275

СИЗО. 121 камера. Ночь. Продолжение

Итак, я остановился на том, что проснулся от того, что Леха (в камере было два Алексея, второго звали Леха) потормошил меня за плечо и спросил:

Тэха зашла, шуметь будешь? (появился телефон, звонить будешь?)

У меня сон мгновенно прошел.

Леха, держа в руках обыкновенную, кнопочную, самую дешевую Нокию, провел короткий инструктаж:

— У тебя 5 минут. Садись сюда, чтобы на камеру не засветиться. Когда наберешь, то сразу скажи, чтобы перезвонили на этот номер, и сбрасывай, чтобы лишние деньги не тратить. Звонок отключен, вибрация включена. Громко не говори… Давай! Андрюха, засеки по телеку 5 минут…

Как же хорошо, что все самые важные номера я помнил на память!

Этот звонок был одним из самых важных, потому что родственники, сходившие с ума от неизвестности, узнали, что все нормально, жив, здоров, услышали бодрый голос. Оказывается, в тюрьме не так уж и страшно, если регулярно можно звонить по телефону. ))

Забегая вперед, скажу, что я ни разу, подчеркиваю красным карандашом! ни разу! не слышал ни одного разговора на криминальные или около криминальные темы. Никаких звонков от "службы безопасности сбербанка" и все такое.

Очевидно, что в камере утаить содержание разговора невозможно, все всё слышат. Так вот, все разговоры всех арестантов сводились к следующему:

- здоровье свое, родственников, детей, родителей;

- когда придет адвокат, что передать с адвокатом;

- что положить в очередную передачу или посылку;

- внутрисемейные отношения или отношения с девушкой.

Потом я еще немного подремал, пока в 5 утра меня не разбудило лязганье тележки баландера, развозившего завтрак.

Ночь заканчивалась, вдруг куда-то изчез конь, арестанты, не спавшие всю ночь, ели положняковую кашу, пили кофе, ложкой намазывали на белый хлеб масло, зевали и готовились ко сну. Тюрьма затихала…

Я уступил Алексею его шконку, переместившись за стол.

Леха, прихлебывая чай, поинтересовался:

— Сможешь рублей двести закинуть на симку?

Я, подумав, сказал:

— На днях адвокат придет, я через него передам, чтобы закинули. Диктуй номер.

Алексей, укладываясь спать, обрадовал:

— Сегодня днем Вована на этап должны забрать, займешь его койку…

Ага, понял, жизнь налаживается…

В 9 утра спящих разбудили и всех вывели на продол на проверку, но ничего особенно, это была обычная утренняя проверка.

Днем пришла передача и я, наконец, смог переодеться в футболку и спортивный костюм, и стал выглядеть, как и все остальные арестанты. Зимой, в комплекте со свитером, это самая удобная одежда, летом, когда жарко, – шорты и футболка.

Постепенно, наблюдая за взаимоотношениями сокамерников, стали проявляться нюансы.

Оказывается, Илюха, который первым со мной заговорил про "братскую хату и на тряпку упасть не западло", только имитировал со мной, с новичком, поведение лидера, на самом деле таковым не являясь.

Неформальным лидером в 121 хате был Леха. Ему было под сорок. Когда-то давно он отсидел небольшой срок в лагере, поэтому ему уже все было известно. Судимость у него была погашена, поэтому он официально считался первоходом и сидел с первоходами, хотя по сути был второходом.

К Лехиным словам прислушивались, по большинству вопросов его мнение было решающим, рассуждал он здраво и веско.

С Лехой у меня установились нормальные, можно сказать, дружеские отношения. Леха, который был сам из деревни, первое время с интересом наблюдал за мной, городским, то есть, как я, ранее занимавший довольно высокое положение, ходивший на совещания к губернатору, буду вести себя, будучи сброшенным на самый низ социальной лестницы.

На второй день Леха поинтересовался:

— Ну, как тебе здесь?

На что я, неожиданно для себя, ответил:

— Как будто смотрю кино, только сам я в главной роли… ))

И действительно, реальность вокруг была настолько необычной, что все происходившее со мной напоминало какой-то сон.

Илюха же, несмотря на то, что отсидел уже почти год, регулярно косячил, что вызывало конфликтные ситуации.


Продолжение следует.