7

Шут и колесо. 3

Прокатившись на колесе трижды, Малькольм пересчитал оставшиеся деньги и понял, что на ещё один билет не хватит. Аттракцион был замечательный, дух захватывало, коленки дрожали, и страшно и весело в двух словах. Постояв у ограждения, он ещё слегка позавидовал счастливчикам. Всех их, нервно визжащих девиц и веселящихся ребят, крутило, вертело и раскачивало в вышине колесо.

- Эй, парень.

Малькольм обернулся и увидел цыганку.

- Ты из цирка? Да уже и сама вижу, подрабатываешь у старика. Его лохмотья. Передай ему вот это, - с этими словами она протянула какой-то свёрток.

- А что сказать, от кого? Постойте.

Цыганка оглянулась, пожала плечами и вдруг расхохатавшись ответила, - Старик поймёт.

Малькольм повертел свёрток в руках, пытаясь определить на ощупь, что там внутри под бумагой, и пошёл обратно к фургонам цирка.


Старик, как обычно после представления, спал в кузове. Его мало интересовали ярмарочные дела и развлечения, превратившись за долгие годы в атрибут рабочей обстановки, а вот шанса вздремнуть он никогда не упускал. Здраво рассудив, что будить спящего без значительного повода грех и большая неприятность, Малькольм спрятал свёрток под сиденье в кабине и отправился искать Мари, может нужна какая-то помощь.


На импровизированной кухне циркачей под навесом царило оживление: ужинали, травили байки, сплетничали.

- Маль, иди к нам, - крикнула Мари. Как тебе ярмарка?

- Я уже бывал на таких, только поменьше. И мельник брал меня с собой на рынок пару раз.

- Где ты вырос?

- В деревне. Пока жива была тётка, жил у неё. Родителей я своих не помню, рано умерли, - Малькольм врал не красная, привык. Чем проще и понятнее враньё, тем меньше вопросов. - Тётка рассказывала, тогда полдеревни умерло от какой-то болезни.

- Моя мать тоже умерла от лихорадки, а отца и не было никогда. Я всю жизнь в цирке, родилась в нашем фургоне.

- Старик, тебе дедом приходится что ли?

- Нет. У него нет родни.


Кто-то из циркачей принёс вино и стал разливать по кружкам всем присутствующим. Гомон усилился. После ужина на столе появились две колоды потрепанных карт, кто-то предложил игру в дуркер.

- Будешь со мной в паре? Правил не знаешь, не беда, сейчас объясню. - Мари принялась объяснять Малькольму правила. - Вот смотри, это старшие карты с картинками, они бьют меньшие с цифрами…

Малькольм старался слушать, но усталость брала своё, его клонило в сон.

- Эй, иди спать, - какой-то парень в трико потряс его за плечо. - Иди, а я с Мари сыграю, а то от тебя нет проку. Мари, возьмешь меня в пару, вместо твоего сони?


Малькольм освободил место и побрёл фургон.


Утром пошёл дождь. Небо затянуло тучами от горизонта до горизонта. Сверкало и громыхало так, что на представление никто не пришел. Потому в шатре сегодня репетировали каждый своё. Мари шушукалась со вчерашним гимнастом и это раздражало Малькольма. Он пришел понаблюдать за жонглерами, да и куда ещё податься в такой ливень, сидеть в кузове не хотелось. Пришел и старик, привел пуделя и котов и разучивал с ними что-то.


- Маль, тебе тоже надо выучить этот номер. Мари, у тебя нет дел на сегодня? Идите оба сюда.


К вечернему представлению дождь поутих, зрителей собралось достаточно, и цирк дал своё представление. Перед самым выступлением выяснилось, что старика нигде нет и им с Мари пришлось вдвоём показывать номер. Старик вернулся поздно, он был чем-то раздосадован, кого-то ругал шепотом, но ничего не рассказывал и только велел собираться быстрее. Маленькая труппа почему-то не принимала участие в общих сборах, лишь забросали свои вещи и реквизит в кузов.

- Ложитесь спать. Утром поговорим.


- Не знаю я, что случилось. Первый раз такое вижу. Мы всегда помогали собирать шатёр и наводить порядок. Бывало ещё и оставались в деревне на пару дней после ярмарки. В хорошие времена и спали не в кузове, а на кроватях. Но сейчас всё хуже идут наши дела. Платят нам исправно, как всем. Но люди от нас уходят. Последним сбежал шут, в другую группу, ничего не сказал старику. Просто собрался и ушёл.


Мари помешала кашу в котелке.

-Маль, зови старика, будем завтракать. Хотя он вроде сам идёт.

Старик сел у костра, принял тарелку с кашей из рук Мари, но отставил её в сторону, на землю рядом с собой.

- Ребятки, послушайте меня. Вчера было решено, что я не выступаю больше с цирком. И у вас есть два варианта, продолжить дальше свой путь с цирком или остаться со мной. Фургон принадлежит мне и деревень вокруг много, если не соваться на большие ярмарки, то заработать на хлеб можно и самим.

- Почему самим не выступать на тех же ярмарках?

- Взнос большой, заработок не покроет аренду места. Мари, что скажешь? Чувствую, придется делить нам с тобой содержимое кузова. А ты, парень?

- Мне делить нечего, - Малькольм усмехнулся. - Если ты не против, то я останусь. В цирк меня не возьмут, а с тобой есть возможность научиться и этому ремеслу. Да, ты знаешь, идти мне некуда.

Мари молча ела. Старик тоже принялся за еду. Видно и так ему всё было понятно. После завтрака Мари со стариком о чём-то поспорили у кузова на повышенных тонах. Малькольм решил держаться от этого подальше и собрав посуду, отправился её мыть. Ещё нужно было набрать воды, купить кое-что из еды, и ещё найти себе дел, пока не закончат с разделом имущества. Что там делить.


Мари ушла, забрав с собой большую часть барахла из фургона. Пудель, кошка и попугай тоже достались ей. Кот остался у старика.


Когда всё было прибрано, закреплено и уложено по местам, кот, как и Малькольм переселились в кабину. Старик уже завёл фургон и можно было ехать, но тут Малькольм вспомнил про то, что было спрятано под сиденьем.


- Какая цыганка? Старуха как и я. Хаха. Знаю её.

Старик заметно повеселел, покрутил в руках свёрток, так же как и Малькольм попробовал угадать, что там под бумагой на ощупь, и убрал его обратно.

- Потом поглядим, что там, - заговорщицки подмигнул он. - Пусть полежит пока.

Дубликаты не найдены

+2
Что в свертке?
раскрыть ветку 1
+1
Интрига!