41

Ребуха (Часть 1 Бессилие) Глава 10. Моя реабилитация началась

Сегодня третий день, как я пишу в дневник по тридцать мыслей. Я подошел к своему наставнику Сереге. Наверное, это был первый раз, когда я сам к нему подошел.
- «Тридцать мыслей, я сегодня допишу. Что дальше?» —спросил я его.
- «Ну отлично. Сегодня на итогах, я скажу об этом и тебе дадут первое задание.» - ответил Серега. Дай хоть посмотреть.
Я дал ему дневник, он немного его полистал и вернул мне. Вроде все хорошо – сказал он.
Я это и без него знал. Леха уже несколько раз смотрел, говорил, что здорово.

После честности спустили в группу Золотых. Сразу втроем. Они выглядели весьма испуганными. Я же делал вид, что я тут уже как рыба в воде. Не знаю, помнил ли меня Ильнур. Похоже придется ждать целый месяц, чтобы с ним поговорить.
Второго звали Иван, ему было тридцать семь лет, и он выглядел как типичный алкоголик. Вот прямо, если бы я его встретил на улице – сразу же бы понял, что он из моей братии. Интересный был третий. Его звали Эдуард. Это был худой до ужаса паренек. Двадцати трех лет. У него странно выпирала челюсть и когда он стоял, он не мог оставаться в покое – тело его буквально ходило ходуном. Из-за челюсти, разумеется, был дефект речи. Он как бы чавкал – говоря что-либо. Наркоман. И как я понял, худоба и челюсть – последствия употребления.
Интересна была и его история. Он тоже приехал в центр сам. Ну как сам, его привезла мама. Но решение было принято совместно с ним. Он осознавал, что портит жизнь мамы, что до сих пор ничего не добился, и обрекает себя вместе с мамой на пропащую жизнь.
Это вызывало у меня какое-то чувство уважения к нему. Мне стало приятно, что я не один такой, который осознал, что натворил слишком много ошибок и приехал в центр.
Именно он приехал в тот день, когда меня спустили в группу.
На теперь уже «не Золотых» поставили границу на новичков до месяца. И теперь нужно было быть предельно осторожным. Нас таких новичков было семь человек вместе со мной. Нам нельзя было разговаривать, долго смотреть друг на друга, сидеть рядом и оставаться в одном помещении одним. Исключением были только утренние процедуры, но и то под присмотром впередиидущего.
Такие границы ставили на всех новичков. И нужны они были из-за того, что считалось, что только что пришедший из социума нестабилен. Он легко поддается тяговым состояниям, все его мысли занимает дом. И общение с такими же нестабильными приведет к постоянной тяге и чего хуже – бегству.
А мне наоборот казалось, что я мог бы им подсказать как себя вести, потому что в их глазах, я уже опытный реабилитант. Но правила есть правила.
За нарушение этого правила, резидента наказывали присвоением ВО. ВО – это такие баллы, которые дают за нарушения. Я долго не мог понять, почему они так называются, оказалось это "В – выданная, О – ответственность". Так вот с этими ВО была своя система. На стене висел плакат – «Набрал 20 ВО не куришь, списал до 5 ВО куришь». То, есть если тебе сразу дали двадцать или больше ВО тебе нужно будет их списать до пяти и только потом можно будет на перекуре покурить. А если ты постепенно набираешь, то можно курить хоть с девятнадцатью ВО, но есть риск, что тебе дадут еще ВО и списывать придется до пяти.
Так вот, за нарушение границ с новичками, автоматом начислялось двадцать ВО. Это говорило о печальном – ты остался без перекура, и может быть даже без нескольких. Зависит о того, за какой срок ты их спишешь. Списывать ВО можно было, помогая «функцинам» (так назывался человек несущий функцию) выполнять их работу. Например, функцине Фармацевт им был Леха – померять утром и вечером давление, раздать лекарства. За каждую такую помощь списывалось четыре ВО. Была функция фотокор – это человек, который делал открытки на даты трезвости и рисовал плакаты. Что-то вроде стен-газетчика. Можно было помочь и ему. Цветоводу помочь полить цветы, а ХД списывал ВО за мытье полов – каждый объект четыре ВО.
ВО были для многих больной темой. Потому, что если ты наберешь пятьдесят ВО, то делаешь уборку всего дома один. И причем не просто уборку, а ПХД. Это еще одна аббревиатура. Кто служил – поймет. Но тут же аббревиатура была нарицательной. Тут так называлась, любая тщательная и качественная уборка. ПХД дома, ПХД стаканчиков, ПХД ершиков, ПХД матов в спортзале, ПХД чего угодно. ВО, кстати, списывали за ПХД больше. Например, ПХД стаканчиков – 10 ВО. ПХД кулера – 8 ВО. Было даже ПХД половых тряпок. За каждую тряпку списывали по одному ВО. Очень удобный способ списывания. Тряпок было штук пятьдесят. Их просто замачивали в ведре и споласкивали потом в другом. Пять минут – ВО списаны.
Но тогда я не знал всех этих способов списания ВО, и мне очень не хотелось их получить. Именно из-за ВО семья не курила в тот день, когда я спустился. В тот день на «честности» всем выдали по двадцать ВО, честно говоря, не знаю за что. И вот сегодня три дня коррекции для меня закончились. И теперь я нес ответственность вместе со всеми. И так же мог получить ВО.
Проблему с новичками еще усугубляла моя память на лица. Я всю жизнь страдал отвратительной памятью на лица. Даже на четвертый день моего пребывания в центре, я мог узнать лишь нескольких людей. Поэтому садился рядом только со знакомыми людьми или подальше от всех. На всякий случай.

Завтрак и обед проходили без хлеба. Хлеб не привезли по каким-то проблемам. И я впервые ощутил, что я не наедаюсь. Что после несладкой каши, полупустого супа и столовой ложки салата, я вновь хочу есть. И только если в социуме, можно было всегда сходить до холодильника или на крайний случай до магазина. То тут нет. Съедалось почти все, а что не съедалось стояло на подоконнике и портилось. Есть вне приема пищи было запрещено. Нельзя было просто подойти и попросить поесть. Поэтому с этого момента, голод в разной степени стал моим постоянным спутником. В социуме я привык есть два раза после шести – семи вечера. Второй раз перед сном, часов в двенадцать. Поэтому к ночи, в животе неприятно ныло. Но ничего поделать с этим было нельзя. Оставалось только смириться.
На качество еды, кстати жаловались многие. А некоторые откровенно возмущались из-за отсутствия хлеба. Что это никуда не годиться. Хлеб всему голова, и так далее. Консультанты и ШК (Шеф кухни) полностью игнорировали эти возмущения.
Я же был полностью с ними согласен. Платились немаленькие деньги за содержание в центре, можно было бы и нормальной едой кормить. Тем более, на сайте было заявлено четырехразовое питание. А по факту приема пищи было только три. И хотя в расписании стояло слово «чайхана» в 18.00, я еще не разу не видел, что это такое.

После релакса, было свободное время писать дневник. Я его уже дописывал. Многие писали дневники на релаксе, я же на релаксе спал и читал. Леха сказал, что это может мне потом аукнуться. Никогда не знаешь, как пойдет день дальше. Я это проигнорировал. Поэтому дописывал дневник после релакса. Я ждал итогов. Сегодня мне дадут первое задание.
Наконец начались итоги. Мой наставник Сергей, рассказал Дмитрию, как у него прошел день и в конце сообщил, что его поднаставный (то есть я) уже готов защищать дневник.
Дмитрий спросил у НСО, проверил ли тот мой дневник – тот ответил да, все нормально.
Дмитрий посмотрел на меня и сказал, давайте поздравим Андрея, он получает первое задание. И все зааплодировали.
Моя реабилитация началась.


(Эта история - личная история выздоровления, с неким художественным оттенком. Все имена и события происходящие здесь художественный вымысел, все совпадения с реальным - случайны)



<!--[if !supportLineBreakNewLine]-->
<!--[endif]-->

Борьба с вредными привычками

2.1K поста9.2K подписчика

Добавить пост

Правила сообщества

В сообществе запрещена реклама, пропаганда религиозных направлений и, естественно оскорбления пользователей или групп пользователей

Подробнее