-3

Рубрика "Приснилось"

Традиционный обзор на сон, это было сутки назад. Так как я приболел, есть ощущение, что от этого сюжет сна стал ещё более необъяснимым.
Итак: Поскольку сон сам по себе не возникает, то и у меня то же самое. Смотрел видеоролик, где идёт автомобильное родео, где все друг в друга врезались. В основном догоняли сзади.
Во сне история заключается в том, что я с кем-то, совершенно неизвестным мне, на чем-то странном продвигаюсь по трассе а119 в сторону дома и почему-то чуть левее, чем дорожное полотно. Со стороны Вологды надвигается какой-то тотальный апокалипсис, с огромными огненными ударными волнами, которые периодически меня накрывают, и не приносят какого-либо урона. Ещё летят какие-то осколки, все вокруг полыхает красным пламенем. Остаток пути, где-то метров 400 я преодолеваю почему-то за секунды три, как будто запустил турбореактивный двигатель в режиме форсажа, но и там, за поворотом, сзади ударяет огромная ракета, но почему-то без взрыва. На этом сон закончился. Дальше я пытался уснуть, но ничего не получилось, моё сознание рождало такой полу-сон, где картинка представляет из себя внедорожник, вроде нового Ford Bronco на огромных колесах, почему-то застрявший в поле. Также в свою очередь он напоминал вездеход Шерп. Просто стоит, я в нём сижу и ничего не происходит больше, причем наблюдая это с правой стороны. Таким образом, нормально уснуть не получилось и я в 2:46 проснулся на некоторое время.

Дубликаты не найдены

Похожие посты
180

Ленивая кошка

Мы ленивы частично. Что-то мы делаем, но не так много, как надо бы, или не до конца. Например, иногда мы не до конца застилаем постель. Не кладём сверху покрывало. Ну, потому что, всё равно ж спать скоро, зачем оно нужно? Не кладём.

Кошке, как вы понимаете, совершенно фиолетово, есть ли на постели покрывало, нет ли на постели покрывала. Она спускается со своей подушечки на подоконнике и разваливается на кровати. Иногда разваливается на моём стуле, иногда на стуле в прихожей — это называется «пойти гулять». Но в основном на кровати.

И ведёт себя, лохматая сволочь, совершенно независимо. Если меня любит и слушается, то жену вообще не ставит ни во что. Особенно кошке пофиг, когда жена начинает стелить постель. У нас, понимаете, равноправие, примерно в четверти всех вечеров постель готовит жена. А это ведь надо сперва убрать тяжёлое одеяло, подушки переложить, встряхнуть и расправить подуставшую за день простынь. Потом всё вернуть взад. В зад.

А тут лежит эта мурчащая сволочь и ни в какую не соглашается сваливать. На уговоры не поддаётся, угрозам не внемлет, сюсюканья презрительно игнорирует. Приходится сгонять силой, а тут, знаете ли, ещё неизвестно, кто кого, потому что кошка и жена примерно в одинаковых весовых. Да, у меня толстая кошка и тощая жена.

Когда постель готовлю я, кошка, как правило, сваливает тут же, стоит взяться за край одеяла. Знает, что мне совершенно пофиг на её выкрутасы. Выкину вместе с одеялом, накрою подушками, поди выберись потом.

Но иногда случаются флегматичные импульсы. И кошка тупит до последнего. Вот и сегодня проявила чудеса гармонии с вечностью. Закатал одеяло в ком, кошка даже не пискнула. Навалил сверху подушек. Хоть бы хны. Стелю простынь и прислушиваюсь, не лезет ли. Не лезет. Возвращаю взбитые подушки. Расправляю одеяло. Кладу его на постель.

Эта сволочи как лежала, так и продолжила лежать, как не в себя вообще. Что вы там со мной делали, человеки? Куда заворачивали и разворачивали? Мне это даже неинтересно...

Вот думаю, достигнем ли мы когда-нибудь уровня безмятежности и абсолютной лени, как наша кошка? Лежит сейчас довольная на моей груди, хрюкает и мордой тычет в руку. Мол, ты не ерунду пиши в интернет, а меня гладь. Пошёл гладить, чо уж там. Спокойной ночи.

108

Ням-ням

Этого плюшевого медведя мне подарила бабушка на семь лет. Она тогда очень сильно болела, и часто была совсем невесёлой. Из-за этого грустила вся моя семья. И я тоже. Поэтому, когда в день рождение она, смеясь, вручила мне этого великана, я был без ума от радости. Её улыбка навсегда осталась связана с ним. Я очень любил бабушку.

Через два месяца она умерла. В день похорон все только и говорили о том, как бабуля мучилась. А я просто сидел в своей комнате, не понимая, как они вообще что-то могут говорить теперь, когда бабушки больше нет. Я горько плакал, крепко обняв Ням-няма и Рыжика. Рыжик был моим котом, а медведя я назвал Ням-нямом, потому что на груди у него был значок в форме конфетки.

Той ночью я так и уснул с ним в обнимку. Я сказал ему, что очень хочу, чтобы сегодня мне приснилась бабушка, живая и здоровая. И она приснилась! Мы с Ням-нямом сидели у неё на кухне и разговаривали обо всём на свете, смеялись. Причём Ням-ням тоже разговаривал. Это было замечательно!

И лишь когда я проснулся, то с грустью понял, что это всего лишь сон... Но на следующую ночь я попробовал опять. Лёг с Ням-нямом, и попросил его показать бабушку. И снова сработало! А потом и на следующий день. Так я понял, что мой плюшевый медведь может показывать мне сны. Какие я захочу.

Он стал моим лучшим другом. Я здоровался с ним после школы, садил вместе с собой играть в компьютерные игры, делился своими секретами. Его чёрные глазки всегда были такими добрыми и понимающими, что мне казалось, будто через них смотрит бабушка.

Как-то раз во сне мы с ним прыгали на батутах и он вдруг сказал:

- Слушай, а тебя же дома есть конфеты? Ты просто каждый день ешь что-то такое вкусное... А сможешь поделиться со мной?

- Конфеты? - удивился я. - Но разве ты сможешь есть конфеты, Ням-ням, ведь у тебя и рта толком нет?

- Конечно, смогу! Ну, только если тебе не жалко, конечно...

Мне совсем не было жалко. Конфет у нас было навалом. После ужина мама всегда давала мне по две, вместе с витаминами.

В следующий раз я съел только одну, а вторую спрятал в тумбочку, возле кровати. Затея эта казалась мне странной, но ведь Ням-ням был моим другом. Я не мог ему отказать.

Той ночью мне приснился самый замечательный сон в моей жизни! Мы с Ням-нямом летали, а вокруг всё взрывалось градом фейерверков. И бабушка тоже была с нами.

Когда я проснулся, то первым делом проверил тумбочку. Там было пусто! Я посмотрел на своего медведя, лежащего рядом. Его чёрные глаза были всё такими же нежными и добрыми. За то, что я дал ему эту конфету, он показал мне такой замечательный сон.

- Ты просто лучший, - сказал я ему, и обнял.

С тех пор я стал приносить конфеты каждый день. А через какое-то время решил делиться с ним и витаминами. Ведь наверняка он очень уставал, показывая мне все эти сны. А в витаминах было очень много полезного, и они были очень важны, как всегда говорила мама.

Ням-ням был в восторге. Мы как раз парили с ним в небе, когда он подлетел ко мне и закричал, перебивая сильный ветер:

- Если бы ты смог приносить мне больше всяких вкусностей, то мы смогли бы побывать в ещё более интересных местах!

В тот раз я проснулся лишь с одной мыслью: теперь я буду отдавать Ням-няму все свои сладости. И ладно, что сам есть не буду! Зато сны мои будут самыми прекрасными на свете. В реальном мире всё было намного хуже у гораздо более уныло. В реальном мире не было бабушки, и Ням-ням не мог разговаривать.

Я стал придерживался своего плана, отдавал Ням-няму всё. Так же я начал стараться ложиться спать раньше, чем обычно, чтобы дольше побыть во сне. И всё получалось. Так продолжалось почти целый месяц. Как же я был счастлив!

Но потом сны стали становиться тусклее. Это произошло как-то... внезапно. Полёты перестали быть такими захватывающими как раньше, небо перестало окрашиваться фейерверками... Да и мой плюшевый друг начал становиться всё грустнее.

- Почему всё меняется? - спросил я его как-то, - почему ты грустишь?

- Я... - он замялся, - я не знаю. Нужно больше... ням-ням.

- Что, ещё конфет? Витаминов, чего?

- Нет, конфет и витаминов хватает, но... - глаза его вдруг оживились, - слушай, а ты хочешь, чтобы в наших снах появился ещё кто-нибудь? А то мы вечно одни, либо с бабушкой...

- Но а разве нам и так здесь не весело?

- Весело, конечно, весело! Но ты не хотел бы, чтобы с нами тут веселился ещё... Ну, к примеру, Рыжик?

- Рыжик? - удивился я, - ну, может быть...

- Тогда давай так! Вечером ты возьмёшь Рыжика к себе и закроешь дверь! И тогда он тоже будет тут, с нами!

Я поразмышлял над его словами. Сначала меня поразила одна простая вещь - нас ведь и правда было всего трое. Менялись картинки, пейзажи - но мы всегда были втроём. И в самом деле было бы очень круто, если бы присоединился кто-нибудь ещё.

Но идея Ням-няма... Закрыть Рыжика на ночь у себя, для того чтобы... Он его съел? Да нет... Нет, Ням-ням не съест его, просто перенесёт сюда, чтобы нам было веселее, так ведь? Здесь даже гораздо лучше, чем там, в реальности! Гораздо, гораздо лучше.

На следующий вечер я сделал всё так, как попросил Ням-ням. Пришлось, правда, лечь спать чуть позже, но ничего страшного. Рыжик сначала всё сидел и скрёбся об дверь, но в конце концов успокоился.

Я не заметил, как оказался во сне. Небо снова полыхало красками, и ко всему вернулась прежняя яркость. Я прыгал высоко высоко вверх, отталкиваясь от земли, словно от батута. И Рыжик тоже!

- Ну здр-р-раствуй, дор-рогой др-р-руг, - протянул он по кошачьи.

- Привет Рыжик! - обрадовался я, - теперь ты тоже тут, с нами?

- Как видишь! Как видишь!

- Нравиться тебе здесь? - спросил его Ням-ням.

- Пр-р-росто пр-рек-р-расно!

И пока я не проснулся, мы долго долго прыгали, смеялись и потешались друг над другом.

Родители в конечном итоге сделали вывод, что Рыжик свинтил на улицу. Он у нас был тем ещё бродягой, и мог пропадать на недели... Кто знает, может быть он мог как-нибудь уйти вот так, и не вернуться. А теперь он навсегда был со мной.

Случилось и ещё кое-что. Ням-ням научился разговаривать в реальности! И это было просто круто! Теперь я мог болтать с ним целыми днями напролёт: обсуждать, например, будущий сон, или что-нибудь ещё...

Но так продолжалось лишь недели две. А потом всё снова начало потухать. Ням-ням перестал говорить, а сны начали разваливаться.

Однако, у нас был план.


- Вить, а хочешь в GTA 4 поиграть, а?

Витя был моим одноклассником. Единственный, с кем я вроде как дружил. Он заикался, и после школы нам было по пути.

- В GTA? - удивился он, - а она чё, т-т-тянет у т-тебя?

- Да, тянет.

- Ну не з-знаю. Ты... не з-звал никогда, - задумался Витя.

- Да просто скучно одному... А я ведь не с кем и не дружу больше, кроме тебя. Начнём заново вместе проходить.

- А... - он доверчиво посмотрел на меня, - Ну, п-пойдём... Только не на долго, а то меня б-бабушка ждёт.

- Бабушка?..

Он кивнул. На мгновение что-то во мне пошатнулось. Ведь у меня тоже когда-то была бабушка... здесь.

- Да ладно, мы всего на пол часика.

На счёт игры я не соврал. Стоило только Вите сесть за компьютер, как он с головой окунулся в мир мир грабежа и разбоев. Я просто лёг на кровать позади него, и лишь изредка комментировал происходящее на мониторе. Вскоре меня потянуло в сон. Витина спина начала расплываться, а его возгласы утихать. Всё шло по плану.

Днём сны были не такими яркими как ночью, но я понял - сработало. Лицо моего одноклассника постоянно мелькало то тут, то там. Оно было очень весёлым и счастливым. Всё было прекрасно.

Когда я проснулся, то увидел Ням-няма, весело марширующего по моей комнате.

- Ням-ням! - воскликнул я.

- Да-да? - учтиво спросил он, - посмотрев на меня. Его чёрненькие глазки блестели.

- Ты ходишь и говоришь... и это не сон!

- Да, дружище! Всё сработало! Мы все теперь здесь, с тобой!

- Что?

Я вдруг увидел, как между плюшевых ног Ням-няма трётся Рыжик. Шея у него была немного неестественно вывернута, но это был он!

- С-спасиб-бо, что д-дал п-поиграть, - послышался голос Вити. Он стоял у двери. Всё тот же Витя, только волосы на затылке чуть взъерошены, и лицо бледновато.

- Ребята... - прошептал я, глазам своим не веря, - вы все тут... Но ведь здесь же совсем нечем заняться! Во снах гораздо веселее!

- И сегодня мы ещё как повеселимся, мальчик мой, - послышался голос, от которого я вздрогнул.

- Бабушка...

Она сидела на стуле за компьютерным столом и, в отличие от всех других, выглядела как и прежде.

- Да, сегодняшний сон будет не просто сном, - подтвердил Ням-ням, - сегодня всё будет гораздо лучше!

Когда с работы вернулись папа с мамой, все мои друзья спрятались. Они не хотели показываться им на вид. Но я знал, что очень скоро они всё равно увидятся.

Вечером к нам заходили родители Вити. Спрашивали, не видели ли мы его. Родители озадаченно посмотрели на меня, но я сказал, что после школы он сразу же пошёл домой. Мне поверили.

Наконец настало время ложиться спать. Как только мама выключила свет в моей комнате, бабушка и ребята сразу же вышли из своих укрытий. Я видел их тёмные силуэты. Они спели мне замечательную колыбельную и я уснул...

Сон был шикарным. Мы то прыгали, то летали, то плыли; вокруг всё сверкало, меняло цвет, танцевало! Душа моя была преисполнена счастья, и в глазах ребят я видел тоже самое.

- Это самый лучший сон в моей жизни! - кричал я. - Я не хочу просыпаться никогда!

- И не надо! - отвечал мне Ням-ням, - мы будем танцевать вечно!

И я танцевал. Танцевал, размахивая руками и ногами в разные стороны; совершая такие невероятные движения, которые ни за что не мог бы совершить в настоящем. Этот сон был моей мечтой. Нашим достижением. Лучше его придумать было невозможно...

Только вот запах был очень странным.


Когда я проснулся, то было ещё темно. Я не сразу понял, что лежу не в своей кровати. Всё моё тело было в чём-то липком. И ещё запах... Чем-то сильно пахло.

Я осмотрелся. Справа лежал папа. Слева мама. Глаза у них были открыты, но лежали они совсем неподвижно.

У меня в ногах стоял Ням-ням. Позади стояли все остальные, и... вторые мама с папой.

- Что...

- Что? Зачем ты проснулся? - спросил Ням-ням.

- Но... мам, пап, - обратился я к ним.

- Да, солнышко?

- Вы здесь... и здесь... как это?

- Солнышко, настоящие мы перед тобой! - ласково сказала мама, - те мы, которые всегда теперь будут рядом! А это всего лишь наши тела и всё! Мы всегда теперь будем с тобой.

И вдруг я вспомнил. Я вспомнил, как взял с кухни нож и зажигалку, и сделал что-то... ещё. Нож был очень острый, папа всегда затачивал. Ножом я... резал. А зажигалка и теперь лежала где-то поблизости. Но для чего мне она? Я почувствовал, как в глазах набираются слёзы.

- Это потому что я не пил витамины, да мам? - спросил я.

- Не думай больше о витаминах, зайчик мой. Ты делился с другом - это очень похвально!

- Да, др-р-ружище, - на кровать вскочил Рыжик, - не думай об этом. Ты сделал всех нас счастливыми!

А в тот раз я высунул Рыжика за окно. И опустил. Там было очень высоко.

- Д-да, д-друг, - кивнул Витя, - всё хорошо!

Витю папиным молотком по голове. Сильно, несколько раз... Он до сих пор в моём шкафу. И все его вещи тоже, кроме телефона. Странно, что туда никто сегодня не заглянул.

- Вы на меня не злитесь?

- Конечно нет, мальчик мой! - сказала бабуля.

- Спасибо...

- Ну вот и славно! - улыбнулся Ням-ням. - Тогда давай спать! Встретимся там и продолжим веселье. Только не забудь... чиркнуть.

- Да, - сказал я, и вдруг почувствовал себя необычайно счастливым. Все мои друзья и родные были со мной. Они любили меня, а любил их. А Ням-ням сделал так, что теперь мы всегда будем вместе. Какой же он хороший, мой плюшевый медведь!

И всё-таки, какой противный запах... Ну да ладно, где там зажигалка?

Я нащупал её рядом и, закрыв глаза, чиркнул.

Сон пришёл легко и незаметно.

Показать полностью
153

Криосон длинною в век.

Понятно было, что на подобный риск ни один здравомыслящий человек не пойдёт и пришлось самому. Ради науки, ради будущего.


Решение не было простым и для меня, хотя жена давно ушла, сын, видя как я живу, даже мысли не допускал пойти по моим стопам. Он по сути и был единственным кто знал. Я всю свою сознательную жизнь был женат на науке и мы с Таней расстались без всяких скандалов. Она иногда ко мне заглядывала в лабораторию, чисто из гуманистических соображений - приносила поесть. Знала, что если я в процессе созидания, то могу забыть про то, что хотя бы разок в день в желудок должно что-нибудь упасть.


Вся проблема была в том, что замораживание мёртвого тела не даст того эффекта. А хоть шансы и были почти нулевыми, но была надежда, что наука к тому времени сильно шагнёт вперёд и меня таки разморозят не просто как кусок мяса, а живого. В подвале института был своего рода морг и там лежали тела десятилетиями, порой. Там же я оборудовал "спаленку" и для себя. Естественно, там стоял дизель-генератор и отключение электричества не грозило мне преждевременным размораживанием.


Как-то на бумаге это всё выглядело не так уж и пессиместично. Тут в камере, понимая, что ты сейчас умрёшь, холодит в груди ещё до включения установки. Не знаю зачем, но из вещей взял с собой книгу. Наверное, думая о Шерлоке Холмсе мне проще будет не заметить последнего вдоха. Или предпоследнего, мозг уже не будет воспринимать информацию и последние мгновения могут просто не зафиксироваться в мозгу.


Господи, темноты боялся всю жизнь, но благо тут делов-то на пару минут. Какой-то микровибрацией я почувствовал, что установка включилась и воздух сразу стал чуть тяжелее. Таки на момент заморозки все органы кроме мозга будут ещё живы, а это - самое главное.


На совершенно пустом столе одиноко лежал документ следующего содержания:


Андрей Васильевич Макаров.

1928-го года рождения.

В физическом плане никаких отклонений от норм не было. Серьёзных заболеваний связанных с иммунной системой не было.

Кровь второй группы, резус положительный.

Длина периода заморозки две минуты.

13 марта 1962 год.


Умирать оказалось совсем не трудно, но в тепле было бы как-то комфортнее, наверное. Я не пробовал. Последнее что помню - сильно замедляющийся стук сердца, пелена перед глазами как утренний туман и тишина.


Я не знаю почему я открыл только один глаз, сначала. Возможно, второй залип после заморозки от переизбытка влаги в воздухе. Я лежал на какой-то кушетке весь в каких-то проводах и датчиках. А капельница вовсе и не изменилась по сути, с другой стороны зачем что-то менять, если оно выполняет свою функцию. Наконец-то появилось чьё-то лицо. Оно было женское, но никакой роли это сейчас не играло - не гуманоиды и на том спасибо.


Интересно, какой сейчас год. Или век, я же понятия не имею сколько я пролежал по времени. А вдруг это сорок восьмой век и они русский язык забыли уже?! А у меня к ним уйма вопросов. Мозг на удивление работал очень активно и сыпал и сыпал в моё сознание новые и новые вопросы.


И вдруг она заговорила.


- Всё благодаря вашему сыну. Он был состоятельным человеком и вы вообще единственное, что осталось от института. Даже здание снесли. Он попросил разморозить вас через сто лет с момента начала вашего эксперимента. Помните текст документа который вы оставили на столе?

- Как не помнить. Так это что, сейчас 2062 год, получается?

- Больше вам скажу, сегодня 13 марта.


Так на самые важные вопросы ответ получен. Что дальше. Я попытался приподняться, но я абсолютно не чувствовал своего тела.


- Даже не думайте об этом. Ваши мышечные ткани атрофировались и по самым смелым прогнозам ходить вы сможете года через полтора. Если всё пойдёт нормально. Пока мы обеспечиваем работу мозга, с остальным придётся долго работать и в этот раз уже не нам, а вам.

- А сын-то как? - вдруг проснулись отцовские чувства.

- Папа умер 18 лет назад. Он поделил наследство на две части. Одна половина досталась семье, вторая вот на этот ваш проект.

- Папа?!

- Не переживайте. Я закончила Биофак и много знаю про пестики и тычинки.


Андрею захотелось нахмурить брови и попросить внучку шутить поаккуратнее, но вовремя понял, что у неё возможностей сильно больше.

- А как тебя (Вас) зовут, простите?

- А сами-то как думаете?

Я пытался нахмурить лоб, но вспомнил, что и этого я сделать не могу.

- Таней, Таней меня зовут, в честь бабушки.

- В семье не без Тани... - впервые за сто лет пошутил я и похоже удачно. Она заулыбалась.

- Папа говорил, что чувство юмора у вас особенное. Странно, что оно вместе с вами разморозилось.

- Почему же странно, это у меня функция встроенная.

- Да вижу уж. У вас сегодня будет очень непростая ночь. Мы впервые подключим к вашим мышцам датчики с минимальным напряжением тока, чтобы заставить их пусть и минимально но пульсировать. Не сразу, конечно, но возможно в какой-то момент вы начнёте это чувствовать. Не думаю что это будет приятное ощущение.

- Таня, а вы, у вас, вам... как мне вас называть-то непонятно.

- Ну я ваша внучка, так что можем обойтись без церемоний. Тем более за последние 5 лет я на вас насмотрелась, пока возвращали вас в сознание.

- Тань, а в каком я вообще состоянии? Насколько мышцы потеряли в объёме? Что с неверными системой, костями, кожей?

- Хотите глянуть?

- Не уверен.

- Вот и правильно. Вы больше на мороженную курицу похожи, но за вами начали следить уже 30 лет назад, так что восстановление возможно, но при вашем посильном участии.

- Послушайте, а как сын-то умер?

- Да так же как и вы.

- В каком смысле?

- В прямом. Вон он тут недалеко лежит.

- Тоже замороженный?

- Тоже. Он решил, что мы на вас попробуем, и уже на вашем опыте и ошибках, уж простите, будем работать и с его восстановлением.

- Вот был эгоистом и остался. Даже отца решил разморозить в свою пользу. А что если со мной пойдёт что-нибудь не так.

- Значит с папой будем делать по-другому.

- Чувствую себя подопытным кроликом.

- Ну, по сути вы он и есть.

- А что у нас по расписанию на сегодня?

- Да не так и много. Сон. - И Таня нажала какую-то кнопку.

Снилась какая-то чертовщина, как обычно, но где-то глубоко в подсознании, даже во сне, даже в принудительном, я был горд, что эксперимент удался.

Криосон длинною в век. Холод, Сон, История, Эксперимент, Длиннопост
Показать полностью 1
50

Меж двух реальностей (3)

Небольшое предисловие.

Сюжет "Меж двух реальностей" тесно связан с другим сюжетом: "Раскопки на острове", если читать оба сюжета, впечатлений, я уверен, будет значительно больше :)

Вот ссылочка на первую историю: https://pikabu.ru/story/raskopki_na_ostrove_6637568

Остальные вы найдете в профиле.

Приятного чтения :)


Ссылки на предыдущие истории:

https://pikabu.ru/story/mezh_dvukh_realnostey_6768464

https://pikabu.ru/story/mezh_dvukh_realnostey_2_6770948


Лев Григорьевич и Алексей внимательно смотрели друг на друга.

- Вы хотели поговорить со мной лично, как я понял? - наконец проговорил Алексей.

Лев Григорьевич откинулся на спинку кресла.

- Настя скоро принесет нам кофе, - улыбнулся Кринц и перешел к делу, - наш психолог сказал, что ты рассказал ему крайне занимательную историю о себе. Я хочу задать тебе вопросы относительно этого. Он сказал, что твои проблемы вряд ли опасны для нас, но я хотел бы сделать свои выводы.

- Он рассказал вам об этом, да? - тихо произнес Алексей, опустив голову.

- Да, рассказал, но это из лучших побуждений.

- Мои слова ведь должны были быть врачебной тайной, разве нет, - на лице Алексея читалось крайняя раздражённость.

- Прости, Алексей, не тот случай. Я должен знать, кто у меня работает и на что они способны, ставки слишком высоки.

Зашла Настя, и с улыбкой поставила поднос с чашками на стол. Увидев озабоченные лица шефа и Алексея, она быстро выбежала из кабинета, закрыв дверь.

- Тебя это сильно смущает? - поинтересовался Кринц.

- Теперь и вы посчитаете меня сумасшедшим? - холодно поинтересовался Алексей.

Кринц откинулся на спинку кресла и почесал бороду.

- Алексей, если бы ты пришел ко мне около десяти лет назад, я бы определенно счел тебя психически нездоровым, но сейчас... Я видел слишком много вещей, которые выходили за рамки того, что я знал об этом мире. Так что, я весьма серьезно отнесся к твоей истории.

Алексей немного замялся.

- Кстати об этом, раз уж вы знаете мой секрет, могу ли я спросить про ваш? Дмитрий успел сказать мне, что вы искали Атлантиду?

Кринц расхохотался.

- Пройдоха! Надо же... Было дело. Ты не против, если я расскажу вкратце, без лишних подробностей? - Алексей кивнул, - Дело было в 2137 году, мы тогда работали втроем с моими коллегами, и все были помешаны на том, чем занимались. Как сейчас помню: Кирилл, блестящий гидролог, ездил по всему миру с лекциями о влиянии уплотнения структуры воды на плодородность почвы и движения литосферных плит, и Женя, ходячий геморрой для нефтяных магнатов, эколог, активист, а также отличный оратор, - Кринц мечтательно смотрел в стену.

- Они работают в комплексе?

- Нет, они мертвы, - тихо сказал Кринц, опустив глаза, - погибли во время гражданских волнений, пока я был в экспедиции.

- Прошу прощения.

- Ничего. Итак, пришел один момент, когда Женя, благодаря своим активистским выступлениям, попала на прием к советнику верховного сенатора Палторову, он был уже давно известен деятельностью по сохранению окружающей среды и Женины позиции были известны и интересны ему, - Лев Григорьевич забарабанил пальцами по столу, - тем не менее, он потерял всякий интерес к ее проектам, когда она вскользь упомянула меня и мои поиски Атлантиды. Внезапно, на Женю посыпались многочисленные вопросы и теперь уже мне пришлось шагать на прием к советнику.

- Почему советник так заинтересовался мифологией во время гражданских волнений? - недоуменно пробормотал Алексей.

- Я сначала тоже не понял, но потом его резоны стали более чем понятными, я еще дойду до этого. Ты помнишь те времена?

- Я тогда в Мурманске служил, после учебы, первый год только. Насколько мне известно, советник Крастов лично посещал каждую базу и формировал там специальные отряды, фактически - отдел по инакомыслию. Над ними стояли только судьи и наместник области. Когда эти товарищи поняли свои полномочия и почти полную безнаказанность, они начали в буквальном смысле творить в городе беспредел эпических масштабов, хватая людей на улицах за косой взгляд и лишние движения. Они даже организовали свои офисы по городу, где люди могли сдавать им "опасные элементы".

- Я помню этот момент, Палторов рассказывал мне тогда о действиях Крастова как о тиранических и диктаторских, противоречащих положениям верховного кодекса Российской Республики, - Кринц, наконец, глотнул кофе из чашки.

- Люди тогда фактически боялись на улицы выходить, все помирали со страху, - грустно продолжил Алексей, - городская полиция очень часто выгораживала людей от гнета этих "специалистов", ограждая их от бессмысленного насилия и препровождая в суды, где уже "специалисты" не имели достаточной власти, чтобы бесчинствовать. Одно радует, - весело проговорил Алексей, - беспредел продолжался не более месяца. Когда Крастов узнал, чем занимаются его ребята, он единолично запретил "специалистам" действовать по собственной инициативе. С того момента кто-то мог подвергнуться наказанию только по решению местного судьи, никак иначе, а специалисты должны были представить достаточно доказательств для обвинения.

- Крастов тогда пытался хоть как-то сохранить разваливающийся строй, - Кринц грустно улыбнулся, - только немногие это понимали. Палторов же действовал совершенно из других побуждений. Он показал мне тогда тексты датированием примерно столетней давности, отчеты неизвестной организации, переписки, а также дневники довольно специфического содержания, - Кринц встал и подошел к своему сейфу, продолжая говорить, - видишь ли, место, на которое я тыкал пальцем, утверждая, что это Атлантида, как оказалось, действительно существовало и имело крайне специфическую историю, - Кринц открыл сейф и достал синюю папку, - это место находилось под водой бОльшую часть времени и появлялось буквально на пару недель, как я понял, один раз за сотню лет. Но, об этом они писали мало, больше о том, что там происходило, - Кринц громко опустил папку на стол и толкнул ее к Алексею, - на-ка, ознакомься.

Алексей открыл папку и нахмурился.

- Что это такое?

- Они называли себя "новый отдел". Если я правильно понял, это была специальная организация, никому не известная, никем не контролируемая. Никаких имен, адресов, названий и подобного в их документах не было, - Кринц перевернул несколько страниц в папке, которую Алексей держал в руках и ткнул в страницу пальцем, -  были карты мест, которые они посещали, чертежи оружия, химические формулы ранее неизвестных материалов и способы их изготовления, зарисовки странных живых существ, чудовищ, похожих на ящериц, похоже, что там также были описано то, что их убивало. Подробностей мало, авторы записей не ставили целью рассказать нам о том, что видели, это были их наработки, записки дабы не забыть. Информации, по которой мы бы могли идентифицировать лиц, которые этим занимались, или правдивость событий, у нас было катастрофически мало.

- Я не понимаю... - Алексей смотрел на Кринца с недоумевающим взглядом, - если у Палторова было такое сокровище, почему он раньше не использовал его?

- Я тоже это спросил, - хмыкнул Кринц, - он сказал, что на использование всего это нужно было бы прямое разрешение верховного сенатора, а его невозможно было получить без конкретных доказательств. Но теперь он хотел, чтобы я провел работу над бумагами, восстановил хронологию событий и отправился на поиски того самого места, о котором я грезил с детства. Палторов предполагал, что там находятся невероятные технологии и они помогут подавить волнения.

- Погодите. Но, волнения возникали из-за того, что многие хотели разделения республики на суверенные части. Мы много раз обсуждали это с ребятами за бутылкой, ещё в университете, хотя тогда всё ещё только начиналось. Это были происки чиновников и олигархов, которым было неудобно вести дела. Нет?

Кринц вздохнул.

- Война пятидесятых годов (2050), так называемая "теплая война", организовала почти все государства Евразии в единую Российскую Республику, для единой цели - развития космической программы, в которой мы на тот момент добились лучших результатов. Целевое распределение бюджета лишило их возможности богатеть не в меру, это правда, но, волнения были связаны с тем, что космическая программа очень надолго встала на месте и не двигалась. Фактически, в народе начали распространяться слухи, что налоги идут в никуда, естественно, олигархи, которые платили баснословные суммы налогов, были максимально недовольны этим. Помнишь запуск первой шаттловой системы?

- Которую ещё по телевизору крутили по всем каналам? 

- Это и послужило завершением волнений. Космическая программа совершила грандиозный скачок и возмущаться стало нечем, - Кринц уселся в кресло и вновь отпил из чашки, - но речь не об этом. Я систематизировал информацию, как мог, сложил в единую картину. Благодаря полугодовой работе, мы с ребятами смогли воссоздать химический элемент, описанный в записях. В какой-то момент, благодаря множеству экспедиций, я смог вычислить почти точно время появления условной цели над водой. С того момента медлить было нельзя. Мы так и не поняли, каков промежуток времени между явлениями, поэтому доклад сенату был назначен на самое ближайшее время. В сенате решающим словом обладал либо единогласный сенат, либо верховный сенатор, так что мы сосредоточили внимание на убеждении последнего. Убедить в своей правоте четыреста человек настолько, чтобы они единогласно проголосовали, - Кринц хмыкнул, - мы считали, что это невозможно. Верховный сенатор прислушивался к своим пяти советникам, самыми авторитетными из которых были как раз Палторов и Крастов. Палторов все время совета убеждал верховного сенатора дать нам ресурсы и разрешение на проведение экспедиционной вылазки, тогда как Крастов, наоборот, ставил палки в колеса. В конце концов, мы договорились о том, что мы получаем разрешение, но Крастов едет со мной в экспедицию лично.

- Не пойму, почему Крастов так активно противился проекту? Разве развитие космической программы не было в его интересах?

- Ну, тут дело в двух моментах. Во-первых, он подозревал Палторова в измене республиканскому строю, а во-вторых, то, что мы заявляли... это были лишь предположения, мы точно не знали, что мы там найдем.И вот, мы отправились. Экспедиция прошла далеко не гладко, - Кринц почесал затылок, его взгляд был мрачным, - народные волнения приобрели крайне неприятный оборот, за экспедицией отправили погоню, у самой цели завязалось авиационно-морское сражение. Нас с Крастовым и несколькими солдатами доставили на остров, который и был целью, но, мы наконец узнали, чего добивался Палторов. Когда Крастов покинул сенат, он получил полную свободу воли. Организатором народных волнений был именно он, экспедиция стала ему почти не интересна. Он убедил верховного сенатора, что необходимо срочное военное вмешательство в ситуацию. Его материальная выгода требовала распада Республики, а такая открытая гражданская война привела бы именно к этому.

- Я помню этот момент... - Алексей взволновано посмотрел на Кринца, - у нас тогда мобилизовали все военные части и направили в город, мы не знали, что происходит, но понимали, что гражданский конфликт явно вышел из-под контроля.

- Нас с Крастовым не было примерно пару недель, но они уже успели почти порвать всю структуру Республики. Мы заявились на самый совет, с новыми технологиями и рассказом о том, чего добивался Палторов. Через полчаса советника Палторова отстранили от должности и отвели под стражу в Республиканский суд, - Кринц поморщился, - однако это был не конец. Оказалось, что многие военные части и гражданские, работали впрямую с Палторовым и они не отступились даже после прямого приказа верховного сенатора. Тут и помогли "специалисты" Крастова. Благодаря тому, что они напрямую принимали приказы от него, мы подавили сопротивление людей Палторова в течение недели. Еще два месяца Крастов выравнивал ситуацию в стране, одновременно с этим выделив мне несколько комплексов под строительство первой шаттловой системы с использованием новых технологий. После запуска системы и получения гонорара, я начал строительство "Лабораторий Кринца".

Лев Григорьевич откинулся на спинку кресла и отпил кофе.

- Лев Григорьевич, а что случилось там, на том острове, что вы там видели?

Кринц покачал головой.

- Это тебе пока что рано знать. Скажу только три вещи - мы нашли осколки цивилизации, к которой человек не имеет никакого отношения, то, что делали они, даже технологиями сложно назвать, они будто делали это... сами. Ну, то есть, с помощью биологического синтеза и распада.

Алексей расширил глаза.

- Это похоже на тот мир, о котором я рассказывал психологу! - воскликнул Алексей.

- Кроме того, - продолжал Кринц, - мы нашли... историю человечества. В общем, если вкратце, мы нашли место, построенное другой цивилизацией, куда помещены человеческие технологии и история. Прости, но больше я пока что рассказать просто не могу.

Алексей с открытым ртом разглядывал Кринца.

- И что вы думаете о моей истории? - вкрадчиво поинтересовался Алексей.

Кринц сжал губы.

- Думаю, что ты неправ в своих выводах об этом мире.

- Думаете, я все же просто вижу специфические сны?

- Не уверен, что это сны, - Кринц задумался, - скорее...воспоминания.

- Не понял, - Алексей недоуменно уставился на Кринца.

- Это позже. Твой феномен изучали когда-нибудь?

- Да, еще на военной базе. Сказали, что у меня нейрогенные обмороки с последующим погружением в почти анабиотическое состояние. Проще говоря, я впадаю в систематическую кому, а потом просто выхожу из нее.

Кринц задумчиво кивнул.

- Да, похоже, что мои выводы верны. Думаю, ты видишь прошлое, Алексей.

- Прошлое, - пробормотал Алексей.

- Вот что. Если я правильно помню, ты можешь вылечиться от этого, хотя, назвать это лечением... не знаю. Но, в любом случае, это связано с тем, что мы нашли тогда, - Кринц встал и подошел к креслу, на котором сидел Алексей, - я предлагаю тебе пакт: ты рассказываешь мне лично то, что происходит в твоих снах и используешь полученные знания для улучшения нашей космической программы, а мы, взамен, избавляем тебя от ночной комы и возвращаем к реальности окончательно.

- Понимаете, там все так реалистично, - пробормотал Алексей, - расскажите мне, если вы в курсе, что это все такое?

Кринц покачал головой.

- Пойми, я не могу. Это настолько отвратительное и ужасное для человека знание, что ты после этого вполне можешь не захотеть работать с нами, - Кринц вздохнул, - а то и жить. Как только мы закончим проект "Варяг",  я выложу все без утайки и избавлю тебя от комы, - Кринц протянул Алексею руку, - что скажешь?

Алексей с деревянным лицом поднялся и полминуты тупо смотрел на протянутую ему руку. Затем он посмотрел Кринцу в глаза. Алексей не был до конца уверен, но ему казалось, что этому человеку можно доверять, по крайне мере, ему нужны знания и работа Алексея, а не его проблемы. Он взял руку Кринца и крепко пожал ее.

- Договорились, Лев Григорьевич. Я помогу вам добраться до других звезд, а вы взамен предоставите мне информацию и свободу.

Кринц широко улыбнулся.

- Молодец. Иди отдохни, завтра у тебя будет насыщенный день.


Продолжение следует...


Теоритически, я могу внезапно съехать с Пикабу, если кому очень интересны мои каракули, я буду туть:


https://vk.com/club181228977

Показать полностью
876

Меж двух реальностей

- С детства я живу в двух реальностях. Одна из них - эта. Я хожу, разговариваю, работаю, занимаюсь своими делами. Во второй же я в совершенно другом мире, на другой планете и с другими существами, хоть и похожими на тех, которых я вижу здесь.

Психолог закинул ногу на ногу и взял блокнот поудобнее.

- И давно это у вас?

- Сколько себя помню, - пожал плечами пациент.

- Хорошо, Алексей, а как вас зовут в этой другой реальности?

- Язык там другой, он состоит из низкочастотных звуков в основном, в той реальности используются не голосовые связки для разговора, у них другой способ вербального общения, но, если примерно перевести на наш язык, это будет - Скользящий по волнам.

Психолог улыбнулся.

- Похоже на индейское образование имен.

- Немного, - хмыкнул Алексей, но принцип другой, даже если я объясню, вы не поймете.

- Алексей, вы увлекались историей индейцев когда-нибудь?

Алексей поморщился.

- Перестаньте, пожалуйста. Я понимаю к чему вы клоните, но нет, дело не в этом.

- И как же вы попадете в эту реальность?

- Я засыпаю тут и просыпаюсь там.

- Стало быть, во сне?

- Ага, только вот засыпая там, я просыпаюсь тут... Если вы о том, что это иллюзия... Я не могу точно сказать, где иллюзия, здесь или тут.

- Сможете ли вы вспомнить, какая реальность была первой?

Алексей уверенно помотал головой.

- Слишком давно это было, возможно, с самого рождения, да и это также не показатель.

- Почему же?

- Потому что я применяю знания обоих миров, и они работают. Это непохоже на сон, ведь события имеют начало и конец, они вполне логичны и, что самое интересное, идентичны.

- Что вы имеете ввиду под идентичностью?

- То, что ощущаю я их одинаково реально.

Психолог сделал несколько пометок в журнале и поднял голову.

- И как выглядит эта реальность?

- Совсем иначе. Моря вязкие, как кисель, на вкус сладковаты, растения могут ходить, почва светится в темноте, а животный мир по большей части летает, чем ходит по земле, при этом, там очень размыта граница между травоядностью и плотоядностью, так как размыто и само понятие видов, растения, насекомые, мелкие животные и обитатели жидкости умеют вербально общаться не хуже более высокоразвитых существ, только они немного глупее, - Алексей задумался, - хотя нет. Понятие глупости животных из этой реальности, там они скорее... Не заинтересованы.

- Не заинтересованы в чем?

- В построении цивилизации, в усложнении образа жизни, в замороченности окружающего мира. Для них все просто и сложнее они не хотят.

Психолог присвистнул.

- Мир вы продумали очень интересно, не думали книгу написать?

>Алексей стукнул кулаком по столу, наклонившись.

- Перестаньте насмехаться надо мной! Я говорю вам то, что я видел, вы же и сами понимаете, насколько для меня это непросто!

Психолог убрал улыбку с лица.

- Прошу прощения, вы правы, это не профессионально. Вы говорили, что применяете знания из обоих миров. Расскажите подробнее.

- К примеру, уплотнение и разжижение жидкости. Я ученый, в обоих мирах, занимаюсь, фактически, окружающей средой там и электроникой тут. На той планете иначе работают законы физики, то есть, они примерно те же, но среда обитания вносит коррективы, например, плотность воздуха и отсутствие топливных ископаемых почти исключает там возможность добычи электроэнергии, я пробовал, и много раз. Однако, там для подобных целей используются другие виды энергетики, более тонкие, связанные с расщеплением молекул при помощи чего-то вроде... биологического клапана, что-ли... Сложно сравнивать с этим миром, если честно, но, данные из обоих миров явно соответствуют одной и той же вселенной, так как при определенных условиях они работают. Просто, тот мир более биологический, чем технический, у их флоры и фауны в разы больше возможностей, чем у этой.

Психолог потер пальцами переносицу.

- Слушайте, а что насчет сна... Вы пробовали понять, что будет, если вы не уснете несколько суток подряд? Будут ли миры накладываться, или там вы вообще не будете просыпаться, или проснется кто-то другой, что будет?

- Это самое интересное, я не способен не спать. Вообще. Все коллеги и близкие в курсе, что если я не доберусь до кровати до 23:00, я просто отрублюсь там, где стою.

Психолог недоуменно посмотрел на Алексея.

- Я вижу ваш немой вопрос, - улыбнулся Алексей, - нет, не поможет ни энергетические напитки, ни таблетки, ни даже адреналин, все равно вырублюсь.

- А сколько вы бодрствуете там?

- Мне тоже это было интересно, я посчитал, на наши часы - около 73 часов, на сон же отводится около 27 часов. Такое там течение времени.

- И вас это не смущает?

- Знаете, - задумчиво проговорил Алексей, - единственное, что меня смущает и заставляет подумать, что тот мир может быть иллюзорным, так это то, что там есть коты.

- Коты? - психолог поднял бровь.

- Да, наши домашние коты. При всем многообразии живых организмов там, при всех отличиях, там живут эти коты. Причем, один в один, до шерстинки. И это при том, что львов, тигров и других кошачьих там и в помине нет...

- Это специфично?

- Они там будто не к месту.

- Там нет других животных в шерсти?

- Да есть конечно, но эти - действительно один в один наши домашние коты. Разве что, они умеют говорить там. Ну, то есть, на языке того мира. На самом деле, примерно так все там и общаются.

Психолог не выдержал и прыснул.

- В том мире общаются при помощи мяуканья и мурлыканья?

- Вовсе нет, - улыбнулся Алексей, точнее, не только, но языки больше похожи на животное общение, есть даже переводчики с кошачьего, к примеру.

- Это даже где-то мило. Однако, я так понял, что вы, получается, никогда не спите?

- Я просто всегда бодр, вот и все, пока тут я работаю, там я сплю, и наоборот.

- То есть, наши 24 часа примерно равны их сотне часов?

- Вроде того, хотя это посчитать точно я не смог.

- Ладно,  - психолог глубоко вздохнул, - вы понимаете, что все, что вы говорите, звучит, как бред, так?

- Более чем, но я пытался объяснить вам, зачем я вообще к вам пришел.

- Вы производите впечатление адекватного человека, и. некоторые ваши патенты даже частично подтверждают ваши слова, но...

- Но я несу очевидный бред, благодаря которому меня вряд ли возьмут в крупнейшую компанию по космическим программам, я понимаю, но вы подумайте вот о чем: когда-то, даже при упоминании слова "космос", вас бы сожгли на костре. Возможно, я и несу бред, но, я чувствую себя связующим звеном между этими мирами, и я буду прилагать все усилия, чтобы ваша космическая программа развивалась максимально быстро и качественно. Сейчас я разрабатываю новый вид топлива, на основе знаний из того мира, к слову говоря, есть вероятность, что оно может быть мощнее всех наших вместе взятых, учитывая мой опыт и количество изобретений, большей пользы не принесет никто в этом мире, да и моя мотивация в разы выше.

- Без сомнений, это так, - психолог задумался, - вы хотите избавиться от того мира? Хотя бы чтобы полноценно жить в этом.

Алексей медленно покачал головой.

- Не думаю, - неуверенно произнес Алексей, - это все равно что добровольно убить мать или отца, как часть себя оторвал.

Психолог глубоко вздохнул.

- Я передам руководству свои выводы, они свяжутся с вами как только будет понятно, согласны они или же нет.

- Я так понимаю, то, что я рассказывал, останется врачебной тайной? - вкрадчиво поинтересовался Алексей.

- Ваши слова - да, я передам им только мои выводы.

- Если не секрет, каковы ваши выводы?

- Вообще-то секрет, но, если вкратце, я скажу о некоторых ваших проблемах, им решать, плюсы это или же минусы.

- Каковы мои шансы?

- Сложно сказать.

- Да ладно вам, вы тут столько работаете, я почти уверен, что вы точно знаете, возьмут меня или нет!

Психолог улыбнулся.

- Вы не опасны для общества, а ваши идеи скорее принесут пользу, чем вред, так что, думаю вам скоро скажут: "Добро пожаловать в "Лаборатории Кринца"...


Теоретический задел на "Секреты Атлантиды", если история зайдет, продолжу тему :)

Показать полностью
357

Ищут пожарные, ищет милиция...

1993 год. CМП г. Краснодара, 4-я подстанция. Работала там врач пенсионного возраста, которая на вызовах сидела по 1.5-2 часа и ничего с этим администрация поделать не могла. Фельдшера, которые с ней работали, выполняли её назначения и, молча собрав ящик, уходили в машину, где в беседах с водителем коротали время, пока доктор изощрялась в с беседах с родственниками. Очередной вызов, как обычно фельдшер идет в машину (лето, обеденное время, жара). Водитель предлагает ожидать врача в тени за углом и машина отъезжают туда. В интересной беседе оба засыпают и просыпаются в cyмерках. С криками "об её мать" фельдшер добегает до вызова по адресу и через дверь требует, чтобы выгнали этого наглого врача из квартиры. На это очень удивленные хозяева квартиры объясняют помощнику врача, что она ещё 5-6 часов назад покинула их. Только тут до него начинает доходить сколько они проспали. Включают они рацию, а там ажиотаж в связи с исчезновением без вести целой бригады (ищет милиция, ищут пожарные и, конечно, практически все бригады бросив вызовы сбиваются с ног в поисках пропавшей бригады.) Оказалось, что врач вышла с вызова через 2 чаcа и, не обнаружив машины, которую оставляла возле подъезда, решила, что её в очередной раз бросили и уехали на подстанцию. Но peакцию администрации можно представить с учетом резонанса в городе.

3688

История из практики врача-уролога

История из практики врача-уролога История, Уролог, Сон

Сегодня приходил пациент 29 л. с жалобами на "очень нестойкую эрекцию", и временами не наступающую эрекцию. При опросе выяснилось, что пациент работает на 3 х работах и спит по 4-5 часов в день на протяжении последних 3 х мес. Заснул также прямо перед приемом на диване возле кабинета.

Отсюда вопрос : он вообще на что надеялся при таком графике работы ? )

П.С. какой у Вас график работы ? Приходится ли Вам перерабатывать жертвуя полноценной половой жизнью ?

465

Вещий сон .

Вещий сон . СССР, Армия, Служба, Сон, История, Длиннопост

Кто-то скажет, что это шутка, прикол, юмореска какая-нибудь, или еще как-либо назовет эту историю. Ан, нет! Всё это произошло на самом деле. Так сказать, из рубрики «нарочно не придумаешь».


Случилось это у нас в Североморске в далёкие незабвенные совдеповские времена. Служил в одной из частей ПВО в окрестностях столицы Северного флота некий боец Андрей Смуглов (фамилия по понятным причинам изменена). Хорошо служил, без нареканий со стороны отцов-командиров и обид со стороны сослуживцев.


Служил не шатко не валко – наверх не рвался, из кожи вон не лез, но и в последних «чуханах» не числился. В радиостанции он разбирался великолепно, передачу на ключе вел и принимал на сумасшедшей скорости, а потому и получил первый класс радиста при квалификации. И дослужился он до должности начальника радиостанции, хотя так и оставался в звании рядового.


И вот одной тихой лунной ночью свалилась на Андрееву войсковую часть беда – внезапная тревога. Некий генерал (дай Бог ему здоровья!) решил провести проверку боеготовности.


Обычно о внезапных тревогах всем и в любом подразделении всё известно аж за месяц, а здесь внезапность действительно оказалась самой что ни на есть, внезапной и неожиданной.


Бойцы молодцы, как положено, не осрамились, построились на плацу перед казармой в касках с автоматами быстро и своевременно. Командир батальона довольно поцокал языком, глядя на часы – в нормативы уложились, – довел до подчинённых боевую разнорядку, провел развод и отправил по боевым постам.


Андрей свою задачу знал на «отлично», а потому собрал свой расчёт, и помчался к своей Р-140М. Дальше всё по накатанной: вытянули антенны, воткнули в землю штырь заземления, не забыв на него помочиться (для лучшей проводимости), выставили привод, и так далее…


Прошли сутки. Андрей и его расчёт не сомкнули глаз, отрываясь от блоков лишь на короткое время, чтобы поесть и оправить естественные нужды. За это время их неоднократно посещали то начальник связи, то секретчик, то проверяющий, то командир взвода, то ротный. Наконец, пришла смена. Андрей построил своих подчинённых и направился в расположение батальона, предвкушая отдых.


Первым делом – доклад взводному. Но он, как раз, находился возле комбата, а потому и пришлось докладывать комбату:

– Товарищ подполковник! Расчёт такой-то прибыл с выполнения учебно-боевого задания. Поставленная задача выполнена. Замечаний нет. Старший расчёта – рядовой Смуглов.

– Молодцы, – сухо бросил командир, почти не глядя на солдат. – Сейчас в столовую, быстро поесть и назад.

– Товарищ подполковник, оружие в оружейку сдать?

– Конечно, нет! – рыкнул командир. – Учения еще не закончились. Только смотрите у меня! Не потеряйте стволы – убью насмерть! Пять раз… Всё! Вперёд!



В столовой от тепла и сытости парней слегка разморило – сказывались бессонные сутки на боевом посту. Возвращаться в расположение было совсем неохота, но «шхериться» во время учений чревато «губой», а потому парни всё-таки, пусть и не «в ногу», но поплелись в казарму, где и были перехвачены командиром роты.


Командир роты это, конечно, не командир батальона, но суров он не менее комбата, и обладает определёнными Уставом правами и извращённым умением истязать бойца постановкой новых задач. Бойцы знают, что, если не увернулся вовремя от ротного, считай, понёсся выполнять какое-нибудь его невыполнимое распоряжение: квадратное катать, круглое носить и так далее.


И лучше будет круглое донести, а квадратное докатить, иначе услышишь о себе много нового и неоднозначного, после чего будешь направлен на выполнение дополнительного особо важного задания, скажем, по чистке унитазов или борьбе со снегом, или ещё чем-нибудь не менее неприятным, но жизненно необходимом. Ротный – зверюга изобретательная.



Однажды зимой ротный писарь додумался покурить в канцелярии роты ввиду отсутствия офицерского состава (рабочий день окончился час назад и все разошлись по домам). Ну, и выкурил писаришко сигаретку под форточкой.


Надо сказать, что в те достославные времена ротный писарь был персоной максимально приближённой к командиру и боялся только двух человек – командира и старшину. Даже взводный обращался к писарю обходительно и с максимальной нежностью в голосе: мало ли придётся составлять какую-нибудь неудобоваримую бумажку для начальства. Писаря ротное начальство избирало из личного состава по определённым качествам:

а) за красивый почерк;

б) за умение держать язык за зубами;

в) за чистоплотность и аккуратность внешнего вида;

г) за неприметность (чтобы не бросался в глаза начальству)

д) за исполнительность.


Если боец обладает этими качествами, добро пожаловать в канцелярию роты. Их (писарей) даже дедовщина не касалась. Старослужащие, просто на просто, боялись, что ротный или (не дай Бог!) замполит случайно обнаружат следы «дедушкиного» воспитания. Тогда кранты всем!..

Так вот! Решил писарь покурить в канцелярии. Ну, как же! Такому важному и нужному человеку идти в курилку не с руки. И, уж было, почти докурил, но вдруг услышал голос ротного, что по какой-то непонятной причине решил вернуться в казарму и, поймав на чём-то расслабившегося дневального, принялся распекать нерадивого бойца.


Писарь поперхнулся дымом. Он закашлялся и бросил окурок в форточку. Но вот незадача! Окурок, вместо того, чтобы вылететь наружу, упал меж заклеенных на зиму створок окна. Боец не нашел ничего лучше, чем залезть на подоконник и попытаться дотянуться просунутой в форточку рукой между рам, для последующей эвакуации «бычка», благо форточки в старых оконных блоках расположены ниже, нежели в более поздних конструкциях. И ведь умудрился же дотянуться и ухватить многоподлый хабарик.


На этом везение писаря закончилось. Спрыгивая с подоконника, он зацепил ногой графин с водой, дремавший себе спокойненько за ненадобностью. Ротный лишь после бурных празднований какой-нибудь красной календарной даты прикладывался к нему, игнорируя выстроившиеся по кругу стаканы. А тут какой-то писарь лягнул графин сапожищем. Вот треклятый сосуд и полетел на пол, прихватив с собой, ну, разумеется для компании, пару стаканов. Видать от обиды, грохнувшись на пол, графин с приятелями-стаканами издал ужасающий звон, при этом разлетевшись на мириады осколочков и окатив успевшего приземлиться писаря застоялой водой.


Писаря хватил столбняк. Когда в канцелярию ворвался командир роты, он стоял с вытаращенными глазами, открытым ртом и зажатым в поднятой руке «бычком» мокрый и очумелый.


Ротный не стал орать и топать ногами. Неа!.. Он прошёлся, хрустя осколками, по канцелярии и остановился перед несчастным бойцом, который уже мысленно попрощался с семьёй, дружками на гражданке, сослуживцами.


– Друг мой! – сказал нежайше-елейнейшим голосом командир и выдернул из онемевших пальцев солдата намокший окурок. – Надо признать вы меня сильно озадачили. Я в растерянности.

Он аккуратненько положил хабарик на чистый лист бумаги.


– Дело в том, – продолжил он, – что в этом графине, который так некстати был вами успешно угроблен, находилась весьма необычная вода из родника. Я не буду заморачивать вас произнесением вслух её уникальной по составу формуле, я не стану мучать вас перечислением всех особых лечебных свойств этой жидкости. Думаю, это ни к чему. Но я обязан вас уведомить, что на завтра в нашу канцелярию был запланирован визит начальника штаба. Нет-нет! Не переживайте так. Начштаба не собирался ставить нам какие-либо боевые задачи. Он лишь собирался нанести нам визит вежливости. Не более. Но!..


Ротный наклонил голову на бок и приблизил своё лицо к лицу писаря и произнёс шёпотом заговорщика:

– Зная о целебных свойствах воды, когда-то находившейся в графине, он заранее объявил, что мечтает испить этой волшебной влаги, дабы излечить, на конец, свой многолетний ревматизм.

Командир выпрямился и сделал несколько хрустящих шагов по канцелярии. Солдат, так и не поменявший позу, был ни жив, ни мёртв. Лишь остекленевшие глаза пристально следили за каждым движением ротного.


– Надо как-то выходить из сложившейся ситуации, друг мой, – тем временем продолжил ротный. – Если ты не знаешь, то скажу тебе по секрету: нельзя огорчать начальника штаба, ибо, огорчившись, он может впасть в большие печали и тогда боеспособность нашей части упадёт на дно. А вдруг война? А вдруг коварные враги решат именно в этот неблагоприятный для наших вооружённых сил момент нанести по Советскому Союзу неожиданный удар? А мы тут, раз, и не готовы.


Он пожал плечами:

– Я, к моему великому сожалению, не имею морального права тебе приказывать в такой ситуации, но лишь смиренно взываю к совести советского человека, воина и. гражданина. Возьми у каптенармуса ведро и сбегай к роднику, что находится на повороте за мостом у речки Ваенги и доставь её в канцелярию, но это чуть позже, а пока приберись здесь. Видишь ли, у начальника штаба очень чувствительные барабанные перепонки и его очень расстроит хруст битого стекла под ногами, а сразу после этого не сочти за труд успеть на торжественное построение роты, которое, надо сказать, произойдёт приблизительно через десять минут.

Он толкнул дверь и рявкнул во все лёгкие:

– Дневальный! Дежурного по роте ко мне. Немедленно!


Через несколько секунд в дверях канцелярии появилось обеспокоенное лицо дежурного.

Ротный махнул ему рукой, мол, заходи, затем ткнул пальцем в сторону окурка, разлёгшегося на листе бумаги.


– Забери это и отдай под охрану и оборону дневальному. Потом подготовь лом, две лопаты и носилки. А ещё ровно через десять минут построение роты перед казармой. Форма одежды номер четыре. Свободен. А ты друг мой приступай к уборке.



Спустя десять минут блудный писарь, вылизав до блеска кабинет канцелярии, влился в ряды построившихся в шинелях солдат роты. Перед строем на плацу лежали носилки, лом и две лопаты – штыковая и совковая. Командир велел принести окурок и возложить его на носилки, затем приказал солдатам второго взвода, в котором числился писарь, поднять носилки и шанцевый инструмент, и возглавить строй. Потом последовали команды:

– Ровняйсь! Смирно! Рота на пра-во! Под песню с места шагом арш!


И рота пошла. И рота запела.


Шепчут травы тихим шорохом.

Пахнут травы горьким порохом.

Но для сердца всё, что дорого

Русским людям сбережём.

Ро-сси-я

Любимая моя.

Ро-дны-е

Берёзки, тополя.

Как дорога ты

Для солдата

Родная русская земля!


Видя, что ротный не в настроении бойцы старались идти и петь, как могли, а выходило у них так, что хоть завтра на смотр строевой песни отправляй. Сделав круг по плацу, рота по приказу командира завернула за угол казарменного здания и пошагала в сторону угольной котельной.

Возле кочегарки ротный построил подразделение в «каре» и вывел в центр дрожащего писаря.

– Раз «бычок» твой, то будет справедливо, чтобы именно ты и похоронил его со всеми почестями, как положено в отношении лучшего друга. Выкопай могилку, скажем, полметра на полметра.


Писарь пыхтел и потел, но через несколько минут могилка для окурка была готова, не смотря на то, что земля уже успела хорошо промёрзнуть. Он взял дрожащими руками листок с хабчиком и, аккуратно опустив на дно ямки, взялся было за лопату, но командир его остановил.

– Подожди! – сказал ротный с упрёком в голосе. – Ты же хоронишь его, а не отпускаешь в магазин за пачкой сигарет. Нужно произнести какую-нибудь пламенную речь в честь усопшего. Давай, скажи пару слов.


Солдаты и сержанты роты зловеще смотрели на писаря, прекрасно понимавшего, что теперь у него нет иммунитета против дедовщины. Он вздохнул и произнёс:

– Спи спокойно, наш дорогой друг и товарищ.

Произнёс он эти слова так, словно прощался не с окурком, а со своей спокойной халявной службой.

– Вот это, я понимаю, речь! – восхитился ротный. – Теперь можно и закапывать.

Писарь быстренько засыпал мёрзлой землёй ямку.


Затем рота так же, как и пришла, промаршировала с песней обратно к казарме. Последовала команда разойтись, и все, кроме писаря, отправились по своим немудрёным солдатским делам: кто подшиваться, кто писать письмо родным, а кто и просто смотреть телевизор.


– А тебя, если ты помнишь, друг мой, ждёт ещё очень важная задача по сохранению мира на Земле. Ты должен успеть сбегать за водой к волшебному источнику и уложиться по времени в аккурат к вечерней поверке.


До родника от их части около пяти километров. Писарь принёс ведро с водой, когда рота уже начала строиться. Он вздохнул: «Фу-у! Уложился!». А на следующий день он бросил курить.



Вот такой достался Андрею и его расчёту ротный. С таким не пошутишь, у такого не забалуешь. Потому, когда бойцы увидели командира, стали искать глазами по сторонам место, куда бы можно было бы спрятаться от зорких его глаз.

Не успели.


– Смуглов! Ко мне! – прогремел начальственный рык.

Андрей вздохнул и направил свой расчёт к ротному.

– Откуда идёте?

– Из столовой, товарищ капитан.

– А до того, где шлялись?

– Мы в нашей восьмёрке сутки сидели на приёмо-передаче. Вы же с проверяющим к нам приходили, и я вам рапортовал.

– А… Ну, да… Добро! Сейчас бегите в парк. Там уже семнадцатая ждёт под парами. Садитесь в неё и выезжаете за КПП. Помнишь поляну метрах в семидесяти от КПП с кривой сосной? Так вот выставляете семнадцатую на этой поляне и ждёте дальнейших указаний. Вопросы?

– Семнадцатая – это же машина четвёртого взвода. А мы ещё не спали к тому же.

– Велика беда «не спали»! Я тоже не спал. Потом отоспитесь. А в четвёртом взводе сейчас людей не хватает. Всё! Вперёд! Еду и воду вам принесут.



Смуглов, козырнув командиру и отчеканив «Есть!», повернул своих и повёл в автопарк.

В автопарке оказалось, что семнадцатая не только не «под парами», как обещал ротный, но, более того, водителя на неё найти не могут: все кто мог на выезде, а те, кто есть на – ЗиЛ не посадишь.

– Вы парни здесь не топчитесь, – пробурчал дежурный по автопарку. – Идите в курилку или вообще выйдите за территорию автопарка. Мало ли какой проверяющий завалится, а тут посторонние шляются. Только далеко не уходите, чтобы вас потом не искать.

В итоге они попали в радиостанцию лишь спустя три часа, промёрзшие до костей. Еще через сорок минут машина, наконец-то, выехала за ворота КПП.


– Значит так, парни, – сказал Андрей. – Я, конечно, всё понимаю, но придётся выставить караульного. Если бы мы были на территории части, был бы другой разговор, а так… В общем, будем караулить по очереди, каждый по часу.


– А водитель? – спросил один из бойцов. – Он тоже будет караулить? Не фиг ему расслабляться, пусть тоже службу бдит.

– У водителя даже оружия нет, – ответил со вздохом Смуглов. – Так что на посту будем только мы по очереди.

– Как так? – не унимался боец. – Вокруг война, а он без автомата?

– Я что, похож на его командира? Что ты мне такие вопросы задаёшь. К тому же он вообще не из нашей роты. Наверное, на время учений из автороты водилу подкинули. Я его в первый раз вижу. Так что про водилу забудьте. Самим придётся отдуваться. А ещё. Давайте кто-нибудь из нас сбегает на КПП у парней чайку поклянчит.

– Так давай водилу и зашлём.


– Не пойдет, – пожал плечами Андрей. – Он там всех знает. Я видел, как он махал им руками, когда за ворота выезжали. Если его на КПП отправить, то он там до утра и зависнет. К тому же надо договориться с кэпэпэшниками, чтобы в случае появления начальства они включили свет вон в том светильнике сбоку от здания пропускного пункта.

– Ух, ты конспиратор какой выискался! – восхитился один из бойцов. – А вообще, всё правильно придумал. Только, чур! Я первый на пост.

Он подхватил автомат и вышел наружу.

– А я за чаем, – сказал второй и тоже убежал.

Третий боец вдруг начал шарить по всей машине, заглядывая и засовывая руки везде, куда мог дотянуться, во все щели.


– Ты чего делаешь? – спросил Смуглов.

– Ищу нычки, – хмыкнул боец. – Мало ли? Мы в нашей восьмёрке храним и сахар, и чай, и курево. Может, и у четвёртого взвода мозгов на это хватило.

– Ну-ну! – улыбнулся Андрей. – Сомневаюсь. А я пока музыку поищу. «Маяк» послушаем. Может, чего нового на эстраде появилось, а не только Пугачёва и Леонтьев.

– Ты лучше вруби вражий голос. Блюзы послушаем, рок-н-ролл опять же.

– Какой вражий голос?

– Ну, там… Голос Америки, или Радио Свобода.

– Ты сдурел? Представляешь, заходит к нам проверяющий. «Здравствуйте, товарищи бойцы!», а из динамиков «Добрый вечер! С вами Сева Новгородцев город Лондон Би-Би-Си». Нас потом особисты затаскают. Лучше «Маяк» слушать в нашем положении.

– Ага!.. – уныло махнул рукой боец. – Опять Малежика слушать. Хотя, конечно, это лучше чем Ротару.


– Вот-вот! – кивнул Смуглов. – Лучше Малежик со своей «Мозаикой», чем особист с вопросами.

Тут отворилась дверь, и в салон впрыгнул засланец на КПП.

– Облом, парни! – воскликнул он. – На время учений с КПП убрали все чайники и чашки. Они сами без самовара. Так что, будем ждать, когда нам хавчик со столовки принесут. Заглянул к водиле, а он дрыхнет там, на сиденьях так, что храп стоит громче нашего привода.


В этот момент из динамиков запел Барыкин:

Я буду долго гнать велосипед…

– Во! Музыка появилась. Жаль только, что на голодный желудок.

– Мы же ели недавно! – покачал головой Андрей.

– Да? Надо же! А я и не помню уже. Вот, что за жизнь!


Андрей вышел из машины. Поставленный им часовой исправно топтался вокруг радиостанции, зябко передёргивая плечами. И то сказать – на Севере в октябре прохладненько. Смуглов обогнул машину, впрыгнул на подножку и заглянул в кабину водителя. Тот самозабвенно дрых без задних ног. Ну, да! В армии вечно не хватает сна, сладкого и… Ну, отсутствие того, что скрывается за этим «и» мы ещё кое-как перетерпим, а вот сон нужен.


Он вернулся в кунг радиостанции. Парни под музыку какого-то оркестра демонстративно зевали и тёрли глаза кулаками.

– У меня идея, пацаны.

– Говори, командир, – сказал один из них и растянул рот в зёве.

– Давайте спать по очереди. Один на посту, один бдит внутри, а двое спят. Потом меняемся.

– Отличная идея! – парни аж зевать перестали. – Голова! Я согласен.

– И я.

– Ну, тогда вы первые и спите, а я пободрствую.


Солдата долго уговаривать не надо. Если есть возможность уснуть, он и в строю уснёт, даже во время марша. Уже через минуту под пение Шавриной двое из расчёта спали.


Андрей боролся со сном как мог. Поприседал, построил гримасы, покрутил головой, но спать хотелось. Он достал из полевой сумки, положенной каждому начальнику радиостанции, тетрадку и принялся писать письмо сестрёнке, но дальше «Привет, Светланка!» дело не пошло. Почему-то все слова, которые он мысленно сложил на полочку в голове, сбежали с этой самой полочки и не хотели ни как возвращаться. Да, и шут с ними! Потом найдутся.


Спустя некоторое время он поймал себя на том, что глаза сами собой закрываются. Он потряс головой и даже шлёпнул себя по щеке. Затем он взглянул на часы и стал расталкивать бойцов – пора менять часового, да и ему пришла пора спать.


Парни с неохотой кое-как проснулись. Один поплёлся наружу, другой, непонимающе, мотал головой и таращил глаза в попытке прогнать сон и вернуться в реальный мир. Вернувшийся с караула солдат уснул моментально, как только опустился на сиденье.


– Ты смотри в окно, – наставлял бойца, который должен был бодрствовать, Андрей. – Если свет загорится, сразу меня толкай. Понял?

– Угу! – промямлил боец и потянулся.

– Не усни.

– Не-не!..



Андрей опустил голову на согнутую в локте руку и тут же отрубился.

И приснился Смуглову сон о том, что идут учения, он со своим расчётом сидит в радиостанции Р-140М, принадлежавшей четвертому, будь он трижды неладен, взводу. В общем, снится ему то, что с ним происходило в настоящей жизни. Правда, с небольшими изменениями. Ну, например, что рядом с ним сидит ротный и говорит медленно так, с растяжечкой, ну, как во сне:

– Терпи, Смуглов. Я тоже спать хочу. И комбат хочет, но надо Родину защищать. Понимаешь, солдат?

– Понимаю, товарищ капитан.

– Молодец, боец! Защитишь Родину, и она тебе звание подкинет, думаю, младший сержант, тебе будет в самый раз.

– Спасибо, товарищ капитан. Служу Советскому Союзу!

– И опять-таки, молодец!

– Товарищ капитан! – воскликнул Андрей. – А что мне делать, если сюда придёт кто-нибудь?

– А ты надень рукавицы от защитного костюма, – ответил командир и протянул ему пару рукавиц от ОЗК. – Вот и обеспечишь себя иммунитетом от любой нечисти. Надевай. Только не потеряй, смотри. А если кто-то придёт, можешь смело его посылать куда подальше. А спросит, кто, мол, тебя этому научил, так и говори, что командир роты. Понял меня боец?

– Так точно, товарищ капитан, понял. Как же такое не понять? Кто бы ни пришёл, пошлю куда подальше, а если что, на вас сошлюсь.

– Вот и ладненько! Бди тут, а я пошёл. Мне ещё надо этих дурней из четвёртого взвода найти. Ишь, тоже мне! Устроили игру в прятки!

И ушёл.



А Смуглов уставился на свои рукавицы. Странные какие-то рукавицы, внутри вроде как фланелькой отделаны, а снаружи узоры по ним бегут витиеватые. Ну, прямо, Гжель! Наверное, они волшебные, раз, находясь в них, можно кого угодно посылать. Примерил он их. Как раз, впору. Будто кто мерку с его руки снимал. Вот только правая рука почему-то немеет.

Тут он почувствовал, что его кто-то трясёт за плечо. Он поднял глаза, а перед ним стоят его комбат, ротный и какой-то генерал-майор. Эка, невидаль – генерал-майор. Да ему теперь в таких-то рукавицах, хоть сам маршал Советского Союза не страшен. Любого можно отправлять по известному адресу на три буквы. Но всё же Андрей решил быть вежливым с генералом.

– Вы, товарищ генерал-майор, что тут делаете? – вежливо спросил Смуглов. – Сюда посторонним нельзя.

– А я, товарищ рядовой, пришёл проверить ваше несение службы. А вы тут все спите, оказывается, а службу совсем даже не тянете.

– Службу-то мы тянем, товарищ генерал-майор, вот только устали мы очень. Вторые сутки не спим. Нам бы поспать чуток и всё. Мы, товарищ генерал, Родину любим, и защищать всегда готовы, но поспать бы не мешало.

– А если я вас накажу за сон на боевом посту?

– А не накажите, товарищ генерал-майор. Мне тут командир роты приказал всех, кто не даёт Родину защищать посылать к такой-то матери и мне ни чего за это не будет, а совсем даже наоборот – званьице обещали подкинуть.

– Это почему же не будет? – удивился генерал.

– Да, потому что у меня есть рукавицы защитные от ОЗК. Мне их ротный дал и велел бдеть.

– А покажи-ка мне, солдатик, свои защитные рукавицы.

– Да, вот же они! – сказал Андрей и опустил глаза на руки.

А рукавиц-то и нет.


И тут Смуглов вдруг понял, что и разговор с ротным и эти волшебные рукавицы ему приснились, а он сидит на стуле в кунге и глупо смотрит на голые руки. А между тем в помещении кто-то есть. Кто-то посторонний.


Он вскинул голову и по телу пошла дрожь – внутри радиостанции действительно стояли комбат, ротный и давешний генерал-майор, с которым он вёл столь непочтительную беседу. Андрей похолодел и глянул за спину генерала. У комбата и ротного бледные вытянутые лица и ротный к тому же показывал ему увесистый кулак. Он оглядел помещение. Подчинённые ему бойцы спят без задних ног.


«Вот, козёл! – пронеслось в голове. – Подставил, ты меня друг».

– Буди остальных, – приказал генерал.


Андрей ткнул кулаком в бок того, кто должен был его разбудить при появлении начальства. Краем глаза он заметил, что условленный с кэпэпэшниками светильник сбоку строения горит, как миленький. Рядовой метнул взгляд на наручные часы. Оказывается, он проспал всего-то полчаса. Оставленный бдеть боец лишь поблямкал , да почмокал губами, но не проснулся. Тогда он дотянулся до второго и толкнул. Безрезультатно. Как спал, так и спит.


В окне движение. Это часовой, которого он додумался выставить, кружит вокруг радиостанции. И всё равно не помогло. Охренеть! Вот вляпался! Теперь им кирдык. Ротный замордует из наряда в наряд.


– Молодец, что часового выставил, – вдруг сказал генерал. – Так говоришь, тебе ротный волшебные рукавицы дал и званьице пообещал?

– Это был сон, товарищ генерал-майор, – пролепетал Смуглов.

– Ну-ну!.. – хмыкнул генерал, затем обернулся к комбату. – Этих сменить и отправить спать. Пойдём.


Утром на построении подводили, разумеется, итоги учений. Давешний генерал-майор толкнул небольшую речь о том, что в целом командование отнеслось к обстановке в части положительно, учения прошли на оценку «удовлетворительно», но есть ряд недостатков, которые необходимо искоренить и желательно быстрее. Какие недостатки, он уже объяснил командованию батальона на подведении итогов.


Андрей со своим расчётом, хоть и выспался вроде, а всё равно находился в угрюмом настроении. Ещё бы! Вот сейчас на этом самом плацу его и казнят. Он смотрел на ротного и пытался предположить, что же ротный ему уготовил. «Вечный дневальный, скорее всего, из меня выйдет, что надо. Или вечный наряд по столовой. Ага! Или на свинарник сошлёт. Пожизненно».


Генерал начал по одному выдёргивать бойцов и офицеров из строя и раздавать направо и налево благодарности с занесениями и прочие поощрения личного состава, предусмотренные Уставом Вооружённых Сил Советского Союза. Следом, конечно же, пойдут наказания.


И тут вдруг генерал запнулся, хмыкнул и произнёс с особым пафосом в голосе:

– Младший сержант Смуглов!

Андрюха завертел головой. Неужели в их батальоне объявился его однофамилец? А почему Андрей его раньше не знал? Ну, хоть посмотреть на него.

– Младший сержант Смуглов! – повторил генерал.

Ну, чего он не идёт? Стоп! А может это его зовут? Но он же не младший сержант. Он, Андрей Смуглов, рядовой. Ошибочка какая-то.

И тут генерал хмыкнул ещё раз и сказал:

– Ладно! Давайте по-другому. Рядовой Смуглов!

– Я! – тут же откликнулся Андрей.

– Выйти из строя!

– Есть!


Андрей хлопнул впередистоящего солдата по плечу, тот сделал шаг в сторону и пропустил Смуглова. Пытаясь чеканить шаг на ватных ногах, Андрюха вышел из строя и развернулся лицом к шеренгам сослуживцев. «Ну, всё! Теперь точно кирдык. Генерал изобретёт ему настоящую казнь. Где там ротному до генеральских фантазий!»


Генерал кашлянул, прочищая горло.

– За то, что даже во сне рядовой Смуглов чётко выполняет приказы своего командира, ему присваивается внеочередное воинское звание «младший сержант».


У Андрея глаза полезли на лоб. И это вместо казни, к которой он уже почти приготовился! Вот это поворот!


Лицо новоявленного младшего сержанта расплылось в улыбке.

– Служу Советскому Союзу!


Автор :Игорь Кольцов

Показать полностью
78

О разрывах отношений и основных лекарствах

Вы когда-нибудь разводились или расставались с человеком, с которым были долгое-долгое время и которого по-настоящему любили? Подчеркиваю: по-настоящему.

Да. Наверняка. Дайте пять (унылое или радостное не имеет значение), присаживайтесь рядом и возьмите бокал вина. Он стоит на подоконнике, вон там, рядом с пепельницей.

Неделю назад развелся мой старый друг. Мы не виделись с ним года полтора. А всю эту неделю он зовет меня в гости. Выпить, покурить кальян, поболтать…

Я прошел через это. Поэтому только за эту неделю не ночевал дома уже 3 дня. У жены тоже когда-то был тяжелый разрыв. Она не любит, когда я уезжаю на ночь. Покусывает губы, но молча соглашается - надо ехать. Она все понимает…

Разрыв это невероятная боль, даже несмотря на то, что очень часто - он просто необходим. Как вырезать аппендицит. Может ты этого и не хочешь, может быть боишься операции - но иначе ты погибнешь из-за какой-то мелочи, которая спустя годы может показаться незначимой чепухой.

Чепухой же? Помнишь?

Но только глупый может подумать, что расставание - это “ррраз” и все. Черт, если бы это было так! Поездка на этот операционный стол длится месяцы, а то и годы. Ты думаешь, к черту аппендицит, так больно, что вырезайте нахер сразу сердце, вырвете все вены. Но время опытный врач - он лучше знает, что лишнее в вашем организме. Главное дождаться.

Поездка в операционный стол - это долгий путь. Иногда очень долгий.

В начале ты думаешь - что самое страшное это потерять человека. Помнишь?

Нееет. Самое страшное - это Одиночество. Абсолютный вакуум. Вот это действительно убивает.Оказывается - без него или ее - пустота. И чем ты старше - тем это катастрофичнее. Если молод, то веселые подружки или безбашенные друзья чередой вечеринок помогут тебе отвлечься. Все по-другому, если твои друзья уже давно обзавелись собственными отношениями, обязательства, детьми.

Вот твоя жизнь плыла на речном трамвайчик по небольшой реке, по заданному курсу. И ты думал, что ничего не может изменить его. Но вжик и ты за бортом. Тонешь, кричишь: “Ребята! Ну помогите же! Ну я что вам сложно что ли? Ну с меня пиво? Я купил крутой табак для кальяна? Ну приезжайте же! Не на войну зову. Поболтать на теплой кухне!”

Помнишь?

И знаете, что самое сучное в этом деле? Твою подругу не отпускает парень или твой друг должен отоспаться - завтра с утра к родителям жены. У Лены не с кем оставить собаку, у Игоря “после работы уже сил нет, только до кровати добраться?”

Наверняка, помнишь. Не друзья это вовсе - коллеги, собутыльники, товарищи.

И как же тебе повезло, если за свою жизнь тебе удалось обзавестись хотя бы парой-тройкой настоящих друзей, которые смогут вытерпеть ваше отчаяние, выслушать на десятки раз одну и ту же историю. Рыдать вместе с вами или сдерживать слезы отводя глаза. На какое-то время поставить твои проблемы выше своих.

Они спасли меня. Обо мне говорили - молодец, восстановился. Завел семью. Видишь какой счастливый? Мы же говорили - глупости все было.

Да я бы сдох - если бы не та самая горстка настоящих друзей. Любовь же была настоящая. Такую пережить сложно.

Помнишь?

Не знаю, может у тебя было как-то иначе.

Да сейчас трудно в этом признаваться. Аппендицит-то удалили. И это оказалось и правда - чепуха. Хочется быть сильным, успешным, удачливым. Чтобы все забыли об этом периоде этой твоей слабости.

Об одном забывать не стоит - если кто-то едет на операционный стол - последуй за ним. Перенеси встречу, возьми выходной, пару выходных.

В данном случае лечат только время и друзья. Только время и друзья.

Ну ты помнишь...

Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: