-4

Путь в ночное небо. (первой электрогитаре посвящается)

Путь в ночное небо.
Темнота обступает со всех сторон, удушливой массой наваливается на грудную клетку, наливает раздражением в каждую клеточку тела, через уши и нос заползает прямо в голову, путает мысли, перемешивая мозги словно несвежий куриный бульон. На лице застыла вопрошающая, скорбная мина, отупевшие глаза уставились в потолок. Темный, серый, до боли знакомый, каждый раз одинаковый потолок. Руки срывают одеяло с уставшего подогретого тела, но становится холодно, и приходится снова укутываться в неудобное белое полотно, так надоевшее за последние 2 часа.

Возможность уснуть с каждой минутой кажется все более и более фантастичной и безумной. Потеряв последнюю надежду выспаться, я нехотя встаю с кровати, ищу в темноте тапочки, смотрю, как красиво ложится лунный свет на широкий белый подоконник, как падает он на почти прозрачные занавески и заливает собой всю комнату. Почти светло, только в дальнем углу комнаты темнота сохраняет свои права, и не позволяет ничего рассмотреть. Но мне не надо видеть что там, я и так прекрасно знаю что в самом темном углы комнаты, под покрывалом тьмы пылится забытый дух романтики и свободы.

Дух бесконечного драйва, ветер пронизывающий душу насквозь, касающийся самый потайных участков сознания, самых сокровенных коридоров сердца. Нечто заставляющее поверить в себя, почувствовать невероятную, сверхъестественную силу, поднимающее к самым вершинам сознания, бросающее в пучину эмоции. Нечто способное полностью уничтожить морально и воскресить за один вечер.
Беру ее в руки и все чувства моментально обостряются, мир переворачивается с ног на голову, и все становится совершенно по другому. Словно до этого момента мир был наполовину выключен, или, наоборот, я жил не на все 100 процентов, а сейчас кто-то подошел и нажал на кнопку «максимальная мощность». Холодное прикосновение лакированного дерева к голой коже заставляет поежиться, пальцы привычными движениями нащупывают знакомые стальные нити. Кто-то плавно перемещает бегунки настройки внутри меня. Чувства обостряются, движения становятся уверенными и плавными, жесты спокойными, мысли разлетаются и начинают парить под потолком, просачиваются сквозь оконное стекло, улетают в темное, непроглядное небо. Кажется, что чувствуешь как растут волосы на голове, как делятся клетки тела, слышишь как медленно проседает в землю дом под действием гравитации, луна движется по нему, медленно-медленно, но движется .

Ее плавные изгибы нежно касаются моих рук, дерево кажется таким податливым и надежным одновременно. Кажется, будто я обнимаю ее, склонившись над ней как робкий любовник, встречающий с любимой первую ночь. Закрываю глаза, пальцы бережно ползут вдоль тоненьких стальных паутинок, то прижимаясь, то отпуская их на волю вибраций. Еще немного и начнет казаться что я слышу ее пальцами, слышу грудью прижатой к ней. Я могу с закрытыми глазами точно описать каждый ее изгиб, каждый сантиметр, слишком долго я смотрел на нее когда-то. Даже через месяцы разлуки пальцы сохранят в себе эти ощущения нежного дерева, плавных регуляторов громкости, податливость тугих колков.

Какой бы я ни был неправильный, злой, рассерженный или несчастный, она всегда встретит меня с той же трепетной нежностью, и все мои чувства разобьются о ее плавность. Ей удается сочетать в себе такую невероятную силу и податливость, непреклонность, почти гордость, и способность отдаваться полностью, без остатка, если умеешь взять. Что бы ни случилось, как бы сильно я не изменился, я всегда могу взять ее в руки, мир снова «включится», и я буду все тем же человеком, играющем на ней в ночной тишине, уплывающем на волнах ее музыки в темное непроглядное небо.

Дубликаты не найдены