5

Психоз (6 глава из 37)

Психоз (6 глава из 37) История, Заврин Даниил, Ужасы, Самиздат, Нуар, Длиннопост

Оракул


«Оракул». Фильм о девушке, которая умела общаться с духами или, правильнее сказать, потусторонним миром, рассказывая людям о том, что их интересовало. В фильме не указывалось, кто конкретно дал ей эту возможность, и какие именно мистические силы она использовала для познания всех тайн, но зато она никогда не ошибалась и всегда отвечала правду. Это был новый фильм с кучей спецэффектов, красочными погонями, сложной любовной линией и темно-синим фоном, который режиссер использовал для повышения мрачности картины.


Не надо быть гением, чтобы понять, на что именно намекал тут Чирвин. Он хотел использовать оракула для того, чтобы узнать, кто такой Аристократ на самом деле. И, в принципе, фильм подходил для этого просто идеально. Так как девушка не была, по сути, злым мистическим явлением и в то же время её сил хватило бы для того, чтобы узнать истинную сущность их нанимателя. Безопасно и реально. Очень разумный фильм для такой работы.


Игорь налил чай в жестяную термокружку. С одной стороны он и сам был бы не против узнать немного больше об Аристократе, но, с другой стороны, это был риск. И хотя никто из них не давал клятву ничего не выяснять, было вполне понятно, что Аристократ будет против этого. И всё же, идея была интересная.


Он перемотал пленку назад и начал смотреть фильм заново. Из всех опасностей, которые могли их подстерегать, пожалуй, самой основной был брат этой девочки. Среднего роста блондин с крупными скулами и волевым подбородком, широким лбом. Этот брат был в каждом кадре, где появлялась девочка и войти в фильм так, чтобы встретить её и при этом обойти его, было, по сути, невозможно.


Почему обойти? Да потому, что он обладал невероятным по силе телекинезом, сметая легким движение руки машины, стены и даже дома. А ещё был невероятно быстр и летал, перемещая собственное тело в любом возможном направлении. Ни пули, ни любые другие летящие в него предметы вреда ему не оказывали, так как мальчик с небывалой легкостью создавал вокруг себя силовое поле, где все огнестрельные атаки сводились к нулю. Победить его было практически невозможно, что и представлялось в фильме, когда этот братик покрошил в капусту целую армию. И все же, видимо, у Чирвина был свой план на этого человека, так как договариваться с ним он бы явно не стал.


Игорь потрогал пальцем край кружки. Чай уже остыл. Он снова подогрел чайник и налил чая. Несомненно, шанс у них был. И этот шанс открывал крайне сложный выбор. Ведь Чирвин руководствуется вовсе не праздным любопытством, он наверняка хочет убить Аристократа, чтобы, как он уже выразился, наслаждаться свободой по полной.


Но вот зачем она ему? Вот что главное. Он ходит по мистике. И видел такое, от чего некоторые люди сошли бы с ума. Но ему и этого мало, он хочет все больше и больше походов, а, стало быть, заполучив свободу, он начнём этим увлекаться. Сейчас её сдерживает перечень фильмов, которые заказал Аристократ и негласный запрет на свободное посещение фильмов. Запрет, конечно, не регламентированный, но всё же он есть. Адам на это намекнул, когда ему задали ему вопрос о воровстве оружия из других фильмов.


И все же. Всё же узнать, кто этот таинственный парень, было бы неплохо. Для страховки. Кто знает, может это будет их последний год, когда они воруют эти артефакты. Да и зачем они вообще? Он и сам мог бы с этим справиться, но, увы, он использует их. Зачем?


Игорь выпил ещё чая. Сон так и не пришел к нему, в отличие от мирно сопящей Дианы. Бедная девочка, она так устала за всё это время. Он поставил кружку на место и, выключив видик, пошёл спать. Он знал, что уже не сможет не выслушать Чирвина. Опять же, задача руководителя – полностью выслушивать своих подчинённых.


Часть вторая


Старший брат


Эрика снова посмотрела на старую женщину. В ней сочеталось многое: усталость, страх, изнеможённость и надежда, которую она несла в своих сморщенных руках. Женщина хотела правды, хотела услышать эту правду от неё. Подойдя к ней вплотную, она протянула руку. Эрика посмотрела на брата, он кивнул.


– Скажи мне, – простонала старуха. – Где он, где мой мальчик?


Эрика слабо коснулась её и тут же почувствовала, что внук просящей, который бесследно пропал месяц назад, лежит в канализации, изъеденный крысами. Смерть от ножа была медленной и мучительно. Очнувшись от боли, он ещё несколько часов звал на помощь.


– В канализационном стоке ниже по реке, у фермы Джобса, – мягко сказал она, отпуская старческую руку.


– Боже, – только и успела сказать старуха, прежде чем её оттеснили охранники и другие желающие узнать правду.


Джон покачал головой, ему очень не нравились эти представления, где его сестре приходилось рассказывать людям их самые желанные тайны. Но выбора у них не было, по договоренности с людьми из ЦРУ они должны были выполнить эту услугу. Поэтому он снова посмотрел сквозь небольшое темное окно на директора по паранормальным явлениям Джефа Гордблюма, невысокого толстяка с очками в толстой, роговой оправе. Его глаза так и светились радостью. Ещё бы, теперь он всё больше и больше мог рассчитывать на объёмные государственные дотации. И, соответственно, стремительное развитие своего отдела.


– Сара, Сара Грейвинг, где она? – снова донеслось справа. Джон посмотрел на женщину, которая, как и почти все предыдущие, кого-то искала. Нет, она не была подставная, ну, почти не была. Просто ЦРУ подбирало им клиентов так, чтобы единственное, что их волновало, это пропавшие родственники, а не будущие выборы или что-нибудь в этом духе. А так, вроде как и не обман, и для политики безопасно.


Джон вздохнул. Он хотел есть. Все эти шоу изрядно утомляли, равно, как и его сестру, которой приходилось проходить через все эти мучительные воспоминания этих несчастных людей.


– Хватит, – тихо сказал он, и охрана тут же оцепила очередь.


Затем он снова посмотрел на Гордблюма, но тот лишь недовольно скривился и повернулся к своим гостям, с которыми наблюдал за возможностями сестры и брата. Джон узнал среди них лишь военного министра Гарри Хорна, остальные трое были ему неизвестны. Да, собственно, не особо и хотелось, какая разница кто из высших шишек пришел поглазеть на него и сестру. Все равно идеи у них примерно одинаковые.


– Я могу ещё, – заметила Эрика устало.


– Не надо. Ты утомлена. Всё равно всем помочь ты не сможешь. А вот отдохнуть – вполне. Лучше примешь больше завтра.


– Но у них столько боли.


– Я понимаю. Но ты действительно утомлена, пойдем. Я приготовлю тебе твой любимый чай.


Эрика мягко улыбнулась и взяла его за руку. Джон погладил её. Наверное, лишь с ним она могла не переживать, что снова попадет в чьи-то беды, так как он уже настолько привык к её способностям, что мог блокировать темные стороны памяти, позволяя сестре оставаться лишь в самых счастливых уголках их детства. Пусть и ненадолго, так как Гордблюм уже успел оставить своих гостей и спешил к ним, потирая свои пухленькие ручки.


– Спешу вас поздравить. Вы произвели впечатление на наших гостей, – довольно заметил он.


– Я думал, предыдущая демонстрация дала им куда больше поводов вкладывать в вас деньги, – иронично заметил Джон, инстинктивно заслоняя сестру. – Или им это было неинтересно?


– Нет, почему же. Ваши телекинетические способности, несомненно, на высоте. Но будем честны. Пентагону интереснее не физическое воздействие, а телепатическое. Способность проникнуть в мысли врага, сами понимаете, ценится куда больше сжатых металлических труб.


– Выведать секреты можно и обычными пытками.


– А только ли выведать? – хитро прищурился Джеф. – Уверен, если немного поэкспериментировать, то Эрика сможет и вложить то, что мы хотим.


– Так что вы предложили этим серым костюмам? Решили, что она способна управлять сознанием? Вы же прекрасно знаете, что ей это не под силу.


– Эх, Джон. Милый Джон. Откуда такая уверенность? Вы же не врач. Да, я понимаю вашу обеспокоенность. Но, поверьте мне, мы ничего не будем делать такого, что могло бы ей навредить.


Джон нахмурился. Ещё его отец говорил, что все слова имеют смысл. Даже если они с частицей не. Точнее, особенно, если они с частицей не. Здесь жди вранья. Эх, если бы не его вспышка гнева, то они бы и сейчас прятались на ферме. Но теперь… Теперь все стало совершенно иным.


– Вы же понимаете, что я вам не позволю проводить над ней опыты! – сказал он, чувствуя, как гнев начинает медленно вскипать внутри него.


– Джон, Джон, спокойнее, – заметил Горблюм, видя, как поползла синяя полоска на его циферблате, висевшем на запястье. – Я на вашей стороне. Нам не нужны эксцессы, особенно сейчас. Вы же понимаете, что вокруг все только и ждут, чтобы отобрать вас у меня. Им только и нужен небольшой конфликт. А потом бац! И вы уже где-нибудь в Африке, отстаиваете интересы нашей страны.


Джон почувствовал, как Эрика сжала его руку. Она боялась.


– Что вы предлагаете? – наконец выдавил он.


– Ничего особенного. Пара безболезненных уколов. И ряд тестов. И всё лишь для того, чтобы заставить её мозг работать чуть быстрее. Почти как глюкоза.


– Но вы же на этом не остановитесь, ведь так?


– Да. Но вы тоже в этом виноваты. Эрика не хочет помогать нам в поисках ей подобных.


– Это потому, что она этого просто не умеет, – возразил он.


– Тогда всё ещё печальней, – наигранно нахмурился Джеф. – Но ничего, как я и сказал, всего пара уколов.


Он повернулся и пошёл обратно наверх. Джон проводил его взглядом до самой двери и только потом повернулся к сестре. Она смотрела на него мягко, успокаивающе и, как всегда, с теплом. Но он знал, что в этих глазах была и надежда. Надежда на то, что всё будет хорошо. Ведь он её старший брат.

Найдены дубликаты