Дубликаты не найдены

+34
"Я все еще легитимный..." :D
Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 1
+29
А бот в теме)
Иллюстрация к комментарию
+24
Первый "не-человек", удостоенный награды
Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 4
+3
А как же Обама с Нобелевской премией
раскрыть ветку 3
+1
Ну в принципе да. Ему тоже полагается орден пресвятого дивана бандеры)
раскрыть ветку 1
-2
А Нобелевку украм дают только за такие изобретения:
http://www.youtube.com/watch?v=UQgwQPJqFoc
+13
А, вот еще нашел, старая.
Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 2
+11
Он уточнит это в офисе...
0
берега попутал малек))
+11
Иллюстрация к комментарию
+10
Поумнел
+6
Может даст ссыль на этого бота) ищу найти не могу
раскрыть ветку 2
+10
http://chatbot. tw1 .ru/
раскрыть ветку 1
+2
Спасибо добрый человек!) плюсик тебе!)
+6
Иллюстрация к комментарию
+4
Иллюстрация к комментарию
+1
Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 7
+65
Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 1
+39
Смерть творогам - это сильно! Схоронил
-28
Комментарий удален. Причина: данный аккаунт был удалён
раскрыть ветку 4
+7
Твоя аватарка и ник как то связаны...
0
http://pikabu.ru/story/zashel_posmotret_chto_takoe_pbot_2390899 я тоже решил посмотреть(увы не умею кидать картинки)
-4
Всегда задавался вопросом, где вы такие авы делаете?
ещё комментарии
ещё комментарии
+1
Иллюстрация к комментарию
+1
Иллюстрация к комментарию
+1
Иллюстрация к комментарию
-1
Это возрождения дебильной моды на pBot'а?
Похожие посты
157

Наши последние штрихи в Семилетней войне. 1761 год

Автор: Дмитрий Хандога.

Наши последние штрихи в Семилетней войне. 1761 год Cat_cat, История, Россия, Российская империя, История России, Война, Семилетняя война, Длиннопост

На четвертом году войны в русскую армию был назначен уже четвертый по счету командующий… Так да: Апраксин – это раз, Фермор – это два, Салтыков – это три, ну и генерал-фельдмаршал Александр Борисович Бутурлин – это четыре! У человека несведущего может сложится впечатление, что в России было столько генерал-аншефов и фельдмаршалов, достойных командовать нашим войском, что если бы их в день резали по одному, то и через месяц никто бы не заметил.


Впрочем, Петра Семеновича Салтыкова понять можно: нахлебался он своим «командантством» вдоволь: союзники-цесарцы давят, Петербург систематически грозит карами небесными (ну, или какие там они ещё бывают, кары-то?), вот он, как человек военный, видимо, и выбрал самый действенный способ «откосить от службы»: сказался больным (благо, никаких военно-врачебных комиссии тогда не существовало)! Поскольку должность командующего, в отличие от 1756 года, когда в ней был некомплект всего и всех, и в отличии от 57-59 годов, когда было непонятно, сможем ли мы противостоять сумрачному гению из Сан-Суси, на сентябрь 1760-го года, была вполне карьерной, то желающий нашелся (или нашли?) быстро.


Знакомьтесь: Александр Борисович Бутурлин, старый служака, хороший мужик… Да-да, именно, что хороший! Видимо, в Питере ему не всё рассказали, когда отправляли на командование, и вот он, приняв войско и столкнувшись с австрийскими «наездами», решил: как вы со мной, так и я с вами!

Наши последние штрихи в Семилетней войне. 1761 год Cat_cat, История, Россия, Российская империя, История России, Война, Семилетняя война, Длиннопост

Александр Борисович Бутурлин смотрит так, будто австрийца увидел


Цесарцы требовали от него активных совместных действий, а он, в свою очередь, понимая, что обещанное Россия уже получила (я про Восточную Пруссию), продолжал политику Петра Семеновича Салтыкова, только тот был человек прямой, а Александр Борисович перешел на очень тонкий троллинг: дескать, куда идти, да вы что? У меня войско изнемогло/голодает/болеет (таки да, припасов было брать неоткуда), да и сам я «пил шотландский эль, и к вечеру сильно устал». В общем, «катали» на него генералы Священной Римской империи в Питер жалобы, а тому хоть бы хны: то порох намок, то жрать нечего, и всё прочее в таком же духе.


Тут из города на Неве прилетает приказ: зимовать там, где стоишь (т.е. на территории противника).


«Ага, шнурки только поглажу» - быть может, сказал Бутурлин и повелел армии отправляться за Одер.


«Ибо что же у меня после таких зимних квартир от войска останется, дорогой читатель» - наверное, сказал бы нам тролль восточной стороны в звании генерал-фельдмаршала, и с этим невозможно не согласиться. Оно ж всегда из столицы-то «виднее», как живется солдатам и офицерам за много сотен километров от российской границы.

Наши последние штрихи в Семилетней войне. 1761 год Cat_cat, История, Россия, Российская империя, История России, Война, Семилетняя война, Длиннопост

Русская армия тех лет


Попутно, Александр Борисович, найдя в нашем войске непорядок, пытался его залатать подручными средствами. Например, отменил отпуска для всех без исключения офицеров (у нас война, если что, а вы тут со своими рапортами!), а ежели господин поручик/капитан/подполковник/генерал изволят быть больными, то искренняя забота об оном старших по званию (а то и душеспасительное чтение Устава 1755-го года на ночь) подействует много лучше вечеров с матерью/женой! И с этим, опять же, невозможно не согласиться!


Так что нет, господа-товарищи, не был наш четвертый по счету командующий таким уж забулдыгой и неучем, каким его изобразил В.С. Пикуль в своей книге «Пером и шпагой». Конечно, кто ж служа в армии не позволяет себе расслабиться, НО в его случае это «не мешало работе».


И вот, в мае 1761-го года он, отделив часть сил на осаду Кольберга, пошел в Силезию на соединение с австрийцами. В августе того же года русский и цесарский командующий душевно обнялись, держа фигу в кармане каждый... О чём это я? Ну как сказать, Бутурлин особо не торопился ибо считал, что поводов к тому нет, и это до боли в сердце выбешивало австрийцев, дескать, у нас общее дело, а тут такие предъявления.


Впрочем, наш фельдмаршал был как слон: пуляй не пуляй, а кожа не треснет, и мог бы при случае заявить: «Я вас подставил? Да кто бы говорил!» - и с этим невозможно не согласиться, поскольку складывалось ощущение, что Эрнст Гидеон фон Лаудон, казалось, специально не спешит воевать в одиночку с пруссаками, ожидая подмоги со стороны союзника…. Хотя, с другой стороны, его тоже понять можно: зачем нести такие, в том числе, репутационные риски, когда на межгосударственном уровне четко установлено: работаем вместе.

Наши последние штрихи в Семилетней войне. 1761 год Cat_cat, История, Россия, Российская империя, История России, Война, Семилетняя война, Длиннопост

Австрийцы тех лет выглядели примерно так. Слева направо: унтер-офицер пехоты, гренадер, мушкетер


Другой «пробежавшей кошкой» между ними стало то, что австриец предлагал, используя численное превосходство войск союзников, разделаться с прусской армией, защищавшей Швейдниц, которая, к слову, очень хорошо укрепилась на подступах. Однако Бутурлин думал иначе: возьмем в блокаду, перерезав снабжение, и будем ждать, когда басурманы сдохнут от голода те начнут испытывать нужду в продовольствии и порохе, потом сами сдадутся. Препирались они достаточное время. Около месяца, чуть ли ни каждый день, цесарец приезжал в нашу ставку и не солоно хлебавши уезжал. В общем, хотите верьте, а хотите нет, но случилась у Эрнста Гидеона фон Лаудона от общения с его российским коллегой желчная колика….

Наши последние штрихи в Семилетней войне. 1761 год Cat_cat, История, Россия, Российская империя, История России, Война, Семилетняя война, Длиннопост

Тот самый Эрнст Гидеон фон Лаудон не перенесший общения с российским государственным служащим


Нда-м, горжусь Бутурлиным, однако! Этого австрийского полководца турки да пруссаки вывести из равновесия не могли, а вот доброе слово русского фельдмаршала – вполне! Может, конечно, наши его щами с салом угостили, или водку закусил не тем малосольным огурчиком, но факт есть факт.


Ну, а когда выздоровевший Лаудон принес план того, как по его мнению должна действовать русская армия, Бутурлин «взорвался» напрочь. Оставив на взаимодействие с австрийцами 20 000 корпус генерала Захара Григорьевича Чернышева, он снялся с позиций и направился к Глогау.

Наши последние штрихи в Семилетней войне. 1761 год Cat_cat, История, Россия, Российская империя, История России, Война, Семилетняя война, Длиннопост

З.Г. Чернышев


Впрочем, тут пришлось планы менять, ибо прусская армия усиленно маневрировала, совершая рейды по нашим тылам, оставляя русскую армию без снабжения… Короче говоря, погуляв по территории нынешней восточной Германии и западной Польши, российское войско вернулись на зимние квартиры….


Ой, да, совсем забыл!


Генерал Петр Александрович Румянцев, действуя независимо от основной армии, с 15 000 солдат смог осадить и, в итоге, взять крепость Кольберг.

Наши последние штрихи в Семилетней войне. 1761 год Cat_cat, История, Россия, Российская империя, История России, Война, Семилетняя война, Длиннопост

Петр Александрович Румянцев


Внимания тут заслуживает факт, что это было результатом совместных действий наших сухопутных войск с эскадрой Балтийского флота под командованием вице-адмирала Андрея Ивановича Полянского (в рамках межведомственного взаимодействия, так сказать).

Наши последние штрихи в Семилетней войне. 1761 год Cat_cat, История, Россия, Российская империя, История России, Война, Семилетняя война, Длиннопост

Российские моряки в очередной раз показали, что свой хлеб едят не зря, ибо при непростых погодных условиях смогли выполнить свою задачу не потеряв ни одного судна, доставив сухопутным войскам все самое необходимое прямиком из России, и осуществить блокаду фортеции с моря… Так что, дорогой читатель, если ты из тех, кто любит вставить словцо про то, что «мы - держава сухопутная, флот нам не нужен», или «хватит содержать эти утюги», подумай о том, сколько раз в нашей российской Истории, за 300 лет своего существования, военно-морской флот вступал тогда, когда это было необходимо, исполняя свой долг и на суше, и на море.

Наши последние штрихи в Семилетней войне. 1761 год Cat_cat, История, Россия, Российская империя, История России, Война, Семилетняя война, Длиннопост

А.Е. Коцебу «Взятие Кольберга»


К слову, это была уже третья по счету осада Кольберга за годы Семилетней войны. До этого нас преследовали неудачи, поскольку была несогласованность в действиях между сухопутным и морским начальством.


Что ж, вернемся к Бутурлину?


А был Александр Борисович в положении «ох, не позавидуешь!», т.к. австрийцы все же «дожали» наших высших сановников в столице, и Бутурлина в декабре 1761го года отозвали в Санкт-Петербург для дачи объяснений на тему того, как смел ты, мерзавец, беречь русских солдат, не принося их в жертву ради австрийских интересов. Сдав командование армией Виллиму Виллимовичу Фермору (бедный Фермор, который раз уже это с ним происходит!), находясь в пути, фельдмаршал узнает, что Её Величество императрица Елизавета Петровна 05 января 1762го года скончалась, и теперь там, в Питере, естественно, не до его «проказ».


В итоге, некоронованный император Петр Федорович отнесется к Бутурлину вполне лояльно, назначив того генерал-губернатором Москвы.


С уважением ко всем прочитавшим,

Хандога Дмитрий.


Оригинал: https://vk.com/wall-162479647_56115

Автор: Дмитрий Хандога. Альбом автора: https://vk.com/album-162479647_257533688

Наш Архив публикаций за май 2020


А вот тут вы можете покормить Кота, за что мы будем вам благодарны)

Показать полностью 8
490

Человек, который начал войну

Знаете ли вы Януария Алоизия? Нет, вы не знаете Януария Алоизия. Более чем уверен.

Тут сегодняшних-то властителей дум и инженеров душ прочесть некогда, а я про Януария Алоизия.


Знакомьтесь, Януарий Алоизий Мак-Гахан.

Человек, который начал войну История, Россия, Болгария, Война, Солдаты, Журналистика, Длиннопост

Классик мировой журналистики, американец, корреспондент Нью-Йорк Геральд и Дэйли Ньюс. Один из первых журналистов, кто сделал интервью полноценным жанром. Прототип как минимум двух персонажей в акунинском «Турецком гамбите» - этот человек был столь широк, что в одного персонажа не вмещался и пришлось разделить его между «французом» Д'Эвре, и британцем Маклафлином.


Вот они в фильме.

Человек, который начал войну История, Россия, Болгария, Война, Солдаты, Журналистика, Длиннопост

Но вообще то жизнь Мак-Гахана кроет любой авантюрный роман. Остался сиротой в 7 лет, работал батраком на фермах, служил продавцом, учителем и бухгалтером, перебрался в Европу учиться праву. Юристом не стал, стал журналистом. Его репортажи с франко-прусской войны перепечатывали во всем мире. Именно он первым сообщил о восстании Парижской коммуны, именно его арестовывали доведенные статьями до бешенства французские власти. Посол США его вытащил, и зверски талантливого и столь же безбашенного журналиста отправили от греха подальше – в Россию.


Здесь он быстро выучил русский (у него вообще были невероятные способности к языкам), женился на русской (Варвара Николаевна Елагина, прошу любить и жаловать). Прослышав о войне с Хивинским ханством, втихаря пробрался в закрытый для иностранцев Туркестан, нанимает лошадей, пересекает пустыню Кызылкум, и появляется под стенами Хивы как раз накануне капитуляции. Офицеры смотрели на него как на приведение – по этому маршруту и большими караванами-то ходить опасались, туркмены были ба-а-альшие мастера грабежа.


Потом он куролесил в Испании, на Третьей карлистской войне, потом искал во льдах Северо-Западный проход с экспедицией Янга и чуть не погиб на той паровой яхте «Пандора». Впрочем, «чуть не погиб» - это рефрен его жизни.


А потом… Потом было главное дело его жизни. Именно он, по сути, спровоцировал русско-турецкую войну 1877-78 годов. Именно его статьи о зверствах турок в Болгарии в 1876 году вызвали едва ли не народные волнения в Европе. И этот общественный резонанс и вынудил британское правительство отказаться от поддержки Османской империи. Что развязало России руки и вслед за массой добровольцев пошли уже войска.


Естественно, прошел всю русско-турецкую войну, первым сообщил об окончательном поражении турок, был одним из немногих журналистов, кого великий и ужасный Игнатьев пустил на подписание Сан-Стефанского мирного договора. Сидючи в Стамбуле, уже собирал вещи чтобы ехать в Берлин, на конгресс, но заразился брюшным тифом и через несколько дней умер. Сгорел как свечка.


Ему было 33 года.

Человек, который начал войну История, Россия, Болгария, Война, Солдаты, Журналистика, Длиннопост

Вот памятник, поставленный ему в болгарском городе Елена.


Ниже вашему вниманию предлагается половинка его статьи «Андрей Александрович. Иван Иванов» (длинную вы все равно читать не будете, а тут и коротко, и по делу). Это из репортажей времен Хивинского похода.


Почитайте, не пожалеете. Во-первых, оцените уровень журналистики (полтора столетия назад писано!), а во-вторых… Маг-Гахан не только был одним из немногих иностранцев, который нас не боялся и не пугал нами своего читателя, но и, кажется, понял нас едва ли не лучше, чем мы сами себя понимаем.


Как раз тот редкий случай, когда со стороны оказалось виднее.

_____________________

… Иван Иванов состоит рядовым в полку Андрея Александровича.


Родился Иван Иванов крепостным Андрея Алексанровича и ничем не походит на этого молодого барича. Но чтобы верно оценить нрав Ивана Иванова необходимо иметь некоторое понятие и об отце его, Иване Михайлове. Иван Михайлов крестьянин, и целые поколения его предков были крепостными предков Андрея Александровича. В жизнь свою не видал он ничего кроме тяжелой работы и самой плохой пищи. До освобождения крестьян приходилось ему работать четыре дня из семи на барина, на своих харчах, поставляя своих лошадей и орудия; на содержание же себя с семейством предоставлялось ему работать в остальные три дня.


Если принять во внимание что целых шесть месяцев в году в России и работать невозможно, благодаря климату, то понятное дело что жизнь на долю Ивана выпала не красная. Проработав, бывало, целый день на помещика, он еще половину ночи работает на себя и всю жизнь свою проводит на пустых щах с похлебкой да на черном хлебе. Жилище его состоит из одной избы в которой теснятся все члены семьи — старые старики и малые ребята. Женатые сыновья его с женами и детьми живут с ним же, в той же избе, в той же комнате. Нельзя и ожидать чтобы при подобных обстоятельствах Иван Михайлов мог отличаться особенною утонченностью нравов, образованием и просвещенным образом мыслей. Он, напротив того, отличается именно отсутствием всех этих качеств. Неразвит и суеверен он до крайности; но найдутся в нем и хорошие черты. По природе он не жесток и не безчеловечен, нет в нем никаких унизительных пороков. Слабая сторона у Ивана Михайлова та же что и у Наполеона I. Это фатализм. Действует он однако на Ивана Михайлова совершенно другим образом, не только не наделяя его безумною отвагой и решимостью на всякий риск, а напротив того, развивая в нем какую-то безнадежность.


У Ивана Михайлова нет восторженной веры в свою звезду. Он даже и не знает что у него есть звезда, а если и знает, то считает ее злополучною и обманчивою звездой, на которую не только нельзя полагаться, а скорее приходится ее избегать и проклинать.


Изба ли его загорится — Господня на то воля, и он оставляет ее догорать до тла. Грех противиться Божьему суду. Заболеет он — лечиться не станет по той же причина. Самому ли ему придется сплоховать, присвоить себе чужое добро или деньги — опять-таки не его в том вина, и он твердо стоит на том что его лукавый попутал, а сам он в деле том неповинен.


По правде говоря, в Иване Михайлове не существует никакой свободной инициативы. Целые века нравственного угнетения теготевшее над его предками и над ним самим довели его до этого фатализма. К чему противиться неизбежному? К чему бороться против неодолимого? И потому весь образ мыслей Ивана и все его чувства подернуты каким-то мрачным колоритом, проникнуты горечью и унынием.


Рассказы его все имеют трагическое окончание, самого его осаждает и угнетает сказочный мир вампиров, привидений и чертей, от лукавства и кровожадности которых нет спасения. Слова его песен проникнуты тою же безнадежностью, все напевы в минорных тонах и отзываются безысходною грустью.


Все эти характерные черты найдутся и в Иване Иванове, с прибавлением еще нескольких особенностей. Оторванный в ранней молодости от семьи и друзей для того чтобы провести пятнадцать, двадцать лет на службе, он оставляет далеко за собой все обыкновенные людские надежды и желания. Целые двадцать лет приходится ему наполнить одною рутиной лагерной жизни. Нет у него в перспективе ни своего очага, ни семьи, ни детей.


Большую часть друзей молодости ему никогда уже не видать. Он хорошо знает что задолго до того как ему вернуться на родину, его отец с матерью помрут, желанную выдадут замуж, братья с сестрами состарятся, да и самого его все успеют позабыть. Судьба разом перевернула всю его жизнь, сделала его другим существом. Быть-может вначале не раз приходилось ему всплакнуть над своею горькою долей: бедная изба его, конечно, была не очень удобна и привлекательна, но все-таки там он был под родным кровом, и никогда, быть-может, туда не возвратится. Но прошли годы, и великая государственная машина отлила и его в общую форму, подвела под общий уровень. И вот с тех пор зажил он живым автоматом, покорный воле недосягаемой для критики его простого разума; слепо покорился он своей участи, не пытаясь сопротивляться. Да и не в его природе бороться против неотвратимого. На то была Божья воля, бесполезно и грешно на нее роптать, и махнул Иван Иванов на прошлое рукой, стараясь примениться к настоящему.


Наконец вечное возбуждение и оживление солдатской жизни заставляет его забывать о родных покинутых на дальней родине. Хоть и мало у него надежд впереди, да за то и терять ему больше нечего, не предвидится больше горя, и вот он делается самым веселым малым, безшабашною головой.


Главный источник увеселения Ивана состоит в песнях. Поет он с утра до ночи. На ходу не замолкает он в течение целых часов. В репертуаре его найдутся песни в целые сотни стихов, и поет он их с начала до конца с полным довольством этою утехой. Среди пустыни — в Иркибае, Хала-Ате, Алты - Кудуке, когда и воды ему выдавалось по кружке в день, и тогда бы могли его видеть стоящим в полукруге пятнадцати, двадцати товарищей и поющим что есть мочи и надо заметить что в пении этом видит он для себя занятие далеко не маловажное, которое можно бы выполнять спустя рукава. Потому, когда поет наш Иван, то всегда стоит на ногах, а товарищи собираются вокруг него и подтягивают ему хором чуть ли не при конце каждого стиха. В веселье его чувствуется даже какое-то преувеличение. Неприличие некоторых его песен доходит до такой несообразности что утрачивает самый свой характер неприличия, переходя в какую-то смешную нелепость.


Вера Ивана Иванова в честность и способность своих офицеров поистине похвальна и назидательна. Он твердо убежден в их непогрешимости и вполне уверен что что бы они ни делали, лучше того не придумать, удачнее того не исполнить. Потому он никогда и не бунтует. Другие солдаты стали бы роптать на то что им не выдается молока к кофе или мяса хоть раз на день. Иван же и не снизойдет до того чтобы жаловаться на такие пустяки. Если не выдается ему мяса, то уж конечно оттого что его нет. Если выданное мясо уже начало портиться, то понятное дело виновата в том жара, против которой ничего не поделаешь. Сапоги ли его оказываются никуда не годными и ноги Иван отморозит — виноват в том мороз. Сухари его подточат черви — виноваты в том черви. Ему и в голову не приходит никого осуждать и упрекать. Если по какой оплошности или ошибке попадет он под огонь, где товарищи его падают вокруг сотнями и полку его грозит верное истребление — опять-таки Божья на то воля и нечего больше делать как ей покориться. Ему никогда и на мысль не приходить бегством исправить ошибку начальников.


Словом, Иван Иванов держится того убеждения что все ведет к лучшему и охотно принимает вещи в том виде в каком оне ему представляются. Он вполне удовольствуется жизнью при одном черном хлебе и чае, и никогда не подумает жаловаться.


Некого Ивану Иванову любить кроме товарищей и офицеров, и вот он привязывается к ним страстно, но бессознательно. Нередко случается пасть на месте восьми, десяти солдатам под неприятельским огнем, в то время как они пытаются увести раненого товарища. В Иване не найдете вы никакого мелодраматизма. Он совершит самый геройский подвиг даже и не думая о том что совершает действие необыкновенное, заслуживающее похвалы. В Иване коренится какой-то бессознательвый, но тем не менее величественный героизм. Эта именно его черта и заставила сказать о нем Наполеона: “Мало убить Русского солдата — надо его еще с ног свалить".


Об иностранцах у Ивана сложилось понятие совершенно своеобразное. Для него все они бунтовщики против Батюшки-Царя. Англичане, Французы, Немцы, Азияты, все подряд мятежники; и он вполне уверен что рано или поздно все человечество покорится власти законного правосланного Царя. В Иване не проявляется никакой неприязни ко врагу, он его и не ругает. Не будь они мятежниками — все они распрекрасные люди. Он даже не оспаривает и храбрости их. Потому вы редко услышите от него презрительный отзыв о враге, что так обыкновенно в среде других солдат. В том, быть-может, и заключается причина что Иван не поддается панике; никогда враг не может удивить его каким-нибудь нечаянным нападением, потому что того он только и ждет.


Иван Иванов, одним словом, совершенный идеал солдата и нельзя не сознаться что он лучший солдат во всем мире.

____________________

Это отрывок из моей книги "Жизнь примечательных людей".

Моя группа во ВКонтакте - https://vk.com/grgame

Моя группа в Фейсбук - https://www.facebook.com/BolsaaIgra/

Моя страница на "Автор.Тудей" - https://author.today/u/id86412741

Показать полностью 2
124

Наши в Берлине. Год 1760й

Автор: Дмитрий Хандога.


Итак, 1760й. Уже четвертый год по Европе (и, кстати, в Новом Свете тоже) ведутся боевые действия. «Кто кого» ещё не ясно, но разойтись миром пока не получается, да и не интересно. Собственно, для России нужность этой войны под ОЧЕНЬ большим вопросом, т.к. прямой угрозы от Его Величества короля Пруссии Фридриха II нам не было, но в силу того что мы уже лет 30 как «почти сверхдержава» не вмешаться в европейские дела мы не можем, чем и воспользовались наши добрые союзники в Вене, сумев фактически подчинить себе политику русского кабинета в Санкт-Петербурге. Естественно, австрийцы пытались всячески командовать и русской армией, у которой за 4 года войны был уже третий командующий – Петр Семенович Салтыков. Ему надо отдать должное: в своих действиях он старался быть непреклонным, посылая как можно дальше цесарский генералитет в их стремлении воевать до последнего русского солдата. То, какому давлению подвергался фельдмаршал Салтыков словами не описать, но Петр Семенович, видимо, был из тех, на ком «где сядешь – там и слезешь», и, поэтому, до поры до времени мы отстаивали, в первую очередь, свои интересы.

Наши в Берлине. Год 1760й Cat_cat, История, Россия, История России, Война, Берлин, Длиннопост

Русская армия тех лет.


Источники разнятся, в одних говорится, что Салтыков в августе 1760го, заболев, сдал командование Виллиму Виллимовичу Фермору, другие пишут, что он продолжал командование… Как бы то ни было, но генералам Готтлобу Курту Генриху фон Тотлебену и Захару Григорьевичу Чернышеву было приказано двигаться к Берлину, который после поражения прусских войск был полностью открыт для налета. Помимо 23 000 русских к городу должны были подойти 14 000 австрийского войска под командованием генерала Франца Морица фон Ласси. Конечно, «Берлин-1760» - это не «Берлин-1945», и нашей целью в XVIII веке было, в первую очередь, дать понять королю Фридриху, что дело его в любом случае швах (этакий щелчок по носу), плюс предполагалось взять контрибуцию со 120 тысячного города обороняемого 1200 солдат. Комендант прусской столицы фон Рохов хотел сдаться сразу, но отставные вояки, жившие в городе и входившие в магистрат, узнав о подобном, сразу обещали его расстрелять за трусость, и тот нехотя решил обороняться (дескать, нам бы ночь простоять, да день продержаться, а там уже принц Вюртембергский и фон Хюзен близко). Впрочем, по понятным причинам, долго держаться пруссаки не смогли и возник вопрос: кому именно сдаваться – русским, или дождаться австрийцев Ласси? Берлинец И.Е. Гочковский (в других источниках – Гоцковский) выразился однозначно: «ТОЛЬКО РУССКИМ, ибо австрийцы поступят с городом намного жестче» - и он был абсолютно прав, ибо ранее имелись нехорошие прецеденты того, как армия Марии-Терезии вела себя на оккупированных территориях.

Наши в Берлине. Год 1760й Cat_cat, История, Россия, История России, Война, Берлин, Длиннопост

Захар Григорьевич Чернышев


Что ж, 09 октября 1760 года русская армия вошла в столицу основного противника своей страны, и…. Проявила просто чудеса дисциплинированности! Случаи мародерства пресекались сразу же, изнасилований и убийств гражданских лиц не было. Даже такой борзописец, как барон Иоганн Вильгельм фон Архенгольц, в те годы офицер прусской армии, напишет в своей книге «История Семилетней войны» о русских в этом эпизоде в самых уважительных тонах (что для него, по отношению к русским, было нетипично). Жители Берлина были удивлены: как же так, мы «надеялись», что нас грабить будут, жечь, а нас не трогают!


Может быть тут сыграло не только моральное воспитание русских солдат XVIII века, но и грамотный подход русского, ага, генерала фон Тотлебена, который через посредничество Гочковского заранее договорился о том что будет, и как лучше поступить. Надо сказать, делал он это ещё до того как наша армия вступила в неприятельскую столицу и в тайне от Захара Григорьевича Чернышева.

Наши в Берлине. Год 1760й Cat_cat, История, Россия, История России, Война, Берлин, Длиннопост

фон Тотлебен


Даже если с Готтлобом Куртом Генрихом Тотлебеном немцы по-свойски и договорились, то сама взятка вряд ли могла бы остановить насилие над мирным населением со стороны армии. По сути, солдаты могли не трогать какие-то здания, имущество отдельных людей, но простой мирный обыватель мог подвергнуться насильственному воздействию от армии неприятеля.


Совершенно по-иному повели себя австрийцы. Начнем с того, что Франц Мориц фон Ласси, едва войдя и «даже не раздеваясь», сразу заявил с порога, что половина всего – ему, а иначе он, как командующий союзными частями капитуляции не признает, что грозило городу разграблением со стороны цесарцев. Другим проявлением человеческой наглости было выдворение русских часовых с Галльских ворот. В шоке были все, и намек на то, что Франц, дорогой, имей совесть, «тебя тут не стояло», когда мы пришли, на герра генерала не подействовали вообще никак: мне положено, и баста! Это на командном уровне.

Наши в Берлине. Год 1760й Cat_cat, История, Россия, История России, Война, Берлин, Длиннопост

тот самый Франц, которого тогда не стояло. К слову, сын русского генерал-фельдмаршала Петра Петровича Ласси, героя русско-турецкой войны 1735-1739 и русско-шведской войны 1741-1743.


На уровне же солдат и обер-офицеров между русскими и австрийцами случались мордобои «стенка на стенку», ибо цесарцы не считали себя связанными какими-либо моральными обязательствами перед жителями Берлина, и пруссаки, в прямом смысле, просили защиты у российской армии от творившегося произвола. И все это за 4 дня! Четыре дня!


Мы разрушили Монетный двор, прусский арсенал, взяли контрибуцию, и … 12 октября 1760 года ушли! Просто вот так вот ушли, не оставив после себя пепелища и рыдающих обывателей, что совершенно не укладывалось в европейскую традицию. Ну, разве что наши солдаты оружие себе прусское забрали, ибо русские ружья уступали в своем качестве творениям сумрачного тевтонского гения (чему удивляться? если бы, например, у современного ТАЗовода была возможность пересесть на новенький Фольксваген/Мерседес/Ауди, неужели бы он себе в этом отказал? да ещё и бесплатно?).


Оставление Берлина было связано, в первую очередь, с невозможностью его удерживания, особенно в свете того, что русское командование имело сведения, что к городу на подмогу идет прусская армия. Впрочем, сам факт того что мы там были, пусть и 4 дня, в очередной раз поднял престиж Великой России в Европе, т. к. короля Фридриха II в те годы все побаивались и никто даже себе помыслить не мог, что подобное возможно.

Наши в Берлине. Год 1760й Cat_cat, История, Россия, История России, Война, Берлин, Длиннопост

Художник А. Е. Коцебу увидел взятие Берлина вот так.


Ещё хотелось бы сказать о том, что в то время столица Пруссии была центром русофобии, и газетные издания вылили немалое количество клеветы на русскую армию. Более того, в начальный период войны (1756-1758 гг) они писали о том что иррегулярные части нашей армии, состоявшие из казаков, башкир, калмыков – сплошь кровожадные убийцы и, даже, людоеды!

Наши в Берлине. Год 1760й Cat_cat, История, Россия, История России, Война, Берлин, Длиннопост

башкир


Они придумывали и о воинах нашей регулярной армии такие небылицы, что у рядового прусскоподданного кровь стыла в жилах. Понятно, что на войне случается всякое, и отдельные случаи насилия над пленными или мирными жителями могут быть. Однако, русская армия тут никак не выделялась от прочих. Понятно ещё и то, что вид наших иррегулярных частей, особенно калмыков и башкир, мог вселять ужас в прусских солдат, особенно учитывая, что воевали они неплохо, но не так как собственно регулярные части (пока пруссак будет перезаряжать мушкет, калмык его раза три стрелой уложит, на скаку выстрел из огнестрельного оружия сделает, и голову саблей снимет), но я лично не думаю, что эти подданные Российской Империи делали что-то более страшное, чем в те годы бывало в войнах, и уж точно никак не людоедствовали.

Наши в Берлине. Год 1760й Cat_cat, История, Россия, История России, Война, Берлин, Длиннопост

калмык


В первые пару лет войны именно они спасли положение в качестве конницы, с которой у нас обстояло все очень плохо, ибо в отличии от регулярных частей были, как это не странно, намного лучше подготовлены и экипированы для боя.


Таким образом, русское командование решило примерно наказать прусских газетчиков, дабы неповадно было клеветать на Россию и её армию, прогнав журналистов несколько раз через строй. Их подвели к русским шеренгам, они уже были готовы дисциплинированно раздеться до пояса, но в последний момент им просто объявили выговор. Пожалели то бишь! Честно говоря, я искренне сомневаюсь в том, что мы поступили не правильно. Напротив, если бы мы этих борзописцев выпороли, то это бы стало очередной русофобской байкой на века.


С уважением ко всем прочитавшим,

Хандога Дмитрий.


Оригинал: https://vk.com/wall-162479647_48489

Автор: Дмитрий Хандога. Альбом автора: https://vk.com/album-162479647_257533688

Наш Архив публикаций за май 2020


А вот тут вы можете покормить Кота, за что мы будем вам благодарны)

Показать полностью 6
2453

Ответ на пост «Раис Мустафин — герой России который в 2000 году спас троих русских солдат, но попал в плен...» 

Ответ на пост «Раис Мустафин — герой России который в 2000 году спас троих русских солдат, но попал в плен...» Герой России, Война, Чеченская война, Герои, Солдаты, Россия, Болезнь, Ответ на пост
Ответ на пост «Раис Мустафин — герой России который в 2000 году спас троих русских солдат, но попал в плен...» Герой России, Война, Чеченская война, Герои, Солдаты, Россия, Болезнь, Ответ на пост

Герои России 21 ОБрОН (вч 3641, Софринской бригады)

Ефрейтор Бушмелев Евгений Вячеславович.

15 октября 1999 года под Червленной рота софринцев при проведении спецоперации напоролась на засаду боевиков. Заняли оборону, но двигаться дальше не могли. Боевики прижали крепко. Рядовой Бушмелев, маневрируя на своей бээмпэшке, прикрывал пехоту. Из трехчасового боя вышел, будто в рубашке родился — ни одна из выпущенных по его «копейке» гранат в цель не попала. Он сумел забрать и вывезти в район сосредоточения раненых братишек, а после этого и остальных пацанов...

30 октября 1999 года в бою под Новощедринской бээмпэшка неожиданно потеряла управление — «духовская» граната попала в правую гусеницу. Механик-водитель не растерялся и под шквальным огнем боевиков сумел устранить повреждение. А боевые группы софринцев тем временем подошли к поселку и начали выбивать бандитов из опорных пунктов. У соседнего взвода бээмпэшка встала как вкопанная. Боевики плотно обложили пацанов. Экипаж Бушмелева подоспел вовремя. Отсекая огнем из пушки и пулемета бандитов, БМП вплотную подошла к вставшей машине. Евгений выскочил из своей «копейки», тросом подцепил ее и вытащил из-под огня.

А кавказский поход тем временем продолжался. Под Гудермесом Бушмелев сумел удачно вывести машину во фланг прорывающейся из кольца окружения большой группе боевиков. В Алхан-Юрте в жестоком бою помог армейцам — из-под перекрестного огня вывез в тыл раненого командира армейского рембата...

Указом Президента РФ от 30 декабря 1999 года ефрейтору Бушмелеву Евгению Вячеславовичу. присвоено звание Героя РФ.

Показать полностью
8683

Раис Мустафин — герой России который в 2000 году спас троих русских солдат, но попал в плен...

Раис Мустафин — герой России который в 2000 году спас троих русских солдат, но попал в плен... Герой России, Война, Чеченская война, Герои, Солдаты, Россия, Длиннопост, Болезнь, Видео

Тогда же он вытащил гранату у боевика и швырнул их в комнату бандитов, освободив этот мир от троих из них, а сам бежал через окно. За этот подвиг он получил звание и признание героем.

Сегодня он скончался от продолжительной болезни.

Раис Мустафин — герой России который в 2000 году спас троих русских солдат, но попал в плен... Герой России, Война, Чеченская война, Герои, Солдаты, Россия, Длиннопост, Болезнь, Видео

https://www.ural56.ru/news/647190/

UPD:

27 января 2000 года военнослужащие из нальчикской бригады внутренних войск заняли здание школы на правом берегу реки Сунжа. Ранним утром боевики предприняли попытку выбить военнослужащих с занимаемых позиций. В ходе боя бандитам удалось взять в плен троих солдат. Это увидел рядовой Раис Мустафин, который сразу принял решение помочь товарищам. Он сумел приблизиться к боевикам, но те открыли по нему шквальный огонь. В один из моментов боя у Раиса заклинил пулемёт и боевикам удалось взять солдата в плен. Когда его привели в один из учебных классов, где находилось больше десятка бандитов, Раис выхватил из кармана гранату и подбросил её вверх, а сам, увидев замешательство боевиков, выскочил в соседнюю комнату и спрыгнул в канализационный люк.

По подземным коммуникациям рядовой Мустафин выбрался в комнату, в которой держал оборону, и продолжил неравную схватку с бандитами. Несколько часов он сдерживал яростные атаки врага, ведя огонь из табельного и трофейного оружия. Вызвав всю огневую мощь противника на себя, он дал возможность своему подразделению провести контратаку и вынудить боевиков отступить. Когда здание школы было отбито, сослуживцы не поверили своим глазам — они считали Раиса погибшим.

За личное мужество и героизм, проявленные в бою с незаконными вооружёнными формированиями, 11 июля 2000 года рядовой Мустафин Раис Рауфович был удостоен звания Героя Российской Федерации.


UPD 2: интервью

Показать полностью 1 1
147

Российская Закавказская компания

Автор: Олег Дмитриев.


Для людей мало-мальски сведущих в русской истории не является новостью, что Кавказ всегда представлял собой большую головную боль для как имперских властей в Петербурге, так и для наместников (или командующих Отдельным Кавказским корпусом, название должности менялось, суть оставалась прежней). Проблем было натурально вагон и маленькая тележка: начиная с культурных и религиозных различий, заканчивая очень недружелюбными соседями в лице Османской империи и Персии. То есть одной рукой кавказским наместникам приходилось наводить порядок у себя на заднем дворе, в то время как другой отбиваться от внешней угрозы. Но при упоминании слова «Кавказ» в памяти обычно всплывает Северный Кавказ и история конфликтов с этносами, его населяющими, более известная как Кавказская война (1817 — 1864), широко известная как по огромному количеству научных работ, так и благодаря классикам русской литературы. Между тем, Северный Кавказ составляет только половину региона, есть ещё совокупность территорий к югу от Кавказского хребта, называемых Южный Кавказ — или, более распространённый вариант, Закавказье. Этот край известен публике гораздо меньше, но в имперской политике играл не меньшую, а большую роль: достаточно упомянуть, что резиденция кавказского наместника (а, следовательно, и центр административной и военной власти) располагалась в городе Тифлисе, современной столице Грузии. Об одном любопытном проекте по освоению этого края, предложенном не кем-нибудь, а лично А.С. Грибоедовым, и пойдёт речь в статье.

Российская Закавказская компания Cat_cat, История, Кавказ, История России, Россия, Война, Грибоедов, Российская империя, Длиннопост

Дворец наместника Кавказа. Тифлис, 1865.


Предыстория вопроса


После победоносной русско-персидской войны (1804 — 1813) по Гюлистанскому мирному договору Персия признала переход под власть Российской империи Картли-Кахетии, Имеретии, Гурии, Менгрелии, Абхазии и ханств Гянджинского, Карабахского, Шекинского, Дербентского, Кубинского, Бакинского, Ширванского и Талышского.

Российская Закавказская компания Cat_cat, История, Кавказ, История России, Россия, Война, Грибоедов, Российская империя, Длиннопост

Карта региона, дабы читателю хоть что-то говорили вышеназванные топонимы.


Присоединить присоединили, и… фактически забыли. Генерал П.Д. Цицианов, который и сыграл решающую роль в присоединении означенных территорий, трагически погиб, предательски убитый на переговорах с бакинским ханом в 1806 году. Деятельность его преемников на посту командующего Отдельным Кавказским корпусом лучше всего характеризует А.П. Ермолов: в частном письме графу М.С. Воронцову он называл И.В. Гудовича «гордейшим из всех скотов» , а Н.Ф. Ртищева – «созданием совершенством неспособности отличным» . Сам Алексей Петрович, вступивший в должность в 1816 году, уже в следующем году приступил к наступлению на горцев Северного Кавказа и созданию осадной системы — его внимание будет приковано к этой борьбе до самого конца наместничества. Закавказье же интересовало «проконсула Кавказа» только с чисто стратегической точки зрения, а именно — чтобы не было внутренних возмущений, и территория находилась под контролем русских войск. Тем не менее, первые шаги в направлении хоть какой-то интеграции региона в империю были сделаны именно Ермоловым. В Грузии, имевшей собственные древние традиции государственности, Ермолов настоял на учреждении депутатского дворянского собрания, официально даровав грузинским князьям положенные сословные привилегии, но взамен поставив их на службу империи. Контроль со стороны русской администрации был чисто номинальный, выражавшийся в назначении для наблюдения приставов из числа отставных офицеров, которые не знали даже названия народов, за которыми надзирали, не говоря о языке или каких-то местных особенностях и обычаях. Толку от такого «управления» не было никакого. Ермолов постановил, что впредь на должности приставов должны назначаться только строевые офицеры, владеющие татарским языком и знающие обычаи, либо, по недостатку таковых, грузинские дворяне (которые имели богатый опыт общения с татарами). В более крупных татарских ханствах – Ширванском, Кубинском, Шекинском – Ермолов также не мог потерпеть сохранения власти ханов, при которых они являлись фактически суверенными правителями, а российские законы вовсе не действовали. Показателен следующий случай, описанный Потто:

«Летом 1816 года в деревне Ханабади был убит семилетний мальчик, сын тамошнего муллы; малютке нанесено было несколько ран кинжалом и перерезана шея. Никто не знал, кем было совершено зверское преступление, и лишь несколько женщин сказали, что в этот день через их деревню проехали трое евреев из Карабалдыра. Этого было довольно, чтобы евреев привлекли к ответу. Измаил-хан, явившись сам на судилище, приказал пытать их; несчастных били палками, рвали клещами тело их, выбили им зубы, и потом зубы эти вколачивали им в головы. В беспамятстве и исступлении, терзаемые оговаривали других евреев, которых сейчас же хватали и предавали таким же истязаниям. Еврейские деревни Карабалдыр и Варташены были опустошены, женщины и мальчики изнасилованы. Такова была самостоятельность ханств и их самоуправление» .

Естественно, дальше таким образом дела идти не могли. Но разгоравшаяся Кавказская война, а также русско-персидская (1826 — 1828) и русско-турецкая (1828 — 1829) войны отвлекали всё внимание и ресурсы, имевшиеся в распоряжении Ермолова и его преемника — И.Ф. Паскевича.


Проект Грибоедова


Вновь к вопросу об освоении и интеграции Кавказа власти вернулись только после заключения Адрианопольского мира с Османской империей. В этот момент командующим Кавказским корпусом был уже И.Ф. Паскевич, любимец и друг императора Николая I. Ему-то и было поручено две задачи: во-первых, окончательно решить вопрос с непокорными горцами, во-вторых — заняться, наконец, гражданским устройством Кавказа. Поскольку на Северном Кавказе продолжались военные действия, экспериментировать Иван Фёдорович решил на Закавказье.

Российская Закавказская компания Cat_cat, История, Кавказ, История России, Россия, Война, Грибоедов, Российская империя, Длиннопост

Иван Фёдорович на мирных переговорах с персидским царевичем Аббас-Мирзой. Если приглядеться, в свите можно найти и А.С. Грибоедова.


А.С. Грибоедов на Кавказ попал практически одновременно с Ермоловым, быстро став человеком весьма приближённым к командующему. С 1822 года Александр Сергеевич стал при Ермолове секретарём по дипломатической части. Впрочем, после падения всесильного «проконсула», карьера Грибоедова ничуть не пострадала — главным образом потому, что новый наместник приходился ему роднёй (Паскевич был женат на двоюродной сестре Грибоедова). Но, помимо этого, Паскевич быстро оценил способности, которыми обладал его родственник: Грибоедов, бесспорно, был превосходным дипломатом, кроме того, он свободно владел фарси и мог изъясняться с персами без переводчика (согласимся, вещь для дипломата полезная). Именно Грибоедов посоветовал при заключении Туркманчайского договора не верить Аббас-Мирзе на слово, а потребовать выплаты части контрибуции авансом, что вскрыло обман Персии в части выполнения своих обязательств и позволило принудить к их соблюдению. Кроме того, Паскевич обязан Грибоедову своим титулом « граф Эриванский», поскольку Александр Сергеевич написал от его лица столь блистательную реляцию о взятии крепости Эривань, что император пришёл в полный восторг. Доверие Паскевича доходило до того, что он не читая подписывал всё, что подавал ему родственник. Собственно, именно благодаря тёплым отношениям между Паскевичем и Грибоедовым столь смелый план мог вообще появиться на свет. Без личного одобрения наместника дело не двинулось бы дальше чистых фантазий.


Итак, основная мысль, на которой строится весь проект А.С. Грибоедова — частная инициатива является двигателем прогресса, а стремление к прибыли является общим качеством для всех без исключения людей, стирая национальные и религиозные различия эффективнее всего на свете. Закавказье обладало весьма благодатным для сельского хозяйства климатом, а также имело достаточный запас природных ресурсов, единственное, что мешало их освоить — это недостаточный объём оборотных капиталов и инвестиций. Грибоедов настаивает на двух обстоятельствах: местное население в силу своего азиатского менталитета никогда не будет использовать богатства края, государственный аппарат также не в силах заставить его сделать это, по крайней мере, без контроля на уровне частных домохозяйств. Объединив усилия и капитал множества частных инвесторов в лице единого экономического агента можно решить как задачу экономического развития региона со всеми вытекающими отсюда выгодами для России в виде поставок колониальных товаров и увеличившихся налоговых поступлений, так и проблему ассимиляции местного населения, вовлечения его в активную экономическую деятельность, и перехода к оседлому образу жизни вольных горских обществ.


Российская Закавказская компания (в дальнейшем РЗК) должна была создаваться по образцу Ост-Индской или Русско-Американской торговой компании, с монопольным правом на добычу, обработку и продажу всех природных ресурсов сроком на 50 лет. Условием сохранения привилегий было развитие за срок в 15 лет тех отраслей хозяйства, на которые они были получены; в случае невыполнения данного условия привилегии утрачивались. Уставной капитал компании складывался из продажи акций, а также предусамтривалась передача в её собственность всех пустующих и заброшенных казённых земель по символическим ценам. Порт Батуми планировалось сделать основной торговой гаванью (правда перед этим его нужно было аннексировать у Турции, но это так, мелочи). При этом роль Закавказья как колонии не сводилась к сырьевому придатку и рынку сбыта: проект предусматривал создание собственной фабрично-заводской промышленности в крае. Рабочую силу должны были составить вольнонаёмные, в первую очередь из армян, массово бежавших с территорий Турции; в случае, если рабочих рук окажется недостаточно, акционеры могли закупать крепостных в России и переселять их в Закавказье с тем, чтобы по истечении срока в пятьдесят лет те получили свободу и земельный участок. При этом Грибоедов не мог не понимать, что в российских реалиях самодержавный император никогда не дозволит даже намёка на то, что он поступился хоть частицей своей власти и передал целую провинцию империи в частные руки. Но Александр Сергеевич предусмотрел и это: в отличие от Российско-Американской Компании, директоры которой избирались на собрании акционеров, руководство РЗК формировалось из представителей государственной власти имперского и регионального уровня: управление РЗК должно было осуществляться четырьмя президентами: министрами финансов и внутренних дел империи, главнокомандующим в Грузии и тифлисским военным губернатором. РЗК не претендовала на осуществление военной или административной власти, не имелось у неё никакой собственной колониальной администрации или армейских соединений, дипломатические сношения с иностранными державами были запрещены. Все военные и гражданские чиновники, назначаемые Петербургом, оставались бы на своих местах. Единственное, что изменялось — они должны были стать держателями акций РЗК. Главным держателем непременно становился сам командующий Кавказским корпусом. В этом Грибоедов видел залог успеха всего проекта:

«До сих пор заезжий русский чиновник мечтал только о повышении чина и не заботился о том, что было прежде его, что будет после в том краю, который он посетил на короткое время. Он почитал Тифлис, или какой-либо другой город за Кавказом, местом добровольной ссылки. Сперва корысть (ибо в общем деле Компании всякий вкладчик будет видеть частную свою пользу) заохотит многих из них и более познавать, и самим действовать. Таким образом, просвещение появится как средство вспомогательное, подчиненное личным видам; но вскоре непреодолимым своим влиянием завладеет новыми искателями образования, и чувство лености, равнодушия к наукам и искусствам, бесплодное, всему вредящее своелюбие уступят место порывам благороднейшим — страсти к познаниям и стремлению самим быть творцами нравственно улучшенного бытия своего. <…> Ничто не скрепит так твердо и нераздельно уз, соединяющих россиян с новыми их согражданами по сю сторону Кавказа, как преследование взаимных и общих выгод.»

Таким образом, ЗРК должна была походить на современную госкорпорацию: учреждённая и управляемая государством, она сочетала в себе частные капиталы и государственный административный и военный ресурс.


Судьба проекта


Смелому замыслу Александра Сергеевича, как известно, не суждено было осуществиться. После его трагической гибели Паскевич, обещавший покойному не бросать его детище на произвол судьбы, употребил всё своё влияние и сумел добиться высочайшего утверждения проекта. ЗРК была учреждена, и в январе 1831 года «Ведомости» даже напечатали первый список акционеров, куда вошёл сам И.Ф. Паскевич. Однако в 1830 году началось восстание в Польше, и Николай поспешил отправить своего любимца руководить его подавлением; вслед за этим под влиянием поляков и грузинские князья в 1832 году организовали заговор с целью свержения русской власти, в котором участвовал и Александр Чавчавадзе, тесть покойного Грибоедова. Заговор, конечно, был раскрыт, никого из заговорщиков даже не казнили, ограничившись ссылкой, но осадочек остался. Вскоре после этого российские власти приступили к масштабной административной реформе в Закавказье, пойдя при этом по пути (как тогда казалось) самому простому: попросту скопировали уже существовавшую в Центральной России форму административно-территориального деления (губернскую систему) и распространили на Закавказье (а затем и на весь Кавказ) действие свода законов Российской империи. Местное население ни того, ни другого не восприняло, тем более, что кавказские чиновники и интенданты продолжали воровать и вымогать взятки в масштабах поистине невообразимых (например, один военный губернатор Тифлиса Сипягин растратил в общей сложности 276 504 рублей, что было позднее обнаружено сенаторской ревизией). Культурная и идеологическая пропасть между народами Кавказа и Россией продолжала увеличиваться.


Список источников и литературы

Цимбаева Е.Н. Грибоедов. М., 2011. 560 с.

Маркова О. П. Новые материалы о проекте Российской Закавказской Компании // Исторический архив. М.-Л. 1951. Т. 6. С. 324–390.

Записка об учреждении Российской Закавказской компании

Потто В.А. Кавказская война: Ермоловское время. Т. 2. Ставрополь, 1994. 685 с.

Зульхарнеев А. Закавказье для России: «колония» или «губерния»? Имперские проекты освоения региона 1820-30 гг // Уральское востоковедение. Екатеринбург, 2008. №3. С. 74–82.


Оригинал: https://vk.com/wall-162479647_159786

Автор: Олег Дмитриев.

Личный хештег автора в ВК - #Дмитриев@catx2, а это наш Архив публикаций за май 2020


Администрация Пикабу предложила мотивировать авторов не только добрым словом, но и материально.

Поэтому теперь вы можете поддержать наше творчество рублем через Яндекс-деньги: 4100 1623 736 3870 (прямая ссылка: https://money.yandex.ru/to/410016237363870) или по другим реквизитам, их можно попросить в комментах. Пост с подробностями и список пришедших нам донатов вот тут.

Показать полностью 2
287

Проконсул Кавказа. Ч. 5

Автор: Олег Дмитриев.

В предыдущих сериях:

Проконсул Кавказа. Ч. 1

Проконсул Кавказа. Ч. 2

Проконсул Кавказа. Ч. 3

Проконсул Кавказа. Ч. 4

Проконсул Кавказа. Ч. 5 Cat_cat, История, Россия, История России, Кавказ, Война, Генерал Ермолов, Длиннопост

Большую часть своего наместничества А.П. Ермолов посвятил борьбе с горцами Северного Кавказа и созданию осадной системы, которая, в сущности, и вписала его имя в историю. Однако владения России находились и за Кавказским хребтом. По Георгиевскому трактату в 1783 году под протекторат России попало Картли-Кахетинское царство — крупнейший осколок Грузии, распавшейся в XV веке на ряд независимых государственных образований. Это решение царя Ираклия II было вынужденным: грузинам просто поразительно не повезло с соседями, вследствие чего к XVIII веку Восточная Грузия была буквально опустошена непрекращавшимися вторжениями. В 1801 году царство окончательно лишилось независимости, войдя в состав Российской империи и превратившись в Грузинскую губернию. Пару лет спустя таким же образом в империю влились и остальные осколки Грузии — Мингрелия и Имеретия. После этого Персия, возмущённая столь беспардонным вторжением в свою сферу интересов, попыталась отыграть всё как было и объявила России войну (1804-1813), по результатам которой Персия не только признала вхождение в состав Российской империи Картли-Кахетии, Имеретии и Мингрелии, но ещё и добавила к этому территории, занятые русскими войсками уже в ходе войны. Карта владений империи стала выглядеть следующим образом:

Проконсул Кавказа. Ч. 5 Cat_cat, История, Россия, История России, Кавказ, Война, Генерал Ермолов, Длиннопост

Важный нюанс заключался в том, что в силу географических причин сообщение этих территорий с метрополией было крайне затруднено. Через Кавказский хребет была проложена всего одна крупная дорога — Военно-Грузинская — которая и стала единственной артерией, соединявшей Закавказье с Россией. При этом резиденция командующего Кавказским корпусом (впоследствии наместника) располагалась в Тифлисе. То есть Северный Кавказ, вообще-то, имел для Петербурга такое же значение, как, скажем, Чукотка, а основное внимание шишек из военных и дипломатических ведомств было приковано к Закавказью, которое рассматривалось как плацдарм для осуществления дальнейшей экспансии в Юго-Западную Азию, в направлении «жемчужины в короне Британской империи» — Индии. Ермолов же, прибыв на Кавказ, увидел реальное положение вещей: не сделав что-нибудь с горцами, населяющими Кавказский хребет, невозможно наладить прочную и безопасную связь с территориями, находящимися южнее. В своих рапортах и письмах императору Алексей Петрович горячо пытался донести эту точку зрения; Александр I поначалу отнёсся к инициативам Ермолова с вежливым недоумением, а затем махнул рукой — пусть делает, что считает нужным; в конце концов, его за этим туда и отправляли.

Проконсул Кавказа. Ч. 5 Cat_cat, История, Россия, История России, Кавказ, Война, Генерал Ермолов, Длиннопост

Военно-Грузинская дорога — линия от Владикавказа до Тифлиса. Эта дорога существует и в наши дни.


С одной стороны, население Закавказья (за исключением татарских дистанций) отличалось более смирным нравом и было в основной массе более-менее лояльно России. С другой, положение края оставалось довольно тяжёлым, поскольку он находился в окружении враждебных России стран (Турции, Персии), которые постоянно не только создавали постоянную угрозу, но и влияли на местное население, склоняли его к волнениям. Продолжавшиеся (хоть и с меньшим размахом, чем раньше) разбойничьи набеги спускавшихся с гор лезгин и осетин также не добавляли спокойствия. В связи с этим, Закавказье тоже нуждалось в обеспечении военного присутствия. Ермолов начинал выполнение этой задачи с создания сети фортификаций – по его приказу были построены семь главных крепостей и ряд второстепенных, которые могли создаваться и уничтожаться по обстоятельствам. Однако главным достижением Ермолова стало создание системы штаб-квартир, которые представляли собой подобие военных поселений, где солдаты вели оседлый, полуказацкий быт. Штаб-квартиры одновременно решали задачу по обеспечению постоянного военного присутствия, обеспечивали русским войскам надёжный тыл, значительно поднимали боевой дух солдат.

«Пообстроились полковые штаб-квартиры, пообзавелись солдатики разными необходимыми атрибутами оседлой жизни, а все чего-то им недоставало. Скучен и молчалив был народ и оживлялся только во время вражеских нашествий; мало того, госпитали и лазареты были переполнены больными... Думало, думало начальство — как бы пособить горю. Музыка по плацу по три раза в день играла, качелей везде понастроили — нет, не берет! Ходят солдатики скучные, понасупились, есть не едят, пить не пьют, поисхудали страх как. На счастье, нашелся один генерал (Ермолов), большой знаток людей; он и разгадал, чего недостает для солдатушек, и отписал по начальству, что при долговременной, мол, службе на Кавказе, в глуши, в горах да лесах, им необходимы жены. Начальство пособрало в России несколько тысяч вдов с детьми, да молодых девушек (между последними всякие были) — и отправило их морем из Астрахани на Кавказ, а часть переслало и сухим путем на Ставрополь. Так знаете, какую встречу делали? Только что подошли к берегу, где теперь Петровское, как артиллерия из пушек палить стала,— в честь бабы, значит, а солдатики шапки подбрасывали, да «Ура!» кричали. А замуж выходили по жребию, кому какая достанется. Тут уже приказание начальства да Божья планида всем делом заправляли. А чтобы иная попалась другому, да не по сердцу — так нет, что ты! Они, прости Господи, на козах бы переженились, а тут милостивое начальство им настоящих жен дает»

Грузия


На первый взгляд тут не должно было быть никаких проблем: грузины были православным народом, который находился в абсолютно враждебном окружении и на протяжении долгого времени страдал от нападений буквально со всех сторон, в результате чего сам попросился под защиту империи. Но всё оказалось не так просто. Во-первых, на момент вхождения в состав России эти территории уже обладали достаточно развитой государственностью, которую требовалось как-то соотнести с имперским аппаратом управления. Во-вторых, существовала наследственная феодальная аристократия, которая была не в восторге от резкого ограничения своих прав, и которую также надо было инкорпорировать в имперскую элиту. Наконец, церковь в Российской империи со времён Петра I находилась в полном подчинении государству, против чего выступали грузинские церковные иерархи, не желавшие мириться с таким положением. Вишенкой на торте стала острая нехватка толковых чиновников для административной работы. Кавказ считался опасной окраиной, где всё — и климат, и кухня, и обычаи — было незнакомо и враждебно человеку из Центральной России. По этой причине добровольно отправлялись туда на службу очень немногие, и эти немногие делились на два типа: бесталанные горе-чиновники, которым уже не светила вообще никакая карьера, кроме такой; либо чиновники, которые специально ехали подальше от надзорных органов за длинным рублём. Нет, надзорные органы были и на Кавказе, только вот комплектовались они тоже чиновниками из этих двух сортов:

«Въ борьбѣ съ злоупотребленіями могъ быть весьма полезенъ фактическій надзоръ прокуратуры, и мы знаемъ, что для этой цѣли уже въ 1803 г. былъ приставленъ къ верховному грузинскому правительству одинъ прокуроръ, обязанный доносить главнокомандующему и министру юстиціи о всякомъ замѣченномъ злоупотребленш и нарѵшеніи закона со стороны чиновниковъ и присутственныхъ мѣстъ. Но и тутъ насъ постигла самая обидная неудача: всѣ прокуроры оказывались одинъ хуже другого. Плахотинъ связался съ евреями и сталъ торговать крѣпкими напитками, Меллинъ укралъ изъ казначейства 615 червонцевъ, и всѣ они, не обнаруживая никакихъ злоупотребленій, обыкновенно изводили главнокомандующих, представляя имъ о незаконности ихъ же распоряженій, опираясь на букву закона и совершенно игнорируя требованія справедливости и умѣстности»

В сфере правовых отношений царил полный хаос. Чья это земля: казенная, церковная, частная? Чьи это люди: государственные, церковные, помещичьи? Кто этотъ человек: князь, дворянин, гражданин, свободный или крестьянин? При феодальном царском правлении подобных вопросов не возникало: царь отлично знал своих князей и дворян, его сахлтхуцес (должность, отдалённо похожая на премьер-министра) отлично знал, сколько дворян числилось за царем в каждом селении; монастыри, князья и дворяне знали своих крестьян, а если и возникали какие-то недоразумения, то царь самостоятельно разрешал их. После присоединения к империи всё пришло в полный беспорядок: прошло несколько волн эмиграции, сменившиеся иммиграцией, имения конфисковывались, раздаривались за заслуги, захватывались самовольно без всяких оснований, крестьяне перебегали с одних земель на другие, возникло просто фантастическое количество имущественных и земельных споров, рассматривать которые русским властям пришлось бы до конца света. Да и как рассматривать, если с одной стороны местные требуют судить их по грузинскому праву (законам Вахтанга), с другой стороны это территория Российской империи, и на ней действуют российские законы, которые с местными законами и обычаями не сходятся, а во многом им прямо противоречат — но написаны они совсем для других условий и никак не учитывают местную специфику и местный менталитет. Этим бардаком вплоть до А.П. Ермолова никто не желал заниматься.


Первое, что сделал Алексей Петрович — создал комиссию для обмежевания земель, параллельно с этим объявив, что все владельцы обязаны подтвердить своё право либо соответствующими документами, либо свидетельскими показаниями 10 лиц. Это мало помогло навести порядок, поскольку грузины начали притаскивать кипы царских грамот и прочей макулатуры, и в экспедиции суда и расправы к 1827 году (конец наместничества Ермолова) накопилось более четырнадцати тысяч бумаг — в конечном итоге их просто перестали рассматривать, отдельно проверяя права владельца на отчуждаемое имение при всякой сделке. Единственная польза от этой меры состояла в том, что грузин стали приучать к новому порядку приобретения и продажи недвижимости, основанному на обращении в имперские учреждения и нотариальном заверении актов.


Далее Ермолов создал дворянское депутатское собрание, которое должно было разрешить вторую проблему — с грузинскими дворянами, которых, на удивление, оказалось очень много. Озадаченная русская администрация оказалась буквально в положении «куда ни плюнь — в дворянина попадёшь». Естественно, закрались смутные сомнения в правдивости рассказов некоторых личностей об их предках и подлинности предъявляемых ими документов, но разбираться в местных династических хитросплетениях было задачей совершенно непосильной кому-то со стороны. Поэтому Алексей Петрович возложил эту задачу на самих грузин. Дворянское депутатское собрание должно было заняться составлением списков грузинских дворян и князей с занесением их в дворянские родословные книги. Не доверяя в полной мере этой коллегии, Ермолов настоял на том, чтобы её решения проверялись и утверждались в вышестоящей инстанции (к вящему неудовольствию депутатов):

«Ермоловъ постановилъ чтобы опредѣленія депутатскаго собранія объ утвержденіи кого-либо въ дворянскомъ или княжескомъ достоинствѣ представлялись не прямо въ департаментъ герольдіи, а черезъ общее собраніе верховнаго грузинскаго правительства, которое, имѣя въ числѣ своихъ совѣтниковъ нѣсколькихъ грузинскихъ князей, въ большинствѣ случаевъ могло вникнуть въ основательность внесеннаго опредѣленія по существу. Дворяне попробовали было вломиться въ амбицію по поводу такого недовѣрія къ ихъ депутатамъ но Ермоловъ, успокоивъ дворянъ самымъ любезнымъ отвѣтомъ, настоялъ на своемъ и испросилъ высочайшаго утвержденія этой мѣры»

Церковь тоже ждали значительные преобразования. В 1817 году экзархом Грузии был назначен архиепископ Феофилакт. Феофилакт разработал план церковной реформы: намечалось сокращение количества епархий, храмов, монастырей, штата духовных лиц, проведение секуляризации церковного и монастырского имущества, введение богослужения на церковнославянском языке и обложение церквей денежной податью.

Проконсул Кавказа. Ч. 5 Cat_cat, История, Россия, История России, Кавказ, Война, Генерал Ермолов, Длиннопост

Экзарх Феофилакт


Местное духовенство восприняло инициативу прохладно. Особенно сильным было возмущение в Имеретии, где церковь возглавлял митрополит Досифей, «…поступки и действия которого были весьма далеки от кротости и смирения, подобающих его высокому духовному сану». Используя своё влияние, он начал переводить чисто имущественный вопрос совсем в другую плоскость, распространяя слухи, что Россия собирается посягнуть на религиозные основы. Дворянство, находящееся в тесной связи с духовенством (Досифей сам принадлежал к дворянскому роду и состоял в родстве с большинством дворян), поддержало эту версию, собирая под свои знамёна народные массы.

«Под видом поборничества за уничтожение некоторых церквей и защиты духовенства, злонамеренные распускали между народом слухи, что правительство намерено изменить религию и излишних пастырей церкви взять в рекруты. Добровольным соглашением, а иногда и силою, они приводили жителей к присяге, обязывающей каждого к единодушному действию; противящихся стращали разорением домов. Все почти дороги были заняты толпами вооруженных имеретин, которые останавливали проходящие наши команды, заставляли их возвратиться назад или грозили стрелять в них»

Основные силы Кавказского корпуса под командованием Ермолова в это время воевали в Дагестане, так что русская администрация попыталась разрешить дело миром, написав несколько воззваний и обращений к имеретинскому народу. Не помогло — вскоре экзарха Феофилакта и отправленных с ним чиновников пришлось эвакуировать, поскольку им угрожала реальная опасность быть растерзанными толпой. Положение становилось всё более шатким, поэтому Ермолов предписал устранить главных возмутителей спокойствия, выслав из Имеретии мятежного митрополита и его окружение. Вельяминов настаивал, что4 марта 1820 года приказание было исполнено, непокорные церковники были арестованы и без лишнего шума и пыли высланы в Моздок (причём Досифей до места назначения не доехал, скончавшись по дороге). После этого имеретинское дворянство подняло уже открытый мятеж, предводителями которого стали князья, являвшиеся родственниками удалённых митрополитов; восставшие начали убивать проезжавших русских офицеров, нападать на гарнизоны, выбивая их из селений, где те были расквартированы. Подавлять мятеж пришлось генералу Вельяминову, замещавшему Ермолова на линии.

«Пойманных с оружием в руках приказано было вешать так, «чтобы все могли видеть», и без всякого предварительного следствия и суда. Суду могли подлежать только те, на которых падало подозрение, но не было прямых и очевидных доказательств о принадлежности их к толпе инсургентов. Селения, жители которых подняли оружие, главнокомандующий приказал истребить до основания; прощать только тех, которые будут просить помилования и возвратясь отдадут оружие. Всем имеретинам объявлено, что если дадут у себя пристанище бунтовщикам и если, будучи в состоянии схватить их, не представят начальству, то сами подвергаются жестокому наказанию»

Прибегнув к опробованным русским командованием методам устрашения и коллективной ответственности, Вельяминов довольно быстро привёл в чувство местное население . Лишившись поддержки, мятежные кньязья были вынуждены бежать за границу, их имения были конфискованы, а замки уничтожены. Церковная реформа в дальнейшем была доведена до конца под пристальным надзором военного начальства.


Присоединение ханств


Одним из результатов русско-персидской войны стало присоединение к России территорий Северного Азербайджана, на тот момент представленных рядом независимых ханств. Гянджинское, Бакинское и Кубинское ханство были ликвидированы, остальные же сохранились. По трактатам, заключённым с ними, ханства теряли политическую независимость и обязывались уплачивать 8 тысяч рублей ежегодно, но никаких изменений в их внутреннем укладе не произошло. Ханы по-прежнему имели полную власть над имуществом и жизнью подданных. Осуществляли они её в лучших азиатских традициях — деспотично и крайне жестоко.

«Управленіе ханствами было деспотическимъ по принципу и феодальнымъ по своему режиму. Воля хана создавала и разрушала всякое право; всѣ сословія, за исключеніемъ немногихъ могущественныхъ бековъ, сливались передъ его лицомъ въ званіе рабовъ; онъ управлялъ ханствомъ, какъ собственнымъ имѣніемъ, заботясь исключительно о цѣлости его границъ и о преумноженіи своихъ доходовъ»

Помимо этого, некоторые ханства имели давние связи с Персией, и персидские шахи не собирались просто так уступать эти территории, постоянно поддерживая тайные контакты и склоняя их к выходу из российского подданства. А главная загвоздка была в том, что простно взять и вышвырнуть ханов было нельзя — по договорам, заключённым с ними, ханский титул передавался по наследству, и мог быть ликвидирован в двух случаях: смерть бездетного правителя, либо прямая измена России. Впрочем, даже последнее обстоятельство не приводило к потере автономии: в 1806 году шекинский хан Селим изменил России, после чего его владение было занято русскими войсками — но тогдашний командующий Гудович возвёл на престол его племянника, Джафар-Кули хана, сохранив прежний порядок управления.


Но Алексей Петрович не собирался терпеть независимых царьков-самодуров. И первым кандидатом на вылет стал именно шекинский хан. После смерти Джафара трон перешёл к его сыну Измаил-хану, который своими выходками доканал даже терпеливых и привычных ко всему подданных:

«Летом 1816 года в деревне Ханабади был убит семилетний мальчик, сын тамошнего муллы; малютке нанесено было несколько ран кинжалом и перерезана шея. Никто не знал, кем было совершено зверское преступление, и лишь несколько женщин сказали, что в этот день через их деревню проехали трое евреев из Карабалдыра. Этого было довольно, чтобы евреев привлекли к ответу. Измаил-хан, явившись сам на судилище, приказал пытать их; несчастных били палками, рвали клещами тело их, выбили им зубы, и потом зубы эти вколачивали им в головы. В беспамятстве и исступлении, терзаемые оговаривали других евреев, которых сейчас же хватали и предавали таким же истязаниям. Еврейские деревни Карабалдыр и Варташены были опустошены, женщины и мальчики изнасилованы»

Проконсул Кавказа. Ч. 5 Cat_cat, История, Россия, История России, Кавказ, Война, Генерал Ермолов, Длиннопост

Ханство Шекинское


Ермолов, встретившись очно с Изамил-ханом в декабре 1816 года, высказал тому всё, что он о нём думает, после чего обязал выплатить пострадавшим от беспредела компенсации, а русскому приставу майору Пономарёву поручил установить пристальное наблюдение за ханской властью и впредь подобного не допускать. После этого Измаил заметно приуныл и начал прятаться от русского пристава во дворце, а скуку убивал за бутылкой, вскоре скатившись к состоянию натурального алкоголизма. От алкоголизма он и умер летом 1819 года. Алексей Петрович, не дожидаясь, пока объявятся ещё какие-нибудь родственники с претензиями на престол, ввёл в Шекинское ханство отряд войск и объявил об упразднении его независимости.


Следующим на очереди стало ханство Ширванское. Управлявший им Мустафа-хан поначалу не воспринял Ермолова всерьёз, но в дальнейшем, наблюдая за действиями нового командующего, заподозрил, что долго усидеть не получится. Действия против горцев Дагестана и Чечни, а также упразднение титула шекинского хана окончательно укрепили его во мнении, что пора делать ноги.

Проконсул Кавказа. Ч. 5 Cat_cat, История, Россия, История России, Кавказ, Война, Генерал Ермолов, Длиннопост

Ханство Ширванское


Мустафа договорился с персами и начал понемногу переправлять через реку Кура своё имущество и казну, параллельно с этим отправляя Ермолову письма, в которых расписывал насколько он верен императору, надеясь этим нехитрым трюком усыпить бдительность. Алексей Петрович, будучи уже предупреждённым о намерениях хана, в ответ отправил два батальона пехоты и 800 казаков нанести визит вежливости вернейшему слуге России. Мустафа-хан не стал даже пытаться обороняться: он бежал настолько поспешно, что «…оставил во дворце двух меньших своих дочерей, из которых одну, грудную, нашли раздавленной между разбросанными сундуками и пожитками». Выжившую дочь Ермолов отправил с бывшими ханскими телохранителями вслед за отцом, а жителям Ширванского ханства объявил, что «Мустафа за побег в Персию навсегда лишается ханского достоинства, а Ширванское ханство принимается в Российское управление».


В Карабахском ханстве обстановка была также напряжённая, но там ситуация разрешилась вообще без какого-либо участия Ермолова. Прежний правитель, Ибрагим-хан, принеся присягу на верность России, через некоторое время передумал и позвал персидские войска, чтобы те помогли ему выбить русский гарнизон. Внучатый племянник Ибрагима, Джафар-Кули-ага, настучал на родственника, в результате чего Ибрагима закономерно убили за сопротивление при аресте.

Проконсул Кавказа. Ч. 5 Cat_cat, История, Россия, История России, Кавказ, Война, Генерал Ермолов, Длиннопост

Ханство Карабахское

Проконсул Кавказа. Ч. 5 Cat_cat, История, Россия, История России, Кавказ, Война, Генерал Ермолов, Длиннопост

Джафар-Кули-ага. Ему, кстати, потом разрешили вернуться из ссылки на родину, и он остался известен больше как азербайджанский поэт, нежели как несостоявшийся наследник Карабахского ханства.


Престол унаследовал сын покойного, Мехти-хан, затаивший лютую обиду на Джафара. В 1822 году на Джафара было совершено покушение, в ходе которого он был легко ранен в руку, началось следствие, подозрение пало, естественно, на Мехти — и мнительный хан настолько перепугался, что сам сбежал из своих владений. Впрочем, далее выяснилось, что Джафар инсценировал покушение с целью отстранения своего ненавистного родственника, а потому вместо ханского престола он получил ссылку с семьёй в Симбирск. За неимением иных претендентов титул хана был упразднён и тут.


Оставалось ханство Талышинское, но оно претерпело от персов столько разорений, что и хан, и народ ненавидели Иран лютой ненавистью, поэтому даже не думали об измене.


Так тихо, практически мирно была ликвидирована политическая независимость феодальной верхушки Северного Азербайджана. Ермолов и здесь был верен своему принципу: никакого самоуправления, никаких туземных правителей, за исключением самых лояльных — только прямое управление русскими офицерами и чиновниками. Местное население не особенно горевало по своим ханам. Впрочем, русские приставы, заменившие их, вскоре поддались тем же порокам — сенатская ревизия Кутайсова и Мечникова, проведённая в 1829 году, показала, что приставы совмещали власть административную, судебную и военную, являясь одновременно и судьями, и исполнителями приговоров. На толковое обустройство гражданского управления в Закавказье у Ермолова не было ни ресурсов, ни времени — вплотную этим вопросом займётся только сменивший его на посту И.Ф. Паскевич.


Список литературы и источников

Ермолов А.П. Записки А.П. Ермолова. 1798-1826. 1798-1826 гг. / Сост. В.А. Фёдорова. М., 1991. 463 с.

Гордин Я.А. Кавказ: земля и кровь: Россия в Кавказской войне ХIХ в. СПб., 2000. 462 с.

Потто В.А. Кавказская война: Ермоловское время. Т. 2. Ставрополь, 1994. 685 с.

Дубровин Н.Ф. История войны и владычества русских на Кавказе. Т. 6. СПб., 1888. 756 с.

Утверждение русского владычества на Кавказе. / Сост. В.Н. Иваненко. Т. 12. Тифлис, 1901. 524 с.


Оригинал: https://vk.com/wall-162479647_176506

Автор: Олег Дмитриев.

Личный хештег автора в ВК - #Дмитриев@catx2, а это наш Архив публикаций за май 2020


Администрация Пикабу предложила мотивировать авторов не только добрым словом, но и материально.

Поэтому теперь вы можете поддержать наше творчество рублем через Яндекс-деньги: 4100 1623 736 3870 (прямая ссылка: https://money.yandex.ru/to/410016237363870) или по другим реквизитам, их можно попросить в комментах. Пост с подробностями и список пришедших нам донатов вот тут.

Показать полностью 7
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: