5

Секретик

История от матери. В детстве они с ребятами постоянно пропадали на улице. В то лето пошла мода на игру в секретики. Прятали, что могли. Мальчишки складывали в коробочку самолетики, монеты, какие-то шурупы, а девчонки - яркие бусинки, пуговички, заколки и т.д. Хвастались, у кого коробочка богаче. Секретик - как клад, перекопали все, перепрятывая, маскируя и снова откапывая. 

В то время бабушка маме отдала красивый камешек из сломанной броши, и мама похвасталась перед подругами. Ее подруга, жившая по соседству, уж очень завидовала и предлагала обмен на какие-то стекляшки. Мама отказалась. Соседка знала, что мама закапывает свои секретики на площадке перед окнами, под яблоней, и решила ночью откопать коробочку и забрать камешек себе. 

На следующий день ребята снова собрались играть. Соседской девочки долго не было, а когда она вышла, то призналась, что искала секретик, но вместо маминой коробочки она откопала что-то не то. Это была коробочка, но внутри были не детские побрякушки, а какие-то косточки, клок волос, пара иголок, воткнутых в темную ткань, и какой-то пепел. Испугавшись костей, девочка хотела спешно закрыть крышку коробки и в этот момент уколола палец иглой. Коробку все же закопала, убежала домой, а наутро еле встала, так как чувствовала себя очень плохо. Мама её сказала что заболела, и гулять не выйдет.

О магии и порчах разных тогда девчонки не знали. Стало любопытно, собрали ребят и пошли на то место. Все перекопали, а коробочки не нашли. Все подумали, что девчонка всех обманула. 

Через полтора года она в реке утонула. Почему и как утонула - неизвестно.
Совпадение или нет - я не знаю. Может просто судьба такая.

Дубликаты не найдены

+3

Блин, я ждала, что камешек из бабушкиной брошки окажется бриллиантом в полкарата, а тут... Расходимся, короче.

+2
Чёрной-чёрной ночью, в чёрной- чёрной комнате сидели чёрные чёрные дети и рассказывали страшные-страшные сказки. А потом все умерли..такие дела((
раскрыть ветку 2
+1
Прям плюсяру!!! Тот же самый бред в голове)):
раскрыть ветку 1
0
Пионерское детство вспомнила, жуть страшилки в лагере после отбоя))
+2
Как то очень похоже на детскую страшилку, очень детскую....
+1

Вот так секретики чужие искать.

0
Битва экстрасенсов теряет зрителей?
Похожие посты
90

Избушка на курьих ножках

История, откуда приобретенная – не упомню, скорее всего «дворовой фольклор». Итак, можете считать эту историю байкой, можете считать эту историю правдой – но всякий мальчишка из того стародавнего детства считал, что сие есть истинная правда – это про первую часть повествования, ну а вторая – там уж я свидетелем и участником был.

За нашим небольшим поселком, в том давнем-давно, простирался обширный лес, уходящий в дальние дали на многие километры. И по этому лесочку вилось множество дорог и в ближайшие деревни, и на стрельбище, где солдатики по мишеням постреливали, и вообще – во все стороны и направления. И, как говорят, если идти по этим тропкам долго-долго, то можно было выйти к одной древней избушке, что стоит прямо под сенью лесной, под крышей из высоких ветвей деревьев, и у избушки той уже и крыша мхом поросла, и дверь скрипучая на одной лишь петле висит, и окна все давно повыбиты, щерятся осколками из рам.

Вы можете подумать, что с историей этой связан какой-нибудь ужастик, что-то страшное, но… нет. Говорили, что когда-то жил в этой избушке дедок, фронтовик, что на войну отправился в след за своими сыновьями, которые там все и слегли. Вернулся бы он в свои края, да не осталось его деревни, поэтому зажить решил тут в брошенном доме, ну или сам обустроился. Был он человеком добрым, хорошим, и, говорят, врачевал народ. И вот, как-то, уже спустя лет десять после войны, то бишь году в 1955м, пришла одна бабулька к нему, хворь какую-то заговорить, а старика и нету. Ни тела, ни следов драки, или еще какого беспорядка – ничего, просто исчез – испарился дед, будто и не было его никогда.

Ну пропал и пропал. Сообщили в милицию, поискали деда – не нашли, ну и забыли. А тут какой-то мальчишка в лесу заблудился, уже спустя лет пять после пропажи деда, да и вышел ночью к этой избушке. Да, надо отметить причину того, что вообще мальчишка в лес подался. Отчим у него бухал страшно, а как набухается, так и начинает кулаками махать – и мамке его перепадало, и самому парнишке. Ну и… Нажрался отчим в очередной раз, мальчишка от рукопашки и сбежал. Хотел по лесу погулять, да ушел далековато, заплутал.

Итак, решил малец там переночевать. Зашел в дом, кое-как на топчане обустроился да и уснул. И приснилось ему, будто он ночью со старичком добрым разговаривал, на отчима жаловался, что дядька то он хороший, отчим, а вот как напьется… А дед этот его все по голове гладил, да успокаивал, что ничего, малыш, хорошо все будет, не беда это.

Вернулся мальчишка домой на следующий день, отчим до той поры все еще со вчерашнего спал. Как проснулся – опохмелиться захотел, хапнул стопочку, его всего и прополоскало. Думал что приболел, или еще что. Решил отлежаться. Еще через месяцок праздник какой-то приключился, ну он снова выпить, да его снова полощет – не принимает организм водку, хоть ты тресни! Перестал пить.

Ну и стали люди ходить в ту избушку, ночевать там, только вот, как по байкам ходило, не всем дедок во снах являлся. Если человек хороший и просьба у него от сердца, то явится, а если нет… Просто переночуешь в заброшенном доме и все.

И мы всей детворой искали ту избушку. Выходили с утра, да и до ранних сумерек по лесу шарохались – не находили эту избушку. Да, были какие-то остовы раскатанные, были и выгоревшие домики, то ли садовые, то ли еще какие – кто его знает, что там в тех лесочках и когда строил. А вот именно той, целой и брошенной избушки – все не находилось.

И как-то мы с моим товарищем хорошим – Серегой Семировым, отправились в лес. Совсем по другому «вопросу» - на рыбалку. Было у нас одно озерцо в лесной чащобе, где неплохо клевало. Отправились ранним-ранним утром, еще засветло, ну и заплутали. Сами не поняли как, но факт есть факт. Да еще и дождь начался. Заприметили мы холмик и туда, а там и не избушка вовсе, а как землянка меж двух пригорков – едва-едва различимая, уже вся заросла. Ну мы от дождя там и спрятались. Ну а что – проснулись ни свет ни заря, зеваем оба, в окошко выбитое смотрим, как дождик льет, ну и заснул мой друг Серега. А у Сереги проблема была – родители разбежались, дело к разводу шло, само собой пацану двенадцатилетнему от этого не кайф в жизни был. И была у него мечта-идея, чтобы вся эта хрень взрослая закончилась, и началась у них нормальная семья.

Заснул мой друг Серега, тут и дождик закончился, растолкал я его, ну и пошли озерцо искать – нашли. К вечеру домой с уловом явились – все нормально. А на следующий день Серега с крыши кулинарии ухнулся (на нее легко было залазить по кабелям с крыши дома, к которому она была пристроена), а батя у него милиционером был, как раз неподалеку дело от опорного пункта приключилось. Серегу, в ментовку и оттащили, туда же и скорую вызвали. А мама его, Сереги, врач скорой помощи – она и приехала. Вот они там над сыном и помирились. Серега сломал ногу, почти два месяца в гипсе, но семья у них сложилась – забыли родители о разводе.

Серега утверждает, что не снился ему ни дед, ни еще какая там мистика, но про землянку ту мы особо прочей детворе не распространялись.

Показать полностью
431

Ответ на пост «Дьявол из четвертого класса» 

Во времена моей молодости , когда трава была зеленее а деревья выше, попал я в ПТУ  для не особо одаренных детей, так вот.

В параллельной группе был типок который подходил на перемене с деловым предложением Продай душу, и если его просто посылали, то улыбался и шел дальше, но были и такие кто начинал торговаться и судя по папке с расписками бизнес у Типка шел, душу оценяли от пачки сигарет и бутылки водки до 10 долларов. А у одного пацанчика покупать отказался. Тогда я смотрел на этот зоопарк у угорал, а теперь как-то все это криповато выглядит.

И да расписку требовал я токойто продаю душу,  дата, подпись.

3042

Дьявол из четвертого класса

История давняя. Учился я тогда в классе четвертом.

Пришел в школу Костик, мой товарищ, а заодно и сопартник, с новой игрушкой – железным БТРом, крашеным в зеленый цвет. Классная игрушка. И Макс, наш мажор, тут же насел на него: «Где брали, почем?»

- Из Тулы привезли. Тут таких нету.

- За сколько отдашь? – Макс мог так задолбывать в течении недели, а то и больше. Что, родаки при деньгах, на карманные расходы получал в день столько, сколько у обычных детей и на дне рождения в руках не бывало. Костик эту его привычку знал, и поэтому сделал ход конем.

- Не продам. Поменяю на душу.

- На душу? Ты дурак?

- Нет. Не хочешь меняться, так и скажи.

Поменялись. Причем без документов – расписок, подписанных кровью, договоров и прочей мути. Докапываюсь до него:

- Костька, ты что, дурак что ли совсем? Ты ж ему подарил выходит как этот броневик.

- Ничего, все нормально будет.

На следующий день Макс пытался вернуть броневик, но Костя отказался, сказал, что душа – ценнее будет. Был, в попытке как то умаслить ситуацию, даром накормлен мороженным, ну и мне, с широкого барского плеча заказал дареную мороженку. Макс стерпел, оплатил.

На следующий уже день Макс предлагал вернуть и БТР и набор солдатиков сверху. Костик воротил нос. Я докапывался:

- Чего не берешь? Круто же!

- Мне чужого не надо.

- А что надо?

- Проучить.

После выходных в школу вместе с зареванным Максом явилась его бабушка, выцепила Костю, зажала в углу. Там был диалог, который мы не слышали, по окончанию диалога Костик вернулся со своим БТРом и хитрой ухмылкой.

- Что было? – накинулся я.

- Требовали вернуть душу, предлагали деньги и броневик вернуть. Броневик вот – забрал.

- А душу?

- Сказал, что вернул.

Когда начался урок, Костик вырвал страницу из черновика и быстро написал в ней что-то и по партам передал Максу. Тот прочел и оглянулся испуганно. А после уже до Костика никогда не докапывался, даже, как бы сказать получше - лизоблюдствовал пред ним, по другому не назовешь. Да и вообще – перестал в классе играть в купи продай.

Я спрашивал у Кости, что там было написано. А написано было вот что:

«А ты уверен, что я вернул?»

32

Знаменосец Хаоса

Знаменосец Хаоса Текст, Сверхъестественное, Фэнтези, Длиннопост, Онгоинг, Приключения, Магия, Книга первая, Авторский рассказ, Мистика

Том 2. Глава 25



Кира тренировалась в одиночестве, отрабатывая удар и блок, раз за разом повторяя одно и то же движение. Вернувшись с болот, она теперь именно так проводила каждый вечер. Её путешествие оказалось сплошным разочарованием, за исключением, правда, одной детали. «Точнее из-за одного необычного человека», поправила себя девушка, случайно оступившись и снова занимая исходную позицию.


Её занятия перед сном не были сложными, работало лишь её тело, а разум отдыхал. Односложными движениями она пыталась довести до автоматизма некоторые простые приемы, ведь тот парень сказал, что это не только возможно, но и легко. По прибытию в Бастион это подтвердил так же и её наставник.


«- Я не боюсь того, кто изучает десять тысяч различных ударов. Я боюсь того, кто изучает один удар десять тысяч раз», сказал ей тот парень, уточнив, что фраза даже не его. Кире понравилась не только формулировка, но и суть – нет нужды учить длинные, громоздкие комбинации, запоминая каждое отдельное движение, нужно лишь заучить основы, и дальше действовать по обстоятельствам.


Наставник не возражал против новых тренировок Киры, тем более что это было её свободное время. Раньше по вечерам девушка что-нибудь читала, но теперь, когда у неё появилось множество мыслей которые стоит обдумать, Кира работала над собой, погрузившись в собственное подсознание.


Едва достигнув сознательного возраста, научившись ходить и держать в руках меч, девушка была передана под опеку мастеру. Да, путь воина был избран не ей самой, но это к лучшему. По крайней мере, так сейчас считала сама Кира.


Правда всё детство и юность пришлось посвятить обучению, но этот вклад еще окупится. Вот это уже были не её мысли, а слова мастера, но девушка в них верила, ведь уже сейчас достигла действительно неплохих результатов.


Кира иногда даже могла одержать победу над Николаем, при том что среди Нового Поколения, он был самым выдающимся тёмным воином, если не считать сына Владыки конечно. Сурта можно вообще исключить из списка, так как его обучением занимались самые лучшие и великие люди, включая господина Балора. Кроме того, благодаря своему статусу он имел практически неограниченный доступ к ресурсам и артефактам Бастиона.


При всём этом, Кира являлась дочкой служанки, так что не могла похвастаться родословной, как Сурт или Ник. Последний так же не был простым парнем, появившись от союза одного из Стражей Ночи и Старшей Сестры Тьмы. Кира же добилась всего сама, полностью вычеркнув из жизни радости и развлечения, занимаясь исключительно боевой подготовкой.


Только вот в походе мировоззрение девушки получило серьезнейший удар. Молодой парень, лет на пять младше её, с лёгкостью одолел и Николая и сильнейшую воительницу Нового Поколения, когда они вместе атаковали светлую девчонку. А перед этим он просто в клочья растерзал напавших на отряд Двуглавых Змеехвосток.


Потом парень еще не раз демонстрировал скорость и мощь, превосходящую всё, на что была способна не только Кира, но и предводитель экспедиции Ник. И каково же было удивление воительницы, когда она узнала, что парень до недавних пор вообще не знал о существовании мира-за-барьером, так же как и о Тьме и воинском искусстве проживающих здесь людей, пользующихся Силой.


«Жаль, конечно, что имя своего Мастера молодой воин так и не озвучил, но ежедневные спарринги с ним однозначно продвинули меня по боевому пути вперед если не на несколько, то на одну ступеньку так точно», продолжала размышлять девушка, снова и снова выполняя удар, сочетая его с блоком, как порекомендовал наставник.


- Жёстче, Кира, ты слишком расслаблена! Соберись, а то твоя тренировка потеряет всякий смысл, превратившись просто в крепкий сон.


Вдруг вмешался в её мысли учитель. Фридрих как всегда незаметно появлялся прямо позади ученицы, будто соткав собственное тело из теней, прячущихся в углах тренировочного зала. Девушка действительно позволила себе расслабиться, вспомнив парня по имени Тим.


«Жаль что я больше никогда с ним не встречусь. Судя по тому, как Тим ответил на приглашение Ника, на турнир он вряд ли явится. Хотя… если верить учителю, жизнь моя будет достаточно длинной, и когда-нибудь я даже стану Стражем Ночи! Если конечно продолжу тренироваться так же усердно. Прямо как наставник и уж тогда я смогу выделить для себя достаточно свободного времени, дабы отыскать его! Конечно же для того чтобы снова сразиться, а не для каких-нибудь других глупостей. С другой стороны, он может и согласится подарить мне ребёночка. Талант как у Тима и мое упорство… наш будущий сын просто обречён на величие… ну или дочка», спустя минуту снова прогрузившись в мысли, отвлеклась от тренировки Кира.


- Да что с тобой сегодня? Снова в облаках витаешь! У тебя в руках не ветка, которую ты подобрала в лесу, а настоящее Оружие Тьмы!


Поймав ученицу за запястье, остановил её Страж Ночи Фридрих. Вернувшись с задания, что было возложено на него заместителем владыки Балором, наставник вёл себя необычно. Он постоянно был раздраженным, чем-то всё время недовольным, и при этом не желал рассказывать почему.


Кира несколько раз пыталась расспросить его о задании, но в последний раз получила настоящую угрозу в ответ, так что теперь держала язык за зубами. Запястье заключённое в ладонь наставника начало побаливать, но девушка терпела, стараясь чтобы её страдания не отразились на лице.


В наступившей тишине её сустав неожиданно хрустнул, и Фридрих немедленно отпустил руку ученицы.


- Извини, малышка. В последнее время я и правда веду себя несдержанно. Ничего не сломал?

Поинтересовался он в конце.


- Нет учитель. Всё в порядке. Я работала в основном другой рукой, так что эта немного затекла. Оттого, наверное, она и хрустнула, когда вы надавили. Это просто сустав, а не кость. Перелома или трещины нет.


Вздохнув, наставник подал ученице знак спрятать оружие и начал разговор, когда та выполнила указание.


- Прости, в последнее время я веду себя неподобающе. Ругаю тебя, хотя сейчас твоё личное время, и ты вольна проводить его как захочешь. На то были причины и я наконец могу тебе их раскрыть. То задание, что на меня возложил господин Балор, закончилось провалом. Тише-тише, не перебивай, сейчас сам всё расскажу.


Кира захлопнула рот так, что только зубы клацнули. Она отказывалась верить в то, что её учитель мог с чем-то не справиться. «Да еще где, в мире отступников, где проживают слабые и чахлые создания, отдавшие всю свою Силу на поддержание их гадкого, отвратительного барьера», воскликнула юная воительница про себя. Тем временем Фридрих продолжил.


- Мне было велено отыскать в небольшом городке некоего паренька и привести сюда. Я разыскал кого велено, но поручение выполнить не смог. Мальчишка оказался не так-то прост – каким-то образом он сумел скрыть от меня собственную Силу, но потом почему-то раскрылся. Он успел убить двоих бойцов из моей группы и еще двоих вывел из строя. Потом я конечно схватил его но вынужден был отпустить. Пришлось, потому что в школу, где обнаружили мальчика, заявился его дед.


Сделав паузу, взглянув в широко распахнутые глаза Киры, её наставник продолжил:


- У каждого из нас в юности был свой кумир. Тот на кого мы хотели быть похожими. Обычно это Владыка, но иногда молодежь хочет быть похожей еще и на кого-нибудь другого. Естественно о твоем увлечении героем войны, чьё существование до недавних пор было поставлено под сомненье я знаю. Не волнуйся, это вполне нормально, не нужно так смущаться.


Кира действительно густо покраснела и отвернулась, но Фридрих поймал её подбородок и снова установил зрительный контакт.


- В общем, я веду к тому, что дедом того парня оказался Страж Ночи Гравитус…


Кира снова открыла рот, и обратно захлопнула его, заметив перед лицом поднятую руку учителя. Девушка изо всех сил держала язык за зубами, пытаясь не закричать, но это было непросто.


- Вынужден признать что я испугался, столкнувшись с таким противником, ведь его Сила значительно превосходила мою. Мне повезло – он пощадил и меня и моих людей, когда я сообщил что группа выполняет приказ Владыки. В общем, мы поговорили и от имени всех живущих в Бастионе Стражей Ночи, я пригласил его вернуться. Естественно тогда я не рассчитывал, что он действительно воспользуется приглашением или вообще воспримет мои слова всерьёз. Такой воин если бы захотел вернуться, давно сделал бы это сам и никакие приглашения ему не нужны. Однако только что случилось нечто странное. Стража доложила о прибытии Гравитуса и сейчас, насколько мне известно, он направляется в свой дом в городе.

Кира была шокирована. Девушка не знала чего хочет больше – увидеть своего кумира, или спрятаться под одеялом, дабы тот не разочаровался, столкнувшись со столь посредственной личностью. Было время когда Кира мечтала стать именно его ученицей, но те времена давно прошли – теперь у девушки есть наставник. Более того, хотя Фридриху не так давно исполнилось четыреста двадцать лет, он уже превзошел некоторых других Стражей Ночи, вдвое старше его. Таким наставником можно было гордиться и хвастаться, чем Кира иногда и занималась в детстве.


- А сейчас иди умойся и переоденься в чистое. Формально я пригласил господина Гравитуса, так что он, как человек который чтит традиции, сообщил обо мне стражникам на посту. Теперь я должен первым поприветствовать его. И ты, как моя лучшая ученица, отправляешься со мной.

Пару секунд девушка стояла замерев, прекратив даже дышать, а затем развернулась на каблуках и словно кукла затопала выполнять указания наставника. Ей хотелось пуститься бежать, да при том с максимально доступной скоростью, но Кира боялась обидеть учителя. Фридрих со своей стороны понимал её энтузиазм и не испытывал ревности. Ну разве что совсем немного, правда он понимал – у Гравитуса уже есть внук, которого тот воспитывает и обучает, он не возьмет себе никого другого.


Немногое было доподлинно известно о пожилом, пропавшем Страже Ночи. Однако то, что тот никогда раньше не брал себе учеников, знали все. «Мальчишке просто повезло быть рождённым Сестрой Тьмы по имени Антигона! Кстати… вот интересно, кто же его отец», размышлял Фридрих, дожидаясь ученицу.


Девушка была готова в кротчайшие сроки. Она, похоже, выбравшись из душа и переодевшись, даже не воспользовалась полотенцем. По крайней мере волосы её были мокрыми. «Повезло что девчонка подстрижена коротко, носит, в основном, мужскую одежду и не пользуется никакой косметикой. Вон у Рихарда и Сигурда ученицы те еще модницы. Им на сборы потребовалось бы гораздо больше времени. Воительницы из них конечно не ахти какие, но зато выглядят очень эффектно. Почти как Сёстры Тьмы, и делают они со своими наставниками такое…», подумал Страж Ночи, поглядывая ученицу, топающую впереди.


Угловатая фигура Киры не вызывала никакого влечения, а взгляд на практически лысую голову уничтожал даже те крохи женственности, что еще остались на её лице. Единственное достоинство, по мнению Фридриха, на которое мог бы обратить внимание какой-нибудь сверстник воительницы, было сзади и чуть пониже спины.


«Правда, учитывая что по бастиону ходят не только другие девушки, но и Сёстры Тьмы, коих в последнее время развелось немало, на бедную Киру вряд ли кто-нибудь обратит внимание. Боюсь что в свое время ей придется просто силой кого-нибудь взять, если девушка вдруг решится завести ребенка», продолжал размышлять Фридрих, пока Кира вела его к дому легендарного Стража Ночи.


Она прекрасно знала, как и другие фанаты Гравитуса, где находится заброшенный хозяином дом в городе. Никто не пытался занять это здание – вокруг хватало настоящих пустующих дворцов.

Ну а этот домик, сколько себя помнил Фридрих, считался скорее памятником былому величию тёмных. У молодёжи даже традиция возникла – те кто преклонялся пред гением Стража-разведчика, по достижению тридцати лет, переступая порог совершеннолетия, стучались в двери давным-давно заброшенного дома.


Таким образом воины не только выказывали уважение, но и заявляли о своем стремлении превзойти лучшего из лучших, или по крайней мере, встать вровень с ним.


Кира естественно тоже собиралась так поступить, однако ей необходимо было еще пару лет подождать. Бодро дошагав до калитки, воительница остановилась как вкопанная. До этого она видимо не задумывалась над тем что произойдет дальше, а вот теперь ей стало страшновато. Фридрих улыбнулся, глядя на неё, осознав что и сам испытывает некий трепет, но он не позволил своему волнению отразиться ни на лице, ни на собственных движениях.


Не сбавляя хода Страж Ночи распахнул калитку и поднялся на порог дома, уверенно постучав в его дверь. Прошла минута но никакого ответа не прозвучало. Тогда наставник Киры громко произнес:


- Это Страж Ночи Фридрих, имевший честь пригласить уважаемого господина Гравитуса на празднество! Откройте пожалуйста.


И снова тишина. Не слышно ни голосов, ни звука шагов. Фридрих снова постучали и не выдержав крикнул чуть громче чем собирался.


- Эй, кто-нибудь дома?


Дверь внезапно распахнулась, едва не попав наставнику девушки прямо по носу. В проеме застыл лысый хозяин в халате и тапочках. В его свободной руке покоилась солидная чашка с чем-то явно горячим, так как вверх поднимались клубочки пара. При этом у чашки отсутствовала ручка, что говорило о двух вещах – либо это была не обычная чашка, сдерживающая жар, либо пожилой хозяин совершенно этого самого жара не боялся.


- Нет! И незачем так орать. Я и в первый раз прекрасно слышал.


Раздался сварливый голос. Звука шагов до самого последнего момента слышно не было, так что Фридрих едва удержался от того, чтобы извлечь свой меч из магического хранилища. Гравитус тем временем развернулся и зашагал на кухню, бросив лишь:


- Ну чего встали, заходите.


А когда гости вошли, растерянно озираясь по сторонам, последовав за хозяином, тот себе под нос добавил:


- Между прочим, там написано вытирайте ноги…


Фридрих замер, как и его ученица. Они обернулись, ища глазами озвученную надпись, но Гравитус лишь хохотнул:


- Да шучу я! Проходите уже, присаживайтесь. Чаю хотите? Я по дороге собрал листьев Златоцветки.


- Конечно! Настоящая Златоцветка в наше время редкая вещь. Она очень полезна и дорого стоит. Спасибо что предложили.


Ответил скорее для Киры, нежели для Гравитуса, её наставник. Девушка слышала это название, но еще ни разу не пробовала, ведь стоили цветы Златоцветки и правда очень дорого. Правда обычно из них делали эликсиры, а не варили чай. Такой поступок в Бастионе сочли бы глупой тратой ценного материала, но у хозяина дома, видимо, были свои взгляды на сложившуюся ситуацию. И пока девушка размышляла над причудами лысого хозяина, из соседней комнаты вдруг раздался голос.


- Учитель каким образом нагревается вода в душе, если обе трубки остаются холодными?


Кира сразу поняла, что это тот самый внук, и подумала следующее: «вот я бы ни за что не стала называть господина Гравитуса просто учителем. Это же твой дедушка, так пользуйся возможностью! Эх вот правильно говорят – не ценят люди то, что имеют». С другой стороны, Страж Ночи Фридрих не придал этому обращению никакого внимания. В Бастионе кровное родство мало на что влияло, а вот отношения учителя и ученика были сакральными. Здесь довольно часто своих родственников называли учителями, ежели те таковыми являлись.


Не дождавшись ответа, на кухню из коридора вышел молодой парень. Не ожидая увидеть гостей, он едва успел обернуть вокруг пояса полотенце, так как только что выбрался из душа. И в этот раз он не мог ни в чем винить Касси потому что сам отправил её исследовать дом и в данный момент Блик в виде кошки находился на чердаке.


Тим счел, что Гравитус в случае чего сможет постоять и за себя и за своего ученика, коим сейчас являлся он сам, а Блик Тьмы с этим согласилась, оставив хозяина. Правда парень не ожидал что гости заявятся так быстро, ведь всё что успел сделать он и его наставник по прибытии – это разобрать некоторые вещи и помыться.


Парень конечно удивился сильно, но вот Кира, которая и до того с трудом держала себя в руках, окончательно потеряла над собой контроль. Забыв и про своего наставника и даже про Гравитуса, воительница воскликнула:


- Тим? Так значит ты…


Почесав затылок парень ответил так, как ему заранее велел лысый учитель:


- Привет, Кира. Прости что тогда скрыл это от всей вашей компании, но наставник велен никому о нём не рассказывать… Рад тебя видеть кстати!


Совершенно себя не контролируя, девушка бросилась обнимать старого знакомого, о котором думала всё время, после того как вернулась из болот. Тиму ничего не оставалось, кроме как легонько похлопать её по плечу одной рукой, ведь второй он всё еще держал полотенце.


- Ох, полегче! Задушишь ведь.


Выдавил он, больше переживая за то, что не удержит полотенце, если дамочка продолжит сжимать его в объятьях. В отличии от Тима, Кира доступ к Силе не теряла, кроме того была еще и на взводе. Так что он говорил вполне серьезно, при этом опасаясь не столько за свою жизнь, сколько за собственное достоинство.


Гравитус глядя на эту картину издал ехидный смешок, а затем еще и добавил:


- Похоже твоя ученица положила на него глаз… даже не знаю, кому из них больше сейчас сочувствую, ибо пацан пока что бесполезен. Тьмой пользоваться я ему запретил, а без неё, девчушка попросту его сломает, если всё-таки в постель затащит, конечно.


Кира немедленно отпустила Тима и отступила назад. Парень повел плечом, пытаясь вернуть его в удобное положение, но не смог. Всем, включая самого Тима, стало ясно что это вывих. «Мда… пытаться держать полотенце, попав в медвежьи тиски плохая идея, но иначе я попросту не мог», подумал парень, вопросительно взглянув на наставника. Гравитус перестал смеяться, подошел и резко дернул ученика за руку, придержав плечо. Та с хрустом вернулась в исходное положение, после чего Тим заявил:


- Уф! Неприятная процедура. Это уже третий раз за время путешествия с тобой, дедушка!

Последнее слово он будто бы специально выделил, однако гости, естественно, не могли понять почему.


- Пожалуй пойду, оденусь как подобает, а то обо мне еще подумают… всякое…


Обронил Тим и, не дожидаясь разрешения, ушел. Гравитус никак на это не отреагировал, что заставило Киру разрываться межу уважением к гению Стража Ночи и дерзким отношением ученика к нему. Сама она никогда бы так себя вести не стала. «Хотя кто знает, что там за отношения у легендарного деда, и его не менее выдающегося внука. Быть может в будущем Тим даже превзойдёт своего предка, ну а мне в тот момент, попросту необходимо оказаться рядом», подумала девушка, пока Гравитус наливал кипяток в чашки гостей.


- А девчонка хороша. Внучек у меня крепкий, несмотря на некоторые ограничения. Она вот так просто его помяла, что прямо зависть берет – молодая и сильная, повезло тебе Фридрих с ученицей. Как зовут-то тебя, девочка?


- Кира.


Скромно представилась та, и после этого разговор перешел в иную сферу – Стражи Ночи обсуждали текущее положение дел в Бастионе, предстоящий праздник и всё что с ним связано. Эти разговоры были не шибко-то интересны юной воительнице, однако совать своих пять копеек во взрослые дела её никто и не просил.


О девушке вообще будто бы забыли, и более того, когда вернулся Тим, на него Стражи Ночи тоже своего внимания не обратили. Кира долго размышляла над последними словами Гравитуса, которые касались непосредственно её персоны и не могла понять – то ли это он так похвалил воительницу, то ли пытался оправдать слабость внука. В любом случае, гордиться собой она могла, ведь превосходство над таким воином как Тим, дорогого стоило.


А Тим и правда изменился. На его теле появилось несколько новых шрамов, так что он стал чуть больше походить на настоящего темного воина. Его аура поменялась и теперь совершенно ему не подходила. Бушевавшие в нем ураганы Тьмы улеглись, и Сила в парне нынче напоминала скорее заснувший вулкан, нежели бурный, необузданный поток, как раньше.


Вернувшись из своей комнаты на кухню, он тихонько сел рядом с Гравитусом, и принялся пить чай. Сначала Тим хотел пригласить Киру к себе в комнату, чтобы спокойно поговорить, не мешая наставникам, но потом передумал. Опрометчивый поступок воительницы не заставил его бояться, однако что могут подумать Гравитус и Фридрих, если он так поступит? «Правильно. Наверняка что-нибудь нехорошее и пошлое», ответил сам себе Тим.


К счастью разговор Стражей быстро закончился и Гравитус с Тимом проводил гостей до двери. Тим вяло попрощался, с трудом держа глаза отрытыми. За день он полностью вымотался, а после расслабляющей чашки Златоцветки, которая, как оказалось, не только ускоряет заживление ран, но так же и нагоняет сонливость, его совсем разморило.


Кроме того Гравитус с Фридрихом так спокойно и монотонно беседовали, что он пару раз ловил собственную голову, которая становилась слишком уж тяжелой и всё время норовила то ли запрокинуться назад, то ли опуститься на грудь.


Кира видела всё это, и не могла поверить собственным глазам – неужели это тот самый молодой воин, который спас всю их экспедицию, и которого очень долго в поединке не могла одолеть ни она сама, ни даже Николай, второй по силе в Бастионе. Если брать в учет только Новое Поколение, конечно.


Весь следующий день девушка провела как на иголках. Праздник должен был начаться только завтра, но в гости к Тиму больше ходить было нельзя. Там и так весь день был аншлаг – каждый хотел поприветствовать вернувшегося легендарного Стража Ночи. И началось посещение небольшого домика в городе, часов, наверное, с пяти утра, так что Тим вряд ли смог как следует выспаться.


Потом наступил день праздника. Кира долго готовилась и прихорашивалась. Целых двадцать минут, что было её личным рекордом. Правда любая другая девушка посмеялась бы над столь небрежной подготовкой – воительница даже губы не накрасила.


Праздник начался и почти все тёмные вышли на улицы ранее практически безлюдного города. На самом деле, кроме игрищ на стадионе и концерта в театре, Киру больше ничего не интересовало. И если огромный стадион мог вместить в себя всех желающих посмотреть на выступления Воинов и Сестёр Тьмы, то в театр могли попасть лишь избранные.


Девушке повезло – это был её праздник, так что и туда она, в этот раз, тоже попала. И её даже посадили рядом с Тимом. Слева, прямо на соседнее кресло, а по правую руку от парня восседал Гравитус, что снова заставило девушку гордиться собой. Такие места просто так не достаются – скорее всего, вернувшийся Страж Ночи распорядился посадить её в это кресло, рядом с внуком.

Жемчужиной и звездой программы в театре, было показательное выступление Сурта, сына Владыки, на которое Кире очень хотелось посмотреть. И она смотрела не отрываясь, а потом её внимание приковал к себе Тим. Точнее сначала это был не он сам, а звук, что раздался в зале, когда Сурт опустил клинки, расправившись со всеми своими противниками.


Громогласный храп был слышен в каждом уголке зала, так что Кире пришлось толкнуть соседа локтем, дабы разбудить. Как и почему тот заснул было неважно, а важно то, что этот поступок нанес несмываемое оскорбление сыну Владыки.


Закрыть на это глаза принц Бастиона не мог. Ко всему прочему еще и Гравитус в этот момент, когда взгляды всех собравшиеся устремлены на только что проснувшегося парня по имени Тим, куда-то отлучился.


Кира готовилась к худшему, однако парень мастерски выкрутился из сложившейся опасной ситуации. Воительница впервые своими глазами увидела кого-то, кто не пользуясь Силой смог продемонстрировать не только великолепное боевое мастерство, но так же и указать сильнейшему бойцу нового поколения на его место.


В театре Тим показал себя настолько мужественным, настолько самоуверенным и спокойным, что воительница снова задумалась над тем, чтобы встать когда-нибудь рядом с ним. И не только как равная по силе, но так же, быть может, как кто-то, кто будет для него больше чем просто подруга…

Показать полностью
525

Сам себе бокор

Был в моём детстве короткий, но очень мучительный период, когда я не вылезала из отитов. Малейшее переохлаждение, чуть-чуть промоченные ноги, да просто банальный насморк и – здравствуй, старый приятель, гнойный отит!


Боль временами была такая, что я не то, что жевать-глотать не могла, я и дышала-то через раз и только широко открытым ртом. А о том, чтобы высморкаться, и речи не шло – в этом случае голова у меня буквально взрывалась, словно в неё прилетела пуля дум-дум. Бедная моя мама иногда целыми ночами ходила, баюкая меня на руках, только так я могла – нет, не поспать, но хотя бы ненадолго забыться, погружаясь в странное состояние, когда я и боль существовали параллельно, особо не мешая друг другу.


Иногда утром я не могла самостоятельно оторвать голову от подушки – волосы, ухо, щека и подушка были намертво склеены прорвавшимся и высохшим гноем вперемешку с кровью. Ну а про такие мелочи, как высокая температура и головокружение, я и говорить не буду.


Только не думайте, что меня не лечили. Лечили, ещё как! И не бабушкиными методами. То есть банальные спиртовые камфорные компрессы и фитили в ушах тоже были, их поначалу сами врачи прописывали, но потом, когда выяснилось, что дело серьёзное, за меня взялись основательно.


Моя маленькая жопца по количеству воткнутых игл легко давала фору старинной подушечке для булавок – столько в меня вливали антибиотиков и витаминов. Это в острый период. А в краткие периоды ремиссии районная поликлиника становилась моим вторым домом, в котором я провела немало часов. Меня обследовали вдоль и поперёк, даже пригласили для консультации практикующего лор-хирурга из больницы. Его вердикт был однозначен – госпитализация и операция. Иначе гнойное расплавление среднего уха… а там и до мозга недалеко…


Я до сих пор помню это ощущение – его твёрдые ледяные пальцы поднимают мои волосы на голове, и он, придерживая меня рукой за лоб, сильно нажимает мне на череп за левым ухом. Примерно в этом же месте позже появился и уже никогда не исчез небольшой костный вырост. Справа, кстати, такого нет.


- Больно? – спросил он.

- Нет, - почти не соврала я. Потому что это было ничто, по сравнению с теми болями, что я испытывала раньше.


Не знаю, почему, но в больницу мы не поехали, а отправились домой. И там я через короткое время опять свалилась с отитом.


И вот я, маленькая страдающая девочка, лежу под одеялом и с ненавистью смотрю на свою новую куклу.


Как у девочки по рождению, у меня был куклы. Но как у девочки, которая в душЕ до какой-то степени мальчик, мои куклы то становились партизанами на допросе у фашистов, то восходили на Джомолунгму, то мчались на горячих мустангах вперегонки с Гойко Митич. Попадая ко мне в руки, магазинные куклы сразу лишались своего полового и социального статуса – я срывала с них платьица и парики, рисовала шариковой ручкой синяки и раны, полученные ими в битвах, и этим приводила в отчаяние мою мамулю. Ведь у дочек её подруг куклы были словно сейчас из магазина, с ними дочки устраивали благочинные чаепития и, поиграв, аккуратно усаживали на предназначенные для кукол места. Не уверена, что так оно и было, но так утверждала моя мама, пытаясь привить мне любовь к порядку.


А эта кукла была другая. Новая. Незнакомая. Чужая.


Наверное, мне её кто-то принёс, пока я болела. С желанием порадовать и отвлечь. И – не получилось. Потому что она была ужасная. С аккуратной причёской, розовощёкая, в платьишке и кружевных ботиночках. И ещё у неё было такое глупое выражение лица… Она сидела напротив меня на краю трюмо, раздвинув ноги, и таращилась на меня своими карими пуговичными глазами.


В тот памятный день у меня почти прошло одно ухо. Я даже смогла, не шатаясь, как пьяный матрос, дойти до туалета. Но, как только я легла, у меня заболело второе. И стерльнуло при глотании.


Я не могу передать свое отчаяние в тот момент. Только что у меня прошёл один отит, и сразу начинается второй! И опять боль, и опять бессонные ночи… А ведь я была уже почти здорова!


- Ненавижу! – с трудом проговорила я и выползла из-под одеяла.


Почему-то моя ненависть к своей болезни спроецировалась на эту ни в чём не повинную розовощёкую куклу, сидящую напротив меня.


Я взяла карандаш (очень хорошо это помню!), я взяла куклу. Я воткнула карандаш в её плоское пластиковое ухо.


- Вот пусть у тебя болит, - прогундосила я, с силой ввинчивая карандаш. – А у меня нет. Я больше так не могу.


... Понимаю прекрасно, что это элементарное совпадение, что наконец-то подействовал правильно подобранный антибиотик…


Но до сих пор не могу избавиться от ощущения, что мои дурацкие, неосознанные действия что-то значили.


Потому что после этого у меня отитов больше не было. Как отрезало.


А куда кукла делась, я не знаю.

Показать полностью
27

Знаменосец Хаоса

Знаменосец Хаоса Текст, Сверхъестественное, Фэнтези, Длиннопост, Онгоинг, Приключения, Магия, Книга первая, Авторский рассказ, Мистика

Том 2 глава 14



Комнат в доме действительно было более чем достаточно и почти все они, почему-то, пустовали. С другой стороны, хозяйка особняка была необычной женщиной. С очень необычными вкусами и предпочтениями. Жила она скромно, несмотря на внушительное состояние и если бы не армия слуг и охраны, ее вообще можно было бы назвать затворницей.


Распределив каждого в отдельную комнату, на втором этаже, Психея оставила вместо себя ту самую пожилую даму, которая встречала гостей на пороге дома, дабы та отвечала на любые вопросы и удовлетворяла любые бытовые требования Бурана с Ратибором и их подопечных.


- Не стесняйтесь, пользуйтесь ванной и стиральной машиной… и я надеюсь вы понимаете – это не просьба. От некоторых из вас, по правде говоря, запашок не из приятных. Уже поздно, так что я ложусь отдыхать. Вы как закончите, тоже отсыпайтесь. Завтра о делах поговорим.


На прощанье высказалась Психея и куда-то упорхнула, зайдя за угол, прошествовав по хорошо освещенному коридору. Дама в костюме распределила уважаемых гостей в комнаты, двери которых были расположены друг напротив друга. Затем она отвела девушек в ванную хозяйки, ну а мужчинам пришлось довольствоваться той, которой пользовались слуги.


И хотя два этих помещения находились по соседству, и были разделены всего одной стеной, ни один звук из одной ванной комнаты в другую не проникал. Звукоизоляция данных помещений была выполнена по высшему разряду и это хорошо, потому что девушки, оказавшись все вместе в заполненной теплой водой джакузи, громко разговаривали, праздно плескались и вообще, вели себя так, как будто они дети малые.


Естественно у них водные процедуры затянулись, а вот мужчины закончили всё необходимые за каких-то полчаса. Затем они молча, дабы не разбудить домочадцев, не спеша направились к своим опочивальням. Психея поселила Тима в угловую комнату, и парень хорошо запомнил к ней дорогу.


Он шагал себе впереди, предвкушая скорый отдых в мягкой, уютной кровати, а потому не замечая ничего вокруг, уверенной походной следовал в конец коридора, к намеченной заранее цели, не обращая на светлых никакого внимания. И Тим уже даже взялся за дверную ручку, когда на его плечо вдруг легла суховатая ладонь бывшего паладина. Ратибор добродушно улыбнулся, однако, почему-то, парню стало не по себе от этой улыбки…


***


Тим заснул мгновенно и спал достаточно крепко но даже он поморщился, когда к своим комнатам приблизились девушки. Распарившиеся и раскрасневшиеся молодые дамочки проторчали в теплой, бурлящей воде почти два часа, и если бы не усталость и слипающиеся глаза, просидели бы там еще дольше.


Они тихонько, как им казалось, шушукались, шаркая не поднимающимися достаточно высоко ногами по полу. Пережитые приключения сблизили этих троих, так что они теперь считали друг друга, почти что сестрами. Естественно их «тихие» перешептывания и смех разбудили бы Бурана с Ратибором, если бы те смогли заснуть в этом, чужом для них доме. Однако даже Тим под конец приоткрыл глаза, неодобрительно посматривая на дверь, размышляя над тем, не выйти ли ему, для того чтобы немного поругаться.


К счастью разгоряченные дамочки прощались не слишком долго, так что парень вскоре снова смог закрыть глаза, глубоко вздохнув. Однако поспать ему все равно не позволили – спустя несколько минут из соседней комнаты раздался громкий женский крик…


***


Когда в доме наконец воцарилась тишина, и молодая горничная прошлась по коридорам, выключив везде свет, оставив лишь тусклые ночнички, на втором этаже начало происходить нечто странное. Укрываясь покровом ночи, почти одновременно двери двух комнат начали медленно открываться.


В одном лишь лёгоньком и коротеньком халатике, который был выдан гостьям перед ванной, из своей комнаты выпорхнула Марина. Ее тут же заметила Вика, которая к этому времени успела высунуть наружу одну лишь голову.


- Ты что это такое задумала? Куда намылилась в таком виде?


Задала вопрос Виктория, распахнув дверь и уперев кулачки в бока.


- Тише ты! Разбудишь всех. Сама ведь, также как и я одета. И всё ты знаешь, куда я «намылилась»! Туда же куда и ты!


Зашипела на подругу Марина, махнув рукой и бесшумной тенью прошмыгнув по коридору, к крайней двери, ухватившись за ее ручку. Вика едва успела прикрыть свою комнату, заскочив в комнату, которую Тиму выделила хозяйка, следом за Мариной.


Одеяло на кровати зашевелилось, и девчонки замерли на пороге, зачем-то схватившись за руки.


- Мы это… страшно здесь! Во-оть, поэтому… можно нам с тобой здесь поспать, а?


Произнесла юная Сестра Тьмы, потянув за собой к кровати парня до крайности смущенную подругу. Одеяло снова зашевелилось, но никакого ответа девушки не получили. Маленький червячок сомненья начал шевелиться в голове Виктории, однако остановить Марину она не успела. Когда суккубка подняла одеяло, ее тут же схватила страшная, сухая ручища, и из темноты прозвучал строгий голос:


- Неужели вы совсем не понимаете где находитесь?


Девушки взвизгнули и тут же закрыли рты, потому что говорившим оказался бывший паладин Ратибор. Потом он еще долго отчитывал легкомысленных подружек, упирая на то, что Психея странная, необычная, но при этом крайне могущественная Сестра Тьмы. Она еще не согласилась взять Марину в ученицы, а потому вполне может оказаться врагом, а вовсе не другом. Получив выговор, девушки с кислыми минами вернулись к себе и забравшись под свои одеяла заставили себя заснуть.


Проснувшаяся от странных девичьих возгласов Вероника еще долго валялась в своей постели, переворачиваясь с одного бока на другой. Потом девушке показалось что соседние двери открылись и закрылись и ей стало совсем страшно.


Ника достала свою рапиру, некоторое время полежала с ней в обнимку, а потом не выдержала и выползла из-под одеяла. Осторожно высунувшись в коридор, девушка готова была в любой момент направить в оружие Свет, однако так никого там и не обнаружила. Она собиралась сразу же вернуться, если опасения не подтвердятся, и никаких затаившихся темных там не будет, но почему-то мешкала.


Рыжеволосая Сестра Света размышляла целую минуту, а потом опустила рапиру, немного расслабившись, однако в магические ножны ее так и не спрятала. Направившись к той комнате, где по ее мнению, должен был отдыхать Тим, Ника просунула в дверь голову и огляделась. В помещении было темно и тихо, но Силу девушка использовать опасалась – вдруг кто почувствует. Похоже человек на кровати не спал, но разглядеть его, в этой полутьме возможности не было никакой, тем более что из-под одеяла торчал лишь его нос.


- Тут какой-то странный шум… ты случайно не слышал?


Темный силуэт мотнул головой и махнул рукой – иди, мол, не было ничего. Однако Вероника не ушла. Девушка протиснулась вовнутрь, убрала оружие и прислонившись к двери спиной, продолжила.


- А мне вот, здесь не по себе как-то. Если честно, эта женщина, Психея, она меня пугает даже больше чем те твари в болотах. Чем-то она на них очень похожа – тоже хитрая, изворотливая… и холодная. Я уже так привыкла к тому, что ты меня от таких все время защищаешь. Можно я с здесь тобой немножко полежу, а?


И Вероника сделала пару шагов к кровати. Появившаяся из полумрака улыбка, заставила рыжеволосую девушку замереть на месте, побледнеть, а потом, кода страх отступил, и Сестра Света все-таки поняла, кто лежит на кровати, ее лицо стало абсолютно красным.


- Я ничего не скажу твоему Мастеру. А теперь иди.


Рыжеволосая очень хотела убежать, громко хлопнуть дверью, да так, чтобы штукатурка со стен посыпалась. Однако позволила она себе лишь сдержанный кивок, в знак благодарности. Девушка осторожно вернулась к себе, а потом бросилась на кровать и зарылась лицом в подушку, витиевато выругавшись шепотом.


***


Несмотря на то, что я наконец оказался в мягкой кровати, спалось здесь очень плохо. Сначала из соседней комнаты доносились какие-то странные звуки, потом мне казалось, что кто-то туда-сюда шастает по коридору, еще и хитрый старикан Ратибор зачем-то попросил комнатами поменяться.


Однако вишенкой на торте был случай, произошедший чуть позже. Спустя десять минут, после того как наконец воцарилась тишина и покой, кто-то приоткрыл дверь в мою комнату. Тень пробежала по стене, окончательно выгнав сон из моей головы. Хотя о том, что кто-то пришел, мне сообщила так же и Касси, свернувшаяся на моем животе калачиком. Блик Тьмы никогда не спал, поэтому она наблюдала и за дверью и, на всякий случай, за единственным здесь окном.


Касси немедленно опознала непрошенную гостью, так что я был более-менее спокоен. Ну, по крайней мере я был готов к разного рода неожиданностям. «Предупрежден – значит вооружен, о да, правильная поговорка, на все сто процентов верная, ведь в данный момент я вооружен... подушкой», порадовался я про себя, не поворачивая головы, наблюдая через Касси за приближением хозяйки дома к моей кровати.


Помимо прочих странностей, удивительным было еще то, что Психея заявилась в другом, домашнем и более скромном наряде. Будто на этот раз здесь была порядочная домохозяйка, а не распутная и развратная Сестра Тьмы.


- Знаю, ты не спишь. К такому воину как ты, подкрасться незамеченным никому не удастся. Видишь, я не пользуюсь Силой. Я открыта и беззащитна пред тобой.


Психея вздохнула. В комнате повисла напряженная тишина, а я совершенно не знал что и сказать. Так же я совершенно не мог понять эту женщину – буквально накануне вечером, она называла меня мальчишкой и смеялась надо мной, а тут такое. Тем временем хозяйка дома продолжила:


- На самом деле я здесь затем, чтобы извиниться. Надо было сделать это давным-давно, но ты ведь знаешь – я трусиха еще та. Потому и не сказала тебе сразу, когда ты нашел и спас меня, защитил от Стражей Ночи, которые явились дабы убить меня. Сначала я боялась тебя самого, ведь ты Мастер Света, а я Сестра Тьмы…


Наконец до меня дошло – Психея искала Бурана, но из-за Ратибора, который заставил меня занять комнату светлого Мастера, дамочка попросту ошиблась дверью. Более того, она не пользовалась Силой, а значит не могла понять, что находится рядом с темным, ничем не выделяющимся молодым парнем, а не с великим Мастером Света.


Тем временем суккубка продолжала, и мне с каждой секундой становилось все труднее ее остановить.


- Потом, когда между нами завязались отношения, я боялась уже другого – того что ты отвергнешь меня, когда поймешь природу моей Силы. И я ведь не ошиблась, все случилось именно так. По крайней мере, раньше я так думала. Сегодня, встретившись наконец, спустя столько лет, я осознала, что все, возможно, немного иначе. Теперь, когда ты привел ко мне эту молоденькую девчонку, такую же как я… Да, я уверена, мне нужно было сказать правду сразу! Или, по крайней мере до того, как ты сам обо всем догадался. Скажи уже хоть что-нибудь, не молчи, пожалуйста!


Психея осторожно прикоснулась к моей руке, через одеяло, и я не нашел ничего лучшего, кроме как сказать, подскочив:


- Кто здесь?


Ничего другого не оставалось – лучше уж притвориться спящим, и сделать вид что я ничего не слышал, чем признаться в обратном и хранить потом тайну суккубки под угрозами смерти… или еще чего похуже. Естественно я не хотел чтобы мне изливала душу дамочка, возраст которой перевалил за тысячу лет, однако я, похоже, тугодум – не смог сразу догадаться, что Психея пришла к Бурану, а не ко мне. «Кроме всего прочего, эти отношения меня вообще никак не касаются, так что извините, но «моя хата с краю», в панике возмущался я про себя.


- Ты что тут делаешь?


Воскликнула хозяйка дома, отскакивая к самой двери. Необходимо было ломать комедию дальше, поэтому я заявил нечто максимально глупое:


- Как это «что», я здесь сплю.


- Но это ведь комната Бурана!


Не унималась вышедшая из себя Сестра Тьмы. В этот момент двери распахнулись и на пороге появились Ратибор с Мастером Бураном.


- Что здесь происходит?


Задал резонный вопрос светлый Мастер, осматривая комнату. К счастью Психея была прилично одета, да и кровать моя не выглядела так, будто на ней занимались каким-нибудь непотребством.


- А ничего!


Буквально прокричала хозяйка дома, оттолкнув светлых назад, использовав даже немного Силы при этом и удалилась, в этот раз спустившись вниз по лестнице на первый этаж.


- Парень?


С нажимом обратился ко мне Мастер Буран, слегка склонив голову набок. Однако я не испугался. Наоборот, я был зол! Правда, конечно, не так сильно как Психея.


- Она приходила поговорить, только и всего. И поговорить она хотела не со мной, а с вами!


- Ты знал?


Теперь отвечать пришлось Ратибору. Однако бывший паладин лишь пожал плечами и улыбнулся:


- Я обычный старик, откуда же мне знать, что происходит в головах у молодёжи?


- Мы с тобой практически ровесники вообще-то. Ну а Психея, насколько мне известно, даже немного постарше будет.


- Ну чего ты разошелся? Ночь на дворе! Ничего не случилось ведь – а разговоры лучше разговаривать утром, на свежую голову. Завтра будет день, завтра и поговорите, если уж кому-то так сильно хочется. А теперь всем спать!


Бывший Паладин утащил в коридор Бурана, потушил свет и даже закрыл за собой дверь, оставив меня в полной растерянности. Последнее что я увидел, в уменьшающуюся щель дверного проема – это как попрятались любопытные девичьи носики, в комнатах напротив.


***


Утро наступило не сразу. Точнее оно-то наступило, но мы все его благополучно проспали. Буран с Ратибором, естественно поднялись раньше и к моему пробуждению уже успели перекусить и отдыхали теперь в саду, позади дома. Бывший паладин раскурил свою трубку и с удовольствием пыхтел, выпуская колечки белого дыма. Мастер Буран поглядывал на него с явным неодобрением, но помалкивал. Тут же, в кресле-качалке расположилась и Психея, накинувшая на плечи шаль.


Горничная, которая привела меня сюда, максимально быстро удалилась, так что я даже не успел попросить у нее, какой-нибудь еды. Хитрый взгляд Ратибора, который я на себе поймал, говорил слишком уж о многом, а потом он еще и подмигнул. «Да я без понятия вообще, зачем ты мне тут глазом моргаешь! Мне хватило твоих вчерашних махинаций с комнатами! Чувствую себя теперь просто отвратительно», ругался я про себя. Естественно вслух вместо этого, я просто пожелал всем доброго утра.


- Уже обед. Никогда бы не подумала, что у Бурана будет настолько ленивый ученик!


Язвительно заметила Психея, прекратив раскачиваться. «Ой, ну не хотел я вчера выслушивать признания и откровения, вместо вашего возлюбленного светлого Мастера», огрызнулся я мысленно. Однако я был вежливым человеком, поэтому, вместо того чтобы ругаться просто спросил:


- Тогда, быть может, я смогу попробовать этот самый обед на вкус? А то я, кроме того что ленивый, еще и страсть как проголодался.


Хозяйка дома зло улыбнулась, а потом в ее руке откуда-то появился небольшой колокольчик, на звон которого явилась пожилая дама в костюме. Вскоре я уже уплетал за обе щеки принесенные деликатесы, попробовать которые вряд ли когда-нибудь еще смогу. В ближайшем обозримом будущем уж точно. С другой стороны, я никогда не был гурманом, разделяя пищу всего на две категории – вкусно или нет.


- Итак я решила, как мы поступим дальше. Вчерашняя ночь хоть и была немного разочаровывающей, но я все же испытала некоторые чувства, о существовании которых, как оказалось, совершенно позабыла. Это, конечно было совсем не то, чего я хотела, однако все равно довольно ярко и красочно. Я бы даже сказала, в каком-то смысле весело. Уж кое-кому точно было весело!


Скосила она взгляд в сторону бывшего паладина. Тот как раз выпустил очередной клубочек дыма, продолжая невинно улыбаться, поглядывая вдаль.


- Ладно, это все не столь важно. Прежде чем взяться за обучение, я хотела бы выяснить, насколько крепка ваша Связь. Здесь в саду имеется потайная дверь. Под землей, на случай нападения, отстроена целая сеть туннелей, по которым я могла бы сбежать в более безопасное место.


Так вот, отправишься туда, а девчонку мы поставим около выхода, в лесу за забором. Ты должен будешь найти правильный путь на поверхность. И если ты сейчас решил что это испытание будет легким и простым, то я тебя разочарую – правильный путь всего один, в то время как неправильных… гораздо больше. Там, под землей, у меня, можно сказать, собственный лабиринт, только без Минотавра.


- Опять?


Не выдержал я. Ратибор тут же неодобрительно покачал головой, и я осознал, что зря открыл рот. Психея естественно не поняла что я хотел этим сказать.


- Что?


Уточнила она.


- Что?


Тупо ответил ей я, размышляя над тем, стоит ли вообще рассказывать о моих путешествиях сначала в пещерах Каменного Народа, которые в некотором роде тоже можно назвать лабиринтом, а потом и в уже настоящем лабиринте, перед Великой Библиотекой.


Минутка напряженной тишины заканчивалась. Все глядели на меня, ожидая нормального, вразумительного ответа, поэтому я вынужден был все-таки сострить:


- Да просто, я в некотором роде эксперт, по прохождению лабиринтов.


Улыбнулся я хозяйке дома. Правда на самом деле здесь я неслабо-так лукавил: во-первых, вместо прохождения лабиринта Хтонцев, я почти все время просто истреблял злобных тварей в одной единственной «комнате», а во втором случае, по лабиринту меня вел Мастер Буран, я лишь следовал за ним.


- Это он у нас так шутит, не обращай внимания. Давайте лучше начнем поскорее!


Вмешался наконец в разговор бывший паладин, спасая меня от необходимости выбирать – рассказывать ли знакомой моих наставников о нашем недавнем путешествии, тем самым доверяя ей, или нет. К счастью Психея не была настроена на разговоры, а потому меня очень быстро переодели в подменную одежду и отвели к спрятанной в саду железобетонной плите.


Марину как оказалось, к этому времени бесцеремонно растолкали, и даже не покормив потащили куда-то в лес, за огораживающие территорию особняка стены. Насколько я понял, хозяйка уже воспринимала ее как свою ученицу, потому что это можно было назвать либо началом ее тренировок, либо форменным издевательством.


- Все будет не настолько просто, как тебе кажется, мальчик, хоть ты и «эксперт». Выбирай путь с умом. Тупики с сюрпризами, но я запрещаю тебе там буянить. Не вздумай ломать стены и потолки! Это не для тебя строилось. И вообще – даю тебе час времени. На целых полчаса больше чем необходимо. Мне, по крайней мере, тридцати минут хватает для того чтобы спокойно, не спеша выбраться наружу, туда где тебя уже ожидает возлюбленная. Ей там, кстати, холодно и страшно – ее, бедняжку, оставили одну, и толком ничего не объяснили, так что поспеши. Маленький герой в старом комбинезоне садовника… спаси свою заспанную, замерзающую при пятнадцати градусах тепла, принцессу.


По правде говоря, данная особа мне поначалу даже немного понравилась – несчастная любовь и все такое. Однако после этих ее слов я убедился окончательно – характер у старушки-суккубки прескверный. «И как только Мастер Буран смог с такой отношения завести? Я бы и дня, наверное, подобного не выдержал», размышлял я, поглядывая на ступени, уходящие куда-то вниз, во тьму, откуда тянуло холодом и сыростью.


- Справишься, парень?


Будто насмехаясь спросил Ратибор, на что я, ответив ему тем же, парировал:


- Еще бы, у меня ведь есть это!


И указал на собственную голову. Психея конечно же ничего не поняла, а вот Ратибор догадался – Касси постоянно находилась либо на моем плече, либо на голове, так что я намекал не на собственные умственные способности, а на ее умение проходить сквозь стены.


Естественно никаких сложностей, при прохождении подземного бетонного лабиринта, с высокими потолками и ровным полом, у меня не возникло – Касси молнией пронеслась по всем закоулкам, а потом вернулась и указала правильный путь.


Даже на решение хитрой задачки в конце, которая по идее могла бы меня задержать, ушло не больше секунды времени. От меня вообще не потребовалось каких-нибудь умственных или физических усилий. Спрятанный в стене механизм, открывающий дверь, что преграждала путь к свободе, был тут же выявлен маленьким Бликом Тьмы. Касси заглянула в него, и быстро разобралась куда, как и в каком направлении нужно двигать рычаг, чтобы дверь открылась.


Каменная плита спряталась в нишу, впустив вовнутрь свежий воздух и уронив на мою голову несколько сухих листочков сверху. Марина подпрыгнула от неожиданности, когда позади нее опавшие листья вдруг начали шевелиться, а потом, будто зомби из склепа, из-под земли появился я.


Лабиринт был пройден за каких-то жалких двадцать пять минут, и принцесса Марина, запрыгнувшая мне на руки в одном коротеньком халатике, когда я весь в пыли и паутине вышел и поздоровался, была тому наглядным, так сказать метафизическим подтверждением.

Показать полностью
198

Эзотерика

Когда мне было четырнадцать лет, дядя Костя подарил мне книгу. По-моему она называлась "М-ский треугольник". Этот текст снёс мне башку. Мы тут все такие пионеры, будущие комсомольцы, всегда готов, стенгазета, соцреализм, а тут - на тебе - инопланетяне, лох-несское чудовище, йетти, прочее потустороннее. И все это - не Беляев с Жюль Верном, а как-будто на самом деле. Реальность!

Захватывающе, аж жуть! Я в это влип, как муха в сироп, читал, учитывался, целую библиотеку насобирал. С народом поделился в интернете. Сначала на сайте были только йоги и Рерихи, потом Кастанеды и Агни, дальше больше... Дети-индиго, послания воды, секреты горы Кайлас, голоса ангелов, в общем вывих мозга на несколько тысяч текстов.

Так продолжалось очень долго, пока я не стал достаточно известной в этой сфере персоной и мне не начали писать письма пачками.

Ребята, я вам скажу! Такой концентрации психов и шизофреников нет нигде! Это реально страшно!

Им всем Бог надиктовывает тексты и они спешат поделиться ими с Миром, чтобы спасти Человечество!

Когда бог только успевает вдувать столько в разные уши...

Хотите скажу, как распознать шизика? Вот если он половину слов в тексте начинает с заглавной - это повод напрячься, а если из больших букв состоят целиком слова - бегите!

Если маг, мистик и колдун в пятом поколении не шизик, значит - шарлатан, мошенник и жулик, ищущий дурачков. Других категорий практически не встречается. Ну бывают ещё пограничные, искренне верящие в то, что делают, мастера, которые не прочь эту веру монетизировать...

Ангельский ченнелинг и внезапно сошедшее на меня с небес озарение, что я - волшебный магнит для откровений инфернальных чудиков, меня резко встряхнул и... как-то разом попустило.

Саморазвитие - это хорошо, но нужно быть крайне избирательным...

2071

Были времена

Наиболее распространенным способом убить вампира считается забивание осинового кола в сердце. Но сотни лет назад, этот метод не казался надежным. И был придуман другой способ. Вампир высасывает кровь, значит надо не дать ему это сделать. Выход прост — кирпич в рот.

Сперва в ротовую полость заливался цементный раствор, а потом она «затыкалась» кирпичом или камнем. Череп на фотографии был найден археологами за пределами Венеции в братской могиле.

Были времена Вампиры, Археология, Магия, Находка, Мистика
1826

Няни поделились страшными секретами семей, в которых они работали

Многие молодые девушки подрабатывают сиделками или нянями. Пользовательницы социальной сети Reddit припомнили самые жуткие и загадочные истории, которые у них происходили, когда они сидели с маленькими детьми. Да тут целый роман можно написать!

Няни поделились страшными секретами семей, в которых они работали Reddit, Страшные истории, Мистика, Дети, Длиннопост, Askreddit

Ребенок, который никогда не плакал

Girl-Here:

Одна моя родственница работала сиделкой в 70-е у пары, которая жила неподалеку. Каждый раз, когда она приходила, ей говорили, что ребенок спит и его не надо беспокоить. Этот ребенок никогда не плакал, она никогда не слышала и даже не видела младенца, который якобы спал в соседней комнате. Родители просто возвращались, благодарили ее и выплачивали оговоренную сумму.

Я не уверена, что моя родственница задумывалась об этом тогда, но она рассказывала мне эту историю несколько раз, так что она ее, наверное, до сих пор беспокоит. Ребенок же не мог спать все время? Она не слышала ни звука из той комнаты. Ничего. Сейчас она думает, что не было никакого ребенка, но тогда к чему это все было?



Жуткий вечер

fionaharris:

Это была моя самая странная работа, какая мне попадалась. В 70-е, когда мне было тринадцать лет, я искала подработку, и поступил странный звонок. Женщина сказала, что узнала мой номер от «друга», но не могла вспомнить, от кого именно. Она сказала, что пришлет за мной такси.

Мы приехали в очень старое здание, которое напомнило мне дом из «Ребенка Розмари». Там находились две женщины. Меня проводили в огромную комнату с кухней и ванной комнатой. Освещение было приглушенным, комната заставлена кроватями, на которых горами свалено постельное белье. Женщина, с которой я говорила по телефону, сказала, что они ищут сиделку для семилетнего мальчика, но в комнате находились как минимум пятеро детей в возрасте от одного до пяти лет и ни одного мальчика, который попадал бы под описание. Все дети имели длинные волосы и выглядели какими-то заброшенными.

Женщины сказали, что вернутся около одиннадцати, а на часах было шесть, но все дети спали за исключением одного малыша, который проснулся и плакал несколько минут. Я не могла точно сказать, сколько вокруг меня было детей. В холодильнике не нащлось еды: ни молока, ничего. В шкафах тоже пусто. В комнате отсутствовал телевизор, что для меня было настоящим испытанием, только одна-единственная книга…

Прошел час, и я услышала странный шум, доносящийся из кухни: словно человек издавал демонические звуки прямо из слива. Я просто окаменела от страха. Я была уверена, что эти женщины наняли меня, чтобы принести в жертву — в те дни все верили в Церковь Сатаны и думали, что она имеет большое влияние. Кстати, я не упоминала, что в комнате отсутствовал телефон?

Женщины вернулись вовремя, заплатили мне чуть больше, чем мы догвоорились (и это честно, ведь детей было больше, чем обговаривали). Жуткий вечер, честно говоря. Меня очень пугало, что дети как спали, так и не проснулись. Мне вызвали такси, и я уехала.

Я так и не выяснила, откуда эти женщины узнали мой номер.

Няни поделились страшными секретами семей, в которых они работали Reddit, Страшные истории, Мистика, Дети, Длиннопост, Askreddit

Дом-фальшивка

HanginWithLucretia:

Я работала в одной семье и до сих пор не могу сказать, что с ними было не так. Они жили в доме-пустышке: полностью меблированный дом, который выглядел точь-в-точь как картинка из журнала интерьеров.

Но он был пустым: ничего не лежало в шкафах, холодильник и ящики пустовали. Ни туалетных принадлежностей в ванной, ни еды, ни приборов, ни одежды, ни игрушек.

Хозяйка сказала мне, что я могу заказать детям еду, а потом они посмотрят телевизор.

Это было так странно.



Специфические вкусы

MissPiggyK:

Я сидела с детьми, когда мне было 13−15 лет. Тогда я жила в маленьком городке и была нарасхват. Частенько несколько семей оставляли мне своих детей одновременно — двух-трех малышей сразу. Меня всё устраивало — с детьми сидеть мне нравилось, а так я получала тройную ставку.

Только недавно узнала, что в нашем городке был клуб свингеров, и, оказывается, я сидела с их детьми, когда они собирались вместе.



Банка с мышами

kidfromdc:

Одна семья, где я работала, счтиалась очень успешной и богатой: несколько домов, дорогие машины… Но дети в этой семье были странными. Старшая девочка как-то показала мне банку с мертвыми мышами в формальдегиде. Банка эта стояла на кухонном окне.

Что-то в этом было неправильным и тревожным, и я уволилась.

Няни поделились страшными секретами семей, в которых они работали Reddit, Страшные истории, Мистика, Дети, Длиннопост, Askreddit
Показать полностью 2
63

Магия детства

Прочитал пост про суперспособности и вспомнилось.
Не давно родился сын, и в такие моменты вспоминаешь, как было у тебя в детстве...
когда сыну было пол года, надо было поменять ванну дома, ну а свободное время у родителей в такой период только когда малой засыпает и у вас есть пара тройка часов на свои домашние дела. Уложили мелкого спать и пошел я менять ванну, наёпся я тогда знатно, ибо ванна вставала тютелька в тютельку, запихивал мы ее в двоем с отцом, с матами и кровью, а вытаскивать мне пришлось одному. Когда уже вытащил и собрался ставить новую, промелькнула мысль. Малыш заснул, проснулся, а дома новая ванная стоит :) прям магия ! Но ты то теперь знаешь, какая это магия и как она даётся )

72

Самолет на бычьих ногах. Страшилка из пионерского лагеря (по просьбам к посту Как октябрята на кладбище ходили)

Обещанная история о самолете с бычьими ногами (по просьбам желающих из этого поста Как октябрята на кладбище ходили).


Ребят, история, которую я обещал вам рассказать – несколько коротковата, поэтому, для начала я вам выдам фантазию на данную тему в некоторых традициях те самые страшилки, а уж в финале дам саму страшилку.


Поехали!



Жил рядом с аэропортом, буквально в двух шагах, от него, мальчик Витя. Законопослушный пионер, отличник, да и вообще – мальчишка верный идеалам коммунизма, вечно жалеющий о том, что родился он не в героические времена революции, или же еще более героические времена Великой Отечественной войны. Аэропорт, маленький, уездный, с парой лишь взлетных полос был от него лишь через дорогу, за высоким сетчатым забором с колючей проволокой поверх него, забора, намотанной.

Витя, каждое утро, как только просыпался, смотрел в окно, и видел тот самый забор сетки рабицы, а за ним бетонку взлетно-посадочной полосы, после которой на высоком шесте чулок матерчатый белый в красную полоску, что в ветреные дни надувался, и торчал в сторону колом, указуя силу ветра, а еще дальше, через широкую бетонку, на которой разворачивались самолеты, высоким, корябающим небо шпилем, торчала башня то ли диспетчерской, то ли наблюдения.

Он наскоро делал зарядку, чистил зубы, завтракал, одевался и бежал в школу, а после, на обратном уже пути, после уроков, всегда неспешно брел вдоль забора, и все думал – как бы ему пробраться на сам аэропорт. Даже как то перелезть пробовал через забор, да только порвал свою темно-синюю школьную форму об острые шипы колючки, да едва шелковый красный галстук на той самой колючке не оставил – зацепился неудобно, едва-едва его с шипа снял, чтобы не разорвать.

Пацаны одноклассники ему завидовали. Как никак каждый день видит он самолеты, из окна на них смотрит, даже вместе с ним к забору ходили, хоть и крюк потом делать приходилось немалый, и тоже вздыхали, и тоже хотели пробраться на летное поле, чтобы самолеты поближе разглядеть. Те хоть и небольшие были, не Ту какие, а все больше кукурузники, но все же интересно. Вот только не знали пацаны одноклассники, что Вите хочется перемахнуть через забор с колючкой не по этой причине, а всего лишь из-за одного самолета, который он никогда днем не видел, да и по ночам не мог разглядеть – ночью только один фонарь у башни и светился, до взлетной полосы недосвечивая.

В особенно темные, безлунные ночи, раздавался далекий стрекот и гул самолета. Витя прижимался к темному окну носом, вглядывался, но едва-едва мог различить темный силуэт на фоне черного неба, и вдруг, резко, мимо света фонаря вышки проносилась черная крылатая тень, и потом, вместо визга колес о бетон полосы, через открытую форточку окна, слышался… цокот быстро несущихся копыт.

И ближе к утру снова звук – громкий, чихающий, нарастающий рокот раскручивающегося винта, звонкий цокот копыт, и та же тень, то первых проблесков рассвета, уносилась ввысь. Витя вглядывался в нее до рези в глазах, но не мог разглядеть. И только стоило ей скрытся, как тут же красились несмелым багрянцем облака, показывался в далеком-далеке вниз по склону край светло желтого, восходящего солнца.

Именно для того, чтобы хоть одним глазком глянуть на этот самолет, Витя и хотел попасть на аэродором.



Однажды, когда он несся домой со школы особенно быстро, спешил, чтобы влететь в дом и с порога закричать: «я пятерку по контрольной получил!» - он споткнулся об незаметный в траве камень, и растянулся вдоль забора аэродрома. Тут же и мысль: «мать заругает за пузо грязное», но эта мысль лишь промелькнула, потому как узрел он прямо под носом нечто.

Это нечто – была небольшая ложбинка, неглубокая, уходящая прямо под забор аэродрома, и если просто идти, проходить мимо, то ничего не различить из-за травы, но теперь.

Витя скинул портфель, и, как был, в школьной форме, при галстуке, пополз в ложбинку. Спина, конечно же, уперлась в трубу, но он все упирался, отталкивался ногами, тянулся, цеплялся руками. Послышался треск материи, и вот уже он, Витя, по ту сторону извечного препятствия. Оглянулся, сквозь сетку рабицу увидел и портфель свой, валяющийся в траве, и дальше, в отдалении, дом свой – вот он и внутри.

Скинул пиджачок школьной формы, глянул на его спину – шов разошелся. Ничего – это быстро подлатается, вот только синюю рубаху не стоит травяным соком пачкать. Снова пиждак многострадальный накинул, застегнулся, пополз обратно.

Ночи он ждал с нетерпением. Луну он не отслеживал, но верилось ему, раз нашел он лазейку, значит и шанс у него появится сразу, и значит ночь будет темная, безлунная, черная-пречерная, такая, что хоть глаз коли.


Стемнело, Витя припал к окну, вглядывался в ночной небосвод. Темно – ни звезд, ни луны не видать. Как был, в одних трусах да майке, подошел к двери детской, приложил ухо к крашеной ее ровной поверхности, затаил дыхание, прислушался. Ни звука не доносилось из-за двери. Тишина. Может быть мама с папой спят уже?

Не торопился, стоял так долго, что уже замерз, но так ничего и не расслышал. Тогда, как мог тихо, оделся в повседневную уличную одежду: штаны вельветовые штопанные перештопанные, футболку старую, и тихо приоткрыл дверь. Темно, шел по памяти, выставив руки вперед, пробирался к выходу. Нащупал дверь, ботинки, тихонько, чтоб не скрипнула, открыл ее и выскользнул в сени, а после и на улицу, где и обулся.

Уже через пять минут он брел вдоль забора, ногой прощупывая траву, чтобы найти ту самую ложбинку. Нога провалилась в шелестящую траву почти по колено – вот оно!

Он улегся на землю и пополз под забор. На этот раз не зацепился, не порвал ничего, и вот уже перебрался на ту сторону. Вдруг стало ему немного страшно. Он на запретной территории. А вдруг сторож, а вдруг заловят, а вдруг…

Но что теперь думать. Он пошел на свет единственного фонаря, а вокруг шепталась трава, изредка подвывал ветер и в окружающей темноте чудилось ему какое-то движение, будто следуют за ним, на грани слуха, на грани видимости некие некто. Он и сам не заметил, как сначала пошел быстрее, а после и вовсе – побежал, да так, что ветер в ушах свистел. Добежал почти до границы света, туда, где на летном поле стоял одинокий дощатый кукурузник, остановился, переводя дух. Огляделся. Все было спокойно. На фоне темно синего небо бултыхался и хлопал чулок ветроуказателя, едва слышно шелестела высокая трава. Ночь, глухая, темная ночь.

Он залез под крыло кукурузника, уселся прямо на бетонку, обхватил озябшие плечи руками и стал ждать. Время тянулось долго, и снова стало все вокруг таинственным, пугающим, да еще и кукурузник этот древний то крылом скрипнет, то струнным низким голосом понесет от его растяжек меж крыльями, то особенно громко и заполошно хлопнет трепыхающийся ветроуказатель, да так, что Витя вздрогнет, да по сторонам заозирается испуганно.

Он уже едва ли не зубами стучал от ночной прохлады, а может быть и стучал бы, если бы страх его не сдерживал, под стук зубовный особо и не расслышишь ничего, вот и держался. И снова гул низкий и тихий, на грани слуха, наверное по растяжке кукурузника пришелся особо хороший порыв ветра, но… нет – гул нарастал, приближался, и вот он уже разбился на скорый перестук-стрекот, и на холсте темного неба появилась сплетенная из мрака тень.

Гул нарастал, Витя соскочил с места, перебежал за невысокий бетонный блок, что стоял чуть в отдалении, присел за ним на корточки, выглянул.

Самолет уже было видно: широкий размах черных крыл, длинное, акулье тело его вырисовывалось чернильным мраком на темно-синем фоне, и вот он уже закладывает вираж, заходит на посадку, вот сейчас коснется взлетной полосы и… стук копыт, быстрый, скорый, дробный, далеко разносящийся в ночной тиши.

Самолет пробежал скоро пробежал по полосе, и замер в отдалении. Всего то метров пятнадцать отделяло его от спрятавшегося, замершего Вити. Видно было плохо, что там у него за шасси такие стучащие, но вот то как он стоял, вздымая то одно крыло, то другое, было похоже на то, будто с ноги на ногу переминается.

Витя даже забыл, как дышать. Только сердце его бухало в ушах, да похлопывал чулок ветроуказателя за спиной. Что же это? Что? Он и хотел, и боялся, выползти из своего укрытия, и в обход, по траве, подползти поближе, когда…

В ночи громко фыркнуло, как лошади фыркают, - Витя ойкнул громко. Заскрипело что-то, и он увидел как от самолета потянулись тени, как фигуры – черные, бесшумные, на поводках столь же черных нитей за ними, что как пуповины тянулись от них к самолету.

Тени шли на его «ой», он еще думал, что может просто в его сторону, но нет – к нему, явно к нему, и тогда он соскочил, и помчался со всех ног прочь – к свету, под фонарный столб у вышки.

Позади не раздавалось ни звука, тишина, но он знал, что тени следуют – летят по-над бетоном летного поля, прямо за ним, а может его уже и догоняют, и еще чуть-чуть – схватят, сцапают!

Влетел в круг желтого света на всем ходу, прямо на столб, обхватил его руками на бегу, и ноги вылетели из под него вперед и он бухнулся на землю, мгновенно перевернулся на четвереньки и уставился назад.

Вот они – тени за кругом очерченным светом, встали, замерли, и то ли это трава шелестит, то ли сердце бухает, но будто шепот от них исходит, шуршание, зовущее, негромкое, тянущееся.

- …витя…витя…витя… - слышал он едва-едва, и меж именем его, как шорохом присыпанные паузы, будто и тогда говорят что-то, да только не разобрать ничего. Да и то как звали его – может и в голове, от страха, у него рождалось, а может и…

Теней все больше и больше было на краю круга света, они как водой растекались вокруг, обступали, заслоняя от него далекие огоньки города, и наползала с ними тишина ватная и непроницаемая. Вот уже и едва слышно как хлопает ветроуказатель, а вот и вовсе неслышно, а вот и пропал отдаленный гул дороги, что далеко-далеко отсюда, и чей звук был так привычен, что Витя его даже и не замечал, а заметил лишь теперь, когда он стих. И шепот зовущий был все громче, и вот он уже в коконе темноты, что и вокруг света, и над фонарем нависла – замурован во мраке.

А после мрак, будто туман, вдруг развеялся, пропал и все снова стало как и было, и даже силуэта самолета того странного, что должен быть на летном поле – не видно. А видно забор вдалеке, видно горящее окно их дома, и у забора стоит кто-то, а после:

- Витя, - голос явственный, знакомый, злой и зовущий издали – мамин голос, - А ну сюда! Тоже, надумал ночью из дома сбегать! Витька! Я тебе ремня всыплю! Быстро домой!

Витя вздрогнул, соскочил было, шаг сделал, и замер. Показалось ему, что проплывают за светом какие то струйки туманные, черные, как дымок легкий, курящийся.

- Что замер! Я тебя вижу, паскудник, а ну – марш домой! – мама кричала громко, а Витя стоял недвижно. Боялся.

- ИДИ СЮДА! – рявкнуло так, что у него уши заложило, зазвенело в мозгах, - Мелкий паскудник! ИДИ СЮДА!

И он сделал шаг назад, почувствовал, как прикоснулся спиной к столбу и медленно сполз на землю, выпростал из под себя ноги, уселся. И снова мрак окружил его, закупорил все звуки, огоньки свата города вдалеке, снова тишина, снова мрак за светом повсюду.

Сколько он так просидел, он не знал. Может час, а может и все пять, но все это время он слышал тихий призывный шепот, видел как тьма кружит вокруг света, сидел и ждал. И вдруг, резко, с шипением сотен тысяч змей мрак стал плавиться, выгорать красными искристыми точками, и он увидал сквозь эту пелену распадающейся тьмы свет рассвета. Вставало солнце там, в отдалении, за горизонтом, увидел он облака на небе подсвеченные красным рассветным заревом, соскочил с места радостно, улыбаясь.

Мрак распадался, рвался, не хотел уходить – истлевал, но вот от него уже и ничего не осталось. И Витя смело шагнул вперед, и еще шаг, и еще… черный хлыст тьмы рванулся к нему, Витя резко отпрянул, повалился на спину, и хлыст, как об щит, ударился об яркий фонарный свет, зашипело, завыло в ушах, полыхнуло ярко пламенем и снова тьма. Кругом тьма – нет рассвета, чернота кругом и мрак – ночь непроглядная.

Тьма…


Он сидел у столба, обхватив руками колени, сидел и плакал. Уже и папа его звал, и злой сторож наставлял на него черные жерла двустволки, и собака злая, сторожевая, огромная, как медведь, мчалась на него из темноты – он не двигался, все эти мороки разбивались о желтый фонарный свет. Лишь бы только он, фонарь, не погас, лишь бы…

И он погас. Погас и тьма, торжествуя, ринулась к Вите, ринулась, обняла его со всех сторон, присосалась к нему холодом своим колючим, зашептала прямо внутри головы непонятное, и вдруг распалась – завизжала резко, страшно, так что все пропало – мысли, страх, воспоминания – такой был это визг.

И свет зари хлынул, пролился на летное поле. Витя увидел, как черные тени на огромной скорости впитывались, втягивались обратно в самолет, что в рассветном свете был хорошо видим. Огромный, тоже черный, на крупных – бычьих ногах, и будто живой, играющий мышцами, сплетенными из темноты. И даже не дожидаясь, когда последние тени втянутся в него, он, цокая черными копытами, об бетон, развернулся, поскакал по полосе прочь, затарахтел заводящийся на бегу двигатель, и он взмыл ввысь, закладывая свечку – прочь от солнца!

Но то разгоралось ярче и ярче, и уже не скрыться, не убежать, и Витя видел, как заполыхал самолет на бычьих ногах огнем, полыхнул ярким, белым светом, как сварка, и растворился в рассветном небе, истлел легким темным, едва заметным, дымком.

- Все, - тихо сказал он сам себе, но с места не двинулся, а все так же сидел, обхватив колени руками, и ждал. Чего он ждал – не знал и сам. Просто сидел и сидел, никому и ничему больше не веря.



Его нашел диспетчер, когда утром шел на работу. Мальчуган, холодный как лед, замерзший, но недвижимый, сидел под давно погасшим фонарем. Сидел обхватив колени, смотрящий в одну точку.

- Мальчик, ты кто? – спросил диспетчер, но тот не ответил, не шелохнулся.

- Мальчик, - он подошел ближе, присел напротив него на корточки, - мальчик. Ты меня слышишь?

Тот молчал. Диспетчер протянул руку, потряс мальчугана за плечо, никакой реакции. Разве что почувствовал диспетчер, какой этот мальчуган холодный, будто мертвец, да и только сейчас он понял, что это не белобрысые выгоревшие на солнце волосы у мальчугана, а то что он сед – сед как лунь, как древний старец.

- Малыш, - вкрадчиво спросил он, - ты откуда?

Мальчик посмотрел на него, и у диспетчера захолонуло сердце, взгляд мальчишки был пустой и прозрачный, как у размороженной рыбы.

- Самолет, - тихо прошептал он, - самолет на бычьих ногах.

Диспетчер накинул на него свой пиджак, обхватил, взял на руки, и понес его в диспетчерскую. Там быстренько заварил чай для малыша, позвонил в милицию. Участковый приехал быстро, соскочил с мотоцикла, скорым шагом вошел в диспетчерскую. Витя сидел за столом в накинутом пиджаке диспетчера, перед ним остывал нетронутый чай.

Вскоре и шум поднялся там – за забором, это мама с папой искали его, на шум выскочил милиционер – позвал родителей. Те тормошили Витю, звали по имени, ругались, умоляли. Но он их будто не видел.

В себя он пришел только ближе к ночи, когда его укладывали спать. И не очнулся, не пришел в себя по нормальному, а дико завизжал, когда папа выключил свет в его комнате.

- Свет! Свет! Включите свет! – орал он не своим голосом, и папа щелкнул выключателем. А после успокаивал сына, который будто только-только очнулся от жуткого кошмара.


Теперь уже Витя стал большим, вырос, стал уважаемым человеком на хорошей должности, все же хорошо учился. Обращаются к нему не иначе, как Виктор Николаевич. Виктор Николаевич женат, у него двое детей, но и по сей день он никогда не выключает свет, и по сей день ему вдруг кажется, что он все так же сидит у столба, все так же охватывает руками свои тощие, мальчишеские коленки, и ждет рассвета.



А теперь и история в том формате, в каком она звучала в пионерском лагере:


Диспетчер устроился работа на аэродром. Ему сказали, чтобы, если он вдруг задержится до темна, никогда не выходил встречать самолет, который прилетит ночью. И вот он задержался на работе, уже стемнело и слышит – летит самолет. Он к окошку – и правда, подлетает. Садится. Не вышел тогда диспетчер его встречать, только удивился.

В следующий раз задержался, и снова прилетел самолет, и видит тогда диспетчер, что самолет то не простой, а как то садится странно – цокает, а не скрипит шасси. Но и во второй раз он не вышел его встречать.

И задержался он в третий раз, и снова прилетел самолет, и не удержался тогда он, вышел посмотреть, что это за странность такая, и видит что самолет полностью черный, а стоит он не на шасси, а на бычьих ногах. Побежал он от него, а самолет за ним…

Пришли другие работники утром, а диспетчера и нет – пропал. И с милицией его искали, и у родственников спрашивали – так и не нашли его. И если ты видишь ночью самолет летящий, то знай – это самолет на бычьих ногах летит, чтобы забрать кого-то.

Показать полностью
415

Загадочные воспоминаниями из детства. Рассказы с реддита.

Почти каждый может рассказать необычную и удивительную историю из свой жизни. Вот о чем рассказали юзеры реддита.

- В детстве мог управлять своими снами, поэтому всегда с нетерпением ждал, когда можно будет лечь спать. Мне часто снился светловолосый мальчик, мой ровесник. Мы всегда играли на детской площадке у высокой стены. Однажды мне приснилось, что мы решили узнать, что же находится за ней, забрались на дерево, тот мальчик спрыгнул на стену, помахал мне рукой и ушел за нее. После этого я разучился управлять снами. 

-На 95 % уверен, что меня сбила машина, когда мы с мамой переходили дорогу. Горел красный свет, мы не были на пешеходном переходе. Помню, как буквально упал на капот наехавшего на меня автомобиля. Но я не пострадал. Это воспоминание всплывало в моей голове раз за разом. Годами. Но мама клянется, что ничего такого не было. Думаю, она врет.

-В детстве у меня был одноклассник, уверявший, что он вампир. Я сказал ему, что поверю, только если увижу, как его глаза светятся в темноте. Мы пошли в ванную, я выключил свет... Его глаза светились. Это напугало меня до чертиков, так что я распахнул дверь, выскочил наружу, запрыгнул на велосипед и уехал от своего дома так далеко, как только смог. Когда я наконец вернулся домой, одноклассника там уже не было, а мой папа был очень недоволен тем, что я бросил друга.

-Четко помню, как ночевал в офисном здании на юге Лондона, а моя мама спала на надувном матрасе. Помню, что смотрел в окно и грустил. Годы спустя ехал мимо и ощутил сильную потребность остановиться возле одного здания. На 100 % уверен, что это было то самое. Каждый раз, когда проходил мимо, чувствовал себя странно. Мама говорит, что ничего такого не было, остальные ее поддерживают.

-В детстве жил только с мамой. Иногда, например на каникулах или в выходные, я оставался дома один, потому что она работала. Мне было 7 лет, и я отчего-то страшно боялся нападения серийного убийцы. Поэтому я запирался на весь день в комнате с запасом еды, почти не пил, чтобы не ходить в туалет, и старался не выдавать себя ни звуком, ни светом. Примерно год ничего не происходило, я подуспокоился, но продолжал запирать дверь спальни. И вот однажды я услышал, как кто-то хлопнул дверью, а потом послышались торопливые тяжелые шаги и шуршание. Я вышел из комнаты только на закате. Маме ничего не сказал. Возможно, это она сама забежала домой за забытой вещью, или то был сосед, или неудачливый вор, не нашедший, чем поживиться, но мне до сих пор интересно, что же тогда случилось. 

-Одно из моих первых воспоминаний: мне года 3–4, играю на улице и прячусь в кустах. Какой-то жук (подозреваю, что это был паук) ползет по стене рядом со мной, я наклоняюсь, чтобы схватить его, и тут кто-то останавливает мою руку. Помню, что ужасно испугался, сразу обернулся, но кругом не было ни души. Не верю ни в Бога, ни в ангелов, и мне до сих пор интересно, был ли это сон, потому что другого приемлемого объяснения этому случаю придумать не могу. 

-Я лежал в постели, пытаясь уснуть. Внезапно из книжного шкафа высунулась рука призрака и схватила одну из книг. Сначала я испугался, но потом убедил себя, что сплю. Когда я проснулся следующим утром, той книги не было в шкафу. Я ее так и не нашел. 
Мне тогда было 3–5 лет. Однажды проснулась в кемпинге и увидел свисающий с лампы кошачий хвост. Он то высовывался из абажура, то втягивался обратно, а потом начал издавать ухающие звуки, подманивая меня. Я страшно разволновался. Не помню, заглядывала ли под абажур потом, но сейчас думаю, что просто переутомилась тогда. 

Однажды нам с сестрой приснился одинаковый страшный сон. Тогда мы приехали на виллу и поселились в одной комнате, а потом вдруг проснулись. Окно отчего-то было распахнуто. Я заметила, что сестра не спит, и начала рассказывать свой сон, а сестра подхватила. В том кошмаре в окне появилось жуткое существо, похожее на быка, но его черная шкура была будто из блестящей пластиковой чешуи. Существо направило на лампу странный прибор, и та начала раскачиваться. Нам обеим было слишком страшно, чтобы встать и закрыть окно, поэтому мы позвали маму, которая пришла, захлопнула створку и успокоила нас. Мы обсуждали сон следующие несколько месяцев, но так и не поняли, как нам могло присниться нечто совпадающее до мелочей. 

Трое моих братьев клянутся, что видели, как мой отец борется на заднем дворе с анакондой или другой огромной змеей. Отец все отрицает, но у них у всех совершенно одинаковое воспоминание об этом.

Мы жили в сельской местности, поэтому я неплохо разбирался в диких птицах и видел достаточно орлов и сов, чтобы различать их даже с большого расстояния. Однажды мы ехали домой, и тут папа указал на один из столбов линий электропередачи у дороги. На его вершине я увидел нечто огромное. Оно выглядело выше меня. Слишком коренастое для журавля, слишкое большое для орла или стервятника. До него было примерно полмили, поэтому детали я разглядеть не успел — пока доехали, оно уже улетело. Никогда больше не видел ничего подобного. Эта штука, кажется, была больше нашего автомобиля. Папа до сих пор убежден, что мы видели птеродактиля. Бабушка считает, что это была громовая птица.

Помню, что однажды, будучи совсем маленькой, проснулась ночью и одна из моих плюшевых зверушек ползла по мне. Я и пошевелиться не могла, пока она не доползла до груди. Не могу забыть это. 

Мы с друзьями ходили в дом с призраками, надеясь увидеть что-нибудь странное. И увидели. Это огромное здание, и мне всегда было непонятно, почему кто-то просто оставил его гнить. Там явно никто не жил, поэтому мы испугались, когда во всех комнатах зажегся свет. Мои друзья до сих пор уверяют, что видели фигуру, которая носилась по зданию туда-сюда с невероятной скоростью. Я не видел, но, когда они побежали, рванул следом, как Усэйн Болт. Они все еще говорят, что это было, у меня нет причин сомневаться. Так что мы или столкнулись с чем-то сверхъестественным, или случайно заметили бродягу, которому нравится вкручивать лампочки в заброшенных особняках и потом бегать по комнатам, чтобы пугать случайных зрителей. В любом случае я к тому дому больше никогда не подойду. 

Отчетливо помню, что видел лепрекона в коридоре нашего дома. Это так разозлило меня, что я разбудил маму, крича, что дома кто-то есть. Мы с кухонными ножами ходили по комнатам, но так и не нашли это юркое мелкое созданье. 

Отучилась со 2-го класса до 10-го. Помню, как завела в школе друзей и просто жила как обычно. Все внезапно закончилось, когда мое имя объявили на выпускном. Я проснулась в середине ночи и все еще была второклашкой. Понадобилось некоторое время, чтобы окончательно признать: 10 лет воспоминаний больше не имели никакого значения. Даже не пытаюсь это объяснить. 

У меня есть невероятно яркие воспоминания о том, как мы с братом 13 лет назад стояли на крыше сарая на заднем дворе. Мы поднялись туда, а потом летали метрах в 10 над травой. В конце концов мы испугались, что никогда не сможем приземлиться, и вернулись обратно. Повторить полет, конечно, не удалось. Лучшее в этом то, что мой брат тоже помнит, как мы летали, и наши воспоминания совпадают до мелочей. Объяснения мы не нашли до сих пор. 

Юта, мне 7 лет, я ночую в дедушкином доме. Спать не хочу, поэтому в районе полуночи спускаюсь вниз и начинаю играть со своими машинками. Тут приходит мой двоюродный дедушка и присоединяется к игре. Я упоминал, что он умер, когда мне было 2? Так вот, он действительно умер. Мы играем где-то час, и он выбирает себе Lincoln, потому что это его любимая марка автомобиля. Потом он уходит, чтобы не опоздать на поезд, я же иду спать. На следующее утро спросил бабушку с дедушкой, когда двоюродный дед снова придет поиграть, и они расстроились, потому что в последний раз видели его еще до моего рождения и не хотели иметь с ним ничего общего. Он считался в семье паршивой овцой, и при мне о нем никогда не говорили. Но я рассказал им об игре и показал выбранную им машинку. Никогда не встречал его, потому что он умер, когда мне было 2, но он действительно водил Lincoln MKVII и работал машинистом компании Union Pacific. До сих пор не знаю, что тогда случилось, но помню, что однажды ночью играл с отличным парнем, который назвался моим двоюродным дедом, а потом просто ушел через заднюю дверь.

Я проснулся с черным пятном на тыльной стороне моей правой ладони. Когда я попытался стереть его, оно начало медленно двигаться, пока не оказалось на плече. Мне, конечно, никто не верит. Но есть 3 момента. Во-первых, в младенчестве у меня не было родимого пятна на плече. Во-вторых, у моих двоюродной и сводной сестер есть родимые пятна на том же месте. И все было бы нормально, но, в-третьих, я полинезиец и усыновлен, а они обе белые.

Какие необъяснимые истории происходили с вами?

Показать полностью
49

Контрактеры и люди

Добрый беспризорник.

Судьба Контрактера.

Контракт со Вселенной.

Наказание Контрактера.


*Контрактер №37, Контрактер №20*


Алавей взял теплый бутерброд с тунцом с тарелки и с удовольствием откусил большой кусок. Деня наблюдал за тем, как он жует, состроив недоуменное выражение лица.

- Ты бы еще больше запихал в рот, - высказал Деня недовольно.

Алавей поднял бровь и проглотил пищу.

- Завидно? Вот не пойму, почему тут все так вкусно? У нас, что не приготовишь, честно слово, помои.

Деня хмыкнул.

- Ну а ты как хотел? Чтобы состроить молекулы один в один, включая и вкусовые свойства, нужно не только знать устройство первородного вещества, но и химико-физические свойства материи. То, что ты жуешь, Вселенная тысячелетиями создавала, кропотливо, аккуратно. А ты взял и скопирнул за секунду, куда тебе сделать что-то такое же!

Алавей поморщился и отложил бутерброд, отряхнув руку от крошек. В биологическом слое сейчас было девять часов утра, Контрактеры наведались  в одно из бесчисленных придорожных кафе, по словам Алавея, тут были самые вкусные бутерброды.

- Ты посмотрел новый вызов? - поинтересовался Алавей.

- Да, действительно двойной. Два человека одновременно вызвали Контрактера в одном помещении в один момент времени.

- Ты когда-нибудь ходил на такие вызовы?

- Ты мне скажи, - Деня откинулся на спинку стула и потянулся, - ты у нас старший.

- Мне такие случаи не попадались, - задумчиво проговорил Алавей, - но, по правилам - один позвавший - один Контрактер, - Алавей улыбнулся, - а я ведь когда-то тебя учил этим правилам.

Деня закатил глаза и снова уставился в ноутбук.

- Да, я тогда еще недоумевал, откуда я знаю все языки мира, пока ты мне не объяснил, что дело в свойствах метки Контрактера.

- Но объяснил же, - хохотнул Алавей.

- Да, через пять лет. Хорош учитель.

- Перестань, у нас всех есть работа.

Деня захлопнул ноутбук и посмотрел на Алавея.

- Ты доешь когда-нибудь? Пора бы уже отправляться на вызов.

Алавей вновь взял бутерброд и продолжил трапезу.

- А когда он? - спросил Алавей с набитым ртом.

- Два дня назад по биологическому слою, Бельгия. Я сам открою брешь в нужное место.

Закончив с бутербродом, Алавей отряхнулся и встал со стула.

- Ну, пойдем.

Деня спрятал ноутбук, встал и слегка пошевелил рукой, открывая брешь в реальности.

- Только после Вас, - проговорил он.

Алавей закатил глаза и шагнул в брешь, за ним последовал и Деня. А в полупустой кафешке с громким звуком, разбилась стеклянная ваза, которую уронила продавщица, узрев, как двое человек буквально растворились в воздухе.


Зайдя в комнату, Алавей и Женя увидели двух человек - мужчину и женщину, они сидели, обнявшись, на диване.

- Вы - Контрактеры? - испуганно поинтересовалась женщина.

Деня кивнул и оглянулся в поисках подходящего места для сидения. Не найдя ничего похожего, он просто уселся на пол рядом с диваном, и достал ноутбук. Алавей последовал его примеру.

- Итак, вы хотите заключить Контракт? - спросил Деня.

- Да, - кивнул мужчина, его глаза были полны беспокойства, - скажите, это не больно?

- Как комарик укусит, - заверил его Алавей.

- Чего вы хотите попросить у Вселенной? - спросил Деня.

- Вы знаете, - заговорила женщина, - врачи поставили нам печальный диагноз, мы не можем забеременеть. Мы хотели бы попросить у Вселенной ребенка.

Деня и Алавей переглянулись. Они оба смотрели с тревогой.

- Это очень серьезное требование, - проговорил Алавей, - боюсь, что вам придется многим заплатить за это.

Женщина рассмеялась сквозь слезы.

- Я не знаю, человек ли вы, но, вы можете себе представить, что вам говорят такое? Вы никогда не сможете испытать радости быть родителями, не сможете подарить кому-то жизнь, когда вы умрете, вы даже ничего не оставите после себя, - из ее глаз текли слезы, - разве вы не попытались бы это исправить хоть как-то.

Деня смотрел в ноутбук, Алавей разглядывал стену. Наконец, Деня поднял глаза на позвавших. Он надеялся, что они не заметят, как громко бьется его сердце и огромной жалости к ним в его глазах.

- Вы хотите заключить один Контракт? - наконец спросил Деня, стараясь контролировать свой голос.

- Наверное, - неуверенно проговорил мужчина, - я не уверен, как у вас это делается?

Деня сглотнул.

- Боюсь, что цена у вашего требования только одна, - тихо сказал Деня.

Позвавшие выжидательно смотрели на него.

- Жизнь за жизнь, - выручил Алавей, заметив, что Деня слегка не в себе.

Мужчина, нахмурившись, какое-то время разглядывал пол.

- Кто-то из нас должен будет умереть? - наконец спросил он.

- Тот, кто заключит Контракт, - подтвердил Алавей, - поймите, вы просите у Вселенной создать жизнь из ничего. Создать там, где ее не может быть. За это не может быть цены меньше.

- Давай я, - тихо сказал мужчина, обращаясь к женщине, - ты вырастишь его, дашь ему все, что нужно, ребенку нужна мать.

- Нет, - возразила женщина, - ребенку нужен и отец, а ты будешь прекрасным отцом. Кроме того, я рожу его. И ты предлагаешь мне пережить еще и твою смерть? Так еще и растить ребенка одной? Нет уж, дорогой, этим нужно заняться тебе!

Деня смотрел на это, надеясь, что позвавшие не видят его беспокойства. Он ругал судьбу, Вселенную, их работу, за то, что Контрактеру запрещено отговаривать позвавшего от Контракта, ведь было столько способов для этих людей. Контракт для них мог очень плохо закончиться, Дене хотелось провалиться под прямо здесь, чтобы не видеть, как эти люди ломают себе жизнь.

- Вы должны сами решить, кто будет заключать контракт, ни мы, ни Вселенная не можем решить это за вас, -  нарушил тишину Алавей.

- Это буду я, - решительно заявила женщина. Ее голос стал гораздо тверже, взгляд был уверенным.

- Может, не стоит? - пробормотал мужчина.

- Я все решила.Ты со мной? - женщина протянула мужчине руку.

Мужчина взял ее за руку и молча улыбнулся.

- Только одно, - обратилась женщина к Алавею, - я хочу увидеть своего ребенка и побыть с ним хоть какое-то время.

Алавей нажал пару клавиш в ноутбуке и улыбнулся.

- Это приемлемо. У вас будет один месяц. Вы готовы?

Женщина кивнула.

Все время, пока Алавей зачитывал женщине условия Контракта, Деня смотрел в пол стеклянными глазами и размышлял о происходящем. Он уже закрыл ноутбук, ему не хотелось смотреть, что случится с этими людьми дальше. Хотелось встать и крикнуть им, что они ошибаются, что Контракт - это не выход из положения, а ещё бОльшие проблемы, и, когда он уже почти сделал это, Алавей положил ему руку на плечо.

- Закончили. Давай уходить, - тихо сказал он.

Деня посмотрел на позвавших в последний раз, перед тем, как шагнуть в брешь. Их глаза светились покоем, они сидели, обнявшись, и смотрели вслед Контрактерам с улыбкой. Бедные люди.


- Знаешь, что я думаю? - сказал Алавей, когда Контрактеры уже сидели за столом в пустом слое, - нам надо накатить! - с этими словами Алавей достал из сумки отличный шотландский виски и два стакана.

- Он же безвкусный будет, - засомневался Деня.

- Обижаешь, ученичок, прямиком из биологического слоя, - улыбнулся Алавей, - что с тобой такое?

Деня взял у Алавея стакан, наполненный алкоголем и залпом его осушил.

- У меня сердце разрывалось. Ты встречал когда-нибудь по-настоящему хороших людей пр заключении Контракта? Обычно, это алчные люди, желающие себе хорошей жизни, или эгоистичные суицидники, пытающиеся найти смысл в смерти. А тут... Они хотят лучшего не себе, а другому. Они хотят дать возможность жить для человека, готовы оба отдать за это свои жизни.

Алавей тоже отхлебнул виски и поставил стакан на стол, опустив взгляд.

- Ты прав, такие Контракты - редкость. Уверен, у многих были такие позвавшие, я знаю только один случай, но там человек отказался, узнав о цене.

- У них ведь есть выбор. Усыновление, суррогатное материнство, в их временной точке технологий завались, разве так необходимо ломать себе жизнь?

- Ты знаешь. - протянул Алавей, - я думаю, в момент эмоций, человек способен заключить Контракт за любую цену. Для него не существует завтра или потом, он не думает об этом. Все, чего он хочет - унять ту боль, что сейчас терзает его. Возможно, они бы заключили Контракт, даже зная о последствиях.

- Кстати об этом,  - проговорил Деня, жестом попросив Алавея подлить еще, - ты смотрел, что с ними будет?

Алавей подлил виски и стиснул челюсти.

- Не смог.

- И ты тоже? - вздохнул Деня.

- А ты думаешь, я такой железный? - раздраженно отозвался Алавей, - боюсь даже подумать о том, что им приготовила Вселенная...

- И чем они заплатят за комплект, - закончил Деня, - они могут даже умереть в полном составе. Или жить в лютой бедности. Или... Того хуже.

Алавей допил стакан и внимательно посмотрел на Деню.

- Посмотрим?

Деня нахмурился.

- Думаешь, стоит?

- Иначе будем гадать веками, - пожал плечами Алавей.

Деня достал ноутбук и запустил поиск события по позвавшему. Алавей смотрел, как Деня меняется в лице, не понимая, какие именно эмоции захватили Деню, сгорая от любопытства.

- Ну что там, говори! - воскликнул Алавей.

На глазах у Дени выступили слезы.

- Да говори уже!!! - закричал Алавей.

Деня поднял на него взгляд и улыбнулся.

- Все чудесно. Они все трое будут жить очень долго. Ребенок родится, здоровым и полноценным, мать заболеет сложной болезнью, но отец не допустит ее смерти. Они не расторгнут Контракт никогда. Оба умрут от старости, когда сын будет уже взрослым. Никаких существенных проблем по жизни не наблюдается, вызовов Контрактера не обозначено.

Алавей сидел с недоуменным выражением лица.

- Не то, чтобы я не рад, но... Как так?!

Деня смахнул слезы и захлопнул ноутбук.

- Они провели саму вселенную. Жизнь никогда еще не была платежным средством Вселенной, поэтому, единственное, что можно было сделать - дать матери болезнь.

- А они ее вылечили... - пробормотал Алавей, - и Вселенная не посчитала это нарушением Контракта?

- Условиями не предусмотрено, что позвавший не имеет права бороться за жизнь. Вселенной нечего предъявить им.

- Неужели, парадокс Вселенной? - ахнул Алавей.

- Похоже на то, - Деня взял стакан, улыбаясь во всю физиономию, - так выпьем же за то, чтобы люди умели идти на жертвы ради друг друга!..



*Контрактер №33*


Шеф всегда умел вызывать в самый неподходящий момент. Я едва успел начать новый заказ, как прилетел вызов. Я застонал, вздохнул, ну да что делать, надо явиться.

Естественно, как обычно, никто не объяснил, зачем и почему. Гораздо интереснее ведь держать в неведении.

Основными тенденциями поведения Шефа были бурчание себе под нос и взгляд, от которого хочется самоустраниться на месте. И прямо сейчас, когда я стоял напротив него, он успешно все это применял.

- Вам будет поручено ответственное задание. Не так давно произошло событие, которое принято называть "парадокс Вселенной".

"Хватит бурчать себе под нос, говори, как человек!!!" - подумалось мне.

- Который из них? - вслух произнес я.

- В результате которого один из наших Контрактеров пропал из виду очень надолго. Мы долго не могли его найти, но, я получил информацию о его теоретическом местоположении, а также о том, как он назвался, - бурчал Шеф.

- А что там случилось-то?

- Если вкратце, при заключении Контракта, произошел сбой в работе инструментария и первородное вещество на мгновение вышло из-под его контроля.

- Что за Контрактер?

- Контрактер №4, по информации местные зовут его "Тимур". Есть вероятность, что он не помнит, кто он такой. Координаты вы найдете у себя в ноутбуке.

"Ого", - подумал я, - "один из первых Контрактеров, которых набирал еще сам Шеф".

- Что я должен сделать?

- Найти и привести сюда. Также, насколько возможно, скрыть последствия его присутствия в биологическом слое.

- Думаете, они есть?

Шеф посмотрел на меня тем самым взглядом. Я поежился.

- Контрактеры сильно отличаются от людей. Одна только неуязвимость будет заметна. По последствиям мы его и нашли.

Я вздохнул.

- Когда могу отправляться?

- Сейчас. Время вокруг Контрактера может исказиться. Мы же не хотим, чтобы он перекрутил первородное вещество и исказил саму реальность, правда?

Я хмыкнул. Да уж, не самая радостная перспективка.

- Идите, - резко буркнул Шеф и уткнулся в ноутбук.

Я шагнул в брешь и отправился на поиски "Тимура", Контрактера № 4...


Продолжение следует...


https://vk.com/devilhistory

https://author.today/u/logrinium/works

Показать полностью
543

Цикл "Гришка". Ночница завелась

Лет шесть назад весь район потрясло страшное и странное происшествие. В местном роддоме за одну ночь умерли три младенца. Роды прошли без осложнений, малыши были крепенькими и здоровенькими, а тут…

Отделение закрыли, а всех рожениц отправляли за тридцать километров – в город. Народ ещё долго о том случае судачил, а тут ещё новая подробность выявилась – на теле у всех малышей синяки замечены были. Это кто ж посмел над новорожденными издеваться? Обвиняли весь медицинский персонал, комиссий понаехало, голов полетело!

Люди, конечно, свои домыслы выдвигали, один страшнее другого. Мол, врачи на младенцах опыты проводили, секта какая-то в районе объявилась. Только бабка одна, девяностолетняя свою версию сказала: «Ночницы это, не кто иной – ночницы!» Да кто поверит старушке, которая из дома дальше ворот не выходит, да чудит временами по старости. Время прошло, разговоры поутихли, больше несчастья такого не случалось, и жизнь пошла своим чередом.


***


Напился сегодня дед Фёдор от души! По такому поводу грех не выпить: сноха двойню родила. Ладные такие мальчонки, богатыри! Не угаснет род Дубовских!

- Давай наливай, мать, - покрикивал Фёдор, - в меня пойдут внуки мои.

- Да в тебя, в тебя, чёрт старый, - беззлобно улыбалась хозяйка.

В дверях показалась сноха с уставшим и осунувшимся лицом.

- Мам, опять Андрюшка грудь не берёт, ножками сучит, плачет и плачет! Может опять животик?

-Тфу ты, что за напасть! В последние дни малыши сосут плохо, по ночам постоянно плачут, вздрагивают. Уж не заболели ли? – с тревогой подумала пожилая женщина.


***


Она сидела в самом тёмном углу комнаты и злобно наблюдала за молодухой, качающей на руках орущего младенца. Несколько дней назад, спасаясь от первых лучей восходящего солнца, бабочкой залетела она в спасительную приоткрытую дверь и притаилась за старой вешалкой. Тут же она почувствовала сладостный запах, который манил её, разжигая чувство сильного голода. Вся её сущность откликнулась, так может пахнуть только младенец.

Весь день она просидела в своём укрытии, боясь яркого солнца, лучи которого проникали в коридор. Она наблюдала за людишками, выполнявших повседневную работу и сновавших туда-сюда. Людишками, которые давно забыли её - ночную навью и не признавали сам факт её существования. Но слух её тешили ласковые воркующие слова матери, убаюкивающей раскричавшихся малышей. Она была слаба, очень слаба, она ждала ночи, чтобы наконец-то насытиться. Как только опустились сумерки, она проникла в комнату, из которой шёл сладкий манящий запах.


В большой комнате стояли две детские кроватки, укрытые белой кисеёй. Она вся затряслась от охватившего дикого желания, сейчас же утолить свой голод. Два маленьких свёрточка мирно посапывали в своих кроватках. Своими длинными чёрными пальцами она провела по одному из этих свёрточков и сжала их. Комната наполнилась криком, но для неё это была чудесная музыка, наполняющая силой, каждую клеточку её чёрного естества.


Близился рассвет, а молодая мать ещё не сомкнула глаз. Крики сыновей подняли на ноги весь дом. Свекровь качала на руках одного малыша, перебирая в уме все возможные причины свалившегося недуга.

- Ой, слава Богу, вроде успокаивается! – радостно зашептала молодуха, покачивая детскую кроватку.

-Намаялись за ночь, накричались, наплакались, устали. Вот заснут, и ты ложись, отдохни, – сказала свекровь, кладя малютку в кроватку.


«Пусть спят, сил набираются», - ухмылялась в своём углу ночница.

Всласть она натешилась в эту ночь: щипала, щекотала и шлёпала невинных, нагоняя бессонницу, заставляя кричать и выгибаться. Сил в ней прибавилось, но голод утолён так и не был.

«Ничего, моё время наступит с приходом ночи», - утешала она себя мыслями, сжавшись в тёмном углу и пряча холодные глаза от солнечных бликов.


***


- Мама, посмотрите, что же это такое? – заохала сноха, развернув одного из младенцев.

На ножках и грудке ребёнка ясно обозначились маленькие тёмные пятна, очень похожие на синяки.

Свекровь, окинув взглядом маленькое тельце, забеспокоилась, запричитала.

- Надо врача вызывать, может инфекция какая! А у другого смотрела? Есть такие же пятна? Кушали-то хорошо?

- Да плохо, вялые очень, вздрагивают постоянно. Ой, и у второго на грудке, смотрите!

Молодая женщина заметалась по комнате.

-Ошалела совсем? Успокойся, а то молоко пропадёт! Сейчас искупаем, накормишь, спать будут крепко.

Говоря это обеспокоенной снохе, думала бабка о далёкой молодости, о своих новорожденных детях, но ничего похожего не припоминала: «Странные пятна. Сноха у меня ласковая, добрая, вон как над детьми печётся. Нет, не могла она своих детей обидеть, прости, Господи, тёмные мысли».


Духоту летнего дня сменил вечер, принёсший прохладу и лёгкий ветерок. Молодая женщина, развесив пелёнки во дворе, прилегла на краешек кровати, пока малыши мирно посапывали в своих кроватках.


Закат - время пробуждения тёмных сущностей. Она выскользнула из своего угла и приблизилась к спящей женщине. Эх, люди, забыты наказы стариков, затерялись в прошлом обычаи, сохраняемые веками. Нельзя спать на закате, нельзя оставлять детские пелёнки на ночь на улице, нельзя оставлять дверь и окна на ночь открытыми, если в доме ребёнок народился. Для ночниц – это приглашение, это пища, дарующая им жизнь.


Обойдя детскую кроватку, она склонилась над спящим грудничком, растянув губы в хищной улыбке. Сегодня ночь её пиршества, потихоньку, капля за каплей, она будет сосать кровь младенческую, заглушая возрастающий голод. Капля за каплей к ней будут возвращаться утраченные силы, а лучи утренней зари скоро ей будут не помеха.


Заглянула свекровь в комнату, сумерки-то уже опустились, пора и светильник зажечь, сноху к столу позвать, да на внуков желанных глянуть. Спят, сердешные все, вместе с матерью, намаялись. Включила бабка светильник, заглянула в одну из кроваток.

«Пелёнки сбились, чепец набок съехал, поправить бы» - подумала она. Внезапно внимание её привлекло маленькое пятнышко на щёчке ребёнка. Свекровь осторожно провела пальцем, за пятнышком потянулся след. Остановилась бабка в замешательстве: « Комаров вроде нет, малышей купали». В это время завозился, закряхтел, захныкал второй внучок. Протянула бабка руки, чтобы взять его и обомлела. И у этого на щёчке такое же пятно.


***


Злобно смотрела нечисть вслед бабке, уносящей малышей. Даже щипнула её в отместку за то, что помешала ей насытиться сладкой кровушкой. Только обожгло её, как солнечным лучом. «Крещёная, крещёная», - вырвался вздох у ночной навьи.

- Слышь, Фёдор, сюда иди, - громко позвала старая женщина.

- Чего тебе? – в дверях показалось опухшее лицо деда, который с удивлением уставился на кряхтевших внуков.

- Не к добру всё это. Помнишь случай, нашумевший несколько лет назад в нашем роддоме? Тогда ещё врачей обвинили, что малюток не уберегли. А я говорю, что в доме пакость завелась нехорошая.

- Типун тебе на язык, старая, что случилось-то, говори!

- А то, что не спали дети прошлую ночь, синяки на теле, грудь не берут, а кровь откуда?

Дед Фёдор с лица сменился, пытаясь рассмотреть два уже орущих свёрточка.

В комнату забежала испуганная молодуха.

- Мама, что происходит?

- Всё хорошо, тебя будить не хотела. Корми, давай, да будем убаюкивать.

Вытолкнула свекровь старика своего в коридор и зашептала.

- Говорю тебе, не к добру это! Ты это, к Гришке беги. Все в посёлке говорят, что видит он что-то. У Пастуховых дочку вылечил, а врачи не могли. Давай зови его, может и нам поможет.

Хотел было дед возразить, да разве бабку отговоришь, если что себе в голову вбила – всё, будет стоять на своём. Всё же робко сказал.

- А может всё-таки врача?

- Надо будет, и врача вызовем. Долго ты ещё будешь над душой стоять?


Не верил дед Фёдор во все эти бабьи сказки и чудеса, да уж больно грозно жена на него смотрела. Да ещё холодок по спине прошёл при мысли, что сын скажет, когда с рейса вернётся. А про Григория он уже не раз слышал, люди говорили, что ему какая-то сила дана. А может и так – сплетни. Бубня что-то себе под нос, взял дед Фёдор фонарик и исчез за калиткой.


***


Гришка только в дом зашёл, всё помогал хлопотать бабушке по хозяйству. Присел на диван около телевизора, как со двора раздался лай собаки и настойчивый стук по деревянным воротам.

- Гриш, там к тебе пришли, - заглянула в комнату бабушка.

У ворот стоял пожилой мужчина и нервно теребил в руках ремешок от фонарика.

- Ты что ли Григорий? Там бабка моя тебя зовёт. Внучата у меня родились недавно, приболели, вот. Старуха мне и сказала, чтобы тебя позвал, - сбивчиво начал мужчина.

Гришка удивлённо смотрел на него. С младенцами дела Гришка никогда не имел, с какого боку подойти к ним не знал, а тут уже и ночь на дворе.

- Дедушка, так я же не врач.

- Сказано, тебя позвать, а там пусть сами разбираются, - настаивал на своём дед.

Пока недоумённый Гришка шагал рядом с дедом Фёдором по темноте улиц, тот беспорядочно и быстро рассказывал о напасти, свалившейся на его семью.

Её он увидел сразу. Тёмным мрачным пятном нависла она над молодой матерью, которая держала на руках своего ребёнка. Длинные руки тянулись к младенцу, а женщина не замечала, какая опасность грозит её кровинушкам.


Гришка встретился с холодными и злыми глазами нечисти. Как кадры из фильма перед ним пронеслись картинки с такими же существами, склонившимися над зыбками, подвешенными к потолку в крестьянских избах. Такая же нечисть высасывала кровь из младенцев и кормила их своим молоком, наполняя маленькие тела ядом и забирая жизненные силы. Видел он и женщин в простых домотканых одеждах, говоривших какие-то слова. Видел Гришка, как обернувшись летучими мышами и бабочками, превратившись в маленькие синие огоньки, разлетались ночницы при появлении зари.

Отступила нечисть в дальний угол, не сводя жёлтых глаз с Гришки. Да и не знал тот, что видела она сейчас не простого взъерошенного парня, а старца в белых одеждах, от которого шёл яркий белый свет, так ненавистный её роду.


В комнате повисла напряжённая тишина, притихли дети, бабка со стариком и молодухой. Молча, с опаской, оглядывались в тот угол, куда смотрел Гришка.

«Вынесите детей», - тихо обратился он к старой женщине.

Дважды повторять не пришлось, женщины с драгоценными малютками быстро выскользнули за дверь, оставив Гришку и деда Фёдора наедине с мерзостью. Впрочем, как ни старался дед Фёдор, так ничего и не увидел в комнате. Да и не хватило его надолго, придвинув стул к столу, уселся он и заклевал носом в столешницу.

Что уж придавало Гришке силы стоять так и сдерживать невидимой стеной эту нечисть, он потом и сам объяснить не мог. Съёжилась ночница под его взглядом, отвела холодные глаза, но так и осталась в углу чёрной тенью.

Проснулся дед Фёдор оттого, что Гришка громко и требовательно говорил:

« Раскрывайте шторы, окна отворяйте, дед, слышите? Сейчас солнце встанет, раскрывайте окна!»

Спросонья дед не раскрыл, а сдёрнул шторы и раскрыл створки окон. Как только первый луч заплясал на подоконнике, Гришка сделал шаг к навье и зашептал: «Заря-заряница, возьми свою ночницу на сей час. Пусть она по ночам не ходит, бессонницу не наводит. Пусть она дитя не щекочет, пусть идёт куда хочет!»

Со страшным криком вылетела ночная навья из угла своего и исчезла в проёме окна ярким огоньком, как будто и не было. А Гришка опустился тут же на пол. Только сейчас он почувствовал, какая усталость охватила его тело.


- Гриш, а что было-то? – обратился к нему с вопросом заспанный дед.

- Да так, ничего, - ответил Гришка.

- А окна зачем раскрывать, ты ж там говорил что-то?

- Положено так, дед, бессонницу выгонял.


Гришка вышел в коридор. Там, на скамеечке сидела жена деда с красными воспалёнными глазами.

- Уж не знаю, что ты, сынок, там делал, только спят внучата, покушали хорошо и спят. Храни Бог тебя, Гришенька!

- Ну а что, мать, давай, может по сто грамм! – отозвался дед Фёдор, вопросительно глядя на Гришку.

- Да нет, спасибо, на работу мне, - улыбнулся тот, пряча смешинки в уголках глаз.

- Совсем очумел, чёрт старый! Солнце только встало, а ему сто грамм! – зашипела бабка.


Шёл домой Гришка весёлым бодрым шагом, забыв об усталости. Будто крылья за спиной выросли.

«Выгнала зарница нечисть проклятую! А может огонёк этот полетел новую жертву искать? Нет, надо верить только в хорошее, на нём ведь, на хорошем и добром, жизнь держится!»


(Продолжение следует)

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: