21

Сердечный набат, или не судьба.

Я ж тут на чужбине. Тут все чувства обострены. Работают в особом режиме. Экстренном. Одно обоняние отдыхает, ибо нет его у меня. Неча нос совать куда не следует.


А в природе оно как устроено, лишился одного чувства, на тебе другого побольше. Ну, компенсация. Как бы. И вот, чувство одно подкралось незаметно. Неожиданно так подкралось, и оно сильное.


В общем, я ждал звонка. Звонки бывают разные. Важные, неважные, неожиданные, ночные и "извините, я не туда попал". А я ждал другого звонка. Такого звонка бывает всю жизнь ждёшь. И вот, я его уже неделю жду. Звонка.


А живу я в доме. Трёхэтажном. Нет, не один. Тут со всех континентов почти представители. Я это к тому, что шуметь нехорошо, особенно в воскресенье в 8 утра. По этой причине я слушаю музыку в наушниках. Ну в этих, от телефона. Воткнул их в комп и всем хорошо. И тебе музыка, и люди спят. В тишине. А я люблю музыку. Есть ощущение, что это единственное что я люблю по-настоящему на данный момент. А тут перспектива разнообразить список своих любвей наклюнулась наконец.


А ночью вчера, я засиделся тут в фейсбуке. Ну весело было. Так редко, но бывает, что прямо до двух ночи все приятные собеседники. Ну а раз уж случилось, то сидишь до последнего. Когда ещё такая компания душевно-виртуальная соберётся неизвестно. Во втором часу ночи меня стал побеждать сон. Я, как обычно, пытался его обмануть и улёгся в кровать с телефоном. А в телефоне то тоже фейсбук есть. К трём часам ночи, примерно, я потерпел сокрушительное поражение в борьбе со сном, и с телефоном в руке и заснул.


Телефон, естественно, разрядился. Уже утром я это дело заметил, и там же у кровати воткнул зарядку в розетку, и поставил телефон заряжаться. Там, на кровати.


Позавтракал, ну и как человек зависимый, открыл комп, чтобы посмотреть чего я там вчера понаписал, и чего настрочили мне. Ну вы понимаете. Многие страдают нынче этим недугом. Фейсбукофилия, или Цукермания, назовите как хотите.


Так вот, сижу, с таким свойственным этому делу лицом, полу-улыбаюсь. Там же информация разная. Кого-то убили, у кого-то золотая свадьба, кто-то пишет что-то очень смешное и остроумное, кто-то как обычно. Поэтому и реакция лицевых мышц странная. Ты и улыбаешься одновременно и скорбишь, и в восторге и в печали.


И вот я с этим лицом слушаю музыку. Концерт Рыбникова. Кадры из фильмов проплывают перед глазами под удивительные мелодии маэстро.

И тут звонит телефон. Я не слышу этого, я боковым зрением вижу что загорелся экран на кровати. Я же в наушниках. В музыку погружённый. А звонок этот... ну нет такого слова в русском языке цензурном. Я вскакиваю, понимая, что если не сейчас, то уже может быть никогда, и несусь к телефону.


Не получилось. Наушники в ушах сидели плотно. Сначала на пол упал компьютер. Продолжая бежать к телефону, я автоматически поднял компьютер и поставил его обратно на стол. Уже в метре от цели я ударяюсь мизинцем ноги о ножку кровати, и начинаю выть от боли и материться. Хватаю вспотевшими от волнения ладонями телефон, и говорю: - да, да, я слушаю -.

А там уже тишина. Снимаю телефон с блока, всё путается, не нажимается, ввожу пароль блокировки экрана, естественно не с первого раза, перезваниваю.


Холодный такой, равнодушный женский голос что-то хрустит на голландском. Я и не понимаю что она говорит, и в тоже время понимаю, что "просрал ты своё счастье" - это означает. А ещё грек в комнату заглянул, проснувшись от грохота, и спрашивает всё ли у меня нормально? Ну, конечно, сказал что всё хорошо, даже поулыбался. Я тут научился улыбаться, даже когда на душе кошки скребут.


В общем, я снова люблю только музыку. И только она мне отвечает взаимностью.

Сердечный набат, или не судьба. История, Чувства, Тяжесть, Моё, Длиннопост

Дубликаты не найдены

Отредактировал zexus30 2 года назад
+3

Не понял, кто звонил и почему сложно телефон держать рядом с компом?

раскрыть ветку 2
0

И мне интересно

раскрыть ветку 1
+1

За Вами буду. Вроде слова понятные, а про что автор написал — неясно.

+1
Подписон га тэг "жесть" себя не всегда оправдывает.
+1

Ну не взял трубку, но перезвонил же? И что 2 минуты и все?

Значит она не та!

+1

Не грустите, значит действительно - не судьба.

Похожие посты
327

Бабушкино сердце

Весь этот текст — ради одной фразы, сказанной моей бабушкой, которую я никогда не забуду.


...


В свой родной город я приезжаю не часто. В последний раз была там в конце октября, следующая поездка планировалась на Рождество. Но у меня возникли внезапные проблемы с документами, которые можно было решить только в родном городе.


Внеплановая поездка натолкнула меня на мысль: сделать бабушке сюрприз! Так как мы редко видимся, мне хотелось заявиться прямо на пороге её дома, обрадовать, провести с ней время и дать ей себя накормить так, чтобы мне не хотелось есть до конца зимы.


О моем приезде знала только мама, живет она на отдельной квартире. Пришлось вытянуть из неё честное пионерское, чтобы хранила молчание.


Приехала в родной город, порешала все вопросы с документами и села на троллейбус к бабушке.


План был продуман до мелочей. Выйти на остановке я должна была приблизительно в то же время, когда мы с ней ежедневно созваниваемся. Набрать бабулю. Путь от остановки к бабушкиному дому — 7 минут. За это время расспросить, как у неё дела, рассказать о своих проблемах с бюрократией, сказать, что мне из-за них нужно приехать и... Позвонить в дверь.


Выскочила я на остановке, набираю бабулю, слышу её заспанный голос:


— Алло.

— Бабуль, привет! Как де...

— Ты что, идёшь ко мне?


Я на секунду зависаю. Весь план рассыпается в бисер. Первая мысль — вот и верь после этого пионерам...


— Мама всё-таки проговорилась, да?

— При чём здесь мама? Ты куда идёшь?


Теперь я немного недоумеваю и не могу понять — знает бабушка о моём приезде или нет.


— К тебе, говорю, иду. Встречай гостей.


И тут я понимаю, что она таки не в курсе, так как начинает заметно сердиться:


— Что это за шутки такие? Нормально скажи, куда идёшь.


Начинаю ускорять шаг, понимаю, что бабушка расстраивается, практически добегаю до подъезда, бабушке только говорю «Открывай дверь» и ложу трубку.


Звонок. Замок поворачивается. Это моя бабуля — немного испуганна, волосы примяты, видно, что недавно проснулась, гостей не ждала. Испуг сменяется детской радостью, обнимает меня, ничего не даёт сказать — сразу усаживает на кухне.


Начинает доставать на стол всё содержимое холодильника. И всё — молча.


Наконец с изумлением спрашивает:


— Это, значит, мама знала, и ничего мне не сказала?!

— Это я её попросила. Не сердись. Но если ты не знала, объясни самую непонятную для меня вещь: как только я тебе сказала пару слов, ты сразу же спросила, иду ли я к тебе.


Бабуля наконец перестала доставать из холодильника провизию, зависла на секунду, смотря прямо на меня. Начала улыбаться.


— Знаешь, у тебя такой голос был. Как будто ты близко-близко…

Показать полностью
172

Страницы.

Виктор и не подозревал как быстро в этой жизни всё может превратиться в "осталось в лучшем случае неделя". Ещё утром, всё было как обычно. Назойливый будильник, эта электрическая зубная щётка щекотала верхнюю десну и то этого хотелось чихнуть, звук вскипевшего чайника, полторы ложки кофе, одна сахара. Альбина уже сидела у двери и то привставала, то присаживалась обратно. Запрыгнул в кроссовки не затягивая шнурков, накинул ветровку. Сквозь щель между штор сразу было заметно что на улице пасмурно. Да и по подоконнику барабанили капли. Алька, покорно подняла голову и дала надеть на себя ошейник. Она его искренне не любила, но за два года привыкла. Да и понимала, что быстрее намордник - быстрее долгожданная улица.


Утренний парк был безлюден, но так было всегда в дождливую и ветреную погоду. Алька утюжила носом траву, перескакивая с одного важного запаха на другой и передвигалась по абсолютно непредсказуемой траектории. Он докурил сигарету и затушил кроссовком окурок о мокрую траву. Подошва достаточно мягкая и сигарета не сразу потухла, пустив на последнем издыхании маленькую струйку дыма. Альбина фыркнула и снова покорно дала себя прицепить на поводок. Она шла домой всегда на полшага впереди и заглядывала ему в глаза. Это было своего рода и прощание до вечера и объяснение в любви.


Уже дома она самостоятельно запрыгнула в ванну, понимая что процедура мытья ног неизбежна, да и самой было, похоже, неприятно от этого налипшего песка на влажные лапы. Выскочив, она инстинктивно помотала всем телом, хотя мокрыми были только ноги. Улеглась на своё место, интеллигентно подпёрла лапами голову и уставилась в никуда.


Виктор заглянул ей в глаза и она повиляла хвостом в ответ. Дальше десять минут до метро, привычный гул поезда, городской шум, скрип двери...

Со всеми как всегда поздоровался. Все как всегда буднично ответили.


Конечно все знали, но не соболезновать же каждый день. Надо как-то дальше жить. Все понимали что надо, но никто не знал каково это. Не на словах, не обсуждая это в курилке, а как продолжать жить той же рутинной жизнью, когда почва ушла из под ног. Ушла навсегда.


В голове почему-то остался именно тот разговор, о том как назвать? Это непростое дело, на самом деле. Пацану жить потом с этим всю жизнь. Как-то по инерции что-ли, чтобы отгонять от себя мысли о случившимся, Виктор продолжал мысленно представлять разные имена. Какие-то модные на данный момент, или редкие, оставшиеся там в 19 веке. А может не мудрствовать и назвать в честь деда?! Как-то эти мысли с одной стороны спасали, с другой он продолжал думать он ней и о нём беспрерывно. Прошло уже три месяца и вопросы "почему", "за что", "почему именно мы" перестали крутиться в голове. На них всё равно не было ответов.


Вспоминалось, как Алька чувствовала что со Светой что-то особое происходит и ложилась с ней рядом как-то осторожно, как будто понимая что тревожить нельзя. Долго ходила по кругу перебирая лапами, пока не устраивалась и клала голову Светке на плечо. Когда живот уже был сильно заметным, она на него смотрела с какой-то особой собачьей нежностью. Укладываясь вечером она каждый раз переводила взгляд с живота на глаза жены, как бы интересуясь, всё ли нормально проходит? Светка смешливая была. Объясняла Альбине вслух что она ждёт малыша. Алька так внимательно её слушала, изредка отводя ухо в сторону, реагируя на звуки с улицы.


Это решение участвовать в родах, тоже. Всегда когда приходит нежданная беда, пытаешься винить себя за абсолютно безобидные вещи. Вот и с этим решением так же. Может, не будь его рядом, всё пошло бы как-то по-другому. Этот сухой голос врача стоял в ушах и писк медицинских приборов. Его слова казались даже какими-то небрежными, мол, "выведите посторонних". Уж кто кто, но Виктор тут не был посторонним. С другой стороны, возникли сложности и, наверное, врач должен был это сказать. Это последнее прикосновение тёплой ладони и беспомощно опустившаяся рука на простынь.


Конечно в этот момент он даже не думал о чём-то плохом. Это операция каких каждый день делаются тут сотни. Возникли сложности. Всё бывает. Первые роды.


Потом эти абсолютно ничего не выражающие глаза хирурга из под зеленоватой маски и холодные как статистика слова "ребёнка спасти не удалось". И на вопрос "как Света?" врач как-то выдохнул и сказал "простите".


Потом пелена, сестра со шприцем, истерика. В те мгновения когда приходил в себя, сильно пульсировало в висках. Огромные дозы успокоительного не давали возможности как-то оценить ситуацию там и тогда. Невозможно было сформулировать что было самым тяжёлым. Там в роддоме, или следующий день, или похороны. Это всё было равномерным кошмаром, который, казалось, никогда не закончится.


Альбина как-то по-своему пыталась участвовать. Клала голову на колено. Смотрела понимающими глазами прямо в глаза. Она по долгу сидела вечерами на кровати и смотрела туда, где когда-то лежала Света. Она взглядом задавала Виктору какие-то вопросы, но очень ненавязчиво, осторожно. Чувствуя и понимая нависшую тяжесть в доме.


Две недели назад она начала чуть прихрамывать. Виктор осматривал собаку, щупал ногу, а она её воровато прятала под себя. Забота о собаке и работа спасали от тяжких дум. Однажды Альбина отказалась есть и Виктор отвёз её к ветеринару. Доктор осмотрел её и взял кровь на анализ. Он искренне полагал что это стресс и такая у неё реакция.


Ветеринар перекладывал бумаги на столе, пытаясь чем-то занять эту трагическую паузу. Слово "рак" никак не умещалось в сознании Виктора. Ну так просто не может быть.


Алька быстро угасла. Она сильно осунулась и изредка поглядывала в сторону Виктора виноватым взглядом. Она понимала, что оставляет его на этом свете одного. В ветеринарной клинике было звеняще тихо и это ещё сильнее угнетало. Альбина была той самой соломинкой, той живой душой, которая помогла не опустить руки тогда. А теперь ушла и сама.


Док принёс небольшую баночку со спиртом и два пластиковых стаканчика. Выпили.

- Знаете Виктор, я двадцать лет тут работаю и вот что я вам скажу - это прочитанная страница книги вашей истории. Как быстро вы её перелистнёте, зависит от вас. Врут, когда говорят что врачи привыкают к смерти. Нет, мы просто быстрее перелистываем ваши страницы в своих книгах жизни.

Страницы. История, Уход, Тяжесть, Одиночество, Моё, Длиннопост
Показать полностью 1
71

Вечность

Вечность История, Рассказ, Холод, Сказка, Любовь, Чувства, Сердце, Длиннопост

Я зашел в приемную, стряхнув на пол снег со своей куртки. Было уже поздно, но я надеялся, что мне удастся сегодня попасть на прием. Меня встретила приятного вида секретарша, которая изобразила самую невинную улыбку, которую я только видел.

– Простите, – вежливо улыбаясь, сказала она, - но на сегодня все приемы закончены. Приходите завтра.

– Но..., – начал было я, еще не придумав, что хочу сказать, – может как-то можно попасть к ней? Мне, действительно, очень плохо. До завтра я могу уже спиться или придумать что-нибудь похуже.

– Я все понимаю, – продолжила секретарша, – но я ничего не могу сделать. Потерпите до завтра.

– Ничего вы не понимаете, – начал выходить из себя я, – я не для этого сюда столько добирался, чтобы развернуться и уйти.

– Послушайте, – начала было возражать девушка, но я проигнорировал ее и нагло вошел в кабинет, захлопнув дверь перед ее носом.


Весь кабинет был ослепительно голубого цвета, стены, пол, мебель - создавалось впечатление, что всё это действительно сделано из чистейшего льда. В кресле, словно в троне, закинув ноги на стол, сидела она. Она была одета в белую рубашку, поверх которой был накинут синий пиджак, идеально вписывающийся в здешнюю обстановку. У нее были ярко белые, длинные волосы. На столе стояла полупустая бутылка виски, которую, по всей видимости, она решила сегодня допить в одиночестве.

– Снежная королева? – неуверенно спросил я, – я войду?

Она была уже достаточно пьяна и только сейчас заметила, что в кабинете есть кто-то еще.

– Что? – она слегка повернула голову и увидела меня, – ты кто такой? Кто тебя сюда впустил? Рита! – закричала она.

–Не вините ее, я сам вошел, очень хотел попасть к вам на прием, – сказал я.

Она подумала несколько секунд, прежде чем приняла решение не выгонять меня, и снова откинулась в кресле, дав понять, что ей все равно.

– Проходи, садись, – сказала королева, – виски будешь?

– Нет, спасибо, – ответил я и сел в кресло напротив.

Здесь было намного холоднее, нежели в приемной. Даже на улице, казалось, было теплее.

– Ну и что у тебя случилось? – спросила она, – смерть, разбитое сердце, тайные страхи? Может еще что-нибудь?

– Разбитое сердце, – неуверенно ответил я, понимая, что это было меньшей из проблем, с которыми сюда приходят.

– М-м-м, поэтому ты меня решил побеспокоить в вечер пятницы?

– Простите, но у меня не было другого выбора, нежели...

– Нежели заморозить сердце? – перебив, спросила она, – ну что же, хозяин – барин, твое ведь сердце. Ты же понимаешь, что после этого больше никогда и ничего не почувствуешь?

– Понимаю, – ответил я.

– Отлично, тогда подпиши здесь, – она сняла ноги со стола, открыла нижний ящик и, секунду порывшись, достала оттуда листок.

Королева положила его не стол и следом кинула ручку. Пробежавшись глазами по листку, в котором было написано, что в случае побочных эффектов я не буду иметь претензий к их компании, я поставил свою подпись внизу.

Королева налила в пустой стакан еще виски и залпом выпила.

– Молодец, – сказала она, – пойдем дальше. Что ты можешь предложить взамен?

– Взамен? – удивился я.

– Ну, я лишаю тебя чувств, а ты...?

Я замялся, не зная, что ответить.

– Может для начала слово соберешь? – она открыла верхний ящик и достала оттуда несколько ледяных кубиков, больше похожих на игровые кости, только вместо точек на них были изображены буквы.

Королева кинула их на стол.

– Какое слово? – спросил я.

– Смерть, – резко ответила она, облокотившись об стол и посмотрев мне прямо в глаза.

– Что? – ответив на ее взгляд, спросил я.

Она звонко рассмеялась и снова откинулась в кресле:

– Да шучу я, начни с Вечности.

Я взял костяшки в руки и попытался собрать слово "Вечность", ставя буква за буквой, но как только все начинало получаться, буквы волшебным образом заменялись на другие. После нескольких попыток, я решил, что это безнадежно.

Королева снова рассмеялась самым зловещим своим смехом и взяв бутылку, отпила прямо из горла.

– Забудь, я просто развлекаюсь, – ответила она, – ты что, не знаешь, что это невозможно?

Королева собрала кубики и кинула их обратно в ящик.

– Не находишь это забавным? – улыбаясь, спросила она.

– Что именно?

– Раньше люди боялись меня, боялись лишиться чувств. А теперь я делаю на этом деньги. Клиенты сами идут ко мне с просьбой о помощи.

– Потребности в этом стало больше, по всей видимости, – ответил я.

– Угу, – кивнув головой, согласилась со мной она, – вчера приходил мужчина, который хотел избавиться от гнева. Понимаешь меня? – она посмотрела на меня, словно желая всунуть мне в голову свои мысли, – избавиться от гнева. Видите ли, эта эмоция ему мешает, – королева презрительно фыркнула, – я по большому счету превратила его в робота, а он мне ещё и спасибо сказал.

Я продолжил тактично молчать.

– Да когда вы наконец все поймете, что эмоции – неотъемлемая часть жизни человека. Плохие эмоции - это тоже эмоции. Не было бы страха - люди не учились бы на своих ошибках, не было бы тоски, депрессии - не было бы и вкуса к жизни, не будь любви...., – королева запнулась и махнула рукой, –ай, что я тебе рассказываю, вам все равно не понять.

Где-то в этот момент мы поменялись с ней ролями, не сдвинувшись с места. Алкоголь делал своё дело и теперь я превратился в слушателя, а она - в человека, который выкладывает мне все свои проблемы.

– Знаешь ли ты, какого это - вечно быть льдышкой? Думаешь, это круто, да? Круто быть человеком, который ничего не чувствует? – я уверен, что будь она обычным человеком, она бы сейчас расплакалась у меня на глазах, – если бы не моя мать... старая сука, которая решила, что я, как и она, должна быть ледяной... если бы она не заколдовала меня еще в детстве... всё было бы по-другому.

Чудесным образом, ей удалось меня убедить, посеять зерно сомнения в правильности моих действий. На мгновенье я подумал, что пока еще все проблемы решаемы. И разбитое сердце - это ничего по сравнению с тем, чтобы на веки замерзнуть изнутри.


Её речи прервал мой телефон, который неожиданно зазвонил. Я извиняясь достал его из кармана, и посмотрел на дисплей, на котором высветилось имя причины, из-за которой я сейчас сижу здесь. Не знаю, хотела ли она помириться или продолжить на меня орать, как несколько часов назад, но трубку брать мне очень не хотелось. Королева по выражению моего лица поняла, кто звонит, резко перегнулась через стол и выхватила телефон у меня из рук.

– Кхм, кхм, – демонстративно откашлялась она в трубку, - здравствуйте.

– Послушайте, – хотел было возразить я, но королева отмахнулась от меня.

– Я так понимаю, вы "та самая" из-за которой ваш кавалер сидит сейчас здесь, собираясь превратиться в лёд? –она снова закинула ноги на стол, – так вот послушайте меня, старую грымзу, которая впервые в жизни делает доброе дело вместо того, чтобы просто выполнить свою работу и не беспокоиться о ваших маленьких теплых сердечках, – королева сказала это с большим сарказмом, – может вы просто будете любить друг друга, пока у вас есть такая возможность...? Да, да... а не приходить ко мне в офисы на ночь глядя, мешая моему..., – она покрутила пустую бутылку виски в руке, – чаепитию... о-о-о, что вы говорите, я рада, что вы мыслите разумно. Да, хорошо, я передам ему. Всего наихудшего.

Королева сбросила вызов и кинула телефон мне, что я еле успел его поймать.

– Вот и всё, – сказала она, – твоя проблема решена. Иди. Тебя ждут. А это, – она взяла подписанный мною лист бумаги и порвала его на две части, – можно выкинуть.

– Спасибо вам большое, – улыбнувшись, ответил я и встал с кресла.

– И да, ты первый, кто уходит отсюда, не лишившись чувств, скажешь кому-нибудь..., – она кивнула в сторону ледяного посоха, стоящего у стола, – ты меня понял?

– Да, конечно, – закивал я.

– Топай отсюда, – сказала королева, кивнув на дверь, – тоже мне Кай.

Я направился к двери, и последнее, что я увидел, как королева облокотилась на стол и положила голову на руки, пытаясь заснуть. Я вышел на улицу, наслаждаясь прекрасным видом падающего снега на фоне загоревшихся вечером фонарей. Прохожие жались от холода, но теперь я понимал, что не так страшен холод снаружи, как холод, пронизывающий человека изнутри.

Показать полностью
36

Дерзайте, парни :)

Произошёл этот случай на моё восемнадцатилетие, но сначала я расскажу предысторию. Жил я на окраине города, в военном городке. Учился в не очень большой школе, в которой каждый знал о тебе всё, так как жили все рядом и гуляли в одном дворе. Однако иногда появлялись новенькие. Настя пришла к нам в восьмом классе, ещё тогда я сразу обратил на неё внимание. Общение у нас сразу не сложилось, но со временем мы стали общаться лучше. При чём по мере взросления наше общение становилось всё теплее. Настя хорошела с каждым днём. Мы были друзьями, но я не могу назвать это френдзоной, так как не стремился завязать с ней более серьёзные отношения. Мне хватало общения в другими девушками, а с ней я мог поговорить о чём угодно. А потом я понял: "Идиот, ты влюбился". Осознал я это в самый последний год обучения, но сказать не решался. Так мы и разбежались в разные стороны, по разным ВУЗам. Общаться и видеться перестали, так как живём на разных концах города. Некоторые ждут день рождения с нетерпением, особенно восемнадцатилетие, мол теперь ты взрослый и всё можно, но я равнодушно относился к этому празднику. Отметить решил в караоке-баре с близкими мне людьми, девушки у меня на тот момент не было, но дёрнуло меня написать Насте, мол давно не виделись, вспоминаю школу и проведённое там время. Настя, конечно же, согласилась сразу. Компанию нам составил мой лучший друг и его девушка. Выбрали заведение на мой вкус, позвонили, но оказалось, что у них сломана аппаратура и они увезли её на ремонт в Москву. Беда. Администраторы сказали что её привезут в конце недели. Это сыграло нам на руку. Так как все посетители расстроились о поломке, а выяснять когда проблема будет решена они не собирались, в этот день там были только мы. Огромное помещение, постоянно свободный микрофон, никаких посторонних людей. Идеальная атмосфера. Никто не мешает, не шумит, не курит. Пели сколько нам хочется, что хочется, и когда хочется. Общались, смеялись. И тут я заметил, что Настя ко мне тянется. Она старалась как можно чаще коснуться меня рукой, не отрывала взгляд, и каждый раз, когда наши вгляды пересекались, она мило и застенчиво мне улыбалась. Я решил действовать. Подсел к ней ближе, приобнял, на её касания отвечал взаимностью, но руки не распускал. Спустя время я почувствовал, что мне душно, а сердце рвётся из груди. В ту ночь я высказал её всё что у меня было на душе. И о чудо! Она ответила взаимностью! Встала, позвала меня за собой и увела в маленькую комнату, которая закрывалась шторой. С фразой: "Как же я этого хотела" она меня обняла и поцеловала, под пение моего товарища, который исполнял песню: Ахра - Карие глаза. Настя прервалась на мгновение и сказала: "А помнишь ты мне играл эту песню на гитаре?". Надо же, столько времени прошло, а она помнит. Это был мой самый лучший день рождения в жизни. К чему я это? Парни, будьте смелее, действуйте, иначе потом будете всю жизнь сожалеть не о том что вам отказали, а том, что вы не сказали той девочке из восьмого класса то, что хотели сказать. Дерзайте, всё в ваших руках!
Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: