10

Русский морской офицер против сотни турок

С территориальными потерями, произошедшими в ходе русско-турецкой войны 1768–1774 годов, прежде всего с утратой стратегически важного Крыма, Порта мириться не собиралась. Обязательств невыгодного Кючук-Кайнарджийского договора она практически не выполняла, и неизбежность новой войны была очевидна.

Русский морской офицер против сотни турок Русско-Турецкая война, Флот, Сражение, Длиннопост

Петербург, используя появившееся право создания на Чёрном море флота, оперативно приступил к этому важнейшему делу. Григорий Потёмкин, главный исполнитель программы по закреплению и утверждению России на Черном море, этому вопросу уделял самое пристальное внимание. В Днепровском лимане, близ Глубокой гавани, было решено строить крепость и верфь, на этом месте в 1778 году был заложен Херсон, ставший первой базой Черноморского флота. Спустя 5 лет со стапелей херсонской верфи был спущен первый корабль – «Слава Екатерины».


Согласно утверждённому штату, Черноморский флот должен был иметь 12 линейных кораблей, 20 больших фрегатов и 23 мелких судна. Общая численность офицеров и матросов составляла 13 500 человек. Офицерские кадры Черноморского флота формировались из числа иностранцев, получивших приглашение поступить на службу России, и из числа переведенных с Балтийского флота.


Среди последних был Рейнгольд фон Остен-Сакен, русские сослуживцы называли его Христиан Иванович. Он происходил из древнего и знаменитого остзейского дворянского рода; российскими подданными предки Христиана Ивановича, вероятно, стали после вхождения прибалтийских территорий в состав России. Известно, что его отец был морским офицером.


По окончании в 1772 году Морского кадетского корпуса Остен-Сакен принимал участие в Первой Архипелагской экспедиции русского флота, бился с турками в Патрасском заливе. После этого десять с лишним лет нес службу на Балтийском флоте на фрегате «Мария», в 1786 году был переведён в Черноморский флот. Начавшуюся с Турцией войну фон Сакен встретил в звании капитана 2-го ранга и с Георгиевским крестом, полученным за участие в 18 морских кампаниях. На следующий год он был назначен командиром дубель-шлюпки, небольшого 22-х метрового парусно-гребного судна с экипажем в 53 человека.


На его вооружении находилось 7 пушек (по другим данным 4) и 4 фальконета. Дубель-шлюпка входила в гребную флотилию французского принца Нассау-Зигена, которая, как и эскадра парусных судов грека капитан-командора Паниота Алексиано, находилась под общим командованием генерал-аншефа Александра Суворова. Во второй декаде мая корабль приступил к патрулированию входа в Днепро-Бугский лиман, и 18 (30) мая 1778 года экипаж обнаружил турецкую эскадру. Опасаясь, что дюбель-шлюпка Остен-Сакена и два других русских судна окажутся отрезанными, принц Наасау-Зиген приказал им возвращаться в Глубокую гавань, где находились основные силы Черноморского флота. Две шлюпки своевременно отправились в Глубокую гавань, а фон Сакен, чтобы произвести точный подсчёт кораблей неприятеля, задержался.


Вошедший в лиман противник заметил одинокий русский корабль, который только снимался с якоря, и направил к нему 30 кораблей своей многочисленной эскадры. Большая их часть отстала, но 11 упорно продолжали преследовать дубель-шлюпку. Капитан, понимая, что оторваться будет невозможно, принял решение дать туркам бой. Чтобы доставить Суворову точные данные о численности турецких судов, он приказал нескольким матросам пробираться к Глубокой Пристани на 8-ми весельной шлюпке. Из 9-ти матросов только 1 не удалось спастись, и что произошло дальше с капитаном и экипажем дубель-шлюпки, известно из их рассказа. Умело уклоняясь от попыток взять судно на абордаж, русские наносили удары по противнику. 3 турецких корабля канонирам удалось вывести из строя, но в итоге 2 галеры взяли дюбель-шлюпку на абордаж.


На палубе завязался ожесточённый бой, но, поскольку силы были неравными и вырваться от турок не было никаких шансов, капитан принял решение взорвать судно вместе с противником. Уцелевшим морякам он приказал прыгать за борт, а сам поджёг запасы пороха, хранившиеся в крюйт-камере. На воздух вместе с нашим судном взлетело 2 (по другим данным 4) турецких судна. Сколько погибло при взрыве турецких матросов и офицеров, точно не известно, очевидно, что больше 100. Сколько выжило русских матросов, также неизвестно. Есть вероятность, что часть из них подобрали очень скоро подошедшие к месту взрыва русские корабли. Команда русских матросов и офицеров во главе с 35-летним капитаном Рейнгольдом фон Сакеном храбро сражалась до последнего и погибла смертью храбрых, нанеся серьёзный урон врагу. Этот славный подвиг прославил юный Черноморский флот и напомнил туркам, какого отважного противника они имеют. К 100-летию бессмертного подвига фон Сакена его именем был назван новый минный крейсер Черноморского флота «Капитан Сакен».


Кирилл Брагин

Дубликаты не найдены

0

А русские матросы типа в сторонке стояли, один офицер воевал?

раскрыть ветку 6
0

В армии часто случается так что подвиг приписывается к конкретному командиру. Взять допустим танковых асов, весь экипаж совершает подвиг, но слава доставалась командиру экипажа.

раскрыть ветку 5
0

Это, в принцие, оправдано. Но и в противники тогда рядовых записывать не нужно.

раскрыть ветку 4
-1

Ну тут сложно сказать, что "русский морской офицер". Как раз здесь бы и подошло модное у президента слово "российский".

-1

-Слава Екатерине!

-Потёмкину слава!

Похожие посты