267

Роберт Хайнлайн, про малолетних преступников.

Прочитал я эту книгу, еще лет двадцать назад. И перечитывал вчера. И всегда оно актуально, и грустно, когда актуально особенно. Много букв, для минусов комент есть.


"– А сможете вы дать определение «малолетнего преступника»?

– А а… Н ну, это те самые дети. Те, которые избивали людей.

– Неверно.

– А… Почему неверно? Ведь в учебнике сказано…

– Извините. Учебник действительно дает такую формулировку. Но если назвать хвост ногой, то вряд ли он от этого превратится в ногу. «Малолетний преступник» – понятие внутренне противоречивое, однако само это противоречие дает ключ к разрешению проблемы и возможность понять причины провала попыток разрешить эту проблему. Вам приходилось когда нибудь воспитывать щенка?

– Да, сэр.

– А сумели ли вы отучить его делать лужи в доме?

– Э э… Да, сэр. В конце концов.

Честно говоря, я с этим промедлил – потому мама и решила, что собак в доме быть не должно.

– Понятно. А когда щенок напускал лужицу, вы злились на него?

– Как? Нет, зачем же. Он ведь еще щенок, он же не знает…

– А что же вы делали?

– Ну, я ругал его, и тыкал носом в лужу, и шлепал.

– Но ведь он не мог понимать ваших слов.

– Конечно, не мог, но он понимал, что я на него сержусь!

– Но вы только что говорили, что не сердились на него.

Мистер Дюбуа иногда просто бесил меня – вот так приводя в замешательство.

– Нет, я только ИЗОБРАЖАЛ, что сержусь! Его ведь нужно было приучать, верно?

– Согласен. Но, объяснив ему, что вы им недовольны, как могли вы быть таким жестоким, что еще и шлепали его? Ведь вы сказали, что бедный звереныш не знал, что делает плохо! И все же причиняли ему боль! Как же вам не стыдно? Может быть, вы – садист?

Я не знал тогда, что такое садист, однако в щенках кое что понимал!

– Мистер Дюбуа, но ведь иначе – никак! Вы ругаете его, чтобы он знал, что поступил неправильно, тычете его в лужу носом, чтобы он знал, в чем заключается его проступок, и шлепаете, чтобы ему расхотелось впредь так поступать. И шлепать его нужно сразу же – иначе от наказания ничего хорошего не будет; вы его просто запутаете. И даже тогда он с одного раза не поймет; надо следить, и сразу же наказывать его опять, и шлепать немного больнее. И он очень скоро научится. А просто ругать его – только зря языком молоть. Вы, наверное, никогда не воспитывали щенков.

– Почему же, многих. Сейчас я воспитываю гончую. Этим самым методом. Однако вернемся к нашим малолетним преступникам. Наиболее жестокие из них были примерно вашего возраста. А когда начинали свою преступную карьеру – были гораздо младше вас. И вот теперь вспомним вашего щенка. Тех подростков очень часто ловили; полиция производила аресты каждый день. Их ругали? Да, и зачастую очень жестко. Тыкали их носом в содеянное? Лишь изредка. Газеты и официальные учреждения держали их фамилии в секрете – таков был закон во многих штатах для тех, кто не достиг восемнадцати лет. Их шлепали? Ни в коем случае! Многих не шлепали, даже когда они были малышами! Считалось, что порка или другие наказания, причиняющие боль, могут повредить неустойчивой детской психике.

Я подумал, что мой отец, должно быть, никогда не слыхал о такой теории.

– Телесные наказания в школах были запрещены законом, – продолжал мистер Дюбуа. – Порка дозволялась законом лишь в одной маленькой провинции – в Делавере; полагалась она только за несколько преступлений и применялась крайне редко. Она считалась «жестоким и неординарным наказанием». Лично я не понимаю, что плохого в наказании жестоком и неординарном. Хотя судья должен быть, в принципе, милосердным, все равно его приговор обязательно должен причинять преступнику страдания, иначе наказание не будет наказанием. Ведь боль – основной механизм, выработавшийся в нас в течение миллионов лет эволюции! И этот механизм охраняет нас, предупреждая всякий раз, когда что либо угрожает нашему выживанию. Так почему же общество должно отрицать такой хороший механизм выживания? Но тот период был просто переполнен ненаучной, псевдопсихологической бессмыслицей. И о неординарности: наказание должно выходить из ряда вон, иначе оно не сослужит никакой службы.

Мистер Дюбуа указал пальцем на другого мальчика:

– Вот вы. Что произойдет, если щенка бить каждый час?

– Ну у! Он, наверное, с ума сойдет!

– Возможно. И уж конечно, ничему не научится. Сколько времени прошло с тех пор, как директор нашей школы в последний раз применял к ученикам розги?

– Ну, я точно не помню… Около двух лет. Тот парень ударил…

– Неважно. Времени прошло достаточно много. Значит, это наказание настолько необычно, чтобы быть значительным, предостерегать и послужить уроком на будущее. Вернемся теперь снова к нашим малолетним преступникам. Очень вероятно, что их не наказывали во младенчестве, известно в точности, что не подвергали порке за преступления. Обычно все происходило в следующем порядке: за первое преступление «предупреждали» – и зачастую вовсе без участия суда. После дальнейших проступков приговаривали к тюремному заключению, но приговор обычно откладывался, и юнец «отпускался на поруки». Такой подросток мог быть несколько раз арестован и приговорен, прежде чем его наконец наказывали. Затем его помещали в тюрьму, вместе с другими такими же, от кого он мог воспринять только новые преступные обычаи. И если он не творил особенных безобразий во время заключения, то приговор ему смягчали и отпускали его на поруки – «давали помиловку», на жаргоне тех времен.

Такие поблажки могли повторяться из года в год, а тем временем подросток преступал закон все чаще, все с большей жестокостью и изощренностью – и всегда совершенно безнаказанно, только со скучноватыми, но вполне комфортабельными отсидками иногда. А затем вдруг наступало восемнадцатилетие, так называемый «малолетний преступник» становился по закону преступником взрослым, и зачастую уже через пару недель сидел в камере, приговоренный к смертной казни за убийство.

Мистер Дюбуа снова указал на меня:

– Вот вы. Допустим, что щенка просто отчитали, не наказывая его, и позволили ему пачкать в доме… Только иногда выставляли за дверь, но вскоре впускали обратно, предупредив на будущее о том, что так делать нельзя. И вот в один прекрасный день щенок вырос во взрослую собаку, так и не отучившись пачкать в доме. Тогда вы хватаете ружье и пристреливаете его. Что скажете по этому поводу?

– Ну, это, по моему, глупейший способ воспитывать щенка!

– Согласен. Ребенка – тоже. Но – кто же здесь виноват?

– Понятно, не щенок!

– Согласен. Но все же – объясните свою точку зрения.

– Мистер Дюбуа, – поднялась одна из девочек, – но почему? Почему не наказывали детей, когда это было необходимо для них же? И не пороли тех, кто постарше, когда они этого заслуживали? Ведь такое наказание не забудешь никогда. Я имею в виду тех, кто действительно творил безобразия. Почему?

– Не знаю, – нахмурившись, ответил мистер Дюбуа. – За исключением той причины, что использование этого проверенного временем метода внушения понятий об общественном долге и соблюдении законов в сознание молодежи чем то не устраивало ненаучную, псевдопсихологическую прослойку, именовавшую себя «детскими психологами» или же «социальными служащими». Видимо, им это казалось чересчур примитивным – ведь здесь нужны лишь терпение и твердость, как и при воспитании щенка. Я порой думаю: может быть, им зачем то были нужны эти беспорядки? Однако непохоже на то; ведь взрослые почти всегда поступают из «высших соображений»: неважно, что из этого выходит.

– Но – боже мой! – сказала девочка. – Мне вовсе не нравится, когда меня наказывают, да и ни одному ребенку это не нравится. Но, когда нужно, мама делала это. Когда однажды меня высекли в школе, мама дома еще добавила. С тех пор прошло уже много лет. И я уверена, что меня никогда не потащат в суд и не приговорят к порке – веди себя как следует, и все будет в порядке. В нашей системе я не вижу ничего неправильного – это гораздо лучше, чем – ох, ужас! – когда за порог не ступить, чтобы не рисковать жизнью!

– Согласен. Юная леди, трагическая ошибочность того, что делали эти люди, заключалась в глубоком противоречии с тем, что они намеревались сделать. У них не было научно обоснованной теории морали. Конечно, различные теории на этот счет у них имелись, и они пытались жить по ним, и над их побуждениями я вовсе не склонен смеяться, но все эти теории были НЕВЕРНЫ – половина их была не более чем благими пожеланиями, а другая половина – просто рационализированным шарлатанством. И чем серьезней они относились к делу, тем дальше были от цели. Они, видите ли, считали, что человек имеет моральный инстинкт.

– Сэр… но это действительно так! По крайней мере, у меня есть…

– Нет, моя дорогая! Вы имеете КУЛЬТИВИРОВАННУЮ совесть, тщательнейшим образом тренированную. У человека нет инстинкта морали, он не рождается с ее чувством. Чувство морали мы приобретаем путем обучения, опыта и тяжелой умственной работы. Те злосчастные малолетние преступники не рождались с чувством морали, так же, как и мы с вами! Но они не имели ни одного шанса выработать его – обстановка не позволяла. Что такое «чувство морали»? Это – усовершенствованный инстинкт самосохранения. Вот он присущ человеку от рождения, из него вытекают все аспекты личности. Все, что противоречит инстинкту самосохранения, рано или поздно уничтожает соответствующую особь и, следовательно, в последующих поколениях не проявляется. Это доказано математически и подтверждается для всех случаев. Инстинкт самосохранения – единственная сила, управляющая всеми нашими поступками.

– Однако инстинкт самосохранения, – продолжал мистер Дюбуа, – может быть развит в значительно более тонкие мотивации, чем бессознательное животное желание просто остаться в живых. Юная леди, то, что вы ошибочно назвали «моральным инстинктом», есть не что иное, как внедренная в вас старшими истина: выживание общее гораздо важнее вашего личного выживания. Например, выживание вашей семьи, детей, когда они у вас будут… Вашего народа, если подняться выше. И так далее. Но истинно научное обоснование теории морали – только в личном инстинкте самосохранения! И теория эта должна обрисовать иерархию выживания, отметить мотивацию для каждого уровня этой иерархии и разрешить все противоречия. Мы на сегодняшний день такую теорию имеем и с ее помощью можем решить любую моральную проблему для любого уровня. Личный интерес, любовь к родным, гражданские обязанности по отношению к соотечественникам и ответственность за все человечество. И сейчас уже разрабатываются нормы для межпланетных отношений. Однако все моральные проблемы могут быть проиллюстрированы одной, несколько перефразированной цитатой: «Величайшей любовью наделен не человек, но кошка, умирающая, чтобы защитить своих котят». И однажды вы поймете проблему, с которой пришлось столкнуться этой кошке, и как она ее решила; вы будете готовы проэкзаменовать себя и узнать, насколько высока моральная вершина, которую вам по силам преодолеть. Малолетние преступники были на самом низком уровне. Они рождались с одним лишь инстинктом самосохранения, самым высоким их моральным достижением была хрупкая лояльность к «своим», то есть своей уличной банде. Но различные доброжелатели пытались взывать к их «лучшим чувствам», «проникнуть в душу», «пробудить их чувство морали». ВЗДОР! У них не было никаких «лучших чувств»; опыт показывал им, что все ими творимое – единственный способ выжить. Щенок не получает своих шлепков, а стало быть, то, что он делает с удовольствием и успехом, для него – «морально». Основа морали – долг: понятие, находящееся в таком же отношении к группе, как личный интерес – к индивидууму. Никто не проповедовал тем детям их обязанности в той форме, в какой они поняли бы, то есть вкупе со шлепками. Зато общество, в котором они жили, без конца толковало им об их «правах». И результаты нетрудно было предсказать, поскольку НИКАКИХ ЕСТЕСТВЕННЫХ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В ПРИРОДЕ НЕ СУЩЕСТВУЕТ."

Дубликаты не найдены

+29

Добавлю:

"– Штрафы… – с таким видом, будто глаголет очевидную истину, произнесла молодая. Богдан в ответ только руками всплеснул – и выскользнувший из палочек кусок яичницы взлетел под самый потолок. От таких разговоров Богдан заводился с полуоборота.

– Штрафы! И ты еще толкуешь о справедливости! Ох, Европа! За один и тот же проступок ты неизбежно установишь один и тот же штраф, так? А доходы у людей разные! Для одного, скажем, десять лян – это на шпильки, на сигары дорогие, а для другого – два, а то и три дня жизни. Один без обеда останется, другой даже не заметит. Стало быть, прямая и вопиющая получается несправедливость! А вот кожу свою все ценят одинаково! Дальше. Высшая справедливость требует, чтобы за одинаковые проступки богатый получал все же чуточку более суровое наказание, чем бедный. Ведь тому, кто богат, легче получить воспитание, правда? Значит, невоспитанность у богатого – несколько больший грех. И тут именно так и выходит, ведь у богатых кожа всегда чуточку нежнее, чем у бедных, и они всегда чуточку больше боятся боли! Справедливо, Жанночка! По всем статьям справедливо!"

раскрыть ветку 6
+2
Это из какого произведения?
раскрыть ветку 2
+1
Чем-то напомнило "Выбраковку" Дивова, хоть и не уверен на 100%. Тоже сильная книга.


Апдейт, вспомнил, Хольм Ван Зайчик, "Дело жадного варвара"

0
+1

А это откуда?

раскрыть ветку 2
+5

В гугле вас забанили :)

Ван Зайчик Хольм - Дело жадного варвара.

раскрыть ветку 1
+7
поскольку НИКАКИХ ЕСТЕСТВЕННЫХ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В ПРИРОДЕ НЕ СУЩЕСТВУЕТ."

Ну и оттуда же, развивая тему:


— Сэр! А как же «жизнь, свобода и своя доля счастья»?

— Ах, эти «неотъемлемые права»! Каждый год кто-нибудь да процитирует это великолепное стихотворение. Жизнь? Какое право на жизнь у человека, который тонет в Тихом океане? Волны не услышат криков. Какое право на жизнь у человека, который должен умереть ради спасения своих детей? Если он решит спасать свою собственную жизнь, сделает ли он это по «праву»? Если два человека умирают от голода и каннибализм — единственная альтернатива смерти, какой из двоих имеет больше прав на жизнь? Что до свободы, то герои, которые подписывали тот великий документ, дали обет купить свободу ценой собственной жизни. Свобода никогда не была неотъемлемым правом, ее регулярно приходится покупать ценой крови патриотов, или же она исчезает. Из всех так называемых прав человека свобода — самая дорогая, и цена на нее не упадет никогда. И уж даром она вообще не дается. Третье право — «стремление к счастью». Да, вот уж что неотъемлемо! Но только это — не право. Просто естественное положение вещей, которое тираны не могут отнять, а патриоты дать. Бросьте меня в застенок, сожгите меня на костре, коронуйте царем царей, я буду стремиться к счастью, пока жив мой рассудок, но ни боги, ни святые, ни мудрецы, ни наркотики не гарантируют, что я его достигну.

+4
"онижедети"
+3
одно из лучших произведений. социально- филомофская фантастика. мощная вещь.
+3

Как книга называется?

раскрыть ветку 7
+13
Starship troopers (Звездный десант, Звездная пехота и т.д.)

Ищите редакцию, где есть глава с этой цитатой.

К сожалению, одна из самых популярных редакций этой книги - с огромными купюрами, одна глава вообще выброшена.

раскрыть ветку 5
+7
Фига себе. Видимо в таком виде я и читал. Потому что стилистика и фамилия указывали на эту книгу, а диалога этого, хоть убей, не помню - думал, что-то другое.
+3
Благодарствую)
Был бы очень признателен, за наводку на "правильный" перевод
раскрыть ветку 3
+3
Звездный десант
+11

Рациональное зерно в этом есть. Если бы меня не наказывали за хуйню, которую я творил и не объясняли за что наказание, я бы вырос адовым мудаком.

Но вот с тем что мораль это боязнь наказания не согласен. Мораль это внутренние убеждения человек, черта характера.

раскрыть ветку 1
+1
Именно поэтому есть люди, которые в первую очередь добиваются богатства и связей, чтобы иметь возможность оставаться безнаказанными, а потом уже творят что угодно, а есть и те, кто, имея и богатство, и связи, стопроцентную гарантию безнаказанности - всё равно не будут причинять другим страданий.
+8
Когда я и ещё два балбеса в шесть лет решили устроить печку в дровах, разожгли там костерок, нас поймали родители и так выпороли, до сих пор помню. До сих пор бережно и осторожно отношусь к огню. Дрова были сложены около стены деревянного дома.
раскрыть ветку 7
+5

На мне проверено, что если ты не захочешь менять поведение, то порка бесполезна. Можно тупо упереться рогом и делать то же самое. Ой как меня били, до крови, проводом до шрамов, ломали всякие предметы об голову, например, разделочную доску, но я выстоял. Это было дело принципа. Либо они меня сломают, либо не смогут. Мне пофигу было. Мне нужно было доказать им, что насилием ничего не решить. Кстати, так и не удалось. Они говорят, что видимо мало били. Всё же они у меня в чем-то необучаемы совершенно. Если ты что то делаешь и оно никак не помогает, то логично бы попробовать что-то другое. ) Я знал что боль пройдет. Но поскольку мои родители не такие уж и тупые, то потом они бить перестали как поняли, что это не помогает. Но отчего то до них очень долго доходило. 

раскрыть ветку 3
+2
Били без любви, вот и не помогло. Когда бьют со злостью – у человека вместо разума включается защита и получается как раз как у вас.
0

И в кого ж ты такой упёртый, интересно...

раскрыть ветку 1
-7
Почему три шести летних балбес гуляли без присмотра и имели доступ к спичкам?
Вина только взрослых но выпороли детей. И при этом настолько забили этих детей что они считают это правильным.
Остановите Землю.
раскрыть ветку 2
+1

От всего на свете защитите и от всего опасного отгородить сумеете?

раскрыть ветку 1
ещё комментарии
+5

Для "-"

раскрыть ветку 13
+3

Я прокомментирую. Не совсем верно говорить об отсутствии "инстинкта морали", когда у большинства психически здоровых людей (и даже преступников) имеется эмпатия (работающая за счёт так называемых зеркальных нейронов). Вопрос скорее в том, к кому и когда она проявляется, чем в том, существует она или нет.

раскрыть ветку 11
+2
Ну так инстинкта морали нет, эмпатия есть. Это принципиально разные вещи. Эмпатия гораздо уже. Она работает только в серьезных случаях (причинение сильной физической боли, увечье, убийство) и только при прямой видимости жертвы, то есть от коррупции не убережёт. А у некоторых наоборот - страдания жертвы им доставляют удовольствие.

В то же время несуществующий инстинкт морали якобы должен регулировать все многообразие отношений прямо с рождения. Но на самом деле поведение человека определяется воспитанием и страхом.
раскрыть ветку 10
+4

Зачем?

И почему один?

+3
Одна из пропагандистских книг Хайнлайна, с очень интересно организованным тоталитарным обществом. Своеобразный капиталистический фашизм в стиле юга США 60-х
раскрыть ветку 10
+15
Отчего тоталитарным? Классическая древнегреческая демократия - право голоса только у того, кто прошел военную службу и имеет собственность.
раскрыть ветку 9
+3

Право голоса только у отслуживших. В армии солдат воспитывают офицеры, а в офицеры берут только идеологически правильных.

Уроки идеологии в школе детишкам читают отставные офицеры.

раскрыть ветку 8
+2

а теперь вернемся к реальности. реальность такова, что зачастую одни дети подставляют или намерено провоцируют других, в итоге наказание получают вторые, потому что взрослым лень подробно разбираться в проблемах детей, ведь всё же решается насилием. в результате первые уверяются в собственной безнаказанности, а вторые начинают ненавидеть весь мир, и частенько становятся поехавшими. два социально опасных элемента по цене одного. бинго.

вместо решения причин проблемы, пытаться исправлять последствия при помощи физических наказаний - это так по-человечески.

+2

Вот, собственно, поэтому я и считаю что фильм Верховена - наитупейшая херня. Нет хуже примера того, как можно испоганить книгу.

+1
Могу в ответ посоветовать книгу, которая на примере одного очень известного человека опровергнет заявления данного автора по поводу полезности воспитания через физическое насилие. Автором у нее является Нуэль Эммонс, а называется она «Чарльз Мэнсон: подлинная история жизни, рассказанная им самим». Там очень много интересного сам Чарли рассказывает об этом типе воспитания. Итог мы, к сожалению, знаем.
раскрыть ветку 1
+3
Ой да, кругом же одни Чарли Мэнсоны. Этот аргумент уже разбит в исходном посте, когда нам советуют применять физическое наказание как исключительную меру в исключительных случаях. Чтобы запомнилось.
0

If the only thing keeping a person decent is the expectation of divine reward, then brother that person is a piece of shit.

-1

кратки пересказ "детей надо пиздить!" (с)

-1
А можно как-то... в один абзац.
раскрыть ветку 6
+21

Пропаганда телесных наказаний для спиногрызов на примере дрессировки домашних животных. Автор делает вывод, что зарвавшихся малолеток надо сечь. Быть может даже публично. А все социологи-психологи - дармоеды, их тоже надо высечь.


Последнее - моя догадка из контекста.

раскрыть ветку 5
+4
Спасибо!
+4
Мозг человек заканчивает формироваться к 25 годам. Все это время мы сремительно развиваемся от зверушки к мыслящему существу, что не отменяет эффективности зоопсихологии по отношению к людям, особенно - до 12-15 лет.
раскрыть ветку 3
-25
Чушь какая. Причём вредоносная. Подведение типа базы под оправдание насилия над детьми.
раскрыть ветку 38
+19
О! Либерал образовался! Ловите его!
раскрыть ветку 1
+1
Комментарий удален. Причина: данный аккаунт был удалён
+3
Ага. Хотя может у некоторых дети (пошли в родителей) и по разумности от собак не далеко ушли?
раскрыть ветку 26
+6

Так то дети и есть животные от рождения.

Человеком их сделает воспитание.


И "воспитание" ребенка на базовом уровне ничем не отличается от дрессировки.

За хорошее (нужное родителю) поведение ребенок поощряется.

За плохое (не нужное родителю) поведение ребенок наказывается.


Разница лишь в методах дрессировки.

ещё комментарии
-7
Нет. Преступники любого возраста понимают,что совершают проступок. И причина не в том,что их не наказали,а в том что процент вероятности наказания очень невелик,а само наказание зачастую незначительно.
раскрыть ветку 12
ещё комментарии
+2
Насилие над детьми - это, в первую очередь, отсутствие их нормального воспитания.
Лёгкий шлепок по заднице ладошкой в 2 года, или лёгкий ремешок в 5-7 лет - это отличная альтернатива колонии для несовершеннолетних в 14.
раскрыть ветку 6
+4
Или наоборот. Формирование в ребёнке уверенности,что всё решается силой,кто сильнее,тот и прав,насилие над более слабым-нормально. Я думаю,что опрос тех,кто сидит,покажет что над всеми ними было насилие в семье. И иначе они не умеют. За что бить ребёнка? За то,что родители не умеют,не способны привить нормы поведения,научить правильно жить, объяснить словами. Так может родители будут друг друга бить?
раскрыть ветку 5
0
Не над детьми и не насилия. А наказание малолетних преступников физически.
раскрыть ветку 1
0
Малолетний не ребёнок? Статья предлагает пороть розгами детей. Не преступников! А как средство воспитания. Чтобы не стали преступниками.
ещё комментарии
Похожие посты
Похожие посты не найдены. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: