9

Рассказ про мою таксу Бонечку

1.Сестра и брат.



Мы собираемся переезжать, а дети привезли на время ремонта своего добрейшего, всепрощающего спаниеля Ричарда. .Зовем его: Бонин брат — Ричард, который ну просто обожает вредную и умную сестренку.


Шесть часов утра и он тут как тут. Бодается - вставай скорей на улицу. Бонечка закатывает к небу глаза:


- Иди отсюда с глаз долой, скотина,- и зарывается еще глубже под одеяло.


- Ну Бонечка, ну вставай скорей, миленькая, без тебя же не пойдем, - стаскивает одеяло.


Клац зубами перед носом не останавливает спаниеля и вздохи ему не интересны.


Дерг одеяло на пол. И несчастной таксе ничего не остается, кроме как переться с нами на улицу, вслепую, не открывая глаза. Пописала и скорей к двери, стоит дремлет, шатается. А тот вприпрыжку уже умчался на другой конец двора в кусты какать и мне приходится тащиться за ним с мешочком убирать какашки. Гулянка 10 мин. И, вернувшись, собаки моментально засыпают, а я собираюсь на работу. Потом еще раз-в 7.30 и все, ребятки, до свидания.


Ричард раздражает Бонечку лишь по утрам, но в течении дня они живут дружно.


Однажды в такое раннее утро я не закрыла входную дверь и вернувшись назад — оба-на!


На кухне на столе сидит соседский кот и умывается. Собаки онемели. Ричард, спокойный пес и никогда бы не вытворил такое. Но Боня...Хвост торчком. Пауза.


- О!!!! Какой сюрприз!!! Мамочка моя! и бросились за кошкой. Та шарахнулась на подоконник, где я, накинув на нее полотенце, схватила и вынесла в подъезд. Кошка выпрыгнула, на прощание, подрав мне капитально руки, и помчалась вверх на третий этаж. Вырвались из квартиры и собаки и с гиканьем и лаем помчались будить весь подъезд. Кошка орет наверху и тут же с визгом мчится вниз уже Боня с подранной мордой. Ричард следом.


- Что случилось!?- выбегает на площадку в трусах муж, - боже мой, что это? - Это про мои руки.


Но я быстро рассматриваю таксу — так, морду борной кислотой и с ужасом рассматриваю себя. Да... у кошки не ногти, а кинжалы. Умываюсь, крашусь, муж бинтует руки по локоть и на работу.


Пока еду, маленько остываю, главный бухгалтер должен быть с холодной головой, да какая уж тут голова, когда руки саднят мочи нет.


Но да ладно, все мелочи. Я же про собак своих рассказываю.


По вечерам мы гуляем, но хитрая такса, пользуясь беззаветной любовью Ричарда, постоянно издевается над ним.


Притихла, такая нежная, глазками на меня томно глядь. Ну все, знаю этот взгляд, сейчас Ричард опять будет в дураках. Вдруг такса с диким лаем срывается с места — один метр и она опять рядом, встает на задние ламы и головой показывает на Ричарда, который, чтоб угодить, уже помчался в темноту лаять в воздух.


- Ой, смотри, мам, какой дурак, - закатывает томные глазки Боня.


- Ах ты зараза, - каждый раз бесится сын, если вечером заезжает к нам.


Иди ко мне, Ричард, не слушай ты ее, эту гадкую сестру. Но тот старается и гавкает в темноте ни на кого и успокоить его не так просто. А Бонечка идет рядышком и только вздыхает на невоспитанного брата. И так каждую прогулку.


Ох как такса наслаждается, когда Ричард получает люлей, но ей то тоже попадает, но тут моральное удовлетворение выше, чем какие-то там люли.


Вечер, сижу за компьютером, работаю. С одной стороны на диване Ричард спит, с другой — Бонечка. Тишина, красота! Тихонечко такса подползает ко мне, садится рядышком, косится на брата и опять, смотрю, бесята в глазах. Ох бедный Ричард! Сейчас опять получит.


Вдруг с гиканьем такса срывается с дивана, и за ней спаниель подрывается спросонок, ничего не понимая мчится на кухню, на стул и к окну, заливаясь лаем. Но Боня-то и не думала никуда бежать. Она пробежала ну пол-метра и опять ко мне, лапки на колени мне, глазки закатила


- Мам ну ты слышишь, какой дурак?! Ой, ну что нам с ним делать?


Выскакивает муж и Ричард наказан опять, но и Боне показан большой кулак.


- Ой, пап, я то тут при чем? Во дает. В-а-а-ще! Пап!


Но время идет, и через дней 10 издевательства прекращаются. Собаки живут дружно, не отнимая друг у друга еду, уважая взаимный отдых. Боня тщательно наблюдает, чтобы брата не обижали во дворе, моментально мчась на помощь. А вот Ричуше не удается показать чудеса храбрости — Бонечка тут красавица и ее ни кто не обидит — тут все друзья и подружки.


Вот так мы и живем и я с ужасом жду переезда.

Рассказ про мою таксу Бонечку Собака, Такса, Длиннопост
Рассказ про мою таксу Бонечку Собака, Такса, Длиннопост

2. Да уж, и впрямь, не путайте туризм с эмиграцией.



Все, ремонт закончен.


В пятницу меня отвозят с собаками на новую красивую квартиру — убраться, помыть. Муж тем временем собирает добро по коробкам.


Все затеяно ради бабушки, которая в свои 80 лет нуждается в помощи. Ради нее и переезжаем, но пока она живет в моей сестрой, точнее в ее собаками, так как они сами уехали в отпуск, и бабушка приглядывает за охотничьими фоксами Петей и Вениаминой. Гулять с ними приезжают внуки.


Ну а Боня своего мнения так и не изменила.


- Я не хочу и не буду тут жить, мама!


Пока я намываю квартиру, она целыми днями сидит в подъезде, категорически отказываясь переступать порог. Ричард периодически выбегает на лестничную клетку, подталкивая под толстую попу несгибаемую таксу.


- Отстань, дурак, у меня плохое настроение, не видишь что ли?


Ричард и вправду отстает, путаясь у меня под ногами.


Ну что ты поделаешь?! Это ее дом. Тут живет ее любимая бабушка. Раньше, приезжая, с бурной радостью с порога заскакивала на диван и вылизывала куда могла достать.Много раз ночевала здесь. Но теперь, уже с самого начала ремонта, перестала к ней подходить, поняв, что причина ее будущих неприятностей — бабушка, которую сразу разлюбила.


Уборка. Такса в подъезде.


Но на ночь веником:


- Быстро домой! Спать тут будешь, а завтра продолжим уборку.


Утром в туалет и опять весь день на лестничной площадке, что очень расстраивает меня и к сердцу подкатывает волна не радости, нет, волна ужаса. Как дальше-то с ней справляться?


Все сразу тяжело читать, поэтому напишу про "дальше" через пару дней.

Дубликаты не найдены