150

СИЗО. 121 камера. Леха в истерике

Итак, я остановился на вопросе:

— А как получается, что наш конь сразу оказывается у наших соседей?

Андрюха повернулся на своей шконке на другой бок:

— Ну, это элементарно… Днем мы с соседями, со 119-ой хатой, на контрольке остаемся.

Видя мое непонимание, Андрюха пояснил:

Контролька – это такая тонкая полиэтиленовая ленточка или ниточка, не знаю, как сказать точнее... Берешь обычную мочалку, распускаешь ее, и метров 100 контрольки у тебя есть. Утром, вместо коня, мы привязываем свой конец контрольки к своей решетке. А соседи, 119-ая, свой конец привязывают к своей решке.

— А вечером?

— А вечером мы к своему концу контрольки подвязываем нашего коня и кричим 119-ой, чтобы забирали. Они тянут, и конь оказывается у них.

— То есть, ночью между нами конь, а днем – контролька?

— Ну да, контролька тоненькая, ее днем особо и не видно.

— А администрация знает об этом?

Андрюха зевнул:

— Конечно, знает. Она вообще обо всех арестантских движениях знает, всё ведь на виду, не спрячешь. Просто сотрудники часто ленятся, это ведь надо лазить, обрывать контрольки, а на следующий день их снова натянут…


Утром, без пяти шесть, я внимательно прислушивался к звукам с продола.

И действительно, в 6.00 знакомый уже голос со 115-ой крикнул: "Расход зелёной!".

Как по команде, тут же конь исчез, а вместо него появилась контролька, аккуратно привязанная к внешней решетке. Форточка была закрыта и никаких следов ночной жизни не осталось. Народ начал укладываться спать, до утренней проверки было еще три часа…


Днем на продоле была какая-то движуха, голоса, какое-то хождение и близкое лязганье дверей.

Леха сразу насторожился:

— Не пойму, 119-ую раскидали, что ли?

Андрюха тоже проявил беспокойство:

— Похоже…

Видно было, что эта новость их сильно расстроила, но непонятно почему. До вечера в хате постепенно нарастало чувство какой-то напряженности… Леха не спал, ворочался…


Вечером в 18.00, сразу после того, как "пробили зелёную", крики на продоле продолжились:

— Сто двадцать первая! Сто! Двадцать!! Первая!!!

Леха подскочил к двери:

— Кому сто двадцать первая?

С продола крикнули:

— Сто пятнадцатая!

Леха придвинулся ближе к щели, там, где кормушка:

— Говори!!

— 119-ую и 117-ую раскидали, там нет никого! Ловитесь со 116-ой! Ловитесь со 116-ой!! Ясно?

— Ясно!!

Леха повернулся к нам, и по его лицу стало ясно, что произошло нечто ужасное.


Продолжение следует.