3

Психоз (5 глава из 37)

Психоз (5 глава из 37) Самиздат, История, Заврин Даниил, Ужасы, Психоз, Длиннопост

Немного о свободе


Это был небольшой бар на углу, в котором, как обычно, было мало народу. Почему? Это было загадкой, так как сам бар был очень неплохим, с дубовой отделкой, неплохой джазовой музыкой, прекрасным выбором картин и огромной винной картой, что особенно нравилось Диане. А ещё в нём был прекрасный вид из окна на старую мощеную улицу, на которую точно так же он смотрел ровно год назад, когда праздновал свой двадцатилетний юбилей.


– Знаешь, я ничего не имею против этого кабака. Но, брат, может, всё-таки выберем что-то повеселее? – вырвал его из оцепенения Никита.


Игорь отвлекся от окна и посмотрел на Брутального. Тот в алкогольной гонке шёл впереди всех.


– И куда же ты хочешь?


– Я не знаю, в клуб, например. Люблю фиолетовые цвета. К тому же, это крайне модно.


– А мне и здесь нравится, – поддержал Плеханова Антон. – Спокойно, тихо, вас, нервных и буйных, мало.


Ударов, в отличие от Брутального, почти не пил, так как очень переживал, что от спиртного у него может снести крышу. И опасения были не напрасными, так как в заведении, где они праздновали два года назад, Ударова помнили до сих пор.


– Нет. Мы не должны отвлекаться от драйва. Надо быть ритмичными, – не мог успокоиться Брутальный, показывая что-то наподобие танца. – А то засохнем, как старая поросль.


– Уж ты-то засохнешь, – хмыкнул Ударов.


– Предлагаю тост! – оборвал всех Чирвин, поднимая свой бокал. – Хочу выпить за наше будущее, как команды, так и друзей. За то, чтобы мы, наконец, не боялись принимать сложные решения.


– Что ты имеешь в виду? – вздохнув, спросил Игорь, взявшись за ножку бокала.


– То, что мы куда сильнее, чем год назад. Что мы имеем право на свой голос, а не простое слепое подчинение приказам.


– Бунт на корабле? Ты опять перепил? – прищурилась Диана, кладя руку на кисть Плеханова, удерживающего ручку бокала. – Хочешь всех нас под монастырь подвести?


– Тебя, мне кажется, вообще никто не хочет в монастырь вести, – холодно бросил Дмитрий. – Так что вам волноваться вообще нечего.


Диана побледнела, сузила глаза и только хотела что-то сказать, но Игорь остановил её.


– Постой, он не обо мне, ведь так?


– Да. Не о тебе, – улыбнулся Чирвин. – Все верно.


– Да против кого бунт? Уже мне даже становится интересно, – сказал Никита, поддевая огурец.


Игорь посмотрел на Никиту, затем снова повернулся к Чирвину.


– Ребята, сегодня же день рождения, давайте просто отдохнем? – поднял бокал Травкин. – Мы же пришли сюда не ради выяснения отношений.


– Да почему же, мы как раз тут для этого. Не так ли, Дмитрий? Давай, выскажи всё, что накопилось! – поддержала Чирвина Диана.


– Я лишь хочу, чтобы мы задумались о нашем будущем.


– Да. И в очередной раз ты решил раскрыть нам глаза, не так ли? – Никита развалился на стуле. – Давайте лучше выпьем, а? А то, боюсь, он раздавит нас как букашек. Откуда ты знаешь, что он сейчас за нами не смотрит?


– Я думаю, ты не тупее меня и понимаешь, что его тут нет.


– А может и есть.


– Хорошо, – снова заговорил Игорь. – Допустим, ты его победишь, а дальше что?


– Как что?


– Окей, ты победил его. Все, руки развязаны, что ты будешь делать? – Игорь сделал глоток вина. – Чем займешься?


– Стану сам делать свою судьбу.


– Которая заключается в том, чтобы? Ну? Продолжи мысль.


– Снова таскаться по фильмам, – засмеялся Брутальный, стукнувшись кулаками с Плехановым. – Ай, красавец, дай пять!


– Я понимаю. Всё это кажется забавным, верно? Зачем нам свобода? Что мы будем с ней делать? Но свобода этими рамками не разграничивается, она нужна просто потому, что нужна. Что не дает чужому организму командовать мной.


– Не нужна она тебе, Дмитрий, не нужна. Боюсь, все, что она даст нам, это лишнюю работу по сохранению этого города, от которого ты потом и камня на камне не оставишь. Верно, коолеги?


– Поддерживаю, – поднял палец Антон. – Извини, Дима, ничего личного, но ты немного странный.


– Дружище, как бы я ни любил тебя, но мне тоже комфортно с этим таинственным парнем в шляпе, потому что я больше чем уверен, если тебе развязать руки, то это же жара. Помните, как с той женщиной?


– Я же говорил, это было случайно, – не выдержал Чирвин.


– Случайно? Ты ей мачете голову проломил.


– Она меня испугала.


– Как она могла тебя испугать? Хватит уже заливать. Травкин подтвердил, что монстра ты убил первым, – заметил Никита.


– Исходя из времени, если так, то да, – занудил Роман.


– Вы все слепцы, – вздохнул Чирвин, выпивая содержимое бокала. – Всё это – не более, чем чья-то игра.


– Вся жизнь такая, мы вечно на кого-то работаем, брат, – сказал Игорь, улыбнувшись. – Лучше выпей ещё за мое здоровье.


– Да. Это хорошая мысль. Твое здоровье.


Все чокнулись и снова сели на свои места. Так прошёл час, второй, третий, после которого луна уже нисколько не стеснялась и вовсю освещала мостовую, сняв с себя последние остатки облаков. Игорь повернулся к Диане, несомненно, она была очень красива и, несомненно, он ей нравился. Но вот надо ли это? Наверное, да, во всяком случае, если у них будут отношения, то он сможет доверять ей чуть больше. А потому он больше не станет убирать её руку и после того, как музыка стихнет, и свет окончательно покинет это заведение, он поедет с ней домой. Чувствуя легкое, немного волнительное возбуждение.


– Прошу прощения, – Игорь осторожно поднялся со стула. – Надо выйти.


– Только недолго, – улыбнулась Диана. – А то я уже хочу поскорее отсюда убраться.


Игорь устало кивнул и пошёл к туалету. Они здесь были тоже особенные. В черной плитке с яркими, под серебро, ручками и мягким, льющимся сверху, светом. Всё как в старом нуарном кино. Встав у писсуара, Игорь услышал, как тихо скрипнули двери, и позади послышались шаги. Вздохнув, он попытался расслабиться, но это плохо получалось, так как эти шаги он не мог спутать ни с чьими другими.


– Ты, видно, совсем без меня не можешь, – тихо сказал он, пытаясь сосредоточиться.


– Ты же мой руководитель. Причем хороший. Поэтому я постоянно думаю о тебе, – согласился Чирвин, вставая рядом.


– А вот я о тебе нет, – сказал Игорь, наконец, справившись с собой.


– Я знаю. У бедной девочки так глаза горят, что я боюсь, как бы она не ослепла.


– Не знал, что тебя волнуют такие вещи.


– Я просто постарел, – улыбнулся Дмитрий, проведя пальцем у морщины на лице.


Игорь подошёл к раковине. Вода была холодной, приятной. Она хорошо освежала, пусть даже попадая лишь на кожу рук. Он повернулся к Чирвину. Тот стоял напротив него, внимательно рассматривая.


– Ну, что ещё? – устало спросил Игорь.


– Вот, – Чирвин протянул ему небольшую, коробку, изящно обмотанную красной лентой. – Мой подарок. Хотел подарить лично, чтобы никто не мешал.


– Надо же, а я думал, ты скинулся со всеми.


– Нет. Это кое-что особенное. Не входящее в общий план. Уверен, тебе понравится.


– Настолько все загадочно? – Игорь принял коробку. – Хорошо. Это всё?


– Да. И отнесись к этому серьёзно. Поверь, это и есть наш билет на свободу. Тот, о котором говорила Ольга. Надеюсь, ты её не забыл?


Игорь почувствовал, как по телу пошли мурашки. Старые, забытые ощущения. Но почему? Он что, так много выпил? Он посмотрел на коробку и резким движением сорвал с нее бумагу. Это была кассета. Новая, со свежим фильмом, о котором он ещё не слышал. Игорь поднял глаза, но Чирвина уже не было.


Убрав кассету за пазуху и вернувшись в зал, он увидел, что все почти разошлись. Остались лишь Травкин и Диана, ожидавшие его у выхода. Убрав кассету, Игорь подошёл к ним. Словно почувствовав его настроение, Диана нахмурилась и положила руку на плечо.


– С тобой все в порядке?


– Да. Все хорошо.


Он посмотрел на приближающееся такси. Почему? Почему он думает о прошлом? Об Ольге, её странном желании стать свободной? Зачем? Это всего лишь прошлое, которое надо похоронить. Забыть. Выкинуть в урну, собственно, как и эту дурную кассету, которую он держит под мышкой. Он тихо выдохнул и, прижавшись к Диане, мягко её поцеловал. Нет, настоящий руководитель не прячет взгляд, поэтому он просто вынужден посмотреть этот подарок. Но это потом, когда он проведет с этой девушкой ночь.

Найдены дубликаты