-18

Ради любви

-Что будем смотреть?-спросила она, под звук его хриплого кашля.
-Давай Мушкетеров?-его кашель не смолкал и на ощупь его рука была горячее чем обычно это вызывало тревогу.
Мысль о том,что его надо лечить не давала ей покоя. Из самых доступных средств были горчичники и леденцы от кашля,которые и были применены в срочном порядке. Конечно в процессе лечения любимого ее руки дрожали от волнения, такая ей выдалась возможность за ним поухаживать и проявить себя заботливой и внимательной. Его терпению можно было только позавидовать,но что не сделаешь ради любви!
Кадры фильма мелькали не заметно, они лежали в обнимку на полу на одном матрасе и ничего больше в этом мире их не интересовало. В какой-то момент он заснул, она закрыла ноутбук и легла рядом. Под его мирное дыхание,она и сама начала засыпать...
-мне страшно...страшно..страшно...-лихорадочные слова пробивались сквозь дымку ее сна- они идут за мной, идут...мне страшно!
Он метался на матрасе, лоб его покрывала испарина, а руки мелко дрожали, глаза были плотно зажмурены, а дыхание сбивчивое и прерывистое. Постепенно с достаточно ясного голоса он перешел на свистящий шепот, к которому добавились дрожание всем телом, как-будто ему было очень холодно и задержка дыхания...в какой-то момент он просто перестал дышать!!! От безысходности она начала его трясти, на пару мгновений дыхание к нему вернулось и тут же посыпались слова:
- Люди...люди без лиц...им нужна моя душа, они охотятся за ней...мне страшно.. страшно!!!
На ум приходили какие-то глупости "при эпилепсии...подушку под голову...голову на бок..чтобы рвотные массы... ", "при переохлаждении...растереть спиртом...укрыть...дать теплое питье...", "при агресии...не адекватном поведении... не спорить...не делать резких движений ", а еще вспомнилось прабабушка в окружении старых икон, читающая молитвы и зажигающая свечи "Отче Наш..радуйся Благодатная радуйся...ныне и во веки...аминь", пока в ее голове одна мысль сталкивалась с другой, вокруг становилось все темнее, при этом очень выделились очертания комнаты. Все за границами квадрата, находилось в кромешной темноте, не смотря на горящие фонари в окне, блеклую луну и бесцветные звезды. Мыслей просто не осталось, рядом лежал он, такой беззащитный и беспомощный,что даже не пролитые слезы так и остались на задворках сознания, ей надо было выдержать, не сломаться, остаться сильной!!!
-ОН МОЙ!!! ВЫ ЕГО НЕ ПОЛУЧИТЕ!!!- ее голос срывался, она обнимала его, прижимала к себе, согревая себя и его своим дыханием, своим биением сердца, ведь в том момент все у них было одно на двоих.
И снова перед ней была ее прабабушка, в платке и с нательным серебряным крестиком, на полотняной нитке " вера сильна...убережет от бед...убоится сатана Агнцев Божьих...защитят крыльями...укроют от зла". Крестика, этого конечно уже давно не было, как и веры, которую прививала ей в детстве прабабушка, за то слова давно забытые и казалось никогда не используемые, набирали силу в ее душе. Выразить в слух она их не могла, получались только безсвязные звуки, но мысленно, это был бесконечный поток обращений за помощью,поддержкой,защитой...все ее силы уходили на то,что бы он не переставал дышать,чтобы говорил с ней, не замолчал!!!
...В какой-то момент он успокоился, дыхание выровнялось, шепот сменился мирным сопением, а тело расслабилось и обмякло. Лежа рядом с ним,она закрыла глаза, думая что все позади, что скоро рассвет, что все закончилось. "СПАТЬ НЕЛЬЗЯ!!!!БУДЕТ ПРОДОЛЖЕНИЕ!!!" Перед ее мысленным взором предстала большая коробка, у которой не было крышки и из этой коробки лились потоки черной грязи, вперемешку с камнями и мусором "ТЫ ДАНА ЕМУ,ЧТОБЫ ЕГО ЗАЩИЩАТЬ!ТЫ ЕГО ЕДИНСТВЕННАЯ ЗАЩИТА!!!"
-ИДУТ!ОНИ ИДУТ ЗА МНОЙ!!!- опять сбивчивое дыхание, опять мелкая дрожь и испарина!
И снова была изматывающая, не прекрощающаяся борьба за сердце и душу любимого человека.
Рассвет наступил медленно и неотвратимо, осветив комнату, в которой было только двое любящих людей, он подарил им надежду на новый день и новые силы на борьбу!!!
-А ты чего не спишь? Кино уже закончилось? Я опять все проспал...

Дубликаты не найдены

+3

Топ-топ-топ... Это мертвецы... Они за мной пришли, только я-то с ними не пойду... Ох, пустите, у вас руки холодные! (с) Белка папы Геккельбери Финна.

+1
Аминь!
+2

У чувака бред на фоне высокой температуры, но сила молитвы спасла его :-) аллилуйа, братья и сестры :-)

0
Читать не буду, не заинтересовало, но при прочтении названия прелставился Джейме, кидающийся из окон любопытными детьми.
0

фу, какая ПГМная бредятина

Похожие посты
3245

Воспоминания реанимационного медбрата. История шестая. Сверхъестественное.

Доброго времени дня дорогие подписчики. У меня в жизни случилась череда волнующих событий, в связи с которыми не было времени и желания писать тут. Прошу прощения за долгое ожидание)

Как обещал - криповые истории с работы. Не претендую на достоверность и объективность описываемого. Напишу только с чем столкнулся лично. Верить или нет - решать вам. Надеюсь Вам будет интересно.

Много букв. Поехали.

Воспоминания реанимационного медбрата. История шестая. Сверхъестественное. Крипота, Сверхъестественное, Реанимация, Работа, Врачи, Студенты, Длиннопост

Рассказ первый. Топ, топ, топает малыш...


Я только начинал дежурить в качестве медбрата. Мне было 19 лет. Поделились ночью со второй медсестрой чтобы отдохнуть. Я дежурю с полуночи до 4 утра. Напарница с 4.00 до 8.00. Стабильные пациенты. Два мелких карапуза до 1 года - постоянно спят, просыпаясь лишь на кормежку. Девочка 6 лет, после операции. И 12 летний пацан после ДТП. Начало первого ночи. Все пациенты, кроме старшего пацана спят. Я работаю.

Не люблю ночь. Врачи отдыхают, вся мера ответственности за детей - на дежурном. Не с кем посоветоваться в случае чего. Постоянно обхожу спящих детей. Вслушиваюсь как они дышат, смотрю на их позу и показатели мониторов. Почему-то львиная доля смертей происходит после захода солнца. Когда я один в палате у меня постоянное чувство тревоги. В палате темно, периодически пищат инфузоматы и мониторы. Обстановка жутковатая.

Сделал все назначения около 2х ночи. Пошёл третий час. Сел за письменный стол и включил настольную лампу. Мальчик, лежащий напротив стола прищурился от яркого света, затем закрыл глаза и через несколько минут уснул. Все. Я единственный бодурствующий.

Скрипнула дверь санитарной комнаты в середине коридора. Около неё всегда открыто окно, сквозняк то открывает её, то закрывает. Я уже привык, но все равно вздрогнул. Мгновенно успокоившись, продолжил заниматься бумажной работой.


Шлёп. Шлёп. Шлёп. Шлёп.


Отчётливый звук босых ног по полу в коридоре. Я замер ни жив, ни мёртв. Кому то из персонала в туалет приспичило? Но почему босиком? Может кто из детей встал? Но нет, все 4 пациента лежали в своих кроватях перед моим взором. Рука замерла над очередным журналом. Может показалось?

Шлёп. Шлёп. Шлёп. Шлёп.

Уже ближе. Мурашки по всему телу. Мне стало жутко. Я бы подумал что в отделение случайно зашёл какой то ребёнок... Если не одно но. Дверь в отделение я закрыл лично, в 11 часов вечера. Других входов нет. Что вообще происходит?

Шлёп.

Отчётливо в тишине...

Шлёп.

Все ближе и ближе...

Шлёп. Шлёп. Шлёп.

Совсем рядом. Кто бы то ни был, он стоял в коридоре, почти дойдя до просвета двери. Ватной рукой выключил слепящий меня свет. Стало темно. И очень жутко. ОН (почему то я был уверен в том, что это именно ОН) стоял около дверного проема и чего то ждал. Я сидел за столом и смотрел в коридор через тёмный прямоугольник двери. Сделай ещё шаг. Я хочу видеть то, что напугало меня до дрожи.


Смотрю не моргая. Секунды тянутся, будто кто-то остановил время. Напряжение достигло своего предела. У меня начали дрожать руки. Собрав всю храбрость в кулак и облизнув пересохшие губы, громко произнёс :

- Это кто тут шляется @#₽ть? Что за шутки на@#₽?

Шлёп. Шлёп. Шлёп. Шлёп. Шлёп. Шлёп.

Удаляющийся звук маленьких босых ножек по полу. Хлопнула дверь санитарной комнаты. Я вскочил с места и вышел в освещенный коридор. За секунду достиг закутка где была санитарка. Распахнул её и ввалился внутрь. Никого. Унитаз. Кушетка. Стеллажи с ведрами и тряпками. Груда швабр в углу. Может все таки показалось?

Еле дождался свою сменщицу. Говорить ничего не стал, кратко передал обстановку и ушёл спать. Провалялся без сна. Встал в 8.00 и вышел в комнату отдыха - вся ночная смена (среди которой была и старшая сестра отделения - Елена Викторовна) пила чай.

Я - Признавайтесь, кто меня ночью разыграть решил?
ЕВ - Aver174, ты о чем?
Я - Кто ночью ходил босиком по коридору?

Все с интересом смотрели на меня, думая что я шучу. Я же был максимально серьезен.

ЕВ - Расскажи нормально, что случилось.
Я - Я дежурил ночью, кто-то видимо решил меня разыграть и топал в коридоре босиком по полу! Я конечно все понимаю, розыгрыши сам люблю, но могли бы и сознаться в конце!
ЕВ - Дверь санитарной хлопала?
Я - Да...
ЕВ - Это барабашка был. Он у нас давно, уже лет 5, когда чаще озорничает, когда реже. Выходит всегда их санитарной комнаты, ходит по коридору и обратно...
Я - Вы серьёзно? Вы опять прикалываетесь что-ли?

Но никто не смеялся. Каждый из сидевших за столом 100% верили в версию старшей.

Я - Не, ну это бред вообще. Почему он из санитарной комнаты выходит? У нас же там дети не бывают!
ЕВ - Aver174, а куда мы уносим тела умерших детей пока их в морг не заберут?

Озарение. И чувство первобытного страха.

Я - В санитарную комнату, на кушетку...

Да ну нахер! Все равно не верю!

Воспоминания реанимационного медбрата. История шестая. Сверхъестественное. Крипота, Сверхъестественное, Реанимация, Работа, Врачи, Студенты, Длиннопост

Рассказ второй. Визг.

Очередная ночная смена в реанимации. 3 пациента на ИВЛ, под постоянной седацией. Работать можно. Поделились с напарницей Алиной по 3 часа. Я с полуночи до трех, она - с трех до шести. Моя половина ночи прошла штатно. Сделал всю работу с детьми, заполнил журналы. В 3.00 в палату пришла заспанная Алина и отпустила меня отдыхать. Зашёл в комнату отдыха, застилил диван, снял вверх от хиркостюма (вообще не люблю спать в одежде, но после одного инцидента стараюсь как минимум оставаться в штанах) и провалился в тревожную дрему.

Мой отдых прервал душераздирающий женский визг доносившийся из палаты.


- ААААААААААУАААААУААААА


Кричала Алина. Орала истошно и страшно. Её визг в конце, казалось, переходил на ультразвук, затем была пауза (видимо вдох) и крик снова повторялся. Не одеваясь вылетел из комнаты отдыха и забежал в палату. Сознание рисовало страшное. Что так могло напугать достаточно опытную медсестру? Замерев на пороге, быстро осмотрел палату. Ничего такого. Мониторы в обычном режиме, аппараты ИВЛ работают. Где Алина?


- ААААААУАААААААУУУУААААА


Душераздирающий крик исходил откуда то снизу, совсем рядом со мной. Мне заложило уши. Никогда бы не подумал что человек может ТАК кричать. Опустил взгляд вниз, прямо около входа на стене была закреплена массивная прямоугольная раковина для мытья рук. Алина была там. Под раковиной. Забилась туда, видимо спасаясь от того ужаса который испытывала. Прибежали дежурные врачи и медсестра анестезистка.

- Игорь Александрович, помогите мне её оттуда достать!

Вдвоём с дежурным анестезиологом вытащили под локти медсестру из-под раковины. Вид у неё был подстать издаваемым ей звукам. Глаза полные ужаса широко открыты, гримаса страха на лице, волосы (у Алины была короткая причёска под каре) стояли дыбом. Кричать она прекратила, плотно сомкнула побелевшие и дрожащие губы. Зрелище впечатляющее.

ИА - Алина, что случилось? Что тебя так напугало?

Медсестра попыталась что то сказать, но у неё снова началась истерика. Слёзы текли градом, а свободной от Игоря Александровича рукой (он продолжал поддерживать её под локоть) она настойчиво показывала в коридор. Реаниматолог свистнула санитара (спал в наушниках и в связи с этим вой не слышал), тот закатил большую кровать в палату. Уложили на неё нашу внезапную пациентку. Алину била крупная дрожь, говорить она по прежнему не могла.


ИА - Aver174, сделай ей релиума 2 куба по вене.

Анестезистка помогла поддержать руку и затянуть жгут. После введения анксиолитика Алину отпустило. Её перестало трясти, лицо стало более спокойным и сонным.


ИА - Алиночка, можешь рассказать что случилось?

Девушка собралась с силами. Её голос зазвучал тихо и приглушенно:

А - Я сменила Aver174, он ушёл спать. Назначений до 5 утра не было, журналы он заполнил все. Я час сидела за столом и кемарила... Меня начало клонить в сон и я решила умыться холодной водой...

Алина испуганно замолчала. Я посмотрел на умывальник. Раковина стояла прям около входа в палату. Над ней - огромное зеркало, а переход к нему обит зеркальной сталью. Когда в него смотришь - видно вход, дверь в палату и кусочек коридора...

АИ - Ты решила умыться и что?
А - Я умылась и посмотрела в зеркало... А там... Там...

Она снова начала всхлипывать...

ИА - Что там? Что ты увидела?
А - ОН смотрел на меня из коридора...
ИА - Кто на тебя смотрел?
А - Мёртвый мальчик.

Воспоминания реанимационного медбрата. История шестая. Сверхъестественное. Крипота, Сверхъестественное, Реанимация, Работа, Врачи, Студенты, Длиннопост

Рассказ третий. Случайности не случайны?

На дворе стоял жаркий июль. Я закрыл сессию третьего курса (о чем можно сложить отдельный рассказ) и упоенно работал в родной реанимации по графику 1,5 суток - ночь дома - 1,5 суток (на нашем сленге - режим полторашки). Дневная смена, привычная текучка: принять - полечить - перевести. Сел за письменный стол заполнять журнал о поступлении ребёнка. За подоконник(если стол занят его использовали как писчее место), не далеко от меня, села молодая реаниматолог - Ирина Викторовна.

- Aver174, дай, пожалуйста, лист назначений на новенькую.
- А где он?
- Вроде под стекло сунули. Посмотри внимательно.

На письменном столе у нас лежал большой прямоугольный лист оргстекла. Под ним всегда была целая куча разных бумажек, начиная от: "Электрик Семён Петрович телефон # 8-909-хх-хх" и заканчивая различными объявлениями, шутливыми записками следующей смене и даже одним детским рисунком от благодарного пациента. Сложил журналы которые валялись по всему столу в аккуратную стопку и тут же увидел искомый лист назначений под стеклом. Аккуратно приподняв оргстекло одной рукой, кончиками пальцев другой начал тихонько вытягивать нужный лист формата А4. Внезапно, резкий порыв ветра раскрыл не закрытое окно и ворвался в палату, выдувая мелкие записки из-под стекла.

Рефлекторно бросив оргстекло, двумя руками принялся ловить те 7 или 8 записок которые таки вырвались из своего плена. Поймал все, кроме одной. Маленький прямоугольный клочок бумаги сдуло на середину палаты, надписью вниз. Ирина Викторовна закрыла окно и с интересом посмотрела на бумажку.

- Aver174, ты веришь в предсказания?
- Не очень.
- А я - да. И что то мне кажется не с проста именно эта бумажка улетела. Посмотри что там?
- Ирина Викторовна, вам, женщинам, только во всем символизм и видеть...

Встал из за стола и дошёл до лежащей на полу записки. Взял её в руку. Странная тревога заскреблась в моём сердце. Перевернул надписью вверх. Это была дешёвая визитка.

- Ритуальные услуги "Мемориал".
- Не хорошо то как... К покойничку, значит...
- Ирина Викторовна, да бросьте вы! Что за суеверия!

А спустя два часа внезапно умер стабильный ребёнок. Все проведенные реанимационные мероприятия эффекта не дали. Странная и неожиданная смерть.

Совпадение? Пожалуй что так.

Воспоминания реанимационного медбрата. История шестая. Сверхъестественное. Крипота, Сверхъестественное, Реанимация, Работа, Врачи, Студенты, Длиннопост

Рассказ четвёртый. Душа отлетела...

Умирала 14летняя девочка. Умирала тяжело и страшно. Злокачественная опухоль поджелудочной железы. Агрессивный рост. Метастазирование. Полиорганная недостаточность. Агональное состояние. 14 лет... Время первой влюбленности и первого поцелуя... Наверно самый страшный период для смерти, тем более такой. Уже слишком взрослая чтобы не понимать что происходит. И слишком молодая чтобы принять смерть достойно.

Я только устроился работать санитаром. Как мне её было жаль! Она постоянно испытывала боль. Мучилась. Чтобы не смущать других детей её перевели в гнойную палату на 5 этаж. Её последнее пристанище.

Ситуация усложнялась не совсем адекватными от горя родственниками. Мать и отец дежурили у палаты постоянно, снимали как мы работаем на телефон, записывали на диктофон разговоры с врачами. Родительское сердце не могло принять тот факт, что просто их дочери не повезло. Не повезло страшно и обидно, но такова эта жизнь. И жизнь их дочери навсегда замрет на 15 году существования. Главная мысль родителей - теория заговора, что их дочь по какой то странной (не существующей в реальности) причине не лечат. Врачи - коновалы и убийцы. Бог им судья.

Это страшное чувство - ожидание смерти человека. Из милосердия. Потому что так будет лучше. Потому что мучениям пациента и стойкости врачей есть предел. И лучше если все кончится до его наступления.

Медсестрой в тот день была Алина. Смышленая студентка 5курсница. Реаниматологом - Игорь Александрович. Опытный врач закаленный работой в токсикологической реанимации захолустной ЦРБ, где из лекарств физ раствор и анальгин. Он позвонил в отделение около 2 часов дня:

- Девочка совсем плохая, наркотики не помогают . Скоро все кончится. Может в течении часа или двух. Пришлите кого нибудь в помощь.

Заведующая отправила в помощь самого опытного анестезиолога отделения - Юрия Юрьевича. Со стажем работы значительно превышающим мой возраст на тот момент. И меня. В роли физической силы. А может она хотела меня "обстрелять"?

Зашли в палату. Я снял обувь и сел по-турецки на подоконник. Юрий Юрьевич по-обычному рядом. Игорь Александрович сидел за письменным столом и нервно щелкал шариковой ручкой. Алина плакала. Девочка тяжело дышала.

Потекли мерзкие минуты ожидания. Никто не разговаривал. Игорь Александрович не травил свои любимые черные анекдоты. Юрий Юрьевич не обсуждал красивых женщин. Алина не улыбалась, хотя была самой позитивной медсестрой в отделении. Я молчал, что для меня тоже было не свойственно. Мы ждали, когда Смерть заберет свое.

В этой пугающей тишине прошло чуть более часа. Девочка выдохнула и не вдохнула. На мониторе сработала звуковая сигнализация снижения сатурации. Игорь Александрович хмуро ткнул на кнопку "беззвучный режим". Снова тишина. Спустя мгновение сработала вторая сигнализация - снижение пульса ниже 50 в минуту. Второй раздраженный тычок в кнопку беззвучного режима.
48...
36...
24...
0....

Свершилось. Юрий Юрьевич тихим голосом произнес:

- Коллеги, 30 минут на реанимацию. Делаем что должно.

Начали реанимационные мероприятия. Даже я с моим мизерным стажем работы видел - это просто формальность. Да, так правильно. Но все равно гадко на душе.

Реанимационные мероприятия без эффекта. Игорь Александрович посмотрел на часы и сказал :

- Время смерти - 15 часов 42 минуты.

Что-то оглушительно хрустнуло. Стеклопакет окна, напротив кровати девочки, пошёл паутинкой трещин... Все вздрогнули.

А - Мамочки, что это было?
ЮЮ - Душа отлетела...

И перекрестился. Я подошёл к стеклопакету и задумчиво провел пальцем по поверхности разбитого стекла. Затем открыл окно и сделал то же самое с другой стороны. Все живые в палате с любопытством смотрели на мои действия.

ИА - Может камень кто кинул?
ЮЮ - Игорь мы на пятом этаже, какой камень?
Я - Это не камень. Лопнуло внутреннее стекло. Два наружных - целые. Посмотрите сами если хотите.
А - Не оставляйте меня одну тут, пожалуйста...

Спустя 20 минут в палату ворвались родители девочки. Отец, серый от горя упал на тело дочери и заревел как зверь... Мать подошла к Игорю Александровичу, плюнула ему в лицо и сказала :

- Будь ты проклят, чтобы ты сдох, как собака, как можно скорее!

В тот день что то лопнуло внутри меня. Как стекло, через которое прошла душа девочки, чьё имя я даже не помню. Наверно, не только у меня.

Воспоминания реанимационного медбрата. История шестая. Сверхъестественное. Крипота, Сверхъестественное, Реанимация, Работа, Врачи, Студенты, Длиннопост

P. S.

Барабашку я слышал ещё раза два или три. Все по шаблону - скрип двери санитарной комнаты - звуки шагов обрывающиеся за шаг до дверного проема - возвращение. На второй раз я ещё был в ужасе, а потом попривык. Вообще предпочитал думать что это сложная звуковая галлюцинация из за переутомления. Так проще.

Мёртвого мальчика, чуть до смерти не напугавшего Алину, больше не видел никто. Кто то считал что это какой-то отдельный призрак. Другие думали что это - тот самый барабашка из санитарной комнаты (его слышала чуть ли не половина сотрудников),внезапно осмелившийся сделать последний шаг. В конечном итоге решили что Алине причудилось. От перереработки. Так проще.

Игорь Александрович после того случая ушёл в недельный запой. Мать девочки на всю больницу поносила его почем зря. Хотя он даже не был лечащим врачом её дочери. Он просто дежурил в тот день когда она умерла. Для мамы девочки так было проще.

Хороший он человек. Надо позвонить, узнать как у него дела. Все никак не соберусь...

Показать полностью 4
127

Поломанная Богородица. Третья часть.

Я видел ужасные страдания безнадёжных пациентов, фактически экспериментально доказал, что их массовая галлюцинация вовсе и не галлюцинация, я услышал истории об этой самой иконе от разных и, казалось бы, не связанных между собой источников… Я даже провел допрос пациентов и выяснил, что на месте поля действительно совсем недавно находился вишнёвый сад. Дозвонился до участкового и узнал от него, что в том доме и вправду проживала нелюдимая старуха, о которой по деревне ходило много различных слухов разной степени правдоподобности.


Первая часть: https://pikabu.ru/story/polomannaya_bogoroditsa_chast_pervay...

Вторая часть: https://pikabu.ru/story/polomannaya_bogoroditsa_chast_vtoray...


Но этого всего было недостаточно. В голову, конечно, прокрались сомнения, но они еще не были достаточно сильны, чтобы пробить толстую стену материализма. Я старался ко всякой подобной информации относиться, как истинный философ, без излишнего догматизма – не отрицал до самого конца возможности существования чего-то сверхъестественного, хоть и воспринимал любую мистическую историю очень скептично. Мистика обросла различного рода шарлатанством и поэтому ее репутация безнадежно испорчена – тут ничего не поделаешь. Однако электричество и магнетизм совсем недавно могло восприниматься, как нечто сверхъестественное. Нужно было лишь провести исследование и найти всему этому научное объяснение…


Эти события – начало чего-то грандиозного, и я, возможно, стоял у истоков новой науки. Во мне разгорелся азарт, ведь многие в детстве мечтали стать учёными, а тут появилась такая возможность. Я сразу же принялся ломать голову, какой бы ещё эксперимент провести, чтобы доказать или опровергнуть всю эзотерику, услышанную от Дарьи. Однако в голову ничего не шло. Самый банальный эксперимент я уже провёл – он подтвердил наличие чего-то, что видели только пациенты. Однако это могло объясняться чем-то, на что я просто не обратил внимание, до чего не хватило ума додуматься.


Допустим, что призрак существует, и ведьма действительно не упокоена, бродит здесь и с некой целью пытает больных. Почему тогда больные видят то, чего не вижу я? Из-за иконы. Значит, придётся признать, что икона действительно неким образом повредила мозг тем, кто её увидел, развились агнозия и, допустим, способность видеть души мёртвых. Бред, но я заставил себя продолжить мысль в том же ключе… Эти повреждения мозга совершенно не усматриваются на МРТ. Значит изменения очень тонкие. Но за счет чего вообще можно было бы увидеть старуху? Если души не излучают в видимом спектре (а если бы излучали, то их видели бы все), то не значит ли это, что изменился сам глаз больных? Например, видеть в инфракрасном или ультрафиолетовом диапазонах? Ведь изменения лишь структуры мозга недостаточно для того, чтобы воспринять то, чего не улавливает сам глаз…


Гипотеза глупая, но ведь и сама возможность мистики – бредятина. Поэтому необходимо было проверить всё. На следующий день я приобрёл инфракрасные и ультрафиолетовые светодиоды, убедился, что свет от них невидим и протестировал на больных. Пациенты тоже не увидели света. Значит, никакого изменения структуры глаза не произошло. Да и за счёт чего душа была бы способна излучать? Ведь на месте «старухи» я ничего не ощутил, а значит это нечто нематериально, а значит и вовсе требует иного подхода…


Если верить словам Дарьи – то придётся принять эзотерические толкования на уровне астральных тел и прочих психических энергий. Это меня не удовлетворяло, потому что на этом поприще я оказался бы бессильным – никаких психических энергий уловить не смог бы, ведь никаких приборов для этого не существовало, а чтобы разработать их – нужно было знать хотя бы в теории, что собой эти астральные тела и психические энергии представляют.


В Интернете я нарыл несколько эзотерических книжек и прочитал их в спешке по диагонали – здравого объяснения природы этих сверхъестественных вещей я там не нашёл. Оно и логично – было бы здравое объяснение – были бы и эксперименты, а значит и прорывы в науке. Но обнаружил я там одну лишь словесную эквилибристику, хитрые, но пустые формулировки, правдивость которых никак нельзя проверить. Строить собственные теории с нуля? Для этого у меня имелось чрезвычайно мало данных, мало возможностей. Но если бы я отыскал ту самую икону и смог бы её изучить…


Я спрашивал у пациентов, куда они могли деть икону, но безрезультатно. Они просто оставили её около того же места, где и откопали. Вблизи трактора ведь ничего не нашли? Или всё же нашли, но умолчали? И теперь икона на самом деле в руках у других учёных? Или преступников… Вообразить только, каким оружием они обладают. И ведь однажды какой-нибудь обиженный на людей человек может выложить фотографии этой иконы в Сеть или же протранслирует искаженный лик по телевидению – страшно себе представить масштабы последующего за этим ужаса. Миллионы жертв…


Состояние пациентов усугублялось – агнозии прогрессировали, способность людей воспринимать окружающий мир ухудшалась с каждым днём. Пространство искажалось всё сильней, количество неких «новых граней» преумножалось. Отец семейства бОльшую часть времени находился под препаратами – иначе его терзали жестокие галлюцинации. Больные всё так же испытывали изматывающий страх. Мать и два брата-близнеца всё чаще видели проскакивающий перед ними образ «поломанной Богородицы».


Дежурный санитар потерял бдительность и не предотвратил серьёзное происшествие – один из братьев умудрился выколоть себе глаза. Пациенту быстро оказали медпомощь, однако же тот ослеп. После этого случая даже тех, кто еще не испытывал жестких симптомов – привязали бинтами к кроватям. Все в отделении теперь считали, что этот случай не так уж и прост. Ослепление не избавило парня от видений иконы. Он так же видел худую старуху – мог указать на её точное местоположение в надзорной палате.


В конце концов, старуха взялась за близнецов и мать. Пытка каплей оказывалась слишком тяжёлой – никто не мог её выдержать, никто не мог сохранить хотя бы подобие спокойствия. По итогу всё заканчивалось криками и мольбой о помощи. Едва мы переводили одного пациента на препараты – старуха переходила к другому. Для лечения галлюцинаций была необходима шоковая терапия.


В поле я проникать не осмеливался. Не было желания рисковать. Изо дня в день, наблюдая за происходящим в надзорной палате, я всё сильнее уверялся в сверхъестественной природе происходящего. Все теперь были переведены на препараты. На меня влияли и крики больных, их бред. Разговоры санитаров между собой. К нам часто приходили гости из других отделений – всем было любопытно, ведь по больнице поползли завораживающие слухи. Тут было не до скептицизма.


Я уже совсем потерял надежду выяснить природу феномена, но в один из дней – примерно через полторы недели после начала событий – ко мне вдруг обратился отец семейства. Он в очередной раз отходил от транквилизаторов и уже начинал что-то воспринимать, видеть и старуху. Тогда он и сказал мне, что на самом деле в порыве ужаса запустил икону куда-то в заросли малинника. По моей спине пробежались мурашки лишь от осознания того, что теперь я могу прикоснуться к этой жуткой вещи, изучить её или же уничтожить… А так же ощутил что-то вроде облегчения – ведь был шанс, что икона не попала в руки к «верхам». Страшно, но найти икону – мой долг. Нельзя было допустить, чтобы случайно пострадал кто-то ещё.


Сразу после работы я сел в машину и выехал к той деревне. Закупился едой, припарковался в неприметном месте и стал дожидаться темноты – проникать в светлое время на чужой участок было опасно. Только когда темнота залила округу – я направился к месту по дороге. В доме свет не горел, однако шестнадцатилетний паренек мог просто спать. Вызов полицейских по мою душу – событие крайне нежелательное, однако за время сидения в автомобиле я успел осмотреть спутниковые карты и прикинуть возможные пути бегства через огороды. И носил я черное пальто – в темноте меня будет заметить трудней. Проник на участок тоже через огороды – перемахнул через низкий соседский забор, дал крюк и вышел прямо к тому самому полю. Шёл я без фонарика. Редкие и далёкие фонарные столбы с дороги немного разбавляли мрак. Темнота и холод. И тишина. Совсем редко эту тишину нарушал лай собак, а ещё реже – далёкий шум двигателя проезжающего автомобиля. Посреди поля угадывался силуэт трактора, чуть позже я увидел и высокие заросли малины.


В животе похолодело от волнения. Приготовил длинную палку – её я раздобыл по пути из города, когда подумал, что мои шаги по трещащим зарослям поднимут слишком большой шум. Затем обмотал вокруг головы шарф, чтобы закрыть глаза и принялся постепенно прощупывать заросли палкой издалека, стараясь всё проделывать как можно тише. Однако звуки казались громкими, что действовало на и без того взвинченные нервы.


Возился я так примерно минут пять, пока не услышал позади стремительно приближающийся злобный рык. Среагировал я удивительно быстро – бросил палку, развернулся, быстро стянул шарф. Когда я вытащил газовый баллончик из кармана и брызнул – псина была уже совсем рядом. Стрелял я наугад, но по морде, похоже, попал, после чего пёс мгновенно потерял ко мне интерес, просто развернулся и даже без скулежа припустил куда-то обратно в темноту. Только когда я развернулся обратно к зарослям и продолжил работу – адреналин стал доходить до меня. Я стал прощупывать малинник шустрее и держал баллончик наготове. Не знаю, сколько времени прошло, но в состоянии испуга минуты капали быстро. В один момент палка уткнулась во что-то твердое. Судя по стуку – доска. Не стягивая шарфа, я вытащил эту штуковину из зарослей. Небольшая четырёхугольная тонкая дощечка. Дотрагивался я до нее с опаской. Кончики пальцев нащупали что-то вроде рамы с узорами и потрескавшуюся краску... Да – это определённо была икона.

Показать полностью
51

Тот, кто знает твоё имя

Девушка, что сидела передо мной, поежилась. Ей было неуютно, не по себе, ей было страшно. Нет, она была в ужасе. И её настроение словно бы передавалось мне. Какая-то гнусная тревога, от которой сосет под ложечкой.

- Как твои дела? – негромко спросила я, ободряюще улыбнувшись.

Как я и думала, она молчала, продолжая затравленно смотреть на меня из-под темных бровей. Её можно было принять за обычную душевнобольную, проведшую в стенах известного серого здания с решетками на окнах не один месяц. Темные, глубоко засевшие круги под глазами, потрескавшиеся от постоянных покусываний губы, сбитые костяшки пальцев и расцарапанные руки. Те волосы, что она не выдрала, были не расчесаны и торчали черной копной в разные стороны. Эта женщина безумна. Но я её знала. Еще неделю назад мы вместе пили кофе, и она жаловалась мне на то, что её преследует навязчивая мысль.

- Какая же? – спросила я, не переставая рассматривать её маникюр. Его она меняла едва ли не каждую неделю.

- Что за мной кто-то охотится.

- Поклонник?

- Если бы, - она горько усмехнулась. – Бывает у тебя такое, что кажется, что тебя кто-то зовет, когда ты в душе или в наушниках?

Я невольно засмеялась.

- Конечно же, бывает.

Она была недовольна моей реакцией и раздраженно отвернулась.

- Прости, если хочешь, чтобы я выслушала тебя как психолог, а не подружка, так надо было и сказать, - я попыталась вернуть её расположение. – Такое, и правда, бывает. Я даже глаза по очереди мою, чтобы одним всегда следить.

- Так вот, сначала так всё и было – мерещится и ладно, - доверительно продолжила она. – А потом… я его увидела.

Я внутренне напряглась. Было что-то зловещее в том, как она эта говорила. Профессионал в своем деле, я привыкла слушать подобного рода бред, но не от людей, которых знаю достаточно хорошо.

- Его?

- Не знаю, просто тень, - её взгляд остановился в одной точке, она словно пыталась разглядеть в своих воспоминаниях то, о чем говорила. – Я стала просыпаться посреди ночи от того, что оно произносит моё имя. Потом оно стало проявлять себя физически – толкать, ронять предметы. А однажды, я клянусь, оно заорало моё имя во всю глотку. Вот прям посреди ночи. Я в ту же ночь уехала к родителям.

- А сейчас? – тихо поинтересовалась я.

- Пока живу у родителей. Я им ничего не стала рассказывать. Сказала, что ремонт делаю. Но вчера папа попросил, чтобы я выглянула в окно, так как кто-то настойчиво зовет меня уже пару минут, - она отхлебнула кофе и замолчала.

- Ты выглянула? – не выдержала я воцарившегося молчания.

- Нет, что ты, - она покачала головой. – Я вышла в гостиную, где было его слышно, и я узнала голос.

- Какой у него голос?

Она задумалась, но вдруг переменилась в лице:

- Не знаю. Не разберешь по нему, мужчина это или женщина. Или ребенок. Знаешь, такой задиристый, насмешливый… Жуткий. До костей пробирает.

На какое-то время повисла тишина. Я пыталась уложить в голове услышанное и найти возможное объяснение.

- Ты ничего до этого не делала? – видя её непонимающий взгляд, я пояснила: - Может, Уиджи брала или книгу какую нехорошую читала.

- Нет, что ты, я в мистическую ерунду не верю, - она снисходительно улыбнулась, продолжая пить кофе, как ни в чем не бывало, а я недоумевающе смотрела на девушку, которая ещё минуту назад утверждала, что столкнулась с чем-то потусторонним.

- А в то, что с тобой происходит, веришь?

- Конечно, - она решительно кивнула, убирая длинные ухоженные волосы за спину.

Я больше не стала спрашивать её о преследователе. Мне было почти очевидно, что его не существует, а моя знакомая, возможно, нуждается в квалифицированной помощи. Пережить, по её заверениям, сверхъестественный опыт и остаться категорическим скептиком - это из разряда шизофрении. Я всё же посоветовала ей попить какое-нибудь успокоительное, пояснив, что это хотя бы поможет унять нервы.

С той встречи прошла неделя, в течение которой она связывалась со мной раз, чтобы рассказать, что кто-то названивал в домофон и спрашивал её. Трубку тогда взяла её мать и, без задней мысли, открыла дверь. Естественно, никто не пришел.

Потом я увидела её уже в психлечебнице. Я лишь психолог, я не её лечащий врач и не могла бы им стать. Моя компетенция – семейные драмы, депрессии и навязчивые состояния. Я даже не самый близкий друг. Но она попросила меня приехать. Приехать, чтобы сказать, что оно постоянно просит позвать меня. Она прошептала мне это на ухо, крепко сжимая мою руку. А когда я почти ушла, она окликнула меня по имени. И улыбнулась такой гадкой и надменной улыбкой, какая бывает только у безумцев.

Я вернулась домой, сокрушенная увиденным. Мне было жаль её, и я не переставала думать, как модно ей помочь. Почти весь оставшийся вечер я провела за поиском информации о подобных клинических проявлениях, даже лежа в кровати продолжая прочитывать форумы. Так я и уснула, чтобы проснуться в три ночи от того, что кто-то явно позвал меня по имени. Громко, почти нагло. Не то мужчина, не то женщина, не то ребенок.

Показать полностью
107

Дар. ( часть 4)

Чертовски сложная выдалась неделя! Зайдя после работы в магазин, я долго ходила между рядов с вкусняшками, раздумывая, чем бы таким побаловать себя и при этом не набрать пару-тройку лишних килограмм.

- Эти конфеты очень вкусные.

- Что, простите? - оторвав взгляд от полок я посмотрела на незванного советчика. О Боже, нет, только не это.

- Я всегда покупал их для Насти, - меланхолично произнес он.

Он- высокий парень лет двадцати пяти, в джинсах, клетчатой рубахе. Он был бы даже красив, если бы не мертвенная бледность его лица и рук. Он провёл руками по волосам, попытался улыбнуться.

- Я вызываю у вас неприязнь?

"относись к каждой душе с почтением".

"не имеешь права глядеть с неприятием или свысока на тех, кто нашёл тебя и нуждается в твоей помощи".

Я словно увидела бабушку, глядящую с укором. Я внимательно оглядела парня. Он выглядел таким потерянным, словно ребёнок, заблудившийся и ищущий маму. Мне стало стыдно.

- Нет, не вызываете. Давайте уйдём отсюда и спокойно поговорим.

Парень широко улыбнулся.Надо же, усмехнулась про себя я, а мне казалось, что позитивные эмоции это способность живых.

Расплатившись за конфеты- выбор нового знакомца, я вышла из магазина. Стоял октябрь, и , хоть дни ещё были погожие, к вечеру заметно холодало. Поёжившись, я повернулась к парню:

- Прохладно. А одежка твоя не по сезону.

- Я не чувствую холод, - невозмутимо ответил он. -Куда пойдём?

- В конце улицы, сразу за поворотом есть небольшой скверик. Не думаю, что в такой час нам кто-то помешает спокойно обсудить твою проблему. Холодновато нынче для променадов.

- Почему вы считаете, что у меня есть проблемы?

Я усмехнулась:

- Иначе тебя здесь уже не было бы.

В сквере было затишье. Деревья росли по его периметру плотной стеной, видимо это значительно сдерживало ветер. Я перестала мёрзнуть и расправила плечи.Он шёл широко расставляя ноги, и всё время норовил пнуть ворох осенних листьев на тротуаре. Трогательно улыбался, когда его ступня проходила сквозь них и ему это не удавалось.

- Никак не могу привыкнуть, - говорил он.

Дойдя до щитка с объявлениями он помрачнел. Тронув меня, кивнул на листочки, скопом налепленные на него. Я стала их рассматривать. Среди кучи текстов о купле-продаже, фотографий утерянных животных висело объявление об исчезновении человека. Несколько строчек с описанием и фото.Фото моего нового знакомца.

- И здесь повесила. Второй год уже, а она всё не смирится.

- Кто - она? Давай по порядку. Расскажи мне всё.

- Меня зовут Константин.Я студент мединститута .Живу...- он осёкся.- Жил со своей женой, Настей.Я сирота, рано лишился отца, мамы не стало когда поступил в мед. Тяжело было одному. Одиноко. Друзья у меня конечно были, но...В нашем кругу не принято было посвящать друг друга в личные проблемы такого, психологического плана. Да мне и не хотелось общаться с ними в депрессивные моменты своей жизни. Мне было одиноко, пока я не встретил Настю.

Встреча с Настей- это встреча двух одиночеств. О своих родителях она рассказывала мало, мать спилась в каком то северном городишке, отца она и не помнила. Ушёл ещё когда и не родилась . Но она умничка у меня, рук не опускала никогда, выучилась с золотой медалью, получила грант и приехала в наш город. Поступила в мед. Там мы и познакомились с нею. Расписались по тихому и зажили вместе. Здорово жили, не ругались совсем. Как два щенка беспородных жались друг к другу, прибились друг к дружке в этой жизни и тепло нам было.

И был в моей группе паренёк, Васька Оглобин. Имя да фамилия у него были простецкие, а идей в голове море, одна грандиозней другой. Эх вы, любил рассуждать он на наших посиделках за рюмкой-другой, низко вы берёте, мелко плаваете...Вот выучимся мы все...Вот кто куда пойдёт? Ты, Вовка? Хирургом в горбольницу сутками за копейки пахать? А ты, Натаха? Педиатром в поликлинику, за те же копейки мамашек полоумных да бабок с маразмом выслушивать? Смеялись мы над ним, спрашивали, сам то он чего пошёл в такую профессию неприбыльную. Он делал загадочное лицо, выдерживал паузу и заговорщицки шептал: и в нашей с вами стезе есть, еееесть золотые жилы, извернуться только надо, связи надо...А на государство горбатиться я не стану...

Ну болтал и болтал, что возьмёшь с пьяного человека. Никто всерьез его бредни не воспринимал. Однако в какой то момент финансовое положение его стало заметно улучшаться. Он стал дорого одеваться,машину крутую купил, сорил деньгами. Нам любопытно было, откуда в нем такие перемены, но на все расспросы он лишь улыбался.

Стали нас с Настей выселять из общежития, семейные вы, говорят, не положено вам с одиночками вместе жить. Что делать? Денег кот наплакал, помощи ждать неоткуда. Занял я у ребят, Настя у подружек одолжила , еле наскребли на оплату однушки на окраине. Да и бог с ним, что условия такие, дальше как? Чем платить в следующий месяц, как друзьям долги раздать? Оба мы подрабатывали, но заработки наши были малы. И я обратился к Ваське. Объяснил ситуацию, попросил подсобить, ведь нашёл же он подработку такую, может есть местечко и для меня. Он обещал подумать.Нашёл меня сам через две недели, сказал что переговорил с кем нужно и может мне в моей ситуации помочь. Предупредил, что не всё в конторе этой в рамках закона, а потому нужно молчать . И о разговоре нашем никому не рассказывать. Даже Насте. Я согласился и спросил, что от меня требуется. Время поджимало. Он ответил, что со мною свяжутся. Через некоторое время мне действительно позвонили. Уточнили с кем говорят и назначили встречу, предупредив, что о встрече этой сообщать не стоит никому. Приехав по сказанному мне адресу я был очень удивлён- это была небольшая частная ветклиника. Она занимала аккуратное двухэтажное здание. Удивительна эта ветеринарка была своей системой охраны. Высокий, плотный, без единой щели забор, видеокамеры , несколько крепких ребят из охраны. Зачем это всё? Что тут охранять? Вспомнив разговор с Васькой о несовсем легальных занятиях я подумал, что это немного объясняет увиденное мною. Что ж, чем бы не промышляли эти живодёры, придётся немного поступиться моральными принципами.

Войдя в здание, я удивился тому, как там было безлюдно. Не было собачников с угрюмыми псами на коротких поводках, не было дамочек с переносками, в которых сидят обречённые на кастрацию котяры. Не видно было персонала. Лишь в углу сидели двое мужчин в форме охраны. Увидев меня, один из них снял трубку стационарного телефона и , нажав кнопку, сказал что то. Через несколько минут ко мне подошёл мужчина в медицинском халате. Уточнив моё имя, он велел следовать за ним.Мы прошли по коридору, мужчина остановился у одной из дверей. Набрав код открыл её. За дверью находилась маленькая вся заставленная какими то коробками комнатка, одна из стен комнатки отсутствовала. Доктор щелкнул выключателем, и я увидел лестницу. Она вела вниз, видимо в подвал. Я заметно напрягся. Но, вспомнив о деньгах, шагнул следом за доктором.Спустившись по лестнице, я увидел длинный коридор, идентичный коридору первого этажа, и множество дверей. Открыв одну из них, доктор вошёл, я следом. Это был медицинский кабинет. Стол с компьютером, два стула, кушетка. Сев на один из стульев, доктор жестом указал сесть и мне на второй. Я начал спрашивать его, в чем будет заключаться моя работа, но он махнул рукой не дав мне договорить. Достал из стола анкету, протянул мне и сказал заполнить её. Спросил, взял ли я с собой документы. Я выложил их на стол. Ознакомившись с ними, он принялся что то из них выписывать.Тем временем я заполнял поля анкеты.

Все вопросы анкеты так или иначе касались моего здоровья. Когда и чем болел, причем был указан огромный перечень заболеваний и предлагалось пометить, были ли у меня какие-нибудь из них. Группа крови, резус фактор. Вопросы касались всего, даже количества половых контактов в неделю, поездок за рубеж, всего. Заполнял я её долго, не могу сказать сколько по времени, часов в кабинете не было. Доктор в это время печатал что то в компьютере. Наконец закончив, я протянул ему анкету. Бегло просмотрев её, он встал и , велев мне ожидать его, вышел. Закрыв кабинет вместе со мною на ключ.

Подойдя к входной двери и прислушался. Когда шаги стихли, я метнулся к компьютеру и включил его. Пароль! Введя несколько символов наугад, я оставил попытки и выключил его.

Ждать мне пришлось недолго. Вскоре я услышал скрежет ключей в замке, дверь отворилась, в проеме её стоял доктор в компании троих мужчин крепкого телосложения. Доктор сказал, что нам нужно пойти в процедурный кабинет и сдать анализы. Встав я снова пытался задать ему вопросы, но он игнорировал их.

- Ты пойдёшь сам, или ребята тебе помогут? - доктор поглядел на меня поверх очков и вышел из кабинета. Я пошёл за ним.

В процедурном кабинете полная медсестра средних лет сделала забор крови,взяла мазок, выдала маленькую ёмкость и кивнула в сторону узкой двери. Видимо, туалет.

Дверь туалета была без щеколды. Плотно прикрыв её за собой, я подошёл к рукомойнику и открыл воду. Мысли в моей голове путались. Я не знал, что и предположить. Что они хотят от меня? Зачем нужны такие подробные сведения о моём здоровье? Медсестра крикнула, чтоб я поторопился.

Поставил ёмкость с мочой на узкий столик.Женщина сняла телефонную трубку и сказала в неё, что её часть работы выполнена. Я робко спросил и её, но она не глядела в мою сторону, словно не слышала.

Открылась дверь и я увидел своих новых знакомых- доктора и парней. Они сопроводили меня в другой кабинет, где молодой мужчина азиатского типа внешности делал мне УЗИ, кардиограмму и ещё некоторые процедуры.Когда он закончил, всё повторилось: телефон, недолгое ожидание, доктор и охрана.

Они увели меня в одноместную палату в самом конце подвального коридора и закрыли в ней.

Подвал находился глубоко под землёй, так, что даже небольших квадратиков-оконец не было. Я потерял счёт времени. Один из охранников несколько раз приносил мне еду и снова запирал палату. В какой то момент мне стало уже не просто страшно, я впал в панику. Я тарабанил в дверь палаты, бил её ногами, пытался вынести её плечом, но это мне не удалось.

Я лежал на больничной койке повернувшись лицом к стене, когда дверь открылась и в палату вошли тот самый доктор, встретивший меня, азиат троица из охраны и мой друг Васька.

- Васька, что происходит? Настя волнуется, сколько я здесь? - я схватил его за плечо, но охранник отстранил от него мою руку.

- Всё будет хорошо, Костик, не переживай, доверься мне.Ты получишь очень большие деньги, просто расслабься и доверяй мне. А сейчас сядь и протяни руку, тебе поставят укольчик.- как только Оглобин произнёс это, один из охранников усадил меня сильно надавив на плечи, другой заставил мою руку выпрямиться и закатил рукав. Азиат набрал в шприц прозрачную жидкость и сделал мне внутривенную инъекцию. Всё поплыло перед глазами буквально в эту же секунду.

Очнулся я в большом прохладном зале, полностью обложенном кафельной плиткой. Горели кварцующие лампы. Их свет отчего то не слепил меня. Я попытался встать. Это получилось неожиданно легко. Я посмотрел вниз и увидел...Увидел, что тело моё встало из идентичного тела. То есть я встал, другой я остался лежать. Повернувшись я стал разглядывать этого другого я. Тело лежало недвижимо, грудная клетка была вскрыта. Я склонился над нею и увидел... я увидел что сердце отсутствует.

Показать полностью
116

Дар. ( часть 3)

-Тебе поверят. - твердо сказал Антон.- Около года назад сестрёнка стала бояться спать в нашей комнате. Говорила, что под кроватью сидят бармалеи и выходят, когда я засыпаю. И я, и мама уговаривали её быть благоразумной, что никаких бармалеев не существует, но всё без толку. Тогда мама позвонила человеку, установившему в нашем доме видеонаблюдение и следившему за тем, чтоб все камеры работали исправно, и попросила его принести и установить одну небольшую камеру в детскую. Попросила не выводить изображение с неё на общий экран , просто чтоб она записывала и скидывала информацию на мамин компьютер.Мы потом вместе просматривали записи и смеялись. Конечно же никаких бармалеев не было. Так вот, камера эта до сих пор стоит в комнате. Наверное, мама забыла о ней. Просто пойди и напомни о камере.

Что ж, это мысль. Вся ситуация мне конечно ужасно не нравится, но произошло преступление, и наказать за него хотят невиновного. А бедная Анна продолжит жить с подонком. Неизвестно, какие последствия будут у несчастной девочки. Она ведь вполне может быть запугана и молчать. Или вообще не вспомнит ничего. Рано или поздно Анна конечно наткнётся на записи с камеры, но когда это будет...И как действует сама эта программа? Записи хранятся до тех пор, пока их не удалит пользователь компьютера, или сами стираются по прошествию какого то времени? Я спросила об этом у Антона, но он не знал. Нужно идти к Анне.

Я нажала кнопку домофона. Женский голос спросил, кто я и с какой целью пришла. Я не нашлась что ответить.

- Скажи, что ты из больницы и хочешь поговорить о детях, - подсказал Антон, стоящий рядом.Я повторила его слова. Домофон пискнул, и дверь открылась. Войдя, я узнала двор из своего видения. Вот скамейка, с резными чугунными бортиками, на ней Анна сидела и глядела на малышей...Дом, в другой ситуации он несомненно показался бы мне красивым, но сейчас производил гнетущее впечатление.

В дверях меня встретила чернявая полненькая девушка в бежевом фартуке и проводила в большую комнату, всю уставленную книгами. Библиотека, догадалась я. Интересно, наличие библиотеки это дань моде или в доме действительно любят читать?

В углу комнаты стоял диван, обитый темно-коричневой кожей. На нём сидела женщина, Анна. Я узнала и её, хоть и выглядела она очень болезненно, неопрятно, сильно отличаясь от той цветущей блондинки. На коленях у неё лежала папка с какими то бумажками. Она подняла на меня заплаканные глаза и произнесла:

- Просматриваю счета. Но совсем ничего в них не понимаю, каша в голове. Олег сказал, мне нужно немного отвлечься. Наверное, нужно, но я не могу...- она снова расплакалась.- Мой сын не выходит из комы, дочь тоже в плохом состоянии, просыпается и снова погружается в глубокий сон. Врачи говорят, что этот сон очень нужен для неё, что это хорошо...Но она никогда не любила так долго спать... Простите. Вы из больницы? Есть какие то новости?- внезапно вскочила она с дивана, рассыпав по полу бумаги. Я молчала, не зная как начать.

- Не совсем. Точней, да, я из больницы, но я не работаю в ней. Я пришла к вам по другому поводу, мне нечего сказать вам о состоянии детей, - начала наконец я.- Что с виновником случившегося?

Глаза Анны потемнели. Она заговорила сквозь зубы:

- О, этот негодяй сядет, и сядет надолго. Олег сказал, что позаботится об этом. А я...Я так корю себя. Пригрела змею на груди! Я всегда относилась к нему с уважением, принимала во внимание его тяжелую ситуацию, помогала с документами. Чем отплатил он мне за это? Он отнял самое дорогое. Я не знаю, не знаю, выживут ли мои дети, а уж о здоровье...О их здоровье и говорить не приходится.- она снова начала рыдать.

- А вы...вы уверены, что виновник именно Расул? - осторожно продолжила я.

- А кто же еще?- Анна удивлённо подняла на меня глаза.- В доме были дети, мой муж и Расул. Олег пришёл поздно, решил глянуть, как дети, перед тем как лечь спать. И увидел там эту мразь. Подонок ещё и избил моего мужа, воспользовавшись тем, что тот был выпившим и опоздал с реакцией.

- Это вам Олег рассказал?

- Да. А почему вы спрашиваете? Если вы были в больнице, то наверняка вам уже рассказали обо всем этом. О таких вещах не молчат.

- Потому что я знаю другую версию, - сказала я и отвернулась.

-Другую версию? А какая ещё может быть другая версия? И откуда она может быть вам известна? -в голосе женщины послышались нотки недоверия.

- Мне рассказал о ней ваш сын.

С минуту она молчала. Потом обрадованно подскочила ко мне:

- Антон пришёл в себя? Что же вы молчали!

- Нет, - остановила я её.- Антон по прежнему в коме.И он не выйдет из неё. Сын ваш к вам уже не вернётся.

- Тогда...как же?

- Он стоит за вашей спиной, - ответила я.

Она обернулась, потом снова повернулась ко мне.

- Это очень плохая шутка.Плохая и неуместная.

- Я не шучу. Я могу видеть вашего сына. Он просил меня прийти и напомнить вам о камере наблюдения в детской.

- О камере вам мог сказать и Фёдор. Что ж, я просмотрю запись. Что ещё вам якобы сказал мой сын? Что преступник привидение? Барабашка?

- Нет. Это сделал ваш муж.

Она вскипела.

- Да как вы смеете??!Как можете вы обвинять отца в том, что он надругался над собственной дочерью и убил своего сына??!Убирайтесь! Не то я вызову полицию!

- Я уйду. Но вы просмотрите записи.

Выйдя из дома я некоторое время не осознавала, куда иду. Антон молча шёл рядом.

- Зачем ты идёшь за мной? Я выполнила то, о чем ты просил. Иди к матери, - повернувшись к нему прошептала я.

- Ты прости её...Она не со зла накричала на тебя.Она очень хорошая и добрая.

- Я знаю. Иди же к ней.



С тех пор, как я сказала Анне правду, прошло несколько дней. Мне очень хотелось перестать думать обо всем, что случилось, продолжить жить своей жизнью. Но я не могла. Похороны бабушки немного сместили в сторону негативные воспоминания, но разбавили их не менее депрессивными ощущениями. Закончив поминальный обед и проводив людей, пришедших почтить её память, мы долго сидели с мамой на кухне и делились воспоминаниями о бабушке. Мама рассказывала о том, как отец впервые привёл её знакомить со своими родителями, как моя бабушка долго и внимательно смотрела на неё, потом как то заметно смягчилась и заговорила с большой теплотой.

- Она была ангелом- хранителем нашей семьи, - говорила мама.- Мы ж молодые глупые ещё совсем были, ссорились по пустякам, обижали друг друга. Если б не она, не знаю, сколько продержалась бы наша лодка.

В дверь постучали.

- Кто это, так поздно...- мама встала, отложив в сторону старые семейные фотографии и пошла открывать.Вернувшись  на кухню, сообщила, что ко мне пришла какая то женщина. Выйдя в прихожую, я увидела Анну. Она стояла на пороге опустив голову.Рядом с нею был Антон.

- Добрый вечер. Вы пришли не совсем вовремя. Сегодня я похоронила близкого человека. Вам лучше уйти.

- Пожалуйста, не прогоняйте меня!- Анна схватила меня за руку.-Позвольте мне поговорить с вами.

Проводив её в комнату и закрыв за собою дверь, я предложила ей стул, оставшись стоять у окна. Она села и заговорила:

- Я прогнала вас тогда...Поймите, то, что вы сказали мне, выглядело абсолютной дикостью. Но зерно сомнения вы всё же уронили. Я смотрела запись той ночи. Вы были правы.

- Как ваша дочь?

-Она спит уже не так много. Она пугает меня своей апатией, но я окружаю её всей любовью, на какую способна. Я молю Бога, чтобы она поправилась.А Антон...Антон без изменений. Врачи говорят, что он может провести так многие годы. Может прийти в себя, а может и...оставить нас.Я ...из-за него я и пришла.Вы сказали мне, что как то общались с ним. Это правда?

- Да. Он сам обратился ко мне в больнице, когда умирала моя бабушка.

- Простите. Мои соболезнования. И...вы видите его и сейчас?

- Да. Он стоит слева от вас.

Она резко повернулась влево. Протянула руку, провела ею по воздуху.

- Вы можете передать ему, что я очень люблю его?

- Вам не нужно было приходить ко мне за этим. Он слышит вас и без моей помощи. Всё это время он не отходил от вас.

Она расплакалась.

- Я чувствовала это. Мальчик мой, как же я люблю тебя, как сильно я сожалею, что тебя с нами нет. Как я скучаю по тебе, по тому времени, когда всё было хорошо и спокойно, и вы с сестренкой были рядом...О Боже! Он...он обнял меня сейчас? - спросила она повернувшись ко мне. Антон действительно обхватил тонкими ручками её плечи и плакал.

- Скажи ей...Скажи ей, что я люблю её!Что она лучшая мама в мире! Самая красивая! Что я буду любить её всегда, целую вечность! Скажи ей, что мне пора. Спасибо тебе, Маша, ты помогла мне восстановить справедливость. Расула отпустили, он поедет домой, к своей семье. У них всё наладится, я видел . Он найдёт работу в своей стране. Отец сядет в тюрьму, и никакие деньги в мире не помогут ему освободиться раньше назначенного судом срока. Об этом я тоже позаботился. Я воспользовался своим нынешним положением и немного попугал кого надо, - он заговорщицки мне подмигнул. Сестрёнка поправится, её сознание пощадит её, события той ночи навсегда сотрутся из её памяти. А теперь передай маме то, что я просил.

Только то, что касается её. Остальное не рассказывай ей.

Я повторила то, о чем он просил . Анна сидела молча, не шевелясь.

Наконец Антон разжал объятия.

- Мне пора уходить. Спасибо тебе, спасибо ещё раз. Прощай Мария!- он повернулся к матери- Прощай...мама!

Бледная кожа мальчика засияла. Он стоял в облаке золотого света, плотно сжав губы. Хочет заплакать, но крепится, догадалась я. Две высокие золотые фигуры с огромными крыльями возникли за его спиной. Свечение фигур и свечение мальчика слились в одно большое облако. Фигуры взяли его за руки, и облако вознеслось пройдя сквозь стену, осветив ночное темное небо.Облако удалялось, превратившись в золотую точку, вскоре исчезло совсем.

Показать полностью
103

Дар. (часть 2)

- Тебе больно, я чувствую это, но у нас совсем немного времени...- произнёс он.

Сжав в руке розарий, я медленно повернулась к мальчику, и сквозь зубы произнесла:

- Ты и тебе подобные загнали мою любимую бабушку в гроб! И ты надеешься, что я перейму эстафету? Что теперь вы безнаказанно сможете мучить меня?

Хлопнув дверью я вышла из палаты. Бабушки больше нет, и стук двери не сможет ей навредить. А мне выместить злость, пусть и на куске деревяшки, было полезно.

Я шла к машине. Сев в неё и воткнув ключи я опрокинула голову на руль и разрыдалась.

- Она ушла. Ей будет лучше там, чем здесь, намного лучше.- раздался детский голос совсем рядом.

- Чего тебе нужно??!- закричала я, обернувшись к нему. Он сидел на заднем сиденье моего авто. - Ты можешь оставить меня в покое? Ушёл дорогой мне человек!

Он выдержал паузу. Я снова уткнулась в руль и зарыдала. Надо позвонить матери и сказать о том...О том что свекровь её умерла. Они неплохо ладили, особенно в последние годы, и мама сильно переживала из-за здоровья бабушки. Но не звонить же при этом мальчишке.

- Набери матери, сообщи ей грустную весть, - словно читая мои мысли произнёс мальчик, - Я на время уйду. Но я вернусь, - добавил он, - Ты должна помочь мне.

- Пошёл ты, пошёл, пошёл!- я уже не просто плакала, я кричала в голос.

Похороны прошли скромно, но достойно. Я принимала соболезнования от стольких людей, что вскоре потеряла им счёт. А люди шли, и шли...Вскоре меня сменила мама, и я ушла в свою комнату переживать своё горе в одиночестве.

Но побыть в одиночестве не вышло.

- Кхм, - прокашлялся мальчик из больницы, - ты помнишь меня?

- Тебя забудешь, - проворчала я, поворачиваясь к нему.

Он прошёл к моей кровати, сел.

- Дай руку. - потребовал он.

Я протянула ему руку ладонью вверх. Он положил свою ладошку сверху.

- Смотри! Смотри же внимательно, и ничего не упускай!.

Веки мои стали тяжелы и закрылись сами собою. Я увидела дом. Большой, просторный. Какие то очень богатые люди жили в нём. Увидела женщину, красивую статную блондинку. Она сидела на маленькой скамейке с чугунной резьбой, и что то задорно кричала двум ребятишкам. Ребятишки- маленькая девочка лет шести и мальчик, лет девяти, тот самый мальчик, который преследовал сейчас  меня...Но в видении он вовсе не был бледен и худ, это был очень красивый здоровый мальчик...Они играли в мяч, и мальчик, вот вот побеждая, незаметно поддавался девочке, и та, довольная кричала:

- Мама! Мама! Смотри! Я победила!

Мать несомненно видела все эти поддавки, но, потрепав по щеке сына, хвалила девочку:

- Умница ты моя!

Рядом с садом, где играли дети и сидела мать, стриг траву газона угрюмый садовник, Расул. Он приехал давно в эту страну, родом он был из Средней Азии, много бед перенёс прежде чем устроиться работать в эту семью. Детишек хозяйских Расул любил, они напоминали ему о его собственных ребятишках, которых он оставил на своей далёкой Родине. Мать их, блондинку Анну, тоже уважал, потому что была она справедлива и не давала в обиду слуг хозяину. А вот Олег, хозяин...Хозяина Расул недолюбливал. Не потому что завидовал ему, нет. Хозяин был жестоким и злым человеком. Анна, жена его, сдерживала Олега, очень мягко и женственно, он сразу как то затихал в её присутствии, обмякал. Но стоило ей не оказаться рядом...Ох, помнил Расул плечи Иляны, горничной- молдаванки...Хозяйка с детьми в отъезде была, хозяин пришёл домой сильно выпимши. Иляне давно уже пора было домой идти, время позднее, но осталась она постельное бельё выгладить. Расул не знал,из-за чего начался конфликт. Он вбежал в комнатку, служившую прачечной и раздевалкой для Иляны, когда Олег стегал её наотмашь солдатским ремнём, прижав ладонью к гладильному столу её голову.

- Хозяин! Хозяин! Там собаки выбежали!- только и нашёлся что крикнуть Расул.

Ротвейлеры были слабостью Олега. Он содержал их много лет, все они были чистой породы и предметом гордости своего хозяина. Олег мог злиться на любого в этом доме, но стоило ему зайти в вольер- он сразу обмякал и становился добродушным мужичком.

Вот и сейчас, услыхав что с собаками что то неладное, он отшвырнул Иляну и бросился на дальний двор к вольеру.Выиграв время, Расул схватил Иляну под руку и выбежал с нею вместе на улицу. Хозяин , увидев обман, выскочил следом, но гнаться за слугами не стал, опять же люди еще ходили по улицам, да и не солидно это, хозяину за прислугой носиться.

Наутро Анна и дети вернулись, Олег проспался, слуги занялись своими привычными делами.

Олег стал пить всё чаще. Алкоголь стал завсегдатаем стола этой семьи. Анна пыталась возражать, пыталась вразумить своего мужа, но он лишь зло отмахивался от неё. Как понял Расул , у хозяина возникли большие проблемы в бизнесе.

Как то поздно вечером Анне стало плохо.Она побледнела, хваталась за правый бок и громко стонала.

- Аппендицит!- постановил доктор скорой помощи, - Нужно вести на операцию!.

- Мама, мамочка, - заныли дети. Расул увёл их в комнату и попросил Антона, мальчика, присмотреть за сестрой.

- Ты же мужчина, - увещевал он рыдающего Антона, - ты должен смотреть за ситуаций в доме, пока старших нет!

Антошку заметно подбодрили слова Расула, он взял сестру за руку и ушёл с ней наверх, в детскую.Анну увезли.

Олег заявился домой глубоко за полночь. Не найдя в комнате своей жены, он принялся ходить по дому и громко звать её. Расул, оставшийся в ту ночь спать в подсобке, услышал крики хозяина и вышел рассказать , что приключилась беда. Он стоял перед шатающимся Олегом и рассказывал, что его жену увезли на скорой. Внезапно Олег прервал его.

- Принеси выпить!

Расул видел, что хозяину хватит, но ошибочно принял его состояние за переживание из-за Анны. Принеся бутылку коньяка и откупорив её, он плеснул на дно бокала коричневой жидкости.

- Дай сюда!- Олег выхватил из рук Расула бутылку и начал пить коньяк прямо с горлышка, периодически громко выдыхая.

Опорожнив бутылку, он встал, и пошатываясь, побрёл наверх. Поднявшись по ступенькам и пройдя узкий коридор, остановился около детской. Дверь в неё была приоткрыта. В комнатке было темно и тихо, доносилось лишь едва слышное посапывание детей. Олег вошёл в детскую, прикрыл за собою дверь. Подойдя к кроватке дочери, он сдёрнул с неё одеяло. Она зябко поёжилась.

- Папочка тебя согреет, прошептал урод и лег на девочку сверху.

- Пусти, пусти её!

Антон бил отца торшером по голове пытаясь прекратить то, чего не отдавал отчёта. Маленькая сестра его сильно кричала, и он понимал, что причиной тому отец, почему то ставший животным. Развернувшись Олег сильно ударил голову Антона кулаком. Антон упал. В этот момент в контату вбежал Расул. Мигом оценив ситуацию, одним ударом он вырубил хозяина. Обмякнув он лежал на девочке и не шевелился.

- Айналайн, ты живая? - обратился Расул к девочке, потянув её за руку. Она попыталась выползти из-под тела Олега, но не смогла. Тогда он отодвинул его и помог ей подняться.

- Антон!- трепал слуга мальчика за плечи. - Антон! Очнись же!

Но мальчик был без сознания.

Через некоторое время скорая увезла детей в больницу, а полиция - Расула в отделение.

Антон боролся. Он честно боролся , он очень хотел выжить. Но силы оставляли его, а светящиеся золотым светом фигуры нетерпеливо звали его с собой.

Находясь в коме он мог видеть всё, что творилось в его доме. Что происходило в больнице. Видел, как отец, прекрасно помня о содеянном, малодушно отрицал свою вину, обвиняя Расула. Как Анна, его мать, в ужасе закрывала рот руками и выла, так жутко, сдерживая свой крик ладонью, отчего он казался ещё страшней.Как маленькая сестра умирала от потери крови и лежала без сознания под капельницами. Но связаться с её душой он отчего то не мог. И как сильно, жестоко и беспощадно избивали несчастного Расула сокамерники, вменяя ему в вину то, в чем он был непричастен.

Я открыла глаза. Маленький Антон вынул свою ладошку из моей.

- Теперь ты видишь??Я не уйду пока не освободят Расула, пока не арестуют...- он выдержал паузу.- отца.

- Твоя сестра очнётся и всё расскажет, - сказала я, отворачиваясь от мальчика.

- Я не уверен в этом.

- Что ты предлагаешь? Пойти в полицию и заявить, так мол и так, я общалась с погибшим мальчиком, и он сказал, что педофил и убийца не наёмный рабочий, а его родной отец??Кто мне поверит??

-Тебе поверят. - твердо сказал Антон.

Показать полностью
138

Дар. (часть 1)

Уже вторые сутки я не покидаю здания городской больницы. Бабушку забрали сюда во вторник, наутро мне удалось выпроводить маму, но заставить себя саму уйти я не могу. Изредка я спускаюсь в больничный буфет и пью там невкусный растворимый кофе. Ловлю в дверях реанимации врачей, но они лишь разводят руками- состояние её без изменений.

Я люблю своих родных. Наверное, мне стоило чаще говорить им об этом, но излишняя сухость моего характера мешает мне проявлять свои чувства и эмоции по отношению к людям, даже самым близким и любимым.В такие моменты несомненно коришь себя в этом. Что не сказала, не обняла, не приехала в праздник, ограничившись телефонным звонком. И сильное чувство тоски скребёт душу, зародившись от осознания, что возможности такой уже и не представится.

Моя бабушка была уже очень стара. Всевозможные старческие отклонения, свойственные многим людям в её возрасте, не коснулись её, но странности в её поведении всё же были. Она была странной сколько я её помню. Высокая и статная, с уложенными волосами , ухоженной кожей рук и лица она выглядела аристократично, хоть и происходила из простой крестьянской семьи. Она родила сына, моего отца, достаточно поздно, но мама рассказывала, что мои прадед и прабабка были простыми малограмотными селянами. Тогда как бабушка окончила ВУЗ, владела французским,греческим, немецким, имела квартиру в центре Москвы, была знакома со многими влиятельными людьми того времени. Сейчас, конечно, она была обычной старушкой, но оставалась очень интересным собеседником, проницательным настолько, что порою становилось не по себе. Её невозможно было обмануть, ни в чём, даже в мелочи, она всегда всё знала словно присутствовала при тех или иных событиях, о которых я старалась умолчать или что то преподнести неверно. Соврать, в общем то. И это всегда выглядело одинаково: лепечущая заведомое враньё я, бабушка, в задумчивости глядящая куда то за мою спину, потом жестом прерывающая поток моей лживой речи, и с укором рассказывающая правдивую версию. Со временем я оставила попытки обмануть её, и мы достигли полного взаимопонимания. Я многим ей обязана. Из стольких неприятных ситуаций выводила меня она, помогая и словом, и делом. Я так привыкла к ней, к тому, что всегда есть надёжный тыл, всегда есть к кому и куда идти когда всё плохо. Она выслушивала, делала какие то звонки, терпеливо объясняла, кому и что сказать и как поступить, и ситуация разруливалась.

И вот теперь она умирает...В носу противно защекотало.Я сидела, погруженная в свои мысли, когда ко мне подошел врач:

- Ваша бабушка пришла в себя. Она хочет видеть вас.

- Меня? - я вскочила со стула опрокинув его.

-Да, она звала именно вас.Идите за мной.

Войдя в палату, я не узнала её. Такой властный профиль её обмяк, всегда плотно сжатые губы стали безвольной формы, волосы, которые она бережно укладывала, разметались по больничной подушке. Впустив меня, врач вышел из палаты и прикрыл за собою дверь.

- Бабушка, - я присела на краешек кровати и взяла её за руку, - Ах, бабушка, ты очень нас всех напугала...

Она выдохнула в нетерпении, словно выжидая, когда я закончу с ласковыми словами и мы можем перейти к делу. Видимо, понимала, что времени у неё осталось очень немного. Почувствовав это, я замолчала.

- Мария, ты мой единственный потомок женского пола. Я долго оберегала тебя от некоторых вещей, но время пришло. Я скоро умру...

Я раскрыла рот и отрицательно мотнула головой в попытках убедить и её и прежде всего саму себя, отрицать то, что было неизбежно, но она жестом остановила меня.

- Я не дочь своих родителей. Они хорошие добрые люди, я очень благодарна им за то, что они приютили меня, дали всё что могли. Я достойно отплатила им, как смогла. Я потомок древнего и влиятельного рода, влиятельного не титулом либо деньгами, хотя в деньгах мои истинные предки не нуждались никогда...Но сила их была не в этом. Мужчины моего рода были людьми мужественными, умными, они были значимыми персонами, они творили историю оставаясь при этом в стороне от интриг, имена их никогда не предавались огласке. Но основную роль играли женщины нашего рода. Дело в том...- она закашлялась. Я в нетерпении смотрела на неё и ожидала, когда она продолжит.- Дело в том, что я, моя истинная мать, бабка, прабабка и так далее...Все мы обладали даром...Дар это или проклятие- ты сможешь обозначить для себя сама... Мы можем видеть то, что скрыто от глаз людских... Я, как и мои праматери, могу видеть духов. Я слышу то, что они шепчут, бормочут, кричат. Не все духи имеют возможность и желание находиться тут. Среди нас . В нашем мире. Они имеют цель. У каждого она своя. Кто-то умер не завершив важное дело и страдает так как теперь, в своём нынешнем положении никак не может этого исправить. Кто то не хочет смириться с тем, что умер, не может расстаться с близкими людьми, ещё живущими в нашем мире. Эти души несомненно страдают...И им можно помочь, и это несложно. Но...их муки несравнимы с муками тех...С муками тех, кто ушёл отсюда не в свой срок. Самоубийцы...Невинно убиенные... Казнённые убийцы...Души всех этих людей мечутся здесь и не могут уйти туда, где им быть положено. Некоторые даже не осознают, что они умерли...Рано или поздно они находили меня...и других, таких как я...Я не знаю, сколько нас. Но помимо меня есть другие женщины, мне говорили духи. И начинался мой ад. Потому что я должна была решить нерешаемое, выполнить невыполнимое...Они всегда щедро вознаграждали меня, перед тем как уйти в свои миры навсегда. Но видит Бог, чего мне стоило помогать им...

Дар этот был со мною с рождения. Поначалу мне было сложно отличать духов от реальных людей, будучи ребёнком я могла часами общаться с ними. Они были из разных социальных слоёв, поэтому лексикон мой состоял из самых неожиданных для моих родителей слов и сочетаний...Они не знали, откуда я знала всё это, но не испугались, за что я впоследствии была им очень благодарна.

Бабушка снова зашлась в кашле. В какой то момент мне показалось, что она сейчас задохнётся, что она не сможет больше вздохнуть. Я была готова позвать докторов, но она схватила меня за руку в призыве остаться. Я повиновалась ей и снова села. Вскоре она продолжила.

- Я не стану рассказывать тебе о своей юности, молодости. Если смотреть с позиции нашего мира, мои молодые годы прошли весьма постно. Я была так занята решением проблем мира мёртвых, что не оставалось времени и сил создавать свой собственный мир...Создать свою семью...Ощутить и подарить кому то тепло. Я жила одинокой барышней и готова была смириться с тем, что умру в полном одиночестве старой девой. Но... В какой то момент мне было видение. Мне было сказано отправляться в небольшой тур...К Средиземноморью...Там, сказано было мне, я встречу мужчину, испытаю к нему пылкие чувства, и это будет взаимно. Мне велено было не пугаться этих чувств, идти навстречу. Этот человек станет моей судьбой, с ним и продолжится мой род. В этот же день я была вызвана к начальству, и меня отправили на Кипр в качестве переводчика, так как я единственная из сотрудников нашего предприятия владела греческим языком.

Опущу пожалуй свои впечатления...Прекрасный средиземноморский климат...совсем другая жизнь... другие люди. Там, среди всей этой, такой непривычной для меня, девушки из Сибири, красоты и южной роскоши, я встретила твоего деда. Любовь наша была яркой, красивой, но недолгой. Очень скоро меня заставили вернуться в СССР, ему в нашу страну была дорога заказана...Я молила силы, до сих пор помогавшие мне взамен на мою помощь, помочь мне вернуться к моему любимому. Но получила отказ. Наши пути должны были пересечься лишь единожды, я должна была понести. Дальнейшая связь с моим любимым Ванджелисом провидению была неугодна. Через некоторое время я родила твоего отца.

Бабушка закрыла глаза. Я смотрела на неё и удивлялась, как смогла оправиться она, смириться...С её то гордым и упрямым характером. Отказаться от борьбы, пусть и бесплодной, и продолжить жить серой жизнью, осложнённой отныне положением матери-одиночки, столь порицаемым в советское время. Бабушка прервала мои раздумья:

- Узнав, что у меня родился мальчик, я была обрадована. Я знала, что дар мой не передастся мужчине, а значит, моё дитя, мой единственный родной человечек в этом мире не будет страдать, посвящая свою жизнь решению проблем иных. Но счастье моё было недальновидно. Твой отец вырос, женился, и появилась ты. Сердце моё сжималось от мысли, что тебе, такому ангелу, придется продолжить моё дело, при этом не имея возможности стать счастливой. И я оберегала тебя столько, сколько могла...Сколько отвела мне жизнь. Скоро меня не станет...Уходя, я не хочу, чтобы дар, который перейдёт от меня к тебе, стал для тебя ужасающим откровением...Не хочу чтоб ты приняла его будучи в неведении, что происходит, будучи не готовой...За сим я и позвала тебя...В свой предсмертный час...Не пугайся их. Относись к каждой душе с почтением, даже если то, что она покажет тебе, вызовет в тебе отвращение...Помни, что каждая душа могла позволить себе жить лишь в рамках отведённой ей провидением роли...Те, кто смог вырваться из рамок, кто имел безграничную смелость выйти за края...Они святые... Их ты не встретишь среди несчастных, нуждающихся в твоей помощи...Сама ты не святая...как и я ...а за сим не имеешь права глядеть с неприятием или свысока на тех, кто нашёл тебя и нуждается в твоей помощи...Я желаю тебе безграничного терпения ...Силы же тебе даст Господь. А теперь иди...Я хочу прочесть предсмертную молитву.

С этими словами Бабушка достала из-под одеяла розарий( католические четки) и выжидательно посмотрела на меня. Всё ещё находясь под впечатлением от услышанного, я сидела в оцепенении. Когда наконец до меня дошла последняя просьба бабушки, я встала, оправив примятое одеяло, и медленно вышла из палаты. Я услышала обрывок молитвы.

Плотно закрыв за собою дверь, я облокотилась на неё, повернувшись к ней( двери ) спиной. Закрыла глаза и шумно выдохнула. Всё услышанное мной казалось фантазией. Но, вспоминая время, проведённое с бабушкой, я была готова верить в сказанное. Я не знаю, сколько простояла я так, оперевшись на дверь её палаты. И вдруг...Вдруг я увидела его.

Мальчик в больничной одежде стоял у стены и внимательно смотрел на меня. Он отличался от проходящего мимо персонала необычной бледностью кожи и чрезмерной худобой.Поняв, что я вижу его, он отделился от стены и подошёл ко мне.

- Ты видишь меня. - утвердительно произнёс он.

Я посмотрела на него, затем открыла дверь и вбежала в палату. Бабушка лежала с закрытыми глазами. Розарий висел держась на одном лишь её пальце. Одеяло, которым была укрыта моя бабушка, не взымалось. Взяв её розарий, я расплакалась.Бледный мальчик стоял рядом со мною.

- Тебе больно, я чувствую это, но у нас совсем немного времени...- произнёс он.

Показать полностью
59

Цокольный этаж

В 2007 году я поступила на первый курс ВГУЭС (Владивостокский государственный университет). Поселили нас в старом общежитии. Это сейчас там евроремонт, чистота и порядок, а тогда крысы, тараканы и клопы ходили толпами, проводка искрила, штукатурка обваливалась, ветром сквозило из всех щелей, а в комнаты, рассчитанные на двух человек, запихивали шестерых. Но все равно это было веселое и беззаботное время.

Как-то раз жители нашей и двух соседних комнат собрались на вечерние посиделки. Спиртного, таблеток, травы и грибов у нас не было (за такое выселяли в два счета), просто зажгли пару свечей для надлежащей атмосферы и стали травить страшные байки одну за другой, в том числе и про наше общежитие. Мол, год назад в комнате 526 девчонки вызывали духов, не справились с ритуалом, и то, что они вызвали, вышло из-под контроля, учинило жуткий погром и с тех пор бродит неприкаянным, а сама комната стала проклятой, и в ней никто долго не задерживается, только что убийств там не было. А само общежитие, мол, стоит на костях — его возвели на месте массового захоронения жертв политических репрессий, и из подвала то и дело слышатся стоны...


— Ага! А по коридору женского душа летает призрак забытой прокладки и сосёт кровь из зазевавшихся жертв! — скептически подал голос кто-то из слушателей.


Бред, конечно, но женского душа мы все побаивались, особенно по вечерам. Мужской находился в другом крыле цокольного этажа, и никаких лишних эмоций не вызывал. Но вот женский... Там была какая-то гнетущая атмосфера, о причинах которой оставалось только гадать. Вроде ничего особенного: старенький советский кафель в трещинах, кабинки с перегородками. Все чисто, почти стерильно... Но пойти туда в одиночку? Да не дай Бог! Только шумной компанией... Ну, мы тогда предположили, что женщины по природе злые создания, смывают с себя весь негатив и оставляют его в душевой, вот это и давит на психику. В общем, поболтали да разошлись.


А через месяц наша комната проштрафилась, и нас приговорили к хозработам: в наказание надо было мыть лестницу и женский душ, причем после его закрытия в 12 часов ночи.


С лестницей мы провозились долго — пять этажей все-таки! И в душе оказались уже где-то в районе трех часов. Это был отдельный отсек на цокольном этаже — чтобы туда попасть, нужно было открыть металлическую дверь. За ней следовал длинный темный коридор без окон, и нужно было пройти его весь, чтобы включить свет в коридоре, раздевалке и душевой. Одна из нас осталась у двери дежурить, а мы втроем пошли к щитку с выключателями, громыхая пустым ведром. Я почти сразу обратила внимание на странный холод и затхлый запах. «Откуда холод? Там же парилка!» — мелькнуло у меня в голове. И тут раздался щелчок выключателя, и мы начали вопить.


Вся душевая была в крови! Даже на потолке брызги... на полу... на стенах... А там, где сливное отверстие в полу, копошилась какая-то густая слизь с волосами, или же это были тонкие черви — мы не разобрали. Не помню, как добежали до комнаты коменданта. Мы колотили в дверь и кричали, перебивая друг друга. Подняли охрану, вызвали милицию. Но оперативники приехали только к утру — и ничего не обнаружили. Душ был девственно чист. Ни запаха, ни следов — ничего. Коменданта оштрафовали за ложный вызов.


Но общежитие полнилось слухами — персонал шушукался по углам. Так мы узнали, что месяц назад в этом душе повесилась беременная девушка, уборщица из узбеков, тоже ночью. Нашла ее утром сменщица, уже холодную. Тут мы все вспомнили, что душ и лестницу тогда действительно закрывали на карантин, и целую неделю мы были вынуждены ходить через черный ход и мыться в спорткомплексе. Разумеется, инцидент замяли: погибшая была нелегалкой.


Чтобы хоть как-то отвлечься от всех этих ужасов, я с головой погрузилась в учебу, записалась на вечерние курсы английского, да еще и устроилась продавцом в супермаркет. Спала 3-4 часа в сутки, и то некрепко — мучили кошмары. И вот как-то раз пришлось возвращаться с работы уже за полночь. В общежитии давно уже был отбой. В коридорах стояла тишина. А мне пройти надо было мимо той злополучной двери в жуткий отсек. Ввиду позднего времени, вход в душ уже был закрыт.


Когда я шла по коридору, из-за двери душа донесся звук шагов. Там что, кого-то закрыли?.. Едва я начала думать об этом, меня обдало ледяным сквозняком, и в дверь с той стороны ударилось что-то тяжелое. Я с криком рванула вверх по лестнице, а внизу бесновалось и завывало нечто. Что удивительно, в этот раз остались вещественные доказательства — царапины на внутренней стороне двери, будто от когтей, и погнутая дужка замка.


Через два дня меня в этом общежитии уже не было — наплевав на внушительный задаток, уплаченный за проживание, я собрала вещи и сбежала к одногруппнице на съемную квартиру. И уже значительно позже узнала, что комендант общежития слегла с онкологией, одна моя бывшая соседка по комнате попала в психиатрическую лечебницу с нервным расстройством, другая ни с того ни с сего бросила учебу в середине года и ушла в монастырь, а третья сохнет от непонятной болезни, которую ни один врач не может диагностировать.


После капитального ремонта в 2009 году планировка общежития №1 по улице Державина была существенно изменена, а вход в цокольный этаж замуровали.

Показать полностью
279

Дядя Коля

Произошла данная история со мной буквально на днях, но расскажу для начала всё по порядку. До 14 лет довелось жить мне в деревне. Жилось относительно неплохо, но родители хотели лучше, и поэтому мы переехали в город. Там я доучился последние три года школы, окончил университет, нашёл неплохую работу. Не знаю, какой чёрт меня дёрнул, но вздумалось мне на родину предков вернуться, да родню повидать. Тем более в деревню я ездил последний раз около 10 лет назад. В очередной недельный отпуск собрал вещички и рванул на поезд, предварительно созвонившись с родной сестрой моей мамы.

По приезду устроили мне застолье: начали отмечать с родственниками, затем подтянулись друзья детства, а заканчивали уже в соседнем посёлке с друзьями друзей. Стемнело. Я изрядно подвыпивший решаю возвращаться домой. На уговоры друзей переночевать у них, а уже утром пойти обратно отвечаю отказом. Требовалось всего лишь пересечь подлесок, а дальше шагать прямо вдоль полей до самой избы. В общем, не потеряюсь и как-нибудь дойду.

Подлесок закончился, вышел я на протоптанную тропинку и пошёл уверенным шагом, слегка покачиваясь из стороны в сторону. Полная луна скрылась за тучами, почти ничего не видно. Тут я спотыкаюсь об кочку и пропахиваю лицом утрамбованную землю. Слышу сзади тихий смешок. У меня внутри всё сжалось. Кто далеко за полночь может шастать по полям? Затем пришла мысль, что это кто-то из моих друзей беспокоился и решил проконтролировать моё возвращение. Меня слегка отпустило.

- Живой? – раздался скрипучий голос.

Я приподнялся и увидел сгорбленный силуэт невысокого мужичка. Он подошёл чуть ближе.

- Ба, Иван ты что ли? Сто лет тебя не видел.

Голос показался знакомым, но немного неестественным. Слова словно с усилием проталкивали сквозь глотку. Человек подошёл ко мне вплотную и протянул руку. С его помощью я поднялся на ноги.

- Видать не узнал?

- Нет, - честно ответил я.

- А ведь я тебя постоянно на рыбалку с собой брал.

Небо немного прояснилось, и в тусклом лунном свете проступили очертания ночного гостя. Худощавое лицо казалось мертвецки бледным, одежда походила на лохмотья. Лучше всего мне запомнилась грязная тряпка, туго обмотанная вокруг шеи в несколько слоёв. Даже при таком освещении можно было разглядеть на тряпке какие-то коричневые пятна. По длинному кривому носу я узнал стоящего передо мной человека.

- Дядя Коля?

- Он самый!

Коля запомнился мне жизнерадостным человеком. Он долгое время работал электриком. Был близким другом моего отца. Мы часто проводили время вместе. Незадолго до нашего отъезда из деревни, Коля похоронил свою жену. Детей у них не было. Про других его родственников мне ничего неизвестно. Тогда он начал много пить. Отец пытался ещё какое-то время поддерживать с ним связь, но вскоре они окончательно перестали общаться.

- Тоже в деревню идёте? – поинтересовался я. – Вместе идти веселей. Заодно расскажете, как здесь живётся.

- Нет. Я теперь в другом месте располагаюсь. Мне в деревню дорога закрыта. Если хочешь, то можем поговорить тут.

Я согласился. Не помню, сколько времени точно прошло, но говорили мы долго. Коля пересказал мне самые интересные истории, произошедшие с ним и с сельчанами, а я рассказал ему о нашей городской жизни. Алкоголь полностью выветрился. Мне сильно хотелось спать, веки сами начали смыкаться. Я понял, что пора заканчивать нашу беседу и уже собирался заявить об этом.

- Светает, - опередил меня Коля.

- Что?

- Моё время заканчивается. Пора прощаться.

Я не совсем понимал, о чём он говорил.

- Приходите к нам как-нибудь. Я тут до конца недели пробуду.

- Не могу.

- Давайте я к вам зайду, а то неизвестно ещё, когда удастся встретиться.

Губы Коли искривились в недоброй ухмылке, по крайней мере, мне так показалось.

- Захаживай. Только спроси у кого-нибудь, где теперь Коля находится. Они расскажут, и возможно даже покажут. Правда, встретимся мы в следующий раз только через четыре года. Но ты всё равно навести меня. Мне приятно будет.

На этом моменте я окончательно перестал улавливать сказанное. Но не обратил на это особого внимание, так как единственное, что меня заботило в тот момент – это поскорее добраться до кровати. Попрощавшись с Колей, я дошёл до дома без каких-либо приключений и завалился спать.

После своих похождений я провалялся в кровати до самого вечера. Позавтракав в шестом часу, мне вспомнился ночной разговор. Первым делом мне взбрело в голову проведать участок, где раньше жил дядя Коля. Калитка оказалась незапертой, зато на входной двери висел ржавый замок. Обойдя здание кругом, я приметил, что одно из окон выбито. К стене возле этого окна кто-то подкатил пустую бочку. Я аккуратно залез на неё и заглянул внутрь. Вся немногочисленная мебель была перевёрнута, на полу валялось несколько разорванных книг, у старой буржуйки срезали трубу. Похоже, Коля не обманул, его здесь давно уже не было, чем и воспользовался кто-то из местных.

Я поспешил покинуть разорённый участок. На выходе мне повстречалась пожилая женщина, возрастом годившаяся мне даже не в матери, а прямиком в бабушки. Не сразу я узнал в ней соседку дяди Коли. К сожалению, до сих пор не могу вспомнить её имени.

- Мать, а куда это Коля переехал?

- Коля?

- Да, вот с этого участка.

- Николай Иванович! Так помер. Уж пять лет как.

- Не смешные у вас шутки. Живого человека похоронили.

Поначалу меня озадачили ответы старушки. Я даже подумал, что возможно здесь сказывается возраст и её мозг создаёт свою собственную реальность. Проще говоря, она давно впала в старческий маразм.

- Как живого? Я ж говорю, что помер Николай Иванович. Пьяный под поезд попал. Перерубило его всего. Голова по насыпи скатилась, несколько часов в кустах искали. Мне лично всё участковый пересказал.

- Я вчера с Колей разговаривал и он был вполне себе живой.

Тут старушка перекрестилась.

- Побойся бога! Мёртв он. Я даже на его похоронах была. В самом конце погоста его могилка. Тут недалеко…

Я не дослушал, что мне говорили. Почти бегом добрался до того места, где мы вчера расстались с Колей. Свернул направо и минут через пятнадцать стоял возле входа на деревенское кладбище, про существование которого давно позабыл. Найти нужную могилу мне удалось почти сразу. Она располагалась среди относительно свежих захоронений, но единственная выглядела давно заброшенной. Я начал рвать разросшуюся траву, доходившую мне до груди, пока не показался покосившийся деревянный крест. Надпись на табличке, прибитой к кресту, гласила, что здесь захоронен Петренко Николай Иванович.

После всего случившегося я в тот же день вернулся в город. Третью ночь подряд мне не удаётся заснуть. Меня постоянно терзают два вопроса. С кем той проклятой ночью я разговаривал? И что означали его последние слова про то, что мы вновь встретимся через четыре года?

Показать полностью
318

Человек с фонариком

Странные и необъяснимые вещи происходят в жизни каждого человека. Как бы скептически мы не относились к проявлению загадочного в мире, любой из нас может поведать историю из своего опыта, основанную на иррациональной, с точки зрения науки, логике.

В далёком, 91 году, мы с такими же малолетними пацанами, как и я, пошли на речку. После купания разбрелись кто куда в поисках палок, камней и ракушек. Я забрёл в прибрежный лес и, отойдя довольно далеко, понял, что не могу найти дорогу назад к берегу. В наших местах лес большой и заблудиться в нём можно даже взрослому. Несмотря на то, что уже темнело, страха не было, была лишь боязнь наказания от родителей за то, что ушёл купаться, что мне, как и всем прочим мальчикам, было строжайше запрещено. Вдруг, не очень далеко, я увидел движущегося человека с фонариком. Детским умом понимая, что вечером любой будет идти в сторону берега, я не стал его звать, а просто пошёл за ним. Очень высокая, едва различимая в густеющих сумерках фигура, покачиваясь, медленно шла. Непропорционально длинные руки, удерживающие фонарь, угловатость и несуразность силуэта меня не пугали – ведь я уже различал голоса друзей. Свет фонарика привёл меня прямо на дикий пляж, где пацаны, даже не заметившие моего долгого отсутствия, уже собирались домой. На мой вопрос, не видели ли они человека с фонариком, мальчики ответили отрицательно, хотя пройти незаметно мимо них по единственной тропинке было невозможно. Случай этот, как и многие другие приключения детства, затерялся в глубинах памяти, пока другое событие не заставило меня его вспомнить.


Гораздо позже, в 2008 году, я лежал с сыном в больнице. В ночь перед операцией мне не спалось: боязнь за жизнь сына, волнение не давали мне уснуть. Я сидел на подоконнике в палате. Те, кто бывал в детской поликлинике на Усолке, знают, что окна хирургического отделения выходят на пустырь. И вот на этом самом пустыре, в сумраке, я увидел человека с фонариком. Слегка покачиваясь, удивительно высокий, с непропорционально длинными конечностями, с овальной, вытянутой головой он стоял и светил своим странным фонарём, светящим, но не освещающим тускло-жёлтым огоньком. Один в один мой провожатый из детства. Всю ночь он стоял под окнами, и чем больше я на него смотрел, тем больше во мне крепла уверенность, появившаяся сама по себе, возникшая ниоткуда, что операция пройдет успешно, что хирург отличный, что волноваться и бояться незачем. Перед самым рассветом, когда небо уже розовеет, я на минуту отвернулся от окна, а когда вновь взглянул на пустырь, то загадочный силуэт уже исчез. Операция прошла хорошо, и уже через несколько дней нас выписали.


Вторую встречу с таинственной тенью уже позже я объяснил сам себе игрой света и тени, воображением, волнением – и постепенно забыл о ней. До вчерашнего дня.


Вчера вечером болтали с сыном и он рассказал мне, что, когда я задерживаюсь и приезжаю поздно, то он и дочка смотрят в окно на проезжающие мимо машины, пытаясь заранее увидеть мой автомобиль. И, если меня очень долго нет, то на противоположной стороне улицы появляется удивительно высокий человек с фонариком. Он ходит в сумерках на своих тонких ногах из стороны в сторону, угловатый и непонятно странный, а свет фонаря в сучковатых руках успокаивает. Человек этот всегда исчезает за несколько минут до моего приезда.


Я со скептицизмом отношусь к гадалкам и оберегам, не верю колдунам и приметам, критически смотрю на достижения экстрасенсов, но где-то в глубине моей души живёт заблудившийся в лесу мальчик, который верит в необычное существо из неизведанного мира, оберегающее меня и мою семью, помогающее в сложных ситуациях, держащее в своих несуразно тонких и длинных руках фонарь, указывающий мне верный путь, и я готов следовать за этим призрачно-жёлтым светом, и уверен, что он ведёт меня правильно.


Опубликовано с разрешения автора: @Lapo4ka16.

Взято отсюда

Показать полностью
126

И тут в дверь постучали.

Приехала к родителям в гости. Утром сплю, никого не трогаю.
В стекло двери раздается требовательный громковатый стук, мол, вставай, хватит спать)
Я и ответила - встаю, мам, сейчас!
Выхожу через пару минут - а дома никого.
Выхожу на веранду - тишина. Входная дверь закрыта на ключ.
Сказать, что я охренела- ничего не сказать, волосы зашевелились...
Через полчаса вернулись мама с папой рассказали, что такая херня у них регулярно последние года два. То в окно постучат, то шаги слышно по дому, то шорохи.
После сегодняшнего случая я начинаю им верить...

221

Лицо на потолке, кто такая Юя и другая крипота

Прочитал пост Заблудился, http://pikabu.ru/story/zabludilsya_5117837 и решил поделиться своими случаями когда пришлось столкнуться с тем что выходит за рамки обычного мира.

Лицо на потолке

Эта история произошла давно, больше 20 лет назад.

Было мне тогда лет 7-8, жил с родителями в частном доме.

Как-то вечером часов в 9 меня отправили спать. Родители смотрели телевизор, я лег, ворочался, готовясь ко сну.

И вот, лежу на спине и смотрю на потолок.

И вдруг замечаю на потолке прямо над моей головой темное пятно. Странно, учитывая то что раньше его не было, т.к. отец этим летом белил потолок.

Смотрю, пытаюсь понять откуда оно.

Пятно, между тем, начало приобретать очертания какого-то расплывчатого лица, как Лицо Марса(к слову, про Лицо Марса я узнал много лет спустя).

И вот, лежу, смотрю на лицо на потолке, а лицо смотрит на меня.

И вдруг оно ринулось вниз и упало прямо на меня. Ощущения касания не было, но было очень страшно! Я закричал и укрылся одеялом.

Родители тут же вбежали в спальню, включили свет и стали успокаивать меня.

Я сбивчиво объяснил что произошло, но, естественно, потолок был идеально чист без каких-либо пятен.

Сейчас я думаю что данный случай был связан с детским воображением, и возможно с тем что незадолго до этого я посмотрел серию "Космос" сериала "Секретные материалы".


Кто включил свет?

Второй случай произошел спустя несколько лет, также в доме родителей.

Была ночь, я проснулся от того что захотелось в туалет.

Только собрался встать, как слышу шаги по коридору в сторону туалета. Щелкнул выключатель света в туалете, загорелся свет и все - тишина. Я подумал что мама или папа пошли в туалет, и лежал ждал пока туалет освободится.

Но ничего не происходило и была полная тишина - никто не выходил из туалета.

Тогда я встал, вышел в коридор, заглянул в комнату родителей и увидел что они оба спят.

Сходил в туалет, там никого не было, вернулся и лег спать.

Вопрос до сих пор открытый - кто или что включило свет?


Кто такая Юя?

Третий случай относительно свежий.

Я повзрослел, женился, переехал в Караганду, живем в квартире, родился сын.

И вот, когда сыну было около 1,5 лет и он начал говорить, одной из странностей явилось то что в моменты когда он что-то рассказывал, часто упоминал какую-то Юю. Т.е Юя.

Например "а когда Юя придет...", "а Юя говорит..." и т.д.

Ну, воспринимали за детскую фантазию, на прямые вопросы когда спрашивали кто такая Юя - улыбался и менял тему.

Еще одной странностью было что иногда во время игр вдруг смотрел в левый верхний угол двери гостинной и улыбался, как-будто кого-то видел.

С тех пор прошло уже года три, про Юю забыли, я склонен считать что это просто детская фантазия и плюс иногда в разговоре с женой мы упоминали мою младшую двоюродную сестру Юлю. А то что смотрел на пустое место - ну, говорят же что дети видят то что взрослые не видят или хотят не видеть.


Зов

Четвертый случай довольно стремный, приключился уже непосредственно со мной два года назад.

Поздно вечером, я выключил свет, лег спать.

И вот, уже практически засыпаю, как вижу в темноте в коридоре какое-то неясное движение. Как будто какая-то серая тень движется.

И потом слышу тихий голос моей жены, который зовет меня по имени.

Сначала подумал что жена встала ночью в туалет, и к примеру электричество выключилось и она зовет меня.

А потом по спине прошел холод, т.к. я вспомнил что жена с сыном уже недели две как в другом городе у родителей.

Зов стал чуть громче и отчетливее, я же нашарил под подушкой телефон, резко достал и включил фонарь - но, естественно(и к счастью) никого не увидел.

Не знаю что это было, возможно последствия тяжелого и напряженного дня, но было не по себе.


Домовой

И еще один случай происходит периодически.

В квартире пропадают украшения жены - цепочка серебрянная, сережка золотая и т.д.

Пропадают бесследно, ищем везде - не находим, ребенок точно не брал.

И вот как-то в шутку я сказал что домовой себе забирает. Посмеялись, потом супруга вспомнила что можно просто вежливо попросить домового вернуть то что забрал и оно вернется. Я воспринял как шутку, но предложил ей попросить домового вернуть золотое кольцо, которое пропало недавно.

Жена сказала что-то вроде: "Уважаемый домовой, пожалуйста верни мне мое золотое кольцо, заранее спасибо!". Поулыбались и забыли.

На следующий день прихожу с работы, жена растерянная говорит "Представляешь, утром встаю - кольцо лежит в моей косметичке!". Косметичку 10 раз перепроверяли до этого - кольца не было.

Вот так домовой вернул то что забрал.

Показать полностью
497

Кто-то так добр ко мне

В моём подъезде уже несколько лет лифт часто открывается в тот момент, когда я подхожу к нему. Причём и когда выхожу, и когда возвращаюсь домой. Мне хочется верить, что это кто-то, подъездный или лифтовый, благоволит ко мне. Бывает, за несколько шагов вижу, как он закрывается, но как только я подхожу, створки вновь открываются, как будто он меня заметил. Поэтому всегда в таких случаях, заходя в лифт, я говорю спасибо. А вдруг.

Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: