58

"Руха". 21 02 «Занятие»

Подъём по утру пришел в расположение нашей роты нежданно не гаданно. Во всяком случае для меня. В шесть часов дежурный сержант дал под зад, то есть заданье, дневальному солдату, тот открыл рот на ширину приклада и принялся излучать неистовые звуковые частоты в виде команды «Рота подъём!». Он кукарекал, как, не побоюсь этого слова, соловей, чтобы не сказать более обидное сравнение, выкрикивал этот самый «подъём» на разные лады, видимо прикалывался на «тумбочке» от нехрен делать.


Глубокой ночью в шесть утра ни дневальный, ни дежурный, гады такие, нисколечко не приняли во внимание, что я вчера насосался бражки в компании связистов. Не то чтобы меня плющило алкогольное послевкусие, нет. Три литра сладкого спиртового раствора, залитые в пять мордоворотов, не могли нанести огромного ущерба здоровью. Безусловно, спирт с сахаром способствуют возникновению тяжести в черепно-мозговой ёмкости, однако в нашей ситуации проблема заключалась в том, что мы куролесили до ста чесов ночи, как выразился Вася Спыну. Этот ошибочный поступок привёл к тому, что дневальный на улице верещал на разные лады насчёт подъёма, а я угрюмо елозил тяжелой головой по подушке, думал ей с досадой и тоской старинную школьную шутку: - «Учитель химии обещал, что нас отпустит пораньше. Но нас не отпустило».


В силу моего высокого взводно-социального статуса я вынужден был превратиться в сгусток моральной стойкости, откинуть со своего сонного туловища армейское одеяло и спуститься на пол со второго яруса нар.


«Храбрость, решимость, честность – вот три главных признака алкогольного опьянения», - вспомнил я ещё одно выражение про нас, про бухариков-любителей, затем нашел наощупь гигиенические причиндалы и удалился на речку Гуват.


После принятия водных процедур и поглощения завтрака мне показалось, что здоровье начало выравниваться, а тут ещё солнце вылезло из-за хребта, улыбнулось желтыми лучиками и пригласило к хорошему настроению. Чтобы солдаты не расходовали себя на такую ерунду, нашей роте объявили построение. Проводил его Рязанов. Отутюженный и подтянутый он выскочил из двери штаба батальона, резвым шагом пронёсся перед строем, остановился. Подал весьма ожидаемые команды «ровняйсь-смирно», немного подрочил всех, чтобы не сомневались, кто здесь главный, затем разрешил принять стойку «вольно» и приступил к «основной программе» собрания нашего «онсамбля».

"Руха". 21 02 «Занятие» Война в Афганистане, Длиннопост, Афганистан, Ветераны, Воспоминания, Дневник, Самиздат, Мат

- Довожу до вашего сведения, товарищи солдаты и сержанты! – Официальным тоном начал свою речь Рязанов.


Интонации ротного были таковы, как будто он произнёс расхожую армейскую фразу «Это залёт, товарищи солдаты. Это про@б». Ничего хорошего такое начало не предвещало. Изредка, на раннем периоде моей службы, случались представления перед строем, которые не доходили до печальных последствий. Например, старшина учебной роты в Термезе, здоровенный сержант-дембель мог застроить роту, прохаживаться перед строем и говорить злым голосом: - «Ху@во, товарищи солдаты. Ху@во. Очень ху@во». После того как строй затихал в ожидании взысканий, старшина принимал красивую стойку, угрюмо зыркал на нас и произносил: - «Ху@во, товариши солдаты, но зае@ись». Получалось, что дембель-старшина беззлобно прикалывался над солдатами-салабонами от скуки и безделья. Чего ни разу не было замечено за Рязановым. Он, конечно же, был приколист и весельчак, обладал чувством юмора, однако никогда не скучал перед строем и от того не занимался там балаганом. Поэтому его официальный тон не предвещал для нас ничего хорошего. Мы все дружно огорчились пуще прежнего, насупились и повесили вниз гривы.


Ротный продолжил:

- Сегодня ночью какая-то несознательная личность совершила акт антисанитарии за местом дислокации ПХД. Примерно в то же самое время группа лиц в таком же трудном душевном состоянии совершила череду аналогичных проступков внутри батальонного туалета. Для тех, кто в бронепоезде, повторю выше изложенное более доступным языком. Какая-то сволочь ночью насрала возле кухни. Другие сволочи загадили весь туалет. Из череды данных события я сделал вывод, что вы, товарищи солдаты и сержанты, ху@во обучены. Для предотвращения данного пробела в знаниях сегодня у нас запланировано учебно-тренировочное занятие по прицельному наведению солдатской жопы на туалетное очко. Замкомвзвода! Запоминайте тему. Проводить будете вы, контролировать буду я. После команды «К учебному занятию приступить» вы, замковзвода, заводите повзводно своих бойцов в батальонный туалет. Располагаете по одному бойцу возле каждого штатного сидячего сортирного места. По команде «Делай раз!» каждый боец левой волосатой рукой вынимает из кармана бумажку. По Команде «Делай два!» правой и левой волосатыми руками одновременно совершают растирающие движения с целью размягчить внешнею поверхность бумажки. По команде «Делай три» правой волосатой рукой бойцы расстёгивают штаны. По команде «Делай четыре» опускают штаны до колен, затем прицельно наводят свои задницы на туалетное очко путём зависания над этой целью. На этом этапе занятий замкомвзвод обходит вверенное ему подразделение, проверяет точность наведения каждой солдатской жопы. При обнаружении неверной наводки замкомвзвод подаёт бойцу команду «Упор лёжа принять», после чего проводит юстировку прицела двадцатью отжиманиями. По окончании юстировки снова подаётся команда «Делай четыре», замкомвзвод снова проверяет точность наведения жопы. После команды «Осмотрено» бойцы подтягивают штаны, застёгивают обмундирование, делают шаг вперёд от очка. Упражнение считается законченным. Замкомвзвода, вам всё понятно?


- Та-а-ак то-о-очно! – Нестройно промямлили четыре замкомвзвода.


- В таком случае, к учебному занятию приступить! На сегодня каждому взводу объявляю по одному подходу к снаряду, то есть к туалету. В следующий раз будет два. Потом три. И так по нарастающей. Замкомвзвода, ведите свои подразделения к снаряду. Шагом-марш!

Рота, в полном охренении зашмякала гамашами в сторону длинного батальонного сортира, сколоченному из свежих сосновых досок. Замкомвзвода выстроили бойцов повзводно недалеко от входа. Первый взвод зашел внутрь туалета. Рязанов прохаживался недалеко от места проведения занятий, корчился от душившего его смеха. Однако, не ушел до тех пор, пока занятия не были проведены до конца.


Если сказать, что я офигел от произошедшего, то это будет очень мягкое утверждение. За время службы мне довелось иногда наблюдать приступы армейского дебилизма, но я думал, что должен где-то быть «ограничитель», должна быть грань, за которой приказы командиров не будут до абсурда распространяться на личность солдата. Несколько раз я наблюдал ситуацию, в которой командир отдавал приказ солдату справить естественную нужду без штанов прямо при всех. Такое развитие событий шокировало меня, однако я помнил, как выглядели подрывы бойцов на минах. За счет этого я внутренне был согласен, что оказаться без штанов при всех гораздо лучше, чем без ног в гордом одиночестве. Однако, «занятия по наведению на очко» не были столь очевидными. До тех пор, пока не стало ясно, что оно ПОМОГЛО! Это казалось невероятным, но сразу после проведённого «занятия» планета Земля преобразилась. В лучшую сторону. Особенно в уборной. На всей остальной территории пункта постоянной дислокации третьего горнострелкового батальона резко сделалось намного чище, чем было раньше. Очевидно, никто из бойцов не хотел делать четыре или пять подходов к «снаряду» без штанов при всех. Честное слово, я не ожидал такого эффекта, думал, что это всё тупость и бесцельное истязание солдатской психики.


Получается, что я не знал, а Рязанов знал. Ещё на этапе составления план-конспекта будущего учебно-тренировочного занятия, он уже тогда заранее ЗНАЛ!