54

Самое страшное колдунство

Как-то публиковал я первую часть истории про ведьму Вику. Вот она Когда пропоют третьи петухи

А это продолжение.

"Самое страшное колдунство"


Вику давно мучил вопрос, есть ли у Бабы Шуры книга с тайными знаниями. Возможно, в ней есть что-то такое, о чём юной ведьме расскажут ещё очень не скоро. Любопытство — самая мощная движущая сила. Наравне с голодом, глупостью и переполненным мочевым пузырём.


Поутру Ба ушла за травами. Вика дождалась, когда дверь захлопнется и скрипнет на улице калитка. Домовой выглянул из своего уголка, заметив, что молодая хозяйка что-то сосредоточенно ищет по дому. Почесал волосатую головёнку, пытаясь вспомнить, что он мог такого припрятать. В голову ничего не пришло, и он отправился восвояси.

Вика тем временем рыскала по всем сусекам, пытаясь отыскать ключик от бабушкиной комнаты. Времени до возвращения бабы Шуры оставалось совсем немного.


Ведьмочка отлично помнила, что Ба уходила в сарафане. На нём точно не было карманов. На шее только крестик и ладанка. Следовательно, ключ с собой не брала и искать его нужно в доме.

После пяти минут поисков во всех углах, под каждым половичком и даже в печи, Вика почти сдалась. Она не проверяла разве что в банках с вареньем и в курятнике.


Кот, разбуженный такой активностью, всё это время наблюдал за метаниями молодой хозяйки, скучающе помахивая хвостом. До этого момента она и не замечала животное, но…


Пушистый фамильяр бабули вряд ли заметил, что из-под его мохнатого пуза выглядывала тесёмочка… А вот Вика разглядела маленький секрет и подошла поближе.

— Хорооооший котик! Дай хозяюшке ключик, — ласково попросила она животное.

Кошак зыркнул парой глаз-фонариков, и демонстративно выпустил когти на передних лапах. Дескать, не лезь, я на посту, охраняю, не пущу!

— Ладно. Сам захотел!


Вика взяла с тахты декоративную подушку, красиво вышитую бабулей, и занесла над котом. Тот мгновенно отреагировал, атакуя «щит», и, разумеется, зацепился когтями за плотную жаккардовую ткань. Пока зверь барахтался, хозяйка вытянула ключик, а подушку вместе с котофеем, затолкала обратно на печь.


***

Дверь с лёгким скрипом отворилась… В бабулиной комнате стоял приятный полумрак. Именно стоял. Потому, что всё словно замерло. Даже пыль на свету не двигалась, и муха, севшая на плафон лампы, никак не отреагировала на появление нежданной гостьи.

Пахло травами, корицей, старыми газетами, и чем-то ещё, что Вика определить не смогла. Она тихо закрыла за собой дверь и направилась к книжной полке. Там девочка ожидала увидеть древние фолианты, записи нескольких поколений ведьм или что-то ещё, не менее таинственное и необъяснимое.


Книг действительно было много, и выглядели они потрёпанными. Однако ни одна не показалась по-настоящему древней. В надежде на чудо Вика потянула первую попавшуюся книжку за корешок и прочитала название. «Клиническая и лабораторная диагностика в ветеринарии». Фолиант рядом назывался «Лекарственные растения СССР и их применение».

Девушка разочарованно поставила книгу на место.

«Ну и где гримуары, пергаменты с печатями, книга теней, наконец? Неужели баба Шура всё наизусть помнит..»?


— Ай-я-яй… — прозвучал знакомый голос за спиной.

— Ба…

— Я пятнадцать лет, как ба. А ты могла бы меня сама спросить, если что-то хотела узнать. Пугать кота и влезать без спросу в мою комнату для этого не обязательно.

— Прости… я искала…

— Мемуары-гримуары?

— Угу… — виновато пробурчала Вика, — а там ботаника и ветеринария…

— Конечно. А ты думала, что там будут красивые блокнотики с надписями на латыни и хрустальные шары? Всё это красиво, интересно, но ведьма без профильного образования, это самоучка и шарлатан. Если хочешь людям помогать, надо разбираться в том, чем занимаешься.


— Хех… Ещё скажи, что университет окончила по специальности.

— Ну, вообще-то… — Ба вытянула с полки ворох документов.

Вика просмотрела бумаги. Дипломы, сертификаты всех мастей, подтверждающие повышение квалификации…

— А как же колдовство?

— Отлично уживается с современной наукой. По крайней мере, я точно знаю, что страшнее вздутия живота зелье побочных эффектов не даст.


***

Обдумывая бабулины слова, Вика решила проветриться, и направилась в ближайший лесок. Попутно прихватила корзинку с гостинцами для Лесного Хозяина, фонарик и пару пирожков в дорогу.


Проходя по знакомым тропинкам, она услышала странный шум…

На просеке стояла лесозаготовительная техника. Не то, чтобы это Вику удивило. Лес здесь рубили и раньше. Но чтобы в промышленных масштабах…


Мужики что-то обсуждали, показывая на план-карте, как будет вестись вырубка. Судя по их разговорам, в ближайшие полгода тут остались бы одни пеньки.

Она хотела кинуться назад, к бабушке, но сзади кто-то крепко схватил за руку. Вика собралась закричать, но в тот же миг сильная мужская рука зажала ей рот.

— Тихо… это я.

Она оглянулась. Это был тот самый парень с козлиными ногами, что танцевал у костра. Бабушка говорила, что его зовут Никанор, сам он из Греции, но давно живёт в наших краях, и всем доволен.

— Ты?

— Не шуми. Хуже сделаешь, — сатир оттянул её назад.

— Ник, они лес заповедный сейчас спилят и китайцам продадут. Да даже, если и не китайцам, всё равно… Как же лесные обитатели? Где они жить будут? Нужно что-то придумать. Колдунство какое-то, чтобы эти… отсюда вместе с техникой убрались!


Вика посмотрела в тёмно-карие глаза Никанора. Сатир задумался.

— Колдунство, говоришь? Есть вариант. Но опасный… В глуши, в старом домике лесничьем, живёт один… Но он вообще неадекватный. Может навредить. И как защититься от него, я не знаю.

— Кто «один»?

— Дух… Говорят, тьма тёмная в нём. Такая тёмная, что даже бесы стороной обходят. Само зло, говорят, в нём воплотилось. Ждёт своего часа…

— Зло, говоришь? Пойдёт! Пусть пользу зло приносит. А то что оно зря небо коптит? Веди к домику. Дальше сама разберусь.

— Ступай за мной! — Никанор побежал в самую чащу, маня Вику за собой.

В любой другой ситуации она бы задумалась, прежде, чем пойти куда-то с тем, кого видит второй раз в жизни, да ещё и зная, что на месте её ждёт смертельная опасность. Но сейчас здравый смысл в её голове пошёл спать и даже будильник не поставил. Даже логичное «если баба Шура узнает» сейчас безмолвно замерло, запутавшись в хитросплетении викиных планов.


Тьма, колдунство и немного клея


— Я дальше не пойду, — Ник остановился на расстоянии около ста метров от лесничьей избушки.

— Боишься? — подмигнула девочка.

— Не люблю бессмысленного риска. Если тебя слишком долго не будет, позову помощь.

— В полицию позвонишь? — рассмеялась ведьма. Подмигнув взволнованному спутнику, она побрела к двери.


Внутри было темно и сыро. На стенах — паутина, стёкла разбиты. Судя по количеству пыли и грязи, здесь никто не жил очень много лет.


***

Подвал заброшенного домика оказался куда больше, чем Вика представляла. Хорошо, что она взяла с собой фонарик.

Мумия в кандалах, закреплённых на каменной стене подвала… Вот, чего она точно не ожидала здесь увидеть. Истощённое человеческое тело в старинной одежде и с подобием короны на черепушке. В другом конце — небольшой столик с шкатулкой. Вика подсветила сундучок. Замка нет.

Она осторожно приподняла крышку, и увидела, что в сундучке лежит деревянная фигурка зайца. Девушка подняла её, чтобы разглядеть получше. Ровно посередине игрушки проходил срез. Очевидно, что заяц открывался, как матрёшка. А внутри…


В этот момент Вика всё поняла. Там, напротив, сидел царь Кащей, пойманный и закованный в кандалы. Только выглядел он совсем не живым…

— Что, девчонка, пришла убить меня?


Девушка обернулась. Мумия неподвижно сидела на стуле, всё так же прикованная к стене. Голос принадлежал чёрной тени, что сейчас высилась над мертвецом.

— Ты не сможешь. Потому, что тело моё мертвее мёртвых. А я вечен! — раскатистый хохот заполнил узкое пространство подвала.

— Так я не собираюсь тебя убивать! Ты же сам Кащей — важная часть культуры, фольклора и традиций нашего народа. Тебя беречь и защищать нужно!


Кажется кащеев дух несколько опешил от такого расклада.

— Защищать? Меня?

— Ну, конечно, как культурное достояние. И вообще, я ведьма. Так что мы с тобой, вроде как, союзники?

— Хм… ну, допустим. Только мелкая ты совсем…

— Так ты меня есть собрался или дела делать? И вообще, ты царь или не царь?

— Царь! — рыкнул дух, вмиг оказавшись рядом.

— А раз царь, то нечего тут отсиживаться! Сейчас там наверху злодеи лес заповедный вырубают. Без твоего, между прочим, согласия!


***

Бегать из дома в лес и обратно несколько раз — дело утомительное. Но чего ни сделаешь ради приключений и спасения волшебных лесов. Домовику ведьма предусмотрительно поставила плошку молока, немного мёда и ласково попросила ничего не говорить бабушке. Затем открыла ящик стола, и выгребла оттуда всё, что могло пригодиться.


***

«Клей эпоксидный двухкомпонентный», — прочитала Вика надпись на тюбике.

— Ничего не обещаю, но попробую.

Дух промолчал, зависая в ожидании над собственным телом.

Девушка капнула на срез иглы, соединила две части, обмотала их прочной капроновой нитью, и уселась на принесённый из дома табурет в ожидании.

Минут через пятнадцать, когда Вика уже начинала засыпать, игла вспыхнула словно спичка в её руке, озаряя подвал желтоватым свечением.

— Сработало?

— Сработало, маленькая ведьма!


Мумия постепенно меняла цвет. Кожа, что была серой, словно мышиная шкурка, приобретала более естественный оттенок, на руках вздулись вены, недавно пустые глазницы теперь смотрели на мир парой карих глаз. Кащей, хоть и остался болезненно худым, уже не выглядел страшным и отталкивающим. Он довольно улыбнулся и резко вырвал цепи из стены. Куски кирпича с грохотом упали на пол.


— Ого… — только и вымолвила Вика.

— Я зло помню, но и добра не забываю! Показывай, где супостаты, что на земли мои посягнули?!


Расхитители гробниц


Кащей был готов к свершениям, но что-то в выражении его лица Вику смущало.

— Что-то не так? — спросила она прямо.

— Мне нужно вернуть несколько вещей…

— Артефактов? — радостно подпрыгнула на месте Вика.

— Кого? — недоумевающе уточнил Кащей.

— Ну… вещи, обладающие разными магическими свойствами… — пояснила девушка.

— Вроде того… Посох Чернобога и Меч Карачунов.

— И что они умеют делать?

— Настоящее зло! — самодовольно ответил Кащей, поднимая вверх костлявый палец.

— Хорошо. Пойдёшь за своими артефактами. Но сначала нужно переодеться. Подождёшь тут, я тебе кое-что достану.


***

Вика притащила в старую избу ворох вещей, сапоги, оставшиеся от деда. Потому, что тряпки, в которых Кащей «воскрес» не годились даже для вытирания ног. Заодно принесла чистой воды и полотенце, чтобы изрядно чахнувший над златом смог привести себя в порядок.

Когда тот переоделся и решил вопросы гигиены, на него стало куда приятнее смотреть. Он стряхнул пыль с табурета, уселся на него, и обратился к Вике:

— Так, рассказывай, ведьма, что случилось за время моего заточения? Кто князь в Киеве? Кто Новгородом правит? Какие богатыри на Руси нынче известны и чьё войско самое сильное?

Вика замерла. В её голове пронеслись конницы и самолёты, полетел в космос Гагарин, а Нил Армстронг пробежался по Луне. Появились и пали империи, а Лунтик сказал «Я родился!».


— Рассказывать долго…

— Если впустишь в свою память, сам разберусь, — подмигнул Кащей.

— Ой, чувствую, что плохая это затея…

— Слово даю, что не причиню вреда. Мне нет причин ведьмам вредить. Уговор есть уговор. Да и ты меня к жизни вернула.

— Насколько я помню, Иван тебя тоже к жизни вернул. А ты его на части порубил, — напомнила Вика.

— Какой ещё Иван?

— Который Марью Моревну освобождал!

— Ладно. Давай так. Сейчас я тебе кое-чего покажу. А потом ты мне.


Вика кивнула и острый кащеев ноготь прочертил полосу на её лбу. Сознание на миг покинуло ведьму, и вновь вернулось спустя мгновение. Она успела увидеть древнюю Русь, набеги кочевников. Кащея во главе войска. Пленение, заточение, а затем вероломное убийство. Кто-то нашёл его иглу и сломал её.

— Погоди, так ты не зло?

— Я-то зло. Но когда на Русь нападают, вопрос иной.

— Да ладно! Ты хороший на самом деле. Просто притворяешься для вида.

Кащей скептически посмотрел на Вику и вновь прочертил линию поперёк её лба.


Теперь она стояла посреди поля, заваленного телами мёртвых людей. Стаи ворон пировали над тем, что недавно было большим селением.

Кащей тронул девушку за плечо и она вернулась в реальность.

— Зачем…

— За предательство есть лишь одно наказание — смерть. Всё ещё считаешь меня добрым?

— Я поняла. Твоя очередь…

Вика закрыла глаза, сосредоточилась, и на ощупь прикоснулась к холодному лбу царя Кащея.


***

Минут пять он молча сидел на земле, уставившись в одну точку. Потом встал и протянул ладонь, — Мне твой телефон нужен.

— Зачем?

— Этот ваш… интернет здесь ловит?

— Так себе. Но попробуй. Только батарею не посади. Мне родителям скоро звонить.


Вика отдала Кащею смартфон и тот включил на нём 3G. Вернул царь мобильник не скоро. Но по выражению его физиономии девушка поняла, что тот озадачен ещё сильнее.


***

Дома Вика первым делом прибежала к Бабе Шуре и поинтересовалась, где добыть траву, стирающую людские воспоминания. Уж слишком беспокоило её то, что Кащей теперь знает слишком много о том, что можно использовать во зло. Вплоть до атомной бомбы.


Ба отвлеклась от готовки:

— Забудь-трава, Вика, штука опасная. Когда через заросли идёшь, если кожи коснётся, всё — позабудешь, кто ты, откуда, и как домой вернуться. Но есть наговор у меня. Только вот, чтобы его прочитать, надо знать, что он у тебя с собой.

— Угумс, — кивнула Вика.

— Погоди, а зачем она тебе?

— Да один, эм… человек, должен забыть, кто он. А ему скажу, что он очень милый, добрый, всех любит и всё такое.

— Так… — Баба Шура преградила Вике дорогу, — или ты мне прямо сейчас рассказываешь, кто это или…

— Кащей…

Ба уронила тарелку, и та с грохотом разбилась, разбудив кота.


***

Когда Баба Шура увидела костлявого, то первым делом перекрестилась. Кащею дедовы военные брюки и гимнастёрка пришлись в пору. Хоть он и был несколько худее покойного владельца.

— Что ты с ним сделала? — возмутилась Ба.

— Дала ему дедушкины вещи… А то на нём лохмотья были… Нельзя же так ходить. Люди увидят, решат, что бомж ходит, обворовать дом хочет.

— Я так понимаю, вы бабушка этой замечательной юной особы, что вернула меня к жизни, помогла обрести цель, чтобы принести миру пользу.

— Чего? — после этой фразы у бабы Шуры едва очки с носа не упали.

— Ба… я… я ему показала историю…

Бабушка потянулась к мешочку на поясе, но Вика ухватила её за запястье, — Не надо! Он за нас!


***

Ба привыкла ко всему. Оперировать корову на дому, гонять нечисть, спать по два часа в сутки. Но поить чаем с плюшками доисторического сказочного злодея… Это даже в её виденье мира не укладывалось никаким боком.

Сейчас он, царь Кащей, чахнущий обычно над златом, сидит у неё за столом, и с довольным видом поглощает продукты, да ещё нахваливает. Конечно, был старый договор между ним и её предками… Но доверять костлявому?!


***

Кащея не было трое суток. Он, конечно, предупредил, что отправился к старому схрону, чтобы вернуть свои вещи. Но кто знает окаянного… Ба даже несколько раз включала телевизор, проверяла сводки новостей. Но ничего сверхъестественного за это время не произошло, мир не захватили и даже массовых казней не учинили. Утром четвёртого дня пропажа объявилась.


В окно викиной комнаты трижды постучали. Она не без труда разлепила веки и уставилась туда, откуда доносились звуки.


***

— Нашёл! — Кащей развернул кусок мешковины. — Долго пришлось искать. Меч в запасниках военно-исторического музея лежал. Посох вообще в сарае… Позор. Это же сила, каких свет не видел!

В свертке лежали старый ржавый меч и толстая палка с набалдашником в виде вороньего черепа. Выглядели они совсем не так круто, как представляла себе Вика.


— Это и есть те самые магические штуки?

— Они самые! — костлявый поднял меч, и провёл пальцем по зазубренному клинку. — Давно я его в руках не держал. Почистить надо. Но оно и так работает.

— И что эти палки делать умеют? — спросила Вика.

— А поймаем этих… покажу.

Девушка кивнула, — Хорошо. Только дай слово никого не убивать.

— Как это никого?

— Ну… вообще-то в наше время казнь отменили.

— Совсем?

— Совсем, — кивнула Вика. — Так что придётся их просто очень хорошо напугать и выгнать. А если позовут помощь, напугать ещё сильнее. Так чтобы они и детям и внукам эту историю рассказывали.

— Плохо… И никаких исключений нет? Ну, государственная измена там…

— Кащей, ты был в моей голове. Ты знаешь всё, что знаю я. Не делай вид, что плохо смотрел.

— По правде говоря, я ухватил самое главное. Первая, Вторая мировая, Хиросима, а вот о запрете казней упустил…

— Понятно. В общем, будем в тебе воспитывать гуманизм и альтруизм!

— Чего?

— Любовь к человечеству и бескорыстную помощь без оглядки на личные интересы! — уточнила Вика.

— Так, ведьма. Я обещал помочь тебе в благодарность за спасение. Насчёт всего человечества уговора не было. Да-да, я помню про эти ваши новые порядки, стражни… полицейских, которые могут приехать и попытаться меня схватить. Постараюсь быть предельно аккуратным.


Вика скептически поморщилась:

— Если ты думаешь, что я тебе поверила, то слишком наивен для такого взрослого и умного человека. Точнее… я даже не знаю, как тебя правильно называть.

— Царь. Просто царь, — подмигнул собеседник и напялил на голову уже начищенную корону.


***

Посох в руках Кащея засветился зеленоватым светом. Сизый дым заполнил сторожку, и Вика почти ничего не видела в этом густом смоге-тумане. Когда он рассеялся, Вика с восхищением разглядывала Кащея. В доспехах, с начищенным до блеска мечом и магическим посохом, он действительно выглядел, как персонаж какой-нибудь игры или герой фэнтези-фильма.


— Вау, да ты прямо, как ведьмак!

— Я лучше любого ведьмака. Ладно, показывай, где эти супостаты лес губят, - Кащей выпятил грудь, демонстрируя готовность защищать Русь-матушку. Или, как минимум, несколько гектар её земли.

— Идём, покажу.

— Погоди, ты что, навьими ходами не пользуешься?

— Чем? — Вика поморщилась, пытаясь вспомнить хоть что-то о навьих ходах, но ничего на ум не приходило.

— Совсем тут от рук отбились, — возмутился Кащей, — не помните ничего, не знаете. Эх…


Он ударил посохом о землю, и трава почернела, а в стороны по земле пошли трещины. Воздух задрожал, и у Вики даже заложило уши. Она услышала, как кто-то шепчет ей «Сюда…»


— Кажется, я понял. Ты ничего не видишь…

Кащей поднял посох, и тюкнул вороньим клювом по лбу девушки.

— Эй, ты чего дерёшься?! — возмутилась юная ведьма, но тут же замолкла.

Мир в её глазах изменился. Так же, как тогда, когда Ба привела её на поляну с костром.

Самое страшное колдунство Авторский рассказ, Городское фэнтези, Славянское фэнтези, Юмор, Длиннопост, Продолжение, Продолжение следует

Дубликаты не найдены

+4

А мне понравилось.

+2

Уважаемый, когда ждать продолжения .Net? Я даже The Best - Mass Hysteria дождался, а "нэта" так и нэт.

раскрыть ветку 1
+2

глава в процессе. Параллельно просто три повести пишутся. а учитывая, что 10 часов в день я копирайтер, сложновато всё успеть)

+1
Интересно читать! С удовольствием прочла бы такую книгу :)
+1

я так думаю, что это не конец ...

0

Не колдунство а колдовство

раскрыть ветку 1
+2

страшное колдунство. это же как "магуйство") Устойчивое выражение

Похожие посты
186

Пока все спят

Едва такси остановилось, Влад выскочил из него и, перепрыгивая лужи, со всех ног бросился к вокзалу. До электрички оставалось не более трех минут, а нужно было еще купить билет. Он подбежал к только что освободившейся кассе и, сунув в окошко студенческий, сказал: «Ярославский». Кассирша, убедившись, что все печати на месте, начала пробивать билет. Влад нервничал, но виду не подавал. Лишь тяжелое дыхание выдавало, что до кассы ему пришлось бежать. «Ваш билет, пожалуйста», - кассирша протянула несколько бумажек. Влад помчался к выходу. К счастью электричка уходила с первого пути. Выбежав из дверей вокзала, он оказался прямо перед подошедшей электричкой. Влад вошел в вагон, закинул небольшую сумку на полку и расположился на сидении.

В сумраке за окном проносились знакомые пейзажи. В наушниках звучал сипловатый голос Оззи Осборна заглушавший голоса торгашей.

Спустя полтора часа, немного покряхтев, электропоезд остановился на конечной станции, и, стянув с полки сумку, Влад направился к выходу. Пора было перекусить. Выйдя из вагона, Влад направился в уже ставшую родной забегаловку.

- Двести сорок — произнесла милая, явно приехавшая из теплых республик, девушка.

- Картой — ответил Влад и, расплатившись, забрал свой заказ, состоящий из шаурмы и стаканчика черного чая.

До поезда оставалось около часа, а значит, можно было спокойно обдумать предстоящее путешествие.

Раздался телефонный звонок. На экране высветилось «Большой Босс». Отвечать совсем не хотелось, но был ли выбор?

- Алло?

- Здравствуй. Ты уже выехал?

- Да, уже в Москве, жду поезд.

- Сейчас тебе пришлют файл, ознакомься. — голос шефа звучал озабоченно. Да и с чего вдруг он решил лично звонить? Обычно шеф занят более важными делами.

- Что-то серьезное?

- Всё прочитаешь сам. И… держи нас, по возможности, в курсе: там что-то странное творится.

Не дожидаясь ответа, шеф положил трубку. Пробежавшись глазами по тексту, Влад понял, что кроме дополнительных мер осторожности в инструкции ничего не было.

Можно было уже идти к поезду, который ждал пассажиров у перрона. Влад зашёл в вагон, расстелил постель на верхней полке и, как только почувствовал, что поезд тронулся, крепко уснул под размеренный стук колес.

Спустя пять часов Влад стоял под звёздным небом и смотрел вслед поезду, на котором он только что приехал. Часы показывали 3:07, и холодный ночной воздух развеивал остатки сна. Не спеша, Влад пошел в сторону перехода. Его должны были встретить сотрудники местного лесничества, но в округе никого не было видно.

Он спустился с перехода и встал у памятника Виктору Цою. Через пять минут из-за поворота появился уазик, ревя мотором, он подлетел к успевшему замёрзнуть Владу. Из машины вышли два человека. Одеты они были в куртки защитной расцветки поверх тельняшек и такого же цвета штаны.

- Здравствуйте, вы охотник из Москвы?

- Да, здравствуйте, хотя слово «охотник» мне кажется не уместно. Я Влад.

Влад протянул руку, и они обменялись рукопожатиями. Тот что помладше представился Кириллом, второй ответил:

- Андрей. Но подождите… Нам сказали, что приедет группа охотников, кто тогда вы? Этот медведь уже троих наших порвал, а нам присылают какого-то парнишку, который к тому же, один?

- Давайте уже в машину сядем, а то я так-то подмёрз.

Забравшись наконец в машину, Влад смог лучше разглядеть своих собеседников. Андрей был чуть полноват и немолод – на вид ему было около пятидесяти. Кирилл был не старше тридцати лет с глубокими карими глазами.

- И так, - продолжил Андрей, выруливая на нужную дорогу, - кто вы, и чем можете нам помочь?

- Скажем так… Я специалист по диким животным. Может получится вашего медведя не убивать.

- Знаете, — отозвался второй, — вы кажется не понимаете, что у нас тут происходит. Я его видел – это не медведь. Это вообще не животное… — Голос его дрожал, — Это монстр! Мы его буквально изрешетили, а он всё шел на нас и как будто ухмылялся… Нет! Я ни за что не поверю, что это медведь. Я видел медведей…

- Так хорош! Сколько можно байки травить? Наслушался россказней от тёток и придумываешь теперь.

Было видно, что Кириллу не верят, он насупился и замолчал.

- Давайте не будем делать поспешных выводов, — Влад решил немного разрядить обстановку в машине, — может он и прав, экология сейчас сами знаете какая.

- Как скажете. Вы же у нас специалист. Мы то тут так, деревенщины просто.

За разговорами никто не заметил, что происходило на заднем сиденье – а посмотреть было на что. Чего только стоил револьвер Smith&Wesson 500 Magnum. Начиненный серебряными пулями, он должен был стать сегодня гарантом возвращения домой. Влад убедился в готовности ножей, сложил патронташ с пузырьками святой воды, а главную игрушку вечера спрятал в кобуру на груди.

На подъезде к лесу машина остановилась, прямо перед ней стояло несколько человек в масках и бронежилетах с автоматами наперевес.

- Кто это? - спросил Влад.

- Хрен его знает, тут недавно участковый ошивался, может вызвал кого? – голос Андрея звучал взволнованно.

- Так, сидите здесь, я разберусь, что это за маски-шоу.

- Слушай, зоолог, или кто ты там? Раз тут ребята с автоматами, они сами со всем разберутся. Не лезь лучше.

- Как ты и сказал, специалист тут я — Влад и не заметил, как они с собеседниками перешли на ты. Ситуация накалялась.

Он вышел из машины и прошел вперед. Как и ожидалось люди с автоматами преградили ему путь.

- Стой, закрытая зона.

- А вы кто, собственно?

- Мужик, тебе делать нечего? Иди отсюда.

- Я зоозащитник, нам поступила информация, что в этих лесах бродит голодная медведица, я собирался это проверить, и если она действительно здесь есть, нужно будет разобраться. А вот кто вы такие?

Влада всё ещё держали под дулами автоматов, когда один из автоматчиков протянул ему «корочку». Перед ним стояли сотрудники ФСБ, а значит жертв у нашего «мишки» не трое, а много больше.

- Передайте пожалуйста своему начальству, что прибыл специалист из ИНКВЗ.

- Откуда?

- Не важно, передайте пожалуйста, меня вызвали, я приехал, если не пустите, вам же надают по голове.

ФСБ-шник всё же связался со своими и после недолгого разговора по рации с довольным лицом заявил, что никакого специалиста тут не ждут и вообще ни о каком ИНКВЗ они не слышали.

- Что ж, можно звонок другу?

Влад получил разрешение, и набрал штаб.

На улице было все ещё морозно, руку начало неприятно покалывать.

Вместо оператора ответил шеф.

- Докладывай.

- Да что докладывать, все оцепило ФСБ, меня не пускают.

- Жди.

В трубке раздались гудки. Шеф явно нервничал.

- Мог бы не посылать меня одного…

Не прошло и двух минут, как Влада пропустили внутрь. Он дал отмашку «уазику» и тот почти мгновенно скрылся, оставив после себя облако пыли.

Пройдя около километра по грунтовой дороге Влад дошёл до лагеря, который разбила ФСБ.

Пока все спят Фэнтези, Рассказ, Авторский рассказ, История, Длиннопост, Что почитать?, Продолжение следует, Текст

- Что? Кто это? Не знаю, что вы задумали, но у нас и так проблем хватает! Да, так точно! — человек во всем чёрном смотрел перед собой и пытался совладать с эмоциями. За последние два часа он потерял двоих, и ещё 13 в тяжёлом состоянии отправлены в больницу. Когда их сюда отправляли, им сказали, что это просто террористическая угроза. На самом же деле, их ожидало нечто необъяснимое. Существо невиданных размеров, не то волк, не то медведь в один удар вскрывало бронежилеты, и никакие пули его не брали.

В палатку вошёл паренёк лет двадцати пяти, немного растрепанный и явно не выспавшийся.

- Доброе утро, я Влад. — сказал паренёк.

- И так, значит вы и есть тот самый специалист, и в какой же области? У нас тут такая чертовщина творится.

- Ну, в чём-то вы правы, правда я удивлен, что сюда прислали вас, обычно наша организация работает только с отрядами которые подготовлены к подобному.

- То есть, вы знаете что это? И что ещё за организация как там НКВД, а нет НКВЗ, что это?

- Вообще-то ИНКВЗ, ну это так, для таких как вы, для тех, кто в теме мы Священная Инквизиция.

- Смешно. Только мне сейчас не до шуток – у меня люди гибнут! Инквизиция ****.

- А я и не шучу. И на сколько понимаю, у вас приказ слушаться меня во всём, я прав?

- Да… Как бы это дико не выглядело.

- Отлично. Раз так, немедленно отзовите людей, пока вы тут всех не положили. Теперь это моя операция, но вы мне можете очень помочь.

- Чем же?

- Наблюдением. Мне нужно знать всё, любое движение в области. Это существо не должно сбежать. Ранить вы его не раните, но больно ему бывает. Так что не дайте ему уйти, но будьте предельно осторожны.

- А что будете делать вы?

- Пойду погуляю.

- Бред какой-то… Вы так и не сказали, что это за тварь.

- Скорее всего мы имеем дело с оборотнем, а судя по тому, что даже вы его заметили, отъелся он хорошо…

Молодой человек вышел из палатки. Командир лагеря, пытаясь переварить всю ту ахинею которую он только что услышал, отдал приказ своим людям возвращаться.

Около часа Влад шёл по ночному лесу. «Странно всё это… всего один оборотень – допустим даже очень большой – и такой переполох…» По началу это было рядовое задание: кто-то в лесу увидел чудище. Нужно было всё проверить и при необходимости разобраться. Потом звонок шефа, ФСБ, гора трупов… А где, собственно, сами трупы?

- Прием, база. Вопросик есть. — Влад предусмотрительно взял рацию у спецов.

- Слушаю вас.

- Вы сказали, что некоторых из ваших людей убили. Что с трупами?

- Оно их забирало с собой.

- Вы уверены, что они были мертвы?

- Однозначно. Оно ударом отрывало им головы, хватало труп и тут же убегало.

- Вас понял, спасибо.

Влад запутался окончательно. Оборотни едят только живых, бросая обглоданные останки, либо утаскивают человека с собой, чтобы потом съесть. Что-то тут не так… За этими размышлениями он добрел до какой-то полуразвалившейся избушки, в каких обычно ночуют охотники. Он осторожно толкнул дверь. Она скрипнула и отворилась.

Внутри было темно. Влад вытащил фонарик, в свете которого можно было рассмотреть внутреннее пространство. Собственно, ничего интересного в нём не было: обычный заброшенный домик, старый стол у окна, кое-какая посуда в пыли, рукомойник с раковиной и даже газовая плитка, но без баллона.

Влад толкнул дверь и прошел в следующую комнату. Его будто ударило молнией, ладони вспотели, а сердце было готово выпрыгнуть из груди. Теперь то он все понял: в комнате на кровати лежали четыре щенка. Вот для кого оборотень убивал, вот кому носил еду… или носила? За спиной раздался густой рык…

Быстрым рывком Влад прыгнул в угол комнаты. Револьвер тут же оказался в его руке. Взмах руки и выстрел. Огромная туша упала у ног инквизитора. Тяжело дыша она медленно превращалась в человека. Пуля вошла в плечо, но боль от серебра была невыносима. Спустя пару мгновений перед Владом лежала женщина лет 32, достаточно красивая, только голая, грязная и воняющая псиной. Вытащив из сумки аптечку, Влад как мог наложил повязку на рану, чтобы остановить кровь, благо пуля прошла навылет.

- База, что по периметру?

- Чисто, никого нет. Что у вас?

- Я её нашёл, нужна медпомощь.

- Её?

- Да, хватит вопросов, потом все расскажу.

Влад достал шприц с ксиланитом и сделал женщине инъекцию, способную вырубить лошадь. Лучше перестраховаться.

Послышались тяжелые шаги. Снаружи появилось два оборотня: один покрупнее, другой поменьше.

- Так значит ты была не одна… Ещё веселее.

Времени было в обрез: «Сейчас сюда нагрянет ФСБ и начнется мясорубка...» Вложив недостающий патрон в револьвер, Влад пробрался к входной двери. Чудовища явно знали, что он тут, и не спешили врываться в дом. Ждать было нельзя.

Инквизитор открыл дверь и сделал выстрел. Оборотень успел увернуться, и пуля угодила в берёзу. Проломив крышу, второй оборотней оказался в доме, прямо позади Влада – пришлось выскочить наружу.

Сражаться одному против двух разъярённых монстров. Не то чтобы это входило в его планы. Оборотень что поменьше кинулся вперёд – инквизитор этого и ждал. Три точных выстрела превратили мозги монстра в украшения на ближайшей ёлке. Второй атаковал почти одновременно с первым. В последнее мгновение Влад успел выхватить из-за пазухи серебряный кинжал и полоснуть им по глазу нападавшего. Тот с визгом отлетел, но тут же кинулся вновь. В отличие от первого, второй не прыгал прямо, а пытался зайти сбоку, постоянно меняя положение не давая прицелиться.

Несколько раз оборотень делал выпады; Влад уворачивался как мог, зная, что пуля осталась одна. Значит, если он промажет, то из этой передряги живым не выйдет.

Вдруг автоматная очередь прижала монстра к земле. Выигранных долей секунд хватило, чтобы серебряная пуля прошла ему в лёгкое. Скуля и воя от боли, оборотень попытался встать, но получив ещё одну очередь из автомата успокоился – с серебром в ребрах не так-то просто регенерировать.

- Что это за хрень?! — в крике командира отряда звучал такой ужас и злость, что казалось он начнет палить по всем окружающим.

- Спокойно, это просто больной человек, — тяжело дыша Влад осматривал место ещё недавно бывшее полем битвы, — Хотя судя по тому, как они тут устроились, они были вполне себе довольны своим положением.

Действительно, перед ними уже лежал просто голый человек с пулевым ранением в груди. Остальные раны, на удивление, успели затянуться.

- С вашего позволения, я пойду упаду где-нибудь и полежу. Только свяжите покрепче взрослых, и этому, — Влад указал на раненого человека — я еще поставлю укол, чтоб не буянил.

- Есть ещё один?

- Да, женщина в доме. Я же докладывал.

- Что с мертвым делать?

- Сожгите. Лучше вместе с домом, чтоб улик не осталось. И да, там щенята, их я заберу сам.

Над лесом постепенно светало. Влад сел на крыльцо тяжело вздохнул. Тело ломило и хотелось есть, а ещё его трясло, от осознания, чего он только что избежал. Инквизитор достал телефон и набрал шефа.

- Слушаю тебя.

- Операция проведена успешно.

- Отлично, я знал, что ты справишься, до субботы можешь отдыхать. Только скажи, там были детёныши?

- Да, они самые и трое взрослых. Один мёртв. Вы знали про это?

- Догадывался, но… я такое только раз в жизни видел… Оборотни обычно одиночки… Что-то во всём этом не чисто. Будем проверять. Ты молодец.

- Понятно.

Влад положил трубку.

Вечером того же дня в бар где-то в центре Москвы вошел непримечательный юноша, лет 25, со слегка взъерошенными волосами. Из его чёрной сумки торчали четыре щенка, с интересом разглядывавшие всё вокруг. Он устало подошел к стойке, уселся поудобнее и сказал бармену:

- Ноль пять Гиннеса.

Пока все спят Фэнтези, Рассказ, Авторский рассказ, История, Длиннопост, Что почитать?, Продолжение следует, Текст
Показать полностью 2
52

Батискаф 1

----------------------------------------------------------------------АЛЕКСЕЙ----------------------------------------------------------------------------------

_________________________________________Часть вторая________________________________________________


Открыв глаза, я продолжительное время не мог понять, почему в комнате так светло. Осознав, наконец, в чем дело, я расширил глаза и подорвался с кровати. Выбегая из комнаты, я впопыхах собирал учебные принадлежности и одевался так быстро, как мог. Я выбежал на второй этаж нашего дома и застыл в недоумении: за столом сидел отец и пялился на меня таким же глупым взглядом, не донеся бутерброд до рта.

- А ты чего тут делаешь, Леш? - спросил он.

- Э-э-э, а ты? - неуверенно промямлил я.

Отец почесал затылок.

- Ну-у-у, я... Отлыниваю от работы, - наконец, хохотнул отец, - а ты что, школу решил прогулять?

- Ты же знаешь, пап, "Батискаф" нельзя прогуливать, - грустно проговорил я.

Отец посмотрел на наручные часы.

- Но ты уже опаздываешь почти на час.. - задумчиво пробормотал отец.

- Знаю. Ты меня не подбросишь? - умоляюще спросил я.

Отец кивнул.

- Только позавтракай.

- Да ладно тебе, пап!

- Завтракай, говорю! А я пойду машину погрею.

Я надеялся хотя бы не встретить никого дома с утра, но отец был исключением. Несмотря на его раздолбайские наклонности, этот человек руководил одним из крупнейших предприятий по производству мяса в стране. Мать вечно ругала его за леность, но он отмахивался от ее слов и просто жил так, как хотел. Со своей густой бородой и в домашней одежде, он напоминал скорее хиппи, нежели крупного дельца, но я знал, когда доходит до дела, нет человека компетентнее и умнее, чем он.

Несмотря на то, что я постоянно слушал разборки родителей, до развода дело так и не дошло ни разу, мне даже казалось, что все это просто их ежедневный ритуал, без которого день был бы прожит зря.

Отец довез меня до здания школы и, пожелав удачи, подмигнул мне и скрылся в неизвестном направлении, оставив после себя облако выхлопных газов.

Глубоко вздыхая, я шел к воротам территории, попутно выискивая в карманах свой пропуск. Разумеется, именно в этот день все должно было пойти не так: я вспомнил, что оставил пропуск дома, в прихожей. Нервничая и ругая матом этот день, я набрал номер Найджела.

______________________________________________________________________________________________________


Найджел не сразу сообразил, что происходит, втихаря пытаясь говорить по телефону с Лешей, который сумбурно пояснял, что по каким-то причинам не может попасть на территорию школы. Выйдя с занятия, он перезвонил другу и вновь расспросил его о происходящем, потихоньку понимая, что произошло. Он был удивлен уже тем, что Леша умудрился опоздать, ведь за ним такого не было замечено ни разу за все время учебы, а новость о том, что Леша забыл пропуск дома, заставила его смеяться долго и истерически.

Наконец, он констатировал тот факт, что Леша лох, и начал раздумья над тем, как же ему помочь не влипнуть еще сильнее, чем сейчас.

- Ты же Найджел, верно? - послышался голос из-за спины Найджела.

Он поглядел на источник звука.

- А, ты Маша, верно? - вспомнил Найджел, - подруга Сабита.

Рыжеволосая девушка улыбнулась.

- Ну да. Только я предпочитаю - Мария. Ты чем-то расстроен?

Найджел почесал затылок. Он не был уверен, стоит ли посвящать ее в проблемы друга.

- Тут проблемка возникла, - решился он, - Леша не может попасть в школу.

Мария вскинула брови.

- В каком таком смысле?

- Забыл пропуск.

Мария прыснула.

- Ну дает.. Это же тот парень, которого били в туалете?

Найджел состроил кислое лицо.

- Что вообще тебя заставило зайти в мужской туалет?

Мария пожала плечами.

- Мы шли по коридору и услышали странный шум из туалета. Сабит пошел разбираться, а я за ним юркнула. Кстати, он скоро придет. Давай вместе и подумаем, как помочь твоему другу!

Найджел улыбнулся.

- Ты знаешь японский? - поинтересовался Найджел.

Мария кивнула, саркастично подняв бровь.

- Мы с тобой одногодки, умник...

- Давай тогда на нем говорить. Тут в основном второй и третий год основного курса, они его еще не знают.

- Боишься слухов?

- Ну а то, - по-японски Найджел, - они тут распространяются быстрее ветра.

Мария тоже перешла на японский язык.

- У тебя уже есть идеи насчет пропуска?

- Не знаю. Был бы конец недели - выдавали бы новые и мы попробовали бы получить пропуск за него, а так...

- А вот и Сабит! - воскликнула Мария.

Сабит поздоровался за руку с Найджелом.

- А чего у вас тут? - спросил он по-русски.

- У нас тут языковое ограничение, - по-японски ответила Мария, хихикнув, - во избежание лишних слухов.

Сабит непонимающе уставился на Найджела.

- Леша потерял свой пропуск и не может попасть в школу, - пояснил Найджел по-японски, - есть идеи, как ему помочь?

- А если с охранником договориться? - предложил Сабит.

- Ты его видел? - засомневалась Мария, - да и как с остальными быть, они не слишком далеко пасутся.

- Может, веревка? - отозвался Сабит.

- Какая еще веревка? - возмутилась Мария, - ты вообще о чем?

- Плетеная, Маш! - воскликнул Сабит, - через стену перебросить и готово!

- Он что, скалолаз? Кроме того, это уже могут расценить как вторжение на территорию. Сам ведь знаешь, как у нас строго с этим.

- Ну а что тогда, - обиженно буркнул Сабит, - подкоп, что ли?

Мария закатила глаза.
- У тебя одна идея лучше другой!

- Вообще-то, в этом есть смысл, - вклинился Найджел, - по территории школы проходят подземные помещения, оборудованные, как технические... Ключ можно взять у технической службы. Так мы спокойно проведем его в школу.

Сабит и Мария недоуменно глядели на Найджела.

- Ну и как ты будешь ключ забирать? - спросила Мария.

- А заблудиться не боишься? - вторил Сабит.

Они перекрикивали друг друга, высказывая недовольство идеей Найджела, и ему пришлось крикнуть "Стоп!", чтобы они успокоились.

- У вас есть другие идеи? - прищурился Найджел.

Мария и Сабит переглянулись.

- Я так и думал! Это самый рациональный вариант из всех имеющихся, верно?

- Ну да, - пожала плечами Мария.

- Пожалуй, - согласился Сабит.

- У нас сейчас окно на да часа? - рассуждал Найджел, - нужно уложиться в этот срок.

Сабит утвердительно кивнул.

- Значит, нам нужно достать ключи и схему помещений, - подытожил он, - значит так, вы двое идите ко входу и проинструктируйте Лешу, куда ему подойти и что делать, я достану что нужно.

- Тебе помощь не нужна? - с сомнением поинтересовался Найджел.

- Только мешать будете, - отмахнулся Сабит и удалился.

Найджел набрал номер Леши.

______________________________________________________________________________________________________


Была середина октября и я основательно продрог, сидя на скамейке неподалеку от стены в ожидании новостей от Найджела. Я вздрогнул, когда раздался звонок телефона, в попытках принять вызов, два раза чуть не выронил его. Найджел сообщил, что мне нужно подойти к северной стене и ждать возле какой-то двери, похожей на погреб. Я не совсем понял, зачем это нужно, но последовал его инструкциям: выбора у меня все равно не было.

К моему вящему удивлению, дверь подвального холмика отворилась, и я увидел Найджела, Сабита и Марию, активно подзывающих меня.

- Вы чего выдумали? - спросил я, подбежав.

Найджел фыркнул.

- Ты недоволен, что мы прикрываем твою задницу?!

Я озадаченно наклонил голову.

- А зачем мы по подвалам решили пойти?

- Это был единственный путь, - заявил Сабит.

Я посмотрел на них максимально недоуменным взглядом.

- Так это... у куратора есть идентификационные коды всех наших пропусков... Если охранник введет пропуск в базу, он найдет его электронный вариант и пропустит меня без проблем... - я оглядел их максимально озабоченным взглядом, - вам надо было просто попросить у куратора мой номер, объяснить ситуацию и сообщить код охране...

Сабит издал досадливый возглас.

- Вот же... Никогда ещё не чувствовал себя настолько тупым.

Я вздохнул.

- Если я правильно понял, вам пришлось стырить ключи от этих катакомб, умудриться там не заблудиться, после чего нам придется ещё и возвращать ключи на место, - я скептически ухмыльнулся, - любите усложнять себе жизнь?

Найджел виновато опустил глаза.

- Мы не подумали про номер...

- Найджел! - всплеснул я руками, - я тебе эту схему по телефону объяснил!

Найджел удивлённо посмотрел на меня.

- Было дело?

Сабит закатил глаза, Мария начала смеяться в голос.

- Ладно, пойдёмте уже, - буркнул Найджел.

______________________________________________________________________________________________________


Мы решили подождать остальные полчаса окна в одном из больших коридоров спецкурса, в попытках отравиться дешевыми пирожками, привозимыми в школу в грязных ящиках. Найджел аппетитно уплетал пирожок, под озабоченным взглядом Марии.

- Слушай, а твой друг не подавится? - поинтересовалась Мария.

Я махнул рукой.

- Ему не привыкать, не обращай внимания.

Сабит хохотнул.

- Если он когда-нибудь станет важным человеком, я знаю, как его будут убивать.

- Кстати об этом, - проговорил я, - Сабит, мне любопытно. Почему о тебе говорят все эти... вещи?

- Быть может потому, что это правда, - хмыкнул Сабит.

Я расширил глаза.

- Ты и правда... рос среди убийц?

- Было дело, - улыбнулся Сабит, - я сам с Кавказа, из одной горной деревушки. Туда люди заходят так редко, что почти никогда. В этих горах люди разными вещами занимаются, наше поселение испокон веков зарабатывало заказными убийствами. Мой отец решил, что мне незачем жить такой жизнью, - Сабит помрачнел, - он привез меня в Москву и пристроил в "Батискаф 1"...Фактически, ценой своей жизни.

- Жесть, - пробормотал я, - и как тебе цивилизованное общество?

Сабит кинул на меня испепеляющий взгляд.

- Леша, ты думаешь, что мы там говорим на языке пещерных людей, а едим с пола?!

У меня по спине пробежали мурашки, я замахал руками.

- Я не хотел тебя обидеть!

Мария рассмеялась и шутливо стукнула Сабита в плечо.

- Не бойся ты его! Он обычный парень, прошлое не имеет на него влияния, - Маша прищурилась, глядя на Сабита, - правда ведь?

Сабит опасливо посмотрел на Марию.

- Ну конечно..

Я был удивлен увиденным. Казалось, что страшный и грозный Сабит... Боится эту девчонку. Что же она такое из себя представляет..

- Мария, а у тебя какое прошлое?

- Да все ординарно. Выросла в Греции, семья нормальная, жизнь нормальная.

- А как тебя в Россию занесло? - спросил Найджел.

- Мама работает в посольстве Греции, здесь, в России, вот меня сюда и направили.

- В Греции тоже есть Батискаф, так ведь? - вспоминал я.

- Да, "Батискаф 4". Для них нормально отсылать учеников в другие страны, типа адаптивные навыки. Кстати, а ты-то сам откуда?

- Догадайся, - усмехнулся я, - отсюда, конечно. Местный. Отец хорошо зарабатывал всегда, а мама хотела, чтобы я был впереди планеты всей. Всегда все самое крутое, даже коляску мне с наворотами покупала. Конечно, как только у меня обнаружили высокий IQ и аналитические способности, я тут же стал должен учиться в самой крутой школе, а круче Батискафа в мире ничего нет. И вот, я тут.

- Вы же с Найджелом энергетики, да? - спросил Сабит с набитым ртом.

- Ну да, спецкурс, последний год. А вы?

- Мария со спецкурса химии, а я - математика и геометрия.

- Твой курс как-то не круто звучит, - отметил Найджел.

Сабит прищурился.

- А ты откуда, Найджел?

- Англия.

- Англик, стало быть, - усмехнулась Мария, - не больно-то похож.

Найджел провел рукой по волосам и вздохнул.

- Да знаю. Мне говорили, что наши предки родом из Ирландии. Меня в Батискаф отправил дядя, он тут какую-то должность занимает, - Найджел задумался, - не помню, какую.

- Кстати о Батискафе, - вдруг воскликнул Сабит, - что за первенство?

- Ты что, не знаешь? - удивился Найджел.

- Здрасте! Меня только на этот год перевели, вообще ни намека.

- Первенство - один из главных способов выделить среди учащихся Батискафов выдающихся личностей, - отозвался я, - насколько мне известно, оно проводилось с самого основания школ. Проходит оно шесть недель, каждому участнику дается восемнадцать заданий.

- По три задания на неделю? - переспросил Сабит.

Я помотал головой.

- Не все недели одинаковые. Первая - теоретическая. Ученики и наставники решают сложнейшие задачи, какие только смогли найти руководители Батискафа, - я поднял бровь, - а ведь они и правда лично их выдумывают. Я видел одно задание, скажу честно, это просто тихий ужас. На первую неделю действительно дается три задания, в конце недели участник и наставник представляют свой ответ комиссии из правления Батискафа.

- А какие задачи? - спросил Сабит.

- Никто не знает, - ответила Мария, - известно, что задачи у всех разные, но, они охватывают все специальности разом, ни под кого не подстраиваясь.

- Это верно, - подтвердил я, - вторая неделя - физическая подготовка, тут проходит пять мероприятий, по одному на каждый день. Третья самая загадочная. У тебя всего одна задача, но какой она будет - совсем неясно. Знаем только, что участника отправляют куда-то в другую местность и что-то ему поручают. Там все просто - либо задание выполнено, либо нет. На четвертую неделю учеников, наконец, сталкивают друг с другом: происходит что-то вроде викторины. Пятая неделя - схватки. Ученикам дают поле и выводят один на один. С тренировочным оружием, конечно.

- А бывали смертельные случаи? - перебил Сабит.

- Бывали, - подтвердил Найджел, - как-то, одному ученику зарядили в глаз из ружья с краской. Он закончил бой победой, но пошло заражение - его не спасли. Присвоили посмертно звание Первого Батискафа.

- Так вот, - раздраженно продолжил я, - шестая неделя - оперативная задача. Учеников делят на группы и выдают им конкретную задачу. Предоставляют полигон, с целым рядом препятствий и трудностей. Очки зарабатываются только командой. Потом у комиссии есть два дня, чтобы принять решение по первенству и они огласят результаты. Вот так.

Сабит задумчиво нахмурился.

- А сколько участников может быть?

- От одной школы выставляется не более десяти участников, - ответила Мария, - но бывали и исключения.

- Пора, - коротко отметил Найджел, - окно кончается. Леш. У нас электродинамика.

- Ладно, увидимся вечером, - сказал Сабит, вставая.

В Батискафе не были предусмотрены звонки или другие оповещения учеников о начале занятий. Считалось, что мы должны быть сами максимально ответственными. Мы с Найджелом, попрощавшись с новыми друзьями, бегом направились на занятие, чтобы не опоздать.

Зайдя в аудиторию, мы поняли, что спешили зря: преподавателя еще не было и ученический состав пребывал в праздном безделии, беседуя между собой.

- Родиона Григорьевича еще нет? - спросил Найджел у сидящей неподалеку девушки.

Она помотала головой. Хорошо, что не покрутила пальцем у виска, учитывая, что Найджелу это итак должно быть хорошо видно.

Тем не менее, это было странно: преподаватели Батискафа были не менее ответственными, чем ученики, он всегда были в аудитории еще раньше, чем ученики.

Звуки бесед стихли, когда в дверь вошел директор, за ним шел молодой мужчина, лет тридцати - тридцати пяти. Одет в длинное пальто и шляпу - будто сбежал из американских фильмов восьмидесятых, в руках держал большой портфель. Лицо его выражало эмоции полного отсутствия понимания ситуации.

- Ученики, внимание! - гаркнул директор, - это Сергей Михайлович Мухаченко. Теперь он будет работать вместо Родиона Григорьевича и вести у вас электродинамику и другие связные предметы. Я надеюсь на ваше понимание: он сегодня первый день. Не обижайте его, - директор будто задумался, - хотя бы сегодня...

Сергей нахмурился, услышав последние слова директора. Тот похлопал Сергея по плечу и выскочил из аудитории, как ошпаренный.

Сергей прошел к преподавательскому столу и прочистил горло.

- Добрый день вам. К сожалению, мне не сказали, что вы сейчас изучаете, напомните мне?

- Беги отсюда, мужик! - послышался насмешливый голос с задних парт.

Пару секунд Сергей немигающим взглядом смотрел на источник звука, после чего со всего размаху запустил портфель бедолаге в голову. Обидчик успел увернуться, но портфелем его-таки задело.

- Эй, вы чего?! - возмутился шутник.

Сергей внимательно глядел на него.

- У меня в портфеле ваше пособие. Держи, - невозмутимо проговорил Сергей, - вот ты и покажешь мне, где вы остановились. И да, огурцы, меня предупреждали, что вы любите издеваться над новыми преподавателями. Сразу предупреждаю: лучше вам со мной подружиться.

Я, улыбаясь, смотрел на нового преподавателя. Похоже, он впишется в коллектив Батискафа.


Продолжение следует...


Часть 1:

Батискаф 1


https://vk.com/devilhistory

https://author.today/u/logrinium/works

Показать полностью
47

Для моих 582 подписчиков-2

Данный рассказ выкладывается по просьбе одного из завсегдатаев сайта Пикабу.


"Про Иванова, Швеца и прикладную бесологию 2" Ванечка. Часть четвёртая.



Отключив связь, инспектор посмотрел на стоящего рядом Ваньку и поделился с ним новостью:


- К нам девушка едет. Красивая. Так что веди себя хорошо и руками за там не лапай. И за здесь тоже, - после некоторых раздумий, добавил он.


Немой удивлённо захлопал глазами, а потом подал голос:


- Ууыыы…


- Ишь ты, - поразился парень. – Заговорил, когда про женщин вспомнили. Ну точно - не безнадёжен. Пошли.


И странная парочка отправилась ждать подходящий автобус. Спешить было решительно некуда.


Добравшись до центра города и без особых проблем найдя упомянутый Эллой кинотеатр, Иванов не придумал ничего лучше, чем пойти на вечерний сеанс, дабы скоротать время. Не забыл и про чудика. Купил ему большое ведро попкорна и бутылку сладкой газировки, чему убогий был очень рад.


Показывали хит сегодняшнего киносезона - американскую фантастическую ленту «Вершители», в которой куча самого разного народа, подкреплённого чудо-техникой и малопонятными, с точки зрения банальной физики, сверхспособностями, сражалась со здоровенным дядькой. Лысым, с квадратной челюстью и в мегакрутой перчатке с камешками. Хрень, короче. Но бухала и взрывалась компьютерная графика, изображая на экране вселенскую битву, знатно, не отнять.


Инспектору кино не понравилось – слишком шаблонными оказались герои, постоянно пытавшиеся говорить плоским юмором, слишком плоский сюжет. Не фильм, а реклама современных технологий.


Ваньке – не понятно. Он с упоением лопал жареную кукурузу из ведра, прихлёбывая из бутылки, и на экран смотрел изредка, с улыбкой.


Наконец сеанс закончился, в зале загорелся свет и пришлось возвращаться в фойе. Парень глянул на экран смартфона, поставленного из воспитанности в беззвучный режим. Пропущенных звонков нет. Чтобы не болтаться без толку, пришлось брать билеты на ужастик по Кингу, в котором, согласно анонса, непонятный злой клоун из сточной канализации (при этом чистый до неприличия), пакостил подросшим деткам из первой части и прочим мирным американским гражданам.


Немому досталось ещё одно ведро (поменьше) с кинохарчем и ещё одна бутылка с газировкой. «И куда в него лезет?» - невольно подумалось Серёге. Однако приблудыш не подкачал, взялся за новую порцию с неослабевающим рвением, лишь только начался фильм.


Посмотреть ужастик удалось только до половины. В кармане завибрировала звонилка, на экране высветился номер ведьмы.


- Пошли, - шепнул Иванов спокойно жующему Ваньке и, пригибаясь, чтобы не мешать другим посетителям наслаждаться откровенно затянутым шедевром Голливуда, направился к выходу. Немой не отставал. Тоже крался, прижав ведро и напиток к груди.


Девушка ждала на улице. В свете фонарей и огнях кинотеатра она смотрелась эффектно. Неброский, умелый макияж. Узкие, в облипочку, брюки; тёмная, приталенная, курточка; яркая, выгодно обтягивающая грудь футболка; на ногах лёгкие, на небольшом каблучке, туфельки. На сгибе локтя сумочка. Заметив инспектора, Элла несколько раз, словно в танце, обернулась кругом, а затем с усмешкой поинтересовалась:


- Что, хороша?


Парень смутился.


- Слов нет.


- А ты ещё встречаться не хотел, - ехидно продолжила показывать коготки девушка. – Женатиком прикидывался. Фу на тебя! – и притворно надула губки, погрозив пальчиком.


- Да ладно… - промямлил Иванов. У ведьмы получилось достигнуть желаемого эффекта – кровь ударила в лицо и немного ниже. – Не хотел тебе выходные портить.


Вместо ответа Элла подбежала к мирно лопающему Ваньке и, заглядывая ему в бородатое лицо, спросила:


- Это он и есть? Тот бомжик, что за тобой увязался?


- Ага. Он. Я его Ванькой зову. Такое вот дополнение с попкорном к романтическому вечеру.


Немой улыбнулся, чем сразил колдунью наповал.


- Какой ты… какой ты… добрый, - пролепетала она, пристально всматриваясь в его глаза. – Какой же он Ванька? Он – Ванечка… Так и хочется обнять, приголубить…


И в подтверждение своих слов нежно прикоснулась руками к заросшему бородой лицу. Убогий не возражал, только жевать перестал.


Инспектор, с интересом наблюдавший за происходящим, уточнил:


- Почему ты так решила?


Ведьма не сразу, с некоторым трудом оторвала взгляд от немого и, подумав, ответила:


- Чувствую. Есть в нём что-то особенное… о чём не соврёшь. Светлое, чистое… Никогда с таким не сталкивалась. Необычно. Знаешь, это примерно, как котёнка на помойке подобрать. Крохотного совсем. И вот засунешь его под курточку, и прямо кожей слышишь, как маленькое сердечко бьётся: «Тук-тук… тук-тук…» Нет, не то, похоже… Не могу точно описать! Но уже за одну эту встречу я тебе благодарна, Серёжа. За то, что его показал, - вполне серьёзно закончила она.


Отвечать инспектор не стал, лишь припомнил слова армянина из забегаловки. Тот говорил похоже, только не так ярко. И именно в этот момент он окончательно укрепился в своей решимости не бросать Ваньку на произвол судьбы, а предъявить его Фролу Карповичу, разобраться с этой светлой аурой и пристроить немого в приличное место, где его никто никогда не обидит.


Часы показали начало двенадцатого ночи. Пора было определяться с дальнейшими действиями. Осень хоть в свои полные права ещё не вступила, периодически пуская остатки летнего тепла в свою вотчину, однако по вечерам уже ощущалась сырая прохлада, заставляющая запахивать полы пиджака и искать уголок потеплее.


Покрутив головой, Иванов обнаружил неподалёку работающее кафе и предложил:


- Пойдём, кофе выпьем. Чего мёрзнуть?


Элла не возражала, и троица прошла в интимную полутьму заведения. Расположившись за столиком в глубине зала, заказали бутерброды и напитки по вкусу. Девушка – латте, Сергей – большую кружку крепкого чаю, немому взяли компот с пирожными.


Лилась приятная музыка, бесшумно скользили официанты, обстановка располагала к задушевной беседе. Вот только парень всего этого не замечал, усиленно размышляя о дороге домой. Очень ему хотелось вернуться, залезть в душ и смыть с себя перипетии последней, беспокойной недели, а после махнуть грамм пятьдесят, не больше, коньяку и завалиться спать. А Ваньку… Ванька… камень преткновения в таких простых и понятных планах… Откладывается дом. Сначала с немым разобраться следует.


- Так что ты там про богадельню, где у тебя концы имеются, рассказывала? – начал он «светский» разговор.


Ведьма вздохнула.


- Какой ты толстокожий, инспектор, - грустно констатировала она. – С тобой рядом сидит симпатичная девушка, играет музыка, уютно… Ты меня сейчас, по логике вещей, должен за коленки хватать или на танец пригласить. Нельзя так, про работу и дела круглосуточно думать. Нет в тебе романтики.


- Нет, - грустно согласился Серёга. – Такой вот я, приземлённый.


Элла улыбнулась.


- Зато по-своему честный. И не воспринимай это как комплимент! За ту ложь, про гулящих женщин, я тебя пока не простила!


Иванов чуть склонил голову, изо всех сил изображая раскаяние.


- Не верю! – развеселилась ведьма. – Повторю: не умеешь ты женщин обманывать, переигрываешь! Ладно, ладно... Засчитаю попытку. Предлагаю так: сейчас ищем, где голову преклонить, а с утра – в монастырь поедем. Я, если честно, устала с дороги. Давно в такую даль не ездила. Скучно живу, - пожаловалась она, подперев ладонью подбородок и рассматривая только что принесённые бутерброды. – Никуда меня не зовут, не выгуливают в вечерних платьях…


Парень не поверил, но промолчал. А колдунья продолжила, незаметно перейдя на деловой лад.


- Тут неподалёку гостиница есть. Можно двухкомнатный номер взять, недорого. Его, - кивок в сторону немого, - в одной комнате, а мы – в другой. Должна же я хоть какую-то компенсацию за вечер пятницы поиметь? Или ты против?


Глаза девушки в упор смотрели на Иванова. Оценивающе, пристально.


Хоть инспектору и не слишком понравилась перспектива очередную ночь чужие подушки головой протирать, однако идея спать не в одиночестве сама по себе выглядела в высшей степени заманчиво, уверенно перевешивая дискомфорт от неродной постели. Более того! Даже мысль о нахождении чудика в соседней комнате вот нисколько не напрягала. А если будет ломиться – можно и дверь закрыть. На замочек.


- Я – за, - объявил инспектор и схватил кусок хлеба с колбасой, пересыпанный зеленью, с блюда. – Только в аптеку нужно забежать, к чаю прикупить положенное.


- Непременно. И с хорошим запасом. Я лично настроена на долгое чаепитие, - сверкнула белозубой улыбкой Элла. – Машину у кинотеатра оставим, тут рядом.


… Через час они были в номере. Объевшийся Ванька сразу уснул в первой комнатке на весьма приличной софе, только перед сном ещё раз потребовал показать ему Печать, а Сергей и колдунья прошли дальше, в спальню, к широкой, массивной кровати.


Чаепитие затянулось надолго, инспектор аж пропотел несколько раз от усердия. И лишь под утро они завалились спать, усталые и довольные.


О событиях, случившихся в том злополучном овраге, не вспомнили ни разу. Элла – потому что у девушки хватало ума не лезть с расспросами и не терзать парня извечным женским любопытством, рискуя получить не самую приятную отповедь. Инспектор – попросту не хотел будоражить ненужной болтовнёй пережитое и обсуждать рабочие моменты с посторонними к ним людьми.


***

Проснулись поздно, свежие и отдохнувшие. Иванов встал сразу, а ведьма решила немного понежиться в уютной кровати, посматривая оттуда на парня хитрым, весёлым взглядом.


- Я жду, - торжественно заявила она, мило морща носик.


- Чего?


- Кофе. В постель, как и положено приличной принцессе.


Инспектор осмотрелся. Обнаружив на тумбочке чайник, а внутри неё несколько стиков дешёвого, растворимого кофе, он быстро соорудил две чашки напитка, одну из них протянув девушке.


- Фи-и… - протянула Элла. – Какая бурда…


Сергей усмехнулся.


- Ну извини! Кофей заморский молотый, собранный исключительно двухголовыми девственницами, слуги-подлецы вылакали по пьяному делу из зависти к пойлу господскому. Как вернёмся из стран чужедальних, велю их всех на конюшне перепороть в назидание… Пей, не вредничай. Другого всё равно нет. Думай, что ты принцесса в изгнании. Служанки разбежались по гусарам, кучера запили, карета превратилась в тыкву. Тогда вкуснее будет.


Вместо ответа ведьма рассмеялась и медленно, величаво, старательно имитируя королевские манеры, приняла чашку, в которой плескалось коричневое не пойми что с привкусом кофе.


В дверь постучались. Робко, несмело. Иванов скорчил недовольную гримасу.


- Ну вот, услышал, что мы проснулись. Какого… ему ещё нужно? Утро, люди отдыхают…


- Может, есть хочет? – осторожно допустила Элла.


- Вряд ли, - убеждённо парировал Сергей. – Он вчера столько сожрал, что я изумился. Дня на три, как минимум, должно хватить. Два больших ведра попкорна, пирожные, бутерброды, в столовой подкрепились неплохо, чебуреки… Нет! Голодным Ванька быть не должен!


Стук повторился. Инспектор пошёл открывать дверь настырному немому, а ведьма, убрав чашку на прикроватную тумбочку, почти до самых глаз завернулась в одеяло.


- Чего? – не слишком дружелюбно спросил парень у возбуждённого, без устали переминающегося с ноги на ногу, приблудыша.


Тот призывно замахал руками, указывая на дверь, а затем, схватив Иванова за правую ладонь, привычно потыкал в неё пальцем и замычал.


- Ничего не понимаю, - честно признался Серёга. – Идти? Куда?


Убогий подбежал к окну и уставился на улицу. Пришлось следовать за ним.


- Уыы… - заявил чудик, указав рукой вдаль. Туда, где виднелись купола местной церкви.


- А, - инспектору сразу вспомнился рассказ лысого с базы. – В честь субботы на службу пойти хочешь?


Ванька улыбнулся.


- Давай сегодня пропустим, - задушевно предложил парень. – Нам ехать далеко, время терять неохота. К тому же, Элла говорит, что тебя и так в монастырь определим. Там каждый день молятся. Тебе понравится.


Немой, впервые за время их знакомства, нахмурился. Отошёл в сторону, уставился в стену.


- Не переживай, - подключилась уже успевшая одеться ведьма. – Там хорошо. А если не по душе придётся – обратно привезём.


Приблудыш повздыхал, а затем уселся на край софы и стал ждать, пока окончатся сборы в дорогу, изображая полную покорность судьбе.


Через полчаса, сдав номер горничной, подошли к машине. Ведьма приехала на свежем, бюджетном «Renault» белого цвета с весьма просторным салоном.


- Я с ведьмовства не живу, - зачем-то сочла нужным пояснить Элла, хотя Иванов её ни о чём таком не спрашивал. – Опыта маловато. Со временем надеюсь подучиться, подрасти в профессиональном плане и стать знахаркой. Бесплодие хочу лечить тем, от кого доктора отказались. Думаю, получится. Там и деньги другие, и на работу каждое утро спешить не нужно, и машина, - девушка похлопала по крылу своего автомобиля, - посолидней.


- Да ладно, у меня вообще машины нет и ничего, живой – слегка обалдев от таких откровений, ответил инспектор. – И на работе я чуть ли не круглосуточно…


Колдунья, внимательно выслушав парня, согласно кивнула головой и сочла нужным обозначить своё мнение.


- Ты – мужчина, для тебя это нормально, даже жизненно необходимо. Иначе сопьёшься от ненужности. Хотя и мы, принцессы, не лучше. Тоже от безделья такое вытворяем – ни на один глобус не натянешь, - глубокомысленно, без единой нотки юмора, закончила она, а после добавила. – Поехали, зябко что-то...


Завтракать не стали, решили перекусить где-нибудь по дороге. Сергей сел рядом с убогим, боясь, чтобы тот не отмочил чего не надо, хоть девушка и убеждала его расположиться спереди, рядом с ней, подкрепляя своё пожелание истинно женской аргументацией: «Он хороший. Я знаю». В недолгом споре победили опыт и здравый смысл бывшего опера.


Ещё через полчаса, миновав полупустые субботние проспекты, выбрались на трассу.


Ехали спокойно, болтая ни о чём. Ванька, вёл себя адекватно, в носу не ковырялся и ручки на двери не отдирал. Лишь с интересом посматривал в окно, изредка мыча чему-то своему.


Примерно на середине пути в родной город въехали в старый, патриархальный городок с двухэтажными, купеческими домиками традиционной постройки начала прошлого века, чинно стоящими на обочинах по обе стороны дороги. И попали в тянучку. Буквально через каждые двести метров высились почти постоянно горящие красным светофоры, которые, судя по всему, никто не потрудился отрегулировать.


Машин, на удивление, скопилось изрядно. Пришлось тащиться в общем потоке со скоростью неспешного пешехода, что дико бесило ведьму. Девушка поминутно шипела и невнятно ругалась неизвестно на кого, изо всех сил вглядываясь вдаль и надеясь увидеть конец этой скучной пробки.


Так, постепенно, добрались до центра. И тут Ванька неожиданно замычал, начал стучать ладонями по стеклу, да так сильно, будто разбить хотел. Иванов не растерялся, сразу принялся его успокаивать, хватать за руки, злиться.


- Ну чего?! Чего ты расходился?! – рычал парень на убогого. – Выйти хочешь?!


Перепуганная колдунья, нервно оглядываясь на разбушевавшегося чудика, приняла вправо и припарковалась в удачно расположенном дорожном кармане. Щёлкнула блокировка дверей, инспектор выбрался из салона на тротуар. За ним пулей вылетел Ванька и сразу, со всей мочи, побежал прямо через проезжую часть, петляя по заячьи между машинами и напрочь игнорируя сигналы клаксонов, подкреплённые забористой руганью водителей.


Провожая взглядом «побегушника», Иванов наконец-то увидел, что так заинтересовало немого. Церковь. Старая, из тёмного кирпича, небольшая, прямо напротив них, через дорогу. С чистеньким двориком, замощённым разноцветной тротуарной плиткой, с ёлочками на аккуратных клумбах. Да и само здание выглядело ухоженным и каким-то… домашним, тёплым. С первого взгляда на творение неведомых зодчих невольно возникала ассоциация с любимой, ласковой бабушкой, выглядывающей в окошко расшалившихся на улице внучат.


Перед входом, на ступеньках, расположились пара нищенок, клянчащих подаяние и при этом беззаботно болтающих друг с дружкой. Других людей видно не было.


Ванька, словно ракета, промчался мимо побирушек и влетел в открытые двери храма. Невольно снова вспомнился тот лысый «прихожанин», убеждённо рассказывавший, будто немой внутрь не заходит. Врал, получается, собака пакостная.


К парню подошла Элла и обескураженно спросила:


- Что это с ним?


- Понятия не имею, - честно признался Иванов, а после пошёл к ближайшему светофору, моля про себя все небесные силы, чтобы чудик успокоился и это была его единственная и последняя выходка.


Девушка не отставала, даже ухитрилась взять инспектора под локоть. Так и шли, словно молодожёны. Когда добрались до храма, ведьма внезапно удивила: внутрь не пошла, осталась снаружи.


- Платка с собой нет, - пояснила она. – Не думай, я в церквях бывала, крещёная даже. Иди, я тебя тут подожду.


Инспектор пожал плечами и поднявшись по ступенькам, вошёл в двери.


Внутри народу оказалось немного, но оно и понятно – служба уже окончена.


Немой обнаружился тут же, искать не пришлось. Он стоял с закрытыми глазами прямо посередине церкви, раскинув руки в сторону, словно статуя Христа в Рио-де-Жанейро, а со всех сторон на него смотрели канонические, суровые лики святых, и был запредельно счастлив. На Ванькином лице застыла искренняя, блаженная улыбка, густо замешанная на радости и внутреннем покое, а аура сияла, словно подключённая к электричеству.


Серёга даже опешил. Первоначальный план вытащить за шиворот строптивого чудика и затолкать обратно в машину полетел псу под хвост. Ну нельзя трогать человека, когда ему так хорошо. Грех это. Пусть постоит, понаслаждается. Не вечно же ему в такой позе торчать? Руки затекут. Потому, купив у сухонькой бабульки в церковной лавке пару свечек и поставив их где положено, Иванов тихо покинул храм, внутренне настраиваясь на ожидание и попутно прикидывая, где поесть. Аппетит он нагулял уже будь здоров!


Спустившись с крыльца, вышел за ограду, спокойно закурил. Подошла Элла.


- А где твой подопечный?


- Там остался. Молится, - выпуская струйку дыма, коротко ответил Иванов. – Решил не мешать. Не думаю, что надолго. Пойдём лучше столовую поищем или магазин какой. Есть хочется.


- Не заблудится?


- Нет. Он, может, и слегка тронутый, но не полный идиот. Машину знает, да и мы ненадолго. Хотя, может ты и права… Далеко отходить на всякий случай не будем.


Ведьма с расспросами лезть не стала, полностью удовлетворившись объяснением парня, и согласно кивнула головой.


- Пошли. И кофе заварной найти попробуем. Я, знаешь, ещё та кофеманка. С утра пока пару чашечек не выпью – словно варёная хожу.


Магазинчик обнаружился практически рядом, за перекрёстком. Подождав, пока местная говорливая старушка выберет горсть конфет и пожалуется дородной, неулыбчивой продавщице на жизнь, приобрели пару разогретых в микроволновке пирожков с картошкой и по стаканчику так любимого Эллой напитка, а после неспешно пошли обратно, решив позавтракать на улице.


Паперть с этого места была видна как на ладони.


Подкрепившись, инспектор пришёл в благодушное настроение и даже настроился сказать девушке что-нибудь приятное, с удовольствием рассматривая её прелестные бугорки под футболкой, как вдруг парня жёстко сдёрнул с небес на землю встревоженный, напряжённый голос ведьмы:


- Там что-то происходит…


Серёга сразу перевёл взгляд с груди Эллы на церковь и обомлел: в патрульную машину, подъехавшую почти к ступенькам храма, двое дюжих полицейских трамбовали Ваньку, ловко заломав ему руки за спину. Рядом стояли, слегка ошалело глядя на происходящее действо: молодой, курчавобородый мужчина в спецодежде священника, старушенция, распоряжавшаяся свечками, да пара невзрачных, рабочего вида дядек, лет по пятидесяти каждому. Остальной народ толпился на ступеньках, близко, впрочем, не приближаясь.


Служитель церкви, к тому же, что-то горячо, усердно втолковывал правоохранителям, по-мальчишески, несолидно переминаясь с ноги на ногу. Сам разговор, из-за расстояния и шума дороги, расслышать не удалось, но хватило и увиденного, чтобы понять: чудик крупно вляпался.


- Ах ты ж ё… - вырвалось у Иванова.


Первым порывом у Сергея было догнать, разрулить, запугать Печатью; порешать вопрос деньгами, наконец - однако ничего из этого он сделать не успел. Приблудыш скрючился в отделении для задержанных, по-простому именуемом «обезьянником», хлопнула дверца с решёткой на маленьком окошке, попрыгали в салон люди в форме и патрульный автомобиль, весьма резво, поехал прямо по тротуару, мимо почти замершего автомобильного потока, увозя странного немого с каждой секундой всё дальше и дальше.


- Мы в ответе за тех, кого приручили? – грустно и ни к месту процитировала Экзюпери ведьма. – Жалко глупенького… Что теперь делать?


Вместо ответа инспектор от бессилия зарычал. Глухо, яростно, утробно - чем сильно переполошил Эллу. Она, немедля ни секунды, повисла у него на шее, крепко обняв и сбивчиво нашёптывая на ухо всякие успокаивающие слова; принялась даже гладить по голове.


Помогло. Иванов кое-как успокоился, усилием воли загнав ярость в глубину подсознания и освобождая мозг для дела, а после благодарно приобнял девушку за талию и поцеловал её.


- И что теперь делать? – растерянно, с глазами, полными неподдельных, искренних слёз, спросила ведьмочка, прильнув к мужской груди.


Внутренне сгруппировавшись, как перед доброй дракой, Серёга зло сощурился вслед полицейскому автомобилю и нервно, безапелляционно ответил, словно плюнул:


- Как что? Ваньку выручать!

Показать полностью
38

Для моих 582 подписчиков

Данный рассказ выкладывается по просьбе одного из завсегдатаев сайта Пикабу.


"Про Иванова, Швеца и прикладную бесологию 2" Ванечка. Часть третья.


Увы, озарение не снизошло. Машины по-прежнему рычали моторами, коптили небо выхлопными газами, понемногу двигались вперёд, к заветному перекрёстку, позволяющему вырвавшимся, из неприятной тянучки на главную дорогу, счастливчикам вдавить педаль газа в пол и унестись отсюда прочь с видом победителя, каждой клеточкой измученного ожиданием организма, ощущая зависть оставшихся в пробке неудачников и упиваясь этим сладким чувством.


Докурив, инспектор тоскливо посмотрел, надеясь неизвестно на что, в сторону недавно покинутого такси. К сожалению, чуда не случилось. Словно в насмешку, машина как раз вырулила на магистраль и бодро понеслась вдаль, ускоряясь с каждой секундой.


Сплюнув от досады себе под ноги, Иванов с грустью перевёл взгляд на немого, мирно стоящего рядом и, по обыкновению, счастливо улыбающегося. Вот у кого всё в порядке. Сыт, жив – и хорошо!


Закурил. Затем посмотрел на часы – близился вечер.


- Тебя как зовут? – беззлобно, устало, без всякой надежды на ответ поинтересовался парень. – Меня, - он ткнул для очевидности себя пальцем в грудь, - Сергей.


И тут случилось странное. Чудик аккуратно взял своей рукой выставленный палец и приложил его к правой ладони инспектора. Ничего не произошло. Такой результат немого не устроил, и он снова, теперь уже с силой, стал раз за разом повторять это нехитрое действие.


Обалдело смотрящий на происходящую пантомиму Иванов, наконец, не выдержал и заявил, изо всех сил надеясь, что инвалид его поймёт:


- Там нет ничего, - а потом, на всякий случай, повторил по слогам. – Ни-че-го!


Немой явно не поверил, выразив неудовольствие целой гаммой невнятных звуков, но палец отпустил. А после, уже своим мизинцем, неожиданно ловко провёл круг по инспекторской ладони, в котором с жаром принялся выводить невидимые закорючки. От этих манипуляций парню стало щекотно, однако он стоически терпел, с интересом ожидая результатов.


Убогий, ни на что не отвлекаясь, продолжал увлечённо рисовать свои малопонятные каляки-маляки. Торопливо, взбудоражено, мелко тряся головой от усердия. И только тогда до пребывавшего в расстроенных чувствах Серёги дошло – бедолага Печать копирует со всеми её финтифлюшками малопонятными. Похоже, активировать требует.


Но как он узнал?! Как смог увидеть?! Да ещё и повторить вшитые в метку письмена пытается! Её ведь просто так обычному человеку не заметить, если инспектор сам не продемонстрирует.


Сергей напряг память, профессионально прокрутив в голове все моменты общения с чудиком: от встречи за ангаром до текущего момента. Да нет, убогому он ничего не показывал однозначно.


Непонятно…


Тогда чего он хочет? Ещё хороших впечатлений? Ну уж нет! Только такой извращённой наркомании, замешанной на небесной отметке, не хватало. На всякий случай инспектор уточнил:


- Тебе руку на голову положить нужно?


Немой отрицательно и вполне осознанно закачал головой. Парень обрадовался.


- Ага, не идиот, значит. Это хорошо, - рассуждал вслух он. – Значит, можно договориться… Вот и попробуем… Что тебе от меня нужно?! – громко, внятно спросил Сергей.


Странный человек снова возбуждённо замычал, продолжая пальцевую эквилибристику с правой ладонью. При этом он переминался на месте, словно готовился пуститься в пляс или очень хотел в кустики, или... А если?..


Повернувшись спиной к дороге, Иванов украдкой активировал Печать. На долю секунды, просто посмотреть на реакцию навязавшегося на его шею немого. Тот расцвёл, озарив мир своей доброй улыбкой.


«Стоп! – подумал инспектор, решительно вырвав свою руку у немого и отойдя подальше от проезжей части. – Получается, он её видит, хотя и не должен. Что это значит? Без понятия… но разобраться нужно».


Убогий шёл следом как приклеенный, только что за полу пиджака не цеплялся.


Убедившись в относительном одиночестве и отсутствии прохожих поблизости, парень снова, стараясь сделать это как можно незаметнее, зажёг служебную метку и начал тщательно всматриваться в непонятного дворника с оптовой базы.


Сначала Сергей не понял, что не так. Вроде бы обычный бомжик, только чистенький и не вонючий, однако что-то беспокоило, словно он проглядел, проротозейничал нечто, лежащее на самом видном месте.


Не добившись никакого результата, изменил подход к делу: попробовал вглядываться, пытаясь фиксировать внимание не на общей картинке, а на её частях. Волосы, глаза, нос, борода, туловище. Как ни старался - опять ничего. Человек как человек.


Разозлившись на самого себя, парень отступил на пару шагов назад и решил сфокусироваться на поиске каких-нибудь эманаций или других проявлений сверхъестественного. Нет, проверку на одержимость чудик прошёл давно, но мало ли… И вот тут повезло! Буквально на пределе сил увидел: немой имел ауру! Светлую, тонкую, почти неразличимую на первый взгляд.


Эта новость ошеломила. Иванов никогда о таком не слышал. Не поверив своим глазам, зажмурился, затем несколько раз моргнул, словно прогоняя наваждение. Даже Печать к собственной голове приложил.


Да нет, всё точно! Действительно аура и действительно светлая! Святой? Дикость какая… не бомжуют у нас святые на оптовых базах. Тогда кто? Почему?!


А он, зараза, лишь улыбается… Нет бы представиться по всей форме: мол так и так, такой-то имярек, являюсь тем то, сам оттуда… Ничего не скажешь, повезло так повезло.


Все эти мысли промелькнули в Серёгиной голове молнией. Необходимо было срочно посоветоваться с более опытными коллегами. Попробовал призвать Антона. Без ответа… Быстренько извлёк смартфон, активировал в который раз за сегодня штатную метку и набрал Фрола Карповича. Тот тоже не отозвался. Вот непруха! Придётся ждать…


Чтобы не стоять с глупым видом на тротуаре, Иванов предложил немому, по-прежнему с интересом смотрящему на его ладонь, самый простой способ убить время:


- Пошли поедим. Обещал же я тебя подкормить. Вон, и забегаловка как раз имеется.


У перекрёстка действительно расположился небольшой павильон с крайне опасным в наши дни названием: «Чебуречная». Инспектор, широко шагая, уверенно направился туда. Чудик не отставал.


Заведение работало. Толкнув дверь, сразу зазвеневшую дешёвеньким колокольчиком, вошли в пропахшее сложным набором восточных специй помещение со стоячими столиками и прилавком в углу, за которым вольготно расположился нестарый, толстый армянин в расстёгнутой почти до пупа рубахе.


- Нам перекусить чего, диетического, - Иванов на всякий случай исключил из местного меню чебуреки и прочие разновидности жареного с мясом теста. Очень он боялся за свой желудок.


Продавца такое заявление явно обидело. Недобро вспыхнули горячие горские глаза от несправедливо, по его мнению, полученной обиды; плечи сурово расправились, рубашка жалобно затрещала.


- Зачем так говоришь?! У меня всё свежее!


Конфликт в планы Серёги сейчас не входил. В другое время он не преминул бы напомнить про несмешной пазл «Собери кошку» и ввернуть несколько бородатых шуточек на аналогичную тематику. Но не сегодня. Потому инспектор просто бросил:


- Язва у меня. Нельзя.


Такое объяснение вполне устроило излишне вспыльчивого продавца и он, снова приняв расслабленную позу, предложил:


- Тогда пюре с котлеткой кушай. Хорошая котлетка. Всем можно. Отвечаю!


- Хорошо. Дайте две порции. И два чая.


Армянин скрылся за перегородку, отделявшую кухню от общего зала, а через пару-тройку минут вернулся с заказом.


«Свежее, не из микроволновки» - принюхавшись, удивился парень и с удовольствием приняв тарелки, поспешил к одному из столиков. Расставив еду, он приготовился было наброситься на аппетитно выглядевшее блюдо и уже хищно замахнулся вилкой, как вдруг его отвлёк голос продавца:


- Э-э, а чай?!


Пришлось вернуться. Напиток тоже не подкачал. Ароматный, явно не из пакетика, с мощным травяным запахом, в котором легко угадывались чабрец и мята. Медленно, стараясь не разлить почти до краёв наполненные чашки, Иванов вернулся к облюбованному столику и только тогда вспомнил по немого, нерешительно топтавшегося в дверях.


- Иди, ешь, - позвал он убогого, указывая рукой на тарелку.


- Ты его кормишь? – вмешался продавец. – Это дурачок местный. Я знаю. Не злой.


Инспектору не понравилась такая бесцеремонность и он счёл нужным осадить любопытного:


- Да. Кормлю. За свои деньги. Что не так?


Вместо ответа армянин вышел из-за прилавка и сам подвёл так и не сдвинувшегося с места чудика к столу. А после сходил на кухню и принёс три огромных, сочных чебурека, которые поставил перед странным посетителем.


- Денег не нужно, - решительно пресёк он Серёгину попытку возмутиться несогласованным увеличением заказа. – Он хороший человек. Я иногда ношу ему… редко, когда остаётся на кухне. Он не отказывается. Улыбается. Понимаешь, - тон мужчины стал доверительным, - правильно улыбается. Рядом с ним легче становится, теплее.


- Знаю, - не представляя, какой от него ждут ответ, на всякий случай согласился инспектор.


- Хорошо, что знаешь, - очень серьёзно заявил продавец, пристально глядя в глаза Иванова. – Не обижай его. Плохо это.


Посчитав свой человеколюбивый долг выполненным, армянин дружески похлопал по плечу робеющего подметальщика, а после вернулся за прилавок и уткнулся в смартфон.


- Кушай, - придвинув тарелку к спутнику, снова предложил Иванов.


На этот раз чудик излишне скромничать не стал, взял вилку и начал тщательно, почти беззвучно пережёвывая, поглощать пищу. При этом он по-прежнему ни на секунду не сводил глаз с ладони, где расположилась Печать.


Поначалу взгляд неприятно коробил, однако Сергей быстро привык и перестал обращать внимание на такие мелочи, с удовольствием отдавая должное великолепному образчику местной кухни.


Насытившись, приступили к чаю. Немой с чебуреками, а инспектор просто так. Напиток оказался прекрасен не только на запах, но и на вкус, потому пили медленно, смакуя.


Придя после трапезы в благодушное настроение, Сергей снова набрал боярина.


- Да! – ответил тот. – Иванов, не до тебя сейчас. Если ничего срочного – то завтра после обеда набери. И Швеца не дёргай. Занят он, - и отключился, не прощаясь.


Вот тебе и раз… Даже слова сказать не дал.


Возле выхода из павильона, слева от двери, обнаружился старенький терминал для оплаты всеразличных бытовых услуг. Пополнив счёт и наконец-то получив пару вожделенных гигабайтов такого нужного современному человеку интернет-трафика, инспектор открыл расписание автобусов. Нет, парень его не забыл – накрепко выучил, пока в кассу стоял сдавать билеты, но мало ли... А вдруг? Нет. Снова чуда не произошло. Придётся ночлег искать. Брать такси – с учётом расстояния более двухсот километров в одну сторону – слишком разорительно. Искать попутку с этим странным субъектом – верх глупости. Он хоть вроде и не сумасшедший, но кто его знает? Отчебучит чего в дороге – что тогда делать?


Бросать этого непонятного бомжика Сергей уже не собирался. Светлая аура – она, как ни крути, не каждый день встречается, и данный вопрос необходимо прояснить. Вдруг это обеспамятевший ангел в розыске? – парень когда-то видел фильм с аналогичным сюжетом. Или книжку читал… Точно вспомнить не удалось, да и не верил в он в такие совпадения. Тут что-то более приземлённое, реалистичное…


Опыт подсказывал: самым разумным в данной ситуации будет дождаться, пока начальство освободится от трудов праведных и соизволит обратить на собственного подчинённого своё высочайшее внимание. Как-то так…


Решив на этом и остановиться в своих размышлениях, Иванов, расплатившись за еду, направился к выходу. Немой по собачьи затрусил следом.


- Не обижай, - догнал в спину голос продавца. – Он хороший человек.


Ничего не ответив, Серёга вышел на улицу и крепко задумался: «Интересно, с какой радости этот армянин так распереживался? В чём причина? Вот все на болезного как на мусор под ногами смотрят, а пузатый прямо чуть из рубашки не выпрыгивает?».


Вопросы требовали ответов, потому инспектор решил не мудрствовать, а пойти и спросить об этом напрямую. Велев спутнику дожидаться его у входа, вернулся в «чебуречную».


Представитель гордого армянского народа ожидаемо обнаружился на своём месте – за прилавком.


- Скажи, уважаемый, - начал Иванов. – Почему ты за того… человека так переживаешь? Он тебе кто?


Продавец не ответил, лишь недобро сощурил глаза, пристально всматриваясь в посетителя.


- Этот чудик за мной сам увязался с базы. Ни в какую не отстаёт. Ходит следом, как хвостик, - поспешил добавить инспектор, чтобы разрядить обстановку и прояснить свой интерес. – Он за дверью. Ждёт.


Лицо армянина просветлело. Он немного подумал и ответил:


- У меня дочка есть. Маленькая. Как-то со мной на работе была, на улице играла, упала больно. Плакала. А он мимо шёл, рукой по голове погладил – и она засмеялась!


Последние слова продавец выделил особо.


- Ну, с детьми такое случается, - осторожно поддержал разговор парень, ничего особо не поняв. – Падают, коленки сбивают. На то они и дети.


Собеседник от возмущения даже ладонями по прилавку хлопнул.


- Не так говоришь! Не знаешь, а говоришь! Моя девочка слабенькая здоровьем, родилась такая… Головка почти всегда болит. Таблетки кушала, много таблеток. К врачам ездила. Даже в Германию возил! Не помогли врачи. А он – помог! Не болит у неё головка теперь, понимаешь? Смеяться стала! В цирк с нами ездит, на рисование пошла! Я обследование делал – доктора только руками разводят! Без них выздоровела! Не вся, но уже легче! Потому я и уважаю этого человека. Добрый он, ребёнку помог. Нельзя такое забывать.


- Нельзя, - подавленно согласился инспектор, слушая искренний, эмоциональный рассказ армянина. Поди ж ты! Простенькая забегаловка у дороги, а какие страсти разыгрываются! Да и путает папаша: наложением рук сегодня только шарлатаны лечат. Скорее всего, простое совпадение – у ребёнка здоровье на лад пошло после долгого лечения, а тут немой подвернулся... Вот и уверовал в сказку измученный отец.


Между тем мужчина продолжал:


- Ты говоришь, он сам за тобой ходит?


- Да.


- В первый раз о таком слышу. Он к людям редко подходит. Злые они – люди. Обижают его, наверное. Я тут давно работаю – всех знаю. Но чтобы этот человек пошёл за кем-то – впервые слышу, - повторил продавец для пущего эффекта, важно воздев вверх мясистый указательный палец.


- Мне от этого не легче, - протянул Иванов. – Понять бы, что ему нужно.


- Не знаю, - честно признался армянин. – Зато другое знаю - за плохим он не пойдёт. Раз ходит – значит надо. Не гони его.


«Ага, и в баню вместе, и одна постель на двоих» - зло подумал Серёга, а вслух сказал:


- Ты хоть знаешь, как его зовут?


- Нет, - огорчённо ответил собеседник. – Этого тоже не знаю. Здесь его обычно Дуриком называют, только он не откликается. И правильно! Я бы тоже не отозвался. Обидная кличка.


Поняв, что больше ничего ценного узнать не удастся, инспектор попрощался и вышел на улицу. Убогий ожидаемо никуда не делся – стоял у двери, смотрел на проезжающие машины и привычно улыбался.


Вопросов после этой беседы только добавилось.


- Ну, что? – обратился Сергей к немому. – Получается, ты у нас ещё и чудотворец? Не ожидал, не ожидал... Как звать тебя станем? Не свистом же к тебе обращаться?


Чудик, естественно, не ответил. Лишь улыбнулся в ответ.


- Будешь Ваней, - решил Иванов. – Нужно же тебя как-то называть!


Увязавшийся не возражал. Ваня так Ваня – ему, похоже, было плевать на такие условности, как имена и фамилии.


Определившись хоть в чём-то, парень заметно повеселел и бодро зашагал к автобусной остановке.


В кармане завибрировал смартфон. «Да кто там ещё?!» - чертыхнулся инспектор и достал аппарат из кармана. Номер оказался незнаком.


- Алло. Слушаю, - громко, стараясь перекричать шум дороги, рыкнул Сергей.


- Привет! Куда пропал? – жизнерадостно зазвучал из динамика женский голос. – Нехорошо так с девушкой поступать.


- С кем я говорю? – сходу перебил Иванов, тщетно силясь вспомнить, кто это так фамильярно с ним разговаривает.


- Ну вот… - расстроилась звонившая. – Элла это. Храбро тобой спасённая совсем-совсем недавно. И теперь я, как приличная принцесса, трепетно жду, когда ты мне предложишь руку и сердце. И полцарства, конечно. Как видишь, не дождалась, сама позвонила. Такие вот принцы пошли… необязательные.


- А номер откуда?


- Баба Фая дала. И вообще, Сергей, ты почему такой невежливый? Или секс – не повод для знакомства?


Инспектор опешил. Вот умеют же женщины насаждать чувство вины! Вроде и не сделал ничего – а неудобно. Как будто наобещал с три короба и не выполнил.


- Да нет… - попробовал он выйти из сложившейся ситуации с честью. - Я в командировке. Да и занят был в последнее время выше крыши. А телефончик твой я не выкинул, на тумбочке дома забыл (тут парень немного лукавил. Сергей помнил, что тот самый клочок бумаги с цифрами и буквой «Э» он действительно оставил в указанном месте. Но вот лежит ли он там до сих пор - сомневался. С хозяйственной Машки станется смахнуть непонятную бумажку в мусорку).


- Понятно, - судя по голосу, Элла явно расстроилась. – А я решила вечер пятницы тебе посвятить… Скучно, знаешь ли… Ты с напарником?


- Нет. Он по своей программе.


- Плохо…


- Почему? – удивился Иванов.


- Потому что могли бы сейчас вдвоём приятое свидание организовать. С продолжением, - особо акцентировала этот нюанс девушка. – А на работу немножечко забить.


Предложение звучало настолько заманчиво, что инспектор в сердцах даже ногой топнул от недовольства.


- Элла, не дразни! У меня тут и без тебя интима выше крыши! Правда, извращённого…


- Это как? – захохотала ведьма.


- Это… это… - и Серёга неожиданно для самого себя решил вкратце поделиться историей с приблудившимся к нему немым, умолчав при этом про ауру и свои размышления. Просто так, чтобы перевести разговор в иное русло.


Девушка слушала внимательно, не перебивая. Когда рассказ закончился, она томно протянула:


- Ой, как интересно… Слушай, а у тебя всегда такая жизнь, с приключениями? Наверное, и погони с перестрелками случаются?


По её тону нельзя было понять – издевается она или говорит то, что думает. Потому инспектор ответил обтекаемо.


- У меня жизнь как выпуск вечерних новостей – постоянно что-то происходит и, как правило, ничего хорошего. Но с перестрелками и пулями над головой – перебор. Такого нет. Так, иногда помашемся с кем-нибудь. Моя работа больше похожа на детский сад, в котором воду отключили и туалетную бумагу не завезли. Все на горшках, пахнет, аж глаза режет, а мыть нечем. Вот и петляем, как ошпаренные, среди дерьма под вопли недовольных.


- Фигасе, сравнение… Корявенько, но в точку, - раздалось ошарашенно из динамика. – Мы с тобой почти коллеги. Никогда бы не подумала... Я менеджером по продажам работаю, в говноконторке одной. И ты сейчас в точности описал мой рабочий день с идиотами-клиентами и тупым начальством с их бизнес-тренингами. Ладно, с этим разобрались. А что ты собираешься дальше делать? Убежишь от мужичка? Я бы убежала… Не люблю, когда кто-то следом таскается. Бр-р-р…


Инспектор задумался. До этого момента ему и в голову не приходило, как он станет избавляться от немого после того, как с непонятной аурой разберётся. Ну не ходить же с ним вечно! Хотя убогого, похоже, этот вариант вполне устраивает. Вон, стоит, улыбается проезжающим машинам.


- Не знаю, - честно ответил он ведьме. – Пока не решил. Сегодня пусть со мной побудет, раз ему так хочется, а завтра я на автобус и ту-ту домой.


- Так ты без машины? Повезло же мне с принцем, даже собственного коня у него нет… Совсем мужик обмельчал, правду мама говорила. На перекладных мир спасать ездят… А давай я тебя украду? – заговорщицки проворковала Элла. – Ты где?


Серёга ответил. Ведьма, нимало не смутившись, довольно объявила:


- Тьфу… тут ехать-то… В центре кинотеатр есть, знаешь?


- Примерно.


- Найдёшь. Рядом с главной площадью. Жди меня там. Теперь моя очередь тебя выручать! Я выезжаю!


- Эй-эй-эй! – завопил Иванов. – Я завтра поеду, как запланировал. У меня тут ещё дела есть!


В самом деле, не бросать же убогого с интересной аурой ради взбалмошной колдуньи? Здесь ситуация посерьёзней обнимашек всяких.


Но девушка непреклонно, сурово заявила:


- Какие дела на ночь глядя? Врёшь ты мне. Я сейчас обижусь. Скажи честно, по бабам собрался?


Мысленно возблагодарив Эллу за предоставленную отмазку, Серёга подтвердил:


- Есть такое дело, - и от себя добавил для усугубления. – Да и женат я.


В смартфоне вздохнули.


- Не умеешь ты, Серёженька, девочкам лапшу на уши вешать. Какой из тебя женатик? И даже не в отсутствии кольца дело – его и спрятать легко, как вы, мужики, и поступаете сплошь и рядом. Мне же без бинокля видно - ты хоть с виду и ухоженный, однако дикий, неукрощённый, неволи бытовой не нюхавший. Мы, женщины, всегда такое чувствуем. Да и на гульки ты не пойдёшь, - убеждённо продолжала гвоздить своей железной логикой, замешанной на женском чутье, колдунья. – Ни один мужчина не скажет о таком той, с кем у него хоть что-то было. Врать станет, изворачиваться… И работы у тебя завтра никакой нет, иначе сразу бы послал, а не разговоры разговаривал. Тут что-то другое… Из-за своего найдёныша переживаешь? Или не хочешь видеть меня?


«Опять на вину вывернула» - пронеслось в инспекторской голове. Однако второй раз на эту уловку он не повёлся, сам перешёл в наступление:


- Элла, скажи, а что тебе нужно? Ты с таким усердием навязываешься, что даже странно, - не выбирая слов, выпалил Иванов. – Только не юли, будь любезна!


Ведьма ответила не сразу.


- Когда твой номер набирала – просто скучно было. А теперь я печёнкой чувствую – с тобой рядом приключение будет. Знаешь, - проникновенно добавила она, - хочется эмоций, драйва, ярких впечатлений, а не вот это вот всё. Работа – дом, дом – работа… Надоело! В общем – я хочу к тебе и обещаю не путаться под ногами! Думай, что хочешь, только не гони, пожалуйста…


Серёга опешил. Ему ещё никогда не доводилось слышать сразу столько откровенных, понятных слов от девушки. Обычно симпатичные создания противоположного пола на свиданиях обожали завуалированные намёки, полунамёки, одним им понятные игры в невнятную угадайку; любили, чтобы парень помучился, помариновался в неизвестности и недосказанности. А тут словно у начальника розыска на оперативке – всё ясно и понятно. Только без мата.


Пока он так рассуждал, Элла торопливо продолжила:


- И вообще, у меня идея есть! Давай твоего приблудыша отвезём в приют при монастыре! Отличное место, у меня там родственник в монахах, не откажет. Мы, когда к нему с тёткой в гости ездили – видели таких. Калеки всякие, слепые… С ними хорошо обращаются! В сад выводят, учат овощи выращивать… Ну, как тебе?!


Иванов снова задумался. Предложение ведьмы показалось ему интересным и многообещающим. Действительно, не обратно же на базу возвращать убогого, за объедки вкалывать? А так хоть под присмотром будет, если Элла не обманывает. Да и богадельню ту проверить не велик труд, с его-то возможностями… Антона, в крайнем случае, можно попросить вывернуть хоть весь монастырь наизнанку – не откажет. И вообще, назад, к метле, Ваньку всегда привезти успеется.


Короче, как ни крути, а идея пристроить приблудыша в тепло и сытость – просто шикарная!


А с другой стороны, Элла - девушка всё-таки. Приедет – и сразу начнёт подстраивать мир под себя, согласно своей женской природы. Или, чего хуже, болтать станет без умолку, требуя постоянного внимания к своей персоне.


- Обещаю не надоедать! – словно прочитав мысли инспектора, торжественно пообещала звонившая. – Хочешь, поклянусь?!


Такой экспрессивный монолог требовал ответа и парень, всё ещё внутренне колеблясь, ответил:


- Раскусила. Не женат я. И действительно не знаю, что мы с тобой будем делать. Тут чудик этот…


- Не извиняйся, - перебила его ведьма. – Я понимаю. Звонит почти незнакомая особа и в открытую напрашивается провести с тобой время. Выкручиваешься, как можешь. Это даже хорошо. Ей-ей, хорошо. Знаешь, не люблю я таких, на всё согласных и мечтающих об одном - меня на спину завалить. Брезгую ими… Вот такая вот придурь у скучающей принцессы, - она рассмеялась. – Сама к тебе в койку прыгнуть уже успела, а по-прежнему девочку-ромашку из себя корчу.


Иванову тоже стало смешно, и он согласно заявил, махнув на всё рукой:


- А давай! Приезжай! Через сколько будешь? Как я понял, машина у тебя есть?


- Конечно. В наше время без транспорта никак. Думаю, на дорогу уйдёт часов пять, может меньше. Встречаемся в центре у кинотеатра?


- Да. Можно и там.


Продолжение в следующем посте
Показать полностью
86

Светлая #17.

Светлая.


Продолжаю публиковать главы из недописанной книги "Светлая".


Предыдущие главы можно почитать в исправленном и улучшенном виде здесь с 1 по 5, с 6 по 10 здесь, а с 11 по 15 тут.

16 глава опубликована здесь.

Либо можно пройти по тегу "Светлая" и увидеть все главы, но без исправлений - черновой вариант.


Всё, что написано ниже, является вымыслом. Любые совпадения случайны. )))

Светлая #17. Светлая, Авторский рассказ, Текст, Продолжение, Длиннопост

Глава 17

"Прощание с Татьяной."


Марк не выспался. Без конца просыпался, не мог потом уснуть. Заснув, тут же вновь просыпался. Всё думал о том, что и как скажет Татьяне. Можно было бы просто исчезнуть без объяснения - больше не появляться в том кафе, поставить номер телефона Тани в черный список. Она же не знала, где Марк живёт и работает, поэтому шансов встретится в таком огромном городе как Москва, практически не было. Но это было бы неправильно. И так Марк ощущал себя подлецом, а тут ещё и трусом пришлось бы быть. Да и не чужая она ему. Вон сколько радости принесла в его жизнь, наполнив её смыслом.


Встал Марк «ни свет, ни заря", а точнее в четыре утра. Естественно, не выспался, но смысла лежать в кровати не было - всё равно не спалось. Бегать не пошёл. Получасовая зарядка - отжимания, пресс, приседания - не помогли. Настроение было отвратное. Есть не хотелось. Выпил кофе и поехал на работу.

Когда выходил из подъезда, ветер вырвал дверь из рук, сыпанул горсть ледяной крошки в лицо и попытался ударить подъездной дверью, захлопнув её. Но Марк увернулся. Обняв себя за плечи, нагнувшись вперёд, заспешил к машине. Ветер вёл себя непотребно - кидал пригоршни снега за шиворот, лез в рукава, хватал за щиколотки, кусал за нос. Марк злился. Чем больше злился Марк, тем сильнее дул ветер. Добежал до машины. Хорошо, что она на автозаводе. Пока очищал от снега, двигатель прогрелся, и Марк нырнул в спасительное тепло автомобиля. Какое счастье, что у него есть своя машина! Нет необходимости ехать в общественном транспорте, толкаться в общем вагоне метро, можно спокойно злиться на себя и весь мир в одиночку. Нашёл диск со старой Агатой Кристи». Поставил, начал подпевать "Я на тебе как на войне", и поехал. Ехал, орал песни. Вроде полегчало.


Марк явился на работу намного раньше остальных сотрудников, чем несказанно удивил охранника. Пытался работать с документами, но мысли всё время сползали на предстоящий разговор. Никак не получалось сосредоточиться. В десять часов плюнул и пошёл к начальнику отпрашиваться с работы. Виктор Иванович сидел за столом в задумчивости. Марк сказал, что не может работать, и просит отпустить его с работы до завтра. Виктор Иванович поднял глаз, и, как показалось Марку, принюхался.

- Не пил, не с похмелья, не болею. У меня личное, - тут же стал оправдываться Марк.

- Да знаю, знаю я. Наш Марк не курит и не пьёт. Думал баб он не … кха-кха-кха - закашлялся Виктор Иванович. Откашлявшись, продолжил – Извини за глупую шутку. Так уж и быть - отпущу тебя сегодня. Но должен будешь. Поедешь на сутки в командировку в Питер. В эти выходные. Считай, что напросился. Сейчас сходи к Зимину, получишь у него всю информацию о командировке, и можешь идти до завтра. Ну чего стоишь? Свободен.


Когда Марк вышел с работы шёл двенадцатый час дня. Отвлёкшись на новую информацию, Марк успокоился, перестал злиться. Он просто шёл по улице, ни о чём не думая. Был печален и спокоен. А с неба падал снег - небольшие редкие снежинки опускались на землю, тут же тая и превращаясь в серую грязь, которая, пробравшись через швы ботинок, намочила носки, а теперь хлюпала при каждом шаге. Марк зашёл в кафе погреться и обсохнуть, думая, что придётся ждать Татьяну ещё пару часов. Но она была уже там.


Татьяна сидела за тем же самым столиком, что и при их первой встрече. Да только не было того солнечного луча, что осветил Татьяну, а был за окном серый, тусклый свет, черные силуэты людей спешили по своим делам. А вместо лёгкой радости будущей встречи, была тяжёлая горечь предстоящей разлуки. Снег повалил гуще. В помещении стало темнее, и даже искусственный свет не спасал. Официант принёс Татьяне кофе и кусок торта, затем зажёг свечи на столике и принял заказ у Марка. Пока несли заказ, молчали. Потом Марк заговорил. И как бы не хотелось ему уйти от этого, но трудный разговор состоялся. Таня не плакала, но было видно, что держится она из последних сил.


Марк сказал, что им надо расстаться. Вернее, не так. Марк сразу, как только сел за столик, сообщил о том, что необходимо им расстаться. А уж потом был официант, свечи, заказ. После ухода официанта, Марк сказал, что был неправ изначально. Узнав, что Таня замужем, надо было пожелать хорошего дня и откланяться. Но Марк не смог устоять перед её красотой, и ... Ещё Марк рассказал, что сам он из неполной семьи. Отец ушёл, оставив его с мамой, когда Марку было пять лет. И что Марк очень переживал из-за этого. И что он не хочет причинить боль её ребёнку, потому что знает как это плохо – жить без отца. Он не желает разбивать семью Татьяны и просит за всё прощение. Им надо расстаться так как всё было ошибкой. Марк говорил, а Татьяна молчала. А потом, прервав Марка на полуслове, сказала:

- Я тебя услышала. А теперь уходи.

Марк ушёл. Он был зол на себя и благодарен Тане за то, что она не стала плакать, упрекать Марка или уговаривать не бросать её. А ветер хлестал его по щекам, и бросал в него горстями снега, как будто хотел побить Марка. Прохожие спешили по своим делам, быстро перебегая из здания в здание. А Марк всё шёл и шёл, пробиваясь через пургу.


Он подходил уже к парковке, когда позвонил телефон. На экране высветился незнакомый номер — это звонил его старый университетский товарищ. Когда-то они были очень дружны, но со временем разошлись в разные стороны. И вот, спустя много лет, Василий, через знакомых, отыскал номер телефона Марка, и позвонил с неожиданным предложением. Марк выслушал и согласился. Пока обсуждали подробности, настроение у Марка выровнялось, и, в предвкушении перемен в жизни, даже улучшилось. Убирая телефон в карман, Марк подумал: "Надо же, как сегодня меняется погода! То снег с ветром, то солнце яркое! И куда делись тучи? Только что была пурга, а теперь покой и солнце. И снег то такой искристый!"


P.S. Это была глава 17.

Я знаю, что Марк многим не нравится. Но он нужен. Поверьте. Глава эта маленькая. Я думаю, что в конечном варианте несколько глав будет объедено. Например, все главы с Татьяной станут одной. Тоже самое и с Кирой и Лерой. (Ой, ой, ой! Спойлер, но совсем маленький))) Возможно имена будут другие.


Спасибо всем, кто помогает мне сделать книгу лучше. Я все комментарии читаю, многие из них учитываю и меняю текст. Надеюсь, что Книга меняется в лучшую сторону.

Показать полностью 1
32

Ивушка

За окнами небольшой избушки завывал февральский ветер. Он гудел в печной трубе, будто стая волков, он стучал чем-то под крышей, пытался пробраться в клеть, где хранились запасы.
- Бабуленька, а ветер уймётся? – тихонько спросила с полатей Любавушка.
- Уймётся, дитятко! И ты спи.
Старушка, что заводила тесто для утренних хлебов при неясном свете лучины, строго глянула на меньшую внучку. Вот вечно с ней хлопот не оберешься! Все-то ей, баловнице, знать надобно…
- Бабушка, расскажи нам про Ивушку?
С печи свесилась старшая внучка бабки Добромилы – разумная и понятливая Нежана.
- Будто первый раз сказываю! – махнула на них рукой хозяйка избушки. – Надоели, силушки моей нет! Вот вернутся родители ваши с зимней ярмарки, пожалуюсь, как старой женщине покоя не давали!
Девчушки тут же старым зипуном накрылись, притаились, надеясь, что вспыльчивая старушка сменит гнев на милость.
- Ладно уж, неуёмные, слушайте. Только потом сразу спать и никаких разговоров до самой зари!
Накрыв кадушку полотенцем, бабушка Добромила вытерла от муки свои сморщенные руки, уселась на лавку и тихо, нараспев, повела сказ. Любава с Нежаной и дышать забыли, вслушиваясь в знакомые слова истории. Старая женщина частенько рассказывала им эту сказочку, но девочкам казалось, будто слышат они ее впервые. А злой февральский ветер, что бился в стены избушки, только добавлял волшебной жути.
- Было то аккурат на Громницу… Я в ту пору только-только заневестилась, на посиделки ходить стала, будто совсем взрослая. Помню, вошла в горницу, а девок там видимо-невидимо. И каждая со своим рукоделием, как водится, пришла. Сами знаете, для чего молодежь праздники устраивает: невесты приходят мастерством своим похвалиться, а парни поглядывают, к которой посвататься стоит. Непряху-неткаху в свой дом привести – мыслимое ли дело?
- Я ведь хорошо вышиваю, да, бабушка? – подала голос старшенькая Нежана. – Значит, и мне счастье на роду написано?
- Поглядим, - фыркнула Добромила. – Сказывать дальше али ты за меня договоришь?
- Ой, сказывай! – пискнула Любава.
Погрозив внучкам узловатым пальцем, старуха продолжила.
- Так вот, первой невестой в нашей деревне была темноглазая Ивушка. И с прялкой у нее дело спорилось, и с иголкой, и с веретёнцем. А уж как песню заведёт – заслушаешься! Говаривали, матушка ее любила соловьев под ивами слушать, вот и нарекла дитятко единственное Ивой-деревцем.
Мне-то замуж идти еще рано было, только-только в понёву вскочила, да парни на меня и не глядели, все на Ивушку засматривались.
- А хороша ли была девица? – вновь перебила рассказчицу Нежана.
- Хороша, - улыбнулась старушка, и лицо ее сморщилось в улыбке, будто печёное яблоко. – Коса ниже пояса в руку толщиной, глаза – омуты тёмные, а улыбнется – что солнышко выглянет. А только ни на кого Ивушка не смотрела, со всеми парнями одинаково холодна была да неприступна.
И вот, аккурат в Громницу, когда сама Лёля-Весна с Мораной-Зимой встречаются, оттаяло сердечко нашей Ивушки.
Вышли мы с девками за околицу, чтобы Весну закликать. Знаете ведь, что не положено еще громко Лёлюшку славить, рано птичек хлебных печь, да Ее в гости кликать. Вот и мы знали, тоненько-тихонько запевали, а сами в небо глядели – не явит ли Перун Сварожич свою силу, не пошлёт ли Небесный огонь – грозу зимнюю?
Ивушка наша на отшибе стояла и вдруг словно застыла, вперед себя глядючи. Уж мы ее тормошили, по щекам хлопали, а она стоит, будто неживая. Солнышко светит, снег хрустит под ногами, мороз щиплет носы и день такой светлый… Как наша красавица очнулась, заморгала, так вся ослабла, в сугроб повалилась.
Стали мы расспрашивать, что да как, а она молчит. Долго молчала, а потом все же ответила. Говорит, Самих Лёлю с Мораной видела. Будто бы шли они друг дружке навстречу: одна как дитя свежа и прекрасна, а вторая, как княгиня – сурова и величава. И обе на Ивушку глянули.
«Суженый к тебе придёт, - молвила Лёля и улыбнулась, будто теплом весенним согрела. – Счастлива будешь, девица!»
«Только придется тебе разделить с ним непростую долю, - сурово изрекла Морана. – А коли откажешься, погибнет добрый молодец!»
Сначала мы не поверили Ивушке. Думали, с морозца ей подурнело, привиделось-приблазнилось, а как парни на реке собрались силами меряться, удаль свою показывать во славу Перуну-воину, так и поняли – правда то чистая.
Среди наших деревенских заезжие гости оказались. Все, как один, красавцы: волосы светлые-льняные, глаза ясные-соколиные, а ходят, будто по воде плывут. Старший средь них вперед вышел, в пояс нашей Ивушке поклонился, а она зарделась, что Заря-Заряница, очи тёмные опустила. Видать, в самое сердце ее ударило.
Наши парни оскорбления не стерпели. Что за гости такие, откудова взялись, чтобы первую красавицу уводить? Кинулись в любимую молодецкую забаву: стенкой на стенку пошли. Гости заезжие не робкого десятка были, знатно наших ребят поваляли. Драка молодецкая – это Перуну любо! Грянул гром во чистом небе. Знать, похвалил Громовик за потеху добрую.
Но только обернулись вдруг чужаки волками серыми, в чащу помчали, а вожак-то на месте остался. Стоит серый лесной князь, не шелохнется – на Ивушку глядит.
Парни наши, слышь-ка, сразу сообразили, что к чему. Нас, девок, от зверя собой загородили да к избам повели, а промеж собой толковать стали, что поутру охотой пойдут – волчьи шкуры добывать.
Только не удалось им волчью стаю вырезать. Выскочила из-за спин защитников Ивушка, на парней глядит зверем.
- Что, стало быть? – спрашивает. – Любишь меня, Лучезар?
- А люблю! – отвечает тот.
- А ты, Милолюб? А ты, Радей? А ты, Седмир? Каждый из вас мне клялся, каждый из вас замуж звал!
Все знали, что многие женихи сватов к матери Ивушки засылали, а только та против воли дочь отдавать не желала. Для чего берегла – неведомо.
- Коли любите, так не станете стаю бить! – выкрикнула она, с шеи бусы срывая. – Лютой волчицей на вас выйду, если от клятв отступитесь! А заместо себя оставлю вам новую красавицу. Может, ей повезет среди людей долю свою отыскать.
Бросила Ивушка бусы подружкам, а сама оземь ударилась да в шубу серую обернулась. Только и видели, как бежали к лесу на длинных лапах серый волк да волчица, бежали и не оглядывались.
- А дальше-то что было, бабушка?
Вздрогнув, будто очнувшись от дрёмы, старуха внимательно глянула на притихших внучек.
- Ничего не было, деточки. Пропала Ивушка, будто и не бывало. Мать ее вскорости тоже исчезла, изба покосилась, а потом и вовсе в землю ушла. Только люди говорят, будто видали, как в лесу молодая жена лесного князя двух деток нянчит. Стало быть, не всегда Ивушка в шкуре волчьей ходит, иногда и человеком показывается. Теперь спите, баловницы, время-то позднее…
- Ты еще про бусы не сказывала! – возмутилась Любавушка. – Кто оберег поднял?
- Я подняла, - честно ответила Добромила. – Только носить не стала, закопала под яблонькой, чтобы никто не отыскал.
- Так зачем схоронила диковинку такую?! – вскочила Нежана. – Могла же первой красавицей быть!
- Много ли добра принесла краса нашей Ивушке? Спите теперь, негодницы! Что бы вы понимали, глупые…
Накрывшись с головой зипуном, девочки повернулись друг к дружке. Разгорелись у них глазёнки, а сами знают, что влетит от строгой бабки, коли прознает.
- Весной, как оттает земля, станем под яблонькой копать, - зашептала Нежана.
- Только чур, уговор: не жадничать! – ответила Любава. – Сперва ты себе жениха сыщешь, а потом мой черёд в чародейских бусах красоваться!

Автор Ксения Белова

Ивушка Сказки на ночь, Сказка, Славянское фэнтези, Святки, Любовь, Авторский рассказ, Волшебство, Нечисть, Длиннопост
Показать полностью 1
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: