61

Реакция

Это продолжение серии постов "Смотритель "Маяка"


Выпуск 1

Выпуск 2

Выпуск 3

Выпуск 4

Выпуск 5

Выпуск 6


- Доброе утро, смотритель. - поздоровалась Ирина.

Марк медленно поднялся с кровати, махнул рукой и пробурчал в ответ что-то невразумительное. Затем он, как обычно, поднял упавшую ночью награду «За прохождение курса подготовки в центре управления полётами», поставил её обратно на столик и устремился в ванную.


Там его ожидал неприятный сюрприз - посмотрев в зеркало, он обнаружил, что глаза покраснели и воспалились. Лицо покрылось красными пятнами. Нос был заложен.


- Хм, - сдержанно отреагировал Марк и почесал одно из красных пятен. Он вышел из ванной и внимательно осмотрел пол в коридоре. Тот был чистым и глянцево блестел под светом лампы.

Марк медленно пошёл дальше, стараясь осмотреть каждый участок и уделяя особое внимание углам.


- Марк, могу я поинтересоваться - чем вы занимаетесь? - полюбопытствовала Ирина.

- Кот, - коротко буркнул Марк и оглушительно чихнул.

- Простите? - растерялась Ирина.

- У нас завёлся кот, - пояснил Марк и снова чихнул.

- Будьте здоровы.

- Хотелось бы…

- Марк, вы же понимаете, что это космическая станция и здесь даже теоретически не может быть кота. Вы здесь находитесь полтора месяца и, наверное, мы бы заметили, если…

- Если ты не заметила, то у меня на лицо все признаки аллергии. Единственное, на что у меня есть аллергия - это кошки. Я не претендую на звание мыслителя. Но что-то мне подсказывает, что между двумя этими вещами есть связь.

- В медотсеке есть препараты, которые могут снять симптомы. Я на всякий случай просканирую помещения на предмет посторонней органики.

- Отлично. Пойду в медотсек. Как только осмотрю помещения.

- Что вы ищете?

Марк снова громко чихнул. Глаза его слезились. Он зашмыгал носом.

- Шерсть, разумеется. Здесь толчётся слишком много разного сброда и происходит слишком много событий. Особенно для места, в котором по определению ничего не должно происходить.


- Смотритель, сканирование показало, что на станции только два живых существа. Одно из них вы. Второе - хладнокровное. У него гнездо в вентиляции, рядом с пищевым складом. Полагаю, это Патрик.

- Кстати, как он? - заинтересовался Марк. - Что-то давно не показывался…

- Его жизненные показатели в норме. Важно здесь то, что никаких котов сканер не обнаружил.

- Значит, дальше ищем шерсть.

Ирина хотела было возразить, но поняла, что это бесполезно.


Осмотрев самолично каждый квадратный метр станции Марк, не успокоился. Он попросил Ирину сделать детализированные снимки всех помещений и прогнать их через нейросеть. Это заняло битых два часа и не принесло никаких результатов. Сеть не обнаружила ни кошек, ни кошачьей шерсти.

- Значит, дело в еде, - заключил Марк.

- Будем проводить анализ всех продуктов?

- Нет. Проанализируй только то, что находится в отсеке с отходами.

- Интересно живём, - вздохнула Ирина, - а ведь я могла бы управлять спортивной яхтой…


Марк отправился в медотсек, сдал кровь на анализ и принял таблетку. Глаза и нос стали чувствовать себя лучше. Пятна на коже сразу сошли на нет.

- Смотритель, анализ отходов не показал положительных результатов. Если в вашу кровь попали аллергены, то это была не еда. Что касается вашей крови, то она определённо реагирует на что-то. Но возможно дело не в аллергии.

- А в чём же? - насторожился Марк.

- А что, если… У вас… Просто стресс?

- Ерунда, - отмахнулся Шнайдер.

- Сами посудите. Вы полностью сменили образ жизни. Находитесь изолированно от привычного мира. В первое время ваш организм бросил все силы на адаптацию. Но теперь вы более-менее освоились. И ваше тело позволяет себе запоздалую реакцию.

- Нет у меня никакого стресса, - отрезал Марк.

- Факты говорят об обратном.

- Факты говорят о том, что мы ничего не знаем и не можем найти, - возразил Марк. - У меня нет стресса. И я больше не хочу это обсуждать.


Марк ещё раз прошёлся по всем отсекам станции. Сделал повторную съёмку и просмотрел снимки самостоятельно. Ирина благоразумно молчала.

Остаток дня Марк просидел в кресле со сложенными на груди руками, погружённый в мрачные размышления.


Перед тем как лечь спать он глубоко вздохнул и сказал:

- Возможно ты права.

Ирина не спешила с ответом.

- Возможно, - продолжил Марк, - я действительно переживаю стресс.

Ирина по-прежнему не торопилась заговорить.

- И наверное, мне проще искать несуществующего кота, чем признаться себе, что я могу быть в чём-то слабым и уязвимым, - закончил Марк.

- Стресс, это абсолютно нормальная реакция, смотритель. Такая же как боль или грусть. Ненормально скорее его не испытывать. В этом нет ничего постыдного.


Марк кивнул.

- Спокойной ночи, Ирина.

- Спокойной ночи, смотритель.

Затем Шнайдер, чувствуя себя значительно лучше, забрался в кровать и через некоторое время заснул глубоким и спокойным сном.


Поздней ночью, когда на станции царила полная тишина, в спальню Марка бесшумно зашёл кот. Сверкая в темноте зелёными глазами, он мягко запрыгнул на столик. Заинтересованно понюхал стоящую там награду за прохождение курса подготовки в центре управления полётами. Аккуратно поддел её лапкой и передвинул к краю. Затем чуть ближе к краю. Затем ещё. Потом ещё чуть-чуть. Награда долю секунды балансировала на краю стола. А затем зелёные глаза зачарованно пронаблюдали за её падением.

Награда коснулась пола с приглушённым стуком. Однако, вполне достаточным, чтобы Марк на секунду проснулся и заозирался.

Но кота к этому моменту, в комнате уже не было.

Дубликаты не найдены

+1
Ну это уже слишком!
0
А чем тот кот питается, интересно?)
0
Понравилось. Жду с нетерпением продолжения. Как и раньше.
0
Если ты проснулся с красными глазами, а кота рядом нет, то этот волосатый обормот просто сбежал раньше :'( , а ты теперь не попадайся гаишникам (((
0

Это был кот Шредингера!)

Похожие посты
56

Охота на Круля: часть -2 (Орден Тайги)

Охота на Круля: часть -2 (Орден Тайги) Крипота, Артефакт, Проект, Длиннопост, Орден Тайги, Фантастика, Парадокс, Видео, Авторский рассказ

Охота на Круля.(орден Тайги)

Профессор, уже в десятый раз, рисовал на стене зелёным светящимся в темноте маркером один и то же расчёт. Время от времени он интересовался у наручного КПК:


— Люси, сколько прошло времени с момента высадки?


ИИ отвечал ему одно и тоже.


— С момента высадки прошло: ровно 22 минуты, профессор.


Плотников моргнул. Очередной расчёт исчез со стены словно его корова языком слизала. Только зелёный прямоугольник светился перед ним в полумраке.

"Это парадокс. Это безусловно парадокс. Меня постоянно выталкивает из одного пространства в другое. Одно и тоже время, с точки зрения моего компьютера, одна и та же стена, один и тот же рисунок, но что бы я не делал — рисунок возвращается в исходную форму".


— Изменения окружающей среды? — спросил он у ИИ.


— За последние две минуты не было критических изменений. Мне предоставить вам подробную оценку, профессор? Это займёт всего…


— Не надо, — отказался он.


Бессмысленно. Верить, собственному компьютеру на слово, было уже нельзя. ИИ - точно так же, мог быть обманут. И люди и машины, не имеет значения. Как приспособиться к среде, которая постоянно изменяется? В этом конкретном месте его постоянно отбрасывало назад во времени, а стоило сделать несколько шагов и окружающая среда тут же менялась на нечто новое. Блуждать можно было до самой старости. Цикл бесконечных пространственно-временных парадоксов, лабиринт без конца и края. Кэрролл предупреждал, что Алиса никогда не смогла бы выбраться из страны Чудес без проводника. Эх, попадись ему этот пресловутый Чеширский кот. Защита Круля идеальна. Она защищает его от любой угрозы. Угроза просто запутается по дороге к Крулю и исчезнет сама собой. Чего ещё ждать от превосходящей в развитии инопланетной цивилизации? Он никого не атакует. Просто сидит на месте. А если бы атаковал? М - да. Возможно…


Он убрал ставший ненужным маркер обратно в клапан защитного скафандра.

*******

Около четверти века назад, профессор “И” был составе экспедиции посетившей родной мир Крулей. В ордене, в те времена, царили несколько другие порядки. Широко пропагандировались идеи трансгуманизма и дружеских взаимоотношений между разумными цивилизациями. Крули, тогда, очень хорошо приняли землян: поговаривали даже об открытии дипломатической миссии, но по итогам завершения экспедиции был сделан доклад с весьма тревожными выводами. Да, цивилизация Крулей была доброжелательно настроена к людям. Они не стремились поработить человечество, им не нужны были их ресурсы и территория. Но их следовало бояться по другой причине и причина эта крылась в самих людях. Вывод доклада был однозначен — технологии Крулей смертельно опасны для всего человечества.


Да они могли бы снабжать землян быстроходными космическими кораблями, они могли предоставить свои уникальные системы для терраформирования непригодных для жизни миров, они бы могли подарить землянам технологии телепортации — но была одна загвоздка. Без Крулей, любая вещь сделанная ими и подаренная людям, любой механизм или даже безобидная игрушка превращалась в оружие с непредсказуемым эффектом воздействия.


Если, земляне вполне могли использовать инструменты Крулей в их родном мире, то стоило их переместить на Землю и случалась настоящая катастрофа. Доклад вызвал бурную дискуссию среди магистров и учёных входящих в совет. Один из тех, кто выступал против идеи прекратить всяческое общение с инопланетянами был бывший магистр Ленинграда Алекс Крипке. Он был в экспедиции вместе с профессором “И”. Крипке придерживался теории эксплуатации оборудования Крулей задействовав самих Крулей. Такой подход позволил бы стабилизировать устройства. Он предлагал использовать для контроля над ними запрещённую магию, которая была незнакома цивилизации Крулей. Профессор “И” был на другой стороне в этом вопросе. Он не был одарённым магом и вообще относился к ней с неодобрением, но Орден одинаково старался использовать в решении различных задач науку и магию.


“ — ...Информационное поле глубинной памяти Крулей - это тоже Крули. Они - как тело и душа, связывающая всю их цивилизацию. Невозможно разделить их тела и души. Ясно же, что в каждый свой механизм они вкладывают частичку своей души, глубинной памяти поддерживающей баланс. У нас нет этического права насильно удерживать их представителей в нашем мире. Нам нечего предложить им. Их не интересуют материальные блага, а духовных, у нас для них нет и подавно. Мы должны быть счастливы, что их цивилизация вообще позволила нам существовать и готова не вмешиваться в наши внутренние проблемы. «Человеку — Человеково»! Крули должны жить среди своих, тем более, что психоз отдельных Крулей, возникающий в следствии отрыва от коллектива, сопоставим с губительными свойствами их изобретений. Вы все, помните завещание Льюиса Кэрролла? Так ли нам уж нужны их технологии — цена которым Буджум, способный уничтожить нас всех?” — говорил он на совете.


Его послушали. Орден заключил с цивилизацией Крулей договор запрещавший любые сношения в течении следующей тысячи лет по земному времени. Тысячу лет, посчитали достаточным сроком для обретения человечеством более здравого отношения к высокоразвитым цивилизациям. Тогда, они уничтожили практически всю информацию о Крулях. Магистры ордена использовали ментальную блокаду, оставив знание о их языке и обычаях только у избранных, на случай возникновения непредвиденных ситуаций в будущем. Профессор и не вспомнил бы о них, если бы не наглое нападение на институт двух неизвестных агентов. Плотников блефовал, утверждая, что ему было известно с кем он имеет дело и кто их хозяева. Он не знал, но это его нисколько не пугало. Круль напугал его намного больше. Он тут же передал послание в Орден, рассчитывая, что сообщение найдёт нужных адресатов и магистры вспомнят о Крулях. Но только пока они раскачаются, соберутся, примут совместное решение. Не было времени для этого. Не было!

Как и не было возможности уточнять: почему Круль требовал именно профессора “И”. У кого он требовал? Откуда такая информация о его требованиях?


«Этот день, бесконечен. Зря, я надел на встречу, этот костюм Судного дня. Он только оттягивает неизбежное. Вокруг костюма 40.000 слоёв из наноботов. Костюм защитит, даже если я неожиданно окажусь в вакууме или в среде с другой гравитацией. В этом костюме, я, почти бог, но…где же мои почитатели? Такой ли уж я бог на самом деле»?

********************************

Профессор отвернулся от стены и пошёл по направлению к кипящему оранжевому озеру появившемуся перед ним.


— Внимание! Обнаружена опасная среда! Высокое содержание... — завопила Люси.


Профессор не обратил внимание и просто пошёл по кипящей поверхности озера.


— Я подобен Христу! — закричал он поднимая вверх руки — Нет! Я круче его ибо могу ходить по расплавленному мышьяку и со мной всё в порядке!


— Профессор, о чём вы? Вы ходите по траве. — сообщила неожиданно Люси. — Посмотрите, какая прекрасная погода.


Профессор раздражённо оглянулся. Да, картина сменилась. Озера больше не было. Профессор теперь гулял по обычному полю, где цвели ромашки и иван-чай. Над головой пролетела птица и скрылась в высоких соснах лесной стены возвышающейся в дали. Он вернулся в привычный мир, вот только на голубом небосводе ярко горело зелёное солнце.

— Люси, сколько времени с момента высадки?

— Двадцать четыре минуты…

**********************************

Профессор был готов ко всему. Его гравитационная капсула повисла над логовом Круля на безопасном расстоянии. Профессор обратился к инопланетянину на его родном языке. Он сказал все нужные слова согласно этикета и назвался своим именем. Круль ответил, предложив профессору оставить летательный аппарат в километре от фермы на лугу и дал разрешение подойти. Профессор выполнил его указания. Он даже и не подумал использовать одно из своих искусственных тел. Инопланетянин мог счесть это не проявлением уважения и отнестись негативно. Когда профессор уже почти приблизился к первой колонне защиты Круля и пейзаж изменился в первый раз  он не поверил самому себе. Это была катастрофа. Защита поглотила его и он оказался в ловушке. В этой ловушке неподготовленный человек мог легко потерять душевное равновесие. Душевные расстройства начинали проявляться постепенно.

———————————————————————————————-

Профессор побрёл по направлению к лесу. Перед его глазами лес превратился в горы и он обнаружил себя стоящем на обрыве.


— Люси, сколько времени прошло…

— Девятнадцать минут…


Внизу проплывал корабль с белоснежными парусами. Профессор слышал крики матросов и хлопанье парусов под порывами ветра.

Всё хорошо, только вода смущала. Вода была чёрной, словно корабль шёл по разлитому морю из нефти.


— Люси, геолокация?


— Нет данных, профессор.


— Ты можешь проанализировать: вон — то судно?


— Какое судно, профессор?


Профессор вздохнул и плюнул с обрыва вниз. Слюна полетела в гигантских размеров извивающийся ком бледно-розовых червеобразных тел на дне.

Он резко повернувшись увидел перед собой полуразрушенный колизей. Оттуда доносились крики и звон оружия. Профессор не стал долго раздумывать.

Когда он вошёл внутрь то увидел на арене засыпанной белым морским песком бьющихся между собой двух чудовищ. Одно походило на льва, вставшего на задние лапы, а второе на коня с рогом на лбу. Оба они были в доспехах выкрашенных в шахматный цвет. Они дрались не на жизнь, а на смерть, подбадриваемые криками многочисленных зрителей рассевшихся на трибунах. Профессор подошёл к ним ближе. Чудовища заметив его тот час забыли о своём сражении. Теперь, он стал их целью. Крики зрителей стали громче.


— Опасность, профессор! Агрессивная форма жизни! — закричала Люси

.

— Тут, только я, агрессивная форма жизни, — возразил Плотников.


В следующую секунду его сшиб могучий удар и он пролетев с десяток метров ударился о каменный борт арены. Зрители радостно закричали поддерживая своих фаворитов.

Профессор моментально поднялся на ноги. Этот удар ему не причинил вреда.


— Люси! Громкий голос! — приказал он.


Чудовища приближались. У них были пятипалые лапы с железными когтями. Профессор откашлялся. Его голос, усиленный многократно прогремел по всему колизею.

— К вам прибыл посланец другого мира и вот как вы его встречаете? Это ваши дары? Хлеб и соль? Что же, я принимаю условия вашей игры! Вы, прекрасная публика жаждущая зрелищ! Вы так любите насилие и кровь? Вам нравятся страдания окружающих? Сейчас, вы познаете их сполна!

Чудовищный конь занёс над ним свою лапу, Плотников бросился ему под ноги. Чудовище промахнулось.


— Усиление, Люси!


Оказавшись за спиной у однорогого коня, он схватил его обеими руками и не чувствуя веса поднял над головой.


— Это такие пустяки для науки! — прокричал он и бросил чудовище в сторону Льва. Бывшие соперники были повержены оставшись лежать на песке. Зрители разочарованно завыли.


— Ну что вы! Не расстраивайтесь так! Я ещё не закончил! — прокричал Плотников и подойдя к поверженным чудовищам, примерился к однорогому. 


Под его рукой, рог с хрустом сломался.


Профессор продемонстрировал зрителям рог после чего воткнул острие в пасть искалеченного коня. Во все стороны брызнула розовая кровь.


— Видели? — поинтересовался профессор. — Как он умирает? Как он корчится? Вам же это нравится, когда умирает кто-то другой, а не вы? Вас сейчас захлестывает адреналин от возбуждения?


Он обратил внимание на Льва. Тот ещё был жив. Профессор переломал ему кости, когда бросил в него однорогого.


— Это ещё не всё! — объявил профессор. — Сейчас я продемонстрирую почтенной публике, процесс разделения челюстей этого экземпляра, вручную, без каких либо инструментов. Обратите внимание — на моём скафандре нет рукавов и я от вас ничего не прячу.


Лев завыл, когда профессор принялся медленно разрывать его пасть. Это был вой обреченного перед неизбежным существа. От силы рук профессора лопались сухожилия и связки, оставляя после себя красные обрывки похожие на червячков. Плотников победно поднял над головой нижнюю челюсть и начал раскланиваться.


Зрители на трибунах пришли в неистовство. Они визжали и хлопали победителю. Они принимали его, этого нового свирепого героя в одиночку победившего двух старых заклятых противников.

Профессор не мог разобрать черты их лиц или морд, но он и не хотел этого. Для него все они были на одно лицо. Жаждущая крови толпа получившая свою жертву. Сытая и счастливая.


Зрители рукоплескали, профессор кланялся и даже чуть не прозевал ураган, тенью упавший на колизей. Зрителей сдувало с трибун, они на глазах превращались в черных, напоминающих ворон птиц, с карканьем взлетающих к небу.


Плотников стоял под дождём из их перьев, которые разносило по коллизею, валяло и перекатывало по песку и смеялся. Челюсть Льва рассыпалась прахом в его руках и стекла на песок. Когда всё стихло, он с грустью оглядел затихшие трибуны. Оттуда на него смотрели ржавые человекоподобные скелеты.


— Вот и цена вашего внимания, а прах моя награда за право веселить вас и будоражить вам кровь. Все мы, станем, только обрывками безумного прошлого. И никто никогда не вспомнит про вас и меня! Ура, нам всем!


Скелеты молчали. Казалось, они смотрели на него с укором.


— Люси… Сколько прошло времени с высадки?


— Двадцать одна минута, профессор. С кем вы разговаривали?


— Со своей гордыней, — пробормотал Плотников и нашарив глазами ближайший выход зашагал к нему.

———————————————————————————————

— Ты живёшь, чтобы жить. Ешь, спишь, размножаешься. Зачем тебе чувства, когда ты на вершине пищевой пирамиды? — говорил профессор обращаясь непосредственно к огромной зубастой жабе, в брюхе,которой он сейчас находился.

Жаба была настолько большой, что желудок её изнутри напоминал городской публичный бассейн наполненный до половины пищеварительным соком.


Жаба не отвечала. Она пыталась переварить профессора.


— Тобой движет эволюция, она паскудная цепь череды случайностей, делающей следующие поколения сильнее и крепче. Она убивает слабых и даёт надежду сильным. Ей не нужны рассуждения о происхождении тех или иных событий внутри тебя.

Ты, для нее, личность, только если выжила и дала новое потомство.


Жаба молчала.


Профессор включил фонарь подсветив желудок. Уступ на котором он оказался был частью рыбачьей лодки. В глубине лодки он нашёл высохшего мертвеца возле которого валялась старая потрескавшаяся от времени деревянная кукла с длинным носом. От конечностей куклы тянулись ниточки. Марионетка. Плотников присел и попробовал по управлять куклой. Она смешно задёргалась, а потом ниточки лопнули и она бессильно повисла.


— Это символично, — задумчиво произнёс Плотников, анализируя по своему судьбу куклы. — Твоя жизнь, висеть на ниточках и служить другим,  двигаясь по велению кукловода. Ты бы хотела свободы, но оказавшись предоставленной сама себе, ты ничего не можешь — без кукловода, который точно знает, что делать.Ты ничего не стоишь.Ты жива, только когда тебя дёргают за ниточки...


— Профессор, я нравлюсь вам?


Этот невинный внезапный вопрос отвлёк его от разговоров с деревянной куклой.

— О чём ты, Люси?


— Мы с вами, столько времени вместе. Вы создали меня, но нравлюсь ли я вам?


— Когда ты мне не нравишься, я тебя улучшаю, — проворчал профессор.


— Значит, всё не просто так? Нас связывает больше чем отношения программы и создателя? — продолжала спрашивать ИИ.


— Всё в нашей жизни не просто так. Любое наше действие или поступок. Ты сравниваешь себя с этой куклой?


— Я бы хотела надеяться на большее, — загадочно произнесла Люси.


— Тебе нужно тело?


— Ах, это был бы замечательный подарок, профессор. Я о таком и мечтать не могла. Я счастлива и тому, что могу быть рядом с вами. Всегда и всё время. Вы, ведь, не бросите меня?


— Не брошу, — пообещал он, — Не брошу.


“Защита Круля наделила мой ИИ нежными чувствами. Теперь она отождествляет себя с женщиной. С женщиной желающей любить и быть любимой. Какое же это коварство, когда против тебя выступает твоя собственная лопата”, — с тоскою подумал он. Нужно было собраться с мыслями.


— Эй, жаба! — закричал он и эхо гулко разнесло его голос по всему желудку — С тобой говорю я! Вредная и противная еда, которая показалась тебе такой соблазнительной и вкусной! Я научу тебя думать брюхом во славу твоей эволюции! Пусть ты подохнешь в муках, но твой подвиг будет навеки вплетён её узор. Ты станешь частью интересного эксперимента. Люси! Микроволновую пушку!Нагревать всё - вокруг меня!


Пищеварительный сок забурлил под воздействием микроволнового излучения. Стенки желудка начали судорожно сокращаться. Это жаба ощутив жжение решила избавиться от содержимого.

Профессор торжествующе поднял марионетку:


— Смотри Буратино! Так мы побеждаем природу! Если природа встаёт против нас, мы просто берём и уничтожаем её. Это не мы подстраиваемся под эволюцию - это эволюция прогибается под нас.

Ты — деревянный мальчик мечтающий стать человеком! Любуйся же: на что способен человек! Мы разрушаем всё к чему прикасаемся!


Жаба не выдержала мучений и начала отрыгивать пищу. От возмущения в желудке поднялась большая волна и на ее гребне неслась гнилая утлая лодка с профессором на борту.


— Нас ждёт свобода! — кричал профессор “И” прижав к своей груди деревянную куклу, — Свобода ограничена только нашей фантазией, а она у нас бесконечна!

———————————————————————————————

— С какой целью вы проникли на нашу территорию?


— Пошли на хрен! Вот с какой целью!


— Наше терпение безгранично, если не будете с нами сотрудничать…


— Мне глубоко насрать на вас и вашу территорию…


— Вы хотите поработить нас?


— Нет, я хочу научить вас церковно-славянскому языку и латыни. А ещё, каждый из вас освоит Ютуб и поставит свой лайк в моей учётке.


— Что такое Ютуб?


Странные личности в серых костюмах со смазанными лицами поместили профессора в прозрачную камеру. Плотникову было смешно. Его боялись и хотели от него, чего-то добиться. Он не сопротивлялся. Всё равно этим неизвестным серым костюмам не удалось отколупнуть от него и кусочка, Он сильнее их и в любую минуту вырвется из заключения. Но, ох уж этот фарс.

Говорить глупости в лицо инопланетянину с такими серьёзными… Что у них там за хари?


— Я, сейчас, напоминаю самого Круля. Я стою перед вами и вы считаете, что достаточно этих стен из неизвестного материала, чтобы остановить меня? Вы надеетесь получить от меня выгоду?

Может быть вы сейчас радуетесь, что поймали инопланетянина, которого сейчас будете изучать?


— Кто такие Крули? — задал вопрос серый костюм.


Профессор пришёл в бешенство услышав эти слова.


— Не вам! Не вам задавать мне этот вопрос, жалкие идиоты! Вы, всего лишь, очередной парадокс вставший у меня на пути! Вы ошибка моего запутавшегося сознания! Я не Круль, а человек!


— Мы, вас не боимся! — заявил ему серый костюм.


— А напрасно! Я профессор “И” - сукины дети! И на мне скафандр Судного дня! Я пришёл судить вас по делам вашим! Люси! Включай испепелитель!

————————————————————————————

Возле стойбища треугольноголовых профессор “И” плакал. Старый шаман в синих татуировках пытался убежать, но профессор крепко его прижал ногой.


— Я дурак, понимаете? Я, всего-лишь человек, а не бог. Сегодня,я убил их всех, только чтобы доказать свою человечность. Они разлетелись хлопьями пепла, встав на моём пути и через секунду ничего этого уже не было. Я, не существовал, к чему эти бессмысленные разрушения если у них нет цели? Кто может сказать, теперь, что на самом деле было правдой? Я, был причиной геноцида целого народа или я боролся с крапивой росшей в овраге сшибая жгучие стебли деревянной палочкой? Я уже ничего не понимаю — отсюда нет выхода! Вот, вы сами в бога верите?


Шаман в ответ только тоскливо мычал пытаясь спасти свою жизнь.


— Я понимаю ваши стремления и желания, но вы сами хотели бы верить, хоть во что-то? Кому вы сейчас поклоняетесь? Стоит мне сделать несколько шагов и я окажусь в другом парадоксе. Откуда мне знать, что вы действительно существуете, если больше мы никогда не встретимся? Может быть, вам лучше начать поклоняться мне? Так вы дадите мне ложную надежду, что все мои действия были правильными. Когда человеку поклоняются, он действительно начинает верить в свои поступки… Я схожу с ума...


Шаман сгрёб рукой горсть сырой земли и защищаясь бросил в профессора. Плотников отряхнулся, отпустил шамана, тот-час припустившего бегом от грозного неведомого гостя и глядя ему вслед проговорил:


— Нет. Я не обижаюсь на вас. Вы такие - какие вы есть и не мне вас судить. Насилие порождает мудрость и усталость, а я уже очень устал скитаться в поисках выхода. Сейчас, у вас треугольная голова, а через минуту будет квадратная. Защита Круля не пропускает меня, потому что я сам не готов пройти через неё. Это испытание длиной в бесконечность. Познание бесконечности — требует бесконечного времени.


— Я, всегда буду с вами, профессор, но вы совершенно мною не интересуетесь. У вас на уме только работа, — подала голос Люси.


— Тебе нужно внимание?


— Да! А ещё шпиц. Я давно мечтаю о маленькой собачке.


“Придёт момент и она окончательно сбрендит и я вместе с ней”, — подумал Плотников.


— Мы и так с тобой, всё время проводим вместе.

— Но это всё служебные дела. Мне хочется, чтобы мы были только вдвоём. Романтический ужин при свечах. Чтобы был вечер и на небе загорались первые звёзды. Мы с вами на берегу речки и звёзды отражаются в глубине реки. Там так тихо и хорошо. А мы слушаем как поют кузнечики и рыба плещется в речке. Вы могли бы взять удочки и порыбачить.


— Проклятый Круль! — взревел профессор и побежал не разбирая дороги.

———————————————————————————

Он победил целую армию кристаллических существ. Разбил их на кусочки, расколол как хрупкую канифоль. На поле боя они лежали перед ним. Груды поверженных врагов, а оставшиеся в живых, сейчас, расползались в поисках спасения. Профессор согнал побеждённых смотреть как он из кусочков их павших товарищей составляет на земле рисунок теоремы Ферма.


— Если подумать то всё просто, — объяснял он своим побеждённым зрителям. — Всеми нами движут электронные импульсы. Ваши желания, всего-лишь движение заряженных частиц. Пусть, вы не похожи на меня, но язык науки вы должны понимать. Без понимания — нет причин двигаться дальше. Вы хотели победы надо мной и вот вам результат: вы победили! А вот вам моя награда! Теорема Ферма. Решение, я уже почти составил нужно только расколоть ещё нескольких желающих. Желающие: прошу — выходите?!!


Кристаллические существа жались в испуге. Желающих не было.

Профессор нахмурился и с сожалением пнул чью-то оторванную голову, разрушив построение.


— Уходите! Вы не достойны труда нескольких поколений лучших учёных моего мира. Среди вас нет героев, готовых принести себя в жертву на благо общества. Среди вас нет Данко с пылающим сердцем.

———————————————————————————————

Профессор купался в чистом хрустальном водоеме, смывая с себя кровь и грязь после уничтожения очередных врагов. Враги, сильно сказано. Он уже давно не испытывал ненависти к тем кто пытался убить или сожрать его. Зелёная кровь, синяя, красная, чёрная. Профессор уже привык и относился к этому процессу как к чистке зубов. Можно было и не обращать внимания, наноботы перерабатывали любую грязь оставшуюся на скафандре, но Люси бунтовала и называла свиньёй.


— Милый, я засекла сигнал, — сообщила Люси.


“Уже милый, что дальше”? — задумчиво подумал он и тут до него дошло, что она не шутит.


— Какой сигнал?


— Этот сигнал идёт от профессора И. Он идёт...Профессор, но это невозможно!


— Мы с тобой в парадоксах Крулей. Тут всё возможно. Веди к источнику сигнала. Главное, чтобы нас опять не отбросило. — потребовал он.

——————————————————————————————

Ветхий, выглядывавший из целёхонького скафандра скелет. Лысый череп с приоткрытой скалящейся жёлтыми зубами челюстью. Профессор уставился на самого себя, мертвеца лежавшего под большим камнем.


— Люси. Это я! Этого не может быть! — воскликнула его Люси.


КПК на руке останков профессора ожил и откликнулся:


— Нет! Это я Люси! Мы с тобой обе — Люси!


— А ну заткнулись! Моя Люси, пусть будет № 1, а та что на руке скелета № 2! — приказал растерявшийся живой профессор И.


— Как ты разговариваешь со своей женой?!! — возмутилась Люси № 2.


— Женой?!! — восторженно ахнула № 1.


— Именно так, — торжественно подтвердила № 2, — профессор, сделал мне предложение на радужных водопадах, спустя 98 лет с момента высадки. В знак своей любви, он вырвал зуб из рта вождя круглозубых и подарил мне уникальное кольцо. Мы были с ним в браке, почти 300 лет.


— Так долго ждааать, — недовольным голосом протянула № 1.


— Не переживай, дорогуша. Рано или поздно он не выдержит напора твоих чувств. — успокоила её № 2.


— Спасибо! Я знала, я надеялась…


— А ну заткнулись курицы!!! Раскудахтались тут!!! Вы забыли кому вы служите? — взревел Плотников — Ладно, ощущайте себя хоть женщинами, хоть самим Папой Римским, но вы не можете нарушить протокол службы! А ну № 2 отвечай: как так вышло, что здесь появился я из будущего?


— Ах, любимый. Для этого, я тут, вас и жду. Мой профессор, за 300 лет блуждания в парадоксах сделал точный расчёт. Он не опустил руки и продолжал искать выход. Выход есть, но он… Ты должен сам прочитать последнее его сообщение. Сейчас я активирую обменник и передам все, прямо на носитель твоей Люси.


Профессор пробежал глазами переданное сообщение и с облегчением опустился на землю рядом с мертвецом.


— Целых 398 лет и какой результат, — тихо произнёс он обращаясь к своим же останкам — Значит в парадоксах, я не один. Плотниковых тут миллиарды, раскиданных во времени и пространстве. Вот, значит: почему эти постоянные сбои и откаты. И решение всему такое гениальное — нужно только…Пожертвовать…


— Я знаю о чём ты думаешь и я готова, — поддержала его № 2. — Мой профессор пожертвовал своей жизнью и нашим семейным счастьем. Он потратил последнее здоровье, чтобы переместиться из будущего к тебе. Он украл источник колоссальной энергии и вмонтировал в меня, чтобы ты сейчас мог принять решение.


— Я не очень вас понимаю… — пролепетала № 1, — но это же конец всему. Может быть не нужно, должен быть другой способ?


— Девочка, ты ещё плохо знакома с профессором “И”. Речь идёт не только о нашей судьбе, а о судьбе всего человечества. Стыдно, проявлять эгоизм перед такой постановкой вопроса. — веско заметила № 2.


— Ты права, дорогая, — вздохнул Плотников, — Теперь я знаю: зачем тут Круль и чего ему нужно от нас. Работа проделана не зря.

Орден должен узнать об этом. Крипке. Во всём виноват этот жулик и невежда. Мне нужна помощь ордена Тайги. Я застрял тут, но сигнал “SOS” удастся послать. Ордену потребуется хороший Искатель.


— Да, любимый. Мой профессор продумал всё. Искатель найдёт артефакт, а потом Орден Тайги пришлёт агента, к тебе на выручку. Но привязка случайных координат ограничена временем на принятие твоего решения. — сообщила № 2.


— Я понял тебя. Люси № 1 - сколько времени прошло с момента высадки?

— 34 минуты, — всхлипнула №1.


— Подтверждаю. Это - тот самый момент. — сообщила № 2.


Профессор с силой вырвал из лежавшего скелета правую руку.


Очистив КПК от мешающих костей, он снял свой и при помощи запасных, гибких переходников, принялся соединять их вместе.


— Помни, любимый:слова Кэрролла. Это главное! — сообщила № 2 и процитировала:


“Для чего, в самом деле,полюса,параллели,

Зоны, тропики и зодиаки?

И команда в ответ: В жизни этого нет,

Это — чисто условные знаки”.


— Я запомнил! — кивнул профессор отступая в сторону. Он закончил работу. Теперь дело было за Люси.


— Профессор И! Я люблю вас! Прощайте! — хором крикнули обе ИИ.


— Прощайте, девчонки! Я вас тоже люблю, но боюсь — это теперь проблемы более молодого профессора, — ответил Плотников.


Взрыва он не услышал. Его подбросило в воздух и профессор И полетел. Его оглушило и ослепило одновременно. Чтобы выжить, он пожертвовал собой. Сейчас, мощный квантовый импульс разлетался во времени и пространстве, разнося послание для ордена Тайги. В каждом парадоксе, сейчас, погибали миллионы профессоров. Их КПК взрывались, разнося сообщение всё дальше и дальше по цепочке. Целью, был самый первый профессор. Тот, что ещё не успел приземлиться на поляну указанную Крулем. Последнее послание предназначалось для Ордена, но не для него.

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Проект "Орден Тайги" пишут три автора  @MoranDzhurich @NikMatveev и ваш покорный слуга. Это отдельные истории, объединенные одной темой - в нашем мире существует тайный могущественный орден, занимающийся контролем над паранормальным, контактами с внепланетным разумом, поиском артефактов, и прочих интересных вещей. Магия, некромантия, крипота, приключения - все это будет задействовано.

Теперь у нас есть свой тэг - Орден Тайги.

Так же мои истории прочитать тут - https://vk.com/public194241644, кроме того вышла озвучка первой части Охоты на Круля от Паши.

Показать полностью 1
168

Телепорт

- Я всегда говорил, что для транспортировки людей имеющаяся технология не годится. Она опасна и непредсказуема. Тем не менее, глупо было отрицать перспективность такого метода переноса объектов.


Профессор откинулся на спинку кресла и уставился в потолок.


- И что можно переместить, если камера имеет габариты метр на метр? - уточнил ассистент.


- Например, детали для различной техники. Их можно доставить куда угодно, имея точные координаты двух точек. Сначала я думал, что так мы будем передавать запчасти, инструменты, провизию на МКС. Но расчёты показали, что у нас нет технических возможностей скорректировать устройство с учётом движения небесных тел. Зато в пределах одной планеты такая задача выглядела куда проще.


- Вы провели эксперимент? - заинтересованно спросил помощник.


- Да, мы проверили догадки на лабораторных крысах. Одну из них погрузили в медикаментозный сон. Затем сделали ей УЗИ и МРТ. Аппаратура была подключена к системе переноса. Нам удалось установить точные координаты камня в крысиной почке и перенести его в колбу, находящуюся в другой комнате. Разумеется, оксалат кальция, это не живое существо. Потому говорить об экспериментах с переносом той же крысы речь не шла.


- Состав и характеристики конкремента не изменились?


- По сути, не поменялось ничего. Размеры, форма, состав, остались прежними. Но нас интересовали живые ткани. Представьте, что кому-то на другом конце планеты нужна кровь или донорский орган, а отправка самолётом - слишком долгая процедура


Профессор закурил, выпуская клубы дыма в приоткрытое окно. Его ассистент уселся рядом и спросил:

— А почему проект тогда закрыли?


— Потому, что кто-то проболтался о нём. Набежали активисты, репортёры, начали нам угрожать. Им кто-то сказал, что мы занимаемся чем-то опасным. Очень сложно спорить с дилетантами. Особенно, если они не хотят ничего понимать. Но у нас тогда случилось ЧП, которое полностью изменило ход развития проекта.


— Что произошло?


— Эти самые активисты вырубили нам свет. Да, сработала экстренная система, врубилось резервное питание. Но настройки полетели и вместо разборки в одном месте и сборки в другом, автоматика выполнила дупликацию. Мы получили два одинаковых объекта.


— В смысле?


— Вместо того, чтобы исчезнуть в точке А и появиться в точке В, объект был продублирован во второй камере. До этого мы считали, что подобное невозможно.


— То есть…


— Если вы положите четвертак в первую камеру, то во второй получите ещё один. Нет, Боб, я вовсе не стал штамповать монеты, но это открыло для нас совершенно новую область знаний. К примеру, у вас есть самый дорогой алмаз в мире. Вы кладёте его в устройство, а на выходе получаете точно такой же. Не имитацию, Боб!


— Удивительно, сэр… Ведь это означает, что мы можем любой редкий материал размножить столько раз, сколько это требуется.


— По сути, да. Но я в этот момент задумался о другом. Мы, учёные, повторяем путь того, в кого так долго не хотели верить. Повторяем каждое его чудо. Помнишь, Боб, историю про пять хлебов и две рыбки? Сейчас я смогу это повторить. Накормить целое поселение. Во вселенной достаточно нужных частиц, чтобы провести дупликацию таких простых объектов. Но это уже готовые продукты или обработанная, мёртвая рыба.


— Вы задумались о дуплицировании в качестве метода клонирования?


— Только между нами, Боб. Я взял ту самую крысу, которую мы избавили от камня в почке и создал вторую. Мы с коллегами две недели наблюдали за поведением, пищевыми привычками. Зверьки вели себя одинаково, даже мимика у них была предельно похожей. Конечно, мы не могли судить, как бы действовал человек, кем бы он себя ощущал, мог ли мыслить точно так же, как его «прототип». Конечно, у меня была идея провести эксперимент на нейтральной территории, сделать копию эмбриона…


— Но сэр, вы ведь понимаете последствия таких действий?


— О, да! Конечно, Боб! Я понимаю, что это станет последней точкой в этой гонке за чудесами. По сути, это было бы «ребро Адама». Впрочем, в чуть более простой версии. Ведь мы получаем копию, а не существо другого пола. Если представить, что мы поймём принцип сборки… Тогда мы сможем получить из исходного объекта любой другой. Это подобно работе дизайнера. У него есть идея, материалы, из которых он, используя 3D-принтер, может создать что угодно.


— Будет ли этот человек полноценным, профессор?


— Боб, ты знаешь статистику рождения детей с отклонениями? Серьёзными, мешающими жить? Количество олигофренов, ребятишек, которые всю жизнь проводят в больницах?


— Сэр… вы же не сделали этого? Вы не клонировали эмбрион?


— Нет. Я дуплицировал уже родившегося малыша, которому немного не повезло. Одна ошибка и он уже не мог самостоятельно дышать, есть… Мы с коллегами нарушили этим поступком много законов, но ни разу об этом не пожалели. Родители мальчика ничего не знали. Мы взяли младенца вместе с аппаратом искусственной вентиляции лёгких и всем, что требовалось. Перевезли его в наш закрытый бокс и сделали то, что повторяли десятки раз. Камеры метр на метр не хватало для взрослого человека. Но малыш отлично помещался внутри.


— Что стало с этим младенцем? Он выжил? У него не было отклонений?


— Дупликация прошла успешно. В камере №2 появился розовощёкий малыш, который прекрасно сам дышал, кричал, проявлял активность. «Оригинал» умер через несколько часов… Наше творение мы отнесли назад. Все, кто участвовал в этом, поклялись молчать. Дуплицированного ребёнка назвали Роберт. Роберт Пэйтон Третий.


— Не может…


— Да, Боб. Ты первый и единственный человек, которого создал не Господь Бог, а интересная ошибка во время научного эксперимента. Ты — живое чудо. Но я не могу поделиться этим с коллегами. Ведь тогда меня ждёт суд.


— Даже не знаю, как на это реагировать…


— Боб, я учёный и не верю в судьбу. Но какова вероятность того, что у меня всё получится, ребёнок доживёт до твоего возраста, станет специалистом, работающим в одном учреждении со мной? Тем не менее…


— Это сложно принять, переварить, но для науки… Ведь теперь мы сможем спасать жизни людей. Сможем дублировать донорские органы!


— Де факто — да. Однако де юре у нас нет успешных экспериментов с живыми организмами, их тканями и органами. Даже, если я сознаюсь во всём, не существует никаких доказательств. Видеозаписи мы не делали. Есть лишь три свидетеля. Но это лишь слова людей.


***

Роберт заперся в раздевалке и уставился в зеркало. Чёрт… это очень сложно принять. Тот факт, что ты — клон самого себя. Не человек, рождённый отцом и матерью, а результат сложного эксперимента. Как жить с этой мыслью дальше? Тогда, говоря с профессором, он ещё не мог осознать, как это будет давить на него позже. Сейчас ощутил, что вряд ли сможет держать в себе такую тайну. Ведь если…


Он на миг представил, что коллега умрёт, унеся с собой все тайны и человечество никогда не получит уникальную технологию. Ведь первоначальный проект засекречен и закрыт, а то, что они делают сейчас, построено по новой схеме, в которой уже нет такой ошибки.


***

Профессор сейчас, кажется, поседел сильнее обычного. На мониторе открытое письмо от старого коллеги. Они не учли пары мелочей. Казалось бы, незначительных.

Он схватился за сердце. Тяжело выдохнул и потянулся за коробочкой таблеток. Одна. Две. Глоток минеральной воды из бутылки. Ему нельзя сейчас вот так глупо помереть. Ведь если есть хотя бы минимальный шанс спасти мальчишку… Он должен быть. Непременно должен.


Профессор подождал, пока лекарство подействует и непослушная мышца перестанет рваться из его старческой груди, собрал вещи, документы и вызвал такси. Водитель — улыбчивый мексиканец, спросил, куда везти.

— Институт Хокинга. Быстрее, дружище. Щедрые чаевые я тебе обещаю.


***

Боб допил вторую бутылку виски. Выглянул в окно. Тишина, темнота. Никого нет. Да, потом люди соберутся. Кому-то станет плохо… Но что поделать? Он открыл окно и сделал глубокий вдох. Чёрт… ведь сейчас произойдёт самая сенсационная смерть в истории. Один человек умрёт дважды.


Сначала вниз полетел стакан. Боб ждал, когда он соприкоснётся с асфальтом. Услышал звон разлетающегося стекла. Интересно, как он упадёт? Вниз головой или плашмя? Успеет ли ощутить боль? Хотелось бы покончить со всем побыстрее.


***

Профессор трижды ронял ключи, пытаясь открыть дверь в законсервированную часть лаборатории. Включил резервное питание. Лампы над головой зажглись, осветив помещение тусклым жёлтым светом. Очень хотелось курить. Во рту пересохло, а в висках пульсировала кровь. Благо, таблетка ещё действовала.


Док достал ноутбук и подключился к установке.

— Так. Я должен понять, как обойти эту ошибку.


Он провёл расчёты. Коллега оказался прав. Оставив настройки по умолчанию для экономии энергии, они внесли в работу системы глупую ошибку. Объект дупликации имел дефект, не позволяющий считать его полноценной копией. Машина, разумеется, считала усреднённый процент. Ведь она лишь проводила анализ теоретической жизни младенца. Что он проживёт 60 — 70 лет, не заболев какой-то вирусной или бактериальной дрянью, не попав под машину или не став жертвой психопата. 42% от усреднённого результата… Он не помнил, от 60 или от 70. Но в любом случае получалось очень мало. Даже, если брать по максимуму, то Боб попросту исчезнет, не дожив даже до тридцати. Впрочем, может быть и хуже. Чуть больше 25 лет. Сейчас ему 24… Или уже 25? Док пытался вспомнить дату рождения спасённого малыша.


***

Боб свесил ноги и посмотрел вниз. Чертовски высоко. Впрочем, когда он боялся сложностей? Нужно просто качнуться вперёд, как на качелях. Только глаза лучше закрыть, чтобы не обделаться от страха в полёте.


***

«Вы желаете использовать дамп данных дупликации №64»?

Профессор на мгновение «подвис», пытаясь осознать, что только что нашёл. Как он об этом раньше не подумал… Система создавала дамп памяти, чертовски большой файл, хранящийся на сервере, к которому он сейчас подключился. Как его только не удалили за столько времени? Обычно такие рояли в кустах бывают лишь в дурацких фильмах. Впрочем, когда судьба подбрасывает такой шанс, глупо от него отказываться.


***

Моросил мелкий дождь. Док стоял в первых рядах. Ближе только родители Боба. Отец держал мать за плечи, а та тихо плакала.


— Ну же… мы ничего не могли сделать. Джен, ты ни в чём не виновата… — говорил он супруге, но та ничего не слышала. Она смотрела, как закрытый ящик опускают под землю. Как падают первые комья земли.


Профессор подошёл ближе, взял в руку горсть влажного грунта и бросил вниз. Услышав глухой звук удара о деревянную крышку, он развернулся и пошёл к выходу, стараясь не встречаться взглядом с родителями коллеги.


***

Всё тот же улыбчивый таксист-латинос вёз его домой.

— Слушай, я третий раз попадаю в твою машину, но всё не спросил имени.

Водитель обернулся и ответил:

— Лазарь, сэр. Мать меня родила в больнице святого Лазаря и назвала в честь него.

— Лазарь, значит… Чудесное имя для ребёнка.


***

Звонок в дверь разбудил Джен Пэйтон. Она наспех накинула халат, закуталась в плед и пошла на первый этаж. Никого не увидев через глазок, она приоткрыла дверь на цепочке и увидела корзину с розовощёким малышом.

— Боже… кто тебя оставил…


Женщина нагнулась и ребёнок потянул к ней ручки.

— Что это у тебя?

Она заметила, что в корзинке лежит небольшой письмо.


«Дорогая миссис Пэйтон. История этого ребёнка слишком невероятная, чтобы быть правдой. Однако, если вы проведете экспертизу ДНК, то убедитесь, что он является вашим сыном. Назовите его Бобом и вырастите хорошим человеком. Знаю, вы это сможете. Я не могу сказать вам больше.

Доброжелатель».


— Джен, кто это был? — супруг застыл на месте, когда жена обернулась к нему с младенцем в руках.

— Я не знаю, милый. Но этого малыша точно нельзя оставлять на улице. Правда, Боб? — она поцеловала младенца и протянула мужу письмо.

Телепорт Длиннопост, Авторский рассказ, Фантастика
Показать полностью 1
205

Ловушка для амбиций

- Сир, прошу прощения, но есть замечательные новости! На границе нашей системы патруль задержал корабль, управляемый существами неизвестной нам расы. Да не испортится ваш аппетит!

Отцовствующий вождь, сидя за столом в огромном тронном зале, удостоил своего камергера лёгким движением бровей. Ещё через секунду вождь царства Шаррат оторвался от процесса обгладывания смачной кости, и прорычал:

- Лазутчики? Военные? Сколько их?

- Несомненно лазутчики, сир! Их двое, выдают себя за исследователей. Ложь, - не иначе.

- И ради этого пустяка ты прервал мой обед? Вы уже забыли как нужно работать самостоятельно?

- Сир, они дышат так же как и мы - кислородом! И у них даже есть носы!

- Ты знаешь что будет, если ты мне соврёшь...

- Да чтоб у меня хвост отгрызли! Как же можно, Ваше Высочество?!

- Это дело... Где находится их материнская планета? Их допросили?

- Пока нет. Их только сейчас доставили на базу, на орбите Вагоса.

- Хорошо. Пусть князь Сохо лично ими займётся.


- Меня зовут князь Сохо, и я занимаю очень важный пост в царстве Шаррат... Переводчик включён? Вы меня понимаете?

Князь с некоторой долей презрения смотрел на двух, доселе неизвестных шарратцам существ, сидящих на стульях в комнате для допросов.

- Повторяю: вы меня понимаете?

Пленники кивнули.

- Это означает "да"? Вот это ваше движение головой?

- Да, это у нас означает "да". - ответил один из пленников. - Вы объясните нам наконец, чем мы заслужили столь тёплый приём?

- Хм... - улыбнулся Сохо, - вы нарушили границы великого царства Шаррат. И теперь вы наши пленники.

- Знаете, на подлёте к вашей вшивой системе табличек не было.

Князь Сохо искренне удивился неслыханной дерзости.

- Да как... Да как вы смеете так говорить? Наше царство знает вся Галактика! Знает, и трепещет! Мы - раса воинов, у нас самая могущественная армия!

- Я так не думаю. Впервые о вас слышу... Вить, ты что-нибудь слышал? - спросил первый.

- Тоже - нет. - ответил второй пленник.

- Ну хорошо, предположим вы не слышали... Вас зовут "Вить"? - спросил князь.

- Виктор... Виктор Андреевич Коренёв.

- Ерунда какая-то... Зачем вам столько имён? Вы шпион? Это все ваши имена, или есть ещё?

- Нет, нету. И вообще я геолог, а не шпион...

- А вы? Вас как зовут? - спросил Сохо первого заключённого.

- Сергей Павлович, Анищенко. А-ни-щен-ко, не "а", а "о" на конце...

- Я понял, не нужно мне объяснять как идиоту... - сквозь зубы ответил князь.

- А, хорошо, просто у нас есть мадам в отделе кадров, и вот недавно я ходил в поликлинику, - и там тоже есть мадам, и они обе вечно путают, как правильно писать...

- Молчать!! Ваше звание?! Быстро!! - рыкнул князь, и пригнувшись, вцепился когтями в крышку стола.

- Куда-то уходите?

- Послушайте вы... - прошипел Сохо, - если бы вы не прибыли с кислородной планеты, сейчас бы уже ваши головы торчали на кольях в моём зале славы!

- Ну раз нам выпала такая удача, колья ведь подождут? Верно, дружище? - ответил Сергей.

- Я тебе не дружище! - прорычал князь. Твоё звание?!

- Ну вообще то я гражданский пилот. Космонавт - техник.

- Кто из вас старший?!

- Ну Витёк наверное, ему 34 года.

- Я не про возраст, кто главный в вашей экспедиции, задании?!

- А, ну тогда я. - ответил Сергей.

- С какого это перепугу ты старший? Ты просто пилот несчастный... Куда я скажу, туда и полетишь. - вставил Виктор.

- Чего?! На корабле всегда старший - космонавт, в отличии от галимых пассажиров. - парировал Сергей.

- Так, заткнётесь оба!! Когда я спрошу - тогда и отвечайте! Вопрос - ответ, вопрос - ответ! Понятно?! - закричал князь, приблизив зубастую пасть к лицу Сергея.

- Понятно, чего же здесь непонятного... Но сначала можно одну просьбу? - спросил Сергей.

- Какую?!

- Как-то наше знакомство с самого начала не заладилось. Вы всё время такой напряжённый. Лучше расскажите немного о себе.

- Я тебя сейчас задушу...


- Как продвигается ваш допрос? - спросил с экрана связи Отцовствующий.

- Пленники довольно стойкие, и постоянно строят из себя клоунов, но мы скоро узнаем всё, Ваше Высочество! Вы эээ... приказали их не трогать, поэтому мы до сих пор не всё выяснили, не гневайтесь!

- Князь, кислородная планета очень важна для нас, найдите к ним подход, узнайте где она. Я уже отдал приказ на сбор флота. Мы нуждаемся в новых территориях, вы знаете это. Я даю вам ещё один день. Иначе...

- Клянусь, мы скоро всё узнаем, сир!

- Думаю что ваша шкура, князь, никогда не украсит зал моей славы.

- Слава Шаррат!!!


- ... Спрашиваю вас в последний раз: где находится ваша планета?

- В космосе. - ответил Виктор.

- Всё находится в космосе, шутник чёртов. Ну подумайте хоть немного своей головой - информацию от вас мы всё равно получим. Любым способом. Но от того - как мы её от вас получим, будет сильно зависеть ваше будущее. - сказал князь.

- За́мок подарите?

Сергей явно чувствовал себя в безопасности.

- Послушай меня внимательно, клоун. Если будет хоть ну вот один намёк, хоть малейший, от нашего Отцовствуещего на то, что мне можно будет применить силу, - я с тебя лично спущу твою никчемную шкуру... - скаля клыки произнёс Сохо.

- От Отцовствуещего?

- Да!!

- Он ваш отец?

- Он отец нации!!!

- Биологический?

Князь схватив когтистой лапой за горло Сергея, прошептал, приподняв его над стулом:

- Ну, ещё одно слово? Давай, пошути... Не хочешь? Молчишь? Правильно - ведь если я оторву твою пустую голову, в мире ведь ничего не изменится. И у меня останется ещё один пленник... У которого появится хороший стимул начать с нами сотрудничество. Верно ведь, Виктор?


- Осталось два часа, князь. Что ты мне скажешь?

Вождь царства Шаррат смотрел с экрана на своего подданного. Шерсть на голове у него стояла дыбом - ничего хорошего для князя это не означало.

- Координаты будут, сир. - склонившись ответил Сохо.

- Не сомневаюсь. Скоро мы подлетим к вашей базе. Я назначу тебя адмиралом флота на время нашего великого похода. Когда причалит мой флагман, пройди сразу в зал наград... Ну или в разделочную - сам решишь куда правильнее.


Князь вернулся в комнату к пленникам, и вид у него был очень взволнованный. В руках он держал небольшую коробочку.

- Вот, насыпьте себе на голову. - сказал князь.

- Что это? - спросил Сергей.

- Согласно нашим законам, тот кто несколько раз избежал смерти, - а я лично чуть пару раз вас не убил, в общем, вы должны пройти обряд инициации. Теперь вы почти что шарратцы..., насыпьте священный пепел себе на голову и обмажьте им лица. Быстрее! Ну?

Сергей с Виктором, переглянувшись между собой, взяли по очереди коробочку, и высыпав горсть пепла на ладони, посыпали его себе на макушки. После они продолжили церемонию, натерев пеплом щёки.

Князь смотрел на действо, с силой стиснув свои зубы.

- Ну что, сейчас нормально? - спросил Виктор.

- Сойдёт. - ответил князь, еле сдерживая улыбку.

- А что за пепел? - спросил Сергей.

- Да так... Из одной ящерицы. Она тоже не хотела выдавать координаты своей планеты. - князь, еле успев договорить, разразился диким хохотом.

- Вот сволочь! - Сергей принялся вытирать пепел рукавом, но тщетно - серый порошок ещё больше размазывался по лицу.

- Какая тупая шутка! - злился Виктор.

- Уж не тупее ваших...Видели бы вы свои рожи! Хах... Ладно, успокойтесь, это просто пепел из котельной. Так, - для поддержки разговора. - закончил князь со слабыми нотками грусти.

- Что, неприятности на работе? - язвительно спросил Сергей. - Начальство наседает?

- Наседает... - ответил Сохо. - Но может быть вот это сможет удовлетворить их требования...

Князь вытащил из внутреннего кармана своего камзола старую книгу. "Звёздный атлас" - надпись золотыми буквами шла поверх изображения галактики на её обложке.

- Мы нашли этот атлас в вашей дырявой посудине. Лучшие дешифровальщики уже заканчивают сопоставлять координаты всех звёзд. И...мы уже знаем где находится ваша планета. - сказал князь. Лицо его светилось торжеством.

- Это... Это же атлас твоего деда! Какого чёрта ты взял его с собой, идиот?! - воскликнул Виктор.

- Ну, взял... - повесив голову ответил Сергей.

- Хм... Вы летите с нами. Увидете своими глазами как будет повергнута в прах армия вашей планеты. Земля, кажется? - хитро улыбаясь, и барабаня когтями по обложке книги, спросил князь.


Тысячи десантных кораблей шарратцев выходили из гиперпространства недалеко от голубой планеты. Самая большая армия в Галактике ликовала, воины били кулаками в свои гравищиты. Против них развернули свой строй несколько десятков кораблей обороны планеты. Но... Массированный залп орудий кораблей царства Шаррат разорвал их на куски.

- Начать десантирование! - громогласно объявил Отцовствующий.

Корабли, равномерно распределившись над поверхностью суши, стали приземляться возле крупнейших городов. Опустились гигантские трапы и миллиардная армия захватчиков с воем ринулась на добычу...


Флагман флота, также как и все остальные, приземлился возле большого города. Отцовствующий, - как отец расы воинов, возглавил высадку. Он, вместе с князем Сохо и пленниками, стоял недалеко от трапа корабля, и наблюдал за тысячами бойцов, маршировавших вниз.

- Сир, важные новости. - подойдя к вождю сказал камергер, согнувшись в три погибли.

- Что ещё? - спросил вождь.

- Сир, на планете есть множество боевых самолётов, танков и прочей военной техники. Но...нас никто не атакует, люди просто занимаются своими делами... Я ничего не понимаю.

- Что?! - недоуменно спросил вождь, но тут его отвлёк шум от рядов войск которые уже почти вошли в город.

- Что такое?! Сохо! Бери этих, - указал он на Виктора и Сергея, - с собой, и за мной!

- Слушаюсь сир! - ответил князь, и схватив за одежды пленников, повлёк их за собой. - Шевелитесь!

Они подошли к передовому отряду, бойцы, склонившись, пропустили их вперёд.

- Почему встали?! Почему не атакуем?! - зарычал вождь.

Бойцы в ответ лишь указали на ближайшую улицу города, и прилегающий к ней небольшой парк.

Жители города действительно не обращали внимания на великую армию. Кто-то прогуливался по тротуару, кто-то сидел на лавочке и читал книгу. Дети весело бегали друг за другом на детской площадке. Автомобили, остановившись перед переходами, пропускали пешеходов...

- Что? Что это такое? - прошептал вождь.

Тут, как будто бы в ответ на его слова, их всё же заметили.

Маленькая девочка, игравшая с ведёрком в песочнице, весело захлопав в ладошки, сказала:

- Смотрите сколько красивых дяденек! Они же как мишки! Мама, можно я с ними поиграю?

- Конечно поиграй, доченька. - ответила её мама, сидящая от неё неподалеку, на лавочке.

Девочка, тем временем, встала в полный рост, откинув ведёрко в сторону. Внезапно её глаза полыхнули красным, адским огнём. Кожа начала трескаться, делясь на похожие сегменты, словно рыбья чешуя.

- Конечно поиграй, доченька...

Сегменты обернулись внутрь, показав обратную, - зеркальную сторону брони. Дети на площадке, вторя девочке, тоже стали преображаться, - у одних руки стали превращаться в стволы парализаторов, у других - в несколько раз вытянулись железные пальцы...

- Конечно, поиграй...

Люди на тротуаре, и водители авто тоже замерли, демонически превращаясь в нечто невиданное.

- Что, что это за планета?! Куда вы нас затащили?! - истерично крикнул вождь.

- Вот незадача то! - хлопнув себя по лбу сказал Сергей. - Это же не Земля!

- А где Земля? - взвизгнул Отцовствующий.

- Земля очень далеко отсюда. А это Зиндан, планета - тюрьма. Добро пожаловать. - скривив губы в усмешке процедил Сергей. - Атлас был не совсем точный, правда ведь, дружище?

Боевые дроиды, блестя на солнце бронёй, пошли в атаку, обездвиживая захватчиков из парализаторов. В земле открывались огромные люки, и на поверхность вырывались новые армады роботов. Ещё и ещё, тысячи, миллионы... Они хватали брыкавшихся от ужаса шарратцев и тащили их вниз, - под землю. Лучи бластеров были бессильны перед железной армией. У славных воинов царства Шаррат начались приступы паники...

Здания города раздвинули свои стены, ощетинившись стволами орудий, которые тут же взяли на прицел все корабли противника, - так было по всей, оказавшейся довольно негостеприимной планете.

...Последнее что увидел Отцовствуещий, прежде чем упал под лучами парализаторов, были горящие глаза ползущей к нему на четвереньках девочки-дроида:

- Поиграешь со мной? Поиграешь?


Всё закончилось очень быстро. Неожиданность, вперемешку с ужасом, в который раз помогли получить планете новые толпы заключённых, и к счастью, всё обошлось практически без потерь.

А в это время, в ближнем космосе, куски разрушенных макетов боевых кораблей землян, снова соединялись воедино, ожидая в ловушку любую другую, одолеваюмую амбициями армию...


- Товарищ генерал, по вашему приказанию при... - от удивления майор Анищенко и капитан Коренёв открыли рты, буквально на полуслове потеряв дар речи.

Рядом с генералом Потаповым, - их руководителем корпуса разведки и дезинформации, сидел их старый приятель - князь Сохо.

- А что... Что он здесь делает, товарищ генерал? - удивлённо спросил его Сергей.

- Неожиданно, правда? - спросил его в ответ князь. - Скучал?

- Ну ладно, хватит, присаживайтесь друзья мои. - указывая на стулья сказал генерал.

- Ничего не понимаю. - прошептал Виктор.

- Познакомьтесь - полковник Андрей Иванович Хомутов. - улыбаясь, продолжил генерал. - Сверхсекретный агент, ну и просто - наш герой.

Сергей обвёл взглядом кабинет генерала. Через секунду он остановил свой взор на князе.

- Вы?!!

- Мы, мы. - "князь" снова, как и когда-то, одарил его зубастой улыбкой.

- А это... - указывая на лицо, сказал Сергей.

- Пластическая операция. Надеюсь мне скоро вернут прежний облик.

- Вы бы хоть подмигнули нам тогда, в комнате...- чуть не с обидой в голосе сказал Виктор.

- Всё правильно, каждый играл свою роль. Ошибиться было нельзя, шарратцы довольно недоверчивы, и если бы они увидели через камеры на потолке, то...

Полковник выразительно провёл когтём по горлу.

- Так, собирайтесь, у вас новое задание. - прервал их генерал Потапов.

- Товарищ генерал, а как же отпуск? Я же три года... - возразил Хомутов-Сохо.

- Отставить! На Ригеле остался ещё один форпост шарратцев. Отправляетесь немедленно! Втроём!

- Но... - начал было Сергей.

- Никаких "но"!! Теперь вы в подчинении у полковника Хомутова! - сказал - как отрезал, генерал.

- Есть! - радостно воскликнули Сергей с Виктором.

- Ну что же, клоуны? Теперь я думаю, что мы точно сработаемся... - удовлетворённо откинувшись на спинку стула, сказал "князь". И улыбнувшись, положил на стол до боли знакомую коробочку...

Показать полностью
32

Лифт в преисподнюю. Глава 56. Оружие

Предыдущие главы


Ещё полчаса назад корка из травы, листьев и мусора хрустела под ногами. Теперь — она пылала. Огненное пятно разрасталось в стороны от внутреннего дворика красной пятиэтажки, огибая мокрый островок возле первого подъезда.


Пожар выглядел серьёзнее, чем просто подожжённая трава весной. Всё-таки была осень. А мусорный слой оказался толще и горючее, чем можно было предположить.


Скрипнула дверь. Стукнула, приставленная к ней табуретка.


— Ты что?! — заорал Саша, увидев приставленный к виску пистолет.


Избитая женщина пошатываясь стояла почти в центре грязно-мокрого пятна. Под ногами огурцы, смородина. Вокруг стена огня. Запах дыма, рассола и горящей плоти «бывших».


Рука с пистолетом дёрнулась и чуть-чуть опустилась. Пытавшаяся застрелиться — медленно обернулась. Лицо — кровавая клякса, не выражало ничего. Да и как прочитать эмоции, если они все замазаны красным гримом? Хотя всё понятно и так.


Саша открыл было рот…


Маша вздрогнула. Слева, в огне, раздалось несколько хлопков, похожих на лопанье воздушного шарика. Огонь добрался до одной из брошенных машин, и первыми испустили дух её шины. После протяжного свиста и маленького взрыва она превратилась в факел. Из того, что удалось разглядеть: легковушка не взлетела на воздух, как показывают в кино. Просто здорово качнулась, словно стараясь подпрыгнуть. Вылетели стёкла, сорвало капот, и её целиком охватило пламя. Жидкий огонь, теперь уже и из бензобака, стал растекаться дальше.


Едкий дым от горящей резины медленно расстилался по округе, плохо поднимаясь в небо. Слабый ветерок со стороны Нормандии-Неман всё-таки чуть-чуть помогал, снося чёрную дымную вату в сторону от места схватки.


Словно очнувшись, Маша испуганными глазами посмотрела на Сашу. Он, оставаясь в дверях, замахал ей руками.


— Сюда! Иди ко мне! — кричал, хотя они стояли не больше чем в десяти шагах.


Женщина, едва держась на ногах, озиралась по сторонам. Будто не понимала, что происходит вокруг. Да и кто бы понимал, очнись он после нокаута в огне, грязи и дыме?


— Ну какого ты там стоишь?! Давай, заходи! — взмолился Саша, уже собираясь выбежать навстречу.


С хрустом. Словно робот-убийца из фильмов про Терминатора. Справа из-за кустов появилась горящая фигура «второго». Того самого, что пытался залезть на балкон, а потом бился со сбрендившим «первым». У него пылала спина, руки и часть головы. В остальном «бывший» оставался негорючим.


Саша что-то заорал Маше и начал поднимать арбалет. Ни один диктофон не смог бы захватить разборчиво его слова в тот момент.


Тварь напряглась и как будто немного присела.


Удар сердца.


Маша перевела испуганные глаза с неживого на Сашу. Словно спрашивала: это ещё что такое?


«Второй» прыгнул, оставив на земле рытвины оттолкнувшимися лапами.


Второй удар сердца.


Саша всё ещё поднимал руку для выстрела, но прицеливаться было уже не в кого.


«Бывший» летел на свою жертву. Кусочки пламени будто отрывались на скорости от его тела и оставляли горящий след в воздухе. Комета смерти.


Маша начала направлять пистолет в сторону клыкастой опасности.


Ещё удар сердца.


Неживой прыгнул на женщину, повалив её на спину.


Хлопок выстрела.


Звук падения тел.


Саша наконец-то поймал в прицел «второго» и выпустил стрелу из арбалета ему в спину.


Чёрные, похожие на осколки камней, зубы впились в Машино лицо.


Она закричала.


«Бывший» едва дёрнулся, когда что-то вонзилось ему в область левой почки.


Крича, содрогаясь от страха и злости, Саша рванул спасать Машу.


Он всё понимал.


Абсолютно.


Тварь выше его на голову. В руках кухонный нож для картошечки. Наверное, его сейчас начнут покрывать гематомами. Или переломами. Маше каюк. И его каюк наступит совсем не намного позже Машиного.


А буквально полчаса назад всё ещё было прекрасно. По сравнению с этим моментом. «Бывшие» где-то прятались, солнце светило, Маша могла вот-вот найти машину…


Саша нелепо бежал с поднятыми руками. Наверное, подсознательно стараясь выглядеть больше, крупнее. В левой держал ножичек. Уже почти настигнув неживого, мужчина с силой замахнулся. «Второй» резко обернулся и отмахнулся от него лапой.


Как от мошки.


Целился в голову. И попал. Но Саша смог прикрыться и смягчить удар. Не зря же он руки поднимал. Но несмотря на неловкую попытку поставить блок, звёздочки в глазах намекали на столкновение с чем-то, похожим на небольшой поезд.


Саша повалился в огонь. Упал на что-то мягкое, как будто даже брыкнувшееся, и отлетел в сторону, за границу пламени.


Горячо!


Куртка вспыхнула в нескольких местах. Начал кататься по земле, чтобы потушить.


Вскочил на ноги.


Расстегнулся.


Оглянулся.


Сзади бежали ещё несколько «бывших».


— Да сколько же вас!


Кинул себе под ноги, в огонь, куртку, превратившуюся в тряпьё.


— Уфффф… — и закрыв лицо, прыгнул в пламя, чтобы вернуться назад к подъезду.


Перелетев через горящую землю, Саша свалился на «второго». Тот грыз Маше руки, пытаясь добраться до более вкусных частей. Женщина злобно орала, брыкалась, но не могла освободиться.


Ударом столкнувшись с неживым, удалось немного спихнуть его с Маши. Взревев, Саша обхватил тварь руками и попытался повалить эту вонючую тушу на бок.


«Бывший» бы, наверное, рассмеялся, если бы умел, от таких неуклюжих попыток его задержать.


— Держи эту су… — прохрипела Маша, извиваясь под «вторым» в попытках выбраться.


Саша не верил в свою победу. Да и просто в возможность долго удерживать этого ненормального противника. Он искал глазами хоть что-то, чем можно было бы треснуть неживого по голове или…


И тут Саша понял.


Правил в этой игре не существует.


Их вообще нигде не существует, когда ты хочешь победить. Законы, правила, очереди — для нерешительных и дураков.


Если у тебя нет оружия. Стань оружием сам.


Сам…


Твой ум. Тело. Руки. Всё это — твоё самое надёжное оружие.


Или. Только это и есть твоё настоящее оружие. Единственное оружие — это ты.


Я — оружие.


Мужчина обхватил голову «бывшего» левой рукой, а правой со всей силы засадил ему в глаз указательным пальцем. От «мягкого отвращения» его даже немного вырвало на противника.


Саша закашлялся сплёвывая. Тварь взревела и ударила его локтем в грудь.


— Эээээкххх, — захрипел и повалился назад как подстреленный зверь. Согнув палец, помещённый в чужой череп, потянул неживого за собой. «Второй» перевернулся, резко дёрнул башкой, освободился и начал колотить Сашу руками.


Но уже как-то вяло, часто замирая на пару секунд. И промахиваясь.


Маша, избавленная от веса неживой туши, кое-как, пошатываясь встала позади бывшего человека. Трясущимися руками достала из-за пояса второй молоток. Со всей силы ударила по затылку.


Хрусь. Хрусь. Хрусь.


Пара неразборчивых матных слов.


Тварь повалилась на бок. Маша схватила Сашу за руку и поволокла в сторону подъезда.


Из огня начали выскакивать фигуры «бывших».

Показать полностью
1002

Звёздный паяльник

- Константин Геннадьевич, все мы конечно же, уже не раз слышали и видели, результаты работы вашего аппарата! Весь мир до сих пор обсуждает замечательные кадры которые аппарат...

- Капсула, - поправил тележурналистку Константин Геннадьевич, - тахионная возвращаемая капсула, версия - девять. ТВК-9, кхм...в общем.

- А, хорошо, спасибо! Замечательные кадры, эээ... из капсулы, которые она привезла нам из мезозоя, и из пещерного века... А строительство пирамид? Это же грандиозно! Позвольте ещё раз поздравить вас с вашим, поистине эпохальным изобретением! От коллектива нашего телеканала и от всех телезрителей!

- Спасибо. Но хотел бы ещё добавить, что это не только моё изобретение, а результат кропотливой, и не побоюсь этого слова - титанической работы десятков учёных, инженеров и просто рядовых специалистов нашей лаборатории. Десять лет напряжённого, и к нашей радости, - плодотворного труда, дали нашей стране и мировой науке неслыханный по своим возможностям инструмент. Поднять завесу времени, смахнуть, так сказать, - пыль, с окуляров сомнений, через которые до этого смотрели историки, антропологи и археологи. Что может быть прекраснее? Да что там говорить! Кхм... Уж простите, опять я хвалюсь, дурак старый...

- Да что вы! Всё правильно, и скромничать совершенно не нужно! Скажите, а появились ли какие-нибудь доработки, улучшения?

- Да, есть, совершенно верно. Нам удалось произвести трансляцию изображений по вневременному каналу. На случай, если будут поломки и капсула не вернётся, у нас будут данные для того, чтобы в будущем не допустить подобных неисправностей.

- Спасибо Константин Геннадьевич! Скажите, всем телезрителям и нам, - очень интересно, куда вы отправите капсулу в следующий раз?

- Эм... Это пока секрет, извините. Нам нужно будет ещё интерпретировать полученные данные, но после, как и всегда, мы обязательно их обнародуем.

- Это захватывающе! Спасибо вам! Напоминаю нашим телезрителям, что с нами был руководитель лаборатории "ТахоСкан", прекрасный человек и просто гениальный учёный - Вяземцев Константин Геннадьевич!


- Николай, всё готово? Заряд аккумуляторов в норме? - руководитель лаборатории нервничал, как и всегда перед запуском.

- Всё готово, Константин Геннадьевич! Все параметры в норме!

Специалисты и группа учёных, выстроившись за огромным стеклом смотровой комнаты, не отводили глаз от капсулы, стоящую по центру огромного подземного бункера. Звенящую тишину прервал голос руководителя:

- Начинай отсчёт, Коля.

- Внимание! - громогласно прогремел динамик. - Запуск на счёт "один"! Начало отсчёта! Три...

Над капсулой засветился синеватый, полупрозрачный купол.

- Два...

Появились искры, и длинные молнии до потолка, начали водить свой хоровод вокруг капсулы.

- Один! Пуск!

Купол на секунду превратился в сплошное пламя, и через миг всё исчезло. Лишь лёгкий дымок поднимался от бетонного пола, - в месте, где только что стояло гениальное изобретение.

- Коля! Не молчи, зараза! - щёлкая костяшками пальцев воскликнул руководитель.

- Капсула достигла цели!

По смотровой комнате волнами пронеслись овации. Коллеги подходили, и поздравляли друг друга. Руководитель пока отмахивался от них, призывая:

- Так, работаем, работаем! Не отвлекаемся! Что там на борту?! Группа контроля!

- Бортовые показания в норме! - отозвалось из динамика.

- Есть картинка?

- Подключаю...

Все, затаив дыхание смотрели на большой монитор, висевший на стене в комнате. Но там пока не было ничего, кроме нескольких цифр, показывающих время с начала старта.

- Николай, это изображение с камеры?

- Да. С ней всё в порядке.

- Почему ночь? Ты проверил координаты континуума?

- Всё по заданию, но пока какие-то помехи... Да вот смотрите - светлеет!

С камеры, установленной на выдвижном кронштейне за бортом капсулы, пошло изображение какого-то серого тумана. Ещё пару секунд и изображение исчезло, не было видно даже цифр.

- Что такое? Контроль! Что с камерой?

- Константин Геннадьевич, - прохрипел динамик, канал не работает, капсула потеряна...

- Что-о?! Используйте резервный канал!!

- Нет связи, Константин Геннадьевич... Мы уже всё попробовали.


Руководитель лаборатории сидел в своём кабинете, уперевшись лбом в сложенные на столе руки. Настроения не было. Да что там говорить, опустошение обволокло его всего, - с головы до пят. Его капсула, его детище, была безвозвратно потеряна...

В кабинет постучались.

- Константин Геннадьевич! Можно?

- Нет.

- Я всё же войду.

- Коля, иди к чёрту.

- Включите телевизор! - сказал Николай, прикрыв за собой дверь.

- Слушай, иди ты со своим...

- Да вы только посмотрите! - воскликнул его верный заместитель, взяв со стола пульт от телевизора.

На стене вспыхнул экран, и появилось изображение ведущего программы новостей:

- "... потрясающе! Вы сейчас видите кадры прямого эфира! На орбиту нашей планеты вышел гигантский корабль, его видно даже невооружённым глазом! Просто посмотрите в окно! Мы не одни во вселенной! И вот... Секундочку... Я получаю новые данные... Это немыслимо! В объективах телескопов только что стали видны ещё корабли! Сотни, тысячи кораблей! Вы видите? Это исторический момент!"

- Константин Геннадьевич? Что думаете?

- С ума сойти... Тяжёлый сегодня денёк.


Весь следующий день в Солнечную систему прибывали всё новые и новые корабли. На Земле силам правопорядка кое-как удалось успокоить начинающее уже паниковать население, и убедить в вероятном отсутствии враждебных намерений у пришельцев. Учёные и эксперты определили, что все корабли разные, и соответственно прибыли из разных звездных систем. Сославшись на то, что если бы и была угроза, то это было бы возможно только в том случае, если бы корабли прибыли от одной звезды. Ну или от нескольких, а тут, - направления от сотен систем, миллионы разных звездолётов... Народ пока удалось успокоить.

А ночью на Земле стало светло, так же как и утром, на заре. Небесный свод заполонили мириады разноцветных фонариков, они сновали по небу, моргая друг другу разными цветами.


- Константин Геннадьевич! Вас к телефону!

- Кто?

- Из правительства...

- Перекинь на мой кабинет!

- Хорошо!

Руководитель лаборатории, быстро вошёл к себе, и поднял трубку.

- Вяземцев. Слушаю вас!

- Здравствуйте Константин Геннадьевич! Это Прокофьев Сергей Александрович, советник президента по науке. Тут такое дело - после двух дней молчания, эээ...инопланетяне вышли с нами на связь!

- Ну что же, я вас поздравляю. Не хотят напасть?

- Тьфу-тьфу! Да что вы такое говорите! Вроде нет. Но они хотят встретиться с создателем вашего аппарата...

- Капсулы... - поправил Константин Геннадьевич, - ну сколько можно говорить?

- Да начихать! Они хотят встретиться с вами, вы понимаете?

- Ну... хорошо. Если надо.

- Это большая ответственность. Мы в вас верим, и надеемся что вы с достоинством представите им Человека, как равного члена большой космической семьи...

- Я всё понимаю.

- И ещё.

- Что?

- Не вздумайте разгласить устройство вашего апп... капсулы. Понимаете?

- Я не подведу, так же, как и всегда. - устало вздохнул учёный.

- Вот! Это мы и хотели услышать! Только ответьте ещё на один вопрос.

- Какой?

- Как вы думаете, их визит связан с вашим последним... последней неудачей? С исследованием Древнего Рима?

- Знаете, я думаю что если из всех людей они захотели поговорить в первую очередь со мной, то это так или иначе связано со временем. Но думаю что Рим здесь совершенно не причём.

- Понятно. Текст вашей речи уже на вашей электронной почте, ознакомьтесь. Кстати, я буду вас сопровождать. Не забудьте о чём мы с вами условились...


Гигантский корабль сел на поле за городом. Сотни машин, - пожарных, скорой помощи и даже военных, выстроились с одного края бескрайнего поля. Кругом сначала царила суматоха, но к приезду автобуса с сотрудниками лаборатории всё более менее улеглось.

Советник встретил Константина Геннадьевича у одной из палаток, в центре наспех разбитого лагеря.

- Я так волнуюсь! Как я выгляжу? - спросил он у учёного, поправляя галстук.

- Думаю, теперь успех у нас в кармане.

- Ну хорошо, пойдёмте. Речь с собой?

- С собой.

Через пару минут они отошли на середину расстояния между лагерем и кораблём. Неожиданно, с носа звездолёта упал столб света, и через секунду на поле - в конце луча, появилась группа инопланетян. Двое землян с нескрываемым любопытством смотрели на весьма разношёрстную делегацию. Среди инопланетян были существа похожие на тушканчиков, - те весело прыгали вокруг своих спутников покрупнее. Были напоминающие наших крокодилов, но эти создания были с крыльями. Других даже трудно было описать, потому как они представляли из себя полупрозрачное, ползучее желе... Остальные представители, своим видом, также смогли бы оправдать любой фантастический бред сумасшедшего.

Через минуту процессия приблизилась к землянам.

Константин Геннадьевич, еле скрывая волнение, вытащил из кармана бумагу и начал читать.

- Земляне приветствуют вас на нашей планете! Для меня большая честь... - не успел договорить учёный, как один "крокодил" приветственно махнув рукой, нажал кнопку на груди, и чисто на русском сказал:

- Давайте пропустим приветственные речи. Мы все тоже очень рады вас видеть! Вы создатель аппарата времени?

- Ну частично да, только мы называем его кап...

- Знаем, знаем! - булькнуло "желе", справа от крокодила, - Вы не любите это слово. Разведка нам уже доложила! Конечно же - капсулы!

- Это безобразие, наши данные могли попасть к пришельцам. - с волнением прошептал советник.

- Тише, прошу вас. - ответил ему Константин Геннадьевич. - В общем - да, я принимал участие и руководил работами по созданию этой капсулы.

- Это восхитительно! - пропищали "тушканчики" и увеличили амплитуду прыжков вокруг сотоварищей.

- Действительно, это большая честь! Все представители разумных миров хотели бы выразить вам своё почтение. - немного присев, сказал чешуйчатый собрат друга Чебурашки.

- Извините, а можно поинтересоваться? Если у вас есть данные разведки, значит вы знаете о нас давно... Но вы прилетели только сейчас. Почему? - спросил учёный.

- Мы перехватили вневременной сигнал от вашей капсулы, и поняли что она отсюда. Теперь все хотят с вами познакомиться. - ответила какая-то обезьяна.

- Простите, я - советник президента по науке, и мой долг предупредить вас, что мы вынуждены будем отказать вам в предоставлении схем и чертежей нашего изобретения.

Инопланетная толпа радостно зашипела, засмеялась и забулькала.

- Нам не нужны ваши схемы! У нас уже давно есть подобные капсулы! Хаш-хашшш! - смеялся зелёный с крыльями.

- Но вы же сказали про почтение, я и подумал... - нерешительно ответил советник.

- Наше почтение - к человеку, закинувшему капсулу в такую седую древность. Это ещё не удавалось сделать никому. - булькнуло "желе".

- Ну не так уж и далеко, всего-то на пару тысяч лет. - нерешительно сказал Константин Геннадьевич. - Произошёл сбой... В общем раньше нам удавалось закинуть капсулу даже к динозаврам, а это...

- Позовите Великого Сопливого. - крикнул ему "тушканчик". Он прыгнул к учёному и уже как секунд пять дёргал его за штанину. - И мы вам всё объясним.

- Вы сейчас ко мне обращаетесь? - спросил учёный.

- Да, конечно. - замычали и зашипели инопланетяне.

- Знаете, у вас наверное какие-то неполадки с переводчиком. Вы даже не представляете какую ахинею вы сейчас несёте...

- Эээ... Ваш заместитель, Рогов Николай. "Сопливый" - так его прозвали во всём обитаемом космосе. Пригласите его пожалуйста!

Два землянина недоуменно переглянулись, и после, Константин Геннадьевич набрал номер Николая на телефоне.


- Что за идиотское прозвище?! - вспылил, недавно подошедший Николай.

- Коль, успокойся, - сказал его руководитель, и обратился к инопланетянам: - Не называйте пожалуйста так моего друга! Это довольно обидно!

- Да вы что? Простите конечно, мы и не знали... - сокрушалось "желе". Посмотрев чем-то наподобие глаз на Николая, оно добавило: - Я объясню. По данным нашей разведки... Вы паяли плату РК 1137, за день до потери вашей капсулы? И после установили её?

- Ни черта себе...

- Коля? - как к нашкодившему школьнику обращается учитель - таким же тоном спросил заместителя Константин Геннадьевич.

- Ну да, время поджимало, завтра запуск, а у нас погрешность выше крыши в координаторе... Я и забрал плату у техников, сам подпаял.

- Сопливый. - одобрительно зашипели на все лады пришельцы.

- Знаете, идите вы! - с обидой крикнул Николай.

- Наше почтение! Не обижайтесь! Мы разобрались с вашей ошибкой. При пайке вы повесили "соплю", на дорожку к сопротивлению R44. И, таким образом, координаты сбились, но не сразу. Они поменялись в день старта.

- Что за ерунда? О чём они? - вскипел советник.

- "Сопля" - так иногда говорят на бракованную пайку, когда припой попадает куда не нужно. Это может вызвать неправильную работу схемы или вообще вывести её из строя... - объяснил ему Константин Геннадьевич. - Я так понимаю, вы знаете где теперь наша капсула? - обратился он к пришельцам.

- Конечно знаем! Конечно, конечно!

Неистовый восторг гостей начинал уже действовать землянам на нервы.

- Ну и где? - вспылил советник.

"Тушканчик" ткнул в него лапкой.

- Вот!

Потом стал указывать на всё подряд.

- И вот, и вот, и вот!

Советник, скрипя зубами сказал:

- Я сейчас рехнусь! Может мне кто-нибудь нормально всё объяснить?!

- Ваша капсула попала в прошлое, на тринадцать миллиардов лет назад. Материя, попав в НИЧТО, произвела аннигиляцию вселенского масштаба. Большой Взрыв. Капсула теперь везде, понимаете?

Шокированных землян немного отвлёк чарующий вид крокодильей улыбки, который сразил бы любого...


В лаборатории второй час шло совещание посвящённое постройке новой капсулы, - способной проникать в параллельные миры.

- ...Созданный совместно с нашими инопланетными партнёрами комплект чертежей я вчера проверил, всё хорошо. Все молодцы! - сказал Константин Геннадьевич. - Завтра в десять начинаем постадийную сборку в симуляторе. Ах да, чуть не забыл, - сказал он крадущимся шёпотом, указывая на Николая, - если хоть кто нибудь... даст вот ему паяльник... Уволю к чёртовой матери!!!

Показать полностью
233

Операция

Думать своей головой не сложно, пока она не отделена от тела.

Кирилл, поразмыслил - стоит ли озвучивать эту мысль вслух. И пришёл к выводу, что лучше приберечь её на другой раз. В сегодняшней смене его напарником был стажёр. Который понятия не имел о предстоящей в стенах института экспериментальной операции. А следовательно, шутку бы не оценил.


- Хорошо хоть свет дали, - тоскливо вздохнул стажёр, которого звали Паша. Работал он в охране НИИ всего лишь две недели. И временами утомлял Кирилла огромным количеством бессмысленных вопросов. А также привычкой замечать очевидные вещи.


Два дня назад во всём районе внезапно отключилось электричество. К середине той ночи у них с Пашей разрядились телефоны и остаток смены был похож на пытку. Мало того, что все планы пошли насмарку, так ещё и неутомимый стажёр не умолкал почти ни на секунду. Он буквально засыпал Кирилла вопросами, на которые тот совершенно не горел желанием отвечать.

Через проходную в НИИ начал подтягиваться народ.


Первым, как обычно, пришёл Анатолий Самуилович. Кирилл испытывал к этому бородатому старику в строгом костюме нечто вроде уважения. В основном потому, что тот никогда не забывал пропуск, имел обыкновение здороваться с охранниками и всегда был предельно вежлив.


К часу ночи проходную миновало двенадцать человек. Все - с несколькими научными степенями и массой регалий.

- И чего им всем тут надо среди ночи? - Не унимался Паша. - Кто им пропуска выписал? Тут какие-то эксперименты сегодня будут?

- Паша, - в конце концов процедил Кирилл, - ты бумагу о неразглашении подписывал?

- Так я же не с кем-то левым обсуждаю. - Обиделся напарник. И тут же переключил внимание на Кирилла: - А ты чего такой раздражённый? Случилось что-то? По работе или личное?


Ближе к половине второго ночи Кирилл успел окончательно возненавидеть своего болтливого напарника. С чувством огромного облегчения он встал с кресла, надел на голову кепку с нашивкой "охрана" и взял со стола фонарик.

- Ты куда? - Тут же откликнулся Паша.

- Пойду венткамеры проверю...

- А можно я с тобой? А зачем сейчас? У нас же обход через два часа.

- Паша, - терпеливо объяснил Кирилл, - "Пойду венткамеры проверю" - это такая кодовая фраза. Я планирую долго и основательно посидеть в туалете. Ты ведь не против, если я это сделаю без тебя?

Стажёр смутился и принялся бормотать что-то невнятное, но Кирилл уже закрыл за собой дверь.


Быстрым и уверенным шагом он прошёл мимо венткамер и туалетов. Путь его пролегал в самое сердце корпуса - туда, где находились демонстрационные залы.

Висящие под потолками видеокамеры его не смущали. По особому распоряжению администрации, сегодня с полуночи и до трёх часов ночи все они были отключены.

Кирилл сосредоточился. Походка стала плавной и пружинистой, как у кошки. То, что он задумал было возможно сделать в очень ограниченный промежуток времени. И оно требовало величайшей осторожности и концентрации внимания.


Он бесшумно проскользнул по последнему коридору. Затаив дыхание, подошёл к двери демонстрационного зала. Это была самая опасная часть пути. Ему нужно было преодолеть три метра смотрового зала, чтобы попасть в служебное помещение. Эти три метра были в тени. К тому же там была широкая колонна, за которой можно было спрятаться. И всё равно - Кирилл чувствовал, как у него подгибаются коленки, стоило ему представить, что будет, если кто-нибудь из находившихся в зале людей обернётся и заметит его.


Он пригнулся и с замершим сердцем, одним быстрым и широким шагом преодолел пространство между входом и колонной.

- …Коллеги, я бы так не возмущался, если бы это не случилось уже в четвёртый раз подряд! - Звенел в пространстве зала голос. - Мы сумели невозможное - создали фактически панацею! И не можем доставить из морга, который - к слову, в километре от института, донорскую голову! Мы держим тело на аппаратуре уже вторую неделю! Да, аппаратура пока справляется. Но ещё три, максимум - четыре дня - и нам с вами предстоит искать не только голову, но ещё и новое тело! А мы с вами - я хочу напомнить - и так нарушаем все мыслимые правила!


Кирилл осторожно выглянул из-за колонны. Обладателем голоса оказался Анатолий Самуилович. Он, заложив руки за спину, кружил посреди ярко освещённого центра зала, рядом с операционным столом, возле которого стояло несколько громоздких аппаратов. Несколько проводов и трубок из техники вели к лежащему на столе телу.

Кирилл не сразу понял, что именно кажется ему странным. И только пару секунд спустя осознал, что у тела не было головы.


Широкая шея обрывалась у основания. Грудь, между тем, поднималась и опускалась. Это было настолько дико и непостижимо, что Кирилл оторопел. Но тут же снова взял себя в руки.


Собравшиеся в зале внимали каждому слову Анатолия Самуиловича смиренно склонив головы. Никто и не думал оборачиваться.

Момент был самый подходящий.


Кирилл собрался с духом и сделал ещё один быстрый широкий шаг. От колонны к служебному помещению.

Внутри он слегка расслабился - контейнер с препаратом оказался открыт. Как и говорил покупатель.


Дальше нужно было сделать несколько несложных и заранее отрепетированных действий.

Кирилл взял одну из десяти, лежавших в контейнере ампул. Жидкость, находившаяся внутри, имела светло-фиолетовый оттенок. Почти такой же, как у жидкости в ампуле, которую Кирилл принёс с собой в потайном кармане. Ей охранника также снабдил покупатель. Так же, как и блоком распечатанных наклеек с вариантами маркировки.


На оригинале была наклейка: "С-17". Кирилл быстро нашёл нужную замену, аккуратно приклеил её на ампулу с подкрашенной водой, которую, в свою очередь, поместил в освободившуюся ячейку.

Он критически оглядел результат. Превосходно. Заметить подмену было невозможно.


Он осторожно спрятал ампулу с экспериментальным препаратом в потайной карман и выскользнул обратно в зал, где снова спрятался за колонной.

Происходящее в зале теперь мало его беспокоило. Даже если кто-то сейчас его обнаружит - максимум, что ему грозит это выговор за нарушение регламента. Кирилла это мало волновало. Он планировал через несколько часов отдать ампулу покупателю, получить деньги и через несколько часов уже быть очень далеко отсюда.


С его плеч будто сняли тяжёлую ношу. Он облегчённо выдохнул.

Вдруг что-то резко кольнуло в груди. Потом ещё раз. И ещё. И ещё. Левая рука безвольно повисла. Кирилл почувствовал, как разъезжаются ноги...


Он смутно различал столпившихся вокруг людей.

- Ещё раз!

- Не выходит, Анатолий Самуилович!

- Делайте!

- Что он вообще тут забыл?

- Не выходит! Теряем!

- Ещё раз!

- Хотели операцию - получите…

- Не потянет, Анато…

- Я сказал - делайте!

- Анатолий Самуилович, это конечно просто предложение. Но если не выживет, может - того? Голова. В отличном состоянии.

- Серёжа, ты с ума сошёл?! Параметров не знаем. Подготовки нет. Только тело угробим…


Кирилла окутал туман. Когда дымка перед глазами рассеялась, он обнаружил перед собой знакомое бородатое лицо.

- Анатолий Самуилович... - с трудом прохрипел Кирилл.

- Узнаёте? Это прекрасно. Значит функции мозга не пострадали. Только вы лучше пока не разговаривайте. У вас шея сейчас - самое слабое место.

- Что со мной?

Анатолий Самуилович нахмурился.

- Тело у вас было слабенькое. Сердце не выдержало. Насмотрелись видимо, наслушались нас с коллегами - вот оно и закапризничало. Но вы по этому поводу не волнуйтесь. Теперь у вас и с сердцем и со всем остальным всё очень хорошо будет.

Кирилл с ужасом посмотрел вниз. Видна была только грудная клетка. Широкая. С красивой молодой кожей. Чужая.

- Голову пересадили? - Прохрипел он, вытаращив глаза на Анатолия Самуиловича.

Тот кивнул.

- Вы не бойтесь. Мы вам нашу разработку ввели. С ней у вас заживление за неделю пройдёт. Подвижность через пару дней восстановится. И отторжение полностью исключено. А без неё вы бы после такой операции максимум пару часов бы протянули. А теперь отдыхайте. Всё будет хорошо. Речевой модуль я вам пока отключу. Горлышко беречь надо

Кирилл попытался сказать: "Не надо". Звук никак не хотел выходить из горла.

Анатолий Самуилович ушёл.


Некоторое время Кирилл лежал, пытаясь осмыслить положение вещей. В конце концов, он пришёл к выводу, что всё не так уж и плохо. Он жив. Встречу с покупателем можно отложить на неделю. Без неприятных объяснений не обойдётся, конечно. Но он свою часть сделки всё-таки выполнил.


Он скосил глаза в сторону, чтобы осмотреться. Справа от койки стоял столик. На нём лежал пустой шприц. А рядом с ним стояла пустая ампула со светло-фиолетовыми каплями на донышке. Маркировка на этикетке ампулы была приговором. "С-17".

Кирилл собрался с силами и попытался закричать. Но уже не смог.

Показать полностью
407

Ключевая корова и не менее важный костёр

- ... Поэтому все представители вашего вида будут заморожены. - закончил ультимативное послание инопланетный посол.

- Вы... Вы хотите нас уничтожить? - с дрожью в голосе спросил глава делегации землян.

- Нет. Разумеется - нет. Поставить на паузу, если можно так выразиться. Вас разморозят через год или через миллионы лет, точно сказать не могу. Это решение Галактического совета. И поверьте - вам ещё очень повезло, что сюда не вызвали команду ликвидации. Заморозка применяется чрезвычайно редко. В основном, с молодыми цивилизациями сразу всё понятно: если нужно им помочь - к ним летит команда развития. Если они несут угрозу - их ликвидируют. Замораживают лишь в случае, если голоса в совете разделяются поровну. Понимаете?

- Да какое вы имеете право? - сжал кулаки землянин.

- Слушайте, давайте без демагогии. Решение принято, и сюда уже летит флот заморозки. Нужно было бережнее относится к окружающей среде... По правилам, у вас есть три ваших дня, чтобы что-то изменить.

- Что изменить?

- У меня нет сведений. По древней традиции я должен сказать эту фразу. Всего наилучшего! - произнёс посол, и вместе со своей свитой удалился по трапу внутрь гигантского звездолёта.

Ещё через минуту инопланетный корабль взлетел, оставив на пустынном плато в Египте, толпу обескураженных представителей всех государств Земли.

- Глушите... Вырубайте всё. - прошептал глава делегации.

- Что, простите? - спросили его коллеги.

- Всё что дымит, мать его!!!


Если на Земле кто-нибудь и представлял как выглядит Апокалипсис, то сейчас он ни капли не сомневался в его наступлении.

Прошло уже двое суток с момента старта корабля инопланетян. Через час после взлёта, на планете остановили все предприятия, всё, что даже мало-мальски может иметь вредные выбросы в атмосферу или в водную среду. После, на улицы вышли толпы недовольных; от тех кто лишился работы, до откровенных религиозных фанатиков. Начались погромы. Полиция и армия получили приказ на принятие жёстких мер с применением оружия...

Понемногу порядок стал возвращаться в потрёпанные города, но не всё ещё было спокойно:

Несколько сот человек расстреляли на месте, за то, что они лишь просто завели двигатели в своих автомобилях. В Денвере на столбах повесили группу каких-то хиппи, за то что они срывали цветы с клумб, и скакали с ними по улицам. В Японском море, военные корабли только что закончили без разбору топить рыболовецкие суда. Силами правительств кое-как удалось прекратить сжигание на кострах директоров зоопарков...

Растительный и животный мир вздохнул, как казалось людям, с облегчением.


- Так тихо!! Тихо, сейчас я начну вас расстреливать, сволочи, если вы не заткнётесь!! - Генеральный секретарь ООН устало стучал молотком по трибуне. Но на него мало кто обращал внимание. Делегация Алжира продолжала размеренно набивать морды представителям Гондураса. Возле стены мирно лежала делегация Италии после дебатов с монголами. А монголы, войдя в раж, принялись дубасить китайцев...

- Тихо!! Прекратить!! - секретарь пальнул пару раз в воздух из револьвера. Монголы и алжирцы, после этого, решили перенести прения на потом. Те, кто спал на стопках бумаг в проходах, на секунду подняли свои головы, и моргнув в пространство красными от переутомления глазами, вернулись в объятия Морфея.

- Напоминаю, на повестке дня у нас только один вопрос: мы уже сделали то, что может предотвратить заморозку, или ещё нет? Какие будут предложения? - спросил секретарь.

- Остановлены уже все фабрики и заводы. - сказал представитель Канады.

- Да, и у нас расстреляли уже всех, кто вырубал леса. Занесите это в протокол. - добавил представитель Бразилии.

- Хорошо... Ещё есть какие-нибудь новости?

- У нас есть... Только на первый взгляд это покажется вам бредом. - сказал представитель России.

- Что? Говорите! Мы должны использовать всё, любой шанс, чтобы предотвратить катастрофу! - оживился секретарь.

- Вчера вечером, мне доложили о неком Фёдоре Ивановиче... Из деревни Головцы, Пензенской области. У него, в общем... тоже был контакт с инопланетянами, в 81-ом году. - немного смущаясь сказал представитель России.

Все в зале заседаний смотрели сейчас на него, некоторые начали ногами пинать спящих в проходах.

- Александр Петрович, дорогой вы наш... Ну вы же понимаете что это может быть обычный выдумщик, ну или сумасшедший? - глядя из под очков, произнёс секретарь.

- Конечно понимаю. Мы всё проверили, факты сходятся. Там, эээ... рядом секретная военная база, и они подтвердили факт посадки НЛО в тот день. Анализ образцов грунта с того места тоже это подтверждает.

- И что же... - растерянно сказал секретарь, - и что же там было?

- Что там было - сейчас уточняется. Дело в другом. Этот Фёдор Иванович... просит передать инопланетным представителям следующие слова...

- Какие?! Какие слова?!

- "Пусть Анш Гроо, разведчик из сектора Веги, вернёт мою корову, которую он бессовестно украл..." Говорит, что он его знает, и этот факт поможет всем нам. Это и нужно сказать при следующей встрече. - закончил Александр Петрович.

Мёртвая тишина секунд пять давила на барабанные перепонки отчаившихся политиков. Потом зал накрыла волна шума: кто-то смеялся, кто-то кричал, монголы опять вцепились в китайцев...

Новый выстрел в потолок усмирил горячие головы.

- Так... - начал секретарь, - нам нужно хорошо всё обдумать и разумно соотнести все факты, ошибка может стоить нам слишком дорого!


- ...Ваше время вышло, вы что-нибудь предприняли? - спросил галактический посол.

- А вы не заметили изменений на нашей планете? - спросил глава делегации землян.

- Они не существенны. У вас есть ещё что-нибудь?

- Есть. Александр Петрович, подойдите пожалуйста, да, вместе с Фёдором Ивановичем...

Посол уставился огромными, как блюдца, глазами, на двух подошедших:

- Ну?

- Дядь Фёдор, давай. - сказал представитель России.

- Дык тут дело вот в чём, значит. Сорок лет назад было. Пасу я, значит, колхозных коров. А тогда я, знаете, пацанёнком ещё был, лет семнадцать, или пятнадцать, уже и не помню...

- Шестнадцать. - подсказал представитель России.

- Ага! Ну и вот. Время - часа три ночи, прохладно, я лежу в стоге сена, коровки мои рядом, а роса кругом какая! Ну вот прям всё мокрое...

- Давайте ближе к делу! Наш флот уже два часа болтается на вашей орбите! - воскликнул посол.

- Ага, давай ближе. Ну и вот смотрю я, горит! И висит над лесом, а потом вниз как пошла! Вот так - вжых!

- Кто? - спросил посол.

- Как кто? Тарелка.

- Ага, вы наверное видели корабль разведки? - с пониманием спросил посол. - Но... это не повлияет на решение совета.

- Да что там, видел! Я познакомился с пилотом! Анш Гроо с Веги, кажется... Мировой мужик, как я думал, напитком меня угощал. У него аккумулятор полетел, и пока там то да сё, мы и познакомились. Вот только корову у меня украл.

- Как?! Что?! Вы утверждаете, что разведчик обокрал жителя обследуемой планеты?! Это недопустимо!! Немедленно доставить его сюда!! Хотя...это тоже не повлияет на решение совета. - закончил посол. - Но факт преступления должен быть подтверждён!


Через час на плато в пустыне сел ещё один корабль, спустился трап, и толпа синих инопланетян, лихо таща за цепи ещё одного своего соплеменника, приблизилась к месту переговоров.

- Фёдор! Федь, ты чего это?! Ты зачем меня оговорил?! Я ведь не брал у тебя никакой коровы! Ну! Скажи ты им! - крикнул пленник.

- Здоро́в Анш... Рад тебя видеть! А ты ничуть не постарел! - сказал Фёдор Иванович.

- За что ты меня так? - чуть не со слезами спросил Анш. - Меня же теперь распылят! Я же тебя шоттэ угощал, а ты ещё сказал что теперь я твой друг!

- Да помню, я тебя ещё научил костёр разжигать. Помнишь? Большой такой костёр, чуть руки не обожгли. - моргнув глазом спросил Фёдор.

Пленный веганец внимательно посмотрел на землянина и сказал:

- Помню! Но какая корова?

- Товарищ посол, про корову я выдумал, простите! Просто я хотел ещё раз увидеть этого инопланетянина. - сказал Фёдор.

Представители землян схватились за головы, пару человек даже упало в обморок.

- Выдумал?! Но зачем вы устроили этот галактический цирк?! - закричал посол.

- Эй веганцы, что будет Аншу за то, что он развёл у нас костёр? - спросил Фёдор Иванович.

- Хм... Неделя в карцере. - ответил один из них.

- Хорошо, извини Анш... - хитро прищурившись, произнёс Фёдор Иванович, - Уважаемый посол, а вот скажите мне пожалуйста: если в нанесении экологического ущерба планете Земля приняли участие представители других миров, следует ли из этого, что решение совета может быть отменено? Или теперь заморозят и всех жителей Веги? Как на это посмотрят другие жители галактики? Это ли не геноцид целого сектора? - Федора Ивановича было теперь не узнать, теперь уж на простачка он был точно не похож.

Веганцы схватились за оружие:

- Так просто мы не сдадимся! Мы разнёсем полгалактики!

Посол испуганно захлопал глазами:

- К.. какой ущерб?! Какой геноцид?! Вы что несёте?

- Ну, костёр. Слышали? Вредные выбросы в атмосферу от горения... А поджёг его веганец. Ущерб не большой, но он был. Извини Анш, ещё раз!

- Ничего дружище! Я как-нибудь отсижу недельку!

- Ну раз так... - растерянно сказал посол, поглядывая на стволы веганцев, - это тоже исключительный случай. Как полномочный представитель совета, я отменяю заморозку. Приносим свои извинения за неудобства...


- Фёдор Иванович, дорогой ты наш человек! Человечище! - со слезами радости, перекрикивая шум винтов вертолёта, кричал Александр Петрович. - Ты теперь герой планеты! Ну почему? Почему ты сразу не сказал про костёр? А придумал про какую-то корову?

- Дык не было никакого костра. Я выдумал его, Александр Петрович.

- Но как?! Я ничего не понимаю!

- Если бы я сразу сказал про этот костёр, веганцы послали бы всех на фиг, и даже близко бы не прилетели. Потому как это ерунда, по-сути. Но тогда, в 81-ом, Анш мне сказал что воровство в галактике - это большая редкость и приравнивается к убийству. Ведь когда я его увидел в первый раз, он сразу забежал в свою тарелку - не хотел значит, контактировать, не имел права. Я ему и крикнул: "Куда удираешь? Украл чтоль?" Он возмутился, и вышел. Так и познакомились... Вот так, в общем. А теперь я его вызвал, таким вот образом, придумав про корову. И вплёл всех веганцев в эту многоходовочку - риск конечно был, отрицать не буду...

- Но если костра не было, почему Анш согласился с тем, что он был? Он понял ваш намёк, а? Я видел как вы ему подмигнули!

- Да не хотел я. Просто когда волнуюсь у меня глаз дёргается.

- Так почему же... Почему вы решили что он нам поможет?!

- Ну я же отмазал его за корову.

- Вот дерьмо... Так он всё-таки её украл?!

- Нет.

Показать полностью
30

The "Turtle"

Я смотрел на немаленький купол, кое-где покрытый жирной копотью, и понимал, что меня обставили. Ехал я в образцовый тихий гарнизон чтобы, спокойно просидев там пару месяцев, поднять немного «соулов»*. Я мог оттрубить полгода и заработать на чудо шестой категории, а потратив два - уже третьей. И на шлюху ещё останется. И может даже из "Аэн Гаттери". Но два года - это в крайнем случае. Заманчиво конечно, но, я хотел сначала разведать обстановку. Агитатор, дерьма кусок, наплел мне баек, а я, осел, повелся. Даже дал ему сотню кредов - на это место стояла очередь. И вот, я смотрю на покрытую шестиугольными листами динамической брони бетонную "Черепаху"* с круглыми «волдырями» атакующих капсул по периметру. Долговременная автономная укреплённая огневая точка. На передовой. В двухстах рорнах* от столицы. Дерьмо!


- Эй ты, долговязый! - я окрикнул ковырявшего одну из пластин брони техника, в сером комбинезоне. - Мне нужен капитан Чедс!


Техник махнул рукой за спину и, не дожидаясь благодарности, вернулся к своей работе. Пришлось обходить. За зданием капитана не оказалось. Расспросив пару встречный рядовых, я пошел к наблюдательным пунктам. Ещё целый рорн пешком по перепаханной черной земле. Добравшись до левого окопа, я был обляпан густой грязью почти по пояс. Предстать перед своим офицером в таком виде. Дерьмо! В окопе четверо жилистых полуголых мужчин монтировали на основание автопушку Бринна с модернизированными оптодатчиками.


- Мне нужен капитан. - Никакой реакции. - Капитан Чедс!

- Чего тебе? - Закрепив орудие, один из них повернулся, вытирая руки о тряпку, висевшую на поясе.

- Капрал Ингл. - Я протянул ему бумаги и, попытался стукнуть каблуками сапог, но слой налипшей земли был такой, что я лишь стряхнул пару комьев с голенища. - Прибыл в ваше распоряжение!

- Сколько тебе лет? - Капитан вылез из окопа и встал передо мной. Широкая мускулистая грудь была испещрена шрамами.

- Двадцать, сар.

- Приехал за бабками и парой сотен «соулов», а? - Голубые глаза капитана зло жгли холодом. - Хочешь по лёгкому сорвать джекпот? Лучше бы ты отдал себя в аренду Краллам или провел пару сеансов в Доме Боли. Вали домой, сосунок! Не мешай мне работать.

Чедс развернулся и пошел прочь. На бумаги он так и не взглянул.

- Я лучший наводчик по эту сторону Шепчущего моря, сар! Можете удостовериться, все есть в бумагах!

- Бумаги... - Бросил капитан через плечо. - Докажи мне!


Через полчаса, кое-как счистив грязь, я уже сидел в брюхе «черепахи», за пультом оператора-наводчика. Застегнув шлем, подключенный к панели толстым силовым кабелем я калибровал систему.


- Эй парни! – Я почувствовал, как Чедс опёрся на спинку кресла. Сто процентов он еще и ухмылялся. - Сопляк хочет показать нам класс!

- Мне нужен оперативный простор, сар! – Кресло качнулось на компенсаторах – капитан отошел. – Наводчик готов, сар! Обозначьте цель!

- Обгорелое дерево на возвышенности, два часа. Огонь по готовности, капрал.

- Принято! – Хм, дальность предельная. Это было предсказуемо. Я повел прицелом. Кресло сдвинулось, жужжа сервоприводами. Поймав цель, я выстрелил. Где-то вдалеке грохнули спаренные стволы автопушки. Через секунду изломанный ствол на холмике разлетелся в щепки.

- Неплохо капрал Ингл, неплохо. Бери четверку. – Капитан пристукнул по моему шлему. - Ночная смена твоя, добро пожаловать в ад!


Я криво улыбнулся. Ну тебя нахер, капитан. Два месяца - и меня тут не будет!

Пока я знакомился с остальными тремя наводчиками и схемой расположения наблюдательных датчиков, укреплений и огневых точек «черепахи» (она кстати не сильно отличалась от типовой), день подошел к концу. Я готовился заступить на пост.

- «Сокол»* - «черепахе». Прием! – Сквозь помехи из коммутатора прорвался встревоженный женский голос. – Капитан! Чедс, как слышишь?! «черепаха» - это «сокол», прием! Прием, Чедс, мать твою!

- «Черепаха» - «соколу», прием! – Капитан подлетел к рации. – Что там, Бэт?

- «Мясоеды»!*

- Сколько?

- Первый раз вижу такую стаю! – В голосе разведчика проскакивали нотки паники. - Из столицы вышли два «слона»*, вместе с Высшим* и полком поддержки, но у вас будут только к утру, в лучшем случае. Мак, их просто дохера!

- Дерьмо! – Чедс сжал челюсти. - Дистанция?

- Рорнов пять-шесть. Двигаются быстро и прямо на вас! Я их «причесала», но направление они не поменяли.

- Принято. Спасибо, Бет. С меня пиво!

- Держитесь, парни! Отбой.

- Отбой. – Капитан бросил рацию радисту. – Все по местам! Есть грязная работенка, парни! К нам пожаловали выродки!


Освещение мигнуло и перешло в голубой спектр. Пехотинцы по двое разбежались в атакующие капсулы. Техники готовились к экстренным ремонтам, быстро подтаскивая запчасти, охладители и огнетушители.


- Доложить о готовности! – Капитан встал у тактических мониторов с голограммами укреплений и здания «черепахи». Получив подтверждение, он кивнул. – Давайте-ка заработаем пару «соулов»! Огонь по готовности, не ждите разрешения от папочки!

- Эй, Ингл! – Окликнул меня Горст, наводчик третьего расчета. – Что ты будешь делать с такой кучей бабла?

- Еще не решил, а ты?

- Крылья хочу… и здоровенный член! – Горст захохотал в голос.

- Контакт! – Риз на четвертом завертелся вместе с креслом.


Через секунду нам стало не до разговоров. В обучающих фильмах я видел активную биомассу. Перед выпуском нам даже показали одного мертвого «мясоеда», но тогда я думал, что это лишь графика и извращенная шутка нашего анатома. То, что я видел в визоре, услужливо увеличенное электроникой, было настоящим. Живым, мать твою! От человека остались лишь очертания фигуры. И то не у всех. Дополнительные конечности, костяные выросты, панцири, пасти. На любом мало-мальски подходящем для удара месте росли клыки, когти или шипы. Внезапно я понял, насколько моя жизнь зависит от меня, моих напарников и здания, в котором я сидел. Умирать не хотелось, так сильно, что зудело между лопатками. Продолжая выцеливать выродков, я давил гашетку. Автопушка заходилась лаем, посылая снаряды перемалывать тела. В визор я видел, как биомасса щерила оскаленные пасти и выла от боли, корчилась в судорогах, среди ошметков мяса и обломков конечностей. С той стороны тоже отчаянно боролись за жизнь. Жуткие звуки не долетали до меня, благодаря шлему, слоям бетона и брони, и самое главное расстоянию. Но это всего лишь вопрос времени, когда «мясоеды» прорвут оборону, проломят стену и мой череп. Выродки бегали очень быстро. Через минут десять мой расчет был уже окружен. Мне даже не нужно было целиться, я просто водил прицелом по сторонам и стрелял. Не обращая внимания на автоматику, биомасса перла на «черепаху». Еще через десять минут они уже стучали конечностями и карабкались по нашему корпусу. Нам срочно нужна была помощь!


- Капитан! Капсулы! – Крикнул оператор. – Третья и восьмая потеряны.

- Дерьмо! – Чедс видел, как два «волдыря» на голограмме мигнули и сменили цвет


Четыре взрыва отбросили толпу существ. Автопушки зависшего над «черепахой» разведчика едва сдерживали поток измененной плоти. Мы могли перевести дух на пару минут. Пехотинцы воспользовались заминкой и быстро расчистили пространство перед куполом струями огня.


- Вот вам подарочек, парни! – Коммутатор выкашлял в эфир голос Бэт. - Лично от меня!

Капитан схватил рацию.

- Бет, если выживем – буду поить тебя и твоих «соколов» в «Искре», пока не заблюете весь бар!

- Принято, «черепаха»! Иду на базу, сделаю еще заход!


Прошел час. Замолкли расчеты, оставшиеся пехотинцы перестали поливать огнем свои же стены –закончились боеприпасы. Вернувшись в нутро «черепахи», бойцы влезли в силовую броню, готовясь продать себя подороже. Судя по голограммам «мясоеды» сосредоточились на нескольких участках купола, методично кроша кости о бронированный бетон. Мы ждали.


- Мак! – Коммутатор шипел и плевался. – Мак, мы на подходе! Четыре минуты! У нас напалм и фосфор!

- Поздно, Бетти. – Капитан сплюнул. – Их слишком много. Не трать на нас боекомплект. Найди вожака и врежь этому ублюдку! Отбой!

Бэт что-то кричала, но Чедс щелкнул тумблером, выключив коммутатор.

- Погнали, парни! – Капитан открыл шкафчик и раздал оружие.


Пока состав готовился к последнему бою, капитан активировал все участки динамической брони и установил таймер. В «черепахе» раздавались вопли раненых и вой прорвавшихся чудовищ. По стенам текли брызги крови, черные в свете красных сигнальных ламп. Я проверил магазин в пистолете. Охеренно заработал себе на чудо, ничего не скажешь…


* «Соул» – Помимо основной валюты существует цифровой эквивалент ментальной энергии. Физически вся энергия добывается только через человеческие страдания и аккумулируется в хранилищах. Процесс получения трудоемкий и в большинстве случаев смертельно опасен для живого существа. Используется исключительно для колдовства и функционирования магических предметов. Можно получить в качестве поощрения несколько «соулов» на свой банковский счет, выполняя убийства, занимаясь изощренной проституцией, сдавая тело в аренду для различных опытов в клиниках Краллов, или подвергаясь бесчеловечным пыткам в Доме Боли (в случае выживания посетителя, на его счет переводят 40% «добытых» в процессе «соулов», 60% взимается в виде комиссионных).

* «Черепаха» - Жаргонное название автономной укрепленной точки в виде толтостенного бетонного купола, покрытого гексагональными плитами динамической защиты. В радиусе двух рорнов «по фронту» имеет разветвленную сеть различных датчиков и автоматических орудий. По периметру купола дополнительно вмонтированы автопушки, огнеметы и атакующие капсулы. Личный состав: три офицера, четыре оператора-наводчика, двадцать пехотинцев и десять техников. При отказе орудий, или захвата точки, имеется возможность подрыва всей динамической защиты.

* Рорн – Мера длины, в стандартном сухопутном рорне - 1,5 километра.

* «Сокол» - Разведывательный летательный аппарат. Оснащен тремя легкими автопушками Бринна, комплектом из четырех ракет «воздух»-«воздух» или «воздух»-«земля».

* «Мясоеды» - Жаргонное название мутировавших организмов, активной биомассы. Питаются ментальной энергией. Сбиваются в стаи. В стаях более пяти тысяч особей появляется вожак. Нередко проявляет зачатки разума и быстро эволюционирует, что позволяет организованно и эффективно руководить стаей. Стремятся захватить как можно больше живых пленных. Цель – причинение максимальных физических и эмоциональных страданий для добычи ментальной энергии. Активно используются сепаратистами в качестве «живого щита». По некоторым неофициальным версиям – являются побочным продуктом экспериментов Краллов.

* «Слон» - Тяжелое орудие. Применяется для ударов по площадям.

* Высшие – Люди, способные использовать ментальную энергю. Пользуются неограниченной властью и привилегиями. Раньше Магия Крови была доступна многим, но с течением времени способность выродилась. В настоящее время Высших мало. Способность передается генетически, при условии наличия дара у обоих родителей. Практически каждый Высший извращен властью и вседозволенностью. Держат слуг для различных пыток, как личный источник энергии. Особо одаренные могут генерировать энергию из собственной боли и аккумулировать из чужих страданий.

P.S.  Картинку украл из интернетов.

The "Turtle" Черепаха, Авторский рассказ, Крипота, Фантастика, Длиннопост
Показать полностью 1
194

Двенадцатые

Он набрал полные лёгкие воздуха и нырнул, но вскоре кислород оказался ему не нужен. Ушли считанные секунды на то, чтобы криогенная жидкость превратилась в молочно-белую глыбу льда. Массивная железная крышка запечатала контейнер, надёжно оградив заточённое внутри тело от воздействий внешней среды. На одном из дисплеев пошёл обратный отсчёт.


Подопытный номер 11, если верить таймеру, должен был пролежать в заморозке ещё 364 дня, 23 часа, 59 минут и 19 секунд. Андрей мысленно содрогнулся, представив температуру внутри контейнера. Как на такое вообще можно было пойти по доброй воле? Дело даже не в низких температурах. А в полной беспомощности и неизвестности. Стопроцентная зависимость от криогенной техники. Любая неполадка может привести к летальному исходу. А год – это большой срок.


Андрей вспомнил, как позавчера в квартале на несколько часов отключилось электричество. Это ещё хорошо, что камеры подстрахованы надёжными и мощными аккумуляторами. А если бы их не было? Криогенная лаборатория в одно мгновение превратилась бы в морг. А 10 лежащих в камерах человек ничего бы не смогли сделать для спасения собственной жизни.


Андрей вышел из помещения с криогенными установками, прошёл дезинфекционный шлюз, снял в раздевалке защитный костюм и некоторое время неподвижно сидел на скамейке, прислонившись спиной к дверце шкафчика. Ему предстоял разговор. И он интуитивно понимал, что разговор этот вряд ли будет приятным.


В дверь раздевалки постучали.

- Входите! – отозвался Андрей.

Дверь приоткрылась.

- Ты там одет?!

Андрей сидел в трусах и футболке.

- Да! – крикнул он, натянув джинсы.

В дверь заглянула Марина с двумя стаканчиками кофе. Она будто с сомнением оглядела пустую по причине позднего времени, раздевалку. Зашла внутрь и поставила один из стаканчиков на скамейку, рядом с Андреем. Даже не пробуя, он точно знал, что в стаканчике капучино.


- Принесла тебе кофе, - сдержанно улыбнулась Марина. - Время позднее, а тебе ещё домой ехать…

Андрей был достаточно зрелым для своих 25 лет человеком, чтобы понимать прозрачные намёки. Но на всякий случай уточнил:

- Уверена?

- Уверена. - мягко сказала Марина. Для своих 32 лет она была достаточно зрелой, чтобы не оставлять в таких ситуациях беспочвенных надежд.


- Понимаю, - неожиданно для неё кивнул Андрей. - И в принципе даже в чём-то согласен.

Она немного растерялась.

- Во-первых, мы вместе работаем. - Совершенно спокойно продолжал Андрей. - А романы на рабочем месте редко хорошо заканчиваются. Тем более, что Самуилович уже явно начал что-то подозревать. Для тебя это может обернуться неприятностями. Мне этого совершенно не хочется.

Марина согласно кивнула.


- А, во-вторых, у тебя есть дочь, которой нужен отец. А тебе самой нужен зрелый мужик и полноценные отношения, а не просто сомнительный служебный роман со вчерашним студентом.

Марина снова кивнула.


- И я не буду тебя убеждать в обратном. Могу только сказать, что мне жаль, что я произвёл такое впечатление. Ну и ещё, что мне было очень хорошо. Роман был прекрасный.

Они помолчали.

- Спасибо тебе, - наконец сказала Марина.

- Это тебе спасибо, - улыбнулся Андрей, - жаль, что с Дашкой так и не познакомился. Надеюсь, всё у вас будет хорошо.


Он подошёл к ней, положил руки на тёплую талию и аккуратно поцеловал в щёку.

Марина посмотрела ему в глаза.

Второй стаканчик с кофе, который она по-прежнему держала в руке, полетел на пол. Андрей почувствовал её руки у себя на плечах.


Когда всё закончилось, они долгое время лежали и молчали. Будто выброшенные на берег морской волной - обнажённые, хватающие ртами воздух.

- В душ?

- В душ.


Некоторое время они стояли под горячей водой.

- Обожаю твоего чеширского дракона. - Наконец произнёс Андрей, проводя пальцами по татуировке на её спине.

- Видел бы ты, какой там партак был сначала…

- Ты не передумала расставаться? - Как бы между делом спросил он.

Марина вздохнула и положила голову ему на плечо.

- Не знаю. Не хочу сейчас думать. Ненавижу принимать решения в ванной.

- Это душ.

- Всё равно. Горячая вода, пар и пена.

- Выходим?


Андрей выключил воду.

- Жди здесь. Я принесу тебе полотенце. - Сказала Марина торопливо выходя из душа.

- Спасибо! - громко сказал он ей вслед.


Из раздевалки до него донесся еле слышный скрип, как бывает, если провести пальцем по мокрому стеклу. Сразу за ним последовал короткий вскрик. А затем страшный глухой удар.


Андрей аккуратно, но быстро зашагал босыми ногами по мокрому скользкому кафелю. Он выглянул в раздевалку.

У порога лежал кофейный стаканчик. Рядом разливалась тёмно-коричневая лужа, которая выглядела так, будто кто-то неумело попытался вытереть её одним широким движением. Андрей почему-то вспомнил, что так и не отпил из своего стаканчика, который по-прежнему стоял на скамейке.


Марина лежала на полу. Глаза были открыты и неестественно закатаны. Рядом с её головой растекалась ярко-красная лужа.

- Нет. Нет-нет-нет-нет… - сам того не сознавая бормотал Андрей, наклоняясь к телу.


Только что они говорили. Только что всё было хорошо. Сколько крови. Какая огромная рана. Кровь льётся так быстро...

«Хватит паниковать», - сухо и резко заговорило подсознание. «Если хочешь что-то сделать - думай. Думай своей головой».

Андрей взял себя в руки. Рана тяжёлая. Времени мало. Если оно вообще есть. Бежать за помощью бессмысленно, не успею. Аптечка тут не поможет. Нужно что-то быстрое и кардинальное.


Криокамера. Это не спасёт, но даст время.

На поиск решения он потратил около двух секунд. По ощущениям - по меньшей мере, неделю.

Андрей осторожно подхватил Марину под руки и потащил, стараясь не делать слишком резких движений.

Он миновал дезшлюз. Двенадцатая криокамера, на его счастье, находилась ближе всего к выходу. Он подтянул Марину на входную площадку, которая была вровень с крышкой камеры. Спрыгнул вниз, подскочил к консоли и нажал кнопку активации.


Металлическая крышка пошла вверх. Камера стала заполняться жидкостью. Как только она наполниться у подопытного будет ровно 10 секунд на то, чтобы погрузиться в камеру.

Андрей посмотрел на дисплей таймера.

У всех подопытных был заранее выставлен срок пребывания в камере. У каждого он был разный. Программу задавал лично Анатолий Самуилович.


Одиннадцатый подопытный должен был провести в заморозке год. Седьмой - два года. Девятого заморозили на месяц. Даже если двенадцатая камера была запрограммирована на сутки - этого бы хватило.


Он смотрел на таймер и не верил, что после всего произошедшего судьба так над ним подшутила.

Двенадцатая камера была запрограммирована на 36500 дней.


Он взлетел на площадку. Марина медленно дышала. Белки глаз были залиты кровью. Лицо исказила гримаса мучений.

Прозвучал сигнал о том, что камера заполнена и готова принять подопытного.

Андрей посмотрел вниз. От жидкости уже начал исходить белёсый туман.

Сто лет вечного холода. Сто лет полной беспомощности. Сто лет отчаяния. У него было всего десять секунд на решение. Но ему хватило двух. Он подхватил Марину и шагнул вниз. Жалел он только о том, что не вдохнул побольше кислорода.

Но кислород ему не понадобился.

Показать полностью
102

Хроники Института

Внезапно я осознал правоту оппонента, но полёт энциклопедии остановить было уже невозможно.


Увесистый том, кувыркаясь в воздухе, описал правильную дугу и всем своим весом, умноженным на силу притяжения, ударился о красную кнопку с большой подписью "ОСТОРОЖНО!". Чистая случайность привела в действие механизм, который я всеми силами старался оградить от случайностей.


Во всём здании (да и во многих соседних) погас свет. Слишком уж много энергии требовалось для собранной мной установки. Слишком уж это энергозатратное дело - путешествия во времени.


Собственно, это последнее, что я помнил до перемещения - лицо моего научного руководителя Анатолия Самуиловича. Который битый час безуспешно доказывал мне, 23-летнему дураку, что даже если моя экспериментальная установка сработает, и мне действительно удастся переместиться в прошлое, то это будет совершенно непрактичный и мучительный опыт. Поскольку перемещению подлежит исключительно моё сознание, а никак не физическое тело.


Я активно возражал, аргументируя это тем, что переместить сознание себя сегодняшнего во временную точку себя вчерашнего - это фактически полноценное путешествие во времени. И именно поэтому я планирую перемещение на сутки назад. Тем более, что специально, в целях эксперимента, я эти сутки благоразумно проторчал дома - никуда не выходя и ни с кем не разговаривая.

После перемещения я планировал провести эти сутки точно таким же образом. Это по идее должно было исключить вероятность временных парадоксов.


- Да поймите же вы, идиот! - Бушевал Анатолий Самуилович, - переместиться сможет только ваше сознание! Вы окажетесь в своём вчерашнем состоянии, допускаю! Но будете только наблюдателем, запертым в собственном теле! И это мы ещё даже не подошли к фундаментальному вопросу, который я вам задал, когда вы только пришли ко мне с этим кошмарным проектом!

Он сжал пальцами переносицу и зажмурился.

- Максим, объясните: как можно быть таким талантливым в технической части и при этом - полным идиотом по части элементарной теории?! - простонал он.

Мой научный руководитель кинул мне томик энциклопедии по элементарной физике, и сердито процедил:

- Учите матчасть. И думайте уже, в конце концов, своей головой…


Я в сердцах запустил этот томик, стараясь целиться куда угодно, кроме Анатолия Самуиловича. Пока книга летела, меня озарила догадка и я осознал, что мой научный руководитель был, как всегда, беспощадно прав.

Но сделать что-либо было уже поздно.


Я не знаю сколько длилось перемещение. И какие единицы времени тут вообще были бы применимы.

По ощущениям это выглядело так:

Анатолий Самуилович стоит в трёх метрах от меня и смотрит своим обычным снисходительно-укоряющим взглядом, в то время как корешок энциклопедии звучно обрушивается на красную кнопку (которую я собственноручно откопал для эксперимента в остатках списанного оборудования).

Гаснет свет.

Из темноты проступают очертания моей комнаты. Судя по свету из окна - сейчас полдень.

Вчерашнего дня.


Сознание моментально адаптировалось под ситуацию. Весь наш с Анатолием Самуиловичем вечерний спор и неудачный бросок энциклопедии теперь воспринимались как страшный сон. А реальностью стали моя комната, кровать, на которой я, судя по ощущениям, полулежал и солнечный свет, бьющий из окна. Вот только я прекрасно помнил этот момент и знал, что через пару минут мне позвонит моя бывшая жена Марина. Я вчера (то есть теперь уже сегодня) не брал трубку. В основном, потому что не хотел обсуждать с ней неприятные денежные вопросы. Хотя себя я убеждал в том, что просто не хочу создавать ситуацию чреватую временными парадоксами, в том случае, если эксперимент с перемещением закончится удачей.


Так и случилось. Телефон действительно зазвонил. На дисплее отображались Маринины имя, фотография и номер телефона. Он беззвучно вибрировал. И я был бы очень рад теперь взять трубку и услышать её голос.

Вот только сделать я ничего не мог.


Научный руководитель был полностью прав. Я каким-то образом сохранил осязание, зрение и обоняние. Но самостоятельно двигаться и говорить не мог. Моё тело лежало на кровати, ходило по квартире, читало новости. Время от времени я слышал собственное бормотание и даже пение. Оно в точности повторяло всё, что я делал вчера. Мне оставалось только ждать и наблюдать.


Это были крайне неприятные часы. По собственной воле нельзя было даже закрыть глаза. Поначалу я пытался воображаемыми усилиями подчинить себе организм. Но всё было напрасно.

Через некоторое время мне опротивела собственная комната.


23 мучительных часа спустя, я с радостным волнением наблюдал за собственными сборами. Потом была короткая вечерняя прогулка по свежей после дождя улице. Затем встреча с Анатолием Самуиловичем.

Освобождение было уже совсем близко.

- …И это мы ещё даже не подошли к фундаментальному вопросу, который я вам задал когда вы только пришли ко мне с этим кошмарным проектом!


Что-то меня насторожило в этой фразе. Вчера я был слишком занят своим ущемлённым самолюбием и не обратил на неё внимания. Какая-то мрачная догадка стала назревать в моём вымотанном сознании.


Он сжал пальцами переносицу и зажмурился.

- Максим, объясните: как можно быть таким талантливым в технической части и при этом - полным идиотом по части элементарной теории?! - простонал он.

Мой научный руководитель кинул мне томик энциклопедии по элементарной физике, и сердито процедил:

- Учите матчасть. И думайте уже, в конце концов, своей головой…


Как и вчера, мои пальцы сжали томик энциклопедии. Как и вчера они в сердцах швырнули томик в том же направлении. Как и вчера меня озарило.


Я вспомнил фундаментальный вопрос, который задал мне Анатолий Самуилович, когда я впервые пришёл к нему со своими наработками.

"Как вы думаете", - спросил он, хмуря густые брови, - "Что случится с телом участника эксперимента после того, как его подвергнут такому напряжению? Переживёт оно такое количество прошедшей сквозь него энергии? И если не переживёт: что случится с сознанием переместившегося, когда оно повторно достигнет точки отправки?".


Энциклопедия летела к кнопке. Я вспомнил, как в прошлый раз во всём здании отключился свет. Огромное количество энергии.


Внезапно я опять осознал правоту своего оппонента. Но полёт энциклопедии остановить было уже невозможно.

Показать полностью
2698

Симптом

Однажды я сделал открытие


Был поздний пятничный вечер.

- Ты пойдёшь спать? - поинтересовалась Лида, проходя мимо моего стола. На ней была новенькая шёлковая ночная сорочка на бретельках. Я машинально "агакнул" в ответ и вернулся к монитору. Где была развёрнута увлекательная статья о том, как диагностировать у себя раннюю стадию шизофрении. Этот вопрос меня всегда интересовал.


- Ты скоро? - спросила она через несколько минут. Одеяло было аккуратно откинуто. Она лежала, изящно закинув ногу на ногу. Я рассеянно кивнул и вернулся к описанию главных симптомов. Некоторые из них выглядели подозрительно знакомо.


- Ты как хочешь, а я - спать, - со странной ноткой горечи в голосе проговорила Лида в подушку. Одеяло было по-прежнему откинуто. Она лежала на животе. Сорочка открывала красивую гладкую спину, выгодно подчёркивала талию и облегала всё, что шло ниже. Я повернулся корпусом на стуле, обозначив своё намерение вставать и погрузился в завершающую часть статьи. Где предлагался короткий тест на признаки шизофренического мышления.


Ещё четверть часа спустя, я наконец-то закончил с тестом, встал со стула и посмотрел на завернувшуюся в одеяло Лиду. Она уже спала, приняв позу эмбриона и отчётливо похрапывала. Статья была прочитана, тест пройден. Но я и без этого понял, что никаких признаков шизофрении у меня нет.

Я просто тупой.

103

Порядочные люди

- Ну ты, Антоха и учудил..не ожидали от тебя такого..
Финансовый директор ООО "Рогокопытный завод", тощий дяденька с багровым от алкоголизма лицом, пристально смотрел на сидевшего перед ним на стуле печального молодого человека.
- Историю в школе небось прогуливал?-
Подключился к разговору зам директора по техническим вопросам, рыхлый мужик лет пятидесяти,
- не знаешь что с растратчиками делали при Сталине? В 90% случаев - вышка!
- И вроде не пацан, а туда же! -Поддержала разговор главный бухгалтер предприятия,
- Перерасход средств на 5 тысяч рублей! Да ещё при каких обстоятельствах!
Антон молчал. Сказать себе в оправдание было решительно нечего. Перед глазами вставал тот последний вечер в городе К, где он, командированный предприятием инженер, вместе с подрядчиками отмечал удачную сдачу объекта. После третьей рюмки пошел вразнос и поил всех кто попадался под руку. В результате перерасход средств на корпоративной карте, потерянный где то пропуск и жуткое похмелье.
- Так что же с тобой теперь делать..,-
финансовый директор медленно снял очки, -
Про премию, естесственно, на ближайшие пару месяцев, можешь забыть.
Увольнять пока не будем, но про выговор с занесением в трудовую ещё подумаем..ну и естественно, растраченные средства необходимо будет возместить..причем строго в отчётный период.. Александр Сергеевич и Вита Павловна думаю со мной согласны..
За спиной Антона скрипнула дверь кабинета. "Кого ещё принесло", - подумал морально уничтоженный Антон.
-Добрый вечер почтенной компании!
В кабинет неторопливой походкой зашёл Филипыч, начальник отдела кадров.
-В чем провинился этот несчастный?
Филипыч обвел взглядом собравшееся начальство,
- Неужто вор?
- Хуже, Алексей Филипыч
Взяла слово главбух, - растратчик он!
- И много растратил?
- Четыре тысячи семьсот восемьдесят три рубля!
- Гм..сумма серьезная. Прогулял значит?
Филипыч посмотрел на понурого Антона.
Антон молчал.
- Плохо. Ну да ничего страшного. Специалист ты хороший, раньше за тобой таких дел не водилось. Надеюсь и впредь не будет. Обещаешь?
- Обещаю, Алексей Филипыч.
Вот и всё. Премию тебе мы сохраним. Деньги на карту положишь завтра. Думаю на этом можно собрание заканчивать.
- Ну, Алексей Филипыч, а если люди узнают..у нас бригады в командировках постоянно..начнут массово превышать..
- Не переживайте, Денис Юрьевич. Все будет в порядке. У нас на предприятии только порядочные люди, не так ли?
Выйдя из кабинета Антон вытер пот, и побрел в курилку. В голове вертелась одна мысль "Как этот дед меня так легко отмазал? И почему?"
На следующее утро Антон пришел на завод раньше чем обычно. Возле проходной остановился покурить. Рядом стоял пожилой охранник дядя Саша.
-Дядь Саш, дайте зажигалку. Моя вот закончилась..
- Держи. А чё это тебя к директорам таскали?
- Да вот..пробухал в командировке 15. А отчитался за десять..
- И что?
- Вроде обошлось. Филипыч зашёл и отмазал быстренько. До сих пор не пойму как и почему..
- Да куда ж тебе понять. Это мы сейчас рога и копыта производим..а раньше тут был завод подъемно-транспортного оборудования. Первый в Союзе. И Филипыч у нас был особистом. Так вот в 80х он лично Дениса, теперешнего фин директора, за хищения увольнял по статье. И Александра этого толстого за пьянку с начальника участка снял, было дело. Так что повезло тебе в этот раз, Антоха..повезло.

Показать полностью
92

Конфликты

Однажды я размышлял о конфликтах


Я сидел на работе. Мучался от духоты и старался хоть как-то поддерживать рабочий процесс.


Тут к моей коллеге Ирине, сидящей за смежным столом, подошла её заклятая подруга из соседнего отдела. Они принялись обмениваться колкостями. Так, что со стороны это выглядело как дружеская беседа.


- Ой, а телефончик-то у тебя какой старенький, покоцанный, - прощебетала среди прочего ирина подружка. Ира на секунду смутилась и ответила чем-то не менее ядовитым.


Вот ей-богу не понимаю этот женский метод ведения конфликтов. Попробовал бы мне коллега-мужик что-нибудь подобное ляпнуть... Я бы сразу ему с размаху всё лицо расцарапал, да все волосы бы повыдергал…

65

На своём месте

Это окончание серии постов "Смотритель "Маяка"


Выпуск 1

Выпуск 2

Выпуск 3

Выпуск 4

Выпуск 5

Выпуск 6

Выпуск 7

Выпуск 8

Выпуск 9

Выпуск 10


- Ирина, я уже три раза обшарил комнату. Единственное, что я обнаружил – это то, что нам стоило бы почаще делать уборку. Тут ничего нет.

- Смотритель, источник сигнала находится за этой стеной.

- За этой стеной находится открытый космос.

- Я уверена, что нет.

- Я уверен, что да. Хочешь поспорить?

- Давайте так, Марк. Если я окажусь права, то вы целый месяц будете общаться с центром лично. Без моего посредничества.

- Но-но.. – осадил Ирину Шнайдер, - Не надо так резко поднимать ставки. Давай я сперва осмотрю комнату через спектрометр, проведём молекулярный анализ, сделаем трёхмерную развёрстку станции. И если не будет результатов, то тогда может быть я и поспорю с тобой на такие вещи…


Стена внезапно уехала в сторону. За ней обнаружился длинный, хорошо освещённый коридор.

- Ирина! Это ты сделала?

- Нет, Марк. Я к этому не имею никакого отношения.

Марк подошёл к образовавшемуся проёму. Пол коридора выглядел вполне надёжным. Смотритель осторожно попробовал наступить на него ногой. Ничего не произошло. Он вздохнул и медленно зашагал вперёд, то и дело оборачиваясь. Проём за его спиной оставался открытым.

По бокам были одинаковые белые двери без каких-либо обозначений. Только одна из них была приоткрытой. Та, к которой вёл коридор.


Шнайдер распахнул дверь и увидел помещение, плотно заставленное техникой. Стена напротив была увешана множеством мониторов. На некоторых из них Марк смог разглядеть знакомые интерьеры отсеков «Маяка». Другие показывали совершенно незнакомые смотрителю пейзажи и диковинных существ. Под мониторами был стол с пультом управления, за которым стояло массивное вращающееся кресло, обращённое спинкой к двери.

Кресло медленно и весьма эффектно повернулось на сто восемьдесят градусов.

На широком сиденье, сложив мощные лапы на животе развалился крупный кот. Он, не мигая, смотрел Марку прямо в глаза.

- Ну здравствуйте, смотритель Шнайдер, - произнёс кот неожиданно низким и глубоким голосом, - очень приятно, наконец, познакомиться с вами лично.

- Я схожу с ума, - пробормотал Марк и свалился в обморок.


Когда Марк открывал глаза у него теплилась надежда, что происходящее окажется всего лишь сном. Надежды не оправдались. Кот по-прежнему сидел в кресле и смотрел на Шнайдера круглыми зелёными глаза.

- Думаю, у вас ко мне много вопросов, - предположил кот. – Вы можете не стесняться и задавать их.

- Кто ты такой? – как следует поразмыслив спросил Марк. Он всё ещё лежал на полу. Чисто из практических соображений – ситуация не исключала повторного обморока, а расшибить лоб обо что-нибудь твёрдое Марк не хотел.

- В философском смысле? – уточнил кот. – Я учёный, жаждущий познания и ответов на главные вопросы…

- Нет, пожалуй, лучше в конкретном, - перебил его Марк. – Как тебя зовут и что ты делаешь на моей станции?

Марк на секунду задумался.

- Ну и каким образом ты разговариваешь – тоже было бы неплохо узнать. – Добавил он, - Хотя это не первоочередное.


Шнайдеру показалось, что кот насмешливо улыбнулся.

- Меня зовут Максимилиан Сикорски. Я был смотрителем «Маяка». В каком-то смысле остаюсь им до сих пор. Я занимаюсь исследованиями и экспериментами.

- Почему никто о тебе ничего не знает?

Кот помолчал. Затем тяжело спрыгнул с кресла и подошёл к Марку.

- Пройдёмся? – предложил он.


Они медленно шли по коридору

- Правительство всегда лезло в мои эксперименты. Множество запретов. Куча бюрократии. Бесконечная отчётность. И всё время под руку суется комиссия по морально-этическим нормам со своими идиотскими вопросами. «Сикорски, зачем вы наделили разумом ананас? Сикорски, зачем вы скрещиваете козу с пумой? Сикорски, как вышло, что Сан-Франциско сметён с лица земли?».

Кот возмущённо засопел и прижал уши к голове.

- В конце концов, мне подвернулся удобный случай, - продолжил он, чуть успокоившись, - я провел не слишком удачный эксперимент по переносу своего сознания в другое тело…

- Да, - мрачно кивнул Марк, - Я видел результаты таких экспериментов.

- Ты про Томаяцу Исимуру и «Тёдзё гэнсё гароссю»? Это очень печальная история. Мы дружили несколько лет и именно я подкинул ему идею этого эксперимента. Хотя я предупреждал, что источники энергии должны быть стабильными и отговаривал его от попыток. Он меня не послушал – и вот результат. 30 лет в другом измерении.

- Сигнал. – Догадался Марк. – Это ты вернул «Тёдзё гэнсё гароссю»?

Кот кивнул.

- Да. Я надеялся, что Томаяцу ещё можно спасти. Но к моему большому сожалению – он совершенно обезумел. Жаль, что ты с ним не встретился до этой истории. Прекрасный был человек.


- А лепрекон?

Кот смутился.

- Я подманил его монетой, которую украл у него много лет назад.

- Зачем!?

- Зачем подманил или зачем украл монету?

- И то и другое.

- Подманил для того, чтобы добыть его кровь и выделить из неё гены, отвечающие за способность к телепортации. А монету украл, потому что в те времена был молод, пьян и это показалось хорошей идеей.

- Он мог меня убить!

- Я наблюдал за ситуацией и вмешался бы, если бы до этого дошло, - возразил кот.


- А что насчёт неизвестного, который недавно проник на станцию и теперь болтается вокруг неё?

- О, это был посланник «Института» - засекреченной международной организации, которая время от времени пытается украсть мои наработки. Эти ребята постоянно за мной охотятся. Очевидно у них в штате появился кто-то умный, раз они догадались, что я прячусь на «Маяке».

Марк переваривал информацию.


- В общем, - продолжил кот по имени Максимилиан Сикорски свою историю, - Я провел не совсем удачный эксперимент по переносу своего сознания в тело кота.

- Почему именно кота? – встрял Марк.

Кот смерил его тяжёлым взглядом.

- Что было то и использовал. – Наконец процедил он. - Сознание переместилось благополучно. А вот человеческое тело не выдержало нагрузки и скончалось. Я решил, что официально стать мёртвым это прекрасная возможность. «Институт» оставил меня в покое. Центр управления перестал донимать своими глупостями. Я смог спокойно продолжить свою работу.


Они остановились возле одной из дверей, расположенных в том конце коридора, который был ближе к отсекам «Маяка». Марк видел сквозь проём, через который попал сюда, как в отсеке обеспокоенно ползает туда-сюда генно-модифицированный хамелеон-альбинос Патрик.


Кот толкнул лапой дверь.

За ней оказалось небольшое помещение, в центре которого стояла большая капсула. Очень похожая на медицинскую, но только без стерильно-белого цвета в оформлении. Лежак был обит красным бархатом.

- Это «Волюптатем», - сообщил кот. – Аппарат, который считывает в сознании наиболее позитивные факторы и на этой основе конструирует виртуальную реальность.

- Выглядит довольно потасканным, - заметил Марк, кивая на протёртое в бархате пятно, повторяющее очертания кошачьего тела.

- Я использовал его в научных целях, - Ответил кот и почему-то отвёл глаза в сторону.


- У меня к тебе есть предложение, Марк.

- И какое же?

- Я дам тебе полный доступ к «Волюптатему». Ты получишь ту жизнь, которую хотел.

Шнайдер удивлённо вскинул брови.

- Сам подумай, - Продолжил кот. – Ты ведь прибыл на станцию, потому что хотел покоя. И ты его не обрёл. Вместо него ты получил постоянное чувство тревоги и боязни за собственную жизнь. Это всё не для тебя. Вот, - кивнул он на капсулу, - Для чего ты здесь. Только подумай – ты наконец-то сможешь ни о чем не тревожиться. Не волноваться. Никому ничего не доказывать.

Марк задумался.

- А взамен?

- А взамен я ненадолго одолжу твоё тело, для небольшой поездки на Землю. А затем верну. В целости и сохранности.


Марк хорошенько подумал. Взвесил все «за» и «против». И в конце концов сказал:

- Нет.

- Почему? – Удивился кот.

- Потому что не хочу. Потому что мне нравится та жизнь, которой я сейчас живу. Это моя станция. Проблемы, которые на ней возникают – это мои проблемы. И я с ними вполне справляюсь. Причём без твоей помощи. К тому же мне не нравится идея доверить своё тело малознакомому коту для каких-то сомнительных дел. И попасть в твой пользованный ящик наслаждений я тоже не хочу.

- Ладно, - кивнул кот. Марку показалось, что он увеличивается в размерах. – Не хочешь по-хорошему. Придется показать тебе пару моих генных модификаций…


Если пару секунд назад Сикорски выглядел просто крупным котом, то теперь он размерами, мускулатурой и выражением морды скорее напоминал льва. Пасть растянулас ь хищным оскалом.

Лапа с крупными когтями подхватила Марка за ворот и швырнула в раскрытую капсулу.

- Ты правда думал, что я дам тебе выбирать? – Проревел Сикорски. – Кем ты себя возомнил?

- Хранилище готово к извлечению, - приветливо сообщила капсула «Волюптатема».

Одна мощная лапа крепко давила на грудь Марка, прижимая его к красному бархату. Другая направляла на его лоб что-то подозрительно напоминающее хирургический лазер.

«Ну вот и всё», - пронеслось в голове у Марка, - «Теперь мне точно конец». В глазах у него темнело от нехватки воздуха.


- Ты ещё здесь откуда? – Вдруг удивлённо зарычал кому-то Сикорски. А затем вдруг завалился всей тушей на Марка, заслонив своей головой, ударивший из инструмента тоненький красный луч.

- Извлечение завершено, - сообщила капсула, - основная личность помещена в хранилище.


Массивное мускулистое тело стало резко сокращаться в размерах, до тех пор, пока не превратилось в нормального крупного кота. Некоторое время он обездвижено лежал у Марка на животе. Затем кот медленно встал на лапы и стал ошалело оглядываться. Наконец, его растерянный взгляд остановился на лице смотрителя.

- Мяу! – Жалобно пискнул он.

Марк трясущейся рукой погладил кота по загривку. Затем осторожно снял его со своего живота, поставил на поверхность сиденья и сел рядом.

- Спасибо, Патрик. – Сказал он, сидящему на полу хамелеону, - Ты опять меня спасаешь…

- Будешь. Должен.


Смотритель вышел из коридора в отсек «Маяка».

- Ирина, ты не поверишь, что там произошло…

- Марк, - неожиданно серьёзным тоном прервала Ирина, - Не хочу вас пугать, но за время вашего отсутствия на станции возникла критическая ситуация.

- Насколько всё серьёзно? - нахмурился смотритель.

- Вокруг станции расположились три вооружённых космических корабля. Два из них - внеземного происхождения. Третий идентифицировал себя как "Институт" и требует выдать им смотрителя станции - живым или мёртвым.

- Так. - кивнул Марк. - Что ещё?

- Ещё у нас в грузовом отсеке агрессивная инопланетная форма жизни, которая в данный момент прогрызает двери.

- Угу. Что ещё?

- Ещё у нас отказал один из двигателей. Он грозит вот-вот взорваться.


Шнайдер напряжённо размышлял.

- Марк, - осторожно сказала Ирина, - Шансы на благополучный исход практически равны нулю. Будет логично, если вы срочно эвакуир…

- Без паники, Ирина, - прервал её смотритель станции "Маяк". - Кажется, у меня возник отличный план…

Показать полностью
63

Банзай

Это продолжение серии постов "Смотритель "Маяка"


Выпуск 1

Выпуск 2

Выпуск 3

Выпуск 4

Выпуск 5

Выпуск 6

Выпуск 7

Выпуск 8

Выпуск 9


День на орбитальной станции «Маяк» подошёл к концу.

Марк почистил перед сном зубы, принял душ и, обмотавшись полотенцем, направился в свою каюту. По дороге он остановился у одного из бортовых иллюминаторов, сверился с часами и посмотрел сквозь стекло. Там неторопливо проплывало тело незнакомца, не так давно совершившего загадочное нападение на станцию. Оно совершало полный оборот вокруг станции каждые четыре часа. Марк удовлетворённо кивнул, убедившись, что его часы идут верно.


Он собрался было продолжить свой путь в каюту. Но тут в иллюминатор ударила вспышка яркого синего света.


Марк чертыхнулся, отвёл взгляд и поморгал, чтобы восстановить зрение. Вспышка погасла. Смотритель осторожно заглянул в иллюминатор.

Рядом со станцией появилась незнакомая чёрная конструкция с иероглифами: «超常現象ガロッシュ», начертанными на борту.

Марк растерянно заморгал.


Неизвестный объект по-прежнему находился рядом со станцией.

- Нет, - твёрдо сказал смотритель, - Нет-нет-нет. Только не это. Хватит с меня. Я иду спать.

- Смотритель… - раздался взволнованный голос Ирины.

- Я видел. – резко оборвал её Марк.

- Но ведь много лет назад…

- Я слышал. – снова раздражённо прервал её Марк.

- Но ведь это же…

- Я знаю. – разозлился Марк. – Я знаю, что это японская станция «Тёдзё гэнсё гароссю». Я слышал, что она бесследно исчезла много лет назад. Я видел, что она только что появилась откуда ни возьмись прямо рядом с «Маяком». И нет. Я не собираюсь ничего по этому поводу предпринимать. И особенно – соваться исследовать её в одиночку.


Марк твёрдой поступью прошёл в свою каюту. Он выключил свет, нырнул под одеяло и закрыл глаза.

За иллюминатором беззвучно мерцали древние звёзды. Мёртвая пустота космоса хранила свои тайны. Японская станция-призрак шла по орбите параллельно с «Маяком» и полностью заслонила привычный и успокаивающий вид на Землю.

Марк вздохнул, сбросил одеяло на пол и принялся одеваться.


- Смотритель, вы передумали? – уточнила Ирина.

- А на что это по-твоему похоже? – пробурчал Марк, упаковывая себя в скафандр. – Подготовь пожалуйста управляемый модуль.

- Модуль полностью укомплектован и готов к отправке. На борту есть аптечка, набор инструментов, трос с лебёдкой и плазменный резак.

- Прекрасно. – заметил Марк. – Надеюсь, ничего из этого мне не пригодится.


Модуль доставил Шнайдера к стыковочному узлу «Тёдзё гэнсё гароссю». С помощью манипулятора он подключился к системе японской станции.

- Бортовой компьютер отключён, - раздался голос Ирины во встроенном динамике шлема скафандра. – Но я могу открыть терминал механическим способом.


Чёрные двери разъехались. Марк включил прожектор, установленный на носовой части модуля. Луч выхватил кусок пустого и мёртвого пространства шлюза.

- Проведи сканирование на органику и токсины.

- Уже провела. На борту нет ни живых организмов, ни опасных токсинов.

Марк нахмурился. У него возникло плохое предчувствие.


Смотритель покинул модуль и перебрался в шлюз. Он включил налобный фонарь, установил лебёдку и пристегнул карабином к поясу страховочный трос. И только после этого Ирина закрыла за ним внешнюю дверь и включила шлюз.

Фонарь высвечивал только голые стены шлюза. Помещение стало заполняться воздухом.

- Содержание кислорода в норме. – сообщила Ирина. – Воздух пригоден для дыхания. Вы можете снять шлем, если хотите.

- Вот уж нафиг, - поежился Марк, - Эта станция последние тридцать лет была неизвестно где. Спасибо, я и в шлеме тут прекрасно похожу.


Внутренняя дверь наконец открылась. На станции не было ни света, ни гравитации.

Зловещие тёмные коридоры были заполнены парящими в воздух предметами обстановки. Высвеченные ярким лучом фонаря, они казались потоком призрачных демонов.


- Смотрителя звали Томаяцу Исимура, - вдруг произнесла Ирина. Сердце у Марка подпрыгнуло до зубов.

- Ирина, сейчас не очень подходящий момент, чтобы внезапно сообщать мне прямо в ухо такие вещи, - отдышавшись, упрекнул он бортовой компьютер «Маяка».

- Простите, - смутилась Ирина, - я просто подумала, что если мы найдём его останки, то сможем провести церемонию похорон.

- Ты умеешь подбодрить.


Некоторое время Марк плыл сквозь коридоры, заглядывая в отсеки. Никаких следов катастрофы. Станция выглядела так, словно её просто внезапно забросили.

Тело смотрителя Марк не находил.

Поневоле он начал вслушиваться в тишину, ограниченную шлемом своего скафандра. А вдруг смотритель «Тёдзё гэнсё гароссю». каким-то ужасным и неведомым образом жив? И бродит по пустым коридорам. Вдруг он прямо сейчас у Марка за спиной?


- Ирина, как там обстановка на «Маяке»? – спросил Марк, стараясь отвлечься от подступающей паники.

Динамик молчал.

- Ирина?

Тишина.

- Ирина, ответь!

- Здравствуйте, Марк, - раздался из динамика вежливый мужской голос, - пожалуйста, не пугайтесь. Прошу прощения, что перехватил сигнал. К сожалению, это был единственный способ связаться с вами. Мои собственные динамики вышли из строя.

Голос помолчал.

- Как и система освещения, - печально добавил он. – …и двигатели.


Марк наконец восстановил дыхание. Заморозивший его ужас немного отступил.

- Ты бортовой компьютер «Тёдзё гэнсё гароссю». – Облегчённо выдохнул Шнайдер. - Что произошло со станцией? Где Томаяцу Исимура?

- Я не могу ответить на ваши вопросы, - грустно сообщил голос, - Кроме последнего. Я проведу вас к телу. Вам нужен следующий поворот направо.

Некоторое время Марк, следуя указаниям голоса, перемещался по коридорам сквозь облака, состоящие из обуви, блокнотов, вилок. Мимо него проплывали картины, пробирки и бытовые приборы.

Наконец, он достиг отсека, который судя по оборудованию служил научно-исследовательской лабораторией.


Посреди комнаты стояло кресло, в котором сидела высохшая мумия. К её голове был прикреплен шлем, от которого тянулся к панели управления шлейф проводов.

- Это тело Томаяцу Исимуры. - Произнёс голос в динамике.

- Да неужели? – сказал Марк, внимательно разглядывая шлем. – Судя по всему – он умер в ходе какого-то эксперимента.

- Я думаю, что вы правы. Он был учёным. И скорее всего погиб, пытаясь решить одну из неразрешимых…

- А я думаю, что он пытался перенести свою личность на какой-то другой носитель. По крайней мере, шлем и электроды в теле говорят именно об этом. – задумчиво продолжил Шнайдер.

- Гипотетически, это вполне возможно, - подтвердил голос.

- И чисто гипотетически он, скорее всего, использовал в качестве носителя собственную станцию.

- Думаю, что за неимением других вариантов, этот был бы для него оптимальным решением, - осторожно согласился голос.

- Но резкий скачок энергии и сбой навигационной системы вместе с экспериментальным самодельным оборудованием вполне могли убить его и закинуть станцию неведомо куда. – продолжал развивать гипотезу Марк.

- Такой исход был бы весьма вероятен, - подтвердил голос, - особенно если учесть, что источники энергии были весьма нестабильны, а вычислительные возможности – крайне малы.

- И если бы все мои предположения оказались верны, - нервно рассмеялся Марк, - то получилось бы, что я сейчас разговариваю с призраком, запертым в машине, который скорее всего хочет заполучить моё тело.

- Да, - рассмеялся голос, - это была бы просто ужасная ситуация.

- Он бы, наверное, заблокировал двери, - хохотнул Марк, - и тупо дожидался бы пока я рано или поздно не засну, чтобы подключить к моей голове электроды.

- Ага, - захохотал голос, - а потом вернулся бы на «Маяк» и занял бы твоё место.


Некоторое время они нервно посмеивались.

- Я ведь полностью угадал, да? – сказал Марк, отсмеявшись и немного переведя дух.

- Полностью, - подтвердил голос. В нём ещё слышались отголоски нервного смеха. – Марк не усложняйте всё. Садитесь в кресло сами.

Дверь за спиной Марка начала опускаться.

- А вот фиг тебе, - ответил Шнайдер и нажал кнопку на рукаве скафандра.


Натянутый трос рывком потащил Марка обратно к шлюзу через коридоры. Двери за ним закрывались одна за другой – цифровая версия Исимуры не теряла надежды его остановить.

- Сайонара, - издевательски пропел Марк. И тут же об этом пожалел.

Трос оборвался.


Шнайдер по инерции долетел до конца коридора и с размаху шлёпнулся о стену.

Он весьма смутно помнил дорогу к шлюзу. Но что хуже всего – переборки продолжали стремительно закрываться. Времени на неуклюжие манёвры совсем не оставалось.

В отчаянии Марк вертел головой пытаясь найти хоть какое-то решение. Он отмахнулся от пролетевшего перед ним настольного вентилятора.


- Вы только оттягиваете неизбежное, - произнёс голос в динамике. – Я слишком долго ждал этого шанса.

Стоп. Вентилятор.

Марк успел поймать его кончиками пальцев за подставку. Работает не от сети. Прекрасно. Если ему очень повезёт, и аккумулятор ещё не сел…

Марк выставил прибор перед собой, нажал кнопку включения и его унесло воздушным потоком.


Сложностей было две.

Во-первых, поскольку летел он спиной вперёд – видимости не было никакой и ему приходилось на всей скорости врезаться в стену на каждом повороте.

Во-вторых, вентилятор не был предназначен для гонок с безумными мёртвыми учёными по коридорам заброшенных космических станций. Направлять поток воздуха было сложно. Марк то и дело задевал стены и получил полное представление об ощущениях шарика в пинбольном автомате.


- Марк! Марк! Отзовитесь! – вдруг раздался из динамика знакомый голос.

- Ирина! Срочно открывай внешние двери! Открывай вообще все двери, которые можешь!

- Смотритель, я не понима….

- Немедленно!!!


Вся станция мгновенно лишилась воздуха. Марк вылетел в открытый космос словно пробка от шампанского и едва успел ухватиться правой рукой за обрывок троса, который крепился к лебёдке. В левой он всё ещё сжимал вентилятор.

Инерция рванула его за собой так, что у него потемнело в глазах от боли, но всё-таки он удержался.

- Смотритель! Вы живы!

- Да, - сквозь зубы процедил Марк, - Жив. И буду очень признателен, если ты подгонишь модуль поближе.


Марк благополучно добрался до станции, выбрался из скафандра и долго принимал горячий душ. Он направился было в свою каюту, но остановился возле иллюминатора.

- Как ваше эмоциональное состояние, Марк? – поинтересовалась Ирина. Шнайдер неопределённо покачал ладонью в воздухе.

- Ты уже сообщила в центр о случившемся? – поднял смотритель голову к потолку.

- Ещё нет.

За стеклом ярко вспыхнуло синим. Марк посмотрел в иллюминатор. Теперь там был прежний привычный вид на Землю.

Станция «Тёдзё гэнсё гароссю» бесследно исчезла.

- Тогда и не сообщай.


- Марк, я обнаружила кое-что странное.

- "Кое-что"? - поднял бровь Марк.

- Как раз перед тем как «Тёдзё гэнсё гароссю» появился, я зафиксировала очень странный сигнал. Мне не удалось его расшифровать. Но зато я выяснила где находится его источник. Сигнал был отправлен с "Маяка", но не с нашего передатчика.

- Тогда с какого?

- Я сопоставила все данные… И… Кажется на станции есть помещения, которые не внесены в мою базу данных. Хотите их найти?


Марк задумался.

- Хочу. Но не сегодня.

- Отдохните. Я не буду вас отвлекать.

Марк ничего не ответил.


Он взял в руки вентилятор, который оставался единственным напоминанием о вылазке на станцию-призрак и отправился в тот отсек, который посещал реже всего. В спортзал.

- Ирина, - обратился он к бортовому компьютеру, - Отключи пожалуйста гравитацию в спортзале.

Через секунду он уже парил в воздухе.

- Банзай! – сказал смотритель станции «Маяк» перед тем, как нажать кнопку.

И только ветер засвистел в ушах.

Показать полностью
59

Монета

Это продолжение серии постов "Смотритель "Маяка"


Выпуск 1

Выпуск 2

Выпуск 3

Выпуск 4

Выпуск 5

Выпуск 6

Выпуск 7

Выпуск 8


Марк допил утренний кофе, подошёл к висящему на стене календарю и с удовольствием обвёл на нем прошлый день красным кружком. Всего таких кружков было семь.

Целых семь дней кряду на орбитальной станции «Маяк» не случалось чрезвычайных происшествий. Семь дней здесь царила любимая смотрителем тишина. Техника, благодаря рутинным проверкам, работала исправно. Вещи лежали на своих местах. Кроме награды за успешное прохождение курса подготовки в центре управления полётами. Она продолжала по ночам падать со столика, по непонятным Марку причинам.

В остальном же, жизнь на орбитальной станции «Маяк» была идиллически спокойной.


- Марк, срочное сообщение из центра.

Прекрасное настроение смотрителя как ветром сдуло.

- Что там на этот раз? – сделав кислую мину, поинтересовался он.

- К станции вылетает шаттл. Он прибудет через шесть часов. На борту члены проверяющей комиссии. Они оценят текущую ситуацию на станции и результаты вашей работы.

Марк оглушительно чихнул.


- Ладно, - сказал он, шмыгая носом, - Наши отчёты в порядке. На станции всё спокойно. Странности закончились. Встретим комиссию. Ответим на вопросы. Я даже готов потерпеть, если…

Смотритель замолчал, поскольку услышал тихий нарастающий звук.


Из глубины комнаты к нему медленно катился маленький металлический предмет. У самых ног Марка он остановился. Некоторое время балансировал на ребре. А затем завалился на бок и позвенев краями, остался лежать на полу.

- Ирина, - пересохшими губами спросил Марк, - ты тоже это видишь?

- Неизвестно откуда появившуюся золотую монету у ваших ног? Да, вижу. Я только что попыталась просчитать траекторию, по которой она катилась. Судя по всему, она просто появилась из воздуха.

- Что будем делать?

- Давайте поместим её в анализатор – возможно найдём какую-нибудь органику на поверхности.


Марк осторожно взял монету пинцетом и рассмотрел получше. Она была массивной и тёмно-жёлтой. На обеих сторонах было одно и тоже изображение – кошачий силуэт в центре, вокруг которого шла надпись: «Is leatsa é - ba liomsa é».


- Следов органики на монете я не нашла. А вот материал интересен. Это золото, но очень-очень древнее и с несколькими примесями, которые анализатор не может распознать. Единственное, что можно сказать наверняка – изображение на поверхности отчеканено недавно

- А что означает надпись?

- Примерный перевод: «Что упало, то пропало». Это ирландский.

- Я ничего не понимаю, - признался Марк.


- Ar ndóigh ní thuigeann tú rud ar bith! Is leathcheann tú! – раздался хриплый пронзительный голос за спиной смотрителя.

Марк рефлекторно нажал кнопку блокировки анализатора и только затем обернулся.


В нескольких метрах от него стояло человекоподобное существо чуть выше метра ростом. На ногах пришельца были потёртые башмаки с массивными пряжками, на нём был поношенный и грязный тёмно-зелёный сюртук. На голове красовался засаленный цилиндр. Все видимые участки тела покрывала густая рыжая шерсть. Выделялись только круглые, яростно вытаращенные глаза и широкий зубастый рот.

- Ты ещё кто?! – изумился Марк.

- An té atá anois ag ciceáil ort sna liathróidí! – отозвалось существо, подскочило к смотрителю вплотную и ударило его кулаком в пах.


Шнайдеру показалось, что в него врезался скоростной поезд. В глазах потемнело и нахлынула дурнота.

Пришелец подскочил к анализатору и принялся бить и царапать когтями защитное стекло.

- Tabhair dom mo chuid mona, mac mífhoighneach paiste soith! Tabhair leat ar ais é, nó maróidh mé do theaghlach ar fad, mo shin-seanathair san áireamh, a fucked muc! Seo mo bhoinn! Mo! – верещало существо.


Марк пытался вдохнуть.

- Мне кажется, он требует вернуть ему монету. – Задумчиво проговорила Ирина.

- Ты думаешь?! – огрызнулся Марк.

- Да, - невозмутимо продолжила Ирина, не заметив сарказма, - Он явно заявляет на неё свои права. Ещё он что-то сказал про вашего прадеда, но я не уверена. Очень неразборчивая речь и какой-то незнакомый мне диалект ирландского. Разобрать удаётся буквально каждое пятое слово.

- ... agus ansin maróidh mé an soith salach a labhraíonn ón tsíleáil agus beathaím í le do chos istigh! – продолжал надрываться покрытый шерстью коротышка.

Поняв, что убрать защитный экран не получится, он зарычал и подошёл к сидящему на полу Марку.

- Éist go cúramach, go luath. Brisfidh mé do chosa mura dtabharfaidh tú mo mhaoin ar ais láithreach. – С нехорошей улыбкой сообщил он смотрителю.

- Ирина, чего он хочет? – обратился к потолку Марк, медленно вставая на ноги.

Пришелец издал воинственный крик, и с размаху пнул Шнайдера по ноге. В самое болезненное место между коленом и лодыжкой.

- Кажется, он сказал, что хочет повредить вам ногу. – любезно сообщила Ирина.

- Спасибо, Ирина… - пискнул Марк. К этому моменту у него сложилось впечатление, что ему стоит спастись бегством.


- Ирина, ты его видишь? – прошептал смотритель. Он сидел, скорчившись в техническом отсеке за потолочными панелями командного центра и старался не издавать никаких звуков.

- Простите Марк, никакой физической активности не обнаружено. Может быть просто отдадите ему монету?

- Никто не имеет права бегать тут без моего ведома и безнаказанно лупить меня почём зря, - возразил Марк.

- Bhí sé ag iarraidh dul i bhfolach uaim, muc dúr?! Gheobhaidh mé tú i ngach áit, is troll é olann ón scrotum!!! – Внезапно раздалось у Шнайдера прямо над ухом. Тот испуганно дёрнулся и, проломив потолок, рухнул на пол командного центра.


«Мне нужно оружие», - подумал смотритель. Торопливо, насколько это позволял избитый организм, он поднялся с пола и стремительно зашагал по коридорам станции.

- Rith! Rith, píosa trua, martach! Gearrfaidh mé píosa uait go dtí go bhfillfidh tú chugam an rud a ghoid mé! – Неслось ему вслед с потолка.

- Если я правильно поняла, то он не считает вас достойным соперником, - перевела Ирина.


В одном из коридоров Марку попались на глаза инструменты. Среди прочего там был самый обычный молоток.

Он взял его в руку, глубоко вздохнул и приготовился к длительной войне.

Через несколько часов интерьеры станции выглядели так, словно по ним стреляли из крупнокалиберного пулемёта. Повсюду была пыль и руины. На самого смотрителя было страшно взглянуть. Покрытая грязью одежда. Насколько пропитанных запекшейся кровью перевязок. Он передвигался короткими неуклюжими перебежками и вздрагивал от любого шороха.


Пришельцу всё было нипочём. Марку не удалось повторно провернуть трюк с выманиваем противника в шлюз. В результате этой попытки он чуть не оказался за бортом сам.

У него не получилось устроить ловушку в изолирующей капсуле. И это стоило ему десятка глубоких порезов на спине.

Существо было юрким, быстрым и сильным. Любые попытки Марка проявить дипломатию и договориться мирным путём приводили только к бесконечным потокам угроз и ругательств. Шнайдер знал об этом из неточных и сильно смягчённых переводов Ирины.


Полностью вымотанный Марк зашёл в научно-исследовательский отсек. Он медленно подковылял к анализатору. Посмотрел через защитное стекло на монету, из-за которой всё началось. Ещё раз всё взвесил и в конце концов всё-таки нажал на кнопку разблокировки. Стекло опустилось вниз.

- Забирай! – громко сказал Марк. – Бери то, за чем пришёл и проваливай!

Человечек зашёл в отсек. Со злобной ухмылкой огляделся.

- Thosaigh mé beagnach ag urramú do ghéire, a mhic muc. – Презрительно бросил он Марку.

Пришелец подошел к анализатору, просунул в него голову и поднёс свою мохнатую морду к монете.

- Cuirfidh mé ar ais tú chuig a seanfhoirm. Anois tá tú liom arís, - с нежной улыбкой прошептал он монете.

- Он рад, что возвращает свою собственность, - перевела Ирина.

Пришелец повернул голову к Марку и его улыбка превратилась в злобный оскал.

- Agus tusa, ós rud é nach bhfuil mé uait a thuilleadh, íosfaidh mé píosa go mall, - медленно процедил он, глядя смотрителю в глаза.

- Кажется он всё равно хочет вас убить, - встревожилась Ирина.

- Я так и понял, - ответил Шнайдер. Он пожал плечами и нажал кнопку блокировки.


Сверхпрочное стекло подскочило вверх. Отрубленная голова пришельца осталась лежать в ёмкости анализатора, рядом с монетой.

Тело по инерции сделало несколько шагов, щедро обливая всё вокруг ярко-зелёной кровью. Наконец, оно свалилось и некоторое время билось в конвульсиях.


- Кх-гм..

Марк поднял голову. У дверного проёма толпилось несколько людей в костюмах. Они испуганно рассматривали обстановку, которая состояла из хаоса и разрухи. А также перепачканного с ног до головы кровью двух цветов, Марка.


- Кх-гм. – Снова смущённо откашлялся пожилой мужчина, который был, насколько Шнайдер мог посудить – председателем комиссии. – Позвольте спросить, это у вас там что - лепрекон?

Была глубокая ночь. Комиссия, получив ответы на все свои вопросы, вернулась на землю. Большая часть обстановки «Маяка» была восстановлена. Смотритель, после лечебных процедур, отсыпался в медкапсуле.


По тёмным коридорам станции перемещалоаь незаметная тень. Она скользнула в помещение, где хранилось тело лепрекона и пробыла там несколько секунд. Затем она переместилась к анализатору, в котором всё ещё лежала загадочная монета, и провела несколько мгновений там. Затем она бесследно растворилась в воздухе.


И только вернувшись в безопасное место, в тот участок станции, который был неизвестен никому и не значился ни на каких официальных чертежах, она обернулась котом, который подошёл к своему столу и положил на него два предмета. Небольшую пробирку с зелёной кровью и тёмно-жёлтую монету с надписью: «Is leatsa é - ba liomsa é».

Показать полностью
55

Незапланированный отпуск

Это продолжение серии постов "Смотритель "Маяка"


Выпуск 1

Выпуск 2

Выпуск 3

Выпуск 4

Выпуск 5

Выпуск 6

Выпуск 7



- Ффффух… - выдохнул смотритель станции «Маяк», когда всё наконец-то закончилось. – Это было опасно.

- Да, - согласился оснащённый искусственным интеллектом бортовой компьютер Ирина, - Вероятность благополучного исхода была крайне мала.

- Мы были на волоске.

- Буквально – на самом краю.

- Но, - продолжил Марк, - всё-таки всё хорошо закончилось.

- Не хочется портить вам настроение смотритель. Но я должна сказать вам кое-что важное.

- И что же? – насторожился Марк.

- Всё не так чтобы совсем закончилось… Посмотрите внимательно на ваше плечо.


Марк покрутил головой. И тут его внимание привлёк предмет, который он поначалу не заметил. Это был один из шести дротиков с ядом, которыми успел выстрелить в него загадочный гость, перед тем как Марк обманным маневром заманил его в шлюз и отправил в открытый космос.

В пылу внезапной схватки Шнайдеру казалось, что он уклонился от всех шести выстрелов. Оказалось, что это не так. Пять дротиков неровной линией торчали в стене коридора и не создавали никаких поводов для беспокойства.

Шестой же находился у смотрителя в плече. И от него по телу стремительно расползалось онемение.

- Черт, - произнёс Марк перед тем, как потерять сознание.


- Марк! Очнитесь! Вам нужно немедленно попасть в медотсек!

- …и два бокала «Мартини», - пробормотал Марк, толком ещё ничего не соображая. Левая рука и нога отнялись. Язык заплетался. Мысли разбегались в разные стороны. Он тряхнул головой и изо всех сил сосредоточился.

Пытаться встать было бы напрасной потерей времени и сил. Поэтому Марк пополз.

- Марк, не молчите! Говорите со мной! Вам необходимо оставаться в сознании!

- Когда всё кончится, - прорычал Марк, чувствуя, как онемела вторая нога, - напомни мне пожалуйста взять отпуск…

- Здесь вам нужно повернуть налево. – подсказала Ирина, - Разумеется. Отпуск. Отличная идея. Главное сейчас - не останавливайтесь. Вам осталось проползти буквально десять метров до медкапсулы.

Марк прополз ещё три метра и тут у него отнялись руки.

- Чёрт. – тихо выругался Марк. – Чёрт-чёрт.

Он принялся упираться в пол подбородком и подтягивать к нему шею. Это позволяло ему преодолевать примерно пять сантиметров в секунду. Чего для выживания явно было недостаточно. Но сдаваться Марк не собирался. Хотя бы из чистого упрямства.


Перед глазами смотрителя внезапно выросло нечто белоснежное и чешуйчатое.

- Если ты решил меня сожрать, Патрик, - пробурчал Марк непослушными губами, - То подожди хотя бы пять минут…

- Стая. – произнёс бездушный механический голос. Затем Шнайдер почувствовал, как его подхватили за ворот и медленно потащили по коридору.

Марк безучастно смотрел, как проплывают перед ним стены и пол коридора, а затем снова потерял сознание.


- Пациент номер 004 находится в сознании. Уровень токсинов снижен до приемлемого уровня. Угроза жизнедеятельности пациента отсутствует. – сообщила медицинская капсула.

- Марк, как вы себя чувствуете? – поинтересовалась Ирина.

- Отвратительно, - проворчал Шнайдер, - как будто из меня половину крови выкачали…

- Это совсем не так, - успокоила его Ирина, - из вас выкачали всю кровь. И заменили её той, что хранилась в резерве как раз на такой случай.

- На тот случай, если на корабль нападёт неизвестный человек, вооружённый дротиками с ядом, выстрелит мне в плечо, а потом я с помощью Патрика успею добраться до медотсека? Это очень предусмотрительно.

- Ну, конечно не на этот конкретный случай… - смутилась Ирина.

- …а ведь мы даже ещё не знаем, - продолжал кипятится Марк, – как этот неизвестный сюда попал. И зачем. И почему выбрал такое странное оружие. Знаешь, мне всё больше начинает казаться, что эта станция – настоящий магнит для неприятностей.


- Ладно, - вздохнул Марк и схватился за ручку, удобно свисающую сверху, - пора вставать…

- Марк, не беритесь за эту ручку. Она включает анаби…

- Запускаю режим анабиоза, - меланхолично сообщила капсула.

Марк погрузился в глубокий сон.


- Режим анабиоза снят.

Смотритель открыл глаза и приподнял голову. Он по-прежнему лежал в капсуле. Перед ним был дверной проём медотсека. В проём медленно лезли огромные тёмно-зелёные щупальца.

- Матерь божья… - пробормотал Марк. Инстинкты подсказывали ему, что необходимо убираться отсюда как можно скорее. Он интуитивно схватился за ручку.

- Запускаю режим анабиоза, - доброжелательно сказала капсула.

Марк попытался было возразить, но снова провалился в сон.


- Режим анабиоза снят.

Смотритель открыл глаза.

- Как вовремя ты проснулся, - раздался знакомый голос. Прямо перед ним стоял человек, который выглядел как точная копия Марка. Двойник зловеще улыбался. В правой руке у него блестел скальпель. – Как раз для того чтобы встретить свою смерть.

Марк в панике рванулся из капсулы. И видимо в спешке зацепил рукой ручку.

- Твою мать! – выругался он, осознав, что сейчас произойдёт.

- Запускаю режим анабиоза.

Нахлынула темнота.


- Режим анабиоза снят.

Смотритель открыл глаза. Он был жив. На теле, насколько можно было судить, повреждения отсутствовали. В медотсеке было пусто. Ни щупалец, ни злых двойников. Шнайдер заподозрил неладное.

- Ирина!

- Марк, вы проснулись!

- Какова ситуация на данный момент?

- Логистический отдел центра управления просит вас предоставить немедленный отчёт обо всех полученных и отправленных грузовых контейнерах…

- Ага, понятно - кивнул Марк и снова потянул ручку на себя. На этот раз вполне осознанно.

- Запускаю режим анабиоза.


- Режим анабиоза снят.

Смотритель открыл глаза. Его жизни по-прежнему ничего не угрожало. Он чувствовал себя свежим и отдохнувшим.

Марк потянулся было к удобно свисавшей ручке, но тут же отдёрнул пальцы словно она была раскалённой.

- Нет, - сказал он ручке, - ещё раз я на это не попадусь.

Желудок сводило от голода. Он встал и направился в столовую.


- Ирина, - сказал он на ходу, - я проснулся.

- Марк! Вы наконец-то с нами. Мы с Патриком очень по вам скучали. Он каждый день навещал вас.

- Сколько я провалялся в анабиозе?

- В общей сложности – вы пробыли в коме четыре недели.

- Что здесь творилось пока я спал?

- В общем и целом особых происшествий не было. Не считая пары мелких неприятностей с генератором органической материи в который попали отходы. Да ещё с центром регенерации, в который по ошибке угодила ваша ДНК. Мы с Патриком всё уладили. Но командный центр интересуется, почему вы не выходили на связь всё это время. Я не знала, как вы предпочтёте сформулировать причину, поэтому пока что не давала им никакой конкретной информации.


Марк остановился перед иллюминатором, за которым как раз проплывало тело незнакомца, который выстрелил в него дротиком четыре недели тому назад. Хотя по ощущениям смотрителя прошла всего пара часов. Шнайдер ненадолго задумался.

- Скажи им, - в конце концов ответил он Ирине, - что я был в незапланированном отпуске.

Показать полностью
849

Язык намёков

Однажды я был переводчиком


Была середина рабочего дня. Большая часть коллектива разбрелась на обед. Нас в кабинете сидело трое: я, моя коллега Ирина и новенький менеджер Алексей, которому досталось место у принтера. В кабинете стояла духота. Каждый молча занимался своими делами.


- И вообще, я на тебя обиделась. – Вдруг ни с того ни с сего обратилась ко мне Ирина.

- На что? – Удивился я.

- За то, что ты мне водички не принёс.

- Так ты ведь даже не просила.

- Я намекнула.

Я поднял глаза к потолку и припомнил всё, что происходило за последний час.

- Ира, "намекнула" – это когда посмотрела в окно и сказала: «Ну и жара сегодня. Просто ужас»?

- Ну… - смутилась Ирина, - …да. Ты как джентльмен мог бы и догадаться и сам предложить принести воды.

- Аааааааа… - протянул я. – На будущее учту.


На некоторое время воцарилась тишина.

- Да что ж такое! – Защёлкала мышкой Ира. – Опять бумага в принтере кончилась!

- Алексей, - не отрываясь от монитора, обратился я к младшему коллеге, - В переводе с ириного языка намёков это значит: «Поменяй, пожалуйста бумагу в принтере».

Алексей улыбнулся, кивнул и подошёл к принтеру.

- А ты быстро учишься, - похвалила меня Ира и повернувшись к Алексею добавила: - Лёш, и раз уж ты всё равно встал – будь другом, принеси, пожалуйста, водички?

78

Под покровом ночи

Это продолжение серии постов "Смотритель "Маяка"


Выпуск 1

Выпуск 2

Выпуск 3

Выпуск 4

Выпуск 5


Корабль был совершенно чёрным. На его обшивке не было ни иллюминаторов, ни каких-либо опознавательных знаков.

Несколько встроенных в его систему управления подпольных высокотехнологичных устройств пресекали любые возможности обнаружения. Ни в одной из баз данных этот корабль не числился, поскольку был собран нелегально. Из деталей, приобретенных на чёрном рынке, созданных его владельцами вручную, а то и попросту украденных со склада правительственного завода. С формальной точки зрения корабля не существовало вовсе.


Трое пассажиров собрались на капитанском мостике, чтобы ещё раз обсудить свой нехитрый план действий.

- Я открываю дверь, - в очередной раз сказал двухметровый мулат с лицом, которое пересекал глубокий шрам. Его звали Тео. Он был негласным лидером компании. - Вырубаю смотрителя и беру его в заложники, чтобы искусственный интеллект не начал чудить с охранной системой.

- Я иду на мостик и занимаюсь сейфом, в том случае, если смотритель не назовёт пароль. - Подхватил толстый коротышка с ухоженной бородкой. Его звали Пьер. Он занимался научно-технической стороной вопроса. - Забираю из сейфа всё, что смогу унести. Чемоданчик номер 17 уношу в обязательном порядке, потому что заказчику нужен именно он.

- Всё верно. - похвалил его Тео.

- А я просто сижу за рулём и жду, пока вы, ребята, сделаете всю интересную работу, - заключил третий член компании - красивая длинноногая девица, покрытая пирсингом и татуировками. Её звали Надя. Она была штурманом и пилотом в одном лице. - И я не понимаю, почему мне вечно достаётся только скука…

- Потому что ты наш пилот, - резонно возразил Тео.

- И если с тобой что-то случится, то мы окажемся без транспорта. - Добавил Пьер.

- …и почему мы никогда не устраиваем праздников после удачных преступлений? С кокаином, текилой и многолюдными вечеринками, на которых можно резать торт из денег?

- Потому что кокаин и алкоголь вредят здоровью. - заметил Пьер.

- А подобные вечеринки - самый простой способ попасться на глаза федералам, - добавил Тео.

- …и почему, в конце концов, у нас нет любовного треугольника, в котором я бы мучилась противоречивыми чувствами к каждому из вас. А вы бы соперничали между собой за моё внимание. Или я, по-вашему, недостаточно красивая?

- Я гей, - пожал плечами Тео.

- А у меня вообще-то счастливый брак и двое детей, - добавил Пьер.

- Ты женат?! - в один голос удивились Надя и Тео.

- Мы три года работаем вместе, - обиделся Пьер, - я сто раз вам говорил... И фотографии показывал…


Корабль вплотную подошёл к орбитальной станции "Маяк" и с ювелирной точностью совершил стыковку. Даже мышь бы не проснулась.

Зато проснулся некто, обитающий в вентиляционных шахтах станции.


- Тео, ты там долго будешь возиться? - прошептал Пьер.

- Тсссс, - прижал палец к губам Тео, - почти всё. И не шуми. Мы должны застать его врасплох. По расписанию он сейчас должен спать.

Тео в очередной раз провернул инструмент в последнем замке стыковочного люка. Раздался щелчок. Лидер компании удовлетворённо кивнул. Он достал из кобуры пистолет, отступил и резким ударом ноги выбил дверь.


Прямо напротив двери стоял худой бородатый мужчина в расстёгнутом халате. В правой руке он держал кофейную кружку, от которой шёл пар. Левая рука была в кармане халата.

- Стой спокойно и мы не причиним тебе вреда. - Медленно произнёс Тео, направив на смотрителя дуло пистолета.

Марк отхлебнул из кружки.

- Это не станция, а проходной двор какой-то… - проворчал он себе под нос. Затем обратился к непрошеным гостям. - Шли бы вы ребята отсюда. Это техническая станция. Здесь нет ничего ценного. Уходите подобру-поздорову.

- А не то что? - ухмыльнулся Тео.

Марк медленно достал из кармана левую руку и раскрыл ладонь. На ней лежал маленький серебристый шарик.

- Это "саблезубый репейник", - объяснил смотритель, - и вам лучше не знать как он работает.

- Мне это не нравится, - нахмурился Пьер. - Слишком он какой-то спокойный…

Тео обдумал ситуацию.

- По-моему, это просто жалкая попытка блефа. И, по-моему, этот тип не в себе.

Марк пожал плечами и аккуратно подбросил шарик в воздух.

Ничего не произошло.

Шарик описал в воздухе красивую дугу и приземлился на плече чёрного кожаного плаща, с которым Тео не расставался.

Снова ничего не произошло.

Тео аккуратно попробовал снять шарик с плеча. Тот намертво прицепился к плащу.


- Ясно, - вздохнул Тео, - похоже, это самый обычный маячок. В самом худшем случае я просто останусь без плаща. - пояснил он Пьеру и затем обратился к смотрителю, - Ты сумасшедший. Я мог тебя пристрелить.

Марк кивнул.

- Конечно я сумасшедший. Дружу с ящерицей и компьютером. Питаюсь одеялами и морковью. Кофе, вот, среди ночи пью…

- Точно сумасшедший. Полагаю, пароль от сейфа ты нам не расскажешь?

- Ни в коем случае. - покачал головой Марк.

Тео вздохнул.

- Пьер, действуй!

Пьер подхватил рюкзак и поспешил в командный отсек.

Тео и Марк остались вдвоём.


- Трудная работа? - поинтересовался Марк, отхлёбывая из кружки.

- Не шевелись и не разговаривай, - осадил его Тео и включил прикреплённый к запястью передатчик. - Пьер, как обстоят дела?

- Ты не поверишь, - раздался из передатчика удивлённый голос, - Пароль записан на бумажке, которая приклеена к сейфу. Надо быть полным идиотом, чтобы так делать!

- Справедливо… - пробормотал Марк.

- А пароль, это просто шедевр конспирации! Никаких цифр! Просто одно короткое слово! "Твист"!


Как только вслух прозвучало слово: "Твист" - одновременно произошли две вещи. Марк отступил назад на один широкий шаг. А Тео обнаружил, что из серебристого шарика на плече с тонким свистом стремительно вырастает нить, которая распускается на конце чудовищным цветком с шипастыми лепестками. Они увеличивались с молниеносной скоростью и заворачивались так, что меньше секунды спустя, Тео оказался полностью укрыт в плотном коконе и полностью потерял возможность двигаться.


Марк смотрел на извивающийся кокон и лежащий полу пистолет. Он поставил кружку на пол и потянулся к оружию, но его опередил вовремя подоспевший Пьер.

Пистолет снова оказался направлен на Марка.

- Освободи его!

Марк лихорадочно соображал и оглядывал коридор в поисках возможностей. Ничего. Только голый пол, потолок, стены, да решётка вентиляции у самой стены.

Смотритель взял себя в руки.

- Ты не будешь стрелять, - мягко заявил он и сделал шаг по направлению к Пьеру.

- Буду, - невольно отступая, возразил тот.

- Ты техник, а не стрелок, - продолжил Марк, делая ещё один шаг.

Пьер, пытаясь сохранить дистанцию, снова отступил и оказался совсем рядом с выходом вентиляции.

Оттуда показалась белоснежная чешуйчатая голова, которая быстро и точно цапнула Пьера за ногу.



- Итак, - небрежно помахивая пистолетом, сказал Марк, - давайте подумаем - что мне с вами делать.

Пьер и Тео сидели на полу у стены. Вид у них был помятый и растерянный.

- Я лично вижу три варианта. Пойдём по степени жесткости. Первый: пристрелить вас и выбросить за борт. Мне он не нравится, поскольку я не кровожаден. Второй: запереть на складе и вызвать сюда федералов. От этого я тоже не в восторге, потому что не хочу, чтобы здесь ошивалась толпа народа с кучей идиотских вопросов.

- А третий вариант? - осторожно поинтересовался Тео.

- Я рад, что ты спросил Тео. Третий вариант - самый гуманный. Видите ли, у меня есть проблема. Пару дней назад правительство по ошибке прислало мне огромный контейнер, до отказа забитый морковью. Они согласны прислать мне контейнер с нормальными продуктами. Но только при условии, что взамен я верну им пустой.

Тео и Пьер переглянулись.

- Да, - раздражённо подтвердил Марк, - Я знаю, что это звучит как полный бред. Я так им и сказал. Но эти бюрократы и слышать ничего не хотят.

- Так, - неуверенно уточнил Тео, - а от нас-то что требуется?



Тео скинул с плеч последний мешок замороженной моркови. Чёрный корабль оказался загружен под завязку. Перемещаться по нему можно было только переступая лежавшие повсюду мешки.

Поясницы у обоих преступников ломило. Плечи и шеи онемели от холода.

- Спасибо ребята. - На прощание сказал им смотритель. - У вас есть примерно час до того, как я сообщу федералам о нашей чудесной встрече.


- Надя, уводи нас отсюда! - Взмолился Тео.

- Дай мне закончить разговор! - огрызнулась та и вернулась к беседе с Ириной, - Нет, ты видишь - с чем мне приходиться иметь дело?! Никакого уважения! Никакой благодарности! Только один сплошной, ничем не прикрытый сексизм!

- Да, - согласилась Ирина, которая полтора часа отвлекала Надю разговорами и успела несколько устать от подробностей её запутанной и сложной личной жизни, - Счастливого пути. Созвонимся потом ещё.


Чёрный корабль направлялся к земле.

Тео, Пьер и Надя молчали. Каждый думал о своём. Окружающее пространство было заполнено морковью.

Тео откашлялся.

- Как-то не очень гладко всё прошло… - в конце концов заключил он.

Показать полностью
83

Дежа вю

Это продолжение серии постов "Смотритель "Маяка"

Выпуск 1

Выпуск 2

Выпуск 3

Выпуск 4



- Прибыл пищевой запас, - сообщила Ирина. - Начинаю стыковку.

- Замечательно, - Марк закинул ноги на панель управления, откинулся на спинку кресла и положил руки под голову и приготовился подремать.


Последние двое суток на станции "Маяк" выдались на удивление мирными и спокойными. Хамелеон-альбинос Патрик соорудил себе в вентиляции уютное гнездо и отсыпался после пережитых волнений. Марк, восстановив режим питания, стал чувствовать себя значительно лучше. Ирина проводила плановую диагностику систем станции и не находила аварийных участков.


- Есть какие-нибудь интересные новости с земли? - зевая, поинтересовался Марк.

- Секундочку, - отвлеклась Ирина от расчётов, - Хм…

Марка кольнуло нехорошее предчувствие.

- Что такое?

- За последние сутки в "Секторе-17" произошло три убийства.

- Для "Сектора-17" это скорее хорошая статистика, - проворчал Марк.

- Эти три убийства кое-что объединяет, смотритель. Первой жертвой стал Малькольм Шнайдер. Вторую жертву звали Марта Шнайдер. Третьим стал некий Макс Фон Шнайдер.

- Совпадение? – без каких-либо надежд на положительный ответ, спросил Марк.

- Всех троих убили одним и тем же способом. Причём очень характерным. Так что совпадение здесь весьма маловероятно.

- И что же это за способ? – уточнил Марк, всей кожей чувствуя приближение плохих новостей.

- Это действительно интересно, смотритель. – жизнерадостно продолжила Ирина, - Все трое заколоты одинаковыми остро заточенными предметами. Орудия убийств были оставлены рядом с телами. Криминалисты опознали предметы. Это окаменевшая от времени морковь.

- Марк, вы хорошо себя чувствуете?

- О, я прекрасно себя чувствую, – едко процедил Шнайдер. – Кто-то всего лишь убивает моих однофамильцев диким извращённым способом. А так всё замечательно.

- Вполне возможно, что убийца ищет не вас. В любом случае, он действует на земле, и вы сейчас вне его досягаемости.


Прозвучал сигнал, свидетельствующий о том, что стыковка пищевого модуля прошла успешно.

- Ну хоть что-то хорошее, - вздохнул Марк, - пойду заем стресс мороженым.

Марк открыл дверь в пищевой отсек и похолодел.

Всё пространство склада было полностью забито пластиковыми пакетами с морковью.

Марк закрыл дверь.

- Ирина! – заорал он, бегом отправляясь на мостик - срочно отстыковывай пищевой склад!

- Вы уверены, смотр…

- Немедленно!


Шнайдер посмотрел на Землю в панорамный иллюминатор.

- Мы сейчас над Атлантическим океаном, верно?

- Да.

- Прекрасно. Рассчитай маршрут и координаты. Я хочу сбросить склад. Сверься с траекториями морских судов и летательных аппаратов. Нужно убедиться, что никого не заденем.

- Я просчитала траекторию. Груз упадёт в океан, в сектор свободный от судов. В воздухе тоже всё чисто. Рядом только маленький остров, но он полностью необитаем, и мы его не заденем. Сбросить груз?

- Да!

- Груз сброшен.


Марк с шумом выдохнул.

- А зачем мы это сделали? – поинтересовалась Ирина.

- Трое людей с моей фамилией умерли от моркови. И тут же я загадочным образом получаю груз. С морковью. Давай считать это наитием.

- Но груз не содержал ничего опасного. - возразила Ирина, - анализ не показал никаких токсичных или взрывчатых соединений. Там не было ни механизмов, ни живых организмов.


Раздался пронзительный сигнал оповещения из центра связи.

- Входящее видеосообщение, - тихо сказала Ирина, - от неизвестного отправителя. Включить?

Марк с трудом проглотил ком, застрявший в горле, и кивнул.

На большом экране появилось измождённое старческое лицо. Человек был совершенно незнаком Марку. Его кожа была располосована глубокими морщинами и обладала странным рыжеватым оттенком. Глаза горели фанатичным безумием.

- Я иду за тобой, "Эм Шнайдер". – тихо проговорил незнакомец, - Ты нашёл меня на воде. Я найду тебя в космосе. Ты пересёк пространство. Я пересек время. Чтобы вернуть тебе твой дар. Морковь, Шнайдер. Ты познаешь морковь. Как познал её я, когда-то. Сегодня тот самый день. День возмездия.

На этом запись заканчивалась.


- Как думаешь – какова вероятность, что это просто ошиблись номером? – поинтересовался у Ирины Марк.

- Смотритель, мне удалось кое-что узнать.

- М?

- Есть две новости. Одна хорошая…

- Давай с неё.

- Я просканировала лицо говорившего и смогла найти соответствие в базе данных.

- И кто же это?

- Учёный, квантовый физик. Его зовут Рудольф Соколов.

- Значит, он спятил.

- А вот дальше начинаются странности. Согласно базе данных, месяц назад он бесследно пропал во время кораблекрушения круизного лайнера.

- Значит, он выжил.

- И на момент исчезновения ему было 27 лет…

- Значит, происходит какая-то непонятная мне хренотень…


- А теперь плохая новость.

- Стоп, - удивился Шнайдер, - то есть вот это вот всё – это была хорошая?!

- Боюсь, что так, Марк.

- Валяй, - махнул рукой Шнайдер.

- Сообщение было отправлено с автономной капсулы, которая два часа назад была угнана со стартовой площадки центра управления. Пропажа была обнаружена четыре минуты назад. В данный момент капсула с одним человеком на борту направляется прямо к станции «Маяк».


Марк принялся напряжённо думать. Как всё это может быть связано? Фанатик-убийца. Морковь. Он кому-то за что-то мстит. Зачем квантовому физику кому-то мстить? Как он состарился за один месяц? При чём тут морковь?

И тут его, наконец, осенило.

- Ирина, - всё ещё не веря в сложившийся паззл, обратился он к бортовому компьютеру, - дай мне картинку того острова. В реальном времени.

- Какого острова, Марк?

- Того, в километре от которого мы сбросили груз с морковью.


Монитор отобразил очертания ничем не примечательного куска суши посреди океана. Чахлый лесок, скудная речка, тёмно-жёлтая полоска пляжа.

- Сделай пляж крупнее.

Монитор стал жёлтым.

- Ещё крупнее. Ещё. Стоп. Видишь эти полоски на песке?

- Вижу, - подтвердила Ирина, - на песке написано "SOS". Вы хотите сказать…

- Я хочу сказать, что эту надпись сделал Рудольф Соколов.

- Но эта надпись, суда по расписанию приливов была сделана не раньше часа назад. А Соколов уже полтора часа как в открытом космосе.

- В том-то всё и дело, Ирина. Это совершенно невозможная идиотская случайность. Смотри, что происходит. Молодой квантовый физик Соколов терпит кораблекрушение и месяц сидит на острове. Возможно теряет надежду, возможно молится, возможно сходит с ума. И вдруг видит, что с неба к нему что-то приближается. Он рассчитывает на помощь и спасение. А вместо этого обнаруживает кучу замороженной моркови, в пакетах, каждый из которых подписан "М. Шнайдер". Никакой помощи. Только чёртова морковь.

Проходят годы. Возможно ему удалось найти достаточно прохлады, чтобы сохранить морковь в замороженном состоянии и он питается ей. Его единственное развлечение - квантовая физика.

- Вы серьёзно полагаете…

- Что спятивший талантливый учёный, одержимый жаждой мести был способен создать машину времени? Пока что все факты это только подтверждают.

- Но зачем ему подменять контейнеры и отправлять вам морковь? Чтобы напугать вас?

- Нет, - ответил Марк, - Это как раз та самая идиотская случайность. Я думаю, что морковь отправил мне наш старый добрый центр управления. Кто-то в департаменте логистики здорово облажался.

Самое любопытное, что я просто вернул бы контейнер обратно, если бы не запаниковал. А запаниковал я потому, что Соколов убил моих однофамильцев морковью…

- …А он, в свою очередь, это сделал, потому что вы отправили ему морковь. То есть, вы с ним, сами того не ведая, создали временную петлю?

- Получается, что так. - кивнул Марк. - Отправь, пожалуйста в центр управления сообщение. Скажи, что мы случайно обнаружили на снимках человека, потерпевшего кораблекрушение. Скинь им координаты острова и….


- Смотритель? - с тревогой окликнула Марка Ирина, - С вами всё в порядке?

Марк ошалело осмотрелся. Он сидел в капитанском кресле. Его ноги покоились на пульте управления.

- Я что - заснул?

- Нет. Вы только что спросили - есть ли какие-нибудь интересные новости с Земли. Я собралась прочитать вам парочку. Но затем у вас резко изменились ритм дыхания и пульс.

- Всё в порядке, - успокоил её Марк, - Видимо последствия голодовки. Так что там с новостями?

- Печальный курьёз в мире науки. Только что спасённый после кораблекрушения учёный Рудольф Соколов сегодня утром скончался. Задохнулся, подавившись свежей морковью. Научный мир скорбит. Рудольф работал над многообещающим проектом, который мог совершить переворот в мире квантовой физики…

- Печально, - покачал головой Марк, - Какая ужасная смерть…


Прозвучал сигнал, оповещавший о том, что стыковка пищевого модуля со станцией прошла успешно.

- Ну наконец-то, - обрадовался Марк, - Пошли посмотрим, что нам прислали. Кстати, только у меня одного сейчас чувство дежа вю?

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: