-1

Сказ о Всемире Ивановиче да Конце Всемировиче (текст и аудио)

Ссылка на аудиоверсию: https://www.youtube.com/watch?v=Yckr3G80qGU&t=282s


Привет, Пикабу!


Есть у меня сказ, да ещё и в аудиоварианте. Читает его человек непростой, очень талантливый и интересный, зовут его Александр Водяной. Голос у него сказочный такой: то как дымка над рекою, то как дождь над лесом.


Для тех, кто читать любит больше, чем слушать, прилагаю текст.


Всем добра!


Сказ о Всемире Ивановиче да Конце Всемировиче


Давным-давно, где-то в просторах Сибири-Матушки, жил, да по сей день живет, мастер древнего искусства рукопашного боя Всемир Иванович.


Создал он этот мир, отдал его людям, а сам выстроил себе дом посреди поля, да и остался там учить добрых молодцев, да девиц-красавиц как свою землю защищать и врагов от умов-разумов своих отваживать.


Не жалел он сил, не жалел себя, не жалел и отпрыска своего Конца Всемировича, что заключен был под полами дома отцовского, в клетке из стали-нержавеющей и дуба железного.


Всемир Иванович часто, в моменты уединения и душевной слабости, сокрушался о том, что именно черные гены драконьи возобладали, и сын лютым супостатом света белого стал.


Время шло, поле городом стало, дома-муравейники к небу выросли, людей тысячи на заработки поприезжали, а Всемир Иванович всё учил молодежь, да за Концом Всемировичем приглядывал.


Все чаще Всемира Ивановича можно было застать за тем, что тот стоит у окна и в даль смотрит, словно ждет кого. Ученики никак в толк взять не могли, что за кручина мастера берет.


А Конец Всемирович всё песню свою поет да приговаривает:


– Всемирушка, отец мой милый, выпусти меня, я сожгу все быстренько да и дело это поганое иссякнет, а то мы тут с тобой с тоски совсем засохнем. Тебе без меня не помереть, мне с тобой не жить. Опротивело все это.


На что Всемир Иванович и отвечал:


– Ты со своими глупыми речами не суйся лучше, а то и правда зашибу тебя чего доброго. Почуяли тебя люди, что вблизи дома нашего поселились и роптать стали, что мира конец наступит скоро, это всё песни твои да настроения.


– Дурак ты, папинька, всё равно же достанет тебя со мной здесь сидеть, ты же тоже узник стен этих незапамятных, выйти даже к лесу не можешь, а ведь каждый листочек собственноручно мастерил.


– А ты это все сжечь хочешь…


– Я быстренько, а ты новый потом без меня сделаешь!


– Да без тебя-то как? Ты ж не понимаешь, сынок, что я начало, ты конец, нам друг без друга никак.


– И что теперь мне всю жизнь в подвале сидеть, да людей с ума сводить?


– А мне всю жизнь развлекать тебя, кормить, да сторожить, пока не опостылит до умопомрачения.


На том разговор и рвался, оставались оба без ответа наедине со своими кручинами. Всемир Иванович всё в окно уныло глядел, а Конец Всемирович в пасти ковырялся да песню свою злую под нос бурчал:


Перестань держать гнев, перестань мечтать,

Я буду тебе ярким сном, последним ветром,

Пока думаешь о том, чтоб научиться летать,

Я выкрашу твой мир цветом бледно-серым.

Перестань держать гнев, перестань мечтать…


Текст: Алиса Демидова

Читает: Александр Водяной https://www.youtube.com/channel/UCweZTwkeXSD9he7ipXVfNRw

Найдены возможные дубликаты

+1
Инь Янь практически
+1
Интересно)
Но кто такой Иван?
раскрыть ветку 1
+1

Иван Иваныч Иванов я думаю

0
Отправить бы всех невежд на перевоспитание к Всемиру Ивановичу!
0
Что я блядь только что прочел....
Похожие посты
115

Сказки это всё

Сказки это всё

— Дед, а расскажи мне сказку перед сном!

— Сказку? Ну, давай расскажу тебе сказку. Едем мы, значит, с дядей Колей по объездной, а напротив «Ленты» — заправка лукойловская, дядя Коля немой полвека, а как закричит: «Смотри, Максим Геннадьич, девяносто пятый — двадцать семь пятьдесят!

— Да нет, не эту!

— А чем тебе моя сказка не нравится?

— Скучная, я про дракона хочу!

— Про дракона, значит. Хм, давай-ка подумаем, — дед почесал лысеющий затылок, он уже хотел было потянуться за сигаретой раздумья, а потом вспомнил. — Точно, ты ж не куришь!

Пятилетний Никитка засмеялся и замотал головой.

— Правильно, не кури, а то как дядя Коля язык проглотишь. Ладно, значит, так. Летит дракон. Над леса-ами летит, над поля-ями, мимо почты летит, над собесом кружит. Октябрьский район пролетает, видит, что дорогу плохо ремонтируют у Политеха, халтуру гонят лица нетрадиционной социальной регистрации. Пикирует к ним дракон, лютует, жаром из ноздрей обдает и говорит суровым голосищем: «Ышь, вы, ироды треклятые! Супостаты недобитые! Почему геотекстиль на сыру землю не укладываете?»

Встали молодцы-архаровцы все как один в полный рост. Лопаты заостренные да ломы пудовые на плечи загорелые подняли! Ответ держать самый крупный зверюга вышел и самый бородатый из всех, в белом шлеме прорабовом, с рейкой нивелировой.

«Ты чьих будешь, змий большекрылый? Уж не из технадзора ли лютоглавого? Так мы твоим друзьям мордолицым золото откатное на прошлой неделе оттараканили да коня на автомате вашему главнокомандующему подогнали. Там геотекстиль свой и ищи. Зубищами и когтищами своими не козыряй, пообрубаем да в землю-матушку закатаем!»

Выслушал дракон супостата пышнобородого, потянулся как следует, пасть размял и молвит спокойно заклинанье боевое в ответ: «Из прокуратуры я государевой. Буду сейчас акт составлять да дело на вас шить. Регистрацию у бойцов твоих проверять, за золото откатное и коня дарёного спрашивать».

Позеленел тут супостат, а бойцы его врассыпную бросились, заклинанья драконьего испугалися.

«Смилуйся, о великий и ужасный, не признали мы клейма государева!» — упал супостат на колени и гравий вокруг лап драконьих целовать начал.

«Через час прилечу, чтоб геотекстиль лежал, а коль не будет — сожру, не побрезгую!» — и улетел.

Летит дальше, потоки воздушные ему брюхо щекочут, облака от взмаха крыла точно пух одуванчиковый разлетаются. Видит дракон оборотня в погонах. Тот до рыцаря старого на осле карбюраторном докопался. Приземлился змей поодаль, в тени затаился и слушает, диву даётся.

Оборотень рыцарю штраф на капоте выписывает.

«Что ж вы, батенька, режим масочный не соблюдаете? Забрало подняли, инфекцию в атмосферу кашляете?»

«Так ведь я на ослике своём с окошками закрытыми езжу, дышать с забралом опущенным сложно, ослик кипит, кого же я заражу-то? Да и не болею я, кашель у меня на нервной почве!»

«Это вы сейчас не болеете, а вот залетит к вам в вентиляцию микроб неотёсанный, а у вас забрало не опущено, сразу заболеете и других заразите!»

«А других-то я как заражу?»

«Вы мне зубы-то не заговаривайте, давайте лучше протокол подписывайте и езжайте себе дальше. У вашего ослика, кстати, задний стоп не горит, будете сопротивляться, я вам ещё штраф выпишу, в казне денег сейчас мало, забрал на всех купить не получается, а вы на ослике личном катаетесь, да еще и постановления государевы игнорируете — не дела!»

Тут дракон не выдержал и заголосил из тени, чем сильно напугал и оборотня, и рыцаря, и даже ослик чихнул от волнения.

«Ты что же, оборотень, до дедушки докопался?! У него вон печка на ослике в красной зоне, тосол из бочка валит, а он даже окна не открыл, чтобы в атмосферу микроба лишнего не выплюнуть, сидит, живьём варится!»

«Не положено!» — отвечает злобно оборотень, клыками белоснежными сверкает и копию протокола рыцарю старому отдает.

«И почем нынче штраф за забрало?» — интересуется дракон у пожилого рыцаря.

«Пять тысяч золотых, — дрожащим голосом произносит дедушка. — Вот так съездил за травами целебными да за гречкой по акции».

Не выдержал дракон несправедливости этой, отнял у рыцаря протокол и машет им перед оборотнем: «И не стыдно вам дедушку обирать?»

«Самоизоляцию дедушка соблюдать должен, а не на осликах разъезжать, пусть спасибо скажет, что за стопарь штраф не выписал!»

Сплюнул дракон желчью огненной и говорит рыцарю: «Езжай за гречкой и за травами целебными, штраф твой я сам оплачу. Не за это ты стране своей служил столько лет, не за это».

«Спасибо, — тихо молвил растроганный рыцарь и потер промокшие от слез морщины. — Ослика толкнуть не поможете?»

Толкнули они с драконом ослика, и дракон полетел дальше.

Летит он над лугами бескрайними, летит над морями черными и видит напротив «Ленты» заправку лукойловскую.

— Дед!

— Ладно, ладно, шучу. Летит дракон и видит принцессу. Стоит красна девица с пакетом возле «Бристоля» окаянного и курит через забрало. Подлетает к ней дракон и говорит: «Я тебя украду и к себе в башню на четырнадцатый этаж утащу!»

«А какого х*я в башне твоей я забыла?» — спрашивает принцесса без интереса.

«Уют наводить будешь, детей воспитывать, в шахматы по вечерам со мной играть, по выходным на дачу ездить, картошку копать».

А принцесса ему и отвечает: «Остынь, пучеглазый, я чайлдфри. И вообще — ничем никому не обязана. У нас равенство полов. На дачу только бухать езжу, а картошка у меня в «Дикси» не плохо рас…» — не успела она договорить, как дракон её сожрал. Ты чего хнычешь? — спрашивает дед.

— Принцессу жалко…

— Ну ладно, понял, не дурак, — потянулся дед за сигаретой раздумья, а потом вспомнил: — не сожрал он её, толерантный был дракон и мнение чужое уважал. За это его и любили. Смотрит дракон, а солнышко-то красное закатилось за гипермаркет заморский, небо прыщами звездными заблестело, а ему до дома ещё лететь и лететь, а по дороге дорожников проверять. Взмахнул он крылом и полетел на заправку к «Ленте», а та-а-а-м…

— Знаю, девяносто пятый по двадцать семь пятьдесят и дядя Коля разговаривает, — зевая, произнес Никитка.

— Спи, внучек, сказки это всё, — сказал дед, потянулся как следует, пасть размял и побрел к себе в темное логово. Достал там из кармана штраф за нарушение масочного режима и оплатил с мобильного банка. Пенсию должны были перевести только через две недели.

Автор в соц. сетях

https://www.facebook.com/AlexandrRasskaz

https://vk.com/alexrasskaz

Сказки это всё Авторский рассказ, Сказка, Дед, Внуки, Дракон, Семья, Лукойл, Длиннопост
Показать полностью 1
65

Дракон и богатырь

Дракон и богатырь Сказка, Рассказ, Юмор, Фэнтези, Длиннопост, Авторский рассказ

Дракон поправил очки, снял и тщательно протёр тряпочкой, надел и посмотрел на гостя, стоящего у входа в пещеру. Русоволосый здоровяк в белой рубахе с причудливой вышивкой на вороте. Волосы на лбу перехвачены красной лентой, на поясе широкий пояс из шёлка, а на ногах замшевые сапоги с острыми и загнутыми носами. В левой руке огромная дубина из цельного ствола молодого дуба, корни срезаны в короткие шипы, для верности усиленные стальными наконечниками.


Неизвестный огляделся, по привычке приложив ладонь козырьком, хмыкнул и убрал руку. Дракон тайком сглотнул и прогудел, стараясь не повышать голос:


— Простите, а вы кто?


— А? Так это, богатырь древлянский, Микола. — В тон ответил здоровяк, поигрывая палицей.


— Эм... а что вы забыли, так далеко от дома?


— У нас новое руководство, вот, решили устроить обмен опытом для повышения квалификации. Вашенских значится к нам, а меня к вам. Так шо? Биться будем?


Дракон смерил взглядом ширину плеч и рельеф мускулов, отчётливо видимый сквозь ткань рубахи. Оценил размер и вес палицы, повторно сглотнул и мотнул головой.


— Нет, пожалуй, откажусь.


— А чего это? Как мне опыта набираться-то? А! Понял, ты меня цапнешь в спину, как только развернусь!


— Фу! Нет! Это мало того что нечестно, так ещё и мерзко!


Богатырь поскрёб затылок, поднял руку и понюхал подмышку. Нахмурился и прогудел:


— Эй! Я же помылся! Кто ж в бой грязный пойдёт?!


— Мытьё, это прекрасно! Сам люблю в речке поплескаться, да только человечина отвратна на вкус! Вот будь вы барашком или коровой, да поджаренной...


Дракон мечтательно сощурился, звучно причмокнул и облизнулся. Богатырь хмыкнул и кивнул.


— Да... от барашка я бы сейчас не отказался.


— А у меня как раз есть!


Дракон жестом фокусника указал в дальний конец пещеры, где на огромном столе покоится широченное серебряное блюдо с тушами баранов, размером с откормленных бычков. Ящер услужливо махнул крылом и тягучие ароматы жареного с приправами мяса ударили в богатыря. Тот шумно сглотнул, одёрнулся и спросил:


— Оно небось отравленное?


— Я что, дурак отраву жрякать?


— Хм, справедливо. Только где стулья?


— Я же дракон, какой мне стул-то.


Богатырь вздохнул и махнул рукой:


— Да и хег с ним, мы люди негордые и на полу сможем поесть.


— Нет-нет! Гость и на полу? Немыслимо! Я вас на стол посажу, в конце концов, он драконий.


— Один момент...


Богатырь сноровисто стянул сапоги, встал на чистый камень не выпуская палицу и сказал:


— Как-то невежливо будет обутому по столу.


***


Мясо барашков переростков оказалось нежнейшим, сдобренным пряными травами, разжигающими аппетит, как уголь пламя. К нему шли запечённые овощи да кувшин крепкого мёда.


Когда снаружи потемнело, а в пещеру начало задувать прохладный ночной сквозняк, богатырь крякнул и ослабил пояс. Шумно выдохнул, сел придерживая живот и глядя осоловело на груду костей. Дракон икнул и положил голову на столешницу, глядя на гостя с уважением. Не каждый человек сможет умять барашка с закусками и не лопнуть.


— Так это... как оно у вас тут проходит-то? — Протянул богатырь, осознавая, что последний кус был явно лишний. — Ну это... геройство.


— А всё просто, дракон, то есть я или какой другой, умыкает принцессу или просто красивую девку. Селит в пещере, а рыцарь выкупает её, ну или какое там было условие договора.


— Обожди... договора?


— Ну да, а как иначе? Иногда бабы сами просят их похитить. Знаешь, как это поднимает их авторитет? Насколько она красивая, что аж дракон себе забрал! Вот... бывает, что мы так влюблённых соединяем. Вот представь, парень любит девку, а её родители ненавидят его. Пиши пропало, только если убегать, а это последнее дело! Тогда я прячу девку у себя, а парень её забирает через недельку. Вуаля, теперь он герой и отказать ему нельзя. Родители только скрипят зубами!


— Ха! Занятно... и что, никто не догадывается?


— Немногие, но они помалкивают. Схема-то выгодная! Тем более, только заикнись и к тебе заявятся все окрестные рыцари, потолковать.


Дракон подмигнул и подвинул Миколе пузатый кувшин. Богатырь кивнул и сделал пару шумных глотков, эхом отдавшихся под сводами пещеры. Напиток оказался сладким и прохладным, чудесным образом убрал тяжесть в животе и растёкся, придавая отрыжке приятный аромат.


— Кстати, — сказал Микола, отставляя кувшин, — а зачем тебе золото?


Дракон хохотнул и указал на остатки трапезы, сказал, улыбаясь:


— А ты думаешь, эти барашки сами так вымахивают? Думаешь, я сам их готовлю? А мебель сам выстругал? Не друже, это всё стоит денег! Слушай, а какие схемы у вас?


Богатырь поскрёб затылок и протянул, глядя под ноги:


— Эк... как неловко получилось...


— Чего?


— Да нету у нас ничего такого... чудище ворует девку, а мы его по ноздри в землю. Вот и весь сказ.


— Э... а зачем ворует-то?


— Ну как зачем? Чтоб по хозяйству хлопотала, рубаху там починить, обед сварганить. Мало ли зачем баба нужна?


— Что, даже дракону?


— Горынычу, что ли? А... так у нас что не чудо-юдо, то человеком обернуться может. Грохнется грудью оземь, да встанет молодцем. Такие дела...


— Ох...


— Хорошо, если ваш рыцарь к Кощею попадёт, с тем договориться можно, хороший мужик. А вот если к Горынычу... ох не завидую, у того три головы и все злобные, как тёща!


Дракон покачал головой, достал из-под стола бочонок и поставил в центр стола. Богатырь принюхался и довольно заулыбался, ящер поставил два кубка из злата, наполнил и, протянув один гостю, сказал:


— Ну что ж, Микола за обмен опытом! Надеюсь, в следующий раз недоразумение не повторится!


Автор: Лит Блог

Показать полностью
415

Послушай ещё одну сказку, мой седой малыш

Послушай ещё одну сказку, мой седой малыш Сказка, Свекровь, Золовка, Негатив, Убийство, Пытки, Криминал, Родственники, Авторский рассказ

— Золовушки, — сказала она однажды, когда остались они одни на винограднике. — Не будет нам житья в этом доме, пока не избавимся раз и навсегда от ведьмы-свекрови.

— Как же нам быть?

— Делайте, как научу вас, и ни о чем не тревожьтесь.

— Что нам делать? — спрашивает старшая.

— Все ворвемся в комнату к старухе; ты ее патлы хватай и двинь что есть мочи головой о восточную стенку; ты ее таким же порядком — о западную; а уж я что сделаю, сами увидите.

— А когда мужья вернутся, что будет?

— Вы тогда и виду не подавайте; мол, знать не знаем, ведать не ведаем. Я сама говорить буду, и все как нельзя лучше обойдется.

Те согласились, побежали в дом, схватили старуху за волосы и давай ее головой о стены колотить, пока голову не расшибли. А младшая, самая озорная, как швырнет старуху посреди комнаты и ну ее ногами топтать, кулаками месить; после язык изо рта у ней вытянула, иглою проткнула, солью и перцем посыпала, до того вспух и вздулся язык — пикнуть свекровь не может. Побитая, растерзанная, свалилась старуха — вот- вот ноги протянет. По совету зачинщицы, уложили ее невестки в чистую постель, чтобы вспомнила она то время, когда невестой была; потом стали из ее сундука горы полотна вытаскивать, да друг дружку локтями подталкивать, меж собой говорить о привидениях и прочих ужасах, которых одних хватило бы бедную старуху в могилу вогнать.

Вот и сбылось то счастье, о котором она мечтала!

А тут со двора скрип возов доносится — мужья приехали. Выбежали жены навстречу, по наущению младшей кинулись им на шею и ну целовать да миловать, одна пуще другой.

— А маменька что? — спросили хором мужья, распрягая волов.

— Маменька наша, — выскочила младшая вперед других, — маменька захворала, бедняга; как бы не приказала нам долго жить.

— Что? — всполошились мужья, роняя из рук притыки.

— Да вот, дней пять назад погнала она телят на выгон и, видать, ветром дурным ее продуло, бедную!.. Злые духи язык у нее отняли и ноги.

Бросились сыновья опрометью в дом, к постели старухиной; несчастную, как бочку, раздуло, и было ей не под силу даже слово вымолвить; однако не вовсе она сознание утратила. С трудом шевельнула рукой, показала на старшую невестку и на восточную стену, потом на среднюю невестку и на западную стену, после на младшую невестку и на пол посреди комнаты, через силу поднесла руку ко рту и впала в глубокий обмерок.

Сыновья рыдали навзрыд, не понимая ее знаков. А младшая невестка» тоже делая вид, что плачет, спрашивает:

— Вы что же, не понимаете, чего маменька хочет?

— Нет, — отвечают те.

— Бедная маменька последнюю волю вещает: велит, чтобы старший брат в том доме поселился, что на восточной стороне; средний — в том, что на западной, а мы, самые младшие, чтобы здесь оставались, в дедовском доме.

— Правильно говоришь, жена, — ответил муж.

И так как другим возразить было нечего, то и осталось завещание в силе.

Старуха кончилась в тот же день, и невестки, распустив волосы, так причитали по ней, что село гудом гудело. Через два дня схоронили ее с большим почетом, и среди женщин того села и всей округи только и разговоров было, что про свекровь и ее трех невесток, и все говорили: счастлива она, что умерла, ибо есть кому ее оплакивать!

Показать полностью
1430

24 кадра

— Добрый день, подскажите, сколько стоит этот фотоаппарат? — парень крутил в руках потертый Polaroid со сколотой крышкой и заляпанным объективом. На корпусе блестела давно засохшая краска и ещё какие-то пятна.

— Две тысячи долларов, — сказал продавец, даже не глядя в сторону покупателя.

— Две тысячи? Зеленью? За бэушку?

— Этот фотоаппарат бесценен. Таких осталось всего десять штук во всём мире. Две тысячи — цена символическая, я сегодня в хорошем настроении.

Парень издал скептический смешок и снова принялся крутить вещицу, пытаясь разобраться в его ценности.

— В чем же особенность этого чуда техники?

— Всё просто, здесь стоит самая лучшая камера всех времен, — совершенно серьёзно произнес продавец, протирая стеклянную витрину, под которой мирно дремали цифровые мыльницы.

— Снимок, сделанный этим фотоаппаратом, способен передать всю полноту момента. Взглянув на него, вы буквально перенесетесь в запечатленный миг. Цвета, энергетика, эмоции, сама душа мира, все, что попадает в область объектива, захватывается в кадр и остается в этом снимке навечно.

— Да? — кажется, слова торговца подействовали. — Ну, ничего себе, тогда нужно обязательно взять его. Кредиткой расплатиться можно?

Продавец молча пододвинул терминал, и покупка была подтверждена банком.

Парень хотел было уже направиться к выходу.

— Да, но есть и одно «но», — продавец, наконец, поднял взгляд на клиента.

— Что еще за «но»?

— Фотоаппарат сам распечатывает снимки и…

— Я знаю, что такое Polaroid.

— Рад за вас, только вот рассчитан фотоаппарат всего на двадцать четыре кадра, после он перестанет функционировать.

— Разве такое возможно?

Тогда продавец достал из-под прилавка точно такой же фотоаппарат, который в буквальном смысле выглядел как растаявшее мороженое.

— Ну и смысл тогда от него?

— Фотоаппарат полностью изменит вашу жизнь, — теперь голос продавца звучал загадочно-пугающе. Пожилой мужчина смотрел слегка прищуренными глазами и улыбался.

— Что-то не верится… — ответил клиент после затянувшейся паузы.

— А ты сделай снимок!

— Но тогда останется всего двадцать три кадра!

— Ничего страшного, ты все равно его оставишь. Если что — я верну деньги.

Парень усмехнулся и, повернув фотоаппарат камерой к себе, сделал селфи.

Вспышка, звук печати, аппарат нехотя выплевывает небольшой листок глянцевой бумаги. Парень потянул за карточку и, рассмотрев её с обеих сторон, увидел лишь засвеченный силуэт.

— Это все, что ли?

— Встряхни его.

Парень пару раз встряхнул глянцевую бумажку, и его зрачки чуть не вылезли из орбит.

Фото было настолько шикарным и невероятным, что казалось, будто оно действительно скопировало внутреннюю сущность всего, что зафиксировало. А это немало: сам магазин, проникающее через стекла окон осеннее солнце и пылинки, танцующие в его лучах, люди на заднем фоне, обшарпанные деревянные витрины, сонные мухи, лениво кружащие рядом с липкой лентой и, главное, автор снимка. Казалось, что в мире нет ничего прекрасней этой картинки. Цвет, линии, все это гармонировало между собой, меняя обыденность на сказочный мир.

— Беру!

— Ну, я же говорил, — продавец расплылся в блаженной улыбке. — Но я буду вынужден тебя пожизненно зарегистрировать на сайте, чтобы ты никогда не смог купить другой такой фотоаппарат, двадцать три кадра в твоем распоряжении, извини, но такие правила.

Парень очень огорчился таким условиям, но не купить фотоаппарат не мог.

Расплатившись, он покинул магазин и вышел на улицу.

«Черт, всего двадцать три кадра! И на что я должен их потратить?»

Он заглянул в щелку прицела и прикинул ракурсы окружающего мира. Железобетонные стены, грязные автобусы с рекламой зубной пасты, билборды, серые улицы и такие же серые люди, слоняющиеся туда-сюда без видимой цели.

«Жалко тратить такие драгоценные кадры на такую банальность». Не придумав ничего лучше, он отправился домой, где он наверняка сможет найти что-то, достойное редкого кадра.

Но дома ничего ценного под руку по-прежнему не попадалось. Можно, конечно, было сделать снимок кота, фикуса или балкона, но это так глупо.

Идеи не шли. Достойной казалась только одна мысль. Вечером новоиспеченный фотограф попросил всю свою семью собраться вместе для совместного фото. Раз уж делать снимок, то только такой.

Но родители выглядели очень уставшими после работы, а младшая сестра — подавленной из-за проблем в школе. Парню очень не хотелось, чтобы столько негативной энергетики было запечатлено на ценнейшем снимке. И тогда он решил скорректировать настроение родных.

Ничего особенного делать не пришлось. «Фотограф» прогнал мать с кухни и сам приготовил ужин, параллельно наводя порядок в квартире. Затем состоялся разговор с сестрой и разбор её «невероятно сложных проблем», которые оказались банальной ссорой с подругой. Отцу была оказана помощь по настройке нового телефона и приготовлен его любимый чай с имбирём.

Спустя несколько часов на отдохнувших лицах родных, наконец, заиграли улыбки, и сразу же после ужина все собрались в зале. Парень поставил фотоаппарат на автосъёмку и, подбежав к выстроившемуся семейству, широко улыбнулся.

Щёлк. Снимок лениво вылез из фотоаппарата и был встряхнут.

Это был потрясающий кадр, еще лучше предыдущего. Мать ахнула, увидев себя на фото. Годы, в которые была облачена женщина, напоминали дорогое шикарное платье, которое не хотелось снимать, хотя, по сути, ничего не изменилось.

Глава семейства смотрел, словно завороженный, на изображение жены. Он так давно жил, просто цепляясь за привычку, что не мог и представить возможности снова влюбиться в свою супругу, именно это сейчас и случилось с ним.

Младшая сестра молча улыбалась, глядя на то, какая она хорошенькая и, переполненная смущения, молча ушла в свою комнату.

Паренёк смотрел на довольное семейство, и чувство гордости захлестывало в его шлюпку. Тогда-то ему и пришла в голову идея сделать фотоальбом самых главных кадров жизни.

Два снимка были вложены в альбом и подписаны, осталось двадцать два.

«Хм, неужели придется всю жизнь дожидаться момента, а если вдруг фотоаппарата не будет под рукой?» — такие мысли очень огорчали его.

В голову пришла сумасшедшая идея: зачем ждать моменты, их ведь можно создавать!

Бессонная ночь и мысли о том, как мало отведено людям времени на земле, дали свои плоды.

Уже на следующий день парень отправился на работу, чтобы написать заявление об увольнении. Он получил расчет, деньги за не использованные отпуска и снял все сбережения со своего банковского счета.

Было решено, его цель — Эверест!

Сборы и подготовка заняли около месяца, но вот он уже отчаянно и уверенно взбирается на высоту, о которой грезят миллионы, но не решаются из-за банальных предрассудков, трат накопленных средств на дорогущие автомобили, телефоны, алкоголь и тот бизнес, что безжалостно забирает время и здоровье.

Щелк! И вершина великой горы стала бессмертным чудо-снимком. Еще через полгода — Великая Китайская стена, а через тридцать месяцев — дюны африканской пустыни.

Так прошло двадцать лет. Парень сделал двадцать два кадра, и у него за плечами был огромный мир, который он смог увидеть, почувствовать, потрогать, запечатлеть. Копии его фото разлетелись по всей планете и те, кому становилось невыносимо любопытно увидеть оригиналы, всеми способами пытались отыскать автора снимков.

Когда у него остался последний кадр, но еще так много мест и моментов, которые ждали его, он отправился в старый магазин фототехники.

Бывший продавец наверняка уже давно там не работает, если вообще жив. Возможно, тот, кто сейчас стоит у прилавка, сможет пойти навстречу и даст ему возможность купить еще один фотоаппарат, если такой имеется.

Он зашел внутрь, и воспоминания накрыли его с головой. Ничего не изменилось. Витрины, старая реклама, даже запах остался прежним. Именно здесь началась его история, здесь он сделал свой первый снимок.

— Ну что, твоя жизнь изменилась, как я и говорил? — раздался знакомый голос из-за прилавка.

— Не может быть! — парень увидел старого продавца, что повстречался ему в этом магазине двадцать лет назад, и был шокирован, что тот все еще работает здесь и почти не изменился внешне.

— Да, благодаря вашему фотоаппарату все вокруг перевернулось с ног на голову! Я прожил замечательные двадцать лет и сделал просто потрясающие снимки, которые покорили сердца миллионов людей во всем мире!

— Но ты зачем-то пришел сюда?

— Да… Дело в том, что у меня остался всего один кадр, и я готов отдать все что угодно, лишь бы получить еще один такой фотоаппарат! Только благодаря ему я смог сделать все, что сделал. Мне нужно еще двадцать четыре кадра, умоляю!

— Дай мне свой аппарат.

Парень протянул прибор и передал его в руки продавца. Тот повертел в руках, затем навел на парня и нажал на кнопку съемки.

— Нет!!! Что вы наделали! Это же был последний кадр, — со слезами на глазах парень выхватил фотоаппарат у продавца.

— Послушай, это обычный фотоаппарат.

— Что значит — обычный фотоаппарат?! Это не обычный фотоаппарат, это самый лучший в мире фотоаппарат и вы испортили последний кадр!

— Да нет же, — продавец снова забрал фотоаппарат у парня, вставил туда пленку и, заправив её, сделал новое фото.

— Но… но как же так? Все снимки — это не просто снимки! Это шедевры! Этот фотоаппарат делает настоящее искусство!

— Это ты так думаешь, на самом деле ты просто поверил в это, и в твоих руках он действительно начал творить шедевры. Ты не разменивался по пустякам и вкладывал душу в каждый кадр, словно тот был последним, ты верил — и так оно и было. То же самое ты творил и со всей своей жизнью. Предметы не делают чудеса, чудеса делают люди при помощи предметов. Забирай, я заправил его на двадцать четыре кадра, увидимся через двадцать лет.

(с) Александр Райн


Автор в соц. сетях

https://www.facebook.com/AlexandrRasskaz

https://vk.com/alexrasskaz

24 кадра Авторский рассказ, Фотоаппарат, Сказка, Мечта, Цель, Жизнь, Фотография, Длиннопост
Показать полностью 1
185

Не место для романтики

Не место для романтики Orixenus, Дракон, Авторский рассказ, Сказка, Юмор, Комиксы, Фэнтези, Длиннопост

Дракон вытянул лапы и замахал крыльями, гася скорость. Когти проехались по крыше с неприятным скрежетом. Хвост задел телевизионную антенну, та от удара покосилась, но не упала. Сложив крылья, дракон оглядел результаты своей посадки и удовлетворённо кивнул.

Получилось.

Похрустывая кровельной жестью, дракон подобрался поближе к трубе и поставил на её край большой блестящий термос. Оглядел его скептически, покачал головой:

- Нет, ну куда это годится? Совсем не та атмосфера. Вот бы самовар...

Но самовар он уронил ещё с прошлой крыши, так что дракону оставалось только вздохнуть и отвинтить крышку термоса. Она была маленькая и неудобная для больших драконьих лап.

- Ну ладно, приступим, - дракон сел и вылил в пасть содержимое крышки, чуть не опрокинув туда её саму. Замер, любуясь видом и наслаждаясь шумом города – и стараясь не замечать треск крыши. – Вот бы музыку сюда.

Патефон он уронил ещё при первой попытке, до самовара, и его было жаль больше. Обычный же магнитофон казался слишком неинтересной, тусклой заменой. Как… как термос, да.

Дракон снова вздохнул и постарался настроиться на нужный лад.

- Нарушаем? – раздалось откуда-то снизу.

От неожиданности дракон выронил крышку термоса – она упрыгала вниз и канула за краем водостока.

- Ну вот, - выдохнул дракон, выпустив облачко дыма.

- Следи за дыханием, - домовой выбрался из чердачного люка на крышу и раздражённо помахал рукой, разгоняя дым. – Мне за вредность не платят. И так вон пришлось за свой счёт покупать, - он постучал пальцем по каске.

- А я что… я ж ничего, - подобрался дракон. Сминаемые листы жести надрывно заскрежетали.

- Порча кровельного материала – раз, - домовой черкнул в планшете. – Повреждение антенны – два. Шум – три.

- Да где я шумел? Подумаешь, чуть крышей пошуршал, это же не счита… - дракон размахнулся лапами, чтобы показать на место посадки, и сшиб термос. Тот рухнул в трубу с чудовищным звуком, усиленным глубокой каменной шахтой. – Э… Я не специально.

- Три, - кивнул домовой.

- Хорошо, хорошо, понял я, - дракон примирительно поднял лапы. – Пиши штраф, я всё оплачу.

Домовой меланхолично протянул бумажку.

- И всё-таки – зачем? Третью крышу уже портишь. Так никакого золота не напасёшься.

- Напасёшься, - заверил его дракон. – А крыша… Да хочется чего-то нового, модного. Как у других. Чем я-то хуже? – он махнул хвостом в сторону соседней крыши.

Домовой глянул туда. На потемневшей от времени черепице сидела ведьма и сжимала в руках большой витражный фонарь. Рядом примостился растрёпанный рыжий кот и подливал ей в чашечку кофе из фарфорового кофейника. Кругом толпились птицы – клевали крошки, садились девушке на плечи и шляпу. Неподалёку, прислонённая к трубе, стояла метла.

- Красиво, - улыбнулся дракон.

- Угу, - домовой убрал планшет в карман и подошёл к краю крыши. Глянул на широкую улицу внизу. – Слушай, не подкинешь? Неохота по лестнице сперва вниз, потом вверх – в моём-то возрасте и с моим-то ростом.

- Про возраст промолчу, - хмыкнул дракон, который был намного старше, - а вот с лестницами я тебя понимаю – неудобные они, тесные. Хуже только лифты. Куда тебя добросить?

- Да вон, - домовой махнул в сторону крыши с ведьмой. – Вот спасибо, а я тебе так и быть – термос вычеркну. Давно пора трубу эту чистить.

Дракон ухватил домового лапами, расправил крылья и взлетел. Хвост ударил по чему-то твёрдому. Раздался грохот и сразу же следом – недовольные крики из окон дома.

- И антенну вычеркну, - тихо добавил домовой.

Через миг он уже почувствовал под ботинками черепицу. Дракон, махнув на прощание лапой, унёсся вдаль – видимо, искать более прочные строения. Домовой же осторожно, проверяя каждый шаг, направился к ведьме. Ни крыльев, ни метлы у него не было, а падать без них – больно.

- Эх, романтики, - буркнул он в усы и достал планшет. И уже громче произнёс: - Нарушаем? Антисанитария с кормлением птиц – раз, незаконная парковка на крыше – два, нарушение пожарной безопасности – три…



https://vk.com/orixenus

Показать полностью
91

Притча

Жил был мальчишка в волшебной стране и все его знали как дурачка, а имя его уж забыто совсем. Ведь говорил он такие вещицы, которые людям в волшебной стране и присниться не могут:
"Живите сейчас! Не откладывайте жизнь на потом! Что будет завтра - не знает никто, а если сегодня вы будете петь, веселиться, мечтать и делать те вещи, которые вам по душе, то не будет у вас на смертном одре жалости к жизни своей пустой".

Выходил этот наш Дурачок на улицы хмурой волшебной страны и песни весёлые всем всегда пел. Ничто не могло подавить его дух и сам он жил так, чтоб потом не жалеть ни о чем.
Но люди в серой волшебной стране лишь мимо проходят и спешат и спешат, ничто не может их изменить: всегда на работу, всегда по делам, нет времени жить, мечтать и делать все так, как хотят лишь они.

Но вот в этой хмурой волшебной стране приключилась беда: дракон поселился в пещере и стал всех запугивать и требовать жертв, как сказал испуганный глуховатый старец, живущий рядом с пещерой той. По словам оного, дракон был с изысканным вкусом, поэтому сразу сказал, чтоб ему привели аж самих дочерей королевских, а зачем, не мог сформулировать старец, но смело сказал, что пожрать он их хочет, ведь всем известно, что мясо девичье - деликатес для драконов.

Схватился за голову король волшебной страны и стал думать как бы не дать страшенному чудищу пожрать дочек своих. Его три дочурки не знали об этой беде, вдруг нависшей над ними, и жили спокойной размеренной жизнью, лишь хмурились вместе со всеми, ибо положено так, в этой унылой волшебной стране.

Тут же послали всех рыцарей славных на подвиг великий: спасти королевство от страшной напасти и не позволить дракону отведать дочерей королевских.

А наш Дурачок хоть и знал о напасти, но продолжал с беззаботной улыбкой ходить по столице в волшебной стране, где все стали хмуриться аж в два раза чаще. Теперь постоянно его прогоняли и гнали, ведь как можно так улыбаться, когда все вокруг в страхе? Но Дурачка не расстроить ничем, он весело шёл по улочкам странным, где стало так мало хмурых людей.

Тем временем рыцари славные, отправившиеся на подвиг великий, дойдя до пещеры, где страшный дракон обитал, увидев размеры спящего монстра, решили как можно быстрее сбежать, да так далеко, чтоб никто никогда не узнал о великом позоре рыцарей-трусов.

Не дождавшись рыцарей славных, все жители печальной волшебной страны потеряли надежду и стали грозить королю расправой, коль он не захочет всех дочек своих отправить чудовищу на растерзанье.

Вот тут Дурачок наш вдруг посмурнел, лишь только услышав такие слова. Он вышел вперёд и начал глаголить:
- Что если все вы ошиблись с напастью и выбрали врага себе сами? Коль скоро хотите вы расправы над теми, кто так же как вы боится дракона, то значит, что сами вы превращаетесь в монстров, которые не разобравшись, готовы дать жертву тому, кто, возможно, её и не просит. Сейчас я пойду и узнаю все лично, что хочет дракон и зачем ему королевские дочки.

Все замолчали и хмуро смотрели на уходящего вдаль Дурачка.
Король, посмотрев на весь свой унылый народ и храбро-веселого Дурачка тут же решил, что коль сможет вернуться обратно мальчишка и принести хорошие вести, то станет тот самый смешной Дурачок опорой его и правой рукой.

А Дурачок пришёл в ту же пещеру, где славные рыцари увидали дракона и после чего благополучно удрали.
Он тут же увидел дракона, который в то время, пока Дурачок подходил, играл один в шахматы и очень грустил.

Дракон повернул свою грустную морду и увидел мальчишку, который шёл к нему почти что вприпрыжку.
- Ты кто и откуда такой ненормальный? Обычно все люди, увидев меня, начинают визжать, убегать и орать.
- Ты можешь звать меня Дурачком, так все меня кличут и я не в обиде.
- Зачем ты пришёл ко мне, Дурачок? Я жду королевских дочурок, ведь мне говорили, что никто не сравнится с ними в игре, - на этих словах уже не очень страшный дракон указал на шахматный стол.

- Теперь мне все ясно, - сказал Дурачок, - тебя неправильно понял народ. Теперь надо всем вокруг рассказать, что не хотел никого ты сожрать
- Ох ёжик, - промолвил дракон, - не жру я людей, вы костлявые слишком и мясо у вас совершенно невкусно, я уж лучше пожру ту же капусту.
- Ну теперь пойдем к нам в столицу, тебе надо бы объясниться.

И добрый дракон пошел с Дурачком к народу его.
Весь хмурый народ испугался дракона и тут же попрятался, куда только можно. Король, поборов весь свой ужас, вышел навстречу смущенному "монстру". Сбиваясь, краснея, потея, - дракон, всё-таки смог рассказать всем обо всём. Король с облегчением выдохнув, рассмеялся и выдал дракону свое позволенье для игры в шахматы с дочурками, которые не могли никак скрыть удивленье.

А что было дальше? Ну, Дурачок начал жить во дворце и менять всю структуру. Все люди узнали, что улыбаться им можно и даже полезно, и больше не стало унылой страны, теперь все здесь радуются новому дню и живут теперь так, чтобы потом не жалеть ни о чём.

А королевские дочки подружились с драконом и очень грустили, когда улетал он. Он обещал их навещать. И навещал каждый год аж три раза, на все дни рожденья их прилетал.

А глуховатый старец, живущий рядом с пещерой, ничего не узнал, жил он спокойно себе поживал, да и драконов никогда больше не видал.

Притча Притча, Сказка, Рассказ, Авторский рассказ, Фэнтези, Дракон, Длиннопост

В детстве я прочитала притчу со странной ритмикой и какой-то непонятной рифмой. В своей притче я старалась передать эту особенность. Не факт, что мне удалось, но надеюсь, что чтение для вас было приятным с:

Показать полностью 1
533

Ковер

Жил в Танжере человек, по имени Абу. Он владел ковровой лавкой, лучшей в Магрибе. На Абу работало множество ткачей, но ни один из них не мог сравниться в искусстве ковроткачества с хозяином.

Люди восхищались свойствам ковров Абу: если на узоры, воссоздающие пламя огня, ставили холодную еду, то она казалась горячей; если больной ложился на ковер с изображением речной гальки, разогретой на солце, то у него проходили боли в спине; если узоры напоминали райский сад, то сидящий на них ощущал благоухание цветов и слышал щебет райских птиц........правда для слепого еда оставалась холодной, спина больной, аромат цветов был ему недоступен.

Абу состарился, и продолжал заниматься только торговлей, и главным ткачом стал его сын—Ильяс.

Сын превзошел отца в ремесле, ковры, снимаемые с его ткацкого станка, стали самыми дорогими в Магрибе...

Однажды, Абу позвал Ильяса, и сказал ему такие слова:

-- Ты достиг небывалых высот в своем искусстве сынок, пора тебе исполнить мечту нашего рода...

-- Какую мечту? — спросил Ильяс.

-- Мечту твоего деда Джавада—основателя нашего дела, он хотел сотворить ковер-самолет—это было его самым заветным желанием, он даже частенько говорил об этом людям, за что они называли его мечтателем, а иногда и лжецом.....я пытался воплотить в жизнь мечту своего отца, но у меня не вышло,но ты искусснее меня сынок, теперь пришло твое время попытаться.

-- Хорошо отец, — ответил Ильяс, — я попытаюсь, но с чего начать?

-- Спроси у нашего муллы, — ответил Абу—он мудрее нас, может что посоветует...

Пришел Ильяс к мулле, и спросил его:

-- Достопочтенный мудрец, как мне сделать ковер-самолет?

--Почему ты меня спрашиваешь об этом?—удивился мулла — Я разве умею летать? Спроси у того, кто умеет...

Утром следующего дня Ильяс вышел на берег океана, открыл Коран на случайной странице, положил его на песок, и обратился к атлантическому ветру Сироко:

-- Ты летаешь от создания мира, о Сироко, ответь мне, как сотворить ковер-самолет?

Сироко завыл пуще прежнего, вобрал в себя песок Сахары, и выдохнул его на открытые страницы Корана. Песок лег только на отдельные слова в книге, по тем же словам, которые остались видными, Ильяс смог прочесть послание ветра:

«... одна половина нитей, должа быть сплетена из пуха летающих существ......

..... другая половина , должна быть шелковой, и нити эти, выбели в снегах на высочайших кручах Гималаев.....

...должно быть и несколько особых нитей:

... Первую нить, сплети из волос юного Икара, чтобы мечта, устремляющая вверх, жила в ковре...

...Вторую нить, создай из волос с бороды викинга-берсерка, чтобы имелась дерзость и отвага, дабы оторваться от земли...

...Третью нить, добудь из кровавой плащаницы пророка Исы (Иисуса Христа), которая отторгла дух Исы на небо, как веруют миллионы христиан....их верою ковер и преисполнится силы для подъема...

...Ковер, также, должен быть пропитан кровью невинной девы, в память о Мирьям(дева Мария), вознесенной на небеса...

...и последнее: чтобы ковер вознес ввысь человека, от него потребуется отречение....»

Ильяс записал секрет создания ковра-самолета, поклонился Сироко, и стал готовиться к странствиям для поиска особых нитей.

Он набрал много товара из лавки отца, и с первым караваном отправился на восток. Т7олько одна строка в его записях, не давала Ильясу покоя: «что значит ОТРЕЧЕНИЕ?».

Много стран исходил Ильяс с караванами: был и в Гималаях, где выбелил в снегах Джомолунгмы нити, сплетенные из пуха молодых аистов, и тончайшие шелковые нити из Китая.

И вот однажды, Ильяс добрался до острова Крит. Люди подсказали ему, где находится расщелина, на дно которой, по преданию, бог Посейдон отнес разбившегося Икара....

Юноша добрался до этого места. Расщелина оказалась настолько глубокой, и страшной, и в ней обитало великое множество летучих мышей, что Ильяс замешкался. Люди сказывали также про это место, что в глубине расщелины, обитает страшный змей—порождение подводного царства Посейдона, скрывающийся с незапамятных времен от гнева Апполона, и охраняющий тело Икара.

Ильяс разложил по скале свой лучший ковер, вытащил кинжал, и вырезал им из ковра изображение солнца, прибил его к деревянному щиту, и стал спускаться в расщелину.

Летучие мыши, черным смерчем атаковали Ильяса, но юноша прикрылся щитом, и солнце превращало мышей в пепел. Парень спускался все ниже и ниже..

Оказавшись на самом дне, Ильяс вытащил из ножен саблю...солнце на его щите потухло, ведь для того, чтобы оно светилось, нужно, чтобы его кто-то видел...

Через сотню шагов, Ильяс услышал чье-то тяжелое дыхание. Юноша ударил плашмя саблей по камню, высек сноп искр, и в их свете черный глаз чудовища, притаившегося в шаге от Ильяса, увидел узорное солнце на щите.......и оно вновь заполыхало ярким светом.

Ильяс отпрянул назад, и сумел рассмотреть чудовище получше: перед ним стоял Великий змей Пифон, угрожающе клацал огромными зубами, а в его темных очах отражалось сонце со щита......:

-- Ты зачем нарушил мой покой? – спросил змей.

-- Мне нужна прядь волос Икара, — ответил Ильяс, — позволь мне взять ее, и я уйду с миром.

-- Вот так просто? — засмеялся Пифон, — ко мне редко гости заходят, неужели ты меня никак не развлечешь?

-- По сказкам знаю, — ответил Ильяс, — что с такими как ты нужно либо драться, либо разгадывать загадки,.....я готов сделать либо то, либо другое.

-- Ты меня с кем-то путаешь, — усмехнулся змей, — я был величайшим прорицателем на земле, пока Апполон не разгневался на меня, так что для меня, наивысшим удовольствием будет давать ответы на твои загадки. Давай же....задавай три загадки....ежели не отвечу, то отдам тебе прядь волос вечно юного Икара, а ежели отвечу, то сожру тебя, вместе с твоим солцем на щите...

-- Хорошо, — ответил Ильяс, — загадка первая: зачем мне прядь волос Икара?

-- Не мог сложнее придумать?—засмеялся Пифон. — Ты хочешь создать ковер-самолет.

-- Ну ладно, — поежился юноша, — загадка вторая: где мне найти невинную деву, которая станет мне женой, и пойдет за мной, хоть в рай, хоть в ад?

-- Оазис Аль Фаюм, — заговорил вновь Пифон, — твою суженную зовут Зухра—дочь тамошнего судьи, она пойдет за тобой хоть в рай, хоть в ад......у тебя последняя попытка...

-- Что значит «отречение»? — спросил Ильяс..

Змей вдруг гневно зарычал, и заметался по расщелине из угла в угол:

-- Ур-р-р-р-р,...твоя взяла, — заявил Пифон, — причина, по которой я не могу показаться на свет дневной, в этом вопросе -- Апполон задал мне его две тысячи лет назад,...и я не смог ответить, за это он изгнал меня, и запретил пророчествовать. Ответ на этот вопрос сможешь найти для себя лишь ты сам. Возьми пряди вечно юного Икара,и ступай....

Ильяс выбрался из расщелины, сплел из волос Икара нить, и продолжил свои странствия.

Долго еще он странствовал по земле, пока не забрел в земли викингов. Северные варвары хотели ограбить Ильяса, но юноша не растерялся, и бросил вызов на бой сильнейшему из викингов—берсерку Эгилю Скалагриму.

Огромный воин захохотал, глядя на Ильяса сверху вниз:

-- Ты меньше меня в два раза парень, но все же осмелился бросить мне вызов, что ж, будь по твоему...мы сразимся. Если я одержу победу, то все твои ковры станут моими, и я продам тебя в рабство,....если же ты победишь, мы тебя не станем грабить, сохраним тебе жизнь, и выполним одно твое желание....

-- Быть посему, — ответил Ильяс, — мы сразимся, и если победа останется за мною, ты отдашь мне пучок волос из твоей бороды....

Эгиль ухмыльнулся, и кивнул.

Ильяс надел на себя доспехи, сшитые из кусков ковра, с изображением каменной твердыни, взял в руку деревянный щит с солнцем, вынул саблю из ножен, и пошел в атаку на викинга...

Скалагрим занес над головой двуручный топор, и с яростью обрушил его на плечо Ильяса.. Топор разлетелся вдребезги, будто встретился со скалой, а Ильяс лишь слегка отшатнулся.

Тогда берсерк достал меч, и ударил им Ильяса в грудь.....и меч тоже разбился, будто был сделан из стекла.....................Ильяс на мгновение остановился, перевел дыхание, и вновь продолжил наступление.

Викинг рассвирепел и метнул в Ильяса деревянный щит, но столкнувшись со щитом юноши, тот превратился в пепел....

Тогда Эгиль Скаллагрим вырвал порток из сапога, нахлобучил его себе на глаза, и вслепую пошел на Ильяса с голыми руками...

Юноша опешил, но в следующий момент рубанул саблей с плеча, и та обломилась о голый, татуированный зачарованными рунами торс берсерка.

Эгиль повалил Ильяса на землю, могучие руки викинга стали смыкаться на шее юноши, и когда Ильяс уже прощался с жизнью, вдруг, хватка врага ослабла...викинг убрал правую руку с шеи соперника, вырвал ею пучок волос из своей бороды.....и вложил в руку Ильясу:

-- Ты хорошо бился парень, хоть ты и не воин, но сумел достойно противостоять мне силой своего ремесла, бой получился незабываемый, и я припомню о нем в своей саге, которую сейчас сочиняю...........иди куда пожелаешь....и помни....здесь у тебя есть друг.

-- Хочу спросить тебя берсерк, — сказал Ильяс, поднимаясь с земли, — что такое «отречение»?

-- Это значит отринуть свои страхи, и стать непобедимым воином. — ответил викинг.

Ильяс поблагодарил Эгиля, и, распрощавшись с ним отправился дальше...

В поисках кровавой плащаницы Исы, юноша пришел в Турин, к кафедральному собору. Видит, у собора толпа народу, плачут, скорбят...

-- Что здесь случилось люди, почему горюете? — обратился к толпе Ильяс.

-- Умер наш благочестивый епископ,—ответили они, — хороший человек был...святой..

-- Скорблю вместе с вами, добрые люди,....скажите, я могу вам как-то помочь?

-- Можешь, — сказал один старенький священник, — если придумаешь, как сделать, чтобы тлен не коснулся покойного.

-- Хорошо, — кивнул юноша, — к утру придумаю.

Ночью, Ильяс разложил все свои ковры, которые у него остались, и на каждый из них поставил блюдце с мясом, и стал наблюдать: тот ковер, на котором были изображены арабески, символизирующие ядовитые цветы, отпугивал мух, и они не сели на блюдо, стоящее на нем...  Утром, Ильяс попросил христиан положить тело святого епископа на этот ковер, и так отнести его в гробницу под собором, а также попросил повесить над головой святого деревянный щит, с прибитым к нему изображением солнца. Люди так и поступили.

Прошло три дня, несколько жителей Турина решили спуститься в гробницу, и посмотреть, коснулся ли тлен тела святого... Когда спустились, в полумраке увидели солнце на щите, и оно засияло, осветив лик покойного епископа,....тот лежал как живой...

-- Что мы можем сделать для тебя парень? — спросил старый священник юношу.

-- Подарите мне нить из кровавой плащаницы Исы. — ответил Ильяс

-- Быть посему, — согласился священник, — может, что-то еще?

-- Ответь мне мудрый человек, — попросил Ильяс, — что такое «отречение»?

-- Это отказ от всех земных удовольствий, и всего, что связывает тебя с миром греха, корысти, и недоброго умысла—ответил священник.

Ильяс поблагодарил старика, и отправился дальше. Теперь он держал путь в оазис Аль Фаюм, мечтая повстречать свою суженную...

Когда юноша добрался до оазиса, ковер-самолет его был почти готов. Ильяса хорошо приняли в деревне, и даже купили у него несколько ковров, а дочка судьи Зухра пленила своей красотой Ильяса навеки.

Юноша решил, что пора отправляться домой, в Танжер, и, попрощавшись с жителями Аль Фаюма, обещал скоро вернуться, чтобы справить свадбу с Зухрой....

Утром, следующего после отбытия из оазиса дня, посреди пустыни, Ильяс обнаружил спрятавшуюся в его коврах Зухру, которая объявила, что убежала из дома, и будет следовать за ним всюду, хоть в рай, хоть в ад...  Ильяс пообещал ей, что из Танжера, они вновь отправятся в Аль Фаюм, и там сыграют свадьбу, но до того момента, он не будет касаться ее.

Когда молодые люди пришли с караваном в Танжер, то узнали, что отец юноши Абу умер, и управлять ковровой лавкой стал двоюродный брат Ильяса-- Рашид.

Рашид, не желал передавать лавку Ильясу, и сказал всем соседям так:

«Мой брат хвастался, что вступит в во владение лавкой тогда, когда сможет показать вам ковер-самолет».

На следующее утро, после возвращения, соседи обступили дом Ильяса, и требовали показать им ковер-самолет.

Юноша, расстелил перед соседями ковер, и встал на него вместе с Зухрой.

-- Почему не летит твой ковер? — выкрикнул кто-то из соседей.

После этих слов, Зухра, чиркнула лезвием кинжала себе по пальцу, и капля крови упала на ковер................тот задрожал, бахрома по краям затрепетала, но ковер не поднялся.

-- Все равно не летит, — подначивал соседей Рашид, — может ты солгал нам?

Ильяс стоял в смятении, и вспоминал, что ему говорили люди про «отречение»... Он припомнил слова викинга, и постарался подавить в себе страх.....он вспомнил слова священника, и заглянул в глаза Рашиду, в них отразились лишь злорадство и алчность, и люди вокруг, казалось заразились этим от него... «Это и есть то, что не жалко оставить на земле......не жалко лавки...не жалко Рашида....не жалко и соседей»--подумал он, и произнес вслух громко и решительно:

-- Ковры не летают!

-- Лжец! Лжец! — завопили со всех сторон люди. — Ты недостоин владеть лавкой отца........убирайся из Танжера...

Рашид бросил в Ильяса косточкой от финика, и следуя его примеру, все соседи стали швыряться в Ильяса и Зухру мусором...

Так и стояли молодые люди на ковре, побиваемые со всех сторон и поносимые толпой, подстрекаемой Рашидом.......как вдруг....резким порывом завыл Сироко, и сорвал с соседей тюрбаны, сдул вместе с ними весь мусор, и ковер, на глазах у изумленной толпы стал подниматься, и устремляться ввысь, пока вовсе не исчез из виду...

Ошарашенные соседи, еще долго стояли у дома Ильяса, и молча хлопали глазами....потом еще долго обсуждали произошедшее, некоторые даже каялись, что называли Ильяса лжецом, а дела в лавке Рашида стали идти все хуже и хуже,...и однажды, он совсем разорился.

Через некоторое время, караванщики принесли весть, что в оазисе Аль Фаюм появился мастер, который создает дивные ковры,....мастер женился на дочке судьи Зухре, и открыл ковровую лавку -- лучшую в Магрибе.

Показать полностью
76

Похищенный Рыцарь: Пугало королевских кровей

Похищенный Рыцарь: Внешность бывает обманчива, а бывает и не обманчива


— Стоять, кому говорю! — Дракон попытался поймать хохочущего Одуванчика, но тот ловко увернулся и спрятался за Рыцарем. — Это что за поведение?

— Жрать!

— Не время для игр. Нам нужно уходить, а ты балуешься. Пожалуй, я не буду оставлять тебя за главного.

— Жрать?

— Разве можно положиться на того, кто только балуется и не хочет слушаться?

Одуванчик сделал серьёзное лицо и вышел из-за Рыцаря:

— Жрать!

— Не сомневаюсь! — улыбнулся Дракон. — Слушай правила…

Рыцарь подошёл к кровати со спящей в ней Принцессе и похлопал её по щекам:

— Ваше Высочество! Пора вставать!

— Оладушки? — по-русски пробормотала Принцесса.

— А? — прищурился Рыцарь. — Чего ты там бормочешь? Вставай, говорю!

Принцесса открыла глаза и зевнула:

— Чего?

— Того. Мы улетим на несколько дней. Ты остаёшься здесь за главную.

— Я? — удивилась Принцесса. — Я, вообще-то, несчастная и похищенная. Кто меня будет кормить?

— Продукты будут приносить с ближайшей деревни один раз в два дня, — ответил Рыцарь. — Одуванчик будет считать, что главный он — тебе это проблем не доставит, просто присматривай за ним.

— Попробую, — ещё раз зевнула Принцесса. — А если кто-нибудь попытается забраться сюда? Что мне делать?

— Защищать сокровища ценой собственной жизни. Да шучу я, чего глаза выпучила? На тропе будут круглосуточная охрана, они никого не пропустят.

— Охрана? Вы кого-то наняли?

— Нет, добровольцев нашли, — усмехнулся Рыцарь. — Конечно наняли, что за вопросы. Решишь вернуться домой — обязательно оставь за себя выкуп, иначе Дракон очень расстроится. Расстроенный Дракон — к беде.

— Поняла, — хмыкнула Принцесса. — Ещё что-нибудь?

— Расчешись. А то, как пугало.

— Зато королевских кровей.

— Пугало, пусть даже и королевских кровей, в первую очередь пугало, — важно заявил Рыцарь. — Придёт какой-нибудь Принц, принесёт за тебя выкуп, а как увидит — передумает. И всё — прощай замужество!

— И как же я это переживу? — Принцесса всплеснула руками, ехидно улыбаясь. — Причешусь, как время придёт.

— …И не выходить на солнце, — закончил рассказывать правила Дракон. — Ты это и сам помнишь, знаю, но не сказать не могу. Мне так спокойней.

— Жрать, — кивнул Одуванчик, потянув лапки к Дракону.

Дракон поднял Тролля, обнял его и вернул на место. Одуванчик посмотрел на Рыцаря, смущённо покрутил головой и потянул лапки к нему.

— Какая прелесть, — умилился Рыцарь, приседая. — Иди, обниму.

Рыцарь прижал Тролля к себе — Одуванчик высунул слюнявый язык и ткнул им в ухо Рыцаря.

— Ах ты, негодяй! — Рыцарь подскочил, морщась и дергая головой. — Ну кто так делает в моменты проявления чувств?

— Жрать! — захохотал Одуванчик.

— Вот сразит меня какой-нибудь Великан, будешь потом жалеть, что вот так со мной расстался.

Одуванчик на секунду задумался и пожал плечами:

— Жрать.

— Подумаешь? — завопил Рыцарь. — Подумаешь? Я тебе сейчас дам подумаешь! Иди сюда!

— Какое милое зрелище, — с улыбкой сказал Старый Рыцарь Дракону, наблюдая, как Рыцарь бегает за Одуванчиком. — Даю вам слово, друг мой, что все мы вернёмся обратно целыми и, возможно, невредимыми.

— Не сомневаюсь, — ответил Дракон. — Я уверен в наших силах. Ну что, полетели?

Показать полностью
57

Похищенный Рыцарь: Внешность бывает обманчива, а бывает и не обманчива

Похищенный Рыцарь: Конкуренты из далёких земель


— План такой, — Старый Рыцарь сел поудобнее и оглядел присутствующих. — О чём я?

— О Великанах, — напомнил Теодор. — Кис-кис-кис, иди сюда, не бойся.

Одуванчик выглянул из-за сундука и показал язык.

— Он не боится, — сказал Дракон, подливая кофе в чашку Старого Рыцаря. — Присматривается.

— Никогда в жизни не видел такого маленького Тролля. Он правда говорит?

— Жрать! — раздалось из-за сундука.

— Очаровательно! — улыбнулся Теодор. — Он голодный?

— Всегда, — усмехнулся Рыцарь, — но так говорит он не поэтому. Я предлагаю выслушать Вильгельма, думаю, он…

— Спит, — перебил его Дракон.

Теодор вздохнул, подошёл к Старому Рыцарю и похлопал его по плечу.

— Великаны! — Старый Рыцарь, как ни в чём не бывало, взял кружку и сделал глоток. — Большие, сильные и жутко злые существа. Но, как и всякого, у них есть слабое место — коленные чашечки. Бейте по ним.

— И всё? — уточнил Дракон.

— Старайтесь не попадать под удар их дубин. Это больно.

— Мы будем сражаться с Великанами! — Рыцарь восторженно хлопнул в ладоши. — Немыслимо!

— И вам понадобится булава, мой юный друг, — сказал Старый Рыцарь. — Надёжнее. Меч может застрять в толстой коже Великана.

Рыцарь на секунду задумался и посмотрел на Дракона:

— У тебя есть булава?

— Посмотри в сундуке с лепестком на крышке, — ответил Дракон.

— Не думал, что у вас найдутся такие вещи, — сказал Теодор.

— Остались от тех Рыцарей, что приходили со мной сражаться.

— Как вы сказали, друг мой? — Старый Рыцарь поковырял мизинцем в ухе. — Мне, должно быть, послышалось?

— Вы не так поняли, — засмеялся Дракон. — С самими Рыцарями всё в порядке — они уходили от меня живыми, но без оружия, доспехов, а иногда и одежды.

— И, надо полагать, без гордости! — расхохотался Старый Рыцарь. — Вы и впрямь необычное создание, друг мой! И что же, вам ни разу не приходилось сразить кого-нибудь наповал?

— Ни разу.

— Поразительно. Густав, мальчик мой, ты слышал это?

— Я Теодор, — напомнил Оруженосец. — И я сижу рядом с тобой, как я мог не слышать?

— Нашёл! — Рыцарь продемонстрировал булаву. — Слушай, у тебя столько интересных вещей тут хранится. А чего книжка тут лежит, а не полке с остальными?

— Книжка? — заинтересовался Дракон. — Покажи-ка. Ух ты! Это же «Приключения Алмазного Короля в Небесном Городе»! А я думал, что потерял её! Очень интересные истории, я ими зачитывался! А Алмазный Король долгое время был для меня символом отваги. Конечно, в историях всё приукрашают, но...

— Он и впрямь был очень храбрым, — неожиданно заговорил Старый Рыцарь. — Он был прекрасным человеком и добрым другом. В книгах не показана и сотая доля его храбрости.

Рыцарь с Драконом удивлённо переглянулись. Оруженосец, словно чего-то испугался, виновато улыбнулся и покрутил пальцем у виска. Рыцарь понимающе кивнул.

— Давайте вернёмся к Великанам, — сменил тему Теодор, похлопав Старого Рыцаря по плечу. — Может ты ещё что-нибудь расскажешь о них нашим друзьям?

— Довольно разговоров! — воскликнул Старый Рыцарь, резко встав со стула. — Время действовать и испытать их… Ой-ёй-ёй! Густав, мальчик мой, там что-то хрустнуло в спине.

— А чего вскочил, будто молодой? Ложись, я сейчас.

Оруженосец открыл одну из своих сумок, нашёл в ней маленькую баночку с зелёным содержимым и намазал спину Старому Рыцарю.

— Он не похож на человека, который сражается с Великанами, — прошептал Рыцарь Дракону.

— Не похож, — согласился Дракон. — Но внешность бывает обманчива.

— А бывает и не обманчива. Что, если он совсем не в себе и не понимает, о чём говорит?

— Я думаю, Теодор дал бы нам знать, если так.

— Может он тоже «того», — проворчал Рыцарь. — Безумием можно заразиться от другого?

— Я не безумен, мой юный друг, — сказал Старый Рыцарь. — Я очень стар — да, но безумен ли я? Ни в коем случае. Я понимаю ваши сомнения, но уверяю вас — они развеются, как только вы увидите меня в деле.

— Прошу прощения, — Рыцарь покраснел и опустил глаза. — Не хотел вас оскорбить.

— А я и не оскорбился. Ну что, друзья мои, может быть настало время второго завтрака? А после него можно и в путь отправляться.

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: