167

СИЗО. Карантин. Первый полный день

Итак, я остановился на том, что после проверки, которая проходила около 9 часов утра, нас, арестантов, повели на флюорографию.

Сначала немного о проверке.

Приближение проверки хорошо угадывается по гомону на продоле, лязганью дверей и громким ударам, которые слышны даже с другого этажа.

Бьют? Бьют, еще как! Деревянным молотком.

Открывается дверь:

— Выходим, проверка…

Арестанты выходят на продол, становятся вдоль стены, руки за спину.

Один из продольных заходит в камеру и деревянным молотком быстро бьет по решетке, койкам, то есть по тем железным предметам, которые теоретически могут быть подпилены или перепилены.

По звуку удара сразу все становится понятно.

Это как на железной дороге вдоль поезда на остановках идут осмотрщики вагонов и длинным молоточком стучат по колесам.

Напомню, что задержан я был прямо на рабочем месте, в офисе, в приличном костюме. Костюм был практически новый, только куплен в Дубае. Так и заехал в СИЗО.

Один из продольных посмотрел на меня, на костюм, решил поприкалываться:

— Ты это откуда такой модный к нам?

— Откуда-откуда… Прямо в офисе взяли…

— Да ну? Хахаха!

— Ничего смешного…

— Ну, ладно… Статья какая?

Продольный явно скучал, ему хотелось пообщаться.

— 159-я, часть 4-я…

— Мошенник, что ли?

— Никакой не мошенник, дело заказное!

— Все вы так говорите… Заходим!

Вот я вся проверка.

Потом повели на флюорографию.

Опять ходили по коридорам, спускались в сырой темный подвал, снова поднимались.

Кабинет флюорографии был похож на обычный, только более обшарпанный и врачиха сидит за решеткой.

Все как обычно: разденьтесь до пояса, подойдите, локти прижмите и не дышааать… Дышите, одевайтесь.

Я поинтересовался:

— Как там мой анализ крови?

Врачиха полистала журнал:

— Все в норме.

— Спасибо…

Флюорография делается для выявления туберкулеза, который у арестантов встречается. Я потом неоднократно ездил в воронках вместе с кашляющими в платочек.

Затем флюорографию делали раз в 4 – 5 месяцев.

После этого повели в другой кабинет, где снимали отпечатки пальцев.

Суровая тетенька, тоже сидящая за решеткой, мажет тебе ладонь черной краской и потом прижимает пальцы на специальную карточку.

В комнате вместо обычной раковины был почему-то душ, и вот под этим душем потом пришлось тереть руки с мылом, оттирая краску. Краска оттирается с трудом, потом еще в камере домывали руки.

Вернулись в камеру, вдруг открывается кормушка и называют мою фамилию, подхожу… Ого, вот это сюрприз, мне передача!


Продолжение следует.