10

Рога и копыта

После сдачи последнего выпускного экзамена я решил отправится вместе со своим дядей в путешествие на скалы. Это был мой второй опыт в скалолазании. В первый раз я помню только то, как я застрял на середине трассы и не верил инструктору, который меня страховал, что единственный способ, который меня доставит до земли это просто отпустить руки. Ну не мог я довериться мужику на 20кг легче меня. Но не об этом...
Путь наш лежал в город Елец. От Москвы примерно половину для пути, если кому интересно.

По приезду на место наша компания быстро раскинула палатки и легла спать. Ближе к утру мы проснулись от того, что кто-то ломится в палатку. Как-будто кот скребется в дверь. Но нет, это был не кот...

Рога и копыта Корова, Скалолазание, Вор, Сражение, Длиннопост, Домашние животные

Это была огромная чёрная корова. Собственно она выше на фото. Как мы позже выяснили, пастух выводит стадо примерно в том районе, где мы обитали, но почему-то думал что его коровы самые вежливые и благовоспитанные. После того как корова стырила из палатки друзей пирог с сыром, мы решили снять розовые очки с пастуха и рассказали о воришке. Пастух дал обещание разобраться.
Посте утренней зарядки и завтрака наша компания решила что приехали мы ведь не на коров глядеть, а заниматься скалолазаньем и в срочном порядке стала собираться в близлежащее ущелье. Незадолго до нашего отхода наша старая чёрная подруга, отбившись от стада, решила что пирога ей было маловато и надо бы подкрепиться. Подкравшись к пустовавшей палатке наших соседей она видимо представила себя воином, который атакует замок и с неистовым усердием принялась ее бадать. Разорвав полностью палатку она добралась до еды и начала все методично подчищать. Да, все происходило на глазах 15 человек, при этом еще 6 человек пошли искать пастуха. И да, никто не решился её оттащить - это все таки корова под несколько центнеров...
Вкусно позавтракав, у коровы созрело желание добавить пару вмятен автомобилю соседей. Но, самым большим повреждением, на счастье соседей, было отгрызеное боковое зеркало. Не проявив более интереса, мадам ушла в закат оставив зрителям незабываемое впечатления от увиденного.

После пришли соседи, осмотрели ущерб и просто уехали, оставив поле брани нетронутым.

В конце истории хочу оставить фотографии этого удивительного места! И ежа)

Рога и копыта Корова, Скалолазание, Вор, Сражение, Длиннопост, Домашние животные
Рога и копыта Корова, Скалолазание, Вор, Сражение, Длиннопост, Домашние животные
Рога и копыта Корова, Скалолазание, Вор, Сражение, Длиннопост, Домашние животные

Найдены возможные дубликаты

Отредактировал NMPro 1 год назад
+2

Как дети блин..." Огромная черная корова".... Да самая обыкновенная.

Это не бугай, при виде которого икота начинается.

Стоят 15 рыл, смотрит как корова их майно говнит.

Вот вам лайфхак. Берется ветка дерева длиной в 1,24 метра и диаметром 12 мм. Приближаемся к корове и ором произносим заклинание "Ану пошла блядь, хуйня ебаная! Пошла блядь!" И наносим удар корове по крупу ( часть жопы, сантиметров 20 от хвоста на уровне хвоста. Подходить надо сбоку, сзади может лягнуть

Все, мы герой, идем выбирать себе девушку на ночь.

0
Городские! Домашнее животное испугались. А что бы с вами было, если бы вы волка или медведя встретили?
раскрыть ветку 2
0
Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 1
0
Обрыдались бы как минимум, вместо того чтобы спасаться.
0
Это Воргол?
раскрыть ветку 1
0
Угу
0
Палкой ее надо было гнать... Они очень пугливые, а вы ещё пугливее))
Это АЭРОСТАТИКА и АЭРОДИНАМИКА на какой высоте? На картинке масштаб не понятный...
0

Что-то парного молока захотелось

0

Ну хуй его знает! Корову надо было хоть подоить) или пастуху пизды дать!

Похожие посты
2250

В мире животных

В конце августа собрались мы небольшой медицинской компанией в поход. В основном уже не молодёжь, поэтому поход максимально облегчённый – сначала на машинах по асфальту, а как асфальт закончился, машины за малую мзду бросили у деда на хуторе. Ещё десять-пятнадцать километров через лес, пешком, на берег небольшого, но очень красивого озера.


Душевно посидели. Костёр, шашлыки, разговоры. Сначала вспомнили студенчество, потом, куда же без этого, разговор перешёл на работу. Пациенты, начальство, жалобы. По палаткам разошлись уже часа в три ночи.


Ближе к десяти выползаю к костру, а там уже сидит Валерий Петрович, зав. травматологии одной из районных больниц. Сидит, в рюкзаке копается и лицо у него какое-то озадаченное.

- Слушай, - говорит. – А ты сумку такую синюю не видел?

- Не видел, - отвечаю. – А что?

- Ну так и знал. Весь запас хлеба в машине оставил. Мясо есть, коньяк есть, даже мандарины, чтоб их, захватили. А хлеб забыли.

- Вчера же был.

— Это я отдельно пару буханок в рюкзак положил. В сумку не влезли. Теперь от них две корочки остались. Надо идти. А то три дня ещё, а у нас ни крошки.

А до машин, напомню – пятнадцать километров.


- Погоди, - я достал из кармана телефон и полез в одно известное приложение. – Если сейчас вдоль берега озера на север, потом полем километра три, то выйдем к деревне. Там наверняка сельпо имеется. В сельпо хлеб и купим.

- Пошли, - оживился Валерий Петрович. – Заодно и голову проветрим, а то я вчера переборщил с коньяком.


Обогнули озеро, прошли километра два по лесу и выбрались на огромный луг. Хорошо, птички поют, кузнечики стрекочут, лютики-ромашки пахнут. А прямо посреди луга – стадо колхозное, сотня пятнистых бурёнок и храпящий на всю округу пастух.


Приложение в телефоне ведёт нас прямо через это стадо. Коровы оживились, почуяли чужаков, подняли рогатые головы. Откуда-то выкатилась сельская пустолайка, обнюхала наши сапоги, тявкнула и убежала по своим делам. Пастух даже не проснулся. Смотрю – Валерий Петрович в сторону забирает, подальше от стада.

- Петрович, - удивляюсь я. – Ты чего?

- Да ну их, - ёжится доктор. – Давай обойдём.

- Ты коров испугался? Это же стадо домашней скотины, а не волчья стая. Они тебя даже не заметят.

- Давай обойдём, - тянет меня за рукав Валерий Петрович. – У меня из-за этих бурёнок такое лето было, что врагу не пожелаешь.

- Так расскажи, - предлагаю. – Идти ещё долго.


- Да чего тут долго рассказывать. Ты же помнишь, работаю я в районной больнице. И пациентов нам везут не только из города, но и со всех окрестных сёл. Зимой тракторист из Курьянова ногу сломал – ко мне. Весной парни на сельской дискотеке в Затышках подрались, ребра друг другу помяли – опять ко мне. А летом началась у нас эпидемия коровьих травм.


Сначала привезли скотника из Быльково. Противный мужик, пьющий, как большая часть этих скотников. Жизнь у него не удалась, вот на скотине и отрывался. В июне пнул от души какую-то тёлку молодую, а она развернулась и рогами его. Перелом грудины, четырёх рёбер, ну и так, по мелочи, синяки-ушибы. Положили в палату, лечим. Недели не прошло – из соседней деревни доярку привозят. Там другая история. Зимой им ферму ремонтировали, какие-то новые перегородки ставили, окна меняли. Перегородки – халтура. Толщина в один кирпич, ещё и с цементом что-то намудрили. Украли половину, скорее всего. Доярка у перегородки стояла, возилась с аппаратом. А с другой стороны, корова бок решила о кирпичи почесать. Навалилась всей тушей, перегородка и рухнула. Прямо на доярку. Перелом ключицы, ЗЧМТ. Селяне теперь со строителями судятся. В больницу представитель от строительной компании приезжал, доярке золотые горы сулит. Но это уже не наше дело.


А в августе новая история. Два пастуха выгоняли утром стадо. Один постарше, поопытнее, натаскал двух двортерьеров себе в помощь. Второй – обычный деревенский пьянчужка, который летом пастухом, осенью – скотником, зимой – безработным. Пастух из него – так себе, ещё и пьяный вечно. В то утро пришёл как обычно – еле на ногах стоит. Начали стадо выгонять. Пьяница – чуть впереди, опытный с собаками – сзади. Вышли с фермы, к полю подогнали. Коровы траву увидели, заспешили, ещё и собаки сзади нажали. А передний пастух возьми и споткнись. Был бы трезвый – вскочил бы тут же. А пьяный не сообразил. И стадо прямо по нему прошло. Знаешь сколько одна корова весит? Вот то-то и оно. Опять рёбра, ушибы, синяки.

Уже в сентябре школьники из Кирьянова шли с учёбы, да через поле. А там – вот такое же стадо. И пастух, зараза, спит. Решили в тореадоров поиграть. Отогнали одну из коров в сторону и давай её дразнить. Та ошалела, куда не кинется – всюду эти дураки малолетние. Кричат, портфелями машут. Довели животное. Корова взбеленилась и напрямик обратно к стаду рванула. На пути один из тореадоров случился. Догадываешься?

- Рёбра, ушибы, синяки?

- Именно. Поэтому ну их, этих бурёнок. Пошли лучше обойдём.

Мы взяли правее, обогнули стадо. В сельпо купили два пакета черного хлеба и батонов, а когда вернулись, оказалось, что синяя сумка с хлебом нашлась в одной из палаток.

Ну ничего, зато голову проветрили.


Автор Павел Гушинец (DoktorLobanov) рассказ из книги «Сборник номер пять»

В мире животных Травма, Медицина, Корова, Домашние животные, Длиннопост
Показать полностью 1
941

Вишня

Старик вернулся из хлева, вытирая мокрые от слёз глаза.

"Всё", - подумала она, - "ну вот теперь и Вишни нет."

- Не смог я, Анна...

- Что не смог? - не поняла жена.

- Не смог я Вишню...

- Ты что, сдурел, что ли? - опешила старуха.

- Не знаю. Не смог, и всё.

- Что это вдруг?

- Не могу я её... - старик вытер рукавом мокрый лоб и тяжело опустился на табурет, - не знаю, может старый стал, а может, потому, что Вишня...

Старуха поняла, что объяснять бесполезно, и от этого разозлилась.

- А мне что прикажешь, - соседей нанимать на разделку?!

- Не знаю, мать... Но сам не могу. Ты ж её сейчас не видела... Глаза не видела...

Анна застыла в замешательстве. Что такое коровьи глаза перед смертью она и сама прекрасно знала, - сама не раз видела, как плачут коровы перед убоем.

- Петь, - выключив конфорку с кипящей огромной кастрюлей воды, начала, было, она, - думаешь, мне не жалко? У самой сердце обливается кровью от жалости, как-никак, почитай, двадцать годков, но ведь недойная же Вишня, а недойная корова - это ж не просто корова, её ж кормить надо, - сена на всю зиму - стог! А на сенокос сил уже нет, дети не ...

- Да что ты мне объясняешь?! - оборвал её старик, - Я что, сам не знаю?! - И, тыча с силой себя в грудь, почти закричал, - Просто не могу я Вишню, понимаешь ты это или нет?!?!

* * *

Семья Камышей в Даниловке не даром пользовалась уважением - работящие серьёзные люди. Давным-давно, будучи совсем молодыми, они приехали на заработки в этот рабочий северный посёлок из тёплой и солнечной южной полосы. Обосновались. Родили трёх сыновей, с южным размахом завели подсобное хозяйство. Соседям казалось даже, что для Камышей их хозяйство было самым важным делом в жизни - всю свою жизнь они посвятили быкам, коровам, поросятам, курам и прочей дворовой мелюзге. Пётр, среднего роста кряжистый мужик, с широкими плечами и огромными кулаками был похож на кузнеца. Для общей картины не доставало только бороды. Анна - не уступающая мужу ни в росте, ни в комплекции, крепкая женщина, красивая, однако, внешне, с огромным шмаком теперь уже убелённых сединой густых каштановых волос на голове. Такая должна была народить Петру ребятишек с десяток... Но им нечего было пенять на судьбу - все трое их сыновей вышли хорошие да ладные - один красивее другого, - высокие, плечистые, одним словом, родителям гордость, девкам - ночи без сна! Пётр в прошлом сплавщик, а позже, так и не доработав до пенсии, ставший пастухом, и Анна, всегда работавшая заведующей продуктовым магазином, - понятно, гордились сыновьями. Двое старших выучились и стали лётчиками, а младший возил какого-то большого начальника. Все были устроены в жизни, были женаты и имели детей. Именно коровы позволили родителям поставить детей на ноги, выучить, купить дома и квартиры. Однако, старость брала своё, и сил на содержание трёх-четырёх коров уже не было, да и сыновья всё реже могли помочь с сенокосом. Так постепенно с годами в хозяйстве осталась одна Вишня, любимица старика. Любимицей она стала у Петра с рождения, завоевав его любовь самозабвенной своей преданностью. Порой такая коровья любовь вызывала умиление, а порой и злость...

* * *

Тёлочка Вишня родилась слабенькой. Отёл был затяжным и тяжёлым. Потом у Зорьки случился послеродовой парез, и местный ветеринар от бога Павел Афанасьевич попросту перебрался жить в камышевский хлев. Он спал рядом с Зорькой, чем только не лечил её, сам кормил... Анна тоже целыми днями была рядом, и Петру ничто не оставалось делать, как взять заботу о Вишне на себя. Зорьку пришлось зарезать, - она так и не оправилась, и для Вишни Пётр стал и мамой, и хозяйкой. Он, и только он, мог подоить молодую корову. И даже, когда он заходил в хлев не к ней, она не пропускала его мимо - прижимала несильно рогом к стене, и только после того, как получала достаточную порцию ласки, ослабляла нажим, - отпускала хозяина в следующее стойло. Странно, но к Анне она не испытывала и сотой доли тех нежных чувств, которыми сполна одаривала Петра...

* * *

Пришло лето, и вместе с летом пришла пора выгонять коров на выпас. Это был первый Вишнин выпас. Рано поутру хозяин вывел Вишню и ещё двух коров из хлева и повёл в сторону пастбища. Взрослые коровы знали дорогу и сами побрели в сторону реки, оглядываясь и выражая своё коровье недовольство в адрес Вишни, которая то и дело прижималась к Петру, не желая отойти от него ни на шаг.

- Ну, иди же, иди! Я же тут, рядом... - подталкивая Вишню в упругий бок, улыбался Камыш. Так тихонько и добрели они до луга. Пётр прикурил "Приму", угостил охочего до разговоров местного пастуха, "познакомил" его с проказницей Вишней, и за разговорами попросил быть с ней начеку:

- Молодая она ещё, глупая, потеряется, не дай Бог... - с любовью в голосе, выпуская струйку дыма, с улыбкой тихо проговорил он. - И это... - Пётр замялся. - Не надо хворостиной её... Она у меня без хворостины слово доброе понимает. Не надо хворостиной...

Пастух понимающе улыбнулся и кивнул:

- Будет сделано, не переживайте. Будьте здоровы!

Пётр направился в сторону дома и тут же услышал за спиной укоризненный голос пастуха:

- Вишня! Вишня, ты куда?

А Вишня, ни мало не обращающая внимание ни на стадо, ни на его окрик, ни на молодую травку, которая манила всех коров, пошла обратно за хозяином. Ну, а как же иначе? Куда хозяин, - туда и она!

Пётр улыбнулся:

- Ну уж нет, Вишенка, ты тут оставайся, а я вечером приду за тобой! - улыбка Петра стала растерянной, - Вишня даже ухом не повела, - тихонько отмахиваясь хвостиком от назойливой луговой мошкары, она шла домой...

- Вишня! - строгость в голосе не помогла, - Я кому сказал? А ну-ка! - Пётр положил руку тёлочке на хребет и стал направлять её в обратную сторону. Вишня повиновалась. Но не надолго. Как только хозяин пошёл домой, она тут же пошла за ним.

- Да что ж это такое?! Я ж не могу тут с тобой целый день торчать, мне на работу надо!

В этот день Пётр пробыл около коров до обеда, и они с Вишней пошли домой.

Всю дорогу он недовольно ворчал:

- Что, думаешь, я каждый день так с тобой загорать на лугу буду? Я не пастух, я - сплавщик! Давай-ка, привыкай оставаться с Милкой и Мусей... Погоди, ещё вот мать нам с тобою сегодня задаст... И пошевеливайся, я, между прочим, на смену опаздываю!

И Вишня, словно, поняв, что её торопят, прибавила шагу...

... На следующий день Пётр, как посоветовала Анна, попробовал Вишню обмануть. Когда они с коровами пришли на луг, и Вишня замешкалась на лужайке, он опустился на колени и ползком по тропинке стал удаляться от стада.

- Это надо же! Дожил! Кто-нить из наших увидит - на смех поднимут на весь посёлок, скажут, что Камыш так нализался, что идти не может... - чертыхался он про себя. Убедившись, что пропал из виду у стада, кряхтя, поднялся, и, отряхнувшись, оглядываясь, потрусил в сторону дома, довольный тем, что на этот раз трюк удался.

Но радоваться пришлось недолго. Когда он вошёл во двор дома, от увиденного у него отвисла челюсть. На лужайке двора преспокойно паслась Вишня! Увидев хозяина, она укоризненно промычала, что на её коровьем языке определённо означало: "Где ты ходишь? Я уже заждалась тут тебя!"

Вот тут Пётр разозлился не на шутку.

- Ты что, в самом деле?! Издеваешься?! Мне тебя что, к дереву что ли привязывать?!

На его шум в окно кухни выглянула улыбающаяся жена:

- Ну, что, Петь, придётся тебе пастухом стать. Её теперь не обманешь - она теперь дорогу домой знает!

- Ещё чего! - Заорал Пётр. - Тоже мне удумала! Я рабочий человек! Не бывать этому!!! ...

* * *

... Так Пётр Камыш стал пастухом. Радости Вишни не было предела, - она почти целый день проводила с хозяином, вечером он её доил, и она не могла в стойле дождаться следующего утра...

...Так прошли девятнадцать лет. И теперь, когда Вишня состарилась, перестала телиться, а значит, и доиться, Анна, не смотря на сопротивление мужа, настаивала на убое. Об этом около коров вообще не говорили, знали, что те всё понимают. Старик наотрез отказался от помощи сыновей. Он давно для себя решил, что в последние минуты жизни Вишни рядом с ней должен быть только он один. Чтобы не стесняться своих слёз, чтобы никто не помешал прощаться. Но он не подозревал, что прощание со в сущности простой коровой может быть таким мучительным. Он заходил в хлев, подолгу стоял, плакал, уткнувшись в проваленный костлявый бок старой коровы, потом выходил, курил, снова возвращался. Потом для решительности выпил стакан водки. Но это не помогло...

Вишня смотрела на него долгим внимательным взглядом и даже не мычала. Ждала.

И вот, старик, набравшись мужества, перевернул ещё стакан, и, молча, вывел Вишню к месту забоя. Он взял в руки топор, и тут... Вишня подняла голову. Он старался не смотреть в её наполненные слезами большие и добрые чёрные глаза. Сердце то останавливалось, то бешено колотилось от невыносимой душевной боли. А Вишня ... Вишня сама заглянула ему в глаза. Моргнула длинными чёрными ресницами, от чего слёзы в глазах не удержались и потекли по морде...

- Не смотри ты так на меня! Не смотри... - старик положил ладонь на глаза коровы, пытаясь укрыться от этого доброго всепрощающего взгляда. - Думаешь, мне легко... - Вишня, увернувшись от руки, неловко лизнула старику подбородок своим шершавым языком и ... с трудом согнув передние ноги, тяжело опустилась и покорно склонила к земле свою большую чёрную с небольшим белым пятнышком голову. Затихла в ожидании.

- Что ж ты делаешь-то?! - Топор с глухим звуком ударился о мостки, а старик, спотыкаясь, держась за стену сарая, пошёл домой...

* * *

- Она ж сама, сама голову мне склонила под топор!...

- Как?!

- В общем, - заключил старик, - хоть меня самого режь, а Вишню... Вишню не могу, Ань...

"Не дай Бог, сам ещё сляжет!" - подумалось ей. - "Исхудал весь, осунулся, есть перестал, как порешили, что в этом году уж точно будем Вишню резать. Да и Вишня уже три дня от еды отказывается... Как они, коровы, всё чувствуют?"

- Ладно, что с вами сделаешь, - вздохнув, нехотя согласилась жена, - поживём-увидим...

Но тут же на её лице промелькнула лукавая улыбка, и она пригрозила мужу пальцем:

- Но сено для своего ребёнка сей год, как хочешь, заготавливать будешь сам! Вот ни грамма тебе не помогу!!!

Старик счастливо улыбнулся...


Татьяна Старицева

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: