13

Роман «Людвиг и Мерт»

Друзья! Два месяца назад я выложил пост о моем романе-антиутопии «Семь миллионов сапфиров».

https://pikabu.ru/story/romanantiutopiya_quotsem_millionov_s...


Признаюсь, я не ожидал такого ажиотажа вокруг поста и огромного количества просьб выслать роман в формате «fb2» на электронную почту. Я получаю положительные отклики, и это вдохновляет меня работать дальше. Это мотивирует.

Спасибо Вам!


Сегодня мне хотелось бы предложить Вашему вниманию мой второй роман. Это история жизни Людвига ван Бетховена и богини музыки Мерт, которая сделала его гением.


Приведу несколько цитат:


«...Людвиг промолчал. Ему было безразлично, как он выглядит. В школе он был вечной жертвой: маленький, метр двадцать, не больше, бледный, с комически большой головой, покрытой копной черных волос. Урок казался ему скучным, и едва он прикрывал глаза, как перед ним вырисовывались линии нотного стана, значки нот ловко рассаживались по этим ниточкам, словно птицы по бельевой веревке. Как шахматный гений видит в воображении любимую доску, так Людвиг видел музыку. Представляя в голове отдельную нотную закорючку, он тут же мысленно слышал, как она звучит, будто задевал ее палочкой от ксилофона. Когда же он представлял полную музыкальную фразу, в его голове вспыхивала целая мелодия. Он был способен проанализировать ее, внести исправления и прослушать вновь – пять, десять, двадцать раз – пока фраза полностью не устроит его. Но вот беда, настоящая катастрофа: его закрытые глаза почему-то страшно злили учителя. Тот полагал, что вместо того, чтобы вычислять дроби, мальчик наглым образом спит на уроках…»


«Когда они приступили к вариациям на тему Глюка, мысли пропали. Их унесло куда-то далеко, и возвращаться назад уже не хотелось. Он услышал шум моря, свой первый пронзительный крик, колыбельную матушки, замер, оглянулся. И снова вечерний лес, шелест травы, чье-то милое бормотание, ветерок. Где-то тихо шуршал лист, и он спал, укутанный теплом, наблюдая, как распускается цветок шиповника, прозрачные розовые лепестки, – сначала жизнь зарождалась в крохотном бутончике, а потом он с грустью созерцал увядание. Много лет назад он обрывал лепестки и клал их под язык, наслаждаясь травянисто-медвяным вкусом. Те годы были прекрасны: отец еще не пил, имел собаку, толстого неповоротливого бульдога, а матушка была полна жизни. Он еще помнил ее смех. Кажется, в том году она и смеялась последний раз. Болезнь сделал Марию-Магдалину замкнутой и угрюмой, и как бы она ни старалась сдерживать свой кашель, тот неизбежно прорывался из ее легких, громкий, судорожный, чем-то похожий на астматический. Ему захотелось рассказать об этом Мерт, но разве поймет она его боль, его переживания?»


Если кто-то пожелает прочесть роман, напишите мне на электронную почту denny03KA@mail.ru, и я отправлю Вам роман в формате «fb2».


Спасибо всем!

Дубликаты не найдены