43

Season #1 Episode #2

Предыдущая серия.


Читать сериал сначала.

Season #1 Episode #2 Сериалы, А вдруг, Что почитать?, Мат, Рассказ, Интересное, Длиннопост, Авторский рассказ, Чтение

Андрей взял лежащий рядом на столе ПМ и снял с предохранителя, патрон уже как дня три он носил в стволе. И хотя он не был оперативным сотрудником, но лучше потом объяснить и заплатить за незарегистрированный Макаров со стертым номером, чем быть мертвым. Тем более с его постом, решить эту проблему не составит труда. Не включая свет, подошел к двери. И все равно чувствовал страх. Пистолет хоть и придавал некую видимость защиты, но лишь видимость. Андрей не тешил себя иллюзиями из фильмов и прекрасно знал, что пистолет не сильно спасает от профессионалов, хотя и увеличивает, немного, шанс выжить.


Встав сбоку от двери, Андрей нажал на кнопку видеофона. В экране высветилось искаженное ярко-белое лицо Сергея Валерьевича. Андрей почувствовал облегчение и с шумом выдохнул. Убрав ПМ за пояс, накрыл майкой.

— Андрей, я слышу тебя за дверью, открывай.

— Добрый вечер, Сергей Валерьевич, поздновато вы сегодня, – открыв три замка, приоткрыл дверь Андрей.

— Пошли поговорим, – Сергей Валерьевич вошел в прихожую и, не разуваясь, пошел в сторону гостиной. – Чего темно-то так?

— Спать собирался, – соврал Андрей, закрыв дверь на все замки.


Сергей Валерьевич не включил свет и сел в кресло у камина спиной к окну. Андрей прошел, взял со стола недопитый стакан виски, сел напротив. Тело Сергея Валерьевича представляло лишь силуэт в свете уличных фонарей, и Андрей не видел его лица. Пауза затянулась.

— Налей и мне тогда уж, – разрушил тишину Сергей Валерьевич, – коньяка.

Андрей, нехотя встав, подошел к бару.

— Сегодня было закрытое совещание, – продолжил черный силуэт Сергея Валерьевича. – Нам дали максимум неделю, чтобы разобраться со всем этим дерьмом и выяснить кто это. Неделя, Андрей! «Сам» рвет и мечет. Все остановилось. Деньги остановились, Андрей. Все на ушах, но нечем похвастаться. Даже маску найти не можем. Видео разобрали на пиксели практически. Понятно, что помещение считать нереально, но глаза были открыты и мы не смогли их пробить. Сетчатка недоступна для анализа. И качество хреновое, да и может линзы еще. Да, и скорей всего это актер какой-то, вряд ли с него есть, что спросить. Что у тебя?

— То же самое. Видео разобрали – по нулям. Заминаем все утечки ситуации, где можем. Телек, понятно, молчит и все ок, но сложнее с интернетом. Все, что контролируем – молчат и максимально уводят тему, перебивая внимание другими происшествиями.


Андрей подал бокал и сел в кресло.


— Остальных оперативно блокируем пачками. Телеграм, правда, растет, как на дрожжах, во всем мире. С ним тоже боремся, но без глобального отключения, его нереально заблокировать полностью. Да, и остальным заблокированным помогают все эти ВПНы. Их тоже стараемся закрывать совместно с силовиками других стран. Но вы понимаете, это совсем не просто. Да и пользуется этим, в основном, молодежь. Те еще, блять, активисты. Старшее поколение – немалая часть и не в курсе происходящего. Но это не надолго, расскажут же и им. Готовим пару мероприятий для поднятия патриотизма. Есть вариант сплотить хоть какое-то население за нас, даже при плохом варианте развития. Главное понять, как они убирают людей так тихо. Чтобы было ясно от чего защищаться.


Черный силуэт поднес к черной голове бокал. Андрей не понял – пригубил он его или сделал большой глоток. Считать настроение Сергея Валерьевича из-за этого было довольно сложно.


— Есть предположение, что взломали не сами видеоресурсы, а более глобально, – продолжил Андрей. – По сути, весь интернет контролируется одиннадцатью компаниями в разных странах. Они дублированы еще одиннадцатью компаниями для безопасности. Есть версия, что взломали часть из них или все. Это намного проще и логичнее, чем ломать видеохостинги во всем мире. Мы с ними связываемся и только сегодня две из них вышли на диалог. Но сложность в том, что они слишком закрытые. Нам, конечно, помогают правительства других стран, это ведь и в их интересах, но все равно диалог идет очень туго. Они отмороженные фрики и не хотят показать, что могут зайти под контроль властей, не смотря ни на какие бумаги и предписания. Ну и плюс боятся показать, что у них возможно есть дыра.

— Ясно… Есть, что поесть? – Сергей Валерьевич протянул пустой бокал Андрею.

«Залпом выпил, очень нервничает», – отметил Андрей, беря бокал.


Андрей поставил бокал на барную стойку и в полутьме поднялся на второй этаж в спальню. В кровати, укрывшись лишь от шеи до талии, спала Алиса. Густые шоколадного цвета волосы закрывали лицо. Андрей коснулся рукой за плечо девушки, вдохнув приятный аромат кожи.

— Алиса… Алиса! – она открыла глаза, сонно отвела волосы с лица. – У нас гость, сделай нам перекус под виски и коньяк.

Алиса, еле видно, кивнула.


Андрей спустился вниз, плеснул еще коньяка в бокал, протянул Сергею Валерьевичу.

В возникшей тишине были слышны легкие шаги босыми ногами по лестнице. Силуэт головы Сергея Валерьевича повернулся почти в профиль в сторону дверного проема и замер.

Андрей обернулся, в проеме в свете уличного освещения стояла Алиса лишь в одних стрингах, потирая глаза ладонями.

— Алиса, у нас гость! – смущенно резко и громко окликнул Андрей. Алиса, убрав растрепанные волосы с лица, посмотрела на Андрея, на тень Сергея Валерьевича и спокойно, развернувшись, ушла в темноту дома.

— Ну, и, действительно, зачем такое великолепное тело прятать? – с заигрывающими нотками произнес Сергей Валерьевич. – Давно вместе?

— Года два уже, – Андрей все еще был смущен. – Не понимаю, что она нашла тут. Ведь ей всего 24. Денег не просит, по дому постоянно что-то делает, тусить не ездит, меня постоянно ждет до поздней ночи, утром провожает, мозг не выносит, молчалива. Хотя, казалось бы, с таким телом – туси, отрывайся.

— Прямо, вот, не просит денег? – удивление в голосе.

— Ну, только то, что даю сам. А даю я, на всякий случай, впритык, чтобы не развращать.

— Странная, согласен. Проверял ее?

— Конечно. Ничего не нашли странного или подозрительного.

— Повезло, что ли? – засмеялся Сергей Валерьевич. – Моя уже 20 лет все тянет и тянет из меня. И ладно б только деньги, но и мозг маленькой ложечкой выедает. Хотя, может, у тебя все впереди.

— Зависть – плохое чувство, – пошутил Андрей.


Алиса вошла в гостиную уже в майке Андрея, лишь наполовину прикрывающую подтянутую попу, неся поднос с кухни. Поставила поднос с закусками на журнальный столик между креслами. Задержав взгляд на секунду на Андрее, будто хотела что-то сказать, но отвела взгляд и вышла из гостиной. Легкие шаги босых ног прошлепали вверх по лестнице.


Сергей Валерьевич сварганил бутерброд из багета, прошуто и сыра. Выпил коньяк, закусил.

— Ладно, какие у нас перспективы с этой всей жопой?

— Может выполнять обещанное? Хотя бы немного, – Андрей вдруг понял, что неудачно пошутил.

— У тебя совсем крыша съехала? Я этот гребанный костюм с галстуком ношу 35 лет не для того, чтобы быть слугой! И никто его не носит для этого! И всю систему мы строили не для того, чтобы какая-то группка даунов диктовала нам, что делать и как себя вести! – взорвался Сергей Валерьевич. – Ты нюх потерял что ли, Андрей? Ты такое никому никогда не говори, иначе моментально вылетишь нахрен из команды! И домики свои на что будешь обслуживать? На метро давно не ездил? И Алиса твоя сразу свалит! Ты все потеряешь. Понял? Если с такими мыслями будешь мириться! И, уж, тем более озвучивать! – Силуэт поднес к голове бокал и Андрей понял, что коньяк был выпит залпом.

— Ладно, Андрей, итог – таков: у нас 7 суток. Потом я даже не знаю, что нам устроят. У всех карт-бланш на любые действия, которые могут привести к результату. Это нам дал «Сам». Так что меньше бухай, больше занимайся вопросом. Нужен какой-то значимый результат, который можно показать. Тогда может быть, и я подчеркиваю, «может быть», нам дадут еще время. Не подведи меня. Здесь, – Сергей Валерьевич протянул руку с белым конвертом, – флешка, тут – все контакты всех необходимых служб, к которым можешь обращаться без меня, они помогут во всем, что скажешь. Мне – каждые три часа доклад: любой доклад, есть ли что-то или нет. А, если есть, что сказать, то немедленный.


Сергей Валерьевич встал, подошел к бару, налил еще полбокала коньяка.

— И настоятельно рекомендую такие вот мысли не озвучивать никогда. Мы здесь власть! И шантажировать нас невозможно! Ясно?

— Да…

— Вот и славно. Не подставляй меня. Я тебя вытянул на это место и мне не нужны пересуды за спиной, что мой человек теряет берега.

Он выпил одним глотком коньяк и пошел к двери.

Андрей встал, чтобы проводить. За дверью на улице все это время стояли два охранника. Сергей Валерьевич, не попрощавшись, пошел в их окружении к Майбаху.

Обычно Сергей Валерьевич ездил с двумя охранниками, но теперь было аж два джипа сопровождения. «Ссыт» - подумал Андрей и почему-то получил какое-то злорадное удовольствие от этого наблюдения.


Он закрыл дверь на все замки, подергал на всякий случай ручку и засов. Постоял пару секунд, прислушиваясь к звукам снаружи. И подергал дверь еще раз.

«И я ссу» – уже с некой грустью отметил Андрей.

Айфон показал 1:27, но спать совершенно не было желания, не смотря на сильно загруженную физически и морально последнюю неделю и предстоящие дела завтра.


Андрей вернулся за барную стойку, выложил на стол ПМ, долил еще виски.

— Андрей, – от неожиданности уже второй раз часть виски оказалась на столе. В проеме стояла опять в одних стрингах Алиса. – Ты спать пойдешь?

— Позже, – вытирая алкоголь бумажным полотенцем, ответил он. – И не подкрадывайся так больше.

Алиса пожала плечами и растворилась в темноте.


— Андрей… Андрей… – нежный голос прорывался откуда-то извне. Осталось еще совсем немного, чтобы Андрей достал руками этот черный сгусток материи, за которым так долго охотился. Он уже почти дотянулся, уже почти чувствовал его кончиками пальцев, но никак не мог сделать последний рывок и… – Андрей, проснись! – он открыл глаза. Склонившись над ним, стояла Алиса, щекотя лицо кончиками волос. «Черт, еще бы пару секунд, и я бы достал!» – проскользнула улетающая мысль, еще не понимающая, что это был сон.

— Ты уснул в кресле. Не удобно ведь. – Алиса, со свойственной ей логикой и спокойствием, посмотрела ему в глаза, чмокнула в щеку и пошла в сторону кухни.


Продолжение следует...

Предыдущая серия.

Читать сериал сначала.

Season #1 Episode #2 Сериалы, А вдруг, Что почитать?, Мат, Рассказ, Интересное, Длиннопост, Авторский рассказ, Чтение

Найдены возможные дубликаты

+3
Подпишусь. Плюсую. Подозреваю ии)
+1

как раз сейчас смотрю киношку "На крючке", старый фильмец, но нравится)  общая "нить"

+1

Нормально, интрига нарастает. Всё как по учебнику.

ЗЫ: не знаю, кто как - а я жду продолжения. Заранее спасибо.

раскрыть ветку 1
+2
🥳 завтра-послезавтра
Похожие посты
91

5 шедевров мировой литературы, по которым были сняты фильмы, и их стоит увидеть

Жизнь взаймы

5 шедевров мировой литературы, по которым были сняты фильмы, и их стоит увидеть Фильмы, Книги, Что почитать?, Что посмотреть, Копипаста, Интересное, Сюжет, Длиннопост

Книга: роман немецкого писателя Эриха Марии Ремарка, впервые опубликованный в 1959 году.

Фильм: кинолента режиссера Сидни Поллака 1977 года в оригинале называется «Bobby Deerfield» («Бобби Дирфилд»). Это история любви гонщика «Формулы-1» и больной туберкулезом девушки. Аль Пачино, сыгравший в этом фильме главную роль, был номинирован на «Золотой глобус» как лучший актер.

Пена дней

5 шедевров мировой литературы, по которым были сняты фильмы, и их стоит увидеть Фильмы, Книги, Что почитать?, Что посмотреть, Копипаста, Интересное, Сюжет, Длиннопост

Книга: роман французского писателя Бориса Виана. Впервые опубликован в 1947 году.

Фильм: картина режиссера Мишеля Гондри с Одри Тоту и Роменом Дюрисом в главных ролях. Гондри удалось найти визуальные средства для экранизации фантасмагорического романа о любви, самопожертвовании и водяной лилии, растущей в груди прекрасной девушки. В фильме есть и люди с удлиняющимися во время танцев ногами; и шеф-повар, живущий в телевизоре и через экран подающий специи; и дом, который уменьшается в размерах и теряет цвет.

Имя розы

5 шедевров мировой литературы, по которым были сняты фильмы, и их стоит увидеть Фильмы, Книги, Что почитать?, Что посмотреть, Копипаста, Интересное, Сюжет, Длиннопост

Книга: роман итальянского писателя и профессора семиотики из Болонского университета Умберто Эко. Впервые был опубликован в 1980 году.

Фильм: кинолента режиссера Жан-Жака Анно 1986 года. Это история о расследовании серии трагических и таинственных смертей монахов в бенедиктинском монастыре Италии в период смуты и эпидемии чумы XIV века.

451 градус по Фаренгейту

5 шедевров мировой литературы, по которым были сняты фильмы, и их стоит увидеть Фильмы, Книги, Что почитать?, Что посмотреть, Копипаста, Интересное, Сюжет, Длиннопост
5 шедевров мировой литературы, по которым были сняты фильмы, и их стоит увидеть Фильмы, Книги, Что почитать?, Что посмотреть, Копипаста, Интересное, Сюжет, Длиннопост

Книга: научно-фантастический роман-антиутопия Рэя Брэдбери, изданный в 1953 году.

Фильмы: кинолента 1966 года, снятая режиссером Франсуа Трюффо (фото вверху). Фильм несколько отличается от романа — в нем отсутствует ряд эпизодов из книги. Но в целом автор романа экранизацией был доволен.

Телефильм 2018 года компании HBO (фото внизу), снятый режиссером Рамином Бахрани, был представлен на Каннском кинофестивале, а также признан лучшим телевизионным фильмом на вручении 30-й ежегодной премии Гильдии продюсеров Америки.

Ярмарка тщеславия

5 шедевров мировой литературы, по которым были сняты фильмы, и их стоит увидеть Фильмы, Книги, Что почитать?, Что посмотреть, Копипаста, Интересное, Сюжет, Длиннопост

Книга: роман английского писателя Уильяма Мейкписа Теккерея, действие которого происходит в эпоху Наполеоновских войн. Впервые был опубликован в журнале Punch в 1847–1848 годах.

Фильм: картина режиссера Миры Наир. Главную роль амбициозной англичанки, которая благодаря своему уму, обаянию, хорошему воспитанию и красоте поднимается по социальной лестнице, исполнила Риз Уизерспун. Этот красивый костюмированный фильм был номинирован на премию «Золотой лев» Венецианского кинофестиваля в 2004 году.

Продолжение следует...

Показать полностью 4
369

Мартин Иден: роман Лондона о разочаровании в собственных мечтах

Мартин Иден – рабочий парень, моряк, выходец из низов случайно знакомится с Руфью Морз – девушкой из состоятельной буржуазной семьи. Желая стать достойным нее и попав под обаяние высшего общества Мартин берется за самообразование. Узнав, что журналы платят приличные гонорары авторам рассказов Мартин берется за писательство будучи уверенным, что может писать гораздо лучше других.


Больше, чем просто основанный на автобиографии роман писателя. Джек Лондон еще со времен своих первых литературных опытов не по наслышке узнал о тяготах писательского труда. О журналах, которые не читая отправляют твои работы в корзину. О журналах, которые зажимают гонорары авторам. И о тех же самых журналах, которые стоит тебе достичь успеха, готовы миллионы класть у твоих ног, только бы следующую рукопись ты отправил по почте именно им. В то же самое время когда скучные и бесталанные авторы мгновенно получают финансовую отдачу. Такой распорядок дел не мог не коробить молодого Лондона и его собратьев по перу.

Мартин Иден: роман Лондона о разочаровании в собственных мечтах Книги, Что почитать?, Рецензия, Джек Лондон, Литература, Чтение, Длиннопост

Но не все в романе списано с жизни Лондона. Хотя он имеет много сходств со своим героем – оба моряки из рабочего класса и писатели с ошеломительным успехом – судьба Мартина Идена гораздо более трагична. Отношения с Руфью Морз заранее были обречены на провал ввиду пропасти в социальном положении обоих. Тогда, в начале 20 века, встать на ноги и достичь высот будучи ребенком из рабочей семьи было чем-то фантастичным. И только смельчаки вроде Идена, которые были готовы месяцами сидеть над учебниками, изучая математику, родной язык, этикет и избавляясь от жаргона могли заработать мизерный шанс на успех. Но шанс этот был настолько маленьким, что девушки из высшего общества должны были сто раз подумать, перед тем как связать свою жизнь с бедняком. Но Мартина Идена трудности не пугали.


После прочтения сотен книг мир вокруг менялся, приобретал краски, казался свежим и насыщенным. Вместе с ним преображался и главный герой. Светские вечера не казались теперь такой уж далекой перспективой. Мартин вполне мог занять свое место среди всех этих адвокатов, судей, профессоров и банкиров. Но вместе с тем люди, на которых Мартин равнялся и желал походить, которым втайне завидовал, оказались всего лишь глупыми лицемерами с шаблонным мышлением. И это в конец сломало тонкую душевную натуру Идена. А вернуться к старым друзьям, коллегам по флоту он уже не мог, ибо стал сильно превосходить их по интеллекту. Не в состоянии до конца как покинуть прежнее окружение, так и влиться в новое он застрял на перепутье. Случайное обстоятельство познакомило Мартина с буржуазным обществом и оно же стало главной ошибкой его жизни. Достигнув высот, но не найдя того, что искал, он ушел в глубокую депрессию.


Единственным утешением для него осталось море. Последняя его связь со «старой жизнью», с предками, среди которых он родился. Море – важный мотив произведения. В то время как для большинства моряков море – это командировка, период между отплытием с суши и возвращением назад. Для Мартина Идена море – родная стихия, лишь рядом с которой он может обрести счастье. Последнее место, куда он может прибиться, будучи не в состоянии жить в обществе полного лицемерия, лжи и скудоумия. В обществе слишком сложном для честного творческого человека.

Мартин Иден: роман Лондона о разочаровании в собственных мечтах Книги, Что почитать?, Рецензия, Джек Лондон, Литература, Чтение, Длиннопост
Показать полностью 1
27

Лифт в преисподнюю. Глава 54. Нежизненный опыт

Предыдущие главы


Юрик работал на овощебазе грузчиком. Был выше среднего, крепче среднего и выпивать любил больше. Среднего. Всей своей природой превосходил усреднённого обывателя.


Сейчас он нёсся на Сашу, потому что человеком уже не был. За ним ковылял ещё один «бывший», отчего-то начавший жалобно подвывать, когда Юрик его обгонял.


***

Саша вбежал в баррикаду в подъезде как в море, расступившееся перед Моисеем. За что-то зацепился. Упал на бетонный пол. Отбил рёбра. Через несколько секунд ползком с хрипящим дыханием выбрался к ступеням. Встал и побежал наверх. Боли не чувствовал.


Внизу кто-то ударил по тяжелой металлической двери. Саша ошалело оглянулся на звук, влетел в квартиру тёти Гали и закрылся. Побежал на балкон.


Булькнула канистра. Мужчина тупо уставился на свою немного оцарапанную руку, сжимавшую её. Совсем забыл про бензин для ненайденной машины.


«Как же я с ней полз?»


Поставил на пол.


Осторожно выглянул на улицу.


«Второй» и «первый» били и тыкали пальцами в подъездную дверь.


Два неживых существа пытались войти в дом.


Один был выше Саши как минимум на голову. Крупный мёртвый тип. Всё его почерневшее тело выделялось неестественной вытянутостью. По крайней мере, с высоты третьего этажа его руки, пальцы, да и ноги казались чуть более длинными, чем задумывала матушка-природа.


«Наверное, он уже переходит в "третьего" раз такой удлиняющийся?»


А «первый» выглядел в общем-то как обычный «первый». Хотя, может, и нет. «Почти третий» был грязный, чёрный, в обрывках одежды до локтей и колен. У другого же штаны и рубашка с длинными рукавами остались в лучшем состоянии.


«"Первый" оказался более… аккуратным? Что за чепуха?»


Хорошо, что не запирающаяся на замок дверь в подъезд их остановила. Саша сначала, к собственному удивлению, даже хотел посмеяться над мёртвыми дураками. Но причины для юмора быстро исчезли.


«Первый» ковырял дверь пальцами сбоку. С той стороны, где её можно поддеть и открыть. Взяться за ручку они не сообразили, но… тот, что был поменьше всё-таки сумел просунуть пальцы в щель и подцепить.


— Какого чёрта? — удивился Саша, и одна морда медленно поднялась в его сторону.


С ужасом понял, что произнёс свои мысли вслух.


«Первый» как будто действовал интуитивно, а не осмысленно. Знал, что с этим листом металла что-то можно сделать. Но как именно — не понимал или не помнил. Чему удивляться? Даже кошки учатся открывать лёгкие межкомнатные двери, толкнув их лапами. Особенно, если видят, как другая кошка это делает. Тогда они обучаются ещё быстрее. А тут «бывший», у которого для этого есть всё — руки, время и, видимо, какие-то остатки мозгов.


Саша очнулся от оцепенения и побежал на кухню. Схватил две литровые банки, что оказались ближе всего. Вернулся на балкон.


«Второй» уже начинал карабкаться вверх по оконным решёткам.


Первая банка пошла!


«Странная парочка. "Второй" не умеет открывать двери, но понимает, как лазать по решёткам. И "первый", который знает, что дверь можно открыть. Почему не наоборот? Я думал, что "вторые" не только сильнее, но и умнее».


Банка ударилась о стену как раз над Юриком. Комок серо-зелёной овощной каши упал прямо на морду. Фыркнул. Начал трясти головой, чтобы очистить глаза. Тёрся мордой о стену, осколки резали щёки.


Но рук не отпускал. Возвращаться вниз не собирался. Замедлился, но не отказался от вкусной цели.


«Почему они не начали жрать Машу? Не заметили пока? Запах овощей сбивает с толку? Или не могут удерживать в голове две цели одновременно?»


Второй банкой Саша запустил в «первого». Тот уже просунул за дверь ладонь, но не догадывался потянуть на себя. Мужчина не стал смотреть, куда попадёт снарядом, а побежал за новыми в кухню.


Словно попав на аттракцион невиданной меткости, банка ударила точно по левой руке «первого». Разбилась, забрызгала всё малиновым вареньем, будто тёмной густой кровью. Кисть руки «бывшего» неестественно изогнулась и болталась на неразорванном мясе. Пальцы не шевелились. Неживой, взвизгнув, отступил. И посмотрел наверх.


Он увидел «второго», который лез на второй этаж. Яростно заорал и прыгнул на него, неожиданно легко сорвав с решётки. Удачно подмяв противника под себя, «первый» начал колотить по нему руками. И его нисколько не заботило, что одна из них должна быть переломана.


***

Когда Юрик упал, на него накинулся поедатель.


Он начал на него нападать. Он бил его. Он откусил ему нос.


Расцарапал глаз.


Когда что-то отвалилось от лица, перестало его слепить — Юрик понял.


Понял, что они соперничают.


Соперничают за сок. Тот сок, за которым лез Юрик, захотел съесть мелкий поедатель.


Пока «второй» соображал, «первый» отхватил у него ещё и ухо. Пережёвывание хрящей отвлекло нападавшего на пару секунд, и удары стали реже.


***

Поставив две трехлитровых банки на пол, Саша выглянул с балкона. Лицо исказила гримаса удивления: «первый» колотил «второго».


«Что тут произошло?»


Это противоречило всему, что он надумал, нанаблюдал и напредполагал об этих существах. Потому что «первый» — самый слабый из «бывших» и не должен нападать на «второго». Хотя бы из-за того, что сам слабее.


«Но кто сказал, что не должен? И почему прям обязательно слабее? Может быть, здесь нет всё-таки каких-то жёстких законов одинаковости и однообразия? То есть, да, "бывшие" делятся на виды, как-то антиэволюционируют, становясь ещё большей мертвячиной. Но ведут себя так же, как и люди, в том смысле, что каждый по-своему? Этот мир бывших людей такой же нестатичный, как и человеческий? Когда пять человек идут в один и тот же магазин за одним и тем же товаром, но обладают свободой выбора — выйдут из магазина они с разными покупками. Кто-то купит только то, зачем шёл. Другой вообще забудет про это и возьмёт кучу ненужных ему мелочей, а остальные тоже прикупят чего-то сверх того, за чем собирались. Может быть, так и здесь? Мир и поведение "бывших" нестатичны? Видимо, сценариев много. Каждый может, но необязательно будет на один и тот же раздражитель реагировать по-своему. Да, они чувствуют силу сильного, право сильного на добычу. Но могут с этим не соглашаться? У них есть опыт? Нежизненный опыт?»


«Второй» принял соперничество «первого». Резко изогнулся, упершись головой в землю и практически встав на мостик, притянул за грудки врага и впился ему в шею зубами.


«Значит, котелки варят? Какие-то куски нейронных связочек-то остались? Твою ж мать…»


Саша почему-то посмотрел в угол балкона. Среди беспорядка его взгляд зацепился за бутылку шампанского, заткнутую пробкой.

Показать полностью
32

Лифт в преисподнюю. Глава 53. Песнь сока

Предыдущие главы


Дико. Мощно. Экстрачеловечно!


Пахло соком!


Он нёсся по хрустящей земле мимо подвижных когда-то бугров.


Оранжевая дыра сверху заставляла веки сжиматься.


Длинная прямь, заваленная по сторонам каменными полыми глыбами. Высокие, со множеством нор. У него тоже такая.


Своя нора.


Он бежал на голос еды. Она пела! Уже давно не слышал таких звуков. Раньше — множество. Недолго. А потом всё реже и реже.


Так пела еда!


И пахла!


Он несся мимо стеклянно-железных бугров по хрустящей земле на запах и песнь еды.


Сзади и где-то сбоку, слышал и чуял другой шум и запах. Это не еда. Это мчались поедатели еды.


На самом деле, всё было ещё проще. В его черепушке не звучал мысленный монолог. Всё происходило примерно как в голове у кошки. А лучше, рыси — дикой кошки. Инстинкты, рефлексы, одурманивание запахом дичи… Никаких слов, никаких мыслей, только образы. Только желания.


Бысщь!


Он задел тяжелое и разбрызгал по дороге что-то бесцветное и острое. Но это не еда. Значит, это не важно.


Но это было…


Что было?


Есть еда…


Есть еду.


Бежать. Нестись. Мчаться!


Есть еду — это так смешно. Так тепло. Так приятно и сытно. В еде есть чувства. Чувство еды. Сок еды.


Да, эта еда с соком. Он та-а-ак пахнет!


Сок делает смешно. Бодро. И весело. После сока тебе весело.


Он живой.


Сок…


Кто-то задел его плечом и пробежал вперёд.


Большой. Страшный. Не еда. Поедатель. Даже не так: поедатель поедателей еды.


Он главнее.


Он быстрее.


Он съест весь сок. Отберёт.


Нет. Нет. Нет. Мне сок! Мне сок! Мне!


Ускорился. Что-то внутри захрустело и захлюпало.


Но поедатель поедателей стал удаляться медленнее.


Если ему опять не достанется сока, он станет выть, пока будет темно. Пока через дырку сверху не прольётся свет. Всю темноту будет выть в норе и просить сока.


Ещё ускорился. Зарычал.


***


Последняя банка приземлилась вообще чётко. Почти оторвала «первому» башку.


Саша почувствовал внутри что-то вроде торжества… воду, вытекающую через дуршлаг. Победа была. Но та ли это победа?


— Машу сто процентов искусали, — прошептал автоматический голос. Вроде бы его, а вроде бы и нет. — Значит, выходить за ней не нужно.


Но дрожащие ноги сами понесли вон с балкона. Уже дальше, на выходе из комнаты в прихожую, схватился за дверной косяк, пытаясь остановить своё тело. Оно словно слушалось кого-то другого.


Но высовываться на улицу и правда не стоило.


Опасно?


Бессмысленно?


«Я видел, как он её колотил и кусал. В этих кустах. Не было у неё шансов остаться целой!»


Через секунду:


«Но как кусают именно Машу, я не видел! Да и она была в защите! "Броня", конечно, ещё та… Хотя, может, не прокусил? Чёрт! Почему не бросила этого проклятого чуть живого и не побежала в подъезд?!»


Саша понял — ему настолько страшно, что он не сможет выйти. Просто не заставит себя открыть дверь. И сделать шаг в тот мир, где совсем недавно его чуть не убили. Где не было ничего кроме смерти.


«И почему Маша не встала? Может, она уже мёртвая там валяется? Или заразилась и убежала? Нет, ноги вроде её торчат, но там непонятно всё».


Но вдруг он заметил, что уже стоит перед дверью из подъезда.


«Или необязательно кусать, а можно просто поцарапать?»


Пока Саша думал, тело спустилось на первый этаж. А может, это мозг разрешил ему «подумать», чтобы отвлечься, пока ноги будут топать? Или у него провалы в памяти?


«Чёрт! Боже! Нет!»


Мочевой пузырь начал жечь так, что пришлось сдвинуть бёдра, чтобы не…


Руки тряслись. Тело чесалось. Мысли превратились в одно слово: нетнетнетнетнет. Да, даже без мысленных пробелов.


«Но она же за мной вышла. Смогла же! Да что со мной не так?»


Глядя на дверь в сумраке, мужчина готов был завизжать и едва сдерживал слёзы от страха. Такого от себя не ожидал даже он сам. Но справиться с этим пока не мог.


Впереди: хлам, которым Маша заваливала проход. Подъездные двери с домофоном не запираются изнутри. Поэтому она строила баррикаду. Сейчас двери, тумбочки, коробки были приставлены к стенам.


Саша мог протиснуться. И он даже пошёл вперёд. Но страх начал сводить тело такими конвульсиями, что пройти сквозь преграду не получалось. В итоге он неуверенно на что-то наступил, ноги разъехались, схватился за то, что стало падать вместе с ним, и грохнулся в темноте.


Какое-то барахло посыпалось сверху.


Он не потерял сознание. Только самообладание. Пришёл в себя в тот момент, когда понял, что так и не смог сдержать мочевой пузырь.


Чувствуя отвращение к своей трусости, с визгом попытался подняться. Но его придавило какими-то деревянными ящиками, в ногу что-то кололо. И эта мерзкая сырость в штанах.


«Фу ты чёрт, да что я совсем за слабак такой!» — взревел и, не обращая внимания на боль, раскидал хлам, заваливший его.


Поднялся.


Тошнило.


В висках стучало.


Кажется, текли слёзы.


Толкнул дверь.


Свет вылился на глаза словно кипяток. Зарычав, Саша, будто древний вампир перед самосожжением, сделал шаг в солнечный мир.


Поворот головы вправо. Никого. Влево. Тоже.


Пока.


Стараясь, чтобы слезливая ярость совсем не покинула тело, засеменил неуверенной походкой к кустам, где лежала Маша.


Буквально-то пара шагов.


Внезапно остановился.


Во влажных глазах всё вокруг выглядело каким-то неполным. Неполноценным?


Практически идеальная тишина. Мир из окна и с земли — совсем разный. Тут же сверху, словно из воображаемого водопада воображения, на двумерную картинку загрузились мелкие детали, подробности и мелочи. Мир обрёл реальность. Всё, что казалось плоским сверху, здесь стало более чем трёхмерным.


Реальным своей убийственной безразличностью.


Никто здесь не мог за него вступиться. Пожалеть. Подсказать. Поддержать.


Этому миру было наплевать на то, что уже произошло или произойдёт сейчас. Впрочем, как и всегда.


Но не всё равно было его семье. Родным его судьба не безразлична.


«Может, убежать? Успею же? Что тут бежать-то?»


Покачал головой.


«Идиот. Даже ножичка с собой не взял! Какой я тупой!»


Обернулся к подъезду, подумал: может, вернуться за оружием.


«Идиот, нет времени».


Снова засеменил к Маше.


***


У голода нет никаких сомнений.


Ни крик, ни боль, ни поедатели не могут помешать утолять голод.


Особенно, когда можно есть сок.


Он почувствовал новый запах!


Запах еды, но чуть-чуть другой.


Да! Да! Да!


Теперь даже если он не догонит поедателя поедателей, ему всё равно достанется сок.


Он разразился радостным воем!


Поедатель, что бежал впереди, подхватил и тоже завыл!


***


— Ууууух, блин, — вой, разорвавший тишину, заставил Сашу семенить быстрее.


«Раньше ж выли только по ночам? Интересно, почему? Нет, интереснее, почему они сейчас завыли. Где-то уже рядом!»


Подошёл к кустам. Выглянул из-за них, не выходя на придомовую дорожку.


«Надо понять, что с ней, а потом рвануть домой. Может быть…»


Всё вокруг — грязное мокрое овощное пятно с красноватыми островками смородины. Его работа. Его победа.


Маша по пояс залетела в густой шиповник. Грубо говоря, лежала наполовину в кустах.


— О нет, нет, нет, — зашептал Саша, когда увидел её неподвижной.


Надежда на спасение таяла. Женщина не шевелилась. Никаких признаков жизни.


Можно ли всё это считать признаком нежизни?


«Надо хотя бы её вытащить… Хотя бы попробовать».


Саша вышел на дорожку. Отошёл в сторону. Обходя место драки, не наступая в овощную мокроту, чтобы лучше рассмотреть, кто где.


Всё лицо Маши в крови и грязи. Неподвижна.


Блумб! — его нога ударилась о канистру.


«Бенз!» — Саша медленно наклонился и взял за металлическую ручку.


Вернул неуверенный взгляд на женщину.


«Жива она вообще или нет, твою мать?!»


Саша стоял оторопев. Трясся так, что в канистре булькал бензин.


«Может, уже покусана, и не стоит к ней подходить? Сожрёт ещё?» — но всё же сделал робкий шаг вперёд. Потом ещё один.


Услышав шум, повернул голову влево. Два «бывших» мчались прямо на него.


Сорвался с места и пулей залетел в подъезд!

Показать полностью
31

Лифт в преисподнюю. Глава 52. История в трёх банках

Предыдущие главы


Саша не знал Галину Алексеевну. И её дочь Сонечку, студентку иняза. Даже не задумывался, почему их нет дома.


На самом деле пенсионерка каждое лето проводила в деревне. Уезжала в середине весны, как только потеплеет, и жила на природе до холодов.


Это время проходило, в основном, в заботах об огороде. Это была жизнь. Настоящая. Такую чувствуешь на ощупь. И долго потом вычищаешь из-под ногтей.


А ещё (и это действительно важно) пенсионерка с маниакальной преданностью превращала собранные овощи в соленья. Правда, сама их практически не ела. Кажется, ей нравилось именно «закрывать банки» и считать, что так окружает родных заботой. Она готова была делать закрутки вопреки всему: здоровью, здравому смыслу, реальной потребности…


Иначе урожай пропадёт. А такого советский человек допустить не мог.


Но мы отвлеклись.


Неизвестно, что произошло с Галиной Алексеевной. Наверное, она не успела вернуться из деревни, когда случилось то, что случилось. Скорее всего, выжила. Её дочка тоже, возможно, осталась цела, потому что часто приезжала: привозила продукты и лекарства.


И журнал про огород.


Но это территория догадок. Та деревня — глухая, даже без магазина. Так что еда у них всё равно должна была закончиться… Да и родственники из столицы часто наведывались. А любая зараза, и это в деревне каждому ясно, тянется из Москвы.


Главное, что в квартире Галины Алексеевны вся кухня и даже часть узенькой прихожей остались заставлены банками с соленьями. Один из родственников всё лето подвозил их из деревни.


Стоит повторить ещё раз. Никто не знает, что произошло с Галиной Алексеевной, её дочкой Сонечкой и даже с родственником, перевозившим соленья. Но точно и доподлинно известно, что стало с тремя банками из этой квартиры.


История первой банки


Если бы вы спросили у Саши, что он делает — мужчина даже не понял бы, в чём вопрос. Потому что сам двигался по какой-то бессознательной схеме. Функционировал просто как биологическая машина для выполнения механических действий. Возможно, сам мозг взял управление над бренным тельцем, всё ещё иногда тешащим себя наличием собственного «Я». Вот оно-то, наверное, как раз и подтормаживало всё, что могло подтормаживать. Машиной быть проще.


Саша ворвался в «овощехранилище тёти Гали» на третьем этаже. Так Маша называла квартиру, заставленную закрутками, компотами, вареньем и ещё черт знает чем, хорошенько замаринованным.


Стараясь уберечь швы на ногах, он переносил часть веса на самодельные костыли из дешёвеньких лёгких карнизов. Отломал под рост, обмотал верхнюю часть полотенцем, чтобы подмышкам было мягко. Мог ходить и без них, но когда нет врачей, страшно не хочется болеть.


Кровь двигалась по венам нервными толчками. От страха в глазах пульсировали чёрные круги. Сейчас должно было произойти что-то очень нехорошее. Надвигающееся будущее отнимало у рук и ног привычку слушаться. Все движения чувствовались какими-то разобщёнными. Сквозь дрожь, замороженность и придавленность.


Полы кухни скрывались под десятками банок. В большом шкафчике сразу слева от входа и на столе тоже пылились разнокалиберные, пузатые стеклянные сосуды. Кое-где тускло блестели боковины кастрюль. По стенам висели разделочные доски, черпаки, кухонные полотенчики и прихватки.


Спотыкаясь, прошёл на кухню. Одна небольшая банка стояла на углу серого от пыли столика. Как бы говоря: бери меня.


Первая — прицельная. Объёмом один литр. Наполнена красно-зелёной овощной кашей. Другого определения содержимому придумать не удалось.


Саша схватил её, потом ещё одну, но уже трёхлитровую, и поскакал как смог на балкон. Вышел. Нагнулся. Поставил на пол. Резко выпрямился. Часто заморгал, прогоняя темноту из глаз. Отодвинул с хрустом старенькую пластиковую створку.


Маша оттаскивала от дома «бывшего» на копье, а справа на неё несся «первый».


— Ты что не видишь?! Уходи! — прокричал ей каким-то не своим голосом и развернулся, чтобы взять банку. Но поскользнулся на коврике и рухнул в проходе: ноги на балконе, туловище в квартире. Больно ударился тазом о пластиковый дверной порожек. Прохрипел:


— Ууууухх…


Перед носом — пыльная ножка старенького дивана. За ним в углу скопище маленьких и больших пустых банок, укутанных паутиной. А чуть дальше, как свадебный генерал среди бедной родни, одна полная.


Компот.


Красная смородина.


Протянул руку. Схватил за крышку. Притянул к себе, сбивая остальную стеклянную мелочь. Опираясь на банку, встал.


— Фух…


Опять потемнело в глазах и даже качнуло в сторону.


Раз, два, три…


Костыли разлетелись и только мешались. Саша быстро привык к боли в ногах. А возможно, мозг просто снизил её мощность. На время. Когда есть более важные дела. Например, выживание.


Снова выглянул с балкона — «бывший» бил кого-то, лежащего на земле. Или в кустах. Чертовски непонятно, кто где. Видимо, все свалились в одну кучу. Тогда, не придумав ничего лучше, крикнул:


— Э!!!


Саша не знал, чего ожидать от немёртвого. Услышит ли он вообще? Но внезапно «первый» послушно поднял голову на звук.


«Возможно, в тебе ещё осталась от нас часть бессознательного поведения».


К тому моменту, когда «бывший» успел сфокусировать зрение, Саши на балконе уже не было.


«Первая пошла!»


Точнее мужчина нагнулся за вторым снарядом.


Литровая банка пронеслась мимо башки иначеживого и упала чуть сзади.


Саша бросал её, чтобы понять, как их кидать вообще. Конечно, он надеялся, что и первая вдарит «трупнику» по мозгам. Но разбившись сзади, она заставила «бывшего» только подпрыгнуть и обернуться. Он начал грести кашу руками, кусать, топтать.


Напал на овощи. Совсем обезумел. Этот «первый» явно не понимал, что произошло. И тогда до его не до конца мёртвых ушей донеслось:


— Э!


Теперь он просто встал и замер. Прислушиваясь?


История второй банки


Лёгкий тёплый ветерок. Машины вздрогнувшие кровавые веки. Едва качающиеся ветви деревьев. Капельки черноты из пробитой черепушки калеки. Солнце, запретившее дождю быть.


Подрагивающие конечности живых и неживых.


Вторая банка объёмом три литра — в ней огромные, словно прямиком из палеозойской эры, огурцы. Такие сгодятся только для салата. И то, если резать их очень мелко. Закусывать ими горькую не слишком-то вкусно — мягкие везде, даже корочка не хрустит. А если ещё и тёплые, то вообще... Но здесь всегда важно другое — кто закусывает. Некоторым всё равно, чем и что. (Ну это так, к слову.)


От удара банкой голову «бывшего» прижало к левому плечу. Ноги разъехались в разные стороны, и он грохнулся на свой зад. Спина не очень естественно согнулась вбок. Сделав сидя что-то вроде продольного шпагата, неживой дёрнул ногами, нырнул вперёд и уткнулся мордой в землю.


Человек бы, скорее всего, не встал уже никогда. Но «первый» после того, как испытал всю грозную силу гравитации, даже не прекращал шевелиться.


Куда-то в сторону полетел тот самый обрывок журнала. Ветерок же.


История третьей банки


Пальцы сжимались и разжимались. Ноги начинали принимать более естественное положение. Сейчас они были раскинуты в стороны, как у какой-нибудь балерины на разминке. Глаза приоткрыты, губы пузырят рассол и овощную кашу.


Будь проклята живучесть этих «бывших»!


Позвонки, кости, да и просто мышцы от такого удара неминуемо ломались, дробились, смещались и рвались. Но не у полноценного «первого». Он, видимо, использовал возможности человеческого организма на всю катушку. И особенно неубиваемость. Словно консервная открывашка, сделанная на советском заводе: неказистая, но прослужит дольше, чем просуществует страна-производитель. Почти вечная.


— У-у-у, — простонала Маша и чуть-чуть пошевелилась, а потом вздрогнула от громкого звука. Брызги розовой жидкости попали на расцарапанное лицо.


Лоб, щёки и нос женщины выглядели так же, как и красное овощное месиво вокруг. Десятки царапин кровоточили. Шипы и лёгкие занозы повсюду. Даже в раковину правого уха воткнулась тоненькая веточка. На кровь стали налипать листья, мусор и пыль.


Капли, упавшие на лицо, включили боль. Разумеется, она крутила свой тариф и до этого, но влага почему-то разбудила те участки мозга, что отвечали за приём сигнала. Всё лицо — огромный расчёсанный и разодранный в кровь комариный укус — примерно это Маша успела почувствовать и:


— У-у-у, — повторив свой стон, снова отключилась.


Около одной десятой минуты назад Саша «угостил» «первого» компотом, чтобы тот больше соответствовал своему статусу неживого. Банка угодила точно в затылок. Вмяла лицо в прикрытый уже сырой мусорной подстилкой асфальт, раздробила черепную кость, сломала челюсть, ввернула внутрь зубы.


Сняла голову с позвоночника, оставив держаться только за счет мяса.


Разъединила головной и спинной мозг.


— Это конец.


Нет. Не для «первого». Саша про те увеличивающиеся фигурки справа. Со стороны Нормандии-Неман.


Это был конец. Для Маши.


А кругом поблёскивали розовые осколки стекла и теряли влагу много-много полупрозрачных ягод смородины.

Показать полностью
45

Лифт в преисподнюю. Глава 51. Э!

Предыдущие главы


«Трупник» оказался довольно лёгким. Сильным. Но совсем нетяжелым.


Даже сомнительно живой, он старался добраться до человечинки, чтобы пожрать её. Всё бил и бил по металлической трубке копья, надеясь достать до своего противника. А может, и не надеясь.


Маша пыталась думать быстро.


«Достать пистолет? Прострелить башку? Жалко патронов. Он же почти всё».


Спина «бывшего» мягко упёрлась в стену дома. Женщина сталью прижимала машущую конечностями тварь к красному кирпичу.


Человек бы уже истёк кровью и прилёг на землю с лёгким хрустом засохшей листвы. И прощай, мир, спасибо за короткую жизнь!


Но «первый» ничем не истекал. Капельки, тонкие нити черноты как трещинки распускались по его телу. Но это было вовсе не то, что стало бы с Машей. Окажись она по другую сторону копья.


Калека не умирал.


Он жаждал человеческой помощи.


Посмотрела наверх.


Саши нет.


«Надо что-то с каличем решать. Замочить как-то уже».


— Ладно. Пуля, так пуля.


Упёрла копьё себе в правую подмышку, крепко перехватила и отпустила левой рукой. Не отводила её далеко. Проверяла, удержит ли. Получалось.


Вялая тварь, казалось, даже не следила за её действиями. И не особенно брыкалась. Не останавливалась, но и силы у неё, судя по всему, утекали. Две стальных полоски в теле — неплохой тормоз!


— В следующий раз три ножа примотаю.


«А если лезвия намазать снотворным? Будет эффект?»


— Хм. Сейчас покажу, от чего будет эффект.


Маша потянулась в карман за пистолетом. Случайно задела что-то металлическое на поясе.


Молоток. Один из двух.


— Я про них забыла! — прошептала слегка удивлённо.


«Корректируем план».


Схватившись за головку молотка, ловко его вытащила, подбросила и перехватила за деревянную ручку.


— Какой стороной бить? Зауженной или широкой?


«Можно попробовать и той, и другой. Никто на тебя жалобу не подаст».


Занесла своё оружие над головой. Сделала полшага вперёд. Резко выгнувшись, ударила «трупника» по голове.


Всё — за секунду.


Звук: как будто врезали по покрышке, внутри которой лежал арбуз. Неживая башка дёрнулась. Маша отступила и снова перехватила обеими руками копьё. «Бывший» медленно приподнял голову, глядя куда-то в сторону. И кажется, издал звук:


— Оооооооо.


— Поплохело тебе, тварина? Ушлёпок шлёпнутый! — на самом деле её живот закрутило: неподготовленному человеку не так-то просто стучать по чужой кукухе. Пусть даже это враг. И не очень-то живой.


Чувства — чувствами… Маша, не теряя времени, снова сделала выпад вперёд и треснула «трупника» молотком ещё раз. Будь там гвоздь, он вошёл бы по самую шляпку. Правда, теперь тварь резко дёрнула калеченой ногой и ударила женщину острой костью в левое колено. Сбоку, с внутренней стороны.


— Уф, — очень больно.


От неожиданности Маша выронила молоток. И освободившейся рукой покрепче перехватила копьё, которое удерживало «трупника» на расстоянии.


Глаза заслезились. Подступила лёгкая тошнота.


«Бывший» больше не поднимал головы. Но не умер совсем. Тело вяло вздрагивало. Бессвязно взмахивало и двигало конечностями. Словно больше у него не было врага. Веки, точнее их остатки, медленно опускались и поднимались. Глаза смотрели в никуда.


Сейчас это тело жило раздельно со своими членами. А было ли оно единым?


Образы, чувства и запахи смешались. Маша не могла справиться с растерянностью после удара «трупника». Эта неожиданная боль вывела её из равновесия. Только когда тебе причиняют физический урон, начинаешь вспоминать, что ты тоже, в общем-то, материя. Плоть и кровь. Да ещё немного еле уловимых электрических разрядов. И как просто разрушить твою целостность — убить. Понимаешь, вспоминаешь, напоминаешь себе, почему просидел столько месяцев взаперти. Потому что здесь быстрая смерть — реальна. Близка. Она может дотронуться до тебя или едва-едва прикоснуться. Как сейчас.


Всё твоё выживание — набор, комбинация, мешанина случайностей, что поставили твои ноги на эту геоточку. И тебя. Живым. Пока ещё тёпленьким. И возможно, больше они не будут складываться так, чтобы твоя кровь оставалась горячей. Сами по себе все случайности как бы нейтральны, они не придерживаются чьей-то стороны. Это мы навязываем им полярности: хорошие или плохие. Но на нашу беду — они просто случайные. Всё в мире имеет оценку. И ничего в мире не имеет оценки.


Нет никакой цели. Нет никакого пути. Просто есть случайно живые и случайно мёртвые.


То есть, мы ведь тоже случайности.


И так было всегда, ещё до Всего Этого.


Одни имели счастливое детство, а другие за своё расплачивались всю жизнь… Случайно. Никто не виноват, но всегда кто-то платит.


Не всегда есть деньги, но всегда есть счета. Случайно ли это? Да.


И та боль в колене, что занимала всё внимание Маши — это её гнутый медяк за жизнь, за невнимательность и очередную случайность. А возможно, и не только. Тем не менее, у неё пока получалось разменивать медяки выгоднее, чем у многих других.


Чуть опустив свой край копья, Маша как бы насадила на него калеку и начала отступать, чтобы отволочь подальше от подъезда. На стене остался чёрный отпечаток от тела.


Теперь «бывший» казался тяжелее.


Идти — больновато. В этом мире, если тварь била, то делала это со всей своей неживой силы. Как будто в последний раз. Люди так не умеют. Или умеют только худшие из нас, те, кто уже теряет человеческий облик. К чему большинство ходящих по земле сейчас и пришло…

В общем, колено болело. Кажется, Маша даже прихрамывала. Но нужно было оттащить «трупника» от дома. И убираться с улицы.


Едва выйдя из-за кустов, женщина уловила боковым зрением движение. Слева. Быстро увеличивающееся пятно. Опасность! Так близко!


Кажется, сверху кричал Саша.


Всё произошло внезапно. В один момент. Действия, события, живые и неживые свалились в одну кучу причинно-следственных связей.


И кто-то нажал кнопку «Перемешать».


Минут десять назад Маша только вышла из подъезда, а теперь на её копьё наколот «трупник», и какая-то тварь стремительно приближается сбоку. Как к такому подготовиться?


Маша не успевала бросить почти мёртвую тушу и убежать.


Не хватало времени отпустить рукоятку, достать пистолет и прицелиться.


Да она даже не успевала посмотреть, кто на неё несётся. Просто пятно слева занимало всё больше и больше пространства. За доли секунд. К тому моменту, когда пятно должно было заслонить собой всё, Маша смогла только развернуться лицом к опасности и немного выставить вперёд «бывшего» на копье. Как щит. Тело двигалось абсолютно автоматически — и возможно, именно это сохранило ей жизнь в первые секунды драки. Если бы женщина запаниковала и просто замерла — всё бы так и закончилось.


Медяки рассыпались бы впустую.


Неживой прыгнул прямо на поднятое копьё с калекой и с размаха ударил Машу по голове. Испугаться она не успела. Получив сильное и неожиданное «приветствие» почти в висок, женщина без промедления отправилась в мир «бессознательного».


— Ах… — и словно мешок, на спину упала в кусты почти по пояс.


Продырявленный послечеловек свалился на Машу от толчка нападавшего.


Получалось, что кусты закрывали её по бокам, а туша почти мёртвого придавила сверху. Очень удачная комбинация, защищавшая от ударов почти живого. Со стороны же нападавшего комбинация вышла, наоборот, так себе. Тот колотил, рвал и кусал своего собрата. В стороны летели ошмётки гнилой плоти. Но человечины вкусить так и не удавалось.


Маша не шевелилась. Глаза закрыты. Лицо поранено шипами. Шапка куда-то улетела. Волосы запутались в мелких веточках.


Царапины начинали кровоточить.


Вряд ли новенький «первый» понимал, что происходит. Мог ли он сообразить, что тело подобного себе стоит отбросить в сторону и заняться тёпленьким человеком?


Как вообще работала его голова?


Тут «бывший» каким-то образом добрался до ноги женщины, которая оказалась не прикрыта тушей побитого молотком «трупника». Тварь вцепилась в живое зубами и начала рвать.


Но жевала явно без удовольствия — ведь её пасть наполнилась только рваными бумажными листами. Машины ноги защищали толстые журналы, перетянутые скотчем.


В дырке, которую выгрыз «бывший», приклеенная к ноге болталась страничка с изображением женщины в очках и фразой крупным шрифтом: «Это норма!».


Пожевав глянцевую бумагу, неживой начал медленно отплёвываться.


Только он прицелился к тому месту ноги, которое было бы лучше укусить, как услышал сверху:


— Э!!!


«Первый» поднял голову на звук.

Показать полностью
980

Интересные книги по физике

Подрабатываю репетитором.

Сколько изучаю физику, столько мечтаю найти такую книгу, которая бы идеально сочетала в себе интересное повествование и объяснение физических явлений. Чтоб она могла заинтересовать даже ребенка, но при этом не опускалась до оленя или не уходила в слишком глубокие и сложные рассуждения. Ииии… нашел даже несколько! Поэтому хочу написать краткую рецензию по тем книгам, что я прочитал во время поиска. Сразу скажу – мнение мое, родное, субъективное.


В конце ссылка на архив с частью книг.


Для ЛЛ: 1,2,3 – читать всем, 6,7 – нормально, 8, 9 – хорошо, 4,5,10 – будет чем разжигать камин.


1) Я.И. Перельман – Занимательная физика.

Две легендарные книги от не менее легендарного автора, максимально близкие к идеалу. Они состоят из мини-рассказов на пол странички, каждый из которых дает качественное решение небольшой физической задаче. Как поставить яйцо, не ломая его? А как вскипятить воду, используя бумажную кастрюлю? А как отрубленная голова могла говорить? Да, все это есть в этих книгах. Яро рекомендую как взрослым, так и детям. 10+/10.


2) Ричард Фейнман – Вы, конечно, шутите, мистер Фейнман!

С первых строчек понятно, что человек, который писал эту книгу, жил. Не прозябал, не сидел в уголке, а именно жил, жил физикой. Как будто разговор с жизнерадостным студентом, для которого физика стала горячо любимой спутницей по жизни. Тут вроде и про жизнь, и про девушек, и про развлечения, но как-то незаметно во все это вкраплена физика. Великолепно! 10+/10


3) М. И. Блудов – Беседы по физике.

Добавить сюда больше задач – получится лучший учебник по физике в истории. Что-то между Перышкиным и Перельманом. Вся книга напоминает мне ответ ученика на уроке – вроде, сплошная физика, однако есть и элемент живого повествования. Но все же это действительно больше учебник, чем книга для захватывающего чтения – здесь есть довольно сложные для начинающего читателя математические выкладки, сложные темы и прочее. Однако для увлеченного хоть на каплю человека подойдет идеально. 10/10.


4) Вольфганг Рёслер – Физика, рассказанная на ночь.

Эта книга – красиво написанная биография невероятно сложной для понимания ... науки: физики. Здесь нет ни одной формулы…” – вот что пишут про эту книгу. Я ее прочел и это… зеленая тоска. Вся книга напоминает курсовую работу студента, который понатырил с Википедии текст и огромное количество цитаток, а потом решил еще и разбавить все это своим повествованием. Повествование неимоверно рваное и больше какое-то энциклопедическое, что ли. Просто некий набор информации, есть даже определения терминов, взятые из учебника. Красная цена такому сборнику – 50 рублей за старание, не больше. А еще здесь есть формулы, нас обманывали!

Да и вообще от книги с таким названием ждешь какой-то сказки, а получаешь “Клаузиус говорит о величине, энтропии, которая может только либо увеличиваться, либо оставаться прежней, но никогда не уменьшается”.

Есть ощущение, правда, что книга много потеряла при переводе, но вряд ли даже шикарный перевод что-то изменит. Детям – категорически нет, взрослым на свой страх и риск. Оценка: См.


5) Камиль Фадель - Вы сказали “физика”?

Вот вроде и картинки приятные, и читать интересно, и слог приятный, но на 14 странице писать про кварки, мезоны и глюоны? Вы серьезно? Рассказы из серии “Короче, вот стена, стена состоит из атомов, в каждом атоме есть нейтроны, протоны и электроны, а электроны участвуют в бета-распаде, там еще нарушался ЗСЭ, но Паули открыл нейтрино и все наладилось, вооот…” В общем, не знаю, книга на любителя, причем уже понимающего физику. Да и дороговато опять же. 5/10.


6) Кирилл Домровский – Остров неопытных физиков.

Весьма приятная сказка о приключении четырех мальчишек, делающая фантастические предположения из разряда “А что если б можно было...”. Хороший сюжет, повествование, а связь с физикой хоть и небольшая, но вполне ощутимая. По крайней мере, читатель косвенно узнает о плотности, различных взаимодействиях, законах сохранения. Для маленьких детей подойдет идеально, ребятам постарше же будет скучновато. 8/10.


7) Хельмут Затц – Бог играет невидимыми кубиками. Физика на грани познаваемого.

Вот есть умная книга, а есть книга с умными словами. Как по мне, эта книга относится к разряду первых, но иногда все же соскальзывает в разряд вторых. Но в целом очень понравилось – приятное повествование, плавный заход в историю физики, красота! Подарите эту книгу своему умному племяннику на день рождения, я серьезно.

Но вот редактору минус балл однозначно. “Ну а сейчас давайте поподробнее рассмотрим строение адронов” – это уж для печатного издания перебор. 8/10.


8) Елена Качур – Увлекательная физика.

-Тетенька, тетенька! А напишите нам учебник по физике, только чтоб читать было интересно!

-Да без проблем, мальчик!

Итак, мы наблюдаем самый реалистичный диалог между мужчиной и маленьким мальчиком:

-Дядя Кузя, а кататься (на катке) уже можно?

-Нет, придется подождать пока вода замерзнет на морозе.

-У-у-у, так неинтересно.

-Не согласен. Пока каток застывает мы можем наблюдать за очень интересным физическим явлением! (как застывает вода)

И вот стоят они там с мальчиком, смотрят, как вода застывает, всем весело… Здорово...

Но если убрать мой этот придирчивый взгляд, то для детей книга очень хороша! Картинки, текст приятный, есть мини-задания по выполнению простых опытов. Отдельный плюс за то, что повествование не скатывается в перечисление сложных терминов. Советую, 10/10.


9) Александр Леонович – Физика без формул.

Очень приятная книжечка. Небольшая, интересная, легко читается и в то же время как-то говорит о довольно умных вещах. По минимуму использованы сложные термины и все очень к месту. Очень понравились достаточно толковые примеры – автор хочет именно разъяснить, а не отвязаться от назойливого читателя. Подойдет для начальной и средней школы великолепно. 10/10.


10) Вордерман Кэрол – Как объяснить ребенку науку.

Ээээ… Боюсь, сначала придется объяснить родителю, потому что книга в объяснении не особо помогает. Да и тут столько ляпов… “Физики нашли объяснение тому, почему мы видим различные цвета света. Волны красного цвета длиннее, чем фиолетовые. Все остальные цвета находятся между ними.” – я вот понимаю, что хочет сказать автор, но в этом высказывании ни смысла, ни связности.

Физики считают, что сила притяжения вызвана гравитонами – частицами, которых пока обнаружить не удалось” – мало того, что голову дурят, так еще и текст вычитать не суждено.

В общем, сборник красивых картинок за 1500 р. К такой книге нужно давать в подарок родителя-физика, тогда получится неплохо. 4/10.


Все, хватит пока на этом. Продолжу поиски позже. Может, пора и математику поискать...

Ссылка на архив.


P.S. Периодически спрашивают мэйл – alexjuriev3142@gmail.com

Показать полностью
60

Лифт в преисподнюю. Глава 49. Безлюдье, солнце и лайки

Предыдущие главы


Солнце делало свою работу.


Хлюпающая грязь запеклась в сырную корку на асфальтовом пироге. Из тёмно-серого цвет мира сменился на светло-серый. Неживые на пару дней словно забыли про это место.


Такой шанс упускать не стоило.


И Маша вышла на улицу.


Армейский бушлат сверху, чуть нараспашку. Перетянут ремнём, на котором висит нож. Лёгкая чёрная шапка на голове. В руках самодельное копьё из металлического карниза. Наконечник — пара ножей. Один вставлен внутрь железной трубки и держится очень прочно. Второй примотан скотчем сбоку. И ничего страшного, если он останется в гнилой плоти, куда его воткнут. Ноги защищены накладками из толстых журналов. На руках строительные перчатки.


«Нужно найти тачку».


Хромоногий приглядывает за ней сверху. И что-нибудь прокряхтит, если увидит «трупников».


«Дома холоднее чем на улице».


— Да, блин, здесь вообще хорошо.


Безлюдье и тепло придали поверхности земли новые хрустяще-шелестящие свойства. А всё из-за того, что эта часть города сохранила много деревьев. Поэтому даже кусочка асфальта не осталось открытым из-за мелких веток, листьев и прочего мусора. Подгнив от дождливой осени, сейчас они запеклись в единый, шумящий под ногами ковёр.


«Как будто по чипсам ходишь».


— Да уж. Меня, наверное, далеко слышно.


Солнце делало свою работу.


Ветер делал свою работу.


И Маша тоже делала.


Она хрустящим мелким шагом кралась от своего крайнего подъезда к тому, что был посередине. Двигалась почти прижимаясь к пыльно-красной кирпичной стене дома. А перед ней, словно преграда для чужих глаз, из длинных прямоугольных клумб торчал шиповник. Опавшая листва, мусор и паутина сделали кусты практически непроницаемыми для взгляда стороннего наблюдателя. Клумбы, огороженные вкопанными покрышками, тянулись от первого подъезда ко второму, а потом и к третьему. Маша могла видеть всё, сама оставаясь незамеченной.


«Мерзкий "трупник" в машине не шумит».


— Интересно, почему?


«Не слышит!»


— Да слышит.


«Слышит?»


— Ага. Тварина всё слышит. Чует.


«Но?»


— Наверное, не хочет спугнуть, — задумчиво подняла бровь.


«Или спит».


— Или так.


«А если кто-то спит, то можно…»


— … подкрасться к нему, полить бензином…


«… и поджечь!»


— К чёртовой матери!


Маша дошла до середины дома.


Солнечно.


Тишина.


Тёплый ветерок несёт мирные запахи. Хочется загород. Вина. И смотреть на воду. Или на огонь.


— Что за фигня? — про свои мысли.


Встряхнула головой.


«Концентрируемся на цели».


Она стояла спиной к подъездной двери. Прямо перед ней асфальтовый разрыв между кустами — проход вперёд. Прохрустела несколько робких шагов. Повернулась, посмотрела наверх.


Саша подал условный знак зелёным полотенцем — всё чисто.


«Можно идти дальше».


Вышла на дорожку перед домом. По ширине — здесь не разъехались бы и две машины. Впереди начиналась та самая стихийная парковка, где Саша познакомился с «водителем». Кусок голой, разрытой колёсами земли, что большую часть года представлял собой просто лужу грязи. С буграми, ямами и непроходимыми колдобинами. Но не сейчас, когда работало солнце. Да так, как давно не работало. И теперь там тоже всё хрустело.


Не подавая признаков жизни. «Крюкастый» сидел в одной из машин слева. Ближе к подъезду, из которого вышла Маша. Но она уже у противоположной стороны, почти у правого края парковки. Слишком далеко, тут до неё не добраться.


Если смотреть прямо, взгляд упирается в кирпичную двухэтажку. От скопища машин ветхое зданьице отделяла точно такая же полоса диких роз. За этим рыжим домом виднелся ржавый, ещё советский, заборчик детского сада.


И повсюду стояли брошенные машины. К ним Маше нужно было идти практически по прямой.

Она посмотрела направо. Там начиналась облагороженная брусчаткой территория «Скалы». Торгового центра с ярко красным фасадом. Светло-серая дверь служебного входа выглядела закрытой. Рядом, на уже пошедшем волнами покрытии, валялось несколько деревянных поддонов.


«Можно сжечь».


— Да, деревяшки стопим, картох наварим!


«Главное дотащить».


Раньше в ТЦ работал продуктовый, но потом открылся магазин косметики. Особого смысла лезть туда не было. Но вот в соседней пятиэтажке, которая стояла чуть дальше детского сада, весь первый этаж занимал небольшой супермаркет.


— Его можно будет проверить когда-нибудь потом.


Маша собиралась пройти между парковкой и «Скалой» к двухэтажке красного кирпича. Потом за неё, к детскому саду. Именно там было брошено много иномарок. Впрочем, несколько автомобилей стояли и на её пути.


«Их тоже нужно проверить».


— А ещё за ними можно прятаться.


Снова посмотрела наверх, на Сашу. Взмах зелёным полотенцем.


«Ну…»


— Была не была!


Быстро оглянулась и, неожиданно для самой себя, сорвалась на бег. Точнее на что-то среднее между бегом и прыжками, ведь ближайшая машина стояла всего метрах в пяти. Буквально через секунду она уже пыталась заглянуть в салон старенькой иномарки через грязные окна. Универсал. Колёса спущены. Вся покрыта пылью и листьями.


— Неинтересно, — сердце колотилось от принесённого кровью адреналина. Всё тело разогналось до предела, но расстояние оказалось слишком коротким, чтобы дать волю захлестнувшей её силе.


Ну и ещё на улице было страшно.


«А вдруг что полезное внутри?»


— Ладно.


Дёрнула за ручку правой задней двери. Закрыто. Проверила переднюю. Тоже самое. Больше машину трогать не стоило. Будь аккумулятор хоть чуть-чуть жив, может сработать сигнализация. Если она, конечно, есть в этой развалюхе.


— Наверное, стояла на парковке ещё до «всего этого».


«Поэтому и закрыта».


— Да, надо, видимо, выбирать машины, которые выглядят как брошенные.


«Но как это понять?»


— Ну как брошенные!


«Да они все как брошенные».


— Потому что так и есть. В этом городе всё брошенное!


По прямой до красной двухэтажки стояло ещё два авто.


«Хорошо бы их тоже проверить».


Посмотрела на Сашу.


Зелёный.


Побежала.


Хру-хру-хру-хру-мх.


Присела за машиной. Огляделась.


Три-четыре прыжка, а сердце колотилось, как будто взбежала на пятый этаж с двумя сумками.


— Что тут у нас?


«Москвич». Немного въехал в деревце. Лобовое разбито. Сложено как книжечка на правую сторону.


— Как будто кто-то выбрался изнутри, не понял, как открыть двери.


«Ну или забрался внутрь».


На удивление, двери были приоткрыты.


Посмотрела на Сашу. Он щурился на солнце и, кажется, пожал плечами: хочешь смотри, хочешь не смотри.


«Нельзя оставлять эту развалюху…»


— … в которой может что-то быть…


Перехватив поудобнее копьё, Маша резко выпрыгнула вперёд и ткнула сталью того, кто мог выскочить через дыру в лобовом.


Лезвия ножей смотрели в пустоту.


Подошла ближе. Заглянула внутрь.


От страха и напряжения вся взмокла. А ещё это солнце!


В салоне сплошная грязь. Листья, мусор, пыль. Водительское кресло и приборная панель, насколько удавалось разглядеть, словно забрызганы каким-то мхом. Зелёная подложка, ворсинки разной длины, у некоторых на концах коричневые капли-бусины.


«Этот чертов мох…»


— Да, в отличие от всего остального не засыпан грязью.


«Выглядит, как только что политый водой газон».


— Даже пыли на нём нет. Как такое возможно?


«Не нравится это мне».


— Надо валить от этой тачки.


Маша сделала несколько шагов назад и посмотрела на Сашу.


Зелёное полотенце.


Он махнул головой, спрашивая: что там?


Женщина поднесла ко рту два растопыренных пальца и сделала вид, что её тошнит: там какая-то мерзкая хрень внутри.


Саша закивал.


Язык жестов…


«Идём к третьей машине».


«Нива», заехала в кусты и разбила правую сторону о двухэтажку. Потрёпанный фасад садика уже виднелся за зданием.


Двери приоткрыты.


Маша, занеся своё оружие над головой, дёрнула за ручку. И увидев что-то на сидении, со всей силы ударила копьём.


— Сумка, блин.


Повернулась. Показала Саше знак «лайк» — всё в порядке.


Наблюдатель закивал и «лайкнул» в ответ.


Заглянула в салон.


Пыль и какой-то, кажется, строительный хлам. Молотки, пилы, валики, плёнка. Открыла багажник. Там тоже был взрыв из строительного инструмента: бутыльки, дрели, мешки, тряпки.


Огляделась. Саша смотрел куда-то влево.


Приставила копьё к кузову и начала копаться в поисках чего-то полезного. Отбросив в сторону кучу кисточек и валиков, достала бутылку с надписью «Растворитель».


Оскалилась в противной улыбке. Поставила находку на землю.


Вытащила из хлама пару грязных молотков. Кивнула и засунула их за ремень.


— Пригодятся.


Совсем уже на дне нашла небольшую канистру, даже какую-то детскую, буквально на несколько литров. Встряхнула. Что-то булькнуло внутри. Подняла.


«Тяжёленькая».


Открыла.


Бензин.


«Солярка пахнет по-другому».


Маша улыбнулась шире. Подняла находку в руку и повернулась, чтобы показать её Саше.


Тот во всю размахивал красным полотенцем.

Показать полностью
38

Андрэ Нортон: обзор трёх книг

31 января дочитала повесть «Звездная стража» из сборника «Галактический патруль» Андрэ Нортон. Впечатления очень хорошие, произведение читается легко, единственное неудобство – мелкий шрифт. Повесть заняла 101 страницу, а вся книга – 204 страницы.

Андрэ Нортон: обзор трёх книг Андрэ Нортон, Что почитать?, Литература, Обзор книг, Текст, Длиннопост, Чтение, Фантастика

Вкратце сюжет таков: когда раса землян обрела знания о космических полётах и отправилась покорять космос и искать пригодные для жизни планеты, Центральный Контроль других разумных рас, более древних и считающих себя высшими, взялся за решение проблемы людей. Землянам отводилась роль наёмников Галактики, их считали агрессивными и опасными. Одним из главных героев повести является мечник третьего класса Кана Карр…

Читая повесть, я ловила себя на мысли, что такую книгу про космос, военные действия на других планетах, с такими точными техническими деталями вряд ли могла написать женщина. Но с другой стороны, я читала в детстве два рассказа этой писательницы – «Все кошки серы» и «Мышеловка» из сборника «Крылья ночи». Там же прочитала и о самом авторе:

«Андрэ Нортон. Известная американская писательница. Родилась в 1912 г. в Кливленде. Как фантаст дебютировала в 30-е годы. Кроме НФ пишет детективы, исторические и шпионские романы. Автор более 90 книг, среди которых наиболее популярны серии НФ-романов «Мир ведьм» (9 романов), «Саргассы в космосе» (4 романа), «Торговец во времени» (4 романа). На русский язык переведен роман «Саргассы в космосе» - первый и, по отзывам критиков, лучший в одноименной серии».

Вторая повесть «Последняя планета» является продолжением первой. Если действие первой повести датируется 3956 годом по земному летоисчислению, то второе произведение повествует о том времени, когда Первая Галактическая империя распалась (8054 год от Рождества Христова). Солнечные системы выходили из-под власти Центрального Контроля. Космические пираты грабили остатки былой империи. И группы людей пытались противостоять этому. Самыми заметными из них были остатки звёздного патруля, который тысячи лет пользовался авторитетом. Джорнам Дестер – последний агент Контроля на Денебе – избавил свой сектор от патруля. Он приказал офицерам лететь в космос на кораблях и нанести на карты забытые системы на границе галактики, которые не посещались на протяжении поколений. Одним из этих кораблей был веганский разведчик «Звёздное пламя».

С. 191: «Карт осветил фонариком символ на ближайшем к нему сиденьи и застыл, не веря своим глазам. Потом осветил следующее сиденье и еще одно… и начал читать символы, которые так хорошо знал:

- Денеб, Сириус, Ригель, Капелла, Процион…

Не сознавая этого, он почти кричал, как будто производил перекличку… Такая перекличка не звучала в этом здании уже больше четырех тысяч лет.

- Бетельгейзе, Альдебаран, Полярная…

- Регул, - отозвался Смит с другого конца зала. В его голосе тоже звучало возбуждение. – Спика, Вега, Арктур, Альтаир, Антарес…

Теперь вступили Рольтх и Дальгр:

- … Фамальгаут, Альфард, Кастор, Алгол…

Они добавляли звезду за звездой, систему за системой. И наконец, встретились на помосте. И замолчали, когда Картр, полный неведомого прежде благоговейного страха и почтения, осветил последний символ. Именно он должен был находиться здесь!

- Земля, Солнечная система. – Он произнес вслух эти три слова, и эхо, казалось, прозвучало громче, чем от названий сотен остальных звезд. – Земля! Начало человечества!»

Меня всегда волновала тема космоса, с детства зачитываюсь научно-фантастическими романами и повестями. А в школе на уроках астрономии с лёгкостью в уме могла складывать огромные расстояния в парсеках – в отличие от своих одноклассников.

Эти две повести Андрэ Нортон стали для меня своеобразным подарком для моего взыскательного вкуса. Писательница охватила большой промежуток времени – из будущего – и хоть это и фантастика, но впечатления от повестей как от документальных произведений.


В конце марта я начала читать книгу Андрэ Нортон «Здесь водятся чудовища». В книге три романа: «Опасный спутник», «Здесь водятся чудовища» и «Рог Юона».
Андрэ Нортон: обзор трёх книг Андрэ Нортон, Что почитать?, Литература, Обзор книг, Текст, Длиннопост, Чтение, Фантастика

Главная героиня романа «Опасный спутник» Килда с’Рин родилась на планете Чалокс в 2405 планетарном году После Посадки. Её родители развелись после трёх лет брака, мать вновь вышла замуж, а девочку определили в детский дом для детей служащих. У Килды в детдоме был хороший учитель – мутант-гибрид Лазк Вольк, он заметил её пытливый ум и высокие способности и предложил ей возможность покинуть нелюбимую планету, устроившись помощницей по дому в семью с двумя детьми школьного возраста. Килда с лёгкостью получила эту вакансию и улетела с работодательницей джентльфем Гаской Зобак и её детьми дочерью Бартаре и сыном Оомарком на другую планету Дилан к её мужу и отцу семейства. Вот тут-то и начинаются приключения.

Старшая девочка Бартаре отличалась от брата. У неё был, как заметила Килда, невидимый спутник – Леди – с которой она часто общалась. Эта Леди и заманила детей и воспитательницу в серый мир с чудовищами, где им постоянно угрожала опасность. Если съешь плоды деревьев чужого мира, изменишься сам, что и произошло с Оомарком. Килда ела только свои небольшие припасы, но серый мир подействовал и на неё…

Килда несколько раз теряла из виду Оомарка, но только встретив ещё одного человека – Джорса Косгро – сумела найти обоих детей и вернуться с ними на Дилан. Косгро был исследователем первого разряда 25-го подразделения Сектора Аргол. Как выяснилось, попадая в этот серый мир, пленники перенеслись во времени, и когда Леди Мелуза отпустила их и позволила вернуться в свой мир, они попали в будущее. Для Килды и детей прошло 60 лет, а Косгро попал в серый мир в 2301 году. Сейчас на Дилане шёл 2483 год…

Финал книги мне понравился – главные герои столько пережили, что просто обязаны быть счастливы вместе.

Следующий роман – «Здесь водятся чудовища». На старинных географических картах на неисследованных частях света писали: «Здесь водятся чудовища». Но наставал день, когда эти земли посещали путешественники, и оказывалось, что никаких чудовищ там нет и в помине, зато есть много прекрасного и ранее невиданного.

Действие романа происходит в Америке, начало – 21 июля 1972 года. Двое молодых людей Ник Шоу и Линда Дюран ехали через местность Кат-Оуфф и попали в другую реальность. Здесь они встретили группу англичан, которые думают, что сейчас 1942 год… Кроме людей в этом странном месте полно чудовищ и врагов. И герои романа стали узниками этого мира. Здесь есть летающие охотники, которые на летающих тарелках увозят людей неизвестно куда. Есть и Герольд Авалон, который предлагает принять Нику выбор и присоединиться к жителям свободного города.

У Ника и Линды много приключений, им многое пришлось пережить. У Линды есть пекинес Ланг, а у одной из новых знакомых – кот Джереми. Эти животные обладают даром и предупреждают людей об опасности.

Примечательны слова Авалона: «Есть три степени свободы. Есть свобода тела, есть свобода разума и есть свобода духа. Человек должен обрести все три, если действительно хочет освободиться от рабства».

Герои не вернутся в свой прежний мир, им придётся принять предложение Герольда и измениться навсегда. Только так можно спастись в этом мире.

25 апреля я дочитала третий роман этой книги Нортон «Рог Юона». Это сага о рыцарях, сражениях и воинской доблести. Рассказаны две истории. Главные герои – герцог Юон Бордосский и его жена красавица Кларамонда. В романе мы встречаем верность и предательство, кровопролитные войны и рыцарские турниры. Есть место и королю эльфов по имени Оберон. Читая роман, я окунулась в мир приключений герцога Юона, который в итоге стал одним из правителей волшебной страны.

Книга «Королева Солнца» включает в себя 4 романа: «Саргассы в космосе» (1955), «Зачумленный корабль» (1956), «Планета колдовства» (1959) и «Проштемпелёвано звёздами» (1969).

Андрэ Нортон: обзор трёх книг Андрэ Нортон, Что почитать?, Литература, Обзор книг, Текст, Длиннопост, Чтение, Фантастика

Один из главных героев помощник суперкарго Дэйн Торсон пережил немало приключений, начиная от назначения на космический корабль «Королева Солнца» до получения должности суперкарго на втором корабле. На выжженной планете Лимбо, на торговлю с которой они выиграли права на аукционе, экипаж «Королевы» столкнулся с установкой Предтеч. Она притягивала корабли, и они разбивались о поверхность планеты. «Королеве» повезло не разбиться, потому что установка в это время была отключена. Обменяв права на Лимбо на Саргол, свободные торговцы полетели к новой планете. Заключив выгодную сделку, путешественники погрузили необычную древесину, и вместе с ней – полуневидимых хамелеонов с ядовитыми жалами, из-за которых почти весь экипаж заболел. «Королеву Солнца» объявили зачумленным кораблём. Но и из этих передряг друзьям удалось выпутаться. После того, как корабль перевели на почтовые рейсы, капитану Джелико поступило предложение посетить планету-заповедник Хатка. Один из членов экипажа Тау владеет магией, и это помогло друзьям противостоять местному шаману и в итоге победить его. И в заключительном романе «Королева» отправилась на Трьюс, где экипаж тоже пережил массу приключений.

Почитав в Википедии об Андрэ Нортон, обнаружила, что есть еще 3 романа про «Королеву Солнца»: «Подчёркнуто звёздами», «Покинутый корабль» и «Разум на торги». Эти романы написаны в соавторстве. И мне есть ещё что почитать.

Показать полностью 2
47

Лифт в преисподнюю. Глава 48. Головоломочка разобралась

Предыдущие главы


Бетонного цвета тучи растрескались под жаром тепла ближайшей к планете звезды. Развалились на здоровенные куски. А потом и вовсе медленно, словно сопротивляясь, растворились или расплавились, не проронив и капельки влаги.


Мрачный безлюдный город предстал перед светилом.


— «Трупники-то» солнышка не боятся.


Маша приоткрыла окна. Неожиданно тёплый ветерок уносил из квартиры запах сырости и пота.


— Сколько их там сейчас?


«Бывшие» бездумно водили мордами. Они то стояли, то бродили по дороге. Иногда исчезали из вида совсем, и казалось, что на улице никого нет.


— Пока три.


— Н-да, не выйти.


— Эх, а на солнышке сейчас, наверное, хорошо.


— Но хорошо тебе там будет недолго.


— С каждым днём их тут становится всё меньше. Интересно, это всегда те же самые или постоянно новые сюда приходят.


Никто не ответил. Но это был и не вопрос. Да и какая разница?


— Ну как ты сегодня?


— Вроде получше.


— Ну жить будешь, я думаю.


Саша чувствовал, что его погружение вниз закончилось, и он вот-вот начнёт всплывать из глубин забытья.


— Да. Мне кажется, ещё пару дней, и буду уже соображать нормально. Действительно, твоё пьяное лечение работает.


«А потом, возможно, появятся силы перебраться домой», — подумал, но вслух решил не говорить.


— Ну и хорошо. Повезло тебе, Сашка. Как на собаке всё заживает.


Мужчина наигранно улыбнулся. Хотя мнение другого человека придало ещё больше уверенности в выздоровлении. Его состояние было похоже на то, что, пожалуй, испытывал каждый. Когда с утра у тебя сильная температура, а под вечер она проходит. И ты чувствуешь себя выздоровевшим. Появляются силы, начинаешь суетиться, что-то делать, строить планы. А через пару часов температура возвращается.


— Кстати, забыла тебе рассказать.


— Что? — постарался выдержать спокойную интонацию в голосе, но встревожился внутри.


— После того, как я тебя заштопала… — словно специально тянула Маша, засмотревшись куда-то в сторону.


Мужчина медленно направил взгляд туда же. Кажется, его спасительница смотрела в проём между стеной и шкафом. Хм, обычно мебель приставляют вплотную к стене, а здесь почему-то шкаф был отставлен в сторону. Примерно на полметра. И в этой нише. На полу. Лежала подушка.


«Что за чёрт? И почему я раньше этого не замечал?»


— Ну?! — не удержался Саша.


Ему почему-то казалось, что она расскажет нечто важное, и это поможет исчезнуть странному дурному предчувствию.


Маша же как будто забылась. И продолжала отрешённо на что-то смотреть.


— Я думаю, что на то место припёрлось несколько «бывших», — как ни в чём не бывало начала рассказчица.


— На какое ТО?


— Ну где ты чуть к боженьке не отправился.


— Да? — удивился он.


— Ага. Прямо к твоему личному «водителю», — Маша улыбнулась. — Наверное, по твоей классификации, — сделала пальцами кавычки в воздухе, — это были «первые». Дряхлые такие, почти голые. И чёрные все от грязи. Ну насколько смогла рассмотреть, хотя я спустилась на пару этажей ниже. И вроде бы видела всё очень неплохо.


— Ну, если руки не удлинены…


— Да обычные они были, обычные, — отмахнулась женщина. — Я так поняла, на них эта штука тоже напала и разорвала, представляешь!


— Да ладно!


Маша чиркнула пальцем, показав знак «зуб даю». Потом посмотрела на грязные руки и скорчила гримасу: не стоит такие совать в рот. Быстро глянула в угол за шкаф.


Саша повторил её движение глазами. Но ничего нового для себя не открыл.


— Я всегда думал, что «бывшие» не жрут своих. Ну, как люди не трогают людей, — попытался отвлечь себя разговором.


— Это люди-то людей не жрут? Да наша история — это одни войны, убийства и предательства.


— Нет, ну у нас всё как-то не так, — попытался возразить, но чувствовал, что сам случайно завёл себя в западню.


— Абсолютно так же всё. Сильные бьют слабых, хитрые обманывают лопухов, а умные и подлые крошат их всех вместе взятых.


Саша не нашёл, что на это можно ответить. Желания спорить не было. Помолчали. Маша, пережевав свои мысли, решила продолжить прерванный рассказ.


— Я только полтора «бывших» застать успела, на самом деле. Думаю, «водитель»… ну типа, разрубил одного. И сожрал по кускам.


Мужчина удивлённо поднял брови. Рассказчица сделала рубящий жест руками. А потом странно улыбнулась. Но не Саше. А подушке в углу. За шкафом.


— Что же это вообще за тварь-то такая? — с трудом сохраняя спокойствие, пытался переварить новости. Внутри всё сжалось.


— Это уже больше к тебе вопрос. Ты же у нас теоретик по «бывшим» человечкам, — попробовала пошутить Маша.


Теоретик только хмыкнул в ответ и закрыл глаза.


«Почему у неё сегодня такое хорошее настроение? Перестала быть мрачной и нервной. Как будто что-то случилось. Может, солнце так влияет?»


— Ты ещё не знаешь, что со вторым было!


— И что же? — не «включая свет», спросил он.


— Они его утащили.


— Кто? — удивлённо уставился на Машу.


— Другие «трупники».


— «Бывшие» утащили «бывшего»? Ты это хочешь сказать? И зачем?


— А, ну так он ранен был, я совсем забыла про это. Голова дырявая. Не выспалась! Его та тварь из машины разрубила от плеча и почти до живота. Сделала ему раздвоение личности, — хихикнула. — Ну, так я смогла разглядеть. Может, он просто ранен был как-то… Не суть, но «водитель» знатно его покромсал. И меня это очень даже устраивает.


— Странно, — лишь проронил он. По телу пробежали мурашки — «почему она не выспалась?»


А потом Саша вспомнил:


— Чёрт! Ведь что-то подобное я уже видел! Тогда один «бывший» обнюхивал другого, а потом взял его и куда-то унёс. Да, вот как-то так всё и было.


Маша от удивления открыла рот:


— Такого ты мне не рассказывал.


Пожал плечами, мол: всего не расскажешь.


— И знаешь, не то чтобы я не придал этому значения тогда. Просто не знал, что и думать. Тот забрал того. Эти утащили этого. Но в моём случае «первый» вроде был… здоров. А после твоих слов, получается — это система какая-то.


«Эх, Сашка-Сашка, что ж в твоей голове-то?»


— Хм, — скривив лицо, женщина сделала вид, что пора переходить к обсуждению другого вопроса. — И почему они его там же не сожрали?


Саша посмотрел на неё. Картинка в его глазах начала раздваиваться, но несколько раз моргнув, он вернул всё на свои места. Стараясь не потерять концентрации, немного удивлённо спросил:


— Ты считаешь, они забрали «первого», чтобы просто съесть?


— Зачем же ещё!


— Не знаю. Тогда можно было его и на месте съесть. Не отходя от кассы, так сказать.


— Там их этот урод мог достать! — возбуждённо начала спорить Маша. — Наверное, побоялись, что он их тоже порвёт.


— Это, конечно, да, — задумался он, — но если бы всё и правда было так просто, как ты считаешь… Тогда эти тупые твари начали бы жрать «первого» прямо там, — мужчина немного робко посмотрел в глаза собеседнице, будто ожидая возражений. — На них бы напал этот, как ты его называешь, урод из машины. И тогда они всей стаей в ответ кинулись бы на это существо. Причём, ты же сказала, что на шум сюда пришли разные «бывшие»? Даже «гончие» соизволили?


Женщина, на секунду задумавшись, кивнула и, словно с её разрешения, Саша продолжал:


— Так вот, эти разные «бывшие», даю тебе сто процентов, убили бы тварь из машины за несколько минут. Если только у неё не повылезало бы ещё таких лап, которыми она орудует.


Помолчал и серьёзно посмотрел на Машу:


— Но раз этого не произошло. И они, как ты говоришь, унесли своего. Значит, «бывшие» — существа более сложно организованные, чем нам кажется.


— Почему? — глупо спросила женщина.


— Потому, — немного раздражённо, из-за алкоголя в крови, сказал Саша. — Потому что они, видимо, поняли, что эта тварь им не по зубам! И просто забрали своего, чтобы сожрать в сторонке. Или унесли его лечить или что-то такое делать.


— Н-да. Надо бы тебе лекарства перестать давать. А то тебя, похоже, понесло. «Бывшие» уволокли «бывшего», чтобы лечить! Фигня какая-то!


— Может быть, меня и штормит, — согласился он, продолжая раздражаться. — Но я пытаюсь найти нормальные объяснения этой ерундистике. Почему «бывшие» ведут себя именно так, как они это делают? Какие законы ими движут?


— Законы? Ты думаешь, что это и правда может быть так? — с лёгкой, но презрительной насмешкой спросила Маша.


— Да, — процедил сквозь зубы мужчина.


— Как бы не показались тебе настоящие ответы на эти вопросы ещё страшнее, чем ты там себе выдумываешь, — загадочно прошипела она и подошла к окну. Выглянула наружу.


Улица. «Бывшие» вдалеке. Солнце. Тепло.


Время гулять, а не выживать.


— Из твоей версии выходит, что «бывшие» могут испытывать страх.


Маша повернулась и с непониманием посмотрела на собеседника. Чувствовалось, что она раздражена. Эти же эмоции начинали закипать и в её госте.


— Да, — Саша повысил голос, а непривыкшая к такому Маша, даже стала как будто внимательнее его слушать. — Ты говоришь, что неживые ушли, потому что их могла сожрать эта штука из машины?


— Ну да, — ответила она не очень уверенно и добавила: — Ну я так думаю.


— Тогда получается, они соображают что ли? Боятся? Понимают, что такое угроза?


— Да это же «трупники»! Как они могут соображать?


«Да, Санёк точно сбрендил».


— Почему тогда ушли? И унесли с собой «бывшего»? Будь они так тупы, как мы думали, то сожрали бы его на месте. Но неживые повели себя иначе!


Маша промолчала. Не сводила глаз с одной точки. Не нужно объяснять, куда она смотрела.


Саша присмотрелся к подушке на полу. И заметил вмятину в центре. Точнее заметил её он сразу, но не придал значения тому, что увидел. Такая вмятина, будто кто-то долго там сидел.


«Но кто? И когда? Что тут вообще происходит?! Ч-чёрт!», — только и успевал спрашивать сам у себя мужчина, параллельно с рассуждениями о сообразительности «бывших».


— До тебя что, и правда, не доходит? — Саша почти кричал от страха и раздражения на какую-то Машину непробиваемость. — Забыла, блин, она мне сказать! Да это может самое важное, что ты кому-либо должна была сказать! Ещё бы через неделю вспомнила!


— Думаешь, такое возможно? — сквозь зубы процедила она, окинув собеседника леденящим взглядом, враз сбивающим любую спесь.


Подействовало. Саша виновато потупился, начал бормотать уже шёпотом:


— А какое, блин, возможно? Ты же это видела! Не я! Мне с твоих слов думать приходится!


— Ты хочешь сказать, что «трупники» могут думать? — строго спросила Маша. — Соображают они?


Мужчина заметил, что она взялась за рукоятку ножа, висевшего на поясе. Возможно, просто автоматическое движение, а может быть, женщину охватила тихая ярость от тона собеседника. И Саша понял: лучше вести себя тише.


— Не хочу я этого говорить... Но зачем им было уносить его? Вот для чего? Почему?


— Сожрать!


— Почему не сожрать на месте?


— Там эта тварь опасная!


— Ну вот, — сказал он тоном родителя, который объясняет ребёнку совершенно очевидную вещь.


— Что ну вот?


— Ну как ты не поймёшь? Они не тупые!


Маша открыла было рот, но тут до неё наконец-то дошло. Головоломочка собралась.


— Вот же чёрт! Они не тупые?


— Ну слава небесам!


— Мы точно сдохнем.


— Что?


— Если они соображают. Нам конец.


— Над этим ещё надо подумать, конечно, — устало сказал Саша. — Как голова нормально заработает. А то сейчас я прямо на пределе всего.


«А почему тогда "трупники" напали на ту тварь, если они понимают?»


— Да! — воскликнула Маша.


— Что? — испугался мужчина.


— Что-что, слушать надо!


Волна дрожи прокатилась по Сашиному телу.


— Объясни-ка мне, почему тогда они напали на «водителя»? Те двое? Одного он сожрал, а второго унесли. Если ты говоришь, что они соображают! То почему те двое напали? Они же должны были понимать.


Теперь уже Саша задумчиво смотрел на подушку за шкафом. Головоломочка разобралась.


— Действительно, — прошептал мужчина. — Я не знаю. И правда, тогда всё как-то сложно получается. Как-то нелогично.


«Совсем поехал наш Шурик».


— И почему они друг на друга тогда не нападают. Ну ходячие «бывшие»? То есть на штуку в машине одни напали. И получили. Другие не напали и утащили своих.


«Что-то у меня голова кругом».


— Да, как-то странно и запутано выходит, — расстроенно согласился Саша. Только что у него имелась стройная теория о поведении «бывших», а теперь она, мягко говоря, выглядела неполноценной или однобокой.


— С другой стороны, может они действительно, как люди? Могут и на своих, и на чужих нападать?


— Да? Но ради чего?


— Может, ради еды?


***


— Я вот что ещё хотела сказать… Сказать. Предложить. Не знаю.


— Господи, что ещё? Ты видела, как они разговаривают? У них есть письменность? — дал волю своему чувству юмора Саша.


Маша зло сверкнула глазами, и мужчина притих. Поправила нож на поясе:


— Надо выбираться, Шурик-дурик. Предлагаю объединиться… Хотя мы и так уже с вами, можно сказать…


У Саши кольнуло сердце: «Ну вот опять она со своим "мы". Да что за черт?»


«Чего это он так поморщился?» — заметила она.


— Я тут думала… Рядом же воинская часть есть. Может, нам туда рвануть? Там оружие должно быть. Наверное, и еда. Люди, мало ли, тоже есть.


— Ничего себе. А далеко это? Что-то такое смутно припоминаю.


— Да тут на Краснинском, — показала рукой в сторону.


— На Краснинском, на Краснинском… — пробормотал, вспоминая. — А, понял. Проезжал, да, как-то мимо неё. Слева от дороги? Там забор из плит такой, да? — Маша кивнула. — А как мы туда доберёмся?


— Да на тачке.


— Хм, — даже удивился такому простому решению. — Но найти машину не так-то просто.


— Ай, машину-то мы найдём, — успокаивающе махнула рукой. — У нас их тут во дворе полно. Туда если вглубь и чуть вправо пойти, их много стоит. Причём, там детский садик был, куда иногда на очень приличных тачках приезжали. Ещё бы, считай центр города, — заговорщицки подмигнула.


— Да, но аккумуляторы, наверное, все сели. Столько времени стоять. Не заведётся же ничего, наверное?


— Многие. Большинство даже сели. Но не все. Нормальный, хорошо заряженный аккум и дольше простоит.


— Серьёзно? — спросил Саша вслух, а про себя подумал: «Да откуда ж ты это знаешь?»


— Сто процентов. Надо просто тачку нормальную взять.


— Какую?


— Не знаю. Дорогую. Тебе какие больше нравятся?


Маша снова выглянула в окно.


Никого.


— Ну так что? Мы в месте?


— Да, ответил Саша. — Мы с вами.


Маша загадочно улыбнулась и посмотрела на подушку.

Показать полностью
44

Лифт в преисподнюю. Глава 47. Фигуры тьмы

Предыдущие главы


Холодно.


Абсолютно темно.


Но это не какая-то пустая темнота.


Когда. Просто. Темно.


По-другому. Здесь темнота становилась началом чего-то более плотного и материального.


Настоящего.


Осязаемого.


Ощущаемого.


Когда ты сидишь на полу в чужой квартире, вокруг не просто темно.


Не просто несветло. Речь идёт не о противоположности свету. На него всем наплевать.


Ха. Тьфу.


Нет. Ты — в кофейной гуще. По-материальному чёрной. А темнота — всего лишь кофе. То есть, что-то разбавленное водой.


Пригодное к употреблению. Для людей.


Мир кругом — чёрная материя, в которой мы лишь бестелесные тени недавно рухнувшей империи… И мы на дне. В самой гуще.


Хочется спать. Тело, возбуждённое мыслями, наэлектризовано бессонницей. Глаза не сомкнуть. Несмотря на желание сделать именно это.


Размышления.


Не добрые. Не приятные.


Необходимые.


Вынужденные.


Маша сидела спиной к стене в прихожей. Зал перед ней. Но чуть слева. Посмотрела в комнату. И увидела, нет, узнала краешек дивана.


Лунного света совсем чуть-чуть. Но ей хватило.


Она помнила, как тут всё.


Зачем сюда пришла?


Выговориться.


Выговорить те пачки слов, что завалили рабочую память. Упорядочить их в мысли-действия. Чтобы в хаосе отыскать свой путь. Свой путь с этого дна.


Маша разгружала себя, пока Саша спал там наверху. Продолжала монолог. И ещё не подозревала, к чему он её приведёт:


«Что самое важное сейчас?»


— Самое важное — попробовать доставить Сашину незаразную кровь...


«Куда?»


— Неизвестно! — взмахнула руками. — Ничего неизвестно! Но тут рядом есть воинская часть. Пара километров до неё, почти граница города.


Покачала головой.


Снова заглянула в комнату. Как будто проверяя там кого-то.


— Если бы солдатики остались живы — мы бы узнали.


«Стрельбы на моей памяти не случалось!»


— Значит, там тишина. Как и во всём городе. Но в части может остаться оружие! Транспорт. Связь. Вдвоём, со здоровым мужиком, вполне реально рискнуть.


Скорчила гримасу. Ни она, ни Саша понятия не имели, как пользоваться армейскими рациями. Да и здоровым мужиком называть его язык не поворачивался. Еле-еле душа в теле…


— Ладно, со звонилками попробуем разобраться потом. Если они найдутся, — прищурилась. — В воинской части может остаться что-то полезное. Много полезного. И еда. Тушёнка по ГОСТу.


Задумалась на мгновение.


— Дорога туда почти по прямой. По Николаева. А там одни дома. Девяти- и пятиэтажки.


«Там "трупников" будет тьма…»


Маша закатила глаза. Представила, как они станут пробираться по улице, плотно застроенной жилыми домами. Где на Тот момент, скорее всего, находилось очень много людей.


— На первых этажах в основном работали магазины, а всё остальное — квартиры. То есть, этот район должен кишеть «трупниками».


«Впрочем, как и здесь…»


Мысли так быстро складывались в слова…


— С другой стороны... — неуверенно остановилась.


«Точно! Можно же пойти по другой стороне!»


— По параллельной дороге слева. Не по Николаева, а по Тульскому, как его там… переулку что ли.


«Дворами».


— Тогда жилой район останется как бы справа, а не с двух сторон. Слева там какие-то склады, гаражи.


«Магазин белорусской мебели, кажется…»


— Возле парка ещё стоит пара домов частных.


«Местных богатеев».


— Прям возле леса. Может в них попробовать обосноваться потом, на время?


«Там, наверное, и печки есть?»


Женщина протянула руку влево и придвинула к себе подушку. Села на неё. Пол был холодным. Разум — нет. Настал черёд самых тяжелых мыслей.


— Если взять его семью, то в машине от них особо проблем не будет. Сиди себе и жди, когда тебя довезут…


С досадой:


— Да кого я обманываю! Чёрт!


«Ещё два слабака, которые ничего не умеют! Не смогут без проблем даже из дома выйти. Да, они в этом не виноваты, но "трупникам" наплевать!»


Провела рукой по лицу, снимая усталость. Но не сняла. Потёрла глаза. Мысли прыгали. Сосредоточиться не получалось. Это раздражало.


«Что важнее? Эти двое?»


— Или тот, кто не заражается от дряни, которая погубила весь наш город? Как минимум. Чёрт!


До этого момента ей становилось легче от своего монолога. Теперь же тяжесть мыслей обрушилась на уставшие плечи. Маша почувствовала, что сейчас заплачет.


— Я себя к такому не готовила. Я вообще не знаю, что делать. И надо ли вообще? Ничего не хочу... Нет сил.


«К такому никого не готовили!»


— И как поступить?


«Что важнее?»


— Что важнее не для меня?


«Хм».


— Не для него, а для всех остальных выживших? Важнее, наверное, оружие против «трупников»! То, что, возможно, даст пусть не нам уже, а остальным что-то вроде иммунитета.


«В Сашкиной крови что-то есть».


— Это что-то нужно доставить куда-то! Взамен нам помогут. Мне помогут.


«К военным».


При всей своей жёсткости она не готова была вот так просто бросить двух живых людей. Из-за сомнительной, призрачной цели. Умышленно бросить. Так-то помогать им Маша не собиралась.


— Но можно ли оставлять живых людей на смерть? Ведь мы даже не знаем, есть ли смысл рисковать? Но если так ничего и не делать, то заразу не победить!


«Пора уже брать ответственность на себя».


— Всю жизнь за нас всё решают! Когда отключить воду, когда поднять цены, когда подорожать доллару и опять поднять цены.


«Угу».


— И спасать нас никто не приедет.


«Всю жизнь ты живёшь, стараешься вести себя с людьми по-людски».


— А спасают в итоге только тех свиней, что живут за наш счёт и воруют наши налоги.


«И которые это всё и допустили!»


— Нет, не каждый получает то, что заслуживает, не каждый.


Капнули слёзы. Совсем немного. Едва. Скорее от какой-то мирской несправедливости. Отсутствия равновесия добра и зла. Но, возможно, равновесие между этими понятиями и не могло быть предусмотрено. Ведь их придумали люди.


Всё те же люди, что и не собирались им следовать.


«Нас никто не будет спасать!»


— Спасают тех, кто чего-то да стоит! Возможно, это мы должны всех спасать, потому что выжили?


«Потому что у Саши в крови что-то, что не берёт зараза».


— Возможно, это мы те самые спасатели, которых все ждут. Может, пора начать играть другую роль! Ох, ну и бред!


«Хм».


Придётся бросить его семью. Оставить настоящих живых людей умирать.


— Нужна машина, хорошая машина… Может, ему сказать? Рассказать всё вот так подробно? Объяснить всю логику? Доказать, что его кровь важнее даже собственного его ребёнка. Что иногда так действительно бывает!


«Да, жизнь отстой!»


— Приходится иногда бросать то, что любишь ты, ради того, чтобы кто-то другой смог жить и любить. И этот другой даже не скажет тебе спасибо!


«Про тебя никто не узнает!»


— Ты не станешь героем, ты разрушишь свою жизнь ради других, просто так! И всё это потому что именно ты, один только ты, можешь хоть как-то повлиять на тот ужас, который убивает всех остальных.


Маша стёрла слезинки. Размазала по грязному лицу. Спрятала руки подмышки, как бы обняв себя.


«Успокоилась?»


— Это, чёрт возьми, страшно и отвратительно! Может, и не должно быть никаких «остальных людей»! Может, все «остальные» должны быть ближе нам всем? Нас же специально столько лет разъединяли, разобщали.


«Разрушали скрепы нашего народа, чтобы даже собственный сосед казался нам чужаком!»


— И относился к нам, как к чужакам!


«Но на родной земле такого быть не должно!»


— Поэтому нам с Сашей и придётся пожертвовать теми, кого он любит. Ведь иначе мы не доедем! Господи, ну я и выдаю! Ха-ха!


Отрицательно покачала головой.


— Но он же их не бросит.


«Даже если будет уверен, что не прав!»


Приободрившись:


— А может, предложить оставить их на время, а потом вернуться? Но тут нельзя давать никаких гарантий. Если у него и правда такая кровь, то это самая ценная в мире кровь! Сейчас.


«Военные его не отпустят. Конечно, если мы их найдём».


— Ну вот его семья никак не вписывается в то, чтобы хоть как-то спастись.


«Я могу попробовать добежать и привести их сюда».


— Может быть, и получится. «Трупников» сейчас особо не видно. Но все мы понимаем, что они рядом.


«Они везде. Они стали этим городом. Это уже не человеческий город».


Взялась за голову.


— Тут дойти до соседнего дома проблема.


«Вот Саша чуть не погиб».


— А втроём, с ребёнком перебежать…


«Мне их жалко, но я не самоубийца. Ну нафиг. Я из-за них помирать не собираюсь».


— Из-за них — нет, из-за крови Саши — возможно. Серьёзно?


«Большая роль маленького человека».


Вздохнула.


— А вот жена и сын его из-за моих решений могут умереть.


«Да они и так уже без пяти минут покойники!»


— Но тогда и Сашка со мной не пойдёт.


«Ему не объяснить, что его кровь важнее. Нас всех».


— «Либо мы идём все вместе. Либо не идём вообще» — так он скажет. Но если взять к нам ещё двоих, то это точно верная смерть.


«Даже до воинской части не доберёмся».


— Чёрт! Мне что туда одной бежать? И почему мне вечно больше всех надо?


Где-то далеко раздался вой.


Маша, опершись рукой на пол, встала. Потянулась, разминая мышцы. Зевнула. Прошла в кухню, даже не заглянув в зал. Взяла со стола пластиковую бутылку.


Пшшсс — открыла.


Сделала глоток. Поморщилась от газов, «стрелявших» в горле. Ещё глоток. Ещё.


Сссс — холодная.


Поставила на стол. Закрутила крышку.


Посмотрела на…


Холодильник, который, словно чёрный шкаф, наполовину загораживал окно. Обрывал и без того жидкий поток частичек лунного света. Прямоугольная комната получалась разделённой. На абсолютно чёрную часть. И серую. Ту, куда чуть-чуть света всё-таки проливалось.


Справа от холодильника, у стены в углу, стоял стул. В такой темноте, что даже Маша не смогла бы различить сидящего на нём.


Или не сидящего. А всё это тени, их игра с твоим воображением.


Да и был ли там стул?


Просто. Тьма никогда не бывает плоской.


Никогда.


В ней всегда есть фигуры. Она состоит из них? Фигуры тьмы. Но ты не часто можешь разобрать знакомый тебе образ. Наверное, потому что тьма хранит в себе много неведомого? А возможно, она просто содержит в себе частичку неведомого тебя. И всё.


Маша, стоя на серой стороне кухни, всё же не убирала руку из тёмной половины — держала бутылку за горлышко. И чуть наклонив, перекатывала по столу.


Кткткт-кткткт — медленный, едва слышный звук.


Посмотрев на одну из фигур тьмы — что-то за холодильником, на том самом стуле, спросила:


— Вот почему? Почему я должна об этом думать? Почему я должна это решать? Я не хочу их бросать! Мне, конечно, на них наплевать по большому счёту, но убивать-то их я не хочу! А если мы их оставим, то конец им.


«Да и Саша на это не пойдёт, опять же».


Покачала головой. Словно отмахиваясь от каких-то мыслей или слов.


— Как мне его спасти, не убивая нас всех?


Никто не ответил ей. Тьма шевельнулась, и что-то многогранное, неровное стало округлым.


«Просто нужно решить, что сейчас важнее».


— Я хочу жить.


«Так».


— Это точно.


«Зачем мне всем этим заниматься?»


— Затем, чтобы выжить. В городе оставаться смысла нет. Нужно найти машину, собрать припасы и уезжать.


«Желательно не одной».


— Другой человек должен уметь водить.


«Чтобы мы сменялись и спали».


— Лучше всего найти военных. Города... места, где осталась цивилизация. Мне нужно туда, где будет защита.


«А это только у военных».


— Если я хочу жить дальше, не боясь этих тварей, то их надо убить.


«Или для начала получить иммунитет к их заразе».


— С этим, наверное, поможет кровь Саши, который не заразился. Значит, его надо доставить к военным.


«Значит, это самая важная сейчас цель!»


Вздохнула.


Поёжилась от холода. Темно.


Она привыкла к темноте. Словно что-то звериное начинало просыпаться в ней за эти месяцы. Зрение обострилось. Стала лучше видеть. Вообще лучше видеть. И днём, и ночью. Возможно, просто из-за того, что уже очень давно не пялилась в телефон. Или нет?


— Почему я должна это делать?


«Не почему».


— Если сказать ему о моих догадках, то он может и не поверить. Он всё равно во главу угла будет ставить свою семью, а не всех остальных.


«Личное, а не общественное».


— Он не сможет их бросить.


«А всем вместе выбраться намного сложнее».


— Женщина и ребёнок слишком не приспособлены. С ними мы точно не выберемся, слишком много сложностей.


«Вдвоём проще».


— Но если у нас будет какой-то, не знаю, броневик, то мы можем их туда загрузить и спасти. Значит, сначала нужно раздобыть технику, а потом забрать их. Если машину найти не получится, то…


Женщина не закончила. И так было ясно, что, если не обзавестись транспортом, смысла дёргаться нет.


— Значит, нам нужно добраться до воинской части. Чтобы туда попасть, нужно избавиться от тех, кто бродит возле дома.


«И от той твари в машине».


— Кстати, если у Саши незаразная кровь, то, может, и у его ребёнка тоже что-то такое?


«Чёрт, теперь точно придётся их брать».


Маша аж вспотела от возбуждения. От своего логичного вывода насчёт ребёнка.


— Они мой пропуск в будущее. Возможно, для всех нас, — сказала она словно с моральным облегчением.


«Тот случай, когда на душе стало легче и тяжелее одновременно».


— Да. Кажется, у меня начал складываться план действий.


«И никого не придётся бросать».


— Так как все оказались нужны друг другу.

Показать полностью
52

Лифт в преисподнюю. Глава 46. Чибрики

Предыдущие главы


Пумм.


Кто-то давит со стороны подъезда на обитую кожзамом металлическую перегородку на петлях. Китайская сталь постанывает. Иногда поскрипывает и коричневая обивка.


«Как будто кожа трётся о кожу?»


Перед Мариной несколько метров тёмного пространства с разрывом слабого света, слева чуть дальше середины коридора. Это поворот на кухню и во вторую комнату. Ближе к входной двери.


«Тот самый "бывший"? — со страхом шевельнулась мысль. — Болотного цвета. Вытянутый. С большущей головой. Новый. Ну а кто ещё там может быть?»


Казалось, день никогда не закончится. Если тебя не убьёт одна неведомая тварь, так найдётся другая. И пусть первая прикована к машине, так вторая придёт за тобой прямо в дом.


Только сейчас почувствовала, что тело дрожит, а сама, в уме, словно бы и не замёрзла. Понимание… нет, ощущение холода, но не сам холод, как будто включалось и выключалось, по чьей-то команде. Может быть, так мозг пытался хоть как-то помочь пережить безжалостные удары безумного дня? Ведь всё произошло чуть ли не за час.


Крик Саши.


Выход за дверь.


Два «первых» и неведомый «водитель».


Схватка в машине.


Бегство.


«Первый»-калека. Драка с ним.


Потом тот зелёный в подъезде.


И ещё Миша.


«Божечки, что же с Мишкой-то случилось?»


Подходить к входной двери не хотелось. И она незаметно для себя отвлекалась на посторонние мысли. Позволяла им захватывать свой разум. Что угодно, лишь бы забыть о страхе. Мечтала о том, чтобы это всё скорее закончилось. Хотела согреться, обнять ребёнка, поспать. Успокоиться. Если вообще теперь хоть когда-нибудь сумеет успокоиться.


«Да, за эту половину дня произошло больше, чем за несколько последних месяцев взаперти».


Само собой, тело должно было как-то отреагировать, чтобы сохранить свою целостность. И наверное, из-за этого по коже временами проходили волны мягкого тепла. Возможно, так и отключался холод? Снова хотелось прилечь и заснуть. Набраться сил. Но Марина не поддавалась и двигалась дальше — шла сквозь тёплый ватный сон.


Чем ближе к двери, тем страшнее. Тем непослушнее становились ноги и медленнее движения.


Из тёмных углов иногда на миг снова показывались искрящиеся спирали. Словно пытались вернуться, но что-то не пускало. С каждым движением как будто вступаешь в пространство какого-то тёплого мрачного сна. Когда от холода перестаёшь чувствовать ноги и кажется, что они в тепле…


Марина и не заметила, как оказалась возле выхода из квартиры.


Пришла.


Мысли спутаны.


Тошнит.


Темно.


Глазка не видно. Хотя он маленькой точкой света должен был разрывать тьму.


Близко подходить к двери духу не хватает.


Медленно протянула руку. Провела ладонью по поверхности.


Пуммм — отпрянула от испуга! Сердце заколотилось.


«Оно сейчас… прямо там!» — в руки добавилась нервная дрожь, слабость — в колени. Женщина еле держалась на ногах.


Страшно.


Тяжело понимать, что их с нечеловеком разделяли лишь несколько миллиметров металла.


Вдох-выдох. Вдох…


Привела мысли в более стройный вид. Глаза привыкли к темноте и должны уже суметь различить дверной глазок.


«Но его не видно!»


Снова провела ладонью по дверной обивке.


Не спеша.


Едва касаясь.


Словно по чему-то горячему.


«Нашла!»


Сглотнула слюну, сжала челюсти и медленно, как будто с отвращением, приблизила лицо к двери.


Посмотрела.


Темно.


«Странно. Ведь прямо сюда должен бить свет из окна в подъезде. Всегда хорошо освещалось».


То есть, темно быть не должно.


«Сейчас утро. Ведь ещё утро же? Божечки, хоть бы "бывший" ушёл, нет уже сил никаких…»


Тогда почему темно?


Сотрясаясь от страха, прильнула к глазку снова. Всматривалась более пристально, стараясь различить хоть что-то в темноте.


Снова звук!


Такой бывает, когда летом встаёшь с кожаного кресла, и обивка немного прилипла к твоим ногам. Слшииип.


«Подожди-ка», — темнота изменялась, обретала глубину — похоже на киношное движение монстра в вечерних водах, когда едва различимый силуэт проплывает где-то на границе видимости. Темнота за секунду словно растворилась, и перед её взглядом возникла морда нового «бывшего». Страшное тёмно-зелёное пятно, обведённое слабым светом.


Его глаза внимательно скользили по поверхности двери, но… нет, они смотрели прямо в душу Марины.


— Аукх!


Тело на испуг отреагировало так, что её словно взрывом отшвырнуло назад. Отпрыгнув от двери, женщина врезалась спиной в стену. Наступила на какие-то пакеты и упала — мягко на них приземлившись. Сердце колотилось. Колючая боль прострелила грудную клетку — Марина даже схватилась за сердце. Но не сводила глаз с двери.


Во взгляде было что-то умоляющее. Кого? Что? Неизвестно. Но испуганная женщина продала бы душу, лишь бы проснуться от этого кошмарного сна.


Вот только никто не спал.


«Замок! А замок закрыт? Дура! Я же за этим сюда шла!»


Страшно вставать. Как же страшно вообще двигаться! Дышать, смотреть!


Тело — сплошная сведённая судорогой мышца!


«Божечки-божечки-боже!»


Со стоном, который не смогла сдержать, поднялась. Слёзы катились по щекам, руки неприлично плохо слушались. Попыталась нащупать ключ в замочной скважине.


«Пусто!»


Замерла. Нет, всё её тело сотрясала неконтролируемая дрожь. А разум, треснутой льдиной, висел в чёрной невесомости.


«Лучше не шевелиться, чтобы не привлечь внимание "бывшего" новым шумом».


Трясти начало ещё сильнее. Зубы стучали так, что размолотили бы горсть орехов. И самое страшное, что она совершенно не помнила, закрыла ли дверь после возвращения. А если замок не заперт, то тварь сможет забраться в квартиру.


Механизм дверной ручки скрипнул. Как будто кто-то со стороны подъезда взялся за неё и потянул на себя.


«Может померещилось? Темно…»


Затем, ручка немного провернулась вниз. Словно некто пытался понять, как работает эта система. И подёргивал её в разные стороны, не понимая, какой должен быть результат.


«Божечки! Да он же и так знает, что я здесь!» — схватилась со всех сил за ручку. Потянула металл вверх, чтобы не дать «бывшему» её повернуть и открыть дверь.


Очередная волна панической дрожи прокатилась по уставшему телу. Но что-то во всей этой ситуации стало казаться ей глупым и нелепым. Поддавшись неосознаваемому предчувствию, Марина одной рукой снова провела по двери. Нащупала пальцами язычок щеколды — совсем рядом с дверным косяком. А значит… Дверь заперта на щеколду!


«Вот же дура глупая! — начала ругать себя. — Я же сразу её так и закрыла! Не на ключ, а на щеколду! Божечки, что с моей головой? Я от ужаса чуть не умерла!»


Страх начал разжимать тиски боли на сердце. Облегчение. Стыд за свою глупость и дырявую память.


«Всего этого можно было и не переживать, помни я про эту щеколду!»


Снова медленно приблизила лицо к двери.


Посмотрела в глазок.


Никого. Пустой подъезд. Слабый свет из окон, заставленных книгами.


Холод накатил новой волной. Обняв себя за плечи, Марина подумала:


«Он, что, тоже пытался смотреть в глазок? Он понимает, как это работает?»


Неожиданный кашель и боль в горле направили мысли в другое русло:


«Нужно переодеться! Или я умру от простуды, которая мне обеспечена, если не сниму мокрую одежду. Божечки, какая же я всё-таки дура! Забыла про щеколду!»


Прошептала сыну:


— Мишунь, всё хорошо! Посиди пока, я сейчас.


Шатаясь, женщина направилась в сторону кухни, на ходу раздеваясь.


Опустив взгляд на перепачканные руки, немытое в тёмных разводах тело, чёрные пальцы ног, Марина вздохнула:


«Отвратительно, как же это отвратительно!»


Вошла в кухню. Осмотрелась. Потом, с таким выражением лица, как будто что-то вспомнила, достала из шкафчика коньяк. Взяла в руки первое попавшееся кухонное полотенце и щедро полила его тёмным напитком. Когда оно достаточно пропиталось, начала медленно протирать им своё тело. Движения постепенно ускорялись, и через минуту она уже начала чувствовать жжение и тепло от растирания.


Кожа очищалась и согревалась, а мыслям по крупицам возвращалась ясность.


Выдавила слабую улыбку, больше похожую на оскал паралитика — приятно видеть, как тело становится чистым. Приятно это чувствовать. И пусть вместо мочалки давно не стираное полотенце, а воду и мыло заменяет крепкий алкоголь. Главное, что они делали своё дело — очищали и согревали. Долго оттирала кровь с лица. Потом намочив водой краешек другого полотенца, снова протёрла всё тело.


Чистая кожа выглядела настолько непривычно, что, разглядывая свои руки, Марина погрузилась в тёплые воспоминания. Картинки того, как жила их семья «до», стали хаотично появляться в памяти. Но внезапно она так сильно встряхнула головой, что, слегка потеряв равновесие, оперлась на столешницу. Это движение вернуло к реальной жизни.


Мужа больше нет.


С ребёнком творится что-то странное.


Вокруг полно людей, переставших быть людьми. И они научились входить в подъезды.

Стараясь не шуметь, прошла в дальнюю комнату.


Взяла со старой антресоли крем и густо намазала им тело. Тут и там на чистой коже виднелась красная сыпь.


«Ещё бы, столько не мыться!»


Марина выбрала бельё и одежду почище и быстро натянула всё на себя. Упаковавшись «как положено», она поняла, что тело совсем согрелось.


— Малыш, вылезай. Всё хорошо, — помогла сыну выбраться, ласково поцеловала в лоб. — Как ты? Сейчас водички принесу попить. Есть не хочешь?


— Только спать, — ребёнок выглядел уставшим.


— Болит что-нибудь сейчас?


— Нет. Очень спать хочу...


Напоила, уложила сонного сынишку на диван, легла рядом и накрыла обоих с головой покрывалом.


***

Марина стояла на кухне. Руки тряслись, в глазах двоилось, что-то внутри готово было взорваться…


«Не мог Саша там выжить. Только не в схватке с этой злой тварью крюкастой. Которая огромными кусками пожирала "бывших". Боже, какой же ужас! Что теперь делать?»


А слёз у неё уже, кажется, на сегодня не осталось?


Миша полулежал на диване в зале. Она дала ему ещё воды и вытерла лицо. Ребёнка уже не тошнило. Поговорила с ним… оказалось, что сын ничего не ел в её отсутствие. А завтракали они вместе, одним и тем же. Портиться там было нечему.


«То есть отравиться не мог».


Просто постепенно ему вдруг стало «темно и плохо». А потом он ничего не помнит. Но было не холодно.


Хм. В матери что-то шевельнулось при этих его словах, но она не смогла разобрать, что именно. Поэтому просто решила, что малыш переволновался и поймал паническую атаку. Или что-то такое, что случается у детей.


«Божечки, что же мне делать? — всхлипнула и подавилась воздухом. — Но если Сашу убила эта тварь, то он хотя бы не станет "бывшим" и не нападёт на нас».


— Есть хочешь? — заглянула она в комнату к сыну.


Мальчик кивнул и продолжил играть в «чибриков» — пластмассовые фигурки каких-то мультяшных вояк. Муж тоннами заказывал их из Китая.


Вздохнув, открыла кухонный шкафчик и достала банку тушёнки.


Тумхк — пробила открывашкой маленькую дырку в жестяной банке.


«Если мы остались вдвоём, то теперь мне придётся выходить за едой. Слава богу, что я не потеряла этот топор! — чуть не плача, рассуждала женщина. — Но только, как это мне поможет в драке с "бывшими"? Сегодня повезло выбраться живой, не то, что Саше…»


Левой рукой держала банку, а правая активно работала открывашкой. Сын уселся за стол и уже держал любимую вилку — старую, ещё советскую, со светлой пластмассовой ручкой.


При ребёнке она старалась держаться, не плакать, не всхлипывать. Быть нормальной. Получалось ли? Конечно же, нет.


Сегодня мама разрешила Мише есть только тушёнку. Не подъедать вместе с ней соления, чтобы сэкономить мясо, а кушать вволю. Но не больше одной банки. На двоих. Времена наступали тяжелые, и надо учиться экономить. Снова. И быть ещё экономнее. Даже усмехнулась над такой мыслью.


«Куда уже тяжелее, казалось бы? Но жизнь показывает, что есть куда».


К её удивлению, сын ел всё, от чего раньше воротил нос. И солёные огурцы, и помидоры, и даже куски маринованного чеснока. Лишь бы набить живот. Вот бы в мирное время такой аппетит и непритязательность в пище!


«Во всём надо искать положительную сторону?» — горько спросила сама у себя.


Марине в тушёнке попалась мягкая косточка, и она старательно разжевывала её. Миша сидел и с аппетитом уплетал еду, жадно запивая её водой.


«Было нас трое. Теперь стало двое. Еды нам хватит на какое-то время, пока здесь всё не утихнет. Но что дальше?»


Посмотрела в окно. На улице возле «того» дома бродили несколько «первых». Их чёрные раскачивающиеся фигуры вызывали у женщины отвращение и страх. Она видела тварей вблизи. Знала, как они смотрят на людей, как пахнут… Даже сумела, пусть и больше случайно, но всё же убить одного и покалечить второго.


«Хоть бы попались какие-то люди, которые помогли бы нам убраться из этого города. Ведь не вся же Россия такая? А мир?»


Потом женщина вспомнила про второго нового «бывшего» за сегодня. Того, что поджидал её в подъезде.


«Нам конец, если "бывшие" теперь понимают, что можно заходить в подъезд. Открывать двери. Если они научатся и двери открывать… — покачала головой. — Но двери-то мы запираем».


«Просто, как мне выйти в подъезд, если "новичок" всё время там? Да и там ли он? Саша же, кажется, как-то закрывал подъездную дверь? А я-то не закрыла».


Грустно посмотрела в пол.


Глаза снова наполнились слезами.


И тут Миша спросил:


— Мам, а где папа?

Показать полностью
53

В магазин

— Гражданин! — Олег дернулся от окрика и прибавил шаг. — Гражданин! Стойте! — он, не останавливаясь, обернулся и увидел двух полицейских. — Стоять! — Олег остановился в свете уличного фонаря, осматриваясь, но вокруг не было ни души.


Шурша темно-синими защитными комбинезонами со знаками отличия, полицейские не спеша подошли ближе.

— Документики будьте добры на проверочку. — сказал один из них искаженным через мембрану респираторной маски голосом. Олег вынул из внутреннего кармана куртки пластиковую карту с QR-кодом. Полицейский просканировал смартфоном.

— Олег Сергеевич, что ж вы так поздно гуляете?

— Да вот в магазин иду, продукты кончились. — Олег пытался рассмотреть глаза полицейского через окуляры его маски.

— Покажите-ка распечатку. — Олег протянул распечатанный на принтере листок с разрешением, который он получил по электронной почте сегодня утром.

Полицейский внимательно изучил текст, повертел листок в руках.

— Понятно. Употребляли сегодня?

Олег замешкался с ответом.

— Ее раз спрашиваю, алкоголь есть в крови?

— Нет. — тихо буркнул Олег.

— Курили сегодня? — еще более жестче металлическим голосом спросил второй полицейский.

— Я не курю. — Олег ответил еще тише.

— Вы уверены? — полицейский положил листок с разрешением к себе в карман комбинезона.

Олег еле заметно кивнул головой.

— Диспетчер, у нас подозреваемый! — грозно сообщил второй полицейский в рацию и полез рукой за спину, отцепляя что-то на поясе с ремня. — Олег Сергеевич, попрошу без сопротивления!

Олег испуганно поднял руки, оглядываясь в поиске поддержки, но улица была все также пуста.

— Но я не могу! Простите! Мне очень надо в магазин! — скороговоркой громко протараторил он, вытягивая руки перед собой, защищаясь.

Полицейский достал из-за спины железный термос и пластиковый стаканчик в защитной пленке, протянув его Олегу. Олег взял стаканчик и дрожащими пальцами, подцепив ногтем, сорвал пленку. Полицейский, открыв термос, налил в стакан жидкость. — Пей! Быстро!

— Мне просто надо в магазин! Пожалуйста!

— Пей, сказал! — первый полицейский отцепил с пояса дубинку.

Олег поднес стаканчик к губам, большим глотком выпил жгущую рот водку и сморщился, с шумом выдохнув воздух.

— Еще давай! — полицейский налил почти полный стаканчик алкоголя. — Давай! Залпом!

Олег послушно опрокинул в себя одним глотком стакан водки и закашлялся, едва не захлебнувшись.

— Вот и молодец. — он протянул Олегу сигарету. — Закуривай!

— Но я не курю! Прошу!

— Быстро давай! — первый полицейский замахнулся дубинкой и Олег, поспешно прикурив сигарету от зажигалки полицейского, зашелся в кашле от первой обжигающей горло и легкие затяжки. — Еще тяни! — Олег затянулся еще и его замутило, но он сдержал рвотный позыв, вытирая рукавом выступившие слезы.

— Вот и ладненько. — мембранный тон смягчился. — Диспетчер, отбой.

— Олег Сергеевич, ну что ж вы так? Вы же знаете, это ваша обязанность. Правила установлены для всех. — успокаивающе сказал второй полицейский. — Вирус не воздействует на человека под алкоголем и курящих первые полчаса после употребления. На улице это обязательно. Костя, отдай ему разрешение, пусть идет. Через полчаса чтобы были дома! Через часик к вам приедет домой проверочка. Вдруг успели заразиться. Не контактируйте ни с кем до их приезда. И больше так не делайте.


Полицейские, не прощаясь, пошли дальше, оставив Олега в свете фонаря, державшегося рукой за столб и борющегося с приступами тошноты. Второй рукой он сжимал заветный листок с разрешением на поход в магазин.

Показать полностью
64

Восемь лет спустя

— В целом с вашим опытом нам все понятно. С вами будет еще два собеседования с непосредственными руководителями. Мы вам перезвоним.

— Спасибо, буду ждать. — улыбнулся Женя как мог наиболее добродушно. — До свидания.

— И вам до свидания. Хорошего дня. — человек на экране ноутбука отключился и Женя, захлопнув крышку компьютера, вскочил, вскинув победно руки над головой.

— Да, сука! Я молодец! — он снял пиджак и расстегнул пуговицы белой рубашки. Сняв и ее, он остался в одних трусах - за столом все равно не было видно в камеру, что он без штанов. Он давно работал и проводил видеозвонки в таком виде. И подозревал, что скорей всего все так работают. Все равно, все работают из квартир.

— Можно и отпраздновать сегодня! — он открыл холодильник, но кроме сваренной гречневой каши и попки колбасы там ничего не было.


Посмотрев в приложении онлайн-банка баланс, он понял, что сейчас сможет заказать или бутылку водки и кое-какую нормальную еду, или бутылку виски и немного дешевого закусона.

«Гулять, так гулять!» — он кликнул на виски.


— Пум-пум-пу-у-ум.. — задумчиво пробормотал он под нос, тыкая в предложенные блюда и высчитывая в голове остаток баланса.


«Заказ принят. Спасибо.» — высветилась надпись на экране смартфона.

«Какой сегодня отличный день!» — он выглянул в окно, окидывая взглядом с седьмого этажа привычно пустые улицы города и ярко голубое небо.

Он уже восемь лет не выходил из квартиры. Да и никто не выходил после введения карантина из-за глобальной эпидемии.

Это было разрешено только курьерским и специальным службам в защитных костюмах. Другим же за выход грозил пожизненный срок в тюрьме.


Евгений осмотрел свою однокомнатную квартирку и улыбнулся еще раз - наконец-то он скоро получит работу, денег оставалось совсем мало. А курс рос настолько быстро, что выданные месяц назад перед увольнением премии уже не были такими большими, как казалось ранее.


Женя открыл ТикТок и, сев на диван, пролистывал в ожидании доставки заказа забавные видеоролики блогеров. Перейдя через пару минут в подписки, он отыскал блогера-курьера, который часто снимал ролики с улиц, и посмотрел пару его видео с доставок и просто прогулок по городу. Везет ему, все-таки. Хоть это и опасная работа, но такая интересная. Женя знал, что курьерам платят очень неплохие зарплаты с надбавками за риск. Ну и, конечно, девушки просто млели от курьеров в их крутых черных с желтыми или зелеными полосками защитных костюмах. К сожалению, сколько он не отправлял заявок на эту должность, ему ни разу так и не ответили.


Просмотрев последние видео курьера-блогера, он отправил несколько сообщений в приложении знакомств, и услышал, как открывается дверь внешнего тамбура квартиры. Кинув смартфон на диван, он вскочил и подбежал к входной двери, смотря на лампочку над ней. Его дверь не открывалась, пока курьер не положит заказ и не закроет внешний тамбур. Шуршание за дверью, щелчок закрывающейся двери и зеленая лампочка загорелась.

Женя рывком открыл внутреннюю дверь и, взяв с тумбочки флакон, выдал облако дезинфицирующего спрея в тамбур. Обпшикал пакеты, вскрыл их в тамбуре, вытащил содержимое и сразу выкинул пакеты в стоящий в тамбуре мусорный бак. Закрыв плотно входную дверь, он прошел с покупками на кухню.

Бутылку виски бросил в морозильник, вскрыл плотно запечатанные в вакуумные пластиковые пакетики закуски.


Смартфон пропиликал сообщением, Женя вернулся в комнату и открыл переписку с сайта знакомств - ух ты, сегодня, похоже, будет свидание. Одна из девушек, с которой он давно уже переписывался согласилась. Он осмотрел комнату - в ней царил обычный беспорядок.

Поставив за компьютерное кресло штатив и развернув зеленый фон, он включил ноутбук и камеру.

Так, сегодня на свидании он будет пить виски, поэтому фон можно подобрать более пафосный. Он выбрал свой любимый - яркое солнечное небо и море за спиной. На мониторе видеосвязи создавалось ощущение, что он сидит на веранде виллы у моря.

— Отлично, может сегодня даже «вирт» обломится. — Женя улыбнулся, удовлетворенный результатом. — Отличный все-таки сегодня день!

Показать полностью
761

15 интересных тайн знаменитый книг

Многие известные литературные произведения имеют свои секреты и тайные истории. И порой читать о них не менее интересно, чем сами книги.

Руслан и Людмила • Александр Сергеевич Пушкин

Вы никогда не задумывались, почему у Пушкина «русалка на ветвях сидит»? Образ русалки, которая наполовину женщина, наполовину рыба, — это наследие западноевропейской культуры. Мы привыкли представлять русалку с рыбьим хвостом, однако западная русалочка и русалочка из русского фольклора — совершенно разные персонажи. Чаще всего русалочку в русской традиции изображают как дородную, красивую, молодую женщину с бледным лицом и с длинными зелеными волосами. Главное ее развлечение — сидеть на ветках деревьев и расчесывать свои волосы.

Маленький принц • Антуан де Сент-Экзюпери

Все герои сказки имеют своих прототипов. Образ самого принца глубоко автобиографичен — это Экзюпери в детстве. Роза, которую Маленький принц любит и охраняет, — его красивая, но капризная жена, латиноамериканка Консуэло. А Лис — это Сильвия Рейнхардт, хороший друг Экзюпери, которая помогала ему в трудные времена.

Таинственный остров • Жюль Верн

Известно, что Жюль Верн обычно писал свои романы, основываясь на собственных научных знаниях. Но в «Таинственном острове» он намеренно умолчал одну деталь: в описании способа изготовления нитроглицерина для подрыва гранитной скалы не хватало катализатора (платина), без которой вся эта затея ни за что бы не сработала.

Хоббит, или Туда и обратно • Джон Рональд Руэл Толкин

Толкин хотел написать лишь небольшую сказку для чтения собственным сыновьям, но так увлекся, что получилась полноценная книга с картами и иллюстрациями. Сначала существовал лишь один рукописный экземпляр книги, которую профессор иногда давал почитать своим друзьям и ученикам. Именно благодаря одной из его учениц книга и увидела свет, а позже еще и получила продолжение.

Также интересным фактом является то, что рецензентом для этой книги стал десятилетний мальчик, сын директора издательства, в котором она впервые была напечатана.

Али-Баба и сорок разбойников

Знаменитая фраза «Сезам, откройся» в переводе на русский язык должна была звучать как «Кунжут, откройся».

Алиса в Стране чудес • Льюис Кэрролл

Персонажи Шляпник и Мартовский Заяц происходят из двух английских поговорок: «сумасшедший, как шляпник» и «сумасшедший, как мартовский заяц». Поговорка о шляпнике связана с тем, что в старину при изготовлении фетра для шляп использовалась ртуть, хроническое отравление которой вызывает психические расстройства. А сумасшествие мартовских зайцев объясняется брачным периодом, наступающим весной.

Макбет • Уильям Шекспир

Шекспир вовсе не выдумал сюжет пьесы «из головы». Он талантливо изложил средневековое сказание, причем довольно близко к первоисточникам. «Макбет» является самой популярной пьесой Шекспира. Она исполняется в мире каждые четыре часа.

Гарри Поттер и узник Азкабана • Дж. К. Роулинг

Когда книга «Гарри Поттер и узник Азкабана» была выпущена в Великобритании, издатель, во избежание прогулов, попросил владельцев книжных магазинов не продавать книгу, пока школы не закроются на один день.

Лолита • Владимир Набоков

Считается, что на написание романа Набокова вдохновила нашумевшая история о Чарли Чаплине, который полюбил свою вторую жену Литу Грей, когда ей было 12 лет.

Граф Монте-Кристо • Александр Дюма

Сюжет «Графа Монте-Кристо» был почерпнут из архивов парижской полиции. Сапожник Франсуа Пико был арестован по доносу и брошен в крепость, где провел около 7 лет. В тюрьме Пико прорыл подземный ход в соседнюю камеру, где содержался богатый итальянский священник. Они подружились, и перед смертью священник поведал Франсуа тайну о скрытом в Милане сокровище. После выхода на свободу Пико овладел завещанными ему сокровищами и под другим именем объявился в Париже, где посвятил 10 лет возмездию за подлость и предательство.

Горе от ума • Александр Сергеевич Грибоедов

В 19 веке актрисы отказывались играть Софью в «Горе от ума» со словами: «Я порядочная женщина и в порнографических сценах не играю!». Такой сценой они считали ночную беседу с Молчалиным, который еще не был мужем героини.

Побег из Шоушенка • Стивен Кинг

Стивен Кинг продал права на экранизацию своей книги всего за 1 доллар. Он дает такую возможность начинающим режиссерам или студентам, при этом оставляя себе все права на произведения и запрещая извлекать из получившихся фильмов коммерческую выгоду.

451 градус по Фаренгейту • Рэй Брэдбери

Вскоре после издания антиутопии Рэя Брэдбери «451 градус по Фаренгейту» издательство Ballantine Books выпустило дополнительную специальную серию: 200 экземпляров романа были обернуты обложкой из материала на основе асбеста с исключительными противопожарными свойствами.

Грозовой перевал • Эмили Бронте

Поскольку на момент выхода романа занятие писательским мастерством считалось неподходящим для женщины, его пришлось опубликовать под мужским именем. Спустя год после выхода книги Эмили Бронте умерла, так никогда и не узнав, какое место займет ее роман в истории мировой литературы. Уже после смерти Эмили сестра Шарлотта переиздала роман и добавила предисловие, в котором объяснила, что автор романа на самом деле — женщина.

Бойцовский клуб • Чак Паланик

Однажды Чак Паланик отдыхал на природе и повздорил с соседним лагерем, после чего его крепко побили. Вернувшись на работу с лицом в синяках, Паланик увидел, что никто из коллег не спрашивает, что случилось. Тогда у него и родилась идея романа «Бойцовский клуб». По ходу написания книги Паланик еще не раз ввязывался в уличные драки, испытывая опыт своих героев на собственной шкуре.

Показать полностью
270

Автостопом по Галактике

Автостопом по Галактике Дуглас Адамс, Автостопом по галактике, Книги, Что почитать?, Обзор книг, Чтение, Хорошая книга

Всем доброго времени суток)

Книга"Автостопом по Галактике" Адамса Дугласа.

"Автостопом по Галактике " это первая книга одноименной серии. Всего книг пять. Идут они в вот таком порядке:


1."АВТОСТОПОМ ПО ГАЛАКТИКЕ"

2."РЕСТОРАН НА КРАЮ ВСЕЛЕННОЙ"

3."ЖИЗНЬ, ВСЕЛЕННАЯ, И ВСЕ ОСТАЛЬНОЕ"

4."ВСЕГО ХОРОШЕГО И СПАСИБО ЗА РЫБУ"

5."В ОСНОВНОМ БЕЗОПАСНА"


Это кажется удивительным, но первую книгу Адамс Дуглас написал ещё 1979 году. Удивительно, потому, что книга не устарела, и все описанное интересно, актуально и сегодня.И даже научно-фантастическая часть.

Теперь о сюжете.

День Артура не задался с утра. Сначала местные власти пытаются снести его дом, потом появляется его друг Форд Перфект, и заявляет что он с планеты Бетельгейзе, а потом и вовсе, прилетают Вогоны, и сносят Землю. И вот, он уже с Фордом на космическом корабле, а Земли больше нет. Но приключения только начинаются.

Книга просто пропитана юмором, я бы даже сказал стёбом. Не знаю, как другим, но это именно то что я люблю. Смеялся над каждой строчкой.

Читал отрицательные отзывы, о том что скучно, нудно. Конечно, вкус у всех разный. Но я читал первые три книги взахлеб, с трудом заставляя себя даже не надолго сделать перерыв. Благо были выходные))) И совершенно не понимаю, где было скучно. Действия развиваются так стремительно, что с трудом поспеваешь, первоклассный юмор, и целая куча советов, как выжить в Галактике.

Говорят, на английском слог и юмор Дугласа намного интереснее, но к сожалению, мой английский не так хорош, и я читал в переводе.

"Всего хорошего и спасибо за рыбу" можно было бы сократить до одной главы. Практически никаго действия, приключений, и даже Галактики здесь нет. Но обидней всего было отсутствие Зафода, который стал моим любимцем.

На первый взгляд, книги это смесь юмора и фантазии. Но если углубиться, книги содержат много интересных мыслей, а многое из галактической жизни это сатира на жизнь земную.

А главное, содержит ответ на главный вопрос человечества. 42. Почему? Прочитайте сами)))

Показать полностью
316

Как читают и пишут в Японии. Странный японский язык

Здравствуйте, друзья.

Японский сам по себе сильно отличается от русского или английского языков. Но японцы еще пишут и читают не так, как мы. Давайте разберемся.

Для тех, кто не может посмотреть видео, кратко перескажу его содержание.


Художественная литература в Японии читается справа налево, сверху вниз. Если слово не помещается в столбец, то оно переносится в верх другого столбца, стоящего левее. И так далее.

Как читают и пишут в Японии. Странный японский язык Дмитрий Шамов, Япония, Японцы, Японский язык, Письмо, Чтение, Интересное, Видео, Длиннопост

Манга читается также, как и книги. Сверху вниз, справа налево. Текст идет столбцами.

Как читают и пишут в Японии. Странный японский язык Дмитрий Шамов, Япония, Японцы, Японский язык, Письмо, Чтение, Интересное, Видео, Длиннопост

Сайты японцы читают точно также, как и мы.

Сайт читается сверху вниз, слева направо. Текст идет уже не столбцами, а строчками, как и в русском языке.

Как читают и пишут в Японии. Странный японский язык Дмитрий Шамов, Япония, Японцы, Японский язык, Письмо, Чтение, Интересное, Видео, Длиннопост

Текст на компьютере и на телефоне тоже набирают также, как и в русском языке. Слева направо, сверху вниз. Если вам интересно узнать о том, как японцы печатают иероглифы, то вы можете посмотреть другое мое видео.

Как читают и пишут в Японии. Странный японский язык Дмитрий Шамов, Япония, Японцы, Японский язык, Письмо, Чтение, Интересное, Видео, Длиннопост

На экране вы можете видеть тетрадь для тренировки иероглифов. Каждый квадратик разделен пунктирной линией, чтобы иероглиф можно было нарисовать красивее и ровнее.

Примерно на таких же листах японцы пишут сочинения и диктанты. Текст пишут сверху вних, слева направа, как и мы в русском языке. Хотя иногда текст записывается также, как и в книгах (сверху вниз, справа налево)..

Как читают и пишут в Японии. Странный японский язык Дмитрий Шамов, Япония, Японцы, Японский язык, Письмо, Чтение, Интересное, Видео, Длиннопост

Кстати, открытки подписываются сверху вниз, справа налево

Как читают и пишут в Японии. Странный японский язык Дмитрий Шамов, Япония, Японцы, Японский язык, Письмо, Чтение, Интересное, Видео, Длиннопост

Такой вот странный японский язык. Всегда пишут по-разному.

На этом все.

Надеюсь, что было интересно.


ShamovD (Шамов Дмитрий)


Канал | Группа

Показать полностью 5
184

Внезапные закладки.

Внезапные закладки. Текст, Фото, Моё, Интересное, История, Милота, Книги, Чтение

Взял у бабушки книгу почитать, а там, кроме заначки деда, есть его фото, где он ещё с волосами и в глупом галстуке, чей-то рентгеновский снимок грудной клетки и полоска пробитых билетов электрички.

Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: