9

Разорванное небо. Часть 2.

Первая часть-
https://pikabu.ru/story/razorvannoe_nebo_6699698
Они неслись без остановок, вглядываясь вперед, где яркий луч прожектора разгонял вечный сумрак погибшего мира. Глайдер идеально подходил для передвижения по пустыне, лежащей перед ними. Транспорт на воздушной подушке, которая поднималась над поверхностью почти на метр с помощью турбин, нагнетавших воздух в полость под днищем. Раньше тут был лес, так было отмечено на старых картах, теперь же об этом напоминали только верхушки умерших деревьев, изредка выглядывавшие из под слоя пепла.
Тридцатый чувствовал усталость, не физическую, костюмы прекрасно справлялись, поддерживая физиологические показатели на должном уровне. Он устал морально – однообразие ландшафта угнетало его, а еще больше угнетали мысли о том, что весь мир теперь выглядит именно так.
Дома, на базе, отец создал им мир снов, где земля предстала перед ними такая, какой она была до конца света. Тогда он увидел небо, каким оно было на самом деле – глубокая синева с перьями белоснежных облаков, и золотой диск солнца, ласкающий зеленеющие поля своим светом. Каждый день, засыпая, они все оказывались там, но сейчас Отец был далеко, как и их товарищи, как и сеть связывающая их. Теперь их было только двое, Тридцатый и Сто второй.
И хоть они все еще были связаны между собой сетью, Тридцатый чувствовал, что его брат испытывает сходные чувства. Отец был всегда с ними, его незримое присутствие они чувствовали даже сейчас, но с другой стороны, они были наедине со всем миром, и это пугало.
Темнота начинала сгущаться и температура стремительно опускалась вниз. Мозг требовал отдыха, мысленно посовещавшись люди решили устроить привал на ночь. Логически помыслив, они пришли к выводу, что это единственный верный вариант. Вести глайдер ночью было опасно, но и ночевать внутри резона не было – количество топлива ограничено, а судя по температуре воздуха, им пришлось бы спалить почти четверть его запаса, чтобы согреться ночью.
Вариантов, где расположиться на ночлег было не много – а если быть точным, то он был всего один. На карте окрестность вокруг была окружена лесом, и единственным местом, где раньше были хоть какие-то постройки была станция водоочистки. Озеро, что лежало впереди, когда-то являлось источником воды для всех мелких городов в округе.
Здания на поверхности почти все были разрушены взрывами. Стоило оставить всё без присмотра, и творения людских рук сами себя пожирали. Порыскав прожектором, Тридцатый и его компаньон решили расположиться в подземных помещениях основного узла очистки воды. Вход туда был лишь на половину завален пеплом и добраться до него не составило труда.
Хитросплетения ржавых труб и припорошенные серым налетом стены в чём то были схожи с коммуникациями у них дома, на базе. Но там везде чувствовалось присутствие жизни – трубы были теплые, повсюду моргали лампочки и датчики. Тут же было темно и тоскливо. Только луч света от фонарей разгонял пустоту, материализуя из мрака щитки электрораспределения, предохранители, толстые связки проводов, идущих по стенам.
Температура здесь была выше, чем на поверхности, но без источника тепла нормально согреться было не реально. Быстро распределив между собой обязанности, они разбежались в разные стороны в поисках всего, что может гореть. Тридцатый обрезал фотонным резаком стальную бочку, которая послужит им неким подобием печи, а Сто второй принес кучу тряпок, и пять канистр с керосином. Этого с лихвой должно было хватить на целую ночь.
Бочка буквально раскалилась докрасна, обдавая сидевших возле нее людей волнами жара. Они договорились дежурить по очереди, подливать керосин и подбрасывать тряпки. Тридцатый медленно погружался в сон.
Темнота вокруг поглотила его сознание, унося в спасительное забытье. Он видел Отца, товарищей, они гуляли по лесу, вдыхая ароматный воздух. Небо вновь стало синим а почва поросла травой, деревья уже были выше человеческого роста. Мир возродился и теперь приветствовал их. Тридцатый выполнил свою миссию, спас их всех и эту умирающую планету. Он улыбался, а отец поглаживал его по плечу.
Что-то вывело его из приятного состояния. Какой-то звук. Еще несколько секунд он был переполнен чувством гордости от важности выполненной им миссии, но чернота вокруг быстро высосала остатки сна, вернув его к суровой действительности. Ничего еще не было завершено, а впереди предстоял еще один переход.
Шуршание усиливалось. Тридцатый попытался определить источник звука, но фонарь лишь разрезал черноту, не добивая до другого конца коллектора. Его брат спал, а огонь в бочке почти потух. Сто второй должен был дежурить еще два часа, но не выдержал и уснул. Он лежал возле стены, вытянув ноги поближе к теплу.
Теперь шуршание уже больше походило на скрежет. Звук приближался. Тридцатый пошел навстречу нарастающему шуму, на всякий случай вытащив пистолет. Луч фонаря цеплялся за растрескавшиеся стены, бегал по бетонному полу, блуждал в темноте нависшей над ним пустоты. Наконец он выхватил что-то вдалеке. Это было похоже на звездное небо, которое Тридцатый видел во сне. Тысячи сверкающих точек. Только они двигались и неприятный скребущийся звук исходил именно от них. Огоньки приближались.
Уже явственно был слышен писк, от которого шли мурашки по коже. А затем тридцатый увидел их. Крысы. Тысячи крыс. Их маленькие глазки отражали свет фонаря, сверкая словно крошечные жемчужины. Они быстро наступали, скребя маленькими лапками крошащийся бетон. И этот писк, он наводил жуть.
Сто второй все еще спал, не подозревая о приближающейся опасности. Крысы всегда были голодны, всегда рыскали под землей в поисках пищи. И тридцатый с товарищем были для них лакомым кусочком. Почуяв тепло, они приползли из самых дальних уголков здешней очистной системы.
Полчища крыс были уже буквально в метре от них. Тридцатый начал стрелять. Выстрелы оглушительным эхом раскатились по коллектору, разбудив его брата, но на крыс никакого эффекта не оказали. Пару убитых тушек тут же скрылись под волной наступающих существ. Надо было уходить, немедленно. Сто второй уже очухался ото сна, получив мощнейший эмоциональный толчок от Тридцатого. Они с ужасом пятились от накатывающей волны, шевелящейся, скребущей тысячами лапок. Желтые всполохи огня из бочки отражались кровавым блеском в немигающих глазках крыс.
Страх сковал их. Волна крыс перекрыла пути отхода. Чтобы пробиться к выходу, надо было идти прямо по телам этих тварей. Они объединили свои эмоции, сломили цепи страха, сковывающие разум. И ринулись вперед, туда где была дверь. Крысы цеплялись коготками за костюм, впивались пожелтевшими зубами в грубую ткань, но не могли повредить его. Они пытались зацепиться, залезть повыше, найти уязвимое место.
Тридцатый достал фотонный резак, орудуя им как мечом. Луч разрезал серые тушки пополам, крысы гибли сотнями, но вкус крови только распалял их, заставляя с неистовой свирепостью кидаться на людей. Тридцатый шел первым, ступая по шевелящейся серой массе, Сто второй не отставал. До выхода оставались уже считанные метры.
Пол на площадке перед самым выходом был сделан из железных прутьев, плюющихся искрами при каждом взмахе фотонного резака. Тридцатый уже видел дверь, оставалось сделать лишь несколько шагов, и они вырвутся на свободу. Он ринулся вперед и, схватив железную ручку, распахнул массивную дверь. Морозный воздух хлынул внутрь, вытесняя теплоту помещения.
Тридцатый услышал крик, почувствовал его своим сознанием. Его брат в спешке угодил ногой в разрыв между прутьев, оставшийся после фотонного резака. Оплавленные края металлических стержней прожгли скафандр, разорвав его до самого колена. Металл впился в икроножную мышцу, горячая кровь брызнула из раны. Он не мог освободиться, каждое движение отдавалось дикой болью, стержень всё глубже впивался в ногу, только усугубляя положение.
Обезумевшие крысы ринулись на запах крови. Они облепили Сто второго сплошным покрывалом. А затем, найдя разрыв в скафандре, ринулись внутрь. Тридцатый чувствовал его отчаяние и понимал, что уже ничем не сможет помочь. Он кричал от боли, не мысленно, по-настоящему. Крысы одна за одной залезали внутрь скафандра, разрывая когтями и зубами податливую плоть. Они пожирали его изнутри, вгрызались в ноги, поднимались выше к грудной клетке. Сто второй извивался, пытаясь хоть как либо вырваться из ловушки, но было уже поздно.
Крысы потеряли интерес ко второму человеку, успевшему выбежать из подземной тюрьмы. Они пировали, заживо поедали несчастную жертву, угодившую в западню. Но Тридцатый сейчас страдал не меньше своего товарища, испытывая вместе с ним всю гамму чувств – страх, отчаяние и агонию неминуемого конца. Крысы впились ему в шею, прогрызли живот, он испытывал жуткие боли, и желал только одного – побыстрее умереть. Тридцатый прицелился. Пуля попала точно в голову, прекратив страдания его брата.
Он остался один. Теперь некому было разделить его переживания, некому было поддержать его. Но миссия должна быть завершена. От этого зависела дальнейшая судьба всех выживших. Тридцатый оплакивал своего брата, прогревая двигатели глайдера. Скоро сумрак снова наполнит серостью всё вокруг. До цели оставалось уже меньше шестидесяти километров, но впереди лежало озеро. Костюм впрыснул в кровь релаксанты вперемешку со стимуляторами, Тридцатому заметно полегчало. Стало спокойнее, мысли о смерти потихоньку улетучивались из головы. Он должен во что бы то ни стало выполнить задачу, иначе смерть Сто второго была бессмысленной, иначе и сам он погибнет напрасно. Он двинулся не дожидаясь рассвета. Теперь ему уже некогда было отдыхать.
-----
Джек и Джилли расположились в креслах вездехода, согревая дыханием руки в ожидании, когда двигатель наконец прогреется и погонит тепло в салон. Солнце вот-вот должно было взойти, подсветив горизонт бледным ореолом. Они в основном молчали, иногда перекидываясь дежурными фразами. Ночь оставила неприятный отпечаток в душе обоих. Наконец печка порхнула теплым воздухом и Джек вдавил педаль газа…
- Наша цель за теми холмами – наконец разорвал он тишину – У подножия озера. По карте там расположен какой-то питомник. Но на самом деле это военный объект.
- Откуда ты знаешь? – спросила Джилл, она уже догадалась, что Джек рассказал ей не всё, что знал. – Ты что-то от меня скрыл? Ведь так!?
- Не то чтобы скрыл, просто я и сам не уверен… - Джек напоролся на ледяной взор его напарницы.
- Ну в общем этот сигнал означает, что кто-то из первых лиц в опасности и нужна эвакуация. Возможно то место куда мы едем, это президентский бункер.
- Джек, ты понимаешь, что это значит? Мы сможем узнать правду, рассказать людям, что на самом деле случилось!!! – обрадовалась девушка.
- Но, но. Ничего еще не ясно. Возможно мы просто приедем на развалины военной базы или какого-нибудь тренировочного полигона.
Но Джилли просто вся засияла, она почувствовала себя причастной к чему-то важному, что может изменить мир. Она была обычной студенткой, училась на юриста и ни о чем не думала, наслаждаясь жизнью. Но все резко изменилось. Все, что она знала раньше, перестало существовать. Она хотела хоть чем-нибудь помочь выжившим, и поэтому пошла в разведчики. Здесь у Джилли был реальный шанс помогать людям, искать выживших, обеспечивать больных лекарствами. А Джек был тем человеком, кто должен научить её выживать в новом мире.
Вездеход начал замедляться, и Джек включил пониженную передачу, чтобы выбраться из рыхлого снега, в котором гусеницы закапывались при высокой мощности. Но машина не хотела подчиняться, все глубже увязая в рыхлом субстрате. Видимо тут были развалины какого-то сооружения, и образовавшиеся пустоты сделали корку хрупкой, легко крошащейся. Джек поддал оборотов двигателю, но вездеход вместо ускорения еще глубже закопался в серую массу. А затем задняя часть машины начала накреняться назад, пока наконец не раздался треск. Что-то просело под тяжестью вездехода, провалившись под землю. Теперь их машина стояла под сорок пять градусов, а задние гусеницы закопались в осыпавшийся снег.
- Вот же падла!- выругался Джек – Теперь придется вытягивать лебедкой.
По счастью, совсем недалеко, метрах в тридцати, из под пепла торчала верхняя часть торгового центра. Металлическая конструкция все еще стойко держалась, не рухнув даже под многотонной массой навалившего на крышу снега. Опорные балки хоть и покрылись слоем ржавчины, но выглядели надежно.
- Джилл, закрепи трос лебедки вон на ту балку, а я пока расчищу задние гусеницы. Как закончишь, поморгай фонариком.
Джилл сложила ОК из пальцев, и быстро умчала.
- И сразу назад!!! Поняла? СРАЗУ НАЗАД!! – крикнул он ей в след.
Джилли взмахнула рукой, в знак, что услышала его.
Гул ветра из разбитых витрин задавал фон мерному шуршанию снега под ногами, выдавая мелодию разрушенного мира. Джилл пристально осмотрела балку. Опорная, держит угол крыши. Состояние нормальное, трещин и изгибов нет. Она обмотала трос, застегнув карабин на обратной стороне. Помигала фонариком Джеку. Её взгляд вдруг зацепился за красный крест, намалеванный на одной из вывесок. Аптека. Её вход находился прямо перед Джилл, надо было только подняться на пару ступенек засыпанной лестницы. Антибиотики, анальгетики, столько необходимого, того, что может спасти много жизней. Ничего страшного ведь не случиться, если она всего на минутку заскочит туда, всего на минутку…
Джек увидел условленный сигнал. Задние гусеницы были свободны, и можно было смело вытаскивать вездеход из ловушки. Он включил лебедку, а сам уселся за руль, помогать оборотами двигателя. Джил как раз поспеет к моменту, когда лебедку надо будет отключить. Вездеход тяжело вздохнул, и сдвинулся с места. Трос натянулся струной, переведя большую часть веса машины на лебедку. Джек поддавал оборотов, помогая гусеницами. Вездеход медленно выползал из ямы, задирая кабину. В какой-то момент передняя часть зависла в воздухе, и вес машины оказался полностью нагружен на трос, привязанный к опорной балке. Раздался скрежет, крыша дрогнула, сбрасывая тонны пепла и снега на землю.
Джилли почувствовала дрожь, она прошла сквозь всю конструкцию торгового центра. На землю рухнула гора снега. Левая часть крыши вдруг накренилась, а балка со скрежетом наклонилась вниз. Карманы и запазуха Джилли уже были полны лекарств, а теперь надо было срочно уходить.
Джек уже понял, что Джилл застряла внутри, заметив метания фонарика в заброшенном здании. Крыша начала наклоняться, съезжая в сторону вездехода. Хуже было и не придумать. Беги Джилл, БЕГИ!!! – кричал он что есть мочи, вылезая из вездехода. Надежда была только на нее, Джек сейчас ничем не мог помочь. Он видел, как фонарик мелькнул в дверном проеме, спустился по лестнице. И покачиваясь устремился к вездеходу. Но свод крыши двигался быстрее, обрушиваясь прямо на нее.
- Неееееет!!! – что есть мочи выкрикнул Джек.
Скрежет и грохот наполнили воздух, здание сложилось, потушив свет фонарика.
Во второй раз в жизни Джек плакал. Первый был, когда он потерял семью. Джилл за те три дня, что он ее знал, стала ему дорога. В ней он видел свою дочь, а теперь и ее не стало. Боль утраты жгла его, так же как и ненависть. Ненависть к самому себе. Скольких людей он спас из цепких лап костлявой? Сколько детей и женщин? А скольким стал палачем? Но когда он действительно желал, и был готов отдать все за это, он не смог спасти одного единственного человека. Теперь он просто обязан был завершить начатое, иначе Джилли погибла напрасно...
За городской чертой раньше начинался лес, которым обросли и холмы в пятидесяти километрах к северу. Сейчас же он двигался по грязной пустыне состоящей из снега. Впрочем для вездехода это был очень даже подходящий субстрат. Он шел довольно быстро, километров сорок в час, изредка объезжая торчащие скелеты деревьев. Лес умер, большая часть растений не пережила и первого года ядерной зимы, сломавшись под весом пепла и покрывшего их льда. Скелеты особо стойких из них напоминали о былом величии природы, которые люди могли навсегда потерять.
Джек наконец взобрался на холм, и с вершины озирал темную впадину, на дне которой когда то было озеро. Как красиво наверное это зрелище выглядело раньше – вода сияла тысячами бликов на солнце, лес окружал озеро по берегам, укутывая все вокруг зеленым одеялом. Сейчас – просто черная поверхность, замерзшие чернила на грязном снегу.
Но кое что привлекло внимание Джека сильнее, чем само озеро. Это был двигающийся по его плоскости огонек. Хорошо, что Джек выключил свой прожектор, старая армейская привычка … Схватив винтовку, он начал разглядывать точку через оптический прицел. Тепловизор явно указывал на то, что это был какой-то транспорт. Разглядеть с такого расстояния, какой именно было невозможно.
«Ну что ж, посмотрим кто ты такой» - подумал Джек запрыгивая в вездеход.


Спасибо, что дочитали. Продолжение следует.
Буду благодарен обьективному мнению в комментариях.

Дубликаты не найдены

0

афтар, шевелись

раскрыть ветку 1
0

Я ж новенький тут. Только 2 поста в сутки... еще 12 часов))))

0
В подпись. Увлекательно довольно.
0

го дальше,заходит намана

0
Нет! Не дочитали!
Похожие посты
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: