142

Разгром крупного каравана моджахедов со стороны пакистанской границы у кишлака Санглич.

Разгром крупного каравана моджахедов со стороны пакистанской границы у кишлака Санглич. Афганистан, Военные мемуары, Длиннопост

С 1983 г. в соответствии с данными разведки и донесениями в ГУПВ экипажи регулярно наносили авиационные удары по караванам с оружием с высот близких к практическому потолку, порядка 4500-5500 м, стараясь спровоцировать оползни и лавины выше каравана. И это им постоянно удавалось.


Например, 4 декабря 1983 г. пара вертолетов (командиры экипажей: заместитель командира авиаэскадрильи по летной подготовке майор П. Чиндин и командир звена вертолетов капитан К. Шошнев) в районе перевала Мочан (высота перевала 5000 м) нанесла удачный ракетно-бомбовый удар по склону горы выше каравана и вызвала обвал снега и сход мощной лавины.


Под все сметающей на своем пути громадной массой несущегося вниз с большой скоростью снега погибла, как позже выяснилось, та часть каравана с оружием, численностью до 50 душманов и свыше 50 вьючных животных, которая попыталась вернуться назад в Пакистан. Одновременно, в результате этой мощной лавины был отрезан путь назад другой, большей части каравана.


Спустя много лет полковник П. Чиндин так вспоминал об этой, одной из самых первых, крупных и эффективных караванных операций, продолжавшейся пять дней, по закрытию пакистанского перевала Мочан: «При ведении воздушной разведки парой вертолетов экипажами Чиндина и Кузьмина 4 декабря 1983 г. нами был обнаружен большой караван с оружием, как потом было выяснено, общей численностью около 600 человек и около 130 вьючных животных, уже прошедший через перевал Мочан из Пакистана в Афганистан. Произошло это так: вначале нами были обнаружены следы на месте последней ночевки каравана из-за больших черных пятен на фоне белого снега, так как ночью они жгли костры. При пролете над караваном они залегли между камнями и валунами, и искусно маскировались большими покрывалами под окружающий ландшафт местности.


В процессе поиска бандитов по одному подозрительному месту мной была произведена контрольная стрельба из пулемета, в ответ последние открыли стрельбу по вертолетам из стрелкового оружия, тем самым окончательно обнаружив себя. Первый ракетно-бомбовый удар мы нанесли по демаскировавшим себя бандитам на узкой тропе. И узкая дорога оказалась разрушенной за счет камнепада. По радиосвязи со стартовым командным пунктом Гульхана мной была вызвана еще пара вертолетов Шошнева - Козлова с руководителем операции на борту.

По душманам в этот первый день были нанесены еще несколько ракетно-бомбовых ударов, и они оказались блокированными в «мешке».


В это время отделившаяся группа в количестве около 50 человек на лошадях и верблюдах попыталась снова уйти через перевал в Пакистан. В результате применения авиабомб по склону горы выше перевала она была накрыта лавиной снега. И как позже было выяснено, эта мощная лавина не только смела эту группу в пропасть, но и одновременно разрушила единственную узкую дорогу всем остальным назад.


В последующие дни на господствующие высоты и всевозможные тропы вокруг каравана нами были высажены пограничные подразделения, которые вели бои с окруженными бандитами. Авиационная группа с постоянной сменой на месте пар вертолетов осуществляла их огневую поддержку, передесантирование десантных подразделений на выгодные в тактическом плане высоты, воздушную разведку подозрительных участков, перевозку захваченных бандитов и оружия.


В результате всей операции кроме погибших под снегом и убитых в результате сопротивления при их аресте было захвачено в плен 220 бандитов, большое количество оружия и боеприпасов, в том числе ПЗРК и ДШК. В операции принимали участие экипажи Чиндина, Кузьмина, Шошнева, Козлова, и в последние два дня руководивший авиацией в этой операции начальник авиации округа полковник А. Тимофеев».



Из воспоминаний Ушкалова Павла Дементьевича, в июне 1983 - апреле 1985 гг. начальника штаба ДШМГ КВПО:2-я застава ДШ в июне 1983 г. села на Бандар-Пост и принялась его обживать…


После разгрома в сентябре каравана на озере Дюфферен гарнизон Бандар-Пост решили усилить Ошской очередной ММГ. Прибыли на вертолетах более 100 человек усиления. И начали мы выставлять на всех возможных направлениях 5 засад по 40-50 человек. На Бандар-Посту было более 300 человек. Люди ходили в засады по кругу. Сменились - пришли в гарнизон - помылись в бане - сутки отдыхали, отсыпались - и вперед менять другую засаду. Так по кругу и ходили, а наряду с этим шло строительство, расширение гарнизона.


Постоянно в гарнизоне на Бандар-Посту было не более 50 человек, остальные в засадах. В засады ходили бойцы ДШ вместе с личным составом Ошской ММГ. Но все засады возглавляли офицеры ДШ. Ошские входили только в состав засад. В таком ритме прошел сентябрь-октябрь месяц.


И вот в 20 числах ноября засада, возглавляемая офицером разведки Чередниченко, в щели Харб, это в сторону Пакистана от кишлака Санглич на реке Вардудж ниже по течению от Бандар-Поста, захватила 22 вооруженных афганца, которые шли с Пакистана вглубь Афгана. Так как их захвачено было в труднодоступных горах, и борты не могли их снять, была дана команда с Гульханы конвоировать эту группу и доставить пешком в Гульхану. Эти захваченные духи дали данные о том, что по этому маршруту будет идти караван 150-200 человек. Надо сказать, что в Гульхане постоянно находился оперативный штаб под командованием генерала Неверовского Е.Н., офицеров округа, ОВГ города Фрунзе. Через этот штаб осуществлялось все руководство большой группировкой пограничников КВПО в афганском Бадахшане.


Когда генерал Неверовский Е.Н. убывал в город Фрунзе или Алма-Ату группировкой командовал кто-то из старших офицеров округа, ОВГ. На этот период группировкой командовал подполковник Мячин, старший офицер ОВГ г. Фрунзе. Так как с засады на конвоирование ушли 15-17 человек, то там осталось не более 30 человек. 30 ноября 1983 г. с засады в щели Харб по радиостанции было получено сообщение о том, что со стороны Пакистана через перевал, высота около 5000 тыс. м начиная с вечера, идет беспрерывно цепь фонариков на Афганскую территорию.


После доклада в Гульхану о том, что в щель Харб с гор спускается караван, была дана команда, немедленно собрать, сколько можно людей и идти на помощь засаде в щель Харб. Насобирали по всему гарнизону даже поваров, всех кто мог держать оружие, получилось чуть более 30 человек. С этой группой идти на помощь подполковник Мячин приказал мне. Ракимов Р.Ф. остался командовать всеми засадами на Бандар-Посту. Мне эта ночь запомнилась на всю жизнь.


Потому что 1 декабря день рождения моего сына, и потому что мы шли на помощь всю ночь, пересекая по пояс в воде реку Вардудж и остальные горные потоки, которые были на нашем пути. Где-то около 9 утра встретились с засадой в щели Харб. Спросили об обстановке, противника еще не было видно, он еще спускался с перевала. Подлетели борты, в одном из них был подполковник Мячин, связался с ним по УКВ-радиостанции, дали команду идти на сближение с противником. Где-то в обед вступили в боевое соприкосновение с противником.


Нас поддерживали, сменяясь постоянно 2 борта. Не буду описывать всего боя, как нам с бортов кидали вязанки новых шуб, цинки с боеприпасами, жратву. Но, ни один цинк, ни одна шуба к нам так и не попали, все осталось лежать в камнях Афгана. Бомбили, обстреливали с бортов басмачей, бывало, что и по нам летело. Но вот, а в горах, да еще в это время (1 декабря), темнеет быстро, Мячин дал команду занять оборону и дальше противника не пускать. Собрал всю группу, взяли одного пленного, он и сказал нам, что басмачей более 600 человек. И только борты улетят, они окружат нас и всех перебьют, потому что их слишком много.


Так как боеприпасов у нас осталось очень мало, и была реальная опасность всем погибнуть, решили немедленно уходить вниз, и идти на сопку где была засада. Там осталось человек 6, групповое оружие, много боеприпасов. При отходе прикрытие осуществляла группа самых сильных бойцов во главе с прапорщиком Юдиным. Только ушли вниз, минут через 10-15 услышали крики: Алла-Алла, в том месте, где мы только что были. Десятки раз пересекали бурный поток, уходя от басмачей.


Юдин прикрывал, даст залп по противнику и догоняет нас. Хорошо, что противник не мог нас обойти, потому, что ущелье было узкое, справа и слева скалы, валуны с 2-х этажный дом. Где-то около часу-двух ночи дошли до развилки и начали подниматься на сопку, где была наша засада. Когда все поднялись, дал команду гранатометчикам, пулеметчикам, всем кто мог держать оружие, открыть огонь вниз по тропе на реке. В ответ в нашу сторону полилась свинцовая река, но идти на сопку духи побоялись. Бой утих где-то только к 6 утра. С рассветом получил доклад наблюдателя, что к нам поднимаются с красной тряпкой на палке человек 15. Сказал пусть подойдут, пришли, оказывается сарбозы с кишлака Санглеч, с пленными басмачами (5-7 человек, которых они захватили, когда шли к нам). Всю ночь эти сорбозы прятались в камнях у кишлака, они и сообщили нам, что на рассвете мимо кишлака быстро прошла, не останавливаясь, группа басмачей, человек 200. Пройдя через висячий мост через реку Вардудж, эта группа ушла на другой берег, и ушла в щель Искатуль по направлению на Бахарак, Файзабад, Зардев. Когда рассвело окончательно и поднялось солнце из камней, у реки начали выползать басмачи и сдаваться. Помню, в первый день взяли в плен 79 человек. Сразу с рассветом к нам прилетели 2 борта, доложил обстановку. На бортах отправили первых пленных и двух раненых сержантов, один наш из ДШ и один из Ошской ММГ.


В этот день борты к нам больше не прилетали, потому что началась операция по уничтожению прорвавшихся басмачей в щели Искатуль. Там работала ММГ во главе с майором Сиренкиным, они и добивали прорвавшихся басмачей. А мы каждую ночь у самой реки, с одной и другой стороны, на одном уровне ставили от себя засады, по 10-15 человек с пулеметчиками.


Только наступала темнота, группы басмачей по 15-20 человек пытались прорваться, но огнем на поражение уничтожались. Помню, у нас набралось много пленных, было много раненых, но их никто никуда не брал. Они так и остались в камнях замерзать, также было много убитых у реки. Так операция по уничтожению каравана продолжалась до середины декабря, у нас был еще один раненый, но убитых не было.


Итог операции по данным разведки округа в Гульхане: разбит караван, это 3 разных группы (Вардуджская, Зардевская, Файзабадская), разбит караван более 600 человек, взято в плен 260 человек, 50-60 человек прорвались и ушли, из них вернулось в Пакистан человек 10. Остальные были уничтожены в щелях Харб, Искатуль, Вардудж. Об этом в декабре 1983 г. писала газета «Известия», в краткой заметке сообщалось, что силами Афганской армии разбит крупный вооруженный караван, более 600 человек, шедший с оружием с Пакистана. Во второй половине декабря 1983 г. нам все-таки пришла смена засады, и мы вернулись в гарнизон Бандар-Пост.

За уничтожение караванов на Бандар-Посту весной начальник ДШ Ракимов Р.Ф. получил орден Ленина, я боевого Красного Знамени. Многие солдаты, сержанты, прапорщики, офицеры получили ордена и медали.



Новиков В.С. «Крылья границы: Историко-документальный очерк».

Дубликаты не найдены

+2
На Бандаре без привычки тяжело было. Снег и дышать на высоте нечем
+1
....и снова караваны идут из Пакистана
+1

Это была их страна

0

Грабим корованы

0
Так этих ослоебов!
0
Слава бойцам и командирам Советской армии, умели воевать, берегли солдат и не бросали своих..
Похожие посты
Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: