того, кто изучает десять тысяч различных ударов. Я боюсь того, кто изучает один удар десять тысяч раз», сказал ей тот парень, уточнив, что фраза даже не его. Кире понравилась не только формулировка, но и суть – нет нужды учить длинные, громоздкие комбинации, запоминая каждое отдельное движение, нужно лишь заучить основы, и дальше действовать по обстоятельствам.


Наставник не возражал против новых тренировок Киры, тем более что это было её свободное время. Раньше по вечерам девушка что-нибудь читала, но теперь, когда у неё появилось множество мыслей которые стоит обдумать, Кира работала над собой, погрузившись в собственное подсознание.


Едва достигнув сознательного возраста, научившись ходить и держать в руках меч, девушка была передана под опеку мастеру. Да, путь воина был избран не ей самой, но это к лучшему. По крайней мере, так сейчас считала сама Кира.


Правда всё детство и юность пришлось посвятить обучению, но этот вклад еще окупится. Вот это уже были не её мысли, а слова мастера, но девушка в них верила, ведь уже сейчас достигла действительно неплохих результатов.


Кира иногда даже могла одержать победу над Николаем, при том что среди Нового Поколения, он был самым выдающимся тёмным воином, если не считать сына Владыки конечно. Сурта можно вообще исключить из списка, так как его обучением занимались самые лучшие и великие люди, включая господина Балора. Кроме того, благодаря своему статусу он имел практически неограниченный доступ к ресурсам и артефактам Бастиона.


При всём этом, Кира являлась дочкой служанки, так что не могла похвастаться родословной, как Сурт или Ник. Последний так же не был простым парнем, появившись от союза одного из Стражей Ночи и Старшей Сестры Тьмы. Кира же добилась всего сама, полностью вычеркнув из жизни радости и развлечения, занимаясь исключительно боевой подготовкой.


Только вот в походе мировоззрение девушки получило серьезнейший удар. Молодой парень, лет на пять младше её, с лёгкостью одолел и Николая и сильнейшую воительницу Нового Поколения, когда они вместе атаковали светлую девчонку. А перед этим он просто в клочья растерзал напавших на отряд Двуглавых Змеехвосток.


Потом парень еще не раз демонстрировал скорость и мощь, превосходящую всё, на что была способна не только Кира, но и предводитель экспедиции Ник. И каково же было удивление воительницы, когда она узнала, что парень до недавних пор вообще не знал о существовании мира-за-барьером, так же как и о Тьме и воинском искусстве проживающих здесь людей, пользующихся Силой.


«Жаль, конечно, что имя своего Мастера молодой воин так и не озвучил, но ежедневные спарринги с ним однозначно продвинули меня по боевому пути вперед если не на несколько, то на одну ступеньку так точно», продолжала размышлять девушка, снова и снова выполняя удар, сочетая его с блоком, как порекомендовал наставник.


- Жёстче, Кира, ты слишком расслаблена! Соберись, а то твоя тренировка потеряет всякий смысл, превратившись просто в крепкий сон.


Вдруг вмешался в её мысли учитель. Фридрих как всегда незаметно появлялся прямо позади ученицы, будто соткав собственное тело из теней, прячущихся в углах тренировочного зала. Девушка действительно позволила себе расслабиться, вспомнив парня по имени Тим.


«Жаль что я больше никогда с ним не встречусь. Судя по тому, как Тим ответил на приглашение Ника, на турнир он вряд ли явится. Хотя… если верить учителю, жизнь моя будет достаточно длинной, и когда-нибудь я даже стану Стражем Ночи! Если конечно продолжу тренироваться так же усердно. Прямо как наставник и уж тогда я смогу выделить для себя достаточно свободного времени, дабы отыскать его! Конечно же для того чтобы снова сразиться, а не для каких-нибудь других глупостей. С другой стороны, он может и согласится подарить мне ребёночка. Талант как у Тима и мое упорство… наш будущий сын просто обречён на величие… ну или дочка», спустя минуту снова прогрузившись в мысли, отвлеклась от тренировки Кира.


- Да что с тобой сегодня? Снова в облаках витаешь! У тебя в руках не ветка, которую ты подобрала в лесу, а настоящее Оружие Тьмы!


Поймав ученицу за запястье, остановил её Страж Ночи Фридрих. Вернувшись с задания, что было возложено на него заместителем владыки Балором, наставник вёл себя необычно. Он постоянно был раздраженным, чем-то всё время недовольным, и при этом не желал рассказывать почему.


Кира несколько раз пыталась расспросить его о задании, но в последний раз получила настоящую угрозу в ответ, так что теперь держала язык за зубами. Запястье заключённое в ладонь наставника начало побаливать, но девушка терпела, стараясь чтобы её страдания не отразились на лице.


В наступившей тишине её сустав неожиданно хрустнул, и Фридрих немедленно отпустил руку ученицы.


- Извини, малышка. В последнее время я и правда веду себя несдержанно. Ничего не сломал?

Поинтересовался он в конце.


- Нет учитель. Всё в порядке. Я работала в основном другой рукой, так что эта немного затекла. Оттого, наверное, она и хрустнула, когда вы надавили. Это просто сустав, а не кость. Перелома или трещины нет.


Вздохнув, наставник подал ученице знак спрятать оружие и начал разговор, когда та выполнила указание.


- Прости, в последнее время я веду себя неподобающе. Ругаю тебя, хотя сейчас твоё личное время, и ты вольна проводить его как захочешь. На то были причины и я наконец могу тебе их раскрыть. То задание, что на меня возложил господин Балор, закончилось провалом. Тише-тише, не перебивай, сейчас сам всё расскажу.


Кира захлопнула рот так, что только зубы клацнули. Она отказывалась верить в то, что её учитель мог с чем-то не справиться. «Да еще где, в мире отступников, где проживают слабые и чахлые создания, отдавшие всю свою Силу на поддержание их гадкого, отвратительного барьера», воскликнула юная воительница про себя. Тем временем Фридрих продолжил.


- Мне было велено отыскать в небольшом городке некоего паренька и привести сюда. Я разыскал кого велено, но поручение выполнить не смог. Мальчишка оказался не так-то прост – каким-то образом он сумел скрыть от меня собственную Силу, но потом почему-то раскрылся. Он успел убить двоих бойцов из моей группы и еще двоих вывел из строя. Потом я конечно схватил его но вынужден был отпустить. Пришлось, потому что в школу, где обнаружили мальчика, заявился его дед.


Сделав паузу, взглянув в широко распахнутые глаза Киры, её наставник продолжил:


- У каждого из нас в юности был свой кумир. Тот на кого мы хотели быть похожими. Обычно это Владыка, но иногда молодежь хочет быть похожей еще и на кого-нибудь другого. Естественно о твоем увлечении героем войны, чьё существование до недавних пор было поставлено под сомненье я знаю. Не волнуйся, это вполне нормально, не нужно так смущаться.


Кира действительно густо покраснела и отвернулась, но Фридрих поймал её подбородок и снова установил зрительный контакт.


- В общем, я веду к тому, что дедом того парня оказался Страж Ночи Гравитус…


Кира снова открыла рот, и обратно захлопнула его, заметив перед лицом поднятую руку учителя. Девушка изо всех сил держала язык за зубами, пытаясь не закричать, но это было непросто.


- Вынужден признать что я испугался, столкнувшись с таким противником, ведь его Сила значительно превосходила мою. Мне повезло – он пощадил и меня и моих людей, когда я сообщил что группа выполняет приказ Владыки. В общем, мы поговорили и от имени всех живущих в Бастионе Стражей Ночи, я пригласил его вернуться. Естественно тогда я не рассчитывал, что он действительно воспользуется приглашением или вообще воспримет мои слова всерьёз. Такой воин если бы захотел вернуться, давно сделал бы это сам и никакие приглашения ему не нужны. Однако только что случилось нечто странное. Стража доложила о прибытии Гравитуса и сейчас, насколько мне известно, он направляется в свой дом в городе.

Кира была шокирована. Девушка не знала чего хочет больше – увидеть своего кумира, или спрятаться под одеялом, дабы тот не разочаровался, столкнувшись со столь посредственной личностью. Было время когда Кира мечтала стать именно его ученицей, но те времена давно прошли – теперь у девушки есть наставник. Более того, хотя Фридриху не так давно исполнилось четыреста двадцать лет, он уже превзошел некоторых других Стражей Ночи, вдвое старше его. Таким наставником можно было гордиться и хвастаться, чем Кира иногда и занималась в детстве.


- А сейчас иди умойся и переоденься в чистое. Формально я пригласил господина Гравитуса, так что он, как человек который чтит традиции, сообщил обо мне стражникам на посту. Теперь я должен первым поприветствовать его. И ты, как моя лучшая ученица, отправляешься со мной.

Пару секунд девушка стояла замерев, прекратив даже дышать, а затем развернулась на каблуках и словно кукла затопала выполнять указания наставника. Ей хотелось пуститься бежать, да при том с максимально доступной скоростью, но Кира боялась обидеть учителя. Фридрих со своей стороны понимал её энтузиазм и не испытывал ревности. Ну разве что совсем немного, правда он понимал – у Гравитуса уже есть внук, которого тот воспитывает и обучает, он не возьмет себе никого другого.


Немногое было доподлинно известно о пожилом, пропавшем Страже Ночи. Однако то, что тот никогда раньше не брал себе учеников, знали все. «Мальчишке просто повезло быть рождённым Сестрой Тьмы по имени Антигона! Кстати… вот интересно, кто же его отец», размышлял Фридрих, дожидаясь ученицу.


Девушка была готова в кротчайшие сроки. Она, похоже, выбравшись из душа и переодевшись, даже не воспользовалась полотенцем. По крайней мере волосы её были мокрыми. «Повезло что девчонка подстрижена коротко, носит, в основном, мужскую одежду и не пользуется никакой косметикой. Вон у Рихарда и Сигурда ученицы те еще модницы. Им на сборы потребовалось бы гораздо больше времени. Воительницы из них конечно не ахти какие, но зато выглядят очень эффектно. Почти как Сёстры Тьмы, и делают они со своими наставниками такое…», подумал Страж Ночи, поглядывая ученицу, топающую впереди.


Угловатая фигура Киры не вызывала никакого влечения, а взгляд на практически лысую голову уничтожал даже те крохи женственности, что еще остались на её лице. Единственное достоинство, по мнению Фридриха, на которое мог бы обратить внимание какой-нибудь сверстник воительницы, было сзади и чуть пониже спины.


«Правда, учитывая что по бастиону ходят не только другие девушки, но и Сёстры Тьмы, коих в последнее время развелось немало, на бедную Киру вряд ли кто-нибудь обратит внимание. Боюсь что в свое время ей придется просто силой кого-нибудь взять, если девушка вдруг решится завести ребенка», продолжал размышлять Фридрих, пока Кира вела его к дому легендарного Стража Ночи.


Она прекрасно знала, как и другие фанаты Гравитуса, где находится заброшенный хозяином дом в городе. Никто не пытался занять это здание – вокруг хватало настоящих пустующих дворцов.

Ну а этот домик, сколько себя помнил Фридрих, считался скорее памятником былому величию тёмных. У молодёжи даже традиция возникла – те кто преклонялся пред гением Стража-разведчика, по достижению тридцати лет, переступая порог совершеннолетия, стучались в двери давным-давно заброшенного дома.


Таким образом воины не только выказывали уважение, но и заявляли о своем стремлении превзойти лучшего из лучших, или по крайней мере, встать вровень с ним.


Кира естественно тоже собиралась так поступить, однако ей необходимо было еще пару лет подождать. Бодро дошагав до калитки, воительница остановилась как вкопанная. До этого она видимо не задумывалась над тем что произойдет дальше, а вот теперь ей стало страшновато. Фридрих улыбнулся, глядя на неё, осознав что и сам испытывает некий трепет, но он не позволил своему волнению отразиться ни на лице, ни на собственных движениях.


Не сбавляя хода Страж Ночи распахнул калитку и поднялся на порог дома, уверенно постучав в его дверь. Прошла минута но никакого ответа не прозвучало. Тогда наставник Киры громко произнес:


- Это Страж Ночи Фридрих, имевший честь пригласить уважаемого господина Гравитуса на празднество! Откройте пожалуйста.


И снова тишина. Не слышно ни голосов, ни звука шагов. Фридрих снова постучали и не выдержав крикнул чуть громче чем собирался.


- Эй, кто-нибудь дома?


Дверь внезапно распахнулась, едва не попав наставнику девушки прямо по носу. В проеме застыл лысый хозяин в халате и тапочках. В его свободной руке покоилась солидная чашка с чем-то явно горячим, так как вверх поднимались клубочки пара. При этом у чашки отсутствовала ручка, что говорило о двух вещах – либо это была не обычная чашка, сдерживающая жар, либо пожилой хозяин совершенно этого самого жара не боялся.


- Нет! И незачем так орать. Я и в первый раз прекрасно слышал.


Раздался сварливый голос. Звука шагов до самого последнего момента слышно не было, так что Фридрих едва удержался от того, чтобы извлечь свой меч из магического хранилища. Гравитус тем временем развернулся и зашагал на кухню, бросив лишь:


- Ну чего встали, заходите.


А когда гости вошли, растерянно озираясь по сторонам, последовав за хозяином, тот себе под нос добавил:


- Между прочим, там написано вытирайте ноги…


Фридрих замер, как и его ученица. Они обернулись, ища глазами озвученную надпись, но Гравитус лишь хохотнул:


- Да шучу я! Проходите уже, присаживайтесь. Чаю хотите? Я по дороге собрал листьев Златоцветки.


- Конечно! Настоящая Златоцветка в наше время редкая вещь. Она очень полезна и дорого стоит. Спасибо что предложили.


Ответил скорее для Киры, нежели для Гравитуса, её наставник. Девушка слышала это название, но еще ни разу не пробовала, ведь стоили цветы Златоцветки и правда очень дорого. Правда обычно из них делали эликсиры, а не варили чай. Такой поступок в Бастионе сочли бы глупой тратой ценного материала, но у хозяина дома, видимо, были свои взгляды на сложившуюся ситуацию. И пока девушка размышляла над причудами лысого хозяина, из соседней комнаты вдруг раздался голос.


- Учитель каким образом нагревается вода в душе, если обе трубки остаются холодными?


Кира сразу поняла, что это тот самый внук, и подумала следующее: «вот я бы ни за что не стала называть господина Гравитуса просто учителем. Это же твой дедушка, так пользуйся возможностью! Эх вот правильно говорят – не ценят люди то, что имеют». С другой стороны, Страж Ночи Фридрих не придал этому обращению никакого внимания. В Бастионе кровное родство мало на что влияло, а вот отношения учителя и ученика были сакральными. Здесь довольно часто своих родственников называли учителями, ежели те таковыми являлись.


Не дождавшись ответа, на кухню из коридора вышел молодой парень. Не ожидая увидеть гостей, он едва успел обернуть вокруг пояса полотенце, так как только что выбрался из душа. И в этот раз он не мог ни в чем винить Касси потому что сам отправил её исследовать дом и в данный момент Блик в виде кошки находился на чердаке.


Тим счел, что Гравитус в случае чего сможет постоять и за себя и за своего ученика, коим сейчас являлся он сам, а Блик Тьмы с этим согласилась, оставив хозяина. Правда парень не ожидал что гости заявятся так быстро, ведь всё что успел сделать он и его наставник по прибытии – это разобрать некоторые вещи и помыться.


Парень конечно удивился сильно, но вот Кира, которая и до того с трудом держала себя в руках, окончательно потеряла над собой контроль. Забыв и про своего наставника и даже про Гравитуса, воительница воскликнула:


- Тим? Так значит ты…


Почесав затылок парень ответил так, как ему заранее велел лысый учитель:


- Привет, Кира. Прости что тогда скрыл это от всей вашей компании, но наставник велен никому о нём не рассказывать… Рад тебя видеть кстати!


Совершенно себя не контролируя, девушка бросилась обнимать старого знакомого, о котором думала всё время, после того как вернулась из болот. Тиму ничего не оставалось, кроме как легонько похлопать её по плечу одной рукой, ведь второй он всё еще держал полотенце.


- Ох, полегче! Задушишь ведь.


Выдавил он, больше переживая за то, что не удержит полотенце, если дамочка продолжит сжимать его в объятьях. В отличии от Тима, Кира доступ к Силе не теряла, кроме того была еще и на взводе. Так что он говорил вполне серьезно, при этом опасаясь не столько за свою жизнь, сколько за собственное достоинство.


Гравитус глядя на эту картину издал ехидный смешок, а затем еще и добавил:


- Похоже твоя ученица положила на него глаз… даже не знаю, кому из них больше сейчас сочувствую, ибо пацан пока что бесполезен. Тьмой пользоваться я ему запретил, а без неё, девчушка попросту его сломает, если всё-таки в постель затащит, конечно.


Кира немедленно отпустила Тима и отступила назад. Парень повел плечом, пытаясь вернуть его в удобное положение, но не смог. Всем, включая самого Тима, стало ясно что это вывих. «Мда… пытаться держать полотенце, попав в медвежьи тиски плохая идея, но иначе я попросту не мог», подумал парень, вопросительно взглянув на наставника. Гравитус перестал смеяться, подошел и резко дернул ученика за руку, придержав плечо. Та с хрустом вернулась в исходное положение, после чего Тим заявил:


- Уф! Неприятная процедура. Это уже третий раз за время путешествия с тобой, дедушка!

Последнее слово он будто бы специально выделил, однако гости, естественно, не могли понять почему.


- Пожалуй пойду, оденусь как подобает, а то обо мне еще подумают… всякое…


Обронил Тим и, не дожидаясь разрешения, ушел. Гравитус никак на это не отреагировал, что заставило Киру разрываться межу уважением к гению Стража Ночи и дерзким отношением ученика к нему. Сама она никогда бы так себя вести не стала. «Хотя кто знает, что там за отношения у легендарного деда, и его не менее выдающегося внука. Быть может в будущем Тим даже превзойдёт своего предка, ну а мне в тот момент, попросту необходимо оказаться рядом», подумала девушка, пока Гравитус наливал кипяток в чашки гостей.


- А девчонка хороша. Внучек у меня крепкий, несмотря на некоторые ограничения. Она вот так просто его помяла, что прямо зависть берет – молодая и сильная, повезло тебе Фридрих с ученицей. Как зовут-то тебя, девочка?


- Кира.


Скромно представилась та, и после этого разговор перешел в иную сферу – Стражи Ночи обсуждали текущее положение дел в Бастионе, предстоящий праздник и всё что с ним связано. Эти разговоры были не шибко-то интересны юной воительнице, однако совать своих пять копеек во взрослые дела её никто и не просил.


О девушке вообще будто бы забыли, и более того, когда вернулся Тим, на него Стражи Ночи тоже своего внимания не обратили. Кира долго размышляла над последними словами Гравитуса, которые касались непосредственно её персоны и не могла понять – то ли это он так похвалил воительницу, то ли пытался оправдать слабость внука. В любом случае, гордиться собой она могла, ведь превосходство над таким воином как Тим, дорогого стоило.


А Тим и правда изменился. На его теле появилось несколько новых шрамов, так что он стал чуть больше походить на настоящего темного воина. Его аура поменялась и теперь совершенно ему не подходила. Бушевавшие в нем ураганы Тьмы улеглись, и Сила в парне нынче напоминала скорее заснувший вулкан, нежели бурный, необузданный поток, как раньше.


Вернувшись из своей комнаты на кухню, он тихонько сел рядом с Гравитусом, и принялся пить чай. Сначала Тим хотел пригласить Киру к себе в комнату, чтобы спокойно поговорить, не мешая наставникам, но потом передумал. Опрометчивый поступок воительницы не заставил его бояться, однако что могут подумать Гравитус и Фридрих, если он так поступит? «Правильно. Наверняка что-нибудь нехорошее и пошлое», ответил сам себе Тим.


К счастью разговор Стражей быстро закончился и Гравитус с Тимом проводил гостей до двери. Тим вяло попрощался, с трудом держа глаза отрытыми. За день он полностью вымотался, а после расслабляющей чашки Златоцветки, которая, как оказалось, не только ускоряет заживление ран, но так же и нагоняет сонливость, его совсем разморило.


Кроме того Гравитус с Фридрихом так спокойно и монотонно беседовали, что он пару раз ловил собственную голову, которая становилась слишком уж тяжелой и всё время норовила то ли запрокинуться назад, то ли опуститься на грудь.


Кира видела всё это, и не могла поверить собственным глазам – неужели это тот самый молодой воин, который спас всю их экспедицию, и которого очень долго в поединке не могла одолеть ни она сама, ни даже Николай, второй по силе в Бастионе. Если брать в учет только Новое Поколение, конечно.


Весь следующий день девушка провела как на иголках. Праздник должен был начаться только завтра, но в гости к Тиму больше ходить было нельзя. Там и так весь день был аншлаг – каждый хотел поприветствовать вернувшегося легендарного Стража Ночи. И началось посещение небольшого домика в городе, часов, наверное, с пяти утра, так что Тим вряд ли смог как следует выспаться.


Потом наступил день праздника. Кира долго готовилась и прихорашивалась. Целых двадцать минут, что было её личным рекордом. Правда любая другая девушка посмеялась бы над столь небрежной подготовкой – воительница даже губы не накрасила.


Праздник начался и почти все тёмные вышли на улицы ранее практически безлюдного города. На самом деле, кроме игрищ на стадионе и концерта в театре, Киру больше ничего не интересовало. И если огромный стадион мог вместить в себя всех желающих посмотреть на выступления Воинов и Сестёр Тьмы, то в театр могли попасть лишь избранные.


Девушке повезло – это был её праздник, так что и туда она, в этот раз, тоже попала. И её даже посадили рядом с Тимом. Слева, прямо на соседнее кресло, а по правую руку от парня восседал Гравитус, что снова заставило девушку гордиться собой. Такие места просто так не достаются – скорее всего, вернувшийся Страж Ночи распорядился посадить её в это кресло, рядом с внуком.

Жемчужиной и звездой программы в театре, было показательное выступление Сурта, сына Владыки, на которое Кире очень хотелось посмотреть. И она смотрела не отрываясь, а потом её внимание приковал к себе Тим. Точнее сначала это был не он сам, а звук, что раздался в зале, когда Сурт опустил клинки, расправившись со всеми своими противниками.


Громогласный храп был слышен в каждом уголке зала, так что Кире пришлось толкнуть соседа локтем, дабы разбудить. Как и почему тот заснул было неважно, а важно то, что этот поступок нанес несмываемое оскорбление сыну Владыки.


Закрыть на это глаза принц Бастиона не мог. Ко всему прочему еще и Гравитус в этот момент, когда взгляды всех собравшиеся устремлены на только что проснувшегося парня по имени Тим, куда-то отлучился.


Кира готовилась к худшему, однако парень мастерски выкрутился из сложившейся опасной ситуации. Воительница впервые своими глазами увидела кого-то, кто не пользуясь Силой смог продемонстрировать не только великолепное боевое мастерство, но так же и указать сильнейшему бойцу нового поколения на его место.


В театре Тим показал себя настолько мужественным, настолько самоуверенным и спокойным, что воительница снова задумалась над тем, чтобы встать когда-нибудь рядом с ним. И не только как равная по силе, но так же, быть может, как кто-то, кто будет для него больше чем просто подруга…

Показать полностью
28

Знаменосец Хаоса

Знаменосец Хаоса Текст, Сверхъестественное, Фэнтези, Длиннопост, Онгоинг, Приключения, Магия, Книга первая, Авторский рассказ, Мистика

Том 2 глава 14



Комнат в доме действительно было более чем достаточно и почти все они, почему-то, пустовали. С другой стороны, хозяйка особняка была необычной женщиной. С очень необычными вкусами и предпочтениями. Жила она скромно, несмотря на внушительное состояние и если бы не армия слуг и охраны, ее вообще можно было бы назвать затворницей.


Распределив каждого в отдельную комнату, на втором этаже, Психея оставила вместо себя ту самую пожилую даму, которая встречала гостей на пороге дома, дабы та отвечала на любые вопросы и удовлетворяла любые бытовые требования Бурана с Ратибором и их подопечных.


- Не стесняйтесь, пользуйтесь ванной и стиральной машиной… и я надеюсь вы понимаете – это не просьба. От некоторых из вас, по правде говоря, запашок не из приятных. Уже поздно, так что я ложусь отдыхать. Вы как закончите, тоже отсыпайтесь. Завтра о делах поговорим.


На прощанье высказалась Психея и куда-то упорхнула, зайдя за угол, прошествовав по хорошо освещенному коридору. Дама в костюме распределила уважаемых гостей в комнаты, двери которых были расположены друг напротив друга. Затем она отвела девушек в ванную хозяйки, ну а мужчинам пришлось довольствоваться той, которой пользовались слуги.


И хотя два этих помещения находились по соседству, и были разделены всего одной стеной, ни один звук из одной ванной комнаты в другую не проникал. Звукоизоляция данных помещений была выполнена по высшему разряду и это хорошо, потому что девушки, оказавшись все вместе в заполненной теплой водой джакузи, громко разговаривали, праздно плескались и вообще, вели себя так, как будто они дети малые.


Естественно у них водные процедуры затянулись, а вот мужчины закончили всё необходимые за каких-то полчаса. Затем они молча, дабы не разбудить домочадцев, не спеша направились к своим опочивальням. Психея поселила Тима в угловую комнату, и парень хорошо запомнил к ней дорогу.


Он шагал себе впереди, предвкушая скорый отдых в мягкой, уютной кровати, а потому не замечая ничего вокруг, уверенной походной следовал в конец коридора, к намеченной заранее цели, не обращая на светлых никакого внимания. И Тим уже даже взялся за дверную ручку, когда на его плечо вдруг легла суховатая ладонь бывшего паладина. Ратибор добродушно улыбнулся, однако, почему-то, парню стало не по себе от этой улыбки…


***


Тим заснул мгновенно и спал достаточно крепко но даже он поморщился, когда к своим комнатам приблизились девушки. Распарившиеся и раскрасневшиеся молодые дамочки проторчали в теплой, бурлящей воде почти два часа, и если бы не усталость и слипающиеся глаза, просидели бы там еще дольше.


Они тихонько, как им казалось, шушукались, шаркая не поднимающимися достаточно высоко ногами по полу. Пережитые приключения сблизили этих троих, так что они теперь считали друг друга, почти что сестрами. Естественно их «тихие» перешептывания и смех разбудили бы Бурана с Ратибором, если бы те смогли заснуть в этом, чужом для них доме. Однако даже Тим под конец приоткрыл глаза, неодобрительно посматривая на дверь, размышляя над тем, не выйти ли ему, для того чтобы немного поругаться.


К счастью разгоряченные дамочки прощались не слишком долго, так что парень вскоре снова смог закрыть глаза, глубоко вздохнув. Однако поспать ему все равно не позволили – спустя несколько минут из соседней комнаты раздался громкий женский крик…


***


Когда в доме наконец воцарилась тишина, и молодая горничная прошлась по коридорам, выключив везде свет, оставив лишь тусклые ночнички, на втором этаже начало происходить нечто странное. Укрываясь покровом ночи, почти одновременно двери двух комнат начали медленно открываться.


В одном лишь лёгоньком и коротеньком халатике, который был выдан гостьям перед ванной, из своей комнаты выпорхнула Марина. Ее тут же заметила Вика, которая к этому времени успела высунуть наружу одну лишь голову.


- Ты что это такое задумала? Куда намылилась в таком виде?


Задала вопрос Виктория, распахнув дверь и уперев кулачки в бока.


- Тише ты! Разбудишь всех. Сама ведь, также как и я одета. И всё ты знаешь, куда я «намылилась»! Туда же куда и ты!


Зашипела на подругу Марина, махнув рукой и бесшумной тенью прошмыгнув по коридору, к крайней двери, ухватившись за ее ручку. Вика едва успела прикрыть свою комнату, заскочив в комнату, которую Тиму выделила хозяйка, следом за Мариной.


Одеяло на кровати зашевелилось, и девчонки замерли на пороге, зачем-то схватившись за руки.


- Мы это… страшно здесь! Во-оть, поэтому… можно нам с тобой здесь поспать, а?


Произнесла юная Сестра Тьмы, потянув за собой к кровати парня до крайности смущенную подругу. Одеяло снова зашевелилось, но никакого ответа девушки не получили. Маленький червячок сомненья начал шевелиться в голове Виктории, однако остановить Марину она не успела. Когда суккубка подняла одеяло, ее тут же схватила страшная, сухая ручища, и из темноты прозвучал строгий голос:


- Неужели вы совсем не понимаете где находитесь?


Девушки взвизгнули и тут же закрыли рты, потому что говорившим оказался бывший паладин Ратибор. Потом он еще долго отчитывал легкомысленных подружек, упирая на то, что Психея странная, необычная, но при этом крайне могущественная Сестра Тьмы. Она еще не согласилась взять Марину в ученицы, а потому вполне может оказаться врагом, а вовсе не другом. Получив выговор, девушки с кислыми минами вернулись к себе и забравшись под свои одеяла заставили себя заснуть.


Проснувшаяся от странных девичьих возгласов Вероника еще долго валялась в своей постели, переворачиваясь с одного бока на другой. Потом девушке показалось что соседние двери открылись и закрылись и ей стало совсем страшно.


Ника достала свою рапиру, некоторое время полежала с ней в обнимку, а потом не выдержала и выползла из-под одеяла. Осторожно высунувшись в коридор, девушка готова была в любой момент направить в оружие Свет, однако так никого там и не обнаружила. Она собиралась сразу же вернуться, если опасения не подтвердятся, и никаких затаившихся темных там не будет, но почему-то мешкала.


Рыжеволосая Сестра Света размышляла целую минуту, а потом опустила рапиру, немного расслабившись, однако в магические ножны ее так и не спрятала. Направившись к той комнате, где по ее мнению, должен был отдыхать Тим, Ника просунула в дверь голову и огляделась. В помещении было темно и тихо, но Силу девушка использовать опасалась – вдруг кто почувствует. Похоже человек на кровати не спал, но разглядеть его, в этой полутьме возможности не было никакой, тем более что из-под одеяла торчал лишь его нос.


- Тут какой-то странный шум… ты случайно не слышал?


Темный силуэт мотнул головой и махнул рукой – иди, мол, не было ничего. Однако Вероника не ушла. Девушка протиснулась вовнутрь, убрала оружие и прислонившись к двери спиной, продолжила.


- А мне вот, здесь не по себе как-то. Если честно, эта женщина, Психея, она меня пугает даже больше чем те твари в болотах. Чем-то она на них очень похожа – тоже хитрая, изворотливая… и холодная. Я уже так привыкла к тому, что ты меня от таких все время защищаешь. Можно я с здесь тобой немножко полежу, а?


И Вероника сделала пару шагов к кровати. Появившаяся из полумрака улыбка, заставила рыжеволосую девушку замереть на месте, побледнеть, а потом, кода страх отступил, и Сестра Света все-таки поняла, кто лежит на кровати, ее лицо стало абсолютно красным.


- Я ничего не скажу твоему Мастеру. А теперь иди.


Рыжеволосая очень хотела убежать, громко хлопнуть дверью, да так, чтобы штукатурка со стен посыпалась. Однако позволила она себе лишь сдержанный кивок, в знак благодарности. Девушка осторожно вернулась к себе, а потом бросилась на кровать и зарылась лицом в подушку, витиевато выругавшись шепотом.


***


Несмотря на то, что я наконец оказался в мягкой кровати, спалось здесь очень плохо. Сначала из соседней комнаты доносились какие-то странные звуки, потом мне казалось, что кто-то туда-сюда шастает по коридору, еще и хитрый старикан Ратибор зачем-то попросил комнатами поменяться.


Однако вишенкой на торте был случай, произошедший чуть позже. Спустя десять минут, после того как наконец воцарилась тишина и покой, кто-то приоткрыл дверь в мою комнату. Тень пробежала по стене, окончательно выгнав сон из моей головы. Хотя о том, что кто-то пришел, мне сообщила так же и Касси, свернувшаяся на моем животе калачиком. Блик Тьмы никогда не спал, поэтому она наблюдала и за дверью и, на всякий случай, за единственным здесь окном.


Касси немедленно опознала непрошенную гостью, так что я был более-менее спокоен. Ну, по крайней мере я был готов к разного рода неожиданностям. «Предупрежден – значит вооружен, о да, правильная поговорка, на все сто процентов верная, ведь в данный момент я вооружен... подушкой», порадовался я про себя, не поворачивая головы, наблюдая через Касси за приближением хозяйки дома к моей кровати.


Помимо прочих странностей, удивительным было еще то, что Психея заявилась в другом, домашнем и более скромном наряде. Будто на этот раз здесь была порядочная домохозяйка, а не распутная и развратная Сестра Тьмы.


- Знаю, ты не спишь. К такому воину как ты, подкрасться незамеченным никому не удастся. Видишь, я не пользуюсь Силой. Я открыта и беззащитна пред тобой.


Психея вздохнула. В комнате повисла напряженная тишина, а я совершенно не знал что и сказать. Так же я совершенно не мог понять эту женщину – буквально накануне вечером, она называла меня мальчишкой и смеялась надо мной, а тут такое. Тем временем хозяйка дома продолжила:


- На самом деле я здесь затем, чтобы извиниться. Надо было сделать это давным-давно, но ты ведь знаешь – я трусиха еще та. Потому и не сказала тебе сразу, когда ты нашел и спас меня, защитил от Стражей Ночи, которые явились дабы убить меня. Сначала я боялась тебя самого, ведь ты Мастер Света, а я Сестра Тьмы…


Наконец до меня дошло – Психея искала Бурана, но из-за Ратибора, который заставил меня занять комнату светлого Мастера, дамочка попросту ошиблась дверью. Более того, она не пользовалась Силой, а значит не могла понять, что находится рядом с темным, ничем не выделяющимся молодым парнем, а не с великим Мастером Света.


Тем временем суккубка продолжала, и мне с каждой секундой становилось все труднее ее остановить.


- Потом, когда между нами завязались отношения, я боялась уже другого – того что ты отвергнешь меня, когда поймешь природу моей Силы. И я ведь не ошиблась, все случилось именно так. По крайней мере, раньше я так думала. Сегодня, встретившись наконец, спустя столько лет, я осознала, что все, возможно, немного иначе. Теперь, когда ты привел ко мне эту молоденькую девчонку, такую же как я… Да, я уверена, мне нужно было сказать правду сразу! Или, по крайней мере до того, как ты сам обо всем догадался. Скажи уже хоть что-нибудь, не молчи, пожалуйста!


Психея осторожно прикоснулась к моей руке, через одеяло, и я не нашел ничего лучшего, кроме как сказать, подскочив:


- Кто здесь?


Ничего другого не оставалось – лучше уж притвориться спящим, и сделать вид что я ничего не слышал, чем признаться в обратном и хранить потом тайну суккубки под угрозами смерти… или еще чего похуже. Естественно я не хотел чтобы мне изливала душу дамочка, возраст которой перевалил за тысячу лет, однако я, похоже, тугодум – не смог сразу догадаться, что Психея пришла к Бурану, а не ко мне. «Кроме всего прочего, эти отношения меня вообще никак не касаются, так что извините, но «моя хата с краю», в панике возмущался я про себя.


- Ты что тут делаешь?


Воскликнула хозяйка дома, отскакивая к самой двери. Необходимо было ломать комедию дальше, поэтому я заявил нечто максимально глупое:


- Как это «что», я здесь сплю.


- Но это ведь комната Бурана!


Не унималась вышедшая из себя Сестра Тьмы. В этот момент двери распахнулись и на пороге появились Ратибор с Мастером Бураном.


- Что здесь происходит?


Задал резонный вопрос светлый Мастер, осматривая комнату. К счастью Психея была прилично одета, да и кровать моя не выглядела так, будто на ней занимались каким-нибудь непотребством.


- А ничего!


Буквально прокричала хозяйка дома, оттолкнув светлых назад, использовав даже немного Силы при этом и удалилась, в этот раз спустившись вниз по лестнице на первый этаж.


- Парень?


С нажимом обратился ко мне Мастер Буран, слегка склонив голову набок. Однако я не испугался. Наоборот, я был зол! Правда, конечно, не так сильно как Психея.


- Она приходила поговорить, только и всего. И поговорить она хотела не со мной, а с вами!


- Ты знал?


Теперь отвечать пришлось Ратибору. Однако бывший паладин лишь пожал плечами и улыбнулся:


- Я обычный старик, откуда же мне знать, что происходит в головах у молодёжи?


- Мы с тобой практически ровесники вообще-то. Ну а Психея, насколько мне известно, даже немного постарше будет.


- Ну чего ты разошелся? Ночь на дворе! Ничего не случилось ведь – а разговоры лучше разговаривать утром, на свежую голову. Завтра будет день, завтра и поговорите, если уж кому-то так сильно хочется. А теперь всем спать!


Бывший Паладин утащил в коридор Бурана, потушил свет и даже закрыл за собой дверь, оставив меня в полной растерянности. Последнее что я увидел, в уменьшающуюся щель дверного проема – это как попрятались любопытные девичьи носики, в комнатах напротив.


***


Утро наступило не сразу. Точнее оно-то наступило, но мы все его благополучно проспали. Буран с Ратибором, естественно поднялись раньше и к моему пробуждению уже успели перекусить и отдыхали теперь в саду, позади дома. Бывший паладин раскурил свою трубку и с удовольствием пыхтел, выпуская колечки белого дыма. Мастер Буран поглядывал на него с явным неодобрением, но помалкивал. Тут же, в кресле-качалке расположилась и Психея, накинувшая на плечи шаль.


Горничная, которая привела меня сюда, максимально быстро удалилась, так что я даже не успел попросить у нее, какой-нибудь еды. Хитрый взгляд Ратибора, который я на себе поймал, говорил слишком уж о многом, а потом он еще и подмигнул. «Да я без понятия вообще, зачем ты мне тут глазом моргаешь! Мне хватило твоих вчерашних махинаций с комнатами! Чувствую себя теперь просто отвратительно», ругался я про себя. Естественно вслух вместо этого, я просто пожелал всем доброго утра.


- Уже обед. Никогда бы не подумала, что у Бурана будет настолько ленивый ученик!


Язвительно заметила Психея, прекратив раскачиваться. «Ой, ну не хотел я вчера выслушивать признания и откровения, вместо вашего возлюбленного светлого Мастера», огрызнулся я мысленно. Однако я был вежливым человеком, поэтому, вместо того чтобы ругаться просто спросил:


- Тогда, быть может, я смогу попробовать этот самый обед на вкус? А то я, кроме того что ленивый, еще и страсть как проголодался.


Хозяйка дома зло улыбнулась, а потом в ее руке откуда-то появился небольшой колокольчик, на звон которого явилась пожилая дама в костюме. Вскоре я уже уплетал за обе щеки принесенные деликатесы, попробовать которые вряд ли когда-нибудь еще смогу. В ближайшем обозримом будущем уж точно. С другой стороны, я никогда не был гурманом, разделяя пищу всего на две категории – вкусно или нет.


- Итак я решила, как мы поступим дальше. Вчерашняя ночь хоть и была немного разочаровывающей, но я все же испытала некоторые чувства, о существовании которых, как оказалось, совершенно позабыла. Это, конечно было совсем не то, чего я хотела, однако все равно довольно ярко и красочно. Я бы даже сказала, в каком-то смысле весело. Уж кое-кому точно было весело!


Скосила она взгляд в сторону бывшего паладина. Тот как раз выпустил очередной клубочек дыма, продолжая невинно улыбаться, поглядывая вдаль.


- Ладно, это все не столь важно. Прежде чем взяться за обучение, я хотела бы выяснить, насколько крепка ваша Связь. Здесь в саду имеется потайная дверь. Под землей, на случай нападения, отстроена целая сеть туннелей, по которым я могла бы сбежать в более безопасное место.


Так вот, отправишься туда, а девчонку мы поставим около выхода, в лесу за забором. Ты должен будешь найти правильный путь на поверхность. И если ты сейчас решил что это испытание будет легким и простым, то я тебя разочарую – правильный путь всего один, в то время как неправильных… гораздо больше. Там, под землей, у меня, можно сказать, собственный лабиринт, только без Минотавра.


- Опять?


Не выдержал я. Ратибор тут же неодобрительно покачал головой, и я осознал, что зря открыл рот. Психея естественно не поняла что я хотел этим сказать.


- Что?


Уточнила она.


- Что?


Тупо ответил ей я, размышляя над тем, стоит ли вообще рассказывать о моих путешествиях сначала в пещерах Каменного Народа, которые в некотором роде тоже можно назвать лабиринтом, а потом и в уже настоящем лабиринте, перед Великой Библиотекой.


Минутка напряженной тишины заканчивалась. Все глядели на меня, ожидая нормального, вразумительного ответа, поэтому я вынужден был все-таки сострить:


- Да просто, я в некотором роде эксперт, по прохождению лабиринтов.


Улыбнулся я хозяйке дома. Правда на самом деле здесь я неслабо-так лукавил: во-первых, вместо прохождения лабиринта Хтонцев, я почти все время просто истреблял злобных тварей в одной единственной «комнате», а во втором случае, по лабиринту меня вел Мастер Буран, я лишь следовал за ним.


- Это он у нас так шутит, не обращай внимания. Давайте лучше начнем поскорее!


Вмешался наконец в разговор бывший паладин, спасая меня от необходимости выбирать – рассказывать ли знакомой моих наставников о нашем недавнем путешествии, тем самым доверяя ей, или нет. К счастью Психея не была настроена на разговоры, а потому меня очень быстро переодели в подменную одежду и отвели к спрятанной в саду железобетонной плите.


Марину как оказалось, к этому времени бесцеремонно растолкали, и даже не покормив потащили куда-то в лес, за огораживающие территорию особняка стены. Насколько я понял, хозяйка уже воспринимала ее как свою ученицу, потому что это можно было назвать либо началом ее тренировок, либо форменным издевательством.


- Все будет не настолько просто, как тебе кажется, мальчик, хоть ты и «эксперт». Выбирай путь с умом. Тупики с сюрпризами, но я запрещаю тебе там буянить. Не вздумай ломать стены и потолки! Это не для тебя строилось. И вообще – даю тебе час времени. На целых полчаса больше чем необходимо. Мне, по крайней мере, тридцати минут хватает для того чтобы спокойно, не спеша выбраться наружу, туда где тебя уже ожидает возлюбленная. Ей там, кстати, холодно и страшно – ее, бедняжку, оставили одну, и толком ничего не объяснили, так что поспеши. Маленький герой в старом комбинезоне садовника… спаси свою заспанную, замерзающую при пятнадцати градусах тепла, принцессу.


По правде говоря, данная особа мне поначалу даже немного понравилась – несчастная любовь и все такое. Однако после этих ее слов я убедился окончательно – характер у старушки-суккубки прескверный. «И как только Мастер Буран смог с такой отношения завести? Я бы и дня, наверное, подобного не выдержал», размышлял я, поглядывая на ступени, уходящие куда-то вниз, во тьму, откуда тянуло холодом и сыростью.


- Справишься, парень?


Будто насмехаясь спросил Ратибор, на что я, ответив ему тем же, парировал:


- Еще бы, у меня ведь есть это!


И указал на собственную голову. Психея конечно же ничего не поняла, а вот Ратибор догадался – Касси постоянно находилась либо на моем плече, либо на голове, так что я намекал не на собственные умственные способности, а на ее умение проходить сквозь стены.


Естественно никаких сложностей, при прохождении подземного бетонного лабиринта, с высокими потолками и ровным полом, у меня не возникло – Касси молнией пронеслась по всем закоулкам, а потом вернулась и указала правильный путь.


Даже на решение хитрой задачки в конце, которая по идее могла бы меня задержать, ушло не больше секунды времени. От меня вообще не потребовалось каких-нибудь умственных или физических усилий. Спрятанный в стене механизм, открывающий дверь, что преграждала путь к свободе, был тут же выявлен маленьким Бликом Тьмы. Касси заглянула в него, и быстро разобралась куда, как и в каком направлении нужно двигать рычаг, чтобы дверь открылась.


Каменная плита спряталась в нишу, впустив вовнутрь свежий воздух и уронив на мою голову несколько сухих листочков сверху. Марина подпрыгнула от неожиданности, когда позади нее опавшие листья вдруг начали шевелиться, а потом, будто зомби из склепа, из-под земли появился я.


Лабиринт был пройден за каких-то жалких двадцать пять минут, и принцесса Марина, запрыгнувшая мне на руки в одном коротеньком халатике, когда я весь в пыли и паутине вышел и поздоровался, была тому наглядным, так сказать метафизическим подтверждением.

Показать полностью
66

Панно "Дом в лесу"

"Дом в лесу". Сначала сделала панно, а потом нашла дом. Настоящий.

Камень, дерево, масляные краски.

Панно "Дом в лесу" Дом, Лес, Магия, Художник, Дерево, Сказка, Камень, Рукоделие без процесса, Длиннопост
Панно "Дом в лесу" Дом, Лес, Магия, Художник, Дерево, Сказка, Камень, Рукоделие без процесса, Длиннопост
Панно "Дом в лесу" Дом, Лес, Магия, Художник, Дерево, Сказка, Камень, Рукоделие без процесса, Длиннопост
Показать полностью 1
29

Волшебное средство

Густой запах разогретой сосновой смолы и хвои заполнил вселенную. Где-то неподалеку тонко, пронзительно, на одной ноте цвиренькала птаха. Но разбудил его именно запах. Артур потянул носом и распахнул глаза.

Прямо над лицом висела стекающая по коре янтарная капля, красиво поймавшая солнечный луч, а далеко-далеко вверху качались колючие ветви. Там в вышине остатки рассветного тумана запутались в ажуре иголок и стрелы света, пробившиеся сквозь него, создавали призрачный веер. Сухие иголки кололи шею и затылок. По щеке пробежал муравей. Артур, не задумываясь, цапнул его тремя пальцами и закинул в рот. Дурацкая привычка, возникшая еще в детстве. Вместе с муравьем на язык попало несколько крупинок песка.

Артур противно скрипнул зубами и лишь тогда в голове болезненно взорвалась память.

***

К болотцу он пришел часов в пять утра. Увидел сквозь мельтешащие в окне такси сосны лунное отражение, множащееся в далекой воде, внезапно понял: вот оно – решение – и попросил остановить, выскребая из кармана последние деньги. Водителю было все равно.

Роды дня были мучительными. Пока Артур перебирался через поваленные деревья и ломал хрустящие стебли травы, бредя по направлению к воде, слева по горизонту разлился мутный розово-серый кисель. Неожиданно ступив одной ногой в чавкнувшую влагу, Артур на миг опомнился и встал на бережку, глядя в черноту водного блюдца, словно в глаз чудовища. Вместе с утренним холодком через ступни в тело вполз страх, что в последний момент ему не хватит духу и он вынырнет на рефлексах, все-таки первый взрослый по плаванию. Артур покрутил головой по сторонам и отправился искать камень.

Полузакопанный валун он нашел в камышах, в сотне метров в сторону дубового бора. Сначала пытался раскачать, затем подкапывал под него руками, но густая жижа лишь сочно чмакала и не желала отдавать то, к чему за сотню лет привыкла. Наконец, изгваздавшись чуть не до волос и тяжело дыша, Артур вспомнил про Архимеда, отыскал на берегу узловатый «рычаг» и кое-как вывернул каменюку. Затем выкатил ее на берег и, тяжело дыша, опустился под сосной передохнуть. И уснул.

***

Мобильный показывал 11:03 и восемнадцать непринятых звонков.

- Идите в жопу, - как-то на удивление радостно, вслух произнес Артур. Затем поднялся, покряхтывая, автоматически наклонился отряхнуть колени, но увидел общее состояние штанин и хмыкнул. Как-будто уже не все равно…

Накатив валун на подарок Марты, брючный ремень фирмы Zilli, Артур придавил кругляш коленом и что есть силы затянул. Длины еле-еле хватило на последнюю дырочку, использовать которую в жизни у него шансов не было. Конституцией он пошел в отца, сухой, жилистый, стройный.

***

Марта бросила его месяц назад, в миллионный раз обозвав больным ублюдком. Отец отвернулся вчера. Протянул пачку купюр, буркнул: «Больше ко мне не приходи!» и ладонью выдавил его за порог, хорошенько толкнув в грудь напоследок. Артур показал висящей над крыльцом камере фак и пошел отдавать заём.

Но не дошел, поняв внезапно, что сегодня пятница. По пятницам ему всегда везло. Если поставить всю сумму, то он разом покроет долг Максу и еще останется немного на Олега Дмитриевича. Или все-таки лучше сначала вернуть полковнику? Тот шутить не любит. Ребята с бритыми затылками, месяц назад сломавшие Артуру нос, хоть и приехали по гражданке, но явно были из его конторы.

Как раз увидев симметричные синяки под глазами, Марта обо всем догадалась и ушла собирать вещи.

***

Привычным движением развязав галстук, Артур продел его узкий конец в пряжку, завязал узел и смастерил самозатягивающуюся петлю. Затем пропихнул внутрь кисть, медленно закатил каменюку к себе на колени, поднял к груди и рывком встал. И только теперь заметил, что все это время продолжал повторять: «Идите в жопу, идите в жопу, идите в жопу».

Конечно, не сильно эстетично было тонуть вниз головой, во всех фильмах груз всегда привязывали к ноге, но не будучи уверенным в глубине, Артур решил не рисковать и оказаться к дну поближе ушами. Забавная картинка ждет черных копателей через сотню лет, когда его обнаружат в торфяниках.

Артур снова хмыкнул и сделал шаг к воде.

- Я, конечно, извиняюсь, - раздавшийся из-за спины голос был хриплым и звучал, словно лопнувший котелок.

Артур замер, не оборачиваясь, и закрыл глаза. Кто бы это ни был, он - не во время. Валун был тяжелым.

- Вы ведь топиться собрались?!

Артур выдохнул и обернулся. На старом костровище сидел… кто это? Какой-то невнятный чешуйчатый, складчатый, пупырчатый… хрен. Размером с собаку. В кепке.

- Вы… кто?!

- Мы?! – существо посмотрело по сторонам, словно пытаясь заглянуть за спину - Шишок…

- Шишок, - зачем-то повторил Артур. Затем развернулся и сделал еще один шаг к воде. Все это он уже проходил. Под новый год.

***

Костян, который собственно и принес, после употребления принялся радостно хохотать и извиваться, словно его щекочут, а к Арутру явился зеленый лупоглаз изо рта которого лезли черви. Когда отпустило, поклялся, что больше никогда…

***

- Подождите, у меня к вам просьба… Кстати, я бы советовал вам принять чутка левее, а то в этом месте по весне замотанную в простыню девицу сбросили, не факт, что она уже… ээээ… растворилась.

Фу. Мертвецов Артур не то чтобы боялся, но брезговал. Он вообще был крайне брезгливым.

- Откуда вы знаете?!

- Дык. Я за сто двадцать семь лет тут всякого… Да бросьте вы этот булыжник…

Артур аккуратно опустил валун в болотце и уселся сверху. Туфли противно хлюпали, ноги стояли по щиколотку в воде. Подняв взгляд, Артур обнаружил, что шишок приобрел более человеческую форму: голова уже отчетливо качалась на шее, выше плеч появились очертания пиджачного воротника, руки оказались сложены на объемном животе.

- Я не против свободы воли, что вы! На этом все держится! Хотите топиться, ваше право! Но вам ведь уже все равно… А мне может быть польза…

Артур моргнул и у шишка на пиджаке появились карманы.

- Что вам нужно?! – Артур снял левую туфлю, стянул с ноги мокрый носок, зачем-то выжал его, запихнул в обувь и бросил на берег. Пошевелил пальцами в воде и поднял голову.

У шишка образовались ноги. Вот только голые и качественно волосатые. Пиджак прикрывал далеко не все и Артур быстренько отвернулся. Не, ну глюк же?!

- В начале века, - продолжил шишок, и Артур почему-то решил, что речь идет не про нынешнее столетие, - один комиссар из знающих прямо на этом берегу меня ограбил. Не страшно, многого у меня никогда и не было… Но среди прочего было эм-м-м одно зеркальце…, Оно собирало меня, помогало мне сформироваться. Этот дурачок сдуру в него заглянул, неожиданно познакомился со своим внутренним обликом, и забросил такую полезную вещицу аж во-о-он туда… Видите столбики? Там когда-то ходил паром, вы знали?!

- Теперь шишок был полностью детализированный, объемный, живой. Артур видел, как вытерлись нитки на нагрудном кармане, видимо от частого пользования, слышал смесь запахов дыма, пота и леса. Так иногда пах его отец, когда возвращался с затяжной охоты.

- - А я боюсь воды. Леший тоже глубоко не заходит, а водяной со мной не разговаривает уже много лет, с тех пор, как я… Вы бы пока каменюку от руки отвязали, с ней будет крайне неудобно… Кстати, если вы смогли ее поднять на суше, то и в воде сумели бы, вы что физику в школе не учили? Помочь или вы сами?!

-

***

Охранник сказал почти так же.

Проиграв последнее, Артур впал в какую-то прострацию. Кто-то что-то говорил, негромко играла музычка, блондинка рядом противно ржала, а он словно приклеился к креслу, не мог поднять руку, голову, даже ресницы. Так и сидел, пока крупье не подал кому-то знак.

- Ты сам?! – спросил наклонившийся со спины секьюрити. Артур мотнул головой и тогда его приподняли подмышки, поволокли к выходу, и там выкинули как мешок. А он и дальше продолжил сидеть на асфальте пыльной, поломанной куклой. Тогда один из плечистых ребят подозвал такси, пошарил у Артура в карманах, заглянул в портмоне, вынул оттуда визитку и назвал водителю адрес.

***

- Идите в жопу, - неожиданно к Артуру вернулся прерванный цикл, он встал и попытался подсунуть руки под валун. Однако, похоже, тот плотно засосало.

- Ну подождите! Ну что же вы!? Я же еще не все сказал. В конце двадцатых на ту сторону пытался перебраться потомственный купец Никита Алексеевич Дугин со всем своим добром. А догонявшие его бойцы РККА не шибко заморачиваясь, бросили на паром РГ-14. Знаете? Это такая ручная граната Рдултовского образца 1914 года. Во-о-от. И теперь все это вместе с купцом лежит на дне. Только стулья уплыли. Во-о-он там. Чуть подальше. А среди барахла был кованый сундучок. Что точно внутри, я сказать не могу, но золото я чую даже отсюда. Давайте, вы зеркальце мне, а сундучок – себе?!

Золото. Сундучок. Это могло решить проблему.

Артур так долго вглядывался в шишка, что тот даже замолк, затем решился и принялся снимать одежду.

- Вот и славненько! Вон туда, между столбиками. Видите, там еще ветка торчит?

- Какого размера?

- Что?! А! Вот такого!

Шишок показал арбуз средней величины и Артур наконец-то стянул вторую туфлю и брюки.

***

…Глубина ила была какой-то невероятной и через пару минут распахнутые под водой глаза стали бесполезными, все заволокло зеленой взвесью. Пришлось действовать наощупь.

При каждом Артуровом всплытии шишок немедленно начинал нести какую-то ахинею и от потока слов ныряльщик был готов погрузиться на любые глубины.

Через двадцать минут он нащупал зеркальце и, выбравшись, вручил его своему болтливому визави, в полной уверенности, что теперь тот свалит, признав, что никакого сундучка никогда не было. Однако, шишок, некоторое время попялившись в отражение, приобрел рыжий цвет волос, цепочку с часами и серьгу в ухе, затем отложил вожделенный предмет в сторону и снова взялся раздавать указания. Штаны на нем по-прежнему отсутствовали.

Через полчаса Артур обнаружил медный таз. Потом самовар. А потом - череп без нижней челюсти. Это было так мерзко, что он уже вознамерился прекратить издевательство над собой, но во время очередного заныра наткнулся плечом на что-то твердое. Это был он. Сундук. Шириной в две ладони и длиной в четыре.

Побоявшись, что доски прогнили и кольцо вылетит из крышки, Артур хотел было выбраться на берег, отдышаться, а затем использовать пиджак в качестве подводных носилок. Но лишь подняв голову над поверхностью, услышал радостные вопли шишка.

- Я чувствую! Вы его растревожили! Доставайте же скорее!

Ну на фиг. И Артур снова ушел в глубину…

***

- Это лиственница, - пока Артур счищал тину, шишок простукивал деревянные бока, - чувствую внутри сапфир, немного жемчуга, золота примерно фунт в ажуре и еще в монетах. Малахит. Эм-м-м, серебро. В общем, это хорошая находка.

Врал, наверное. Артур заозирался вокруг.

- Чем вскрыть?!

- Э-э-э-э, зачем?! Я честная нечисть. Это все ваше. Свое я уже получил.

- Хм. Ну окей.

Нисколько не смущаясь, Артур снял свои синие боксерки, отжал из них воду и хотел было развесить белье на суку, чтобы просушить, но поскольку шишок все это время не прекращал своей болтовни, понял, что больше не выдержит, плюнул, натянул одежду и сунул трусы в карман. Солнце двигалось к закату.

- Почему я вообще тебя увидел?! – перешел на ты. Какие уже политесы, когда они видели причиндалы друг друга.

Шишок замер.

- Дык. Намерение к смерти. Оно проявляет реальности.

- Понятно… , - связав рукава пиджака в узел, Артур еще раз прикинул вес сундучка. До трассы дотащит, - Ну, бывай!

- Еще одно!

- Что?! – Артур разогнулся.

- Все это у вас не удержится надолго, если вы не прекратите играть…

- Что?! Откуда ты…

- Хотите подарок?! – шишок полез во внутренний карман и вынул оттуда круглую металлическую коробочку. В детстве из похожей Артур ел монпансье.

Яд. Сейчас отравит, а богатство себе…

- Это безопасно! Смотрите, - шишок с трудом приоткрыл крышку - по внешнему виду, там действительно были конфетки - и сунул одну себе меж зубов, - это поможет вам не быть азартным. Ну что же вы?! Пару часов назад вы собирались умереть! А я - от чистого сердца!

А, была не была.

Артур забросил конфетку в рот и зажмурился. Ничего. Сладость и сладость. Хрустит.

- Я же говорил!

***

… Первым, кому он позвонил, сидя в пойманной попутке, был Костян.

- Спорим на сто баксов, что ты мне не поверишь?!

Еще не успев договорить фразу, Артур почувствовал крайне гадкую физиологическую неприятность. Его сфинктер перестал держать внутреннее содержимое кишок. Все-таки яд?! Или что за странное расстройство?!

- Перезвоню! – Артур что есть силы сжал ягодицы и отрубил телефон. Через пол минуты отпустило. Словно ничего и не было.

Азартные игры. Диарея. Шишок. Понимание пришло не сразу.

- Ах ты ж, мерзкая нечисть, - застонал Артур и водитель тойоты нервно оглянулся…

Показать полностью
221

Про кухарку и трех мышей

В одном королевстве жила-была...кухарка. Да-да, вовсе даже не король или королева, не их прекрасный сын-принц или избалованная дочь-принцесса. Хотя они, конечно же, тоже были - какое это королевство без короля с женой и детьми. Но речь, друзья мои, пойдет в первую очередь о самой обычной кухарке. Хотя себя-то тетушка Августа совсем не считала обычной.

- Я, между прочим, стряпаю самому королю! - Хвасталась она на рынке, куда раз в два дня выходила на закупки. - Я запекаю такую дичь, что Его королевское Величество каждый раз просит добавки!

Король действительно не оставлял без внимания творения тетушки Августы, всегда требуя еще одного зайца или утку на стол. Впрочем, злые языки на том же рынке поговаривали, что заслуги кухарки в том было немного. Его Величество просто очень любил поесть. Наверное, оттого он был столь тучен, что уже давно не выезжал на охоту сам, оставляя эти забавы сыновьям.

- Не всякий жеребец меня поднимет, - усмехался король, и подданные почтительно кивали, пряча глаза. Его Величество уже с трудом помещалось в самую большую замковую карету, а четверка лошадей начинала отдуваться, едва трогаясь с места. Придворный художник каждый раз при написании портрета ломал голову, как бы исхитриться втиснуть королевские телеса на бумагу. А кровати в опочивальне короля менялись в среднем раз в неделю, пока отчаявшийся плотник не вступил в коварный сговор с каменщиком, поставив Его Величеству каменное ложе, которое пока держалось, но последнее время зловеще похрустывало по ночам.

Однажды, после особенно сытного ужина (молодой олень и парочка куропаток), король почувствовал себя плохо. Он не понимал, что это его раздувшееся пузо так подняло легкие, что стало почти невозможно дышать. С испуга Его Величество решил, что его отравили.

- Караул! - Возопил он, насколько позволяло собственное обжорство. - Покушение на особу королевской крови! Немедленно лекаря ко мне, и возьмите под стражу всю кухонную прислугу!

Придворные и стража со всех ног кинулись выполнять приказ, от чрезмерного усердия запутавшись в дверях, и к тому моменту, как королевский лекарь торопливо вбежал в тронный зал, тетушка Августа во главе кухонной челяди уже сидела за решеткой.

К счастью, лекарь был знаток своего дела и быстро разобрался, в чем причина недомогания короля.

- Ваше Величество, ваши слуги ни в чем не виноваты, - сказал он, прикладывая ухо к королевской груди и пузу попеременно. - Точнее, виноваты исключительно в стремлении угодить своему повелителю. Видимо, они готовят столь вкусно, что вы никак не можете ограничить свой воистину королевский аппетит. А именно он и причина ваших бед. Вам надо меньше есть, мой повелитель, - тихо постановил лекарь, опасаясь кончить свои дни на плахе за столь неприятный совет. - Потому что иначе вас просто...разорвет.

Король хотел было метнуть в лекаря подсвечник, стоящий у трона, однако для этого надо было нагнуться - а к таким испытаниям он давно уже не был готов. К тому же, лекарь пообещал прямо сейчас смешать снадобье, облегчающее состояние больного.

- Иди и смешивай! - Проревел король, с досадой глядя на подсвечник. - Занимайся своими флаконами, и не советуй мне всякую ерунду!

Лекарь выбежал из зала, чудом унося с собою голову на плечах.

При разговоре присутствовал старший сын короля. Принц быстро смекнул, что батюшка и не подумает исполнять наказ лекаря, а вступись он за него - так в гневе отец бывал страшен. Но как же быть?

Подумав, старший сын решил пойти другим путем. Он отправился прямиком в темницу, где за решеткой томились подвывающие от ужаса слуги, прощающиеся с жизнью на всякий случай, а в уголке, подперев голову рукой, горевала тетушка Августа. Она очень переживала за суп, который остался без присмотра в печи.

Принц постучал по решетке, и слуги испуганно стихли.

- Кто здесь главная кухарка? - Надменно вопросил он. Тетушка Августа откликнулась.

- Я, - сказала она, подходя к принцу с другой стороны темницы. - Что же случилось, почему нас сюда запрятали? Неужели в олене не хватало соли? Неужели куропатки получились суховаты?

Принц нетерпеливо замахал на нее руками, приказывая замолчать.

- И куропатки твои хороши, женщина, и олень вне всяких похвал, - сурово ответил он, - и беда твоя тоже в этом. Отец мой дюже любит твою стряпню, каждый раз объедается да добавки требует, скоро на ноги встать не сможет. А сегодня чуть дышать не разучился от обжорства! Одним словом, вот тебе мой приказ: чтоб не смела больше вкусно готовить, чтоб готовила, как у всех заведено! Не дай боже, помрет мой отец, тогда и тебе не видать света белого!

Растерялась тетушка Августа от наказа такого. Где ж это видано, чтобы велели дело свое плохо делать.

- Но, господин мой, нельзя же плохо готовить, осерчает Его Величество... - заикнулась она, а принц возьми и ударь по решетке.

- Мне до того дела нет! - Закричал он. - Посерчает да смилуется, а вот если продолжишь так же сочно да вкусно блюда свои печь, я тебя не помилую, и отец не защитит, потому как убьешь ты его своим кашеварством! А теперь прочь ступайте на кухню свою, и помни, кухарка, мое предупреждение!

И велел принц выпустить прислугу кухонную. Тетушка Августа сразу к супу побежала, да где ж ему уцелеть, весь повыкипел да сбежал, только зря старалась. Расплакалась кухарка от обиды и страха - что же делать-то теперь?

Думала тетушка Августа, думала, да ничего путного в голову не лезло. Тогда завернулась она в платье походное, да и пошла ночью из замка к сестре своей, что жила на опушке королевского леса. Люди туда ходить не любили, поговаривали, что ведьминские это владения. Марта, сестра кухарки, без сомнения, была самой настоящей ведьмой, но зла людям никогда не желала. Потому и жила поодаль - чтобы такого желания не возникло. Кому надо чего, если уж припрет сильно - сами приходили, редко когда ведьма отказывала в нужде настоящей.

Постучалась к сестрице в ночи тетушка Августа, впустила ее Марта. Поведала кухарка о горе своем, плача и над супом заодно погибшим. Да ведьма улыбнулась только. Пошарила она в одеяниях своих бесконечных, да выудила из-под юбки трех мышей. Хотела тетушка Августа завизжать по привычке да на стол прыгнуть, да сестрица цыкнула предупреждающе:

- Не верещи, тут не услышат!

А без зрителей оно и не так интересно. Да и странные мыши это казались, непохожие на замковых. У тех шерстка темно-серая, лапки и хвосты розовые, нос и глазки бусинками. А эти черные, с глазами золотыми да хвостами серебряными. Будто игрушечные, только снуют в ведьминых руках, как живые.

- Гляди, - протянула ведьма мышей кухарке. - Вот тебе мой подарок. С собой мышей этих в замок возьмешь, да слушай внимательно, чего ты с ними сделаешь…

Зашептала дальше Марта совсем тихо, ни словечка не разобрать. Но тетушка Августа, видать, все поняла. Подхватила мышей, расцеловала сестрицу и вон из домика бросилась, а то светать уже начинало, ведьмам спать пора ложиться, а кухаркам самая пора к печи становиться, а ей ведь еще с лекарем поговорить надо.

Все успела тетушка Августа, а едва вошла на кухню, как закипела работа. Поварята горшки к печи тащат, угли вчерашние раздувают, служанки зелень крошат свежую, дымом пахнет, одним словом, идет дело. Отошла тетушка Августа в сторону, достала мышку одну - та смирно на руке сидит, не шелохнется, только глазки золотые светятся, - и зашептала ей в ушко черное:

- Не мышка, не кошка, хоть и черная шерстка, стань куропаткой, с красивыми лапками, с бронзовым пером, с широким крылом, и лети в тронный зал, чтоб король увидал!

И подбросила мышку в воздух. А та возьми да и обернись птицей - только крылья хлопнули, да перья яркие перед глазами мелькнули. Упорхнула куропатка волшебная.

Да и полетела она прямиком куда велено, и влетела в окно тронного зала, как раз когда король туда пожаловал.

Увидел тот птицу волшебную - дар речи потерял. Сидит птица дивная, таких во всем королевстве не сыщешь. Перья отливают бронзой настоящей, будто кто из монет чудо-юдо отлил. И смотрит еще лукаво так, мол, ну, что делать будешь?

- Поймайте мне ее! - Приказал король немедля. - Я хочу эту птицу сегодня на завтрак!

Кинулись все придворные выполнять приказ. Особенно палач усердствовал, как вскинул топор свой - так половину колпака шуту напрочь снес, так торопился птицу усечь. Да только едва кто пытался птицу ухватить, как та - пуфф! - и исчезала. А потом - пуфф! - в другом конце зала маячит. Тут невольно из сил выбьешься, тронный зал, он большой…

- Ваше Величество, - тут лекарь, пользуясь суматохой, к королю подкрался. Тот не отвечает, взглядом к птице прикованный. На других эта куропатка и не смотрит, только на него. - Никто, кроме вас, птицу эту не поймает…

- Это еще почему? - Встрепенулся король. Как раз казначей попытался своим сундучком куропатку прихлопнуть, хорошо еще, тот пустой был. Кстати, надо спросить, куда прохиндей из него золото подевал…

- Это волшебная птица, я про такую в своих медицинских книжках читал, - вдохновенно начал лекарь сочинять. - Раз в столетие появляется, самого достойного выбирает, чтобы тот попробовал ее поймать да съесть. Коли удастся вам, так сила неведомая на вас снизойдет, болезни отпугнет любые, омолодит и душу, и тело. Только другим вы даже не приказывайте, бесполезно, по всему видать - птица вас выбрала. То и правильно, даже волшебные твари в королях силу признают…таковые очень редко приходят, говорят, ежели одну поймать и употребить, так потом другие пожалуют, как и полагается - серебро да золото после бронзы....

Задумался тут король. Видит, пытается начальник стражи на копье куропатку насадить. А та как порхнет в сторону - копье только о стену клацнуло. Шуту и подавно делать там нечего, смех один, на то он и шут. Выдохлись уже придворные, посматривают на короля в надежде - а ну как отменит приказ?

- Хватит! - Хлопнул повелитель по подлокотнику трона. - Толку от вас, неумехи. Сам сейчас все сделаю!

И сполз с трона медленно, куда уж с такой тушей бегать. Расступились почтительно придворные. А король, отдуваясь, к птице идет. Та чирикнула радостно и прыг, прыг по полу замковому. Он за ней торопится, а она прыгает, но не улетает. Вот-вот схватит ее за перья, буквально шаг остался!

И не замечает он, что уже два круга так за птицей гоняется, все быстрее и быстрее, аж на бег почти переходит. Пот в три ручья льется, задыхается весь, но с каждым кругом куропатка все ближе и ближе оказывается.

- Не мешать! - Орет, по залу бегая. А придворные и не думают. Эвона, диво какое - монарх их любимый за год столько не проходил, сколько за утро по залу пробежал, тут никто мешать не осмелится.

Поймал-таки король куропатку, схватил за перья бронзовые. Чирикнула та победно и обвисла в руках его. Правитель дышит тяжело, но птицу триумфально поднимает, подданным демонстрирует. Те хлопают почтительно.

- Так вот охоту вести надо! - Постановило Его Величество. И велело куропатку немедля сготовить на завтрак.

Принесли трофей сей волшебный кухарке, со строжайшим наказом сию минуту испечь как должно. Тетушка Августа покивала с лицом серьезным, а как одна осталась, так к тушке наклонилась и зашептала в глазки закрытые:

- Сослужила птица службу, бронзовое перышко. Так ступай теперь домой, к ведьме в дом за зернышком!

Трепыхнулась птица в руках кухаркиных, да и обернулась мышкой снова. Пискнула прощально и с рук спрыгнула, в тот же миг в воздухе растаяв. А тетушка Августа принялась обычную куропатку запекать, только с травами новыми.

В этот день на завтрак король только куропатку ту и съел, не пожелал он ни оленьей ножки, и кроличьего бедрышка, ни даже ягод заморских себе на десерт. Волшебное, говорит, вкуснее, хоть и мало его.

А откушамши, осознал внезапно он, что дышится-то ему куда легче. Видать, куропатка подсобила, отогнала хворь дыхательную!

- Видишь, - сварливо сказал король лекарю, - не в еде дело-то было! Птица волшебная подлечила меня!

Лекарь только кивнул почтительно.

Так король увлечен был охотой своей на птицу волшебную, что аж обед пропустил, рассказывая раз за разом историю утреннюю. Сначала жене рассказал (та поспать любила и завтракала отдельно), потом детям (которые частенько раньше отца вставали), дальше придворным (хотя те все сами видели и участие непосредственное принимали), а там уже и до слуг дошло. Хотя им-то все в радость, что угодно слушать готовы, лишь бы не работать.

Только к ужину опомнилось Его Величество, что с утра-то, окромя куропатки, крошки во рту не было. Поел торопливо и без интереса - неволшебное не так интересно! - и велел библиотекаря к нему звать и художника, чтобы один в письмах, а второй в рисунках подвиг королевский увековечили. Так и день закончился.

Следующим утром тетушка Августа вторую мышку из кармана достала, покрупнее прошлой. Но сидит так же смирно, слушает внимательно.

- Не кошка и не мышка, будь серебряным зайчишкой, с длинными ушами, с большими глазами, скачи пред очи короля, пусть попытается поймать тебя!

Мышка как спрыгнет с ладоней тетушки, и бах! - на кухонном полу заяц настоящий стоит. Только такого-то и свет не видывал, шерсть серебром отливает будто, в глазищах утонуть можно, уши огромные туда-сюда ходуном ходят. Подергал косой носом, осмотрелся, да и дал деру из кухни. Прямиком в тронный зал влетел, да в короля и врезался, тот аж отшатнулся и на пол шлепнулся.

- Что? Кто? - Заморгал он. - Кто посмел уронить королевскую особь?!

- Да заяц это, Ваше Величество! - Доложил советник, по долгу службы рядом оказавшийся. - Вон какой здоровый русак. Только серым его и не назовешь, шерсть какая странная, залюбуешься, посмотрите!

Глянул король на зайца волшебного и враз все понял. И этот зверь для него послан!

- А ну, подать мне копье! - Приказал он, подняться силясь. Кинулись слуги поднимать своего владыку, и вот дело удивительное - обычно пятерых еле хватало, а сегодня трое легко справились. Король и сам не заметил, как на ногах оказался. - Я его сам затравлю и на завтрак откушаю!

Только заяц-то не стал ждать, пока его затравят. Едва король приноровится в него копьем ткнуть, как тот - прыг - и в сторону подается, все дальше и дальше от трона. Далеко при том не убегает, держится при короле, вот-вот достанет тот его.

Сам не заметил монарх, как из тронного зала за зайцем выскочил, да через три коридора замковых в погоне промчался, пока во двор оба они не выскочили. Еле поспевает за добычей Его Величество, пот уже не в три - в десять ручьев льется, копье уже как посох использует, и не тыкает никуда давно, лишь бы опора какая была. А заяц-то почти до ворот уже доскакал, еще немного, и упустит его король…

Набрался он тогда сил, отшвырнул копье да и кинулся на зайца с голыми руками. Настиг-таки косого! Поднял за уши тушку враз обмершую, да потряс перед челядью обомлелой, со всего двора сбежавшейся. Те намек поняли и хором короля восславили. Едва дыхание переведя, всучил король добычу свою служанке да повелел немедля кухарке снести, чтоб та его на завтрак сготовила.

- Так ведь обед скоро, - робко проблеяла служанка, на часы показывая. Король-то и не заметил, как вместо завтрака охота у него случилась. - Или прикажете завтрак накрывать?

- Пусть будет обед, мне без разницы, лишь бы приготовили как должно! - Приказал король. Чувствовал он, что одеяние королевское ему больно свободно стало, будто с чужого плеча вещи носит. Хотел было призвать к ответу служку, что по утрам его одевает, но сообразил, что и носки туфель своих видит куда яснее, чем раньше - видать, живот уменьшился, а, значит, одёжа велика просто. Как раз перед обедом и успел переодеться.

Шепнула тетушка Августа зайцу принесенному “Зайчонок серебристый, скачи домой быстро, к Марте в избушку, что на опушке”, и тот был таков немедля. А кухарка принялась заранее припасенного зайца выпекать да жарить, чтоб никто подмены не заметил.

Отобедал зайцем король и подобрел окончательно.

- Чувствую, - делился он с лекарем, - прямо сила просыпается во мне стародавняя. И двигаться я быстрее стал, и хожу без помощи. Чудотворные звери, правда твоя!

Кивал лекарь, помалкивая.

Наступил третий день, и третьего, самого крупного мышонка, достала тетушка Августа из-за пазухи. Глянул тот на нее своими умными глазами.

- Мы мышку сегодня на другое заменим. Стань ценным, большим, золотистым оленем, рога у которого солнцем сияют...тебя наш король на свой вес променяет! - Нараспев проговорила тетушка Августа, держа в ладонях мышку. Та дернулась, шлепнулась из ее рук на пол и немедленно раздалась в стороны, наполняясь таким сиянием, что глазами больно.

Когда проморгалась кухарка, перед ней стоял сказочный олень. Шкура его была словно усыпана золотыми искорками, а рога светились настоящим солнечным светом. Животное ласково коснулось бархатными губами рукава кухарки, развернулось и бросилось прочь из кухни.

На сей раз король так спешил в тронный зал, что они с оленем вбежали туда одновременно.

- Ага!!! - Торжествующе закричал он, узрев свою новую добычу. - Ну, сегодня я готов!

И впрямь - на боку Его Величества висел меч, который уже лет пять по причине тучности пылился в сундуках. А за спиной короля виднелся колчан со стрелами и лук. Выхватил их король да прицелился немедля. А олень развернулся изящно - и вон из зала бросился.

- Стой! Стой!! - Возопило Его Величество, бросаясь в погоню.

Долгий это был бег. Олень промчался по всем коридорам этажа, элегантным прыжком преодолел лестницу и заставил короля следовать за собой по этажу следующему, и следующему, и следующему...когда Его Величество выдыхалось, зверь тоже замедлял бег, провокационно шевелил ушами, пригарцовывал на месте, приглашая охотника вновь последовать за своей добычей. Король как переведет дух - так и снова в бой.

Три часа гонялся он за оленем по замку, пока тот не выскочил во двор. Возликовал монарх - тут-то ты мне и попадешься! - однако зверь волшебный одним прыжком перемахнул через ворота, да неторопливо к лесу направился.

- Коня мне немедленно! - Стребовал правитель сию же секунду. Не посмели ему перечить, глядя, в каком возбуждении находится владыка, заседлали тотчас коня. Вскочил на него король, как молоденький - слуги от изумления рты поразевали - и пришпорил лихо, едва успевай ворота открывать.

Скрылся король в лесах за оленем следом. Покуда свита, растерявшись, сама собралась да на коней взгромоздилась, тот уже и вернулся. Помолодевший лет на двадцать, да в два раза больший вес с себя сбросивший. Сияет, будто оленя уже употребил и тот изнутри светится. Только не видать добычи.

- А как же… - заикнулся лекарь. Но царственно махнул король рукой, отметая все вопросы.

Не будет же он рассказывать, как в погоне за оленем на избушку Марты выскочил, как та его встретила и все объяснила, как олень на его глазах в мышку превратился и в руках у ведьмы растаял, а он себя в зеркале увидел да обомлел от счастья и гордости.

- Я употребил оленя как должно, - постановил повелитель. - А завтра поедем на волков.

Говорят, тетушка Августа после этого стала главной по провизии во всем замке и окрестностях, а ведьме Марте была дарована грамота, от всех неучей суеверных ее защищающая да позволяющая раз в месяц в королевских погребах невозбранно хозяйничать, забирая все, что требуется для ведьмовского дела или пропитания.

Про кухарку и трех мышей Рассказ, Истории из жизни, Сказка, Длиннопост

Паблик с моими рассказами в вк: https://vk.com/samopisanina

Показать полностью 1
199

Эзотерика

Когда мне было четырнадцать лет, дядя Костя подарил мне книгу. По-моему она называлась "М-ский треугольник". Этот текст снёс мне башку. Мы тут все такие пионеры, будущие комсомольцы, всегда готов, стенгазета, соцреализм, а тут - на тебе - инопланетяне, лох-несское чудовище, йетти, прочее потустороннее. И все это - не Беляев с Жюль Верном, а как-будто на самом деле. Реальность!

Захватывающе, аж жуть! Я в это влип, как муха в сироп, читал, учитывался, целую библиотеку насобирал. С народом поделился в интернете. Сначала на сайте были только йоги и Рерихи, потом Кастанеды и Агни, дальше больше... Дети-индиго, послания воды, секреты горы Кайлас, голоса ангелов, в общем вывих мозга на несколько тысяч текстов.

Так продолжалось очень долго, пока я не стал достаточно известной в этой сфере персоной и мне не начали писать письма пачками.

Ребята, я вам скажу! Такой концентрации психов и шизофреников нет нигде! Это реально страшно!

Им всем Бог надиктовывает тексты и они спешат поделиться ими с Миром, чтобы спасти Человечество!

Когда бог только успевает вдувать столько в разные уши...

Хотите скажу, как распознать шизика? Вот если он половину слов в тексте начинает с заглавной - это повод напрячься, а если из больших букв состоят целиком слова - бегите!

Если маг, мистик и колдун в пятом поколении не шизик, значит - шарлатан, мошенник и жулик, ищущий дурачков. Других категорий практически не встречается. Ну бывают ещё пограничные, искренне верящие в то, что делают, мастера, которые не прочь эту веру монетизировать...

Ангельский ченнелинг и внезапно сошедшее на меня с небес озарение, что я - волшебный магнит для откровений инфернальных чудиков, меня резко встряхнул и... как-то разом попустило.

Саморазвитие - это хорошо, но нужно быть крайне избирательным...

2071

Были времена

Наиболее распространенным способом убить вампира считается забивание осинового кола в сердце. Но сотни лет назад, этот метод не казался надежным. И был придуман другой способ. Вампир высасывает кровь, значит надо не дать ему это сделать. Выход прост — кирпич в рот.

Сперва в ротовую полость заливался цементный раствор, а потом она «затыкалась» кирпичом или камнем. Череп на фотографии был найден археологами за пределами Венеции в братской могиле.

Были времена Вампиры, Археология, Магия, Находка, Мистика
32

Ночь перед рождеством

Ночь перед рождеством Сказка, Мистика, Рождество, Продолжение следует, Трэш, Длиннопост

Игрушки


Высокая бревенчатая изба, стояла на отшибе деревни. Из кирпичной трубы валил серый дымок. Стекла окон, мороз украсил витиеватыми узорами.


Внутри стояла русская печка, в которой весело потрескивал огонь. Из убранства большой дубовый стол да пара табуретов. В дальнем углу стояло старенькое кресло.


В центре красовалась пушистая елка.


- Дед, а дед, ну расскажи, почему мы наряжаем елку перед рождеством, а не как все на новый год? – непоседливый Мокша юлой вертелся вокруг ног старого Макара.


- Ох… Ну… В общем, енто целая история,- кряхтя пробормотал дед. Он пытался дотянуться до верхних лапок елки, чтобы повесить игрушку.


- Расскажи, пожалуйста,- взмолился мальчик, топая ножками от нетерпения.


- Экий пострел выискался, ты сперва поведай ладно ли ты вел себя ентом году?- Макар наигранно упер руки в бока. Затем мягко улыбнулся, и протянул оловянного солдатика на веревочке мальчику.


Мокша взял солдатика, глубоко вздохнул и честно признался,- не очень деда.


- Ну, тагды не слыхать тебе истории,- развел руками Макар, но увидев, как мальчишка совсем сник, добавил,- есть один способ смыть все плохие дела.


Мальчик оживился,- какой?


- Нужно рассказать про дело и повесить игрушку на елку,- дед широко улыбнулся,- и все тебе в новом году простится.


- Понял,- улыбнулся в ответ Мокша.

- Раз понял, то давай, выкладывай чавой у тебя там,- Макар полез в коробку за мишурой.


- Я…,- начал было мальчик и запнулся.

- Ты это давай не стесняйся мне тут. Иш, барышня прям.

- В общем я Буську обидел,- краснея проговорил Мокша.

- Буську?- призадумался дед,- Ленкину что-ль,?

- Ее,- кивнул мальчик.

- Чавой это вы не поделили?

- Она в лес хотела пойти…

- А ты?

- А я с мальчишками у колодца играл,- вздохнул мальчик.


- Ну, экая невидаль, бабу обидел, - дед нахмурил брови, - та с ними всегда непонятно, девять лет тебе или девяносто. Один только черт знает чего у них в голове. Вешай игрушку и будет тебе покой.


Мокша повесил солдатика на пушистую ветку и улыбнулся.


- Давай дальше, - подмигнул ему дед, и протянул деревянного конька-горбунка.


- А еще, я игрушку взял поиграть и не вернул, - мальчик осторожно посмотрел на деда. Макар не любил когда он брал что-то чужое, и тем более не возвращал. Но дед улыбнулся и кивнул в сторону елки.


Мальчик заметно оживился, увидев реакцию деда. Быстро повесил конька, схватил из коробки охапку игрушек и затараторил:

- Обозвал Ваську дураком, дразнил соседскую собаку, банки привязал на хвост коту, ведро в колодец уронил, яблоки у соседей в саду рвал,- на елке одна за другой стали появляться игрушки.


Со стороны казалось, что с плеч мальчика спадает тяжелый груз.


- Ох и злыдень ты у меня оказывается, Кащей прям,- расхохотался дед,- а хорошего чаво сделал?


- А за хорошее тоже игрушку вешать?

- Ага, только уже по две,- подмигнул Макар.

Мокша призадумался,- а почему две?

- Ну, так хорошее же, чаво экономить,- развел руками дед.

- Тоже верно,- серьезно ответил мальчик.

- Давай вспоминай.


-Друга встретил,- улыбнулся своим мыслям мальчик.

- Настоящего?

- Ага, самого-самого, я тогда лукошко с грибами в лесу забыл, а он мне свое отдал,- мальчик осторожно посмотрел на реакцию деда.- Ох и влетело бы мне тогда.


Дед ехидно кивнул.


- И вправду хороший друг,- едва сдерживая улыбку, сказал Макар,- вешай, чаво вылупился.

Мокша мигом повесил на елку два цветных шарика.

- Дальше давай.


- Еще тете Светке помогал вещи таскать, - мокша горделиво выпятил грудь.

- Светке, это хорошо. Она у нас беремчатая. Эт ты правильно сделал,- Макар протянул еще две игрушки.


- Все что ли? Игрушек еще полно,- снова нахмурился дед.

- Наверно все,- проговорил Мокша, сел и понурился.


- А как же деду по хозяйству, что не помогал?

- Помогал.

- Вешай значить. А воду хто каждое утро с колодца таскает? А кашу за обе щеки хто ест? А елку хто помогает украшать?


Мокша заулыбался, принялся развешивать игрушки на ветки.


- Вот вроде и все,- Макар сделал пару шагов назад, разглядывая рождественскую елочку,- ох и красавица она у нас.

Мокша радостно закивал.


- А ты деда?

- Чаво, я?

- За плохое елку украшаешь или за хорошее?

- За плохое внучек, - тихо ответил дед,- было время, когда злодейств я творил и не счесть сколько.


- Ну, сейчас ты хороший же,- не смотря на всю строгость деда, мальчик души в нем не чаял.

- Сейчас, времени на злодейства нет. Пострел мелкий под ногами крутится, спасу нет,- с этими словами дед накинулся на Мокшу и стал что есть мочи щекотать. Мальчик залился звонким смехом.


- Ой, не могу больше… ха-ха…


- Есть у меня для тебя подарок богатырский,- отсмеявшись, проговорил Макар. Они раскрасневшиеся сидели под елкой. Хвойный запах приятно щекотал нос.


- Какой?


-Меч. Вернее Кладенец,- гордо сказал Макар

- Из сказки который?

- Ага, вот только не совсем из сказки он,- посерьезнел вдруг дед,- взаправду все было.


Мальчик непонимающе посмотрел на старика.


- Обещал я тебе историю, но видать придется рассказать другую…


Начал было Макар, но в дверь избы громко постучали.

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: