25

Пёс

Я прошел проходную учереждения, в котором работал, на меня в очередной раз зарычал пёс. Он был огромный, но на вид добродушный. Службу этот пёс свою выполнял верно, и стоило зайти на территорию кому-то постороннему, как он выпускал на волю свою звериную ярость. На сотрудников учереждения он не лаял. Но меня он, почему-то, сразу не взлюбил.
Большой, красивый пёс, неизвестной мне породы, с добрыми глазами - как он может быть таким агрессивным? Что происходило здесь с ним раньше, почему у такого грациозного существа столько ненависти?
Охранник посоветовал дать ему сосиску, чтоб его задобрить.
Утром следующего дня, я, полный оптимизма и позитива, подходил к проходной, где была будка охранника.
- Гав, гав, гав - встречал меня пёс клыкастым лаем и его слюни летели во все стороны.
"Черт, я же забыл сосиски, я же приготовил с утра сосиски и забыл их, видимо, на столе"- подумал я. Причем, я буквально воспринял совет охраника взять именно сосиски, в надежде, что кровождное животное любит именно их, и задобрится, сьев любимое лакомство.
Пёс смотрел на меня ненавидящим взлядом. Что за порода, не пойму, да я особо и не разбираюсь, собак у меня никогда не было. Вроде породистая, а вроде как дворняга. Но очень большая, статная собака с красивым, серо-белым раскрасом. Глаза грустные, но стоит ему увидеть меня, как начинается лай и рык.
На следующий день я опять забыл чертовы сосиски, опять собака испортила мое утреннее настроение, своей ненавистью к моей, вообщем-то, безобидной персоне.
Что же тебе нужно? - думал я. Неужели обычная сосиска может задобрить злого, мохнатого великана? Неужели душа собаки так просто устроена? Ведь тогда все люди, любящие собак, должны быть страшно разочарованы, узнав о том, что сердце пса с очень мудрыми, печальными, можно сказать человеческими глазами, так просто купить одной сосиской.
На следующий день я не забыл заветный продукт, я взял пол килограмма, сварил их, конечно же с любовью к мохнатому врагу. Мог взять и больше, но подумал, что это не полезно, пёс накинется на них и слопает не заметив, а это ведь вредно для пищеварения. Тем более, я где-то слышал что некоторые органы у собак устроены так же, как и у человека.
В обшем, захожу я в калитку, бросаю сосиски псу, а он их не ест (да что же ты будешь делать!) и смотрит опять на меня сердито. Я уже стал проникаться любовью к псу. Ну, характер на лицо! Такой индивидуум достоин уважения, это достойный враг. И его трудно не уважать - и за характер и за боевой нрав. Отпусти такого на пять минут и ему их хватит, чтобы изуродовать мое тело. Ладно - думаю я - не хочешь по-хорошему, будет по-плохому.
В целом, я положительный человек - думал я о себе - у меня есть недостатки, но скорее хороший человек, чем плохой. Я перечислял сам про себя свои достоинства, пытаясь убедить себя в том, что собака не заслуженно плохо ко мне относится.
На работе пол дня я думал про этого пса. Почему он не съел мои сосиски, может не его сорт? Может, надо было что- то другое...А может, он их слопал, после того, как я ушел?
Я пошел в обед посмотреть на собаку. Сосиски лежат, пёс их не съел.
- Глянь, кто-то целую кучу сосисок ему дал, а он не жрет - удивлялся подвыпивший охранник.
Я не стал созноваться, что их ему дал я, не знаю почему. Пёс по-прежнему смотрел на меня с ненавистью.
На следующий день я уже ничего не взял противной собаке, желание подружиться сменилось злостью к брату моему меньшему. Дойдя до проходной, я прикусил губу, я был полон решительности. Отворив калитку, я влетел в нее, пёс меня уже ждал.
В одном фильме, правда не помню в каком, главный герой останавливает собак взглядом и те в ужасе разбегаются по сторонам. Но фильм есть фильм, а это реальность, я же не персонаж рассказа.
Особо долго не думая, подействует это или нет (мной руководил сиюминутный порыв), я встал напротив пса, мне было уже все равно, что подумает про меня охраник. Со стороны, видимо, это забавно выгдядело - я уставил свой взляд в глаза беспринципному неприятелю, в надежде, что моя внутренняя сила, невесть какая, заставит собаку бояться и она перестанет на меня лаять. Но все тщетно - пёс не отводил взляд, налитые ненавистью глаза пса, холоднокровно пялились на меня в упор. Это казалось вечностью, смотреть кому-то прямо в глаза непросто, особенно когда это неприятель, с которым у вас конфликт, пускай только психологический.
Дрожь побежала у меня по телу, было жутко, я силой мысли пытался заставить пса меня уважать и бояться. Он начал гневно рычать, не уступая мне. Не хочет сдаваться, только злее стал рычать и еще пуще меня невзлюбил.
Что за тварь ты такая, кто ты такой, какая здесь тайна, с тобой что-то не так. Ну не может быть такого, чтоб собака лаяла только на меня одного.
Я начал анализировать, может от меня запах какой, а может я в прошлый жизни был котом, а может, даже львом. Я горделиво приподнялся на стуле, думая об этом. Но я и не замечал, чтоб кто-то его вообще гладил. Просто злой пёс вот и все.
На следующий день я шел на работу и принял мудрейшие решение - просто не обращать на него внимания, мне стало все равно. Ну лает и лает, что с того, не кусает же. Собака лает, караван идет. Я взрослый человек, а собака это просто животное, черт его знает что у него в голове, поди разбери. Перестану на него обращать внимания и ему надоест на меня брехать.
Но, как бы я ни старался на него не обращать внимания, пёс все равно на меня гавкал. И еды я ему приносил не раз, но все без толку. Не ест. Все жрет, что ему не дай, а что приношу я, не ест. Мне он даже стал сниться. Нет, это же надо какой пёс, про такого пса и рассказ написать не грех.
Как-то одним днем, совсем отчаявшись, я присел покурить прям у будки охранника, рядом сел дворник, и я завязал разговор.
- А что это за пёс вообще? спросил я, будто без интереса.
Дворник курил настолько длинные сигареты, какие только могли существовать, попыхивая он ответил:
- Я работаю здесь пятнадцать лет, и когда я сюда устроился он уже тут был! - он делал многозначительные паузы - Здесь, до того как появилось наше учереждение, была фабрика, а до фабрики еще что-то было, я уже даже и не помню - он закашлялся - и я тут работаю пятнадцать лет вместе с этим псом.
- Понятно. А что за порода, кличка-то у него есть? Не может же животное быть без имени.
- А шут его знает, что за порода и имени нет, все по-разному называют, я вот называю Горынычем.
Почему горыныч, я не стал уточнять. Пёс все это время стоял недалеко от меня и рычал, его цепь мешала ему вонзиться мне в шею.
- А я вот не пойму, почему он лает только на меня?
Дед закашлялся и расмеялся - не только на тебя!
- Как?!
- Он лает на тех, кто опоздывает - дед закатисто хохотал беззубым ртом - вот приди завтра вовремя и посмотри, что будет. Говорят, что еще первый директор его дрессировал, чтоб вычислять опоздавших, на кого лает, тот и опоздал.
Вот заливает - думал я про себя.
Пёс все это время внимательно слушал, оттопыря уши, как будто все понимал.
На следующее утро, я встал пораньше, приехал к восьми, вовремя. Захожу в калитку. А пёс сдох!!!
- Не смей, не смей! - я тряс его безжизненное тело.
- Оставь его, он уже сдох, что же ты хочешь, сколько ему было лет, вот и помер. Я закопаю его за оградой.
Дворник закапывал могучее животное, я смотрел на эту унылую картину с тоской, заморосил дождь. Осень вступала в свои права. Я так и не узнаю тайну бешенного пса. Который пятнадцать лет, а может и больше, охранял проходную, выполнял свой собачий долг. Прощай пёс без имени, ты был достойным сопреником и ушел с поля боя непобежденным.

Дубликаты не найдены

+1
Интересно, но мне кажется рано оборвал, можно было немного отложить концовку, для усиления драматического эффекта.
А так получилось ожидаемо одна из двух вариантов концовки или пёс сдох или пёс лаять перестал.
0

Исправь ошибку в слове "сознавался", глаз режет.

раскрыть ветку 5
0

Меня передернуло, когда в первом же предложении встретил "учЕреждение". Переборол себя, продолжил чтение. Второй раз. Скрипнул зубами, продолжил. После раздельного написания "не взлюбил" я сдался. Есть слово "взлюбил"?

Неужели кто-то пишет рассказы не в ворде??? Там ведь все эти элементарные ошибки должны красным подчеркиваться...

раскрыть ветку 4
0
Иногда люди выкладывают посты с телефона. А вы, наверное, учитель русского языка?
раскрыть ветку 3
0
Все не прочитал, но сасиськи сварил им хорошо покушал
-1

Ну нет, чтоб собак просто сдох и этим оборвал историю... такой подлянки я не ожидал!

Похожие посты
3798

Случаи из практики 59

Женщина 30 лет:

— Я отматерила их всех и ушла, хлопнув дверью!

— Куда же вы пошли, раз ни к родителям, ни к мужу возвращаться не хотели?

— Ночую у одной девчонки из фирмы, мы уже давно знакомы – вот я и попросилась перекантоваться. Она живет одна, так что проблем не было.

— И когда это произошло?

— Три дня назад, - немного остыв, ответила клиентка. – Светка налила мне коньяку, выслушала и посоветовала не пороть горячку и пойти к вам за советом.

— Мудрое решение… Итак, насколько я понимаю – этот конфликт далеко не первый?

— Началось все на мой седьмой день рождения. Я тогда попросила у родителей собаку, но вместо нее получила новую обувь – сказали, что она мне нужнее. Потом пообещали завести ее если буду хорошо учиться. Закончила год с одной четверкой – им оказалось мало. Я ревела два дня от обиды. После школы хотела уехать к тетке в Москву, помочь ей по хозяйству и заодно поступить на вышку именно в тот вуз, о котором мечтала. Хрен там был - мать настояла, чтобы осталась здесь, в Питере, и пошла на юриста – мол, с таким образованием передо мной будут открыты все двери. Ладно, решила впервые за двадцать лет сделать ремонт у себя в комнате, причем самостоятельно. Отец все выкинул в гараж и сказал – вот как выйдешь замуж, так и будешь делать в своем доме что захочешь.

— И вскоре вы вышли замуж…

— Познакомились в универе, на последнем курсе. Костя – хороший парень, но маменькин сынок, если вы понимаете, о чем я. Думала, когда съедемся, то оба выйдем из-под этого гнета. Но что вы думаете? К моим родителям добавилась еще и свекровь-террористка. Серьезно, это настоящая психопатка в юбке! Причем она как-то умудрилась скрывать свой характер пока мы встречались. Говорю мужу – возьмем вот эту квартиру, она как раз неподалеку от моей работы, будет проще добираться. Тут включается любимая родственница и через него отвечает: «Нет, дорогая мы поселимся в доме напротив мамы – станем помогать друг другу». И тогда у меня закрались серьезные сомнения в том, что нам суждено жить долго и счастливо и умереть в один день.

— Что же вы предприняли?

— Во-первых, сказала, что пока не хочу заводить детей. Вы бы видели физиономию моей дражайшей матушки, когда она узнала, что их единственная доченька не собирается продолжить наш славный род. Сразу после этого великолепного анонса, для меня подготовили еженедельные семейные сходки с наставлениями! На них мне было уже пофиг, зато кормили на халяву.

— А во-вторых?

— Решила, что не буду впрягаться в ипотеку. Муж до сих пор перебивается случайными подработками и все «ищет себя по жизни». Тут уже подгорело у свекрухи – как это так, она не хочет брать кредит?! Что же это за жена такая, раз не хочет жить с мужем в своем собственном доме? Я вежливо улыбнулась и криком попросила помочь Костику с работой, а то мне уже осточертело вкалывать за двоих!

— Хм…

— Погодите, есть еще и в-третьих, - усмехнулась женщина. - Я собралась окончательно их добить, когда заявила, что скоро заведу собаку. «Ты бы лучше о детях задумалась!», «А может о муже начнешь заботится?!» - и все в том же духе. Короче, я поняла, что с этими людьми мне дальше не по пути…

— Я полагаю, что вы уже давно это поняли.

— Может вы и правы.

— И что же теперь вы планируете делать?

— Распрощаться с ними со всеми и пойти искать новую квартиру. А еще, все-таки завести собаку…

957

Журавлик

— Фамилия, имя, отчество, если есть, — негромко прохрипел старик, глядя на молодого человека в изодранной одежде со множеством кровоподтеков.

— Журавль Дмитрий Олегович.

— Журавль, значит, — почесал старик длинную бороду.

— Что же ты не взлетел, когда в обрыв сиганул? — старик говорил медленно. От его сиплого голоса клонило в сон.

— Это, по-вашему, смешно?

— Хм. Не знаю, кроме тебя здесь никого, вот ты мне и скажи, смешно тебе?

— Не очень.

— Знаешь, я, между прочим, редко шучу, возможно, поэтому получается так себе. Люди почему-то никогда не хотят меня слушать, огрызаются или, и того хуже, начинают мне хамить. Можно подумать, что это моя вина, что они попада…

— А можно уже зайти на борт?

— Ну вот, опять. Я пытаюсь завести беседу, быть вежливым, а мне дерзят.

На старика с веслом в руках парень смотрел с видом полного безразличия и нетерпения. Последнее, о чём он мечтал в этот момент, была бесполезная болтовня, которую затеял перевозчик.

— Плату за проезд приготовил?

— Какую ещё плату?

— Обычную. Мне нужна монета, чтобы я смог пропустить тебя вперед. Те, кто платят, едут первыми, остальные стоят в очереди.

— Но я здесь один!

— Это ты сейчас один. А через пять минут тут будет целый самолёт, который разобьется в поле.

— Тогда нам нужно поспешить. Могу я уже зайти на борт?

— Ну… В принципе, можешь, проходи.

— Гав! — эхом разлетелось по всему подземелью.

Глаза у старика, наконец, вылезли из-под густых бровей. Он прокряхтел что-то и поковырял пальцем в ухе, явно подозревая, что у него начались проблемы со слухом.

— Ты чего гавкаешь? — спросил он у парня.

— Да так… Нервничаю просто, всё-таки в царство мёртвых не каждый день попадаешь.

— Ну да, ну да, ты прав, ладно зале…

— Гав-гав! — раздалось снова.

Старик смотрел на парня, и тот явно изменился в лице, а потом пару раз гавкнул, но этот лай совершенно не был похож на тот, что звучал ранее.

— Ты что, думаешь, я совсем дурак?

— Нет, говорю же, нервничаю.

— Ага. Невроз. Ты в курсе, что с собаками сюда нельзя?

Парень хотел было возразить, сказать старику, что тот маразматик и ему давно пора на пенсию, но тут из-за его спины выбежал небольшого вида пёс, чья шерсть была изодрана и зияла свежими ранами.

— Гав-гав-гав! — радостно здоровался лохматый барбос, виляя обрубленным хвостом.

— Можно, я возьму его с собой? — голос парня больше не звучал так же надменно, как несколько минут назад.

— Ну разумеется!

— Правда? — обрадовался молодой человек.

— Разумеется — нет. Ты что, с ума сошёл? Собакам не место в царстве мертвых людей, у них своё ведомство: радуга, собачий рай. Я, честно говоря, без понятия, но в мою лодку этот тип не сядет, — отмахивался веслом старик от намеревавшегося плыть с ним пса. — Ты что, блохастый, не слышал? Фу, пошёл вон! Эй, скажи ему!

— Не могу, это не мой пёс, я подобрал его на дороге, прежде чем случилась авария, я даже не знаю, как его зовут.

— Ну, ты взял его, ты за него и в ответе, давай забирай его, самолёт уже идёт на посадку, тут сейчас будет как на МКАДе в шесть часов вечера.

— Разряд, — послышался откуда-то новый голос.

— Что это?

— Это доктора пытаются тебя реанимировать.

— Так я, возможно, не умер?

— Это уже от них зависит. Мне, честно говоря, плевать. Всё, у меня самолет приземлился, сейчас попрут, решай быстрее, идёшь в лодку или нет?

— Ещё разряд, давайте укол!

Парень посмотрел на свои руки и те, кажется, стали растворяться на глазах.

— Есть пульс!

— Я…Я, что ли, оживаю?!

— Похоже на то, поздравляю, — сухо произнес старик, глядя на тающего в воздухе парня, а потом вдруг опомнился. — Эй, собаку забери! Эй! Стой! — старик пытался поймать парня веслом, точно крюком, но оно пролетало сквозь тело.

Парень исчез, а на его месте уже стояла толпа с только что разбившегося лайнера.

— Пропустите, я первая стояла! — визжала какая-то тетка, держа за руки двух неуправляемых карапузов, что без конца дрались между собой и орали.

— Спокойно, мамаша, очередь согласно купленным на рейс билетам! — не давал ей проходу обгоревший на солнце здоровяк с переломленной шеей.

— Да что же это такое, я даже после смерти должна терпеть этот бардак? Эй, кучер! Уважаемый! У вас тут ещё лодки есть?

Старик тяжело вздохнул, глядя на эту неорганизованную толпу и, как всегда, следуя протоколу, начал принимать пассажиров.

— Все, у кого есть монета для проезда, прошу пройти вперед, остальным ожидать в порядке очереди, — монотонным голосом произнес мужчина, явно не надеясь на то, что его будут слушать.

Люди перли вперед, толкались, кричали, дрались.

— Повторяю! Все, у кого есть монета… Эй! А ну пошел вон! Я кому говорю, отойди от лодки! — закричал он на самого наглого паренька в деловом костюме.

— Да ты знаешь, кто я такой?! — взъерепенился тип и полез во внутренний карман пиджака, из которого выудил ксиву.

Старик шибанул по руке наглеца веслом, и ксива утонула в черной как космос воде.

— Да ты чё?! Совсем охренел?! — бросился парень на перевозчика, и тот уже приготовился дать ему веслом по голове, как вдруг из толпы вылетел пёс и вцепился парню в ногу.

— Ай! — завизжал «костюм». — Фу! Фу, я сказал! Уберите пса!

Но пёс вцепился в его ногу мертвой хваткой. Он рычал и дергал мордой, чтобы посильнее прокусить плоть.

— Аааа! Ладно, ладно! Я понял, отхожу! — верещал молодой мужчина. Пёс отпустил его и встал перед лодкой, обнажив зубы.

Толпа подалась назад.

Очумевший от произошедшего старик смотрел с недоумением на пса и на испуганную ватагу людей.

Выйдя из оцепенения, он прокашлялся и начал заново:

— Все, у кого есть монета для проезда, прошу пройти вперед, остальным ожидать в порядке очереди.

— Да нет у нас монет! — крикнула стюардесса с задних рядов.

— Тогда в порядке очереди. Согласно возрасту. Старики вперед.

Первым из толпы вытолкнули какого-то хромого деда, который, судя по виду, и без авиакатастрофы был на пути в царство мёртвых.

Мужчина дрожал как желе, он меньше всего хотел, чтобы пёс вгрызся в его практически торчащие наружу кости, проступающие через тонкую кожу, но толпа уверенно толкала его вперед и он, прихрамывая, сдался на волю судьбы.

Пёс гавкнул, и мужчина икнул от страха. Но затем мохнатый страж отошел в сторону, пропуская первого пассажира. Дедушка аккуратно поставил ногу на судно, затем вторую. Перевозчик душ оттолкнулся веслом от берега, и пес тут же запрыгнул в лодку. Он положил свою морду на колени к хромому, а тот принялся гладить животное и благодарить его за разрешение пуститься в последнее плавание.

Паромщик грёб веслом чёрную водную гладь и думал над тем, как теперь будут обстоять его дела с учётом нового жителя подземного мира, от которого, судя по всему, так просто не избавиться. Когда он высадил первого пассажира и поплыл обратно, пёс уставился на него своими маленькими блестящими глазами, в которых отражалось неприкрытое любопытство.

— Хочешь, я расскажу тебе шутку? — прервал, наконец, молчание старик.

Пёс радостно гавкнул и мужчина, прокашлявшись, начал рассказывать анекдот, который придумал пятьсот лет назад. Он сбивался и путался в именах героев, но пёс всё равно вилял хвостом и тяжело дышал, выказывая свой интерес. Когда старик закончил и спросил: «ну как?», пёс снова подал голос, явно одобряя юмор, и лизнул морщинистую руку паромщика. Губы хмурого перевозчика изобразили что-то вроде улыбки, и он погладил пса по лохматой голове.

— В конце концов, у Аида есть Цербер! А мне, что ли, нельзя завести пса?

Пёс чихнул, словно подтверждая правоту старца.

Лодка пристала к берегу, и толпа уже готовила нового претендента на переправу.

— Скажите, а как зовут вашего охранника? — поинтересовалась женщина, которой выпала следующая очередь.

— Журавлик. Его зовут Журавлик, он назван в честь того, кто спас две одинокие души.

(с) Александр Райн


(с) Александр Райн

Автор в соц. сетях

https://www.facebook.com/AlexandrRasskaz

https://vk.com/alexrasskaz

Журавлик Авторский рассказ, Животные, Мифы, Легенда, Собака, Харон, Душа, Старики, Длиннопост
Показать полностью 1
37

Про Джокера, Агашу и Бусинку (Из воспоминаний собаковода-любителя). Часть 3

Пока песики росли, заводчица Наташа, как положено в русской классике, предлагала нам щенка "помордастее". Ей, наверное, хотелось затвердить свой питомник в регионах по последней моде. Но у Маринки были другие предпочтения. А мне нравились вообще все.

Когда щенкам был месяц, в питомник был отправлен мой взволнованный папа, посещавший в те времена Москву очень часто по служебной необходимости. Вернулся он в сомнениях, кто же ему глянулся больше всех, и с плохого качества видео и фото на телефоне.

Однако, когда щенкам стукнул месяц, Наташа сделала отличные профессиональные фото подросшего потомства, и мы зачем то опять поехали по кинологическим клубам советоваться.

Любопытно, что те оценки кинологов, которые нами были восприняты как более-менее вменяемые совпали с маринкиными, а мы с папой были уже совсем готовы на любой вариант. Ни он, ни я в предвкушениях "нового Бобы" тогда даже не подозревали, что покупается собака, которая будет всецело и безгранично принадлежать лишь моей жене. А мне настолько, насколько жена моя, а папе – насколько я – его, а жена – моя. И точка. Как же наивны и доверчивы мы были тогда.

Итак, выбор наш пал на щенка в меру упитанного но не толстого, окраса, который часто называют "бостон": белая грудка, проточка на носу и лбу, белые же "носочки" и красивый благородного отлива черный цвет (вы же знаете, что черный бывает миллиона оттенков?).

Вот у облюбованного нами детеныша окрас был самый что ни на есть черный, без серого, коричневого и еще каких-нибудь отливов. Double Black. Черно-черный. Ну или типа того. Если бы не белый нос, грудь и лапы, искать его в черной комнате точно не имело бы смысла. Да и не было его там, а был он в теплом вольере, пахнущем молоком и щенками, сосал мамину сиську, и даже не подозревал о предстоящем переезде в славные поволжские места.

Наташа подогревала наши настроения рассказами, что щенок очень активен и волтузит сопометников с воодушевлением. Не уверен, что она испытывала энтузиазм отдать такого красавца в Самару, ведь в Москве его карьерные перспективы были куда как более многообещающие. Но, будучи дамой мудрой, отнеслась к ситуации философски. И, кстати, познакомившись с ней, мы с женой все больше убеждались, насколько она рассудительный, взвешенный и умудренный жизнью человек, что в собачьем мире бывает не так часто (если не согласны, напишите в комментариях).

И вот теперь, когда мы определись с выбором, назрел вопрос об имени щенка (какая еще кличка… Имя!)

Та-дам!!! Наташа сообщила нам, что у помета будут имена на букву "Ж".

"Ж"? Серьезно?! Жук, Жорик, Жирок? (Кто читал про Бобу, возможно, вспомнил сейчас кобеля по кличке Жаклин). Жопис? Жан Рено?

К счастью, заводчица пояснила, что в латинской транскрипции у нас буква "J", и мы немного успокоились.

Перепробовав Джонов, Джеков, Джейсонов и Джастинов, мы с женой и папой практически всерьез переругались. Джин, Джуниор, Джип и Джаз тоже никого не устроили. Я уже не помню, какие конкретно имена на "Дж" отстаивал кто из нас, но Джокера все признавали как запасной вариант.

Пока мы вели острую полемику и доказывали друг другу, что мол, как вы яхту назовете, так на ней и напишите (зачеркнуто), так она и поплывет, но тут Маринка в очередной раз позвонила Наташе, и узнала, что устав ждать окончания нашего мало вменяемого спора, заводчица назвала щенка Джокер, предложив нам дома называть его как угодно, от чего мы немедленно и с облегчением отказались.

Правда, в русской транскрипции он был таки Жокер, но опять же мудрая Наташа указала нам на возможность оформить родословную на английском, где он будет уже навсегда Joker, а родословная – это вам не фигня какая-нибудь, а все же документ.

Таким образом, с нас была снята ответственность, а значит, песье имя всех устроило, и вот тут как раз и мы почувствовали шуршание мохнатых лап судьбы.

Але, привет, нас ждет наш Джокер - карта, способная изменить любую, даже самую затейливую игру, и, уж конечно, наши обычные жизни. Джокер, пес благородных кровей, нарядный красавчик, столичная штучка, породный фаворит. Божечки! И как мы справимся, у нас-то был просто Боба, домашний добряк и миляга, а тут целый настоящий, в перспективе – выставочный кобель. Выставки это вообще сложно или нет? А как не испортить ему шерсть, как научить всему, как кормить, блин, я уже со времен бобьего детства все позабыл, караул! Кто-нибудь подскажите.

Понемногу паника успокоилась, и мы принялись готовиться к прибытию щенка. Месяц прошел в бурных обсуждениях, истомляющем предвкушении и попытки обрести, наконец, контроль и ничего не забыть. Учтите, что хоть две тысячи третий год и не так далеко отстоит от наших дней, как бобьи девяностые, в магазинах еще не было такого изобилия предложений товаров для животных, а об on-line торговле никто не слышал и в помине.

Так найти в зоомагазинах нашего города собачий матрасик, или лежаночку оказалось нереально, мисочки, кое-какие игрушки и первые ошейник с поводком мы конечно купили, но вот переносок не было от слова вообще, хорошо, что мы ехали забирать собаку в Москву, и на ее снабжение товарами возлагали куда больше надежд.

Уже не помню, что мы там решали с сухим кормом, но ближе к дате поездки, получив подробные инструкции от Наташи, мы должны были обеспечить прибывающего собакена рисом с индейкой, так вот риса, понятно, было полно, а индейка продавалась на рынках, и лишь в некоторых магазинах, так мы специально ездили, искали ее.

В итоге собрав все элементы щенячьего набора, мы были готовы к встрече с прекрасным. Поехали забирать Джокера мы вдвоем с папой, где-то около февральских праздников, на поезде «Жигули» Самара-Москва вдвоем.
У нас был разработан прекрасный детальный план. Надо ли говорить, что он сразу пошел не так?

Продолжение следует....

На фото Джокер))) Фото из личного архива заводчика Наташи.

Про Джокера, Агашу и Бусинку (Из воспоминаний собаковода-любителя). Часть 3 Амстафф, Собака, Длиннопост, Авторский рассказ, Истории из жизни, Ламповость, Воспоминания
Показать полностью 1
39

ПРО БОБУ (из воспоминаний собаковода-любителя). ЭКСКЛЮЗИВ вне основной истории

Сухая Самарка – идеальное место для рыбалки, как уверял меня друг. Ну не знаю, просто озерца в чистом поле, рыбы не особенно много, точнее почти нет. Мы приехали с ночевой на двух машинах.


Друг с женой и маленьким сыном, я с женой и Бобой. Боба на длинном поводке пристегнут к машине. У нас белая «десятка» четырехлетка, купленная после свадьбы, путем обмена моей пятилетней «девятки» и доплаты подаренных денег. Машина уже была не новой, даже подкрашенной, но в целом не плохой, мне подходила.


Бобе она тоже нравилась, он укладывался в ногах у жены, где много места и дрых всю дорогу.


Сейчас он сидит, привалившись боком к колесу, и смотрит, как мы жарим шашлык. Боба болеет, мы только что сделали ему очередной укол и дали таблетку. Он плохо глотает таблетки, хитрит, прячет под языком, потом выплевывает. Если дать с кусочком лакомства, лакомство съест, а таблетку выплюнет. Приходится засовывать лекарство глубоко в пасть и держать морду кверху носом долго, пока он не сглотнет рефлекторно несколько раз.


Обстановка умиротворяющая, на несколько километров вокруг ни души кроме нас. В небе ни облачка, полный штиль. Поверхность озерца гладкая, отражает синющее небо.


Единственное, что выбивается из пасторальной картины, это самолет «Ту-154», выписывающий кренделя над нашими головами. Только что построенный борт испытывают, поэтому он экстремально то набирает высоту, то снижается очень низко, то закладывает рискованные виражи. От этого немного не по себе, но невозможно оторвать взгляд, и мы впятером смотрим напряженно в небо, только Боба не смотрит, ему фиолетово на самолеты. Вот если бы корова прошла, или лошадка, или хот бы суслик какой. А раз никого нет, Боба плюхается на пузо, и вываливает язык, пыхтит. Я наливаю ему воды, думая, что псу жарко, он, лениво похлебав, снова пыхтит. Видимо болезнь внутри припекает.


Я открываю дверь, освободив поводок, и беру Бобу немного пройтись пописать. Деревьев в округе почти нет, кустиков совсем не много. Бобе скучно писать в поле, а бегать не охота, да и не желательно. Мы быстро возвращаемся.


Незаметно проходит день, смеркается. За долгие приволжские сумерки откуда-то успевает нагнать туч, хотя внизу ветра нет. Становится прохладно. Мы сидим у костра, мой друг поставил палатку, но я не особо люблю палатки. Туристическая романтика мне абсолютно чужда.


Водка давно выпита, мы пьем чай, и жжем костер, Боба с нами сидит, смотрит, как в огне чернеют ветки, да с треском взрываются высохшие листья, рассыпая ворохи искр, словно маленький салют. Боба не боится костров, у них он провел всю свою жизнь: на дачах, турбазах, рыбалках и пикниках. Мне кажется, Боба вообще ничего не боится. Он стал совсем серьезным, спокойным и задумчивым. Ни громкие звуки, ни гроза, ни выстрелы, абсолютно ничего не могло поколебать его невозмутимый вид.


А гроза уже на подходе. Видны молнии, пока еще вдалеке, но разрывы между их вспышками и раскатами грома все короче. Порывами налетает ветер. Мы кутаемся в куртки, прижимаем с женой к себе Бобу, сидящему между нами. Вялый разговор окончательно иссыхает.

Наконец начинается дождь. Сначала редкими крупными каплями, но уже через пару минут настоящими ливневыми струями. Мы могли бы не тушить костер, дождь вполне управился бы сам.


Буквально пара секунд, и мы с женой и Бобой уже спрятались в машине. Вокруг беснуется и шумит стихия, волны дождя заливают стекла так, что не видно палатки в пяти метрах от нас и машины друга. Не видно вообще ничего, только всполохи молний освещают потоки воды по стеклу.


В машине гром слышен не сильно, как-бы в отдалении. Хорошо, что мы не успели сильно вымокнуть, скинули только промокшие вещи, завернулись в сухие одеяла и лежим себе в тепле и сухости. Боба тоже уже высох и свернулся калачиком где-то у нас в ногах. Уютно пахнет мокрой собакой, дождем, травой.


Веки наливаются тяжестью. Гроза потихоньку стихает. Жена тихо и ровно дышит в ухо, Боба похрапывает в ногах. Я прижимаюсь босыми пятками к его уютному шерстяному бочку. Спи, мой любимый соб, все будет хорошо!



Фото из личного архива автора

ПРО БОБУ (из воспоминаний собаковода-любителя). ЭКСКЛЮЗИВ вне основной истории Авторский рассказ, Реальная история из жизни, Истории из жизни, Собака, Амстафф, Длиннопост, Воспоминания, Ламповость, Собаки и люди
Показать полностью 1
111

Утро, Крутик и немного папы


По прогулкам йоркширского терьера по кличке «Крутик» можно было сверять часы. Ровно в 8.00, ни минутой раньше, ни минутой позже, из третьего подъезда выходила тучная женщина, примерно раз в сто больше самого Крутика. Йорк командовал парадом, сидя на руках хозяйки. Прогулка со стороны выглядела странно. Формально гуляла женщина. Иногда собака издавала звук, похожий на пищание, и женщина опускала Крутика вниз.

Обычно в сильный мороз или дождь Крутик путешествовал только на руках. Очень неприятно было бегать нежными лапками по мокрой или холодной земле.

***

В одно прекрасное солнечное утро мальчик Ваня стоял у подъезда и ждал папу. Папа должен был отвести его в садик. Дома было скучно его ждать, и Ваня от нетерпения выбежал на улицу, где пинал пустую банку из-под колы. Ровно в 8.00 из подъезда вынесли маленькую собачку. Интерес к жестянке у мальчика быстро пропал. И он стал наблюдать за интересной компанией. Он подошёл к женщине поближе и поздоровался:

- Привет, тётя!
- Здравствуй, мальчик! Как тебя зовут?
- Ваня! А как зовут вашу волосатую кошку, и зачем вы с кошкой гуляете?
- Крутик! Это собака. Такая порода. С собаками надо гулять.

Мальчик подошёл ещё ближе. От интереса у мальчика расширились глаза.

- Тётя, по-моему, гуляете вы, а не Крутик.

Женщина засмеялась.

- Согласна с тобой! Но у него вредный характер. Ему нравится на руках.
- А когда ваш Крутик вырастет, он в овчарку превратится, и вы его на границу отдадите?

Женщина засмеялась ещё сильнее.

- Конечно! Жду уже семь лет.
- А вы его вообще кормите?
- Три раза в день.
- Настоящей едой или понарошечной?
- А ты любопытный, Ваня, - женщина засмеялась, - если бы я кормила его понарошечной едой, мне бы тогда точно с ним не надо было гулять.
- А, понимаю, тётя, он бы тогда сдох.
- Не совсем... Называй меня Людмила Степановна.
- Хорошо, тётя! А почему у вас дяди нет? Только Крутик?

Женщина посерьёзнела. Потом улыбнулась и ответила:

- Ох, Ваня, у собак есть преимущество перед дядями - верность!
- Надо маме сказать, что бы вместо папы овчарку присматривала.

Женщина смеялась. Мальчик подошёл еще ближе. И спросил:

- А можно я Крутика поглажу?
- Конечно!

Мальчик осторожно гладил песика. Крутик заурчал, ему явно нравилось.
- Тётя Люд... А если на вас хулиганы нападут, Крутик их съест?
- Скорее всего, я съем хулиганов!
- Прикол! А давайте меняться. Вы мне на вечер Крутика, а я вам папу?!
- Не уверена, что твоей маме эта идея понравится.
- А мы ей не скажем.

Из подъезда вышел мужчина и громко крикнул Ване:

- Ваня, пойдём быстрее! Опаздываем!

Мальчик сказал женщине с собакой:

- Ну, вы подумайте.
- Хорошо, Ваня. Рада была поговорить. До свидания.
- До свидания, тётя Людмила Степановна!

Мальчик побежал к отцу, крича на ходу:

- Пап, на вечер ничего не планируй...

Утро, Крутик и немного папы Собака, Дети, Длиннопост, Авторский рассказ
Показать полностью 1
43

ПРО БОБУ (из воспоминаний собаковода-любителя). ЭКСКЛЮЗИВ вне основной истории

- Стаффорды никогда не лают, - уверенно говорю я, вкусно затягиваясь сигаретой. Тогда было модно вкусно курить.

- Что, прям,совсем никогда? – удивляются пацаны.


Мы сидим на лавочке во дворе, Боба развалился под скамейкой в теньке, вытянув лапы, и лениво поглядывает на копошащихся в луже воробьев. Утром прошел короткий и сильный дождь, в воздухе висит влага, которая к полудню окончательно выпариться предстоящей летней жарой. А пока свежо, и мы с пацанами курим на лавочке, обсуждая вчерашний ночной загул.


Мы молоды, даже голова с утра не болит, хотя спали часа по три. Я на каникулах, отосплюсь в обед, наша квартира на теневой стороне, и солнце появляется там только ближе к закату.

Хочется квасу, но идти до бочки лень. Бобе вообще все лень, он прикрыл глаза и дремлет.


- Ну иногда, наверное, лают, но Бой, я вот не помню, чтобы лаял вообще, - заверяю я, отправляя щелчком окурок в кусты, мусорных урн нет. -Ладно, пацаны, я домой пошел. Вечером мож выйду.

Встаю с лавочки, и, не прощаясь, шаркаю сланцами в сторону своего подъезда. Боба подскочил и уже бежит впереди меня, тянет пес такой. Всегда он тянет.


Около подъезда никого нет, время бабушек еще не настало, они выползут после всех дневных сериалов, и будут неодобрительно поглядывать на проходящих в подъезд, или выходящих, а некоторых счастливчиков даже подробно обсуждать, как полагается бабушкам.


Мы проходим в подъезд, через вечно роящихся в «предбаннике» за распахнутой дверью мелких мушек – обитателей нашего извечно сырого подвала. Навстречу идет соседка, Боба приветливо машет ей хвостом, но она жмется к стенке, и мы быстро проходим мимо нее в лифт. Нажимаю истертую кнопку этажа. Лифт дребезжа ползет. Боба сидит на полу, потряхиваемый лифтом, серьёзен, нос задран вверх. На этаже важно и неторопливо выходит.


У нас две железные двери, одна общая с соседями, за которой захламленный еще с момента, как мы переехали сюда в семьдесят седьмом году, коридор. Там какие-то деревянные сундуки, разнообразные полки, старые тумбочки гардины, доски банки, лыжи и еще не понятно что. Бобе там тесно, но он все же находит немного пространства, и плюхается на попу, пока я открываю дверь в нашу квартиру.


Мы заходим домой. Мне лень вытирать ему лапы, и я делаю это очень небрежно, парой движений. Я читал, что мыть собаку вредно, и почему-то легко поверил в это, поэтому, наверное, и лапы протираю плохо.


Боба плюхается посреди гостиной, которую мы по провинциальной привычке еще называем: «зал». Я включаю телевизор, иду на кухню и наливаю чай. Чай еще в чайнике, никаких вам пакетиков.


Стою в раздумьях, что мне положить: сахар в чай, или варенье в блюдечко.

Вдруг раздается громкий суровый рык, а потом басовитый заливистый лай. Вот это номер!


Стаффорды ж не лают. От неожиданности чай проливается на клеенку. Я бегу в «зал», где вижу Бобу, который стоит на задних лапах у подоконника, прижав к нему штору передними лапами, и свирепо лает на окно.


Беру его за подмышки, и снимаю лапища с подоконника. Отдергиваю штору. Там за приоткрытым окном болтается люлька с двумя малярами, которые судорожно вцепились в ее металлический бортик, смотрят на меня во все глаза. Лица максимально испуганные, просто в панике. Люлька немного раскачивается в полной тишине.


Я начинаю смеяться, задергиваю штору, зову Бобу на кухню. Боб весело семенит за мной, явно довольный собственной выходкой.

Наверное, я себе все же положу варенья, а тебе что дать, Боба, мой молчаливый стаффорд?


Фото из личного архива автора

ПРО БОБУ (из воспоминаний собаковода-любителя). ЭКСКЛЮЗИВ вне основной истории Авторский рассказ, Реальная история из жизни, Истории из жизни, Собака, Амстафф, Длиннопост, Воспоминания, Ламповость, Собаки и люди
Показать полностью 1
70

ПРО БОБУ (из воспоминаний собаковода-любителя). Часть 23, заключительная

Друзья мои, вот и настал тот день, когда выходит окончание истории про Бобу. Мне самому очень грустно, и рука не поднимается даже начинать писать эту часть, но из истории нельзя выкинуть конец, даже если он совсем не веселый. Тем, кто привык к позитивным и смешным историям, возможно, не стоит читать это, а тем, кто все-же останется, расскажу, как было.


Боба стал сильно болеть. Начавшиеся с двух случаев заболевания пироплазмозом проблемы со здоровьем пса, к сожалению, прогрессировали. Разнообразные диагнозы неумелых врачей (тогда еще мы не знали контактов врачей хороших), препараты, убивавшие его печень и почки, капельницы, очереди в ветеринарку, дорогие лекарства, постоянные мотания нервов и переживания папы, мамы, жены и мои – вот чем запомнилось мне то время.


Ему то становилось хуже, и мы сами кололи ему прописанные лекарства, или везли пёсу в клинику, то начиналась ремиссия, он бодрился и, казалось, болезнь отступила. Потом все повторялось, и каждый новый виток проходил с общим ухудшением ситуации.


В остальном Боба жил обыкновенной своей жизнью, тусил на даче, ездил с нами на рыбалку, где я пристегивал его на длинный поводок, прихлопывая конец поводка дверью машины, чтобы он не понесся купаться. Но он уже и не особо возражал, видимо сил не было.


При этом купание по-прежнему оставалось его наилюбимейшим занятием.


Как раз в тот год он освоил совершенно великолепную забаву. Плавая в воде с прицепленным поводком, он хватал поводок зубами и тянул меня, или жену, то есть того, кто с ним плавал, на берег. Был он все еще довольно сильным, и мы реально глиссировали за ним, даже порождая небольшую волну.


А иногда, если поводок не был натянут, и стелился по дну, он натуральным образом нырял на глубину, вытаскивал со дна поводок и снова тащил кого-то из нас на берег. На берегу он бросал поводок на землю, и во весь опор снова забегал в воду, разметав вокруг себя песок и брызги. Это очень смешно смотрелось, и вообще было здорово. Я никогда до этого не видел нырявших собак, по крайней мере, по собственной инициативе. Жаль, под руками не было видеокамеры, но пара фото с тех купаний сохранились в нашем архиве. Пожалуй, это последнее мое безмятежное воспоминание о Бобе.


Осенью Бобе стало хуже. Мы все больше времени проводили по клиникам, но лучше ему уже не становилось. Он все больше лежал, гулял мало и неохотно, ел без аппетита, и все время грустил, видимо понимал, что с ним происходит. Даже сейчас, спустя столько лет, когда я пишу эти строки, на мои глаза невольно наворачиваются слезы, чего уж говорить, что тогда мы все были сильно подавлены.


Наступило бабье лето, и друзья позвали нас на прогулку в лес, Бобе в тот день стало лучше, и мы оставили его дома без особых волнений, но с собой уже взять не могли. В лесу было солнечно и пахло грибами, мы хорошо погуляли с женой, немного отвлекшись от тяжелых переживаний последних недель, срывали красивые красные, бордовые, лимонно-желтые бурые, пятнисто-зеленые листья, дышали, фотографировали чудесные пейзажи. В тот момент мне показалось что все еще может как-то, ну если и не наладиться, то хотя бы войти в стабильную колею, но увы, это была последняя Бобина ремиссия.


На неделе его стало раздувать от жидкости, и её откачивали из пузика врачи. Но все это уже приходило к своему фатальному концу.

Мы боролись всеми силами, сколько могли, и даже не обсуждали усыпление, и я призываю вас, мои читатели, не дискутировать на эту тему под последними печальными страницами жизненного пути нашего любимого пса.


В тот самый день, вечером у меня были потоковые лекции на курсе, где училась жена. Она осталась дома с Бобой, который был уже совсем плох, и практически не вставал. Во время лекции зазвонил мой мобильник, увидев откуда звонок, я понял, что все плохо. Жена сказала только: «Боба…» и заплакала. Я извинился перед студентами, прервал лекцию, и поехал домой.

Там я застал уже только тело Бобы на коленях плачущей жены. Все было кончено…


Людям очень важно иметь настоящих друзей. Мой друг Шура отвез нас с женой и с уже остывшим любимым полосатым питомцем на дачу, где, завернув Бобу в его любимое одеялко, мы похоронили его под тем самым забором, у которого он так любил караулить лошадок, снаружи дачного двора. Теперь на месте его последнего приюта выросла огромная, красивая вишня.


Мы плакали всей семьей, даже папа, чьи слезы я видел в жизни всего несколько раз. Горе невозможно описать словами, каждый сам для себя поймет, почувствует его, настолько, насколько умеет.


Должен признаться вам, сквозь черную, тягучую пелену, в тот же день прорвалась мысль, что нельзя зацикливаться на своих переживаниях, и, несмотря на то, что такого чудесного пса у нас уже никогда не будет, мы многое осмыслили и кое-чему научились, поэтому можем подарить свои любовь и внимание еще какой-нибудь собаке, точнее не можем, а просто обязаны. Тогда мы с женой дали друг другу обещание, что как бы тяжело не проходили неизбежные утраты, и нелегки были переживания, радость от присутствия в жизни псов, их любовь и пусть ограниченное временем, но настоящее счастье – важнее, и что собаки у нас будут всегда.

А потом у нас появился Джокер.


ВМЕСТО ЭПИЛОГА

Боба был первым осознанно заведенным мною псом, и поэтому, наверное, о нем сохранилось столько теплых и добрых воспоминаний. Когда я писал эти записки, то как, как бы ни банально это звучало, действительно временами словно погружался в прошлое. В памяти всплывали обстоятельства, мысли и даже как будто ощущения того времени, которые казалось уже стерты, или завалены более поздними событиями, всяческим профессиональным и бытовым хламом.


Однако мне кажется, в целом удалось воссоздать образ моего великолепного полосатого друга, его шаловливый и веселый нрав, привычки, повадки и вкусы. Для меня он, как живой бегает по этим страничкам, неистово размахивая хвостом, как умеют амстаффы, и растягивая свои темные брылья в добродушной улыбке.


Надеюсь и вам, мои дорогие читатели, удалось хотя бы на миг вернуться в годы своей юности, вспомнить своих тогдашних собак, свои ощущения, мысли и чувства. И также, очень рассчитываю, что вы тоже полюбили Бобу, простив ему недостатки и оценив по достоинству его истинную собачью натуру!


Дорогие пикабушники, огромное спасибо за поддержку, плюсы, и особенно за комментарии! К сожалению, мои заметки не особенно попадают под формат данного ресурса, и не слишком увлекательны, но я принял решение пока остаться и продолжать выкладывать свои тексты. Еще раз спасибо за внимание, встретимся на следующей неделе!


Фото из личного архива автора

ПРО БОБУ (из воспоминаний собаковода-любителя). Часть 23, заключительная Авторский рассказ, Реальная история из жизни, Истории из жизни, Собака, Амстафф, Длиннопост, Воспоминания, Ламповость, Собаки и люди
ПРО БОБУ (из воспоминаний собаковода-любителя). Часть 23, заключительная Авторский рассказ, Реальная история из жизни, Истории из жизни, Собака, Амстафф, Длиннопост, Воспоминания, Ламповость, Собаки и люди
ПРО БОБУ (из воспоминаний собаковода-любителя). Часть 23, заключительная Авторский рассказ, Реальная история из жизни, Истории из жизни, Собака, Амстафф, Длиннопост, Воспоминания, Ламповость, Собаки и люди
Показать полностью 3
53

Про Бобу (из воспоминаний собаковода-любителя). Часть 16

Как я уже говорил, теплые дружеские отношения между Бобой и моей женой задались с самого начала. Несмотря на ее в те времена субтильное телосложение, она вполне справлялась с тянущим во все стороны разом псом на прогулках.


Жена окружила Бобу заботой и любовью и к моменту, когда мы поженились, Боба был уже полноправным участником нашей молодой ячейки общества, предметом любви и гордости, объектом художественной лепки и рисунков, а его портрет в натуральную величину был сотворен женой на стене коридора нашей "хрущевки".


Боба также изображался на поздравительных открытках, компьютерных картинках и просто попадавшихся под руку листках. А мною была сочинена история, что Боба в детстве был розового цвета, а потом его немного закоптили и он стал темным. Эта история была изображена женой в виде комикса, и где-то долго хранилась в семейном архиве, как минимум, вплоть до нашего переезда в Москву.


Понятно, что сам Боба к этому никак не относился, питался все той же гречкой с котлетками, валялся на кресле, грыз бутылочки и палочки, но жить у нас дома он стал чаще, и, как будто с большим удовольствием.


Летом на даче Боб приобрел себе новую забаву, он с большим удовольствием пугал лошадей. Происходило это так. По утрам окрестные селяне грузили в телеги кто молоко, творог сметану, а кто мясо, картошку и огурцы, и отправлялись в дачный массив, где неспешно ползли по улицам, громогласно предлагая свой товар, чем, кстати, сильно отравляли жизнь отдыхающих после трудовой недели и вечерних возлияний дачников, потому что делали это часов в девять утра – небывалую рань для выходного дня горожанина, и вполне себе позднее время для быта обитателя деревни.


Обыкновенно крики эти приближались издалека, вместе с усиливающимся скрипом телеги, и вот, наконец, громко и отчетливо информировали об ассортименте товаров дачников нашей улицы, приближаясь к нашему роковому забору, куда уже подкрадывался Боба. Сетчатый забор обыкновенно летом густо зарастал зеленью, и полосатого хулигана не было видно с улиц. Когда телега ровнялась с нашим участком, Боб выпрыгивал на стенку забора с суровым лаем, после чего обычно слышалось истошное ржание, и бодрый скрип улепетывающей телеги. Затем можно было спокойно засыпать снова, или возвращаться к дачным делам, поскольку Боба моментально успокаивался и отправлялся куда-нибудь под тенек жевать очередную палочку, или бутылочку.


Почему-то Боб никогда не ел ягод, или яблок, как это потом делали другие наши собаки, предпочитая суровую гречку, или рис с все теми же неизменными мамиными котлетами. Надо сказать, что образ его жизни по сегодняшним меркам просто спартанский: редкие и недолговечные игрушки, отдельное кресло или подстилка, скромный и однообразный рацион.


Глядя на сегодняшних наших рафинированных и избалованных питомцев, привыкших спать в ногах, а то и на голове, капризничающих в питании, и тому подобное, я не могу не отдать должное Бобе, как стойкому и простому в быту домашнему любимцу, который честно выполнял свои собачьи обязанности, никогда не грыз ни мебели, ни вещей, а туалетные «аварии», случившиеся с ним за всю его жизнь, наверное, можно пересчитать на пальцах одной руки.


Единственное, в чем можно было бы, наверное, если не упрекнуть его, то хотя бы отметить, это то, что с возрастом он как-то стал еще более «нелюдимее», точнее говоря «несобачее», то есть практически не переносил на дух чужих кобелей всех мастей и видов, и приходилось максимально далеко обходить попадавшихся нам на даче парней собачьей породы. При этом он почему-то почти не реагировал на приблудных дачных шавок, что кормились по дачам, и жили при будке охранника. Боба совершенно наплевав на их чувства, игнорировал дальние и ближние облаивания, даже не поворачивая головы в их сторону.


В общем, Боб караулил лошадок у забора, валялся на креслах, или под навесом у стола, обожал купаться с годами еще больше, о чем еще расскажу чуть позднее, и в целом блаженствовал в начале нулевых в этой дачной идиллии.


Когда мы возвращались в город, Боба ежедневно подолгу гулял с нами, и особенно бывал рад зайти в продуктовый магазинчик неподалеку. Знаете, такие магазины «шаговой доступности», где прилавки с колбасой, макаронами и молоком, свежий хлеб и выпечка, пиво и мороженая печенка? Это был позитивный магазин с дружественными ценами. Мы часто заходили туда с Бобой утром после молодежных приятельских гульбищ, я покупал там пиво и примороженную малосольную кильку, а также кусок замерзшей говяжьей печени, либо мясо-картофельные пельмени. Да, мы жили очень скромно на зарплату преподавателя. Хотя иногда, когда в кармане водились денежки, мы заруливали в киоск за курицей гриль в теплом, пропитанном куриными соками и ароматом лаваше.


Боб уважал наш магазинчик, потому что он вообще любил посещать разные интересные места, а тут еще и обнаружилась женщина-продавец, воспылавшая к Бобе огромной симпатией. Она подкармливала его кусочками колбасы и иногда мясной обрези. Боба даже, завидев эту продавщицу, пытался встать лапами на прилавок, что я жестоко пресекал, если успевал.


Скоро и другие продавцы оценили общительность Бобы, и тоже принялись угощать его, пока однажды в магазине не сменился менеджер, который наорал на жену с Бобой, пришедших за хлебом, и запретил продавцам пускать нас с собакой. Я, правда, еще несколько раз заходил туда с псом, в надежде, что менеджер попробует наорать и на меня, но он не рисковал, и всегда скрывался в подсобке.


Бобу подкармливать перестали, продавщицы не хотели рисковать потерять работу. А вскоре и сам магазин закрылся. Так всегда бывает, когда в магазине заводится новый "эффективный" менеджер, который еще и не любит таких прекрасных, как Боба, собак.

Продолжение следует...


Фото из личного архива автора

Про Бобу (из воспоминаний собаковода-любителя). Часть 16 Авторский рассказ, Реальная история из жизни, Истории из жизни, Собака, Амстафф, Длиннопост, Воспоминания, Ламповость, Собаки и люди
Про Бобу (из воспоминаний собаковода-любителя). Часть 16 Авторский рассказ, Реальная история из жизни, Истории из жизни, Собака, Амстафф, Длиннопост, Воспоминания, Ламповость, Собаки и люди
Про Бобу (из воспоминаний собаковода-любителя). Часть 16 Авторский рассказ, Реальная история из жизни, Истории из жизни, Собака, Амстафф, Длиннопост, Воспоминания, Ламповость, Собаки и люди
Показать полностью 3
1051

Он поверил



- Я тебя же попросила сходить в магазин?! Нет, блин, сидит, в телефон свой уставился!

- Ты не кричи на меня! Только с работы пришёл! Могу я чуток передохнуть?!

В семье Павловых назревал конфликт. Моментально в комнате появился Джой, забавный фокстерьер - двухлетка. На каждую громкую фразу супругов он гавкал, как будто бы хотел перелаять людей.

- Ты уже полчаса сиднем сидишь! Итак на работе пропадаешь целыми днями, ещё и по хозяйству ничего не делаешь! Да замолчи ты, Джой, не до тебя! - собака залаяла ещё громче.

- Я работаю, потому что кто-то в семье должен зарабатывать! А не только тратить! Джой, ну что с тобой! Тихо! Это я не тебе! - собака быстро бегала по квартире, при этом скуля и лая.

- Что это с ним?

- Не знаю! Где поводок? Джой, успокойся! Гулять!

- По пути хлеба купите!

- Хорошо!

***

Джой всегда их мирил. Да, думал он, немного вспыльчивые, но зато быстро отходчивые. Он знал, что главное - не дать скандалу разгореться. Нужно развезти пару по разным комнатам, или вытащить кого-нибудь из них на улицу. Как правило, через какое-то время оба уже забывали, из-за чего орали друг на друга.

Был, конечно, и печальный опыт, когда Джой проспал скандал, потому что заснул на балконе, и чета Павловых разбила пару тарелок. Супруг собрал сумку и куда-то уехал. Она каждый вечер пила вино, плакала, что-то пыталась объяснить Джою.

- Джой, он - дурак! Ну, неужели он не видит, что я хочу как лучше?! Мне, что, его вообще не критиковать? Но тогда это буду не я. Мямля какая-то. Всё в себе носить - я не смогу. Нет, поначалу смогу. Но потом - взорвусь. А он тоже хорош. Ну, уступи, промолчи, я же через час успокоюсь. Нет же: «Я так больше не могу! Это не нормальные отношения», - она очень похоже передразнила хозяина. - Может, действительно, мне надо было рот на замок закрыть?! Ну, ты-то, Джой, почему молчишь?

На следующий день, ближе к вечеру, пришёл хозяин. Он не поздоровался с ней, молча взял поводок, и пошёл гулять с Джоем. По пути он тоже стал изливать душу собаке:

- Джой, я так больше не могу... И без неё я тоже не могу... Я понимаю, что у нас итальянские страсти кипят. Но эти ссоры вгрызаются в меня, как ржавые гвозди. Нет, она хорошая, добрая, интересная..., - потом всю прогулку Джой выслушивал одни прилагательные. «Да, мысли хозяйки были более понятными…», - рассуждал Джой. В конце прогулки хозяин выдал итог - и красивая.

Джой понимал, что гордость каждого помешает им помириться. Пришлось всё брать в свои лапы. Он перестал есть, и начал тихонько поскуливать, имитируя болезнь. Она сразу же позвонила ему. «Боль» была настолько сильной, что хозяину пришлось остаться на ночь. Потом ещё на пару дней. Потом произошло волшебное выздоровления Джоя, но хозяин уже вернул сумку с вещами домой.

С тех пор Джой решил не допускать конфликты. Пусть лучше орут на меня, главное, не на друг дружку.

***

Джою исполнилось тринадцать лет, когда задние лапы почти перестали слушаться. Павловы всё понимали.

- И что делать будем?

- Я не знаю... Не хочу об этом думать.

- Мне кажется, тебе стоит с ним поговорить.

- О чём?

- Ты знаешь. Он умный пёс.

- Блин. Я попробую.

***

Мужчина подошёл к собаке. Джой лежал на своём коврике. Увидев мужчину, он попытался завилять хвостом. У него почти получилось. Мужчина тихонько присел рядом на пол, и положил морду пса себе на колени. Он гладил Джоя и тихонько говорил:

- Дружище, ты сегодня ночью во сне дергал хвостом. Подружка снилась?

Джой лизнул хозяина в ладонь, как будто говоря: «Так себе шутка…».

- Слушай, Джой, такое дело... Мы видим как тебе больно. Но такое впечатление, что ты... Ну как это сказать... Ну, типа - охраняешь наши отношения. Думаешь, мы не понимаем?!

Собака немного приподнялась.

- Джой, это странно, канеш... Смотри, я не могу обещать, но я постараюсь... Блин... И она постарается... Как это... Не ссориться. Понимаю, что это очень сложно. Она иногда такая...

Джой тихонько зарычал.

- Понял. Извини. Я люблю её! Я, правда, постараюсь, брат. А ты... Ты можешь... блин!

Мужчина замолчал и зарылся лицом в собачью шерсть. Так, чтобы ни фокс, ни любимая не увидели, как предательски увлажнились глаза. Той же ночью собака уснула навсегда. Джой ему поверил.

Он поверил Собака, Отношения, Длиннопост, Рассказ, Авторский рассказ
Показать полностью 1
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: