15

Психиатр, пациент и девять дверей

Психиатр, пациент и девять дверей Мистика, Авторский рассказ, Немо, Многосерийный пост, Писатель, Длиннопост

Дверь восьмая


Немо


Григорий Мещеряков, врач психиатр, разбирающийся с проблемами, своего странного пациента по имени Немо, как обычно зашел в обитый мягким поролоном изолятор. Намереваясь использовать полученный от отца ключ, он вдруг понял, что, что-то было явно не так.


Обычно улыбчивый Немо, сейчас сидел, понурив голову, и жалобно всхлипывал. Мещеряков тут же подскочил к парню, и приобнял. Немо разрыдался в голос. Григорий тепло и по отечески погладил его по голове.


Когда Немо немного успокоился, Мещеряков спросил:

- Немо, что случилось? Почему ты плачешь?

- Я-я, открыл две-е-ерь… - парень снова залился слезами.


Григорий, вдруг вздрогнув, отринул от парня. Он припомнил, тот раз, когда Немо сам открыл дверь. Тогда Мещеряков застрял в своем собственном кошмаре. По ощущения его внутренних часов, он провел в страшном сне не меньше полугода.


Остерегаясь повторения, он осторожно спросил:

- Немо, что было за дверью, которую ты сегодня открыл?

- Там, были они…

- Кто, они?

- Мои родственники.


Мещеряков снова вздрогнул. Неужели «бинго!», неужели это та самая дверь, которую я ищу?

- Это же хорошо! Это именно то, что нам нужно…

- Нет не нужно! – резко оборвал его Немо.


Парень посмотрел на врача. Глаза его были черны, будто и зрачки, и склеры густо залили блестящей, черной краской.


- Я им не нужен! Им было хорошо без меня! – Немо срывался как капризный ребенок.


Мещеряков посмотрел на парня, черные глаза, его нисколько не смущали, он достаточно повидал за эту неделю. В попытке поддержать Немо, Григорий положил руку ему на плечо, однако тут же отдернул.


Ком застрял в его горле, по спине побежал холодный пот. Все потому что, в момент касания, Григория посетил образ. Маленький, рыжеволосый мальчик, забившись в угол, истошно орал, а над ним стоял, занеся деревянную палку, худой, высокий мужчина.


Видимо этот образ посетил и самого Немо. Горько заливаясь слезами, он снова впадал в истерику.


- Это был твой отец? – тихо спросил Григорий.


Немо не прекращая реветь кивнул.


- Он тебя бил?


Немо снова кивнул.


- Какой ужас, - только и смог сказать врач.


Мещеряков помолчал немного, собирая мысли в кучу.


- Послушай Немо, - после недолгого раздумья проговорил Григорий.


Парень поднял свои пугающие глаза.


- Это не прекратиться пока ты не примешь...

- Нет! Я не буду! Я не могу! Они не хотели жить ради меня…

- Придется,- печально проговорил врач,- я рядом. Я пройду все это вместе с тобой.

- Правда?

- Правда, ведь мы же друзья. Ты готов?


Немо неуверенно согласился. Мещеряков приблизился, и крепко обнял парня.


Образы потоком хлынули в сознание врача. Несмотря на их количество, все они были яркими и вполне реальными. Отец, избивающий сына. Мать, лишающая его ужина. Откровенно ненавидящий его брат.


Немо снова расплакался. Образы резали душу Григория.


Соседские мальчишки забили камнями котенка, которого, в помойке нашел Немо. Сестра из вредности изрезавшая всю его одежду. За что он вновь получил от отца.


Григорий едва сдерживал тошноту. Ужасные события, над которыми стоит меленький мальчик искренне не понимающий за что все поступают с ним так.


Складывалось ощущение, что Немо пустое место. Что все живут только ради себя, а маленький мальчик где-то в стороне.


Снова мальчишки и снова камни. Правда, кидали они их уже в Немо. Вечером очередная взбучка, только уже от матери.


«Откуда такая жестокость?», «За что все это невинному мальчику». Мысли вклинивались между образами.


Чудовищные видения, продолжали сменять друг друга, пока Мещеряков вдруг не заметил в одном из них Немо стоящего у зеркала. Сконцентрировавшись, врач зафиксировал его.


Мальчуган смотрел на свое отражение. Из черных глаз струйками текла кровь. «Гемолакрия!»,- догадался Григорий. Он стал пристальнее вглядываться в проносящиеся образы.

Исковерканный христианский крест. Нашивка на плече. Раболепное поведение родственников перед человеком в сутане.


Все это походило на…


На секту. Мещерякова вдруг осенило. И естественно, ребёнок с таким недугом, рожденный в подобных условиях будет считаться, по меньшей мере, проклятым.


Вот и всё. Все проблемы мальца из-за того что у него из глаз течет кровь. Вот вам и печальный диагноз - очень редкая болезнь, и наглухо отбитые родители.


Несмотря на умозаключение психиатра, образы продолжали появляться.


Мещеряков, судорожно сглотнул. Видения явили еще более ужасную картину.


Немо больше не был жертвой. Теперь он стоял с окровавленным ножом, перед его ногами лежали истерзанные тела родителей. Дальше злые мальчишки с перерезанными глотками. Брат с сестрой, все в крови, смотрели стеклянными глазами на Григория.


Картину довершал, образ человека в черной сутане, с торчащим кухонным ножом в спине.

Мещеряков начал сходить с ума.


Далее пошли картинки, того как мальчик с окровавленными глазами, ходил по городам и селам, впитывая в себя черные тени. Призраки беспрестанно кружили над ним, ожидая своей очереди.


Немо не заставлял их долго ждать. Будто бы он и в правду был проклят.


Морок внезапно оборвался. Мещеряков упал на пол, голова кружилась, во рту пересохло, к горлу подступила рвота.


- Ой, привет Григорий, - как ни в чем не бывало, проговорил Немо,- мы сегодня снова откроем дверь?


- Нет Немо,- с трудом проговорил доктор,- не сегодня. И пообещай мне, пожалуйста, больше никогда не открывать двери самостоятельно.


- Хорошо, - недоуменно ответил парень.


«Рассказчик был прав. Нужно спешить. Немо не человек, он что-то другое. Вот только что?» - подумал Мещеряков. Глядя на беззаботно улыбающегося парня, он крепко сжимал в кармане ключ.


Пролог - https://pikabu.ru/story/psikhiatr_patsient_i_devyat_dverey_6...

Дверь первая. Море - https://pikabu.ru/story/psikhiatr_patsient_i_devyat_dverey_6...

Дверь вторая. Друг - https://pikabu.ru/story/psikhiatr_patsient_i_devyat_dverey_6...

Дверь трерья. Кашмар - https://pikabu.ru/story/psikhiatr_patsient_i_devyat_dverey_6...

Дверь четвертая. Расскакзчик - https://pikabu.ru/story/psikhiatr_patsient_i_devyat_dverey_6...

Дверь пятая. Ранненый мир - https://pikabu.ru/story/psikhiatr_patsient_i_devyat_dverey_6...

Дверь шестая. Грехи - https://pikabu.ru/story/psikhiatr_patsient_i_devyat_dverey_6...

Дверь седьмая. Отец - https://pikabu.ru/story/psikhiatr_patsient_i_devyat_dverey_6...

Найдены возможные дубликаты

+1
Очень классно, надеюсь не закончится на 9 двери, жду продолжения на несколько постов😍
раскрыть ветку 1
0

Надеюсь не разочарую

+1
Чувак, слово "отринул" означает "отбросил", "отверг". Нельзя "отринуть от парня". Можно "отпрянуть". Не благодари. Я пытаюсь бороться с неграмотностью на общественных началах.
раскрыть ветку 1
0

Все равно спасибо, мне нужно многому научиться.

+1

Классно. Сюжет закручивается и закручивается, при этом сохраняя темп и размеренность. Тот редкий случай, когда каждый новый поворот повышает напряжение, при этом не разрывая ткань повествования.

раскрыть ветку 3
0

Нижайше кланяюсь, за подобную рецензию.  Надеюсь что смогу не разочаровать.

раскрыть ветку 2
+1

кланяться не надо )) я просто говорю что думаю. Думал бы иначе - сказал бы соответственно.

раскрыть ветку 1
Похожие посты
70

Закрытие темы "Правила, написанные кровью". Объявление новой темы на октябрь

Закрытие темы "Правила, написанные кровью". Объявление новой темы на октябрь Ужасы, Фантастика, Мистика, Челлендж, Объявление, Авторский рассказ

Сентябрь закончился настало время подвести итоги.

По теме "Правила, написанные кровью" - было придумано и выложено два рассказа

https://pikabu.ru/story/do_poslednego_shchelchka_7744511- @MaxKitsch

https://pikabu.ru/story/nikto_i_nikogda_7700313- ваш покорный слуга.

@dzubeikibagami - я надеюсь ты остался доволен?


Мы объявляем новую тему на месяц октябрь - "Апельсиновые корки". 

Тему любезно подкинула - @MoranDzhurich.

Закрытие темы "Правила, написанные кровью". Объявление новой темы на октябрь Ужасы, Фантастика, Мистика, Челлендж, Объявление, Авторский рассказ

К участию приглашаются все желающие почесать своё ЧСВ. Срок сдачи работ до 30 октября.

Ссылки на рассказы можете кидать в комментарии.

Показать полностью 1
118

Фредди 6.4 (Фредди мёртв)

Фредди 6.4 (Фредди мёртв) Крипота, Мистика, Хороший мальчик, Черный юмор, Стереотипы, Фанфик, Длиннопост, Авторский рассказ

Фредди 6.3

Фредди 6.2

Фредди - 6 часть -1



Джерри в ужасе отползал. Саймон приближался, почти нависая над ним. Фредди вытащил из кармана рогатку и прицелился, не обращая внимания на взвизги своего друга. Как только упырь открыл рот -он выстрелил. На Джерри посыпались обломки выбитых зубов.


— В первый раз такое вижу, — послышался чей-то голос.


Саймон замер, словно его выключили, а Джерри неожиданно почувствовал как его поднимают за шиворот. Фредди не растерявшись снова зарядил рогатку.


— Напрасно стараешься. Серебром меня не убить, — прошипел вампир. Он появился прямо из воздуха и теперь использовал Джерри в качестве живого щита. Джерри пытался кричать и дрыгал в воздухе ногами.


— Меня нельзя убить серебром, чесноком или распятием. Я не боюсь солнечного света. Только осины, но я не чувствую чтобы она при тебе была. — продолжал вампир.


— Я всё-таки попробую, — отозвался Фредди и выстрелив серебряным шариком угодил монстру в левый глаз. Вампир плотоядно улыбнулся. Серебро действительно не причинило ему вреда.


— Во тьме ночной

— При свете дня

— Вам не укрыться от меня…


— шипя процитировал он, бессовестно использовав плагиат другого стихотворения.


Фредди пошарил в карманах и извлёк пару баллистических ножей.


— Ну-с, я вынужден откланяться. Я должен принести Рэнди свою добычу, — произнёс вампир и расправил огромные перепончатые крылья.


— Э - нет. Твой противник я.


— С тобой уже покончено. Отправляйся на тот свет мальчик. — улыбнулся вампир и в этот момент Фредди почувствовал острую боль в правой ключице. Его глаза стали круглыми от удивления, он попытался повернуться, но тут силы оставили его. Существо подкравшееся к нему сзади показало множество тонких зубов похожих на белые иглы. Фредди схватился за место укуса, его повело и он упал на траву.


— Фредди!!! — закричал в ужасе Джерри.


— Делов-то: на один укус, — прошипела большая, с взрослого человека, ящерица стоявшая на задних ногах.


— Он умер? — уточнил вампир.


— Конечно. Мой яд убивает за одну секунду. Рэнди будет доволен.


— Гады! Твари! Мерзавцы! — Джерри пытался вырваться, но хватка вампира была каменной.


— Выпей уже его кровь! — посоветовала ящерица — Он слишком громко кричит.


— Как скажешь, — вампир обнажил свои клыки и тут Джерри зажмурившись пожелал, чтобы тот не смог причинить ему вреда.


Зубы вампира клацнули в миллиметре от его шеи.


— Не понял? — удивился вампир и попытался укусить снова. Мимо. Снова попытался и снова мимо.


— Ты чего с едой балуешься? — спросила ящерица.


— Я не специально! У меня не получается его укусить! — пожаловался вампир и продемонстрировал — Вот!


Он предпринял ещё одну бесплодную попытку, после чего злобно развернул мальчика к себе лицом и возмутился:


— Что в тебе такого?


— Шею с мылом помыл, — дерзко ответил ему Джерри — Джонсон и Джонсон. Убивает любую заразу.


— Ладно, пусть с ним клоун сам разбирается, — решил вампир и велел — Ящер - забирай свою жертву и пошли. Нас ждёт награда.


Ящер опустил свой взгляд на труп Фреда, но там было пусто.

— Он исчез, но как? — зашипел он.

Раздался выстрел.

—А вот так, — ответил Фред поднявшись с земли в метрах десяти от него держа в руках обрез, — Фуфловый у вас яд. Полная ерунда по сравнению со стряпней моей мамочки.


Ящер промолчал. Заряд картечи оторвал ему голову. Вампир увидев, что произошло с другим охотником, тревожно забил крыльями и подхватив свою жертву скрылся в ночном небе.


— Фредди...Паси…— донёсся с небес слабый крик.

——————————————————————————————

Сандей прогуливалась по опустевшему лагерю. Охотники веселились в парке Аттракционов, но её это мало заботило. Она побывала в комнате, предоставленной ей для проживания и среди личных вещей нашла старую кожаную сумку полную шприцов и разноцветных склянок. Она удостоверилась, что все в полном порядке и забрав сумку шла через лагерь мимо дома вожатых.

Дом вожатых был самым высоким в лагере. Тут был зал общих собраний и библиотека. Сейчас он пустовал. Окна были выбиты, а стены измазаны кровью жертв и краской. Охотники развлекались. Они даже забросали туалетной бумагой ближайшие деревья.


Когда над её головой пролетел вампир нёсший в когтях визжащего от страха Джерри она с удивлением подняла голову. Вампир пытался укусить мальчика, а тот отчаянно сопротивлялся.


— Джерри? А я думала он сдох? — пробормотала Сандей.


Вампир крутился в воздухе и всё никак не мог зацепить мелкого крикливого поросёнка. Он так увлёкся, что не заметил как влетел в окно третьего этажа. Сандей постояла задумчиво, а потом побежала по направлению к главному входу.

——————————————————————————————

Джерри очень сильно ударился спиной. Он пришёл в себя. С потолка сыпалась пыль и крошка. Где то рядом ругался и ползал вампир, крыло которого придавило упавшим книжным шкафом.

Джерри очень хотелось жить и он побежал. Единственная лестница, попавшая ему на глаза, вела наверх и он недолго раздумывал.

Он выскочил на крышу, огляделся и морщась от боли закрыл за собой железную дверь. Потом подпёр её детским стульчиком.


— Этот стул для Салли! — послышался недовольный голосок и по спине у мальчика поползли мурашки. Только не она! Он еле нашёл в себе силы повернуться и посмотреть. Да. Это была та самая девочка. На крыше дома вожатых она организовала себе детское чаепитие. Тут стоял круглый столик и стулья с плюшевыми игрушками. Девочка разливала чай из декоративного чайничка в маленькие чашки.


— И-извини — заикаясь произнёс Джерри.


— Я и не обижалась, — ответила девочка. — Ты очень вовремя пришёл Джерри. Салли соскучилась по тебе.


Она закончила разливать чай и показала мальчику свою страшную куклу.


— Здесь так одиноко. С нами никто не играет. Мы всё время одни.


— Ага, — Джерри подбежал к краю крыши и понял, что прыгать вниз не вариант.


— Джерри, садись к столу. Мы украли в столовой торт и сейчас съедим вместе. — пригласила его девочка.


— Ты не собираешься меня убивать? — с подозрением спросил он.


— Зачем? Салли убивает только тех кто ей не нравиться. — пожала она плечами — А ты ей нравишься. Хочешь конфет?


Джерри оглянулся на стол и в животе предательски заурчало.


“Хоть наемся перед смертью”, — подумал он и решившись уселся за стол не дожидаясь девочки, принялся уплетать сладости за обе щёки.


— Джерри, нужно предложить и остальным гостям — потребовала качая головой девочка.


— Спасибо...мммм... добрая Салли. Дай бог тебе... ням-ням, — отвечал с набитым ртом Джерри.


Девочка от таких слов смутилась и прикрывшись куклой подвинула к нему бутылку:


— Ну раз ты так голоден… Вот лимонад...Не ешь всухомятку…


Джерри рывком открутил крышку и чуть не захлебнулся от жадности и ударивших в нос пузырьков газа. После нескольких глотков на него напал приступ икоты.

В этот момент появился вампир. Хлопая крыльями он приземлился на крыше.


— Вот ты где, жертва!


— Ик! — признался Джерри.


— Я освежую тебя, а из кожи сделаю барабан!


— Ик-ик!


— Я оторву тебе  голову!


— Иииик!


Джерри бросился к двери выхода.


— Пришёл твой смертный час, поросёнок! — вампир поднялся в воздух и пафосно распростёр свои крылья.


Девочка, сидевшая до этого очень спокойно, махнула в сторону вампира своей куклой и того просто смело с крыши. Он улетел вниз бестолково размахивая своими крыльями.


— Джерри мой! — громко объявила она.

———————————————————————————————

Сандей нашла лестницу ведущую на второй этаж и тут, на её глазах, лестница рухнула, а её саму чуть не придавило.


“Дела, — подумала она, — И как теперь подняться наверх”?


———————————————————————————————

На верхнем этаже, куда забежал Джерри, разгорелась нешуточная драка. Вампир боролся с Салли. Девочка, при помощи своей куклы швыряла вампира об стены, уронила ему на голову люстр, запихала его в шкаф. Вампир был неистребим. Ничего на него не действовало. Раны причиненные ему, затягивались за секунду, оторванное крыло приросло обратно. Он всё наступал и наступал. Наконец улучив момент он поймал девочку за волосы и торжествующе поднял в воздух. От боли она заплакала и отпустила куклу.


— Жалкая мразь! — прогремел вампир — Ты пошла против своих! Хоть я и не должен убивать других охотников, но за твои проделки меня не осудят. Я убью тебя, а затем и этого наглого поросёнка. Смиритесь! Ваша смерть неотвратима!


— Твоя тоже! — послышался голос Джерри — Отпусти её кровосос летучий!


— Кто это там пищит? — ухмыльнулся вампир оглядываясь в поисках мальчика.


— Я! Джерри — убийца вампиров! Ученик самого Фредди! Пора тебе получить по заслугам. Осина по тебе, аж изрыдалась вся.


Пока вампир и Салли боролись между собой, он пожелал себе арбалет с осиновыми болтами. И умение стрелять без промаху.


Джерри нажал на спусковой крючок и вампир почувствовал неприятное жжение в области груди. Он вспомнил, что сам, недавно, признался в уязвимости к осиновому дереву, а тут вон оно. В груди торчит. Джерри начал заряжать второй болт и вампир бросился наутёк. Спасаясь, он вышиб последнюю деревянную раму окна и начал протискиваться в образовавшуюся дыру.


— Да щас! — мстительно проворчал Джерри и выстрелил ему в след почти не целясь. Попал пониже спины. Вампир громко воя вывалился наружу.


— Интересно, он подох? — спросил было он вслух , но тут на него с поцелуями налетела спасённая им девочка. Он еле успевал уворачиваться.


— Спасибо! Спасибо! Мой герой! Мой рыцарь! Мы с Салли, твоего поступка, никогда не забудем.

Это были первые поцелуи в жизни Джерри, когда его целовала не бабушка и не мама. С одной стороны он был очень горд, а с другой очень смущён. В самый ответственный момент их застукала Сандей.


— Ага. Вы оба живы. Я еле забралась сюда. — мёртвым голосом констатировала черногубая девочка. — Наверное это и к лучшему. Пора бы нам обсудить нашего общего друга Фредди. Пока ещё не слишком поздно.


Джерри нахмурился и направил на неё свой арбалет. Он даже не заметил, что тот не заряжен.

Со стороны парка аттракционов послышались громкие взрывы.


— Что происходит? — первый озвучил общее недоумение Джерри.


— Фредди, — черногубая подошла к дыре и посмотрела на зарево пожара, — он вышел на свой последний бой. Наша задача, сейчас, помочь, пока ещё ещё не слишком поздно, а то может получится так, что победителей вовсе не будет.

———————————————————————————————

Издали Фредди походил на вооруженную крепость. Он нёс на себе всё оружие, которое только у него осталось. Он был полон решимости закончить игру. Раз и навсегда. Перед лагерем он не стал искать ворота, а просто взорвал стену и ворвался внутрь.

Фредди стрелял в любого кто осмеливался заступить ему дорогу.

Перепуганные охотники столпились в центре парка под мнимой защитой самого Шолотля. Клоун Рэнди бесновался и требовал дать отпор маленькой машине смерти. Охотники боялись, а Фредди всё наступал.


— Дьявольская удача, — бормотал он, — посмотрим насколько ты дьявольская. Мне уже нечего терять. Все вы тут, сегодня, передо мной костьми ляжете. Алах -Акбар!!!


Охотники услышали его последние слова и испугались ещё сильнее. Фредди тащил на себе килограммы взрывчатки. Он собирался сыграть вничью и имел для этого все шансы. Охотники потеряв несколько самых отчаянных перегруппировались и бросились на него врукопашную. Верховодил не боявшийся огнестрельного оружия Самуил Гранди. Началась свалка. Фредди мелькал в куче, орудовал ножами, резал, колол, стрелял. Самуилу Гранди, которому показалось, что проклятый пацан в его руках, кто-то подбросил в штаны гранату.


— Самуил Гранди! В понедельник…


Бабах!!!


Взрывом охотников раскидало в разные стороны. На куче поверженных врагов стоял Фредди и хищно улыбался. Лицо его было в крови. Он смотрел прямо на клоуна Рэнди.

Жрец Шолотля, до этого не знавший страха, непроизвольно испортил воздух.


— Ты следующий! — мрачно объявил Фредди.


Клоун попятился оглядываясь на своего господина. Скелет Шолотль по прежнему сидел и не обращал на него своего внимания.


— Стой Фредди! Не трогай его! — послышался звонкий голос. Мальчик обернулся и облегченно вздохнул. К нему бежал живой Джерри, Сандей и ещё девочка с куклой.


— Почему? — спросил Фред, когда они поравнялись — Вот, сейчас, я его убью, а потом брошу вызов его богу.\


— Тебе не победить таким образом, — ответила за всех Сандей. — Мы должны соблюдать правила.


Она приблизилась к нему почти вплотную.


— Я плевал на его правила! — устало ответил он, — плевал на всех убийц и клоунов…


— Я понимаю, Фред. Смотри! Салли тебе покажет: на примере Джерри, — успокаивающе произнесла Сандей.


После этих слов Фредди увидел как девочка с куклой воткнула в шею его друга шприц с розовой жидкостью. Джерри упал, словно мешок с поролоном, лицом вниз.


Фредди хотел закричать от ярости, но не смог произнести и звука. Голос его пропал.


— Придётся тебе умереть, прости, — прошептала ему на ухо Сандей, — Просто бизнес. Ничего личного, Фредди.


Фредди зашатался. Сопротивляясь, он упал на колени. Сандей выдернула из его шеи опустевший шприц. Он так и не понял, как она успела его вонзить. Перед глазами залетали радужные круги, а потом наступила блаженная темнота. Фредди лёг на землю, очень тихо. Через несколько секунд его сердце перестало биться совсем. Он умер.

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Так же мои истории прочитать тут - https://vk.com/public194241644
Показать полностью
46

Ассимиляция. Часть 3. Заключительная

Ассимиляция. Часть 1
Ассимиляция. Часть 2

Там, внизу, в том самом холле, где мы всего несколько часов назад радовались перспективе отдохнуть, не было ничего похожего на «чаепитие», о котором так любезно нас предупреждали в записке.


Мой мужчина сидел в кресле, а у него на коленях расположилась Полина.


Нет, точнее даже это было нечто отдаленно похожее на Полину.

С неё как и с дома, спадало все подобие привычного мне.

В этот момент мне стало ясно, что весь этот маскарад был только для нас, а мы как глупые насекомые попались в ловушку.


Её тело состояло из множества жгутов разной толщины, переплетенных друг меж другом. Она чем-то напоминала корневую систему дерева и мышечный корсет человека, возможно такая ассоциация возникала из-за цвета жгутов — от темно-коричневого до ярко-красного.

У неё не было кожи, в привычном её понимании, казалось что все эти нити могут легко разделиться и существовать отдельно.


Пока что она еще напоминала своим силуэтом человека, но я была уверена, что это не истинное обличие монстра.

На неё было неприятно смотреть.


Она сидела у Кирилла на коленях, лицом к лицу, ногами-плетями приковывая его к креслу, и одной рукой обвивала голову, фиксируя и её, слегка запрокинув назад.


Его руки безвольно свисали по обе стороны.


Вторую руку администратор держала над лицом моего парня.

Мутная слизь стекала по её отвратительной руке, и попадала Кириллу в рот. Он совсем не сопротивлялся, даже не дергался. Казалось что эту неприятную субстанцию производило её тело.


Меня всю трясло и начинало тошнить, мне казалось, что от увиденного я потеряю рассудок. 

Но надо было побыстрее убираться отсюда.


Я замерла на ступеньках в нерешительности — неужели я брошу Кирилла?

В этот момент в голове всплыл шестой пункт «Не пытайтесь её убить…». Да и если она одолела моего парня, пусть даже обманом или силой, чем смогу противостоять я?


Если бы я знала, чем всё обернется, то все-таки предприняла хотя бы попытку, чтобы выдрать моего парня из рук этого монстра и не доверяла так безрассудно записке, от неизвестных мне людей.


В глазах все плыло, и жутко раскалывалась голова.

С трудом вернувшись в комнату, я на всякий случай закрыла дверь на защелку и без сил села на пол, прямо в коридоре.

Мне было страшно и хотелось помочь Кириллу.

Мне было невыносимо больно от мысли, что это всё необратимо. Казалось что всё это бред, и в один момент я наконец-то проснусь.


Но спасительное пробуждение не наступало.


Продолжая всхлипывать, я поднялась на ноги и направилась к окну.

В тот момент я приняла окончательное решение, бежать.


Забрав только ключи от машины, и наконец-то обувшись в кроссовки, я не теряя времени открыла окно, и быстро осмотрев фасад здания, прикинула, что в принципе могу попробовать спуститься вниз.


Собака лишь раз гавкнула при виде меня, а всё остальное время молча следила за моими передвижениями.


Я вылезла наружу, и по моей оценке, вытянувшись на руках я должна была достать ногами до козырька пристройки, по которому можно дойти до угла дома и спуститься вниз, минуя собаку.


Но вытянув руки, я поняла что не достаю. Подтянуться назад сил не хватало.

Я даже не успела подумать, что можно предпринять, как пальцы соскользнули с подоконника, и приземлившись на козырек, по инерции я полетела назад.


От удара спиной о землю перехватило дыхание.

На какой-то момент весь мир погрузился в темноту, но из темного небытия меня выдернуло тихое, но грозное рычание позади.

Перевалившись со спины на живот, я столкнулась взглядом с собакой, она двигалась ко мне медленными шагами, низко опустив голову. Она тоже боялась меня, но в отличии от меня, у неё не было записки, не рекомендующей нападать. И я была совсем не уверена, что смогу одолеть этого пса.


Благодаря адреналину в крови, игнорируя боль во всем теле, я успела отскочить к стене здания, под козырек, ровно в тот момент, как собака ускорила шаг. После рывка, в полуметре от меня, цепь отбросила её назад. Скаля зубы, и продолжая низко рычать, животное не сводило с меня взгляд.

Осторожно, не торопясь, я двигалась вдоль стенки.

Слышать это рычание за своей спиной, было свыше моих сил.


Выглянув из-за угла, я осмотрела двор, и тихо передвигаясь пошла в сторону машины, ошибочно полагая, что моя возня за домом, не привлекла внимания. 


Дальше мне надо было каким-то образом открыть ворота, но уже возле самой машины, входная дверь хлопнула, и на улицу вышла «Полина».


Она больше ползла, за счет скольжения жгутиков, постоянно движущихся и формирующих её тело. Администратор направлялась в мою сторону.


Быстро достав ключи, я открыла машину, и нырнула на переднее сиденье, не забыв закрыться изнутри.

Сомнительная защита от этого нечто, но это был хоть какой-то барьер.


Смотря на неё так близко, я опять почувствовала приступ тошноты.

Кажется я слышала этот звук, с которым терлись друг об друга составляющие её тела. Не было ни единого намека, на человеческий силуэт, теперь это был сгусток чего-то невообразимого.

Мне не хотелось смотреть на неё, но и взгляд отвести тоже не получалось.


Приблизившись резким рывком, она с силой врезалась в машину.

- Выходи! Не.. трать.. моё.. время.. — после каждого слова она сильнее раскачивала машину.

Голос звучал как будто в моей голове, по крайней мере рта на этом нечто я не видела.


Я хотела завести машину, но выронила ключи, и пришлось лезть вниз, чтобы отыскать их.

В этот момент чудище замахнулось одной из плетей и с силой щелкнуло по стеклу со стороны водителя, от чего оно покрылось паутинкой трещин.

Замахнулось во второй раз.

Я зажмурилась, ожидая что стекло разлетится, но ничего не произошло.

Открыв глаза, я  увидела, что монстр опять обретал форму Полины.


Спустя секунд пять, возле машины стояла она, застывшая с занесенной рукой. Смотрела она куда-то в сторону ворот.

Повернув голову в ту сторону, я увидела, как вдалеке движется машина.


Полина натянула свою искусственную улыбку, бросила обеспокоенный взгляд в мою сторону, затем в сторону дома и пошла открывать гостям ворота.


Я не могла поверить что всё так просто закончится.


Передо мной открытые ворота.


Не вдаваясь в размышления о странности такого поведения, я быстрее завела машину и нажала на педаль газа.

В воротах я чуть сбавила скорость и успела крикнуть в открытое окно машины:

- Уезжайте отсюда!

После чего прибавила скорость. Прежде чем дом скрылся за лесом, я успела поймать в зеркало заднего вида озадаченный взгляд Полины, но впрочем, она довольно быстро переключилась на новых гостей.


Уже стоя на обочине, возле той злосчастной таблички «Домашняя гостиница», на меня нахлынула вся боль.

Жутко горели содранные ладошки, болело всё внутри и перехватывало дыхание.


К сожалению, я не смогла стать тем героем, который спасет всю планету от нашествия пришельцев, видимо это не моя роль.


Опустив голову на руки, я просидела так минут десять.


Затем, достав из кармана телефон, набрала последний вызов, игнорируя тот факт, что время было ранее.


Спустя несколько гудков, на той стороне ответил заспанный мужской голос

—  Алло?.. вы хоть знаете который час?..

—  Здравствуйте. Извините… в записке из гостиницы был ваш номер.. — я немного заикалась, — Мне бы хотелось с вами поговорить…


В ответ послышался тяжелый выдох.


— Хорошо… приезжайте, — он продиктовал адрес, — Давайте всё при личной встрече.


Обратная дорога заняла значительно больше времени — сказалось стрессовое состояние и усталость. И с каждым часом в пути, появлялось все больше вопросов. Я надеялась получить ответы хотя бы на часть из них.


Приняв решение не заезжать домой, я поехала сразу по тому адресу.

Мне было все равно, как я выгляжу, сейчас был совсем не тот момент чтобы переживать об этом.


И вот, я стою на пороге незнакомой квартиры, передо мной незнакомый мне мужчина.

Это был обычный мужчина, лет около сорока, с грустным лицом и немного странным поведением.

Он постоянно отводил свой взгляд, смотря то в бок от меня, то в пол.

— Пройдете? Может чаю? — он жестом пригласил меня в квартиру.

— Нет, спасибо, — я осталась в коридоре, присев на стул, — Расскажите, что это за чертовщина была?


У меня не было времени распивать чаи, да и далеко не для милой беседы за чаем я сюда пришла.

Я даже не подумала спросить его имени, впрочем и он моего не спрашивал.


Мужчина попросил меня рассказать что я видела. На некоторых моментах он грустно улыбался, продолжая смотреть в пол.


— Те трое мужчин из гостиницы, это мои коллеги. Мы ехали из командировки в тот день, планировали ехать без остановок, но машина сломалась, в горку ехать не хотела совсем, вот и пришлось свернуть к гостинице. Хотели вызвать мастера, но это было воскресенье. Хоть мы и дозвонились в один сервис, но они сказали, что выехать могут только завтра с утра. Вот мы и решили заночевать…


Пауза.. мужчина тяжело вздохнул и продолжил.


— Тот список, его писали мы, походу смены почерка, нас оставалось всё меньше, пока не остался только я. Этот… монстр… он как будто умышленно забавлялся с нами, растягивая удовольствие. Хоть они и пытаются имитировать нашу жизнь, эмоции, но извращенный садизм им знаком не понаслышке.. С самого начала, как мы туда зашли, мы были обречены.


Он закрыл лицо ладонью, медленно вдохнул и выдохнул.


— Мне лишь чудом удалось спастись, — продолжил мужчина, — Благодаря тому… что оно не расправилось с нами разом, я дотянул до утра, и когда услышал звук сигнала возле ворот, рванул со всей скорости на улицу, и даже не помню как перелез через забор. Это был мастер. Это было чудо, что мы вызвали его с вечера, так как возле дома связи не было. Не думаю, что моим коллегам, и твоему парню получится помочь..


Он замолчал, погрузившись в свои мысли.


Какое-то время мы просто молчали.


— Но.. но кто они такие?  — я решилась нарушить молчание, от чего мужчина вздрогнул.


— Они… такие же существа как и мы.. стремящиеся выжить. Конечно не самыми гуманными методами они обеспечивают себе жизнь, но ведь и человечество ведёт далеко не праведный образ жизни. Пусть им и не знакомы те чувства, что испытывают люди, но эти… существа, они совершеннее, — мужчина стал говорить сбивчиво. Он продолжил свой монолог более энергично, — Ты даже не представляешь на что они способны. Их возможности гораздо больше человеческих. Взять например возможность общаться телепатически…


Я с непониманием смотрела на эту перемену. Не осталось и следа от грусти на его лице.


— Откуда вы так много о них знаете? — спросила я, боясь услышать ответ на этот вопрос.


Мой собеседник резко поднял голову и посмотрел на меня, своими черными  и будто пустыми глазами. Я подскочила со стула.


— Откуда же… — он улыбнулся, — Я…


Но договорить он не успел, за моей спиной открылась дверь.


На пороге стоял Кирилл.


От его вида у меня перехватило дыхание, казалось прошла целая вечность с того момента, когда я его видела в последний раз.


Он не спешил начинать разговор, он просто стоял неподвижно.

— Почему ты пошел к ней? — единственное что пришло мне в голову.

— Видимо.. всему должно быть объяснение, — он пожал плечами и улыбнулся.


Я почувствовала как что-то внутри меня расползается.


— Кажется, пора собирать урожай, — раздался голос из глубины квартиры. Я услышала трение жгутиков об пол.


Кирилл улыбнулся еще шире, и кивнул, посмотрев за мою спину.


—  Но зачем вам всё это? Почему.. так.. жестоко? — Нечто все больше и больше разрасталось внутри, мне было тяжело говорить.


— Затем. Мы видели что будет дальше. Ваше желание всё подчинять и контролировать не знает меры. Вы даже не представляете, как далеко зайдете, в стремлении высосать все ресурсы из своей планеты, и не только из своей, — рот Кирилла начал потихоньку расползаться, от чего речь становилась невнятнее, — Это ваше наказание, так как быстрого уничтожения вы точно не заслуживаете. А зачем это нам? По счастливой случайности, мы нуждаемся в новом жилище.


— Но к чему тогда была эта записка, если мы изначально были обречены?..


— Это было просто весело. Мы не мало времени наблюдали за вами, и кое-какие черты переняли и у вас. В том числе и получать удовольствие от страданий других.  Жаль конечно что ты забрала записку, придется писать новую.


Внутри всё жгло. Я смотрела в его черные глаза и пыталась вспомнить, попадались ли мне люди с таким взглядом... Возможно, человека два.. или три.. может и больше..


Внутри меня что-то лопнуло. Плети уже заполнили всю меня и им было тесно.

Чертов цветок!


А дальше наступила полная темнота.


Когда я пришла в себя, вокруг было... ничего. Огромное и бесконечное НИЧЕГО.


Уже целую вечность я.. точнее даже не я, а остатки моего сознания находятся в пустоте.


Я ничего не вижу, ничего не чувствую, но моментами кажется что-то слышу. Возможно это просто отголоски моих мыслей.


Я целую вечность рассуждаю о том, каким поступком можно было заслужить такое наказание.

Видимо и правда, я не тот герой, который спасет планету от пришельцев, а моя роль - роль всего лишь жертвы, одной жертвы из большинства.

В целом, я  уже даже смирилась со своей нынешней формой...


Но, если вы вдруг найдете меня, где бы я не находилась..


Пожалуйста.


Спасите меня.

Показать полностью
89

Ассимиляция. Часть 2

Большое спасибо всем за обратный отклик, это очень круто, вы классные!
Извиняюсь за ошибки сразу.

Ассимиляция. Часть 1

Мы молча смотрели друг другу в глаза. То напряжение которое возникло в комнате, можно было почувствовать кожей.

—  Так! Не реви! — строго рявкнул Кирилл. У меня и правда начали наворачиваться слезы. Те черные глаза, и этот знак с цветком четко давали понять, что мы попали во что-то очень нехорошее.

— Но.. что это.. ты ведь сам видел.. Я не понимаю!

— Всему должно быть объяснение.. может мы с тобой клуши невнимательные, может еще что-то.

Было видно что он сам до конца не понимал что происходит, но рациональная часть моего парня старательно отрицала возможность того, что этот цветок появился из ниоткуда.

- Кириииилл, — я уже с трудом сдерживала панику, — Давай пожалуйста уедем отсюда!

Он молча кинул взгляд на разбитый горшок. Затем мой мужчина отодвинув шторку посмотрел в окно, видимо собака там и сидела.


— Хорошо, если ты хочешь, то мы уедем, — он размышлял, как лучше сделать, — Но.. безопасно ли будет сейчас выходить из комнаты? Не спровоцируем ли мы что-то похуже, если будем вести себя странно.. я конечно не верю во все это, но допускаю маленький шанс...


У меня вырвался стон отчаяния.


Без сил я села на край кровати, но тут же вспомнив про третий пункт, залезла на кровать с ногами.


Мне было страшно смотреть на цветок, который в кучке земли сейчас напоминал больше какого-то слизняка, мне было страшно думать про то, что там может быть под кроватью.

Я прикрыла  глаза.. но тут же открыла, почувствовав под собой какое-то движение.


Показалось..


Мысли внутри головы метались.

Можно было рвануть со всех ног и бежать отсюда, но разве не так наступали все нелепые смерти в кино..

Можно проигнорировать все сигналы и понадеяться что это все чья-то глупая шутка, но в таком случае и бездействие может оказаться опасным.


— С другой стороны, — размышляла я уже вслух, — Нам главное не контактировать с Полиной, собакой, и не смотреть под эту чертову кровать, а с утра мы сможем уйти.

— Верно, давай попробуем поспать немного, — Кирилл подошел к двери, и  проверил закрыта ли она.

Я достала из взятого с собой рюкзака плед, так как местное одеяло было решено не трогать, и забравшись на кровать, мы прижались друг к другу.


Уткнувшись в грудь моему парню, я накрылась одеялом сверху, и на какое-то время мне даже показалось, будто всё хорошо.

— Не переживай, я тебя в обиду не дам, — он сильнее прижал к себе.

— А помнишь ты предлагал пожениться?

— Угу, — Кирилл уже засыпал.

— Я согласна.


На тот момент мы наивно полагали, что контролируем ситуацию.


Несмотря на все произошедшее мне удалось уснуть, видимо усталость взяла свое.

Сны были очень мрачными.

Мне снилось как цветок-слизняк пытается залезть в меня, я хватала его руками за липкую тушку в попытках отбросить в сторону, но он все время выскальзывал.

Мне снилось как что-то тянется ко мне из-под кровати, тенью обвивая меня.
Мне снилась хищная пасть собаки у моего лица, с ядовитой капающей слюной.


Мне снилось как Кирилл, вставая с кровати, говорит мне — В коридоре кажется плачет ребенок, я пойду посмотрю, может случилось что-то.

Угу… хорошо, любимый..


Стоп! Или это не сон?!


Хочу крикнуть ему, чтобы он не ходил туда! Остался со мной в комнате!
Но в этот же момент просыпаюсь.


Проснулась вся мокрая.

Глубоко вдохнув и перевернувшись на левый бок, пододвинулась поближе к моему парню.

Когда мне снились кошмары, всегда успокаивало его присутствие, да и в целом мне было очень спокойно рядом с моим Кириллом.

Не дотянувшись до него, я пододвинулась ещё ближе.

И только спустя несколько секунд поняла, что его нет на кровати.


— Кирилл? — мой голос был немного охрипшим после сна, — Ты здесь?


Прислушалась. Тишина…


Приподнявшись, я осмотрела комнату.

Дверь в ванную была открыта, и там было темно, значит его там нет.

Я аккуратно сползла с кровати, и подошла к окну, мельком посмотрев на разбитый горшок. Цветка среди кучки земли не было. Или мне показалось?


За окном, все так же неподвижно сидела возле своей будки собака. Два глаза жутко светились в темноте.

Увидев меня, она опять гавкнула, заставив отскочить от окна.


— Кирюш? — дрожащим голосом звала я, попутно натягивая штаны, уже не надеявшись получить ответ.


Тишина...


— Я здесь…  —  послышался чуть сдавленный шепот.

Инстинктивно дернувшись в сторону голоса, я вовремя остановилась.


Голос был слышен из-под кровати.


Из под той самой.

Чертовой.

Кровати.


Сердце бешено заколотилось.

— Кто ты?

Слезы уже не получалось сдерживать, они текли неконтролируемым потоком по лицу.

— Это я! — голос кажется звучал обиженно.

— Я не верю тебе!

— Что значит не верю? Помоги, я тут кое что нашел, не могу вытащить.


Это был его голос, я всем сердцем рвалась к нему, но головой понимала, что лучше прислушаться к правилам в записке.


—  Это я! —  продолжало разговаривать голосом Кирилла нечто. Я стояла, прижавшись спиной к стене и зажимала рот руками. Это было невыносимо, мне хотелось кричать. Неужели оно сожрало моего Кирилла?


Голос не останавливался.

—  Это правда я! Подойди пожалуйста!


Пауза.


Не дождавшись ответа, оно продолжило.


—  Это правда ты?

Стоп.. На этот раз это был не голос моего мужчины, а мой!


Пустота под кроватью продолжила диалог двумя голосами.

—  Да, это правда я!

—  Как здорово!

Они начали хохотать.

К ним присоединился детский голосок, затем голос какого-то мужчины, и все больше и больше разных голосов вливалось в этот смех, резонируя от стен комнаты и создавая хаос.


—  Заткнись!  —  не выдержав нарастающего шума выкрикнула я, —  Заткнись! ЗАТКНИСЬ!


Кровать подскочила, и затихла.

Наступила тишина. В ушах звенело. Комната казалось пульсировала в такт моему сердцебиению.

Меня трясло так сильно, что было очень сложно хоть что-то попытаться обдумать.

Мысли постоянно ускользали, мной овладел самый настоящий страх.

Но внутри все-таки появился лучик надежды — раз это существо просто копирует голоса, то может в таком случае Кирилл в порядке...


Сейчас передо мной стоял сложный выбор, что же делать дальше.

Записка, точно. Там кажется был чей-то телефон.

Я встала, и на подкашивающихся ногах подошла к тумбочке. Там лежал телефон и злополучный список.


«...свяжитесь со мной 8-9**-***-**-**.»


Мы конечно еще не выбрались отсюда, но вдруг этот человек сможет помочь.

Набрав трясущимися руками номер, и пару раз промазав по нужным цифрам, я нажала на кнопку вызова, но ничего не произошло. Ещё раз. Опять ноль эффекта.

— Черт! Связи нет.. да что же такое!!

Часы на телефоне показывали 5:59. До утра оставалось совсем чуть-чуть, но учитывая что изначально все шло не по плану, вряд ли стоило надеяться на то, что с наступлением рассвета весь этот мрак растворится, и все вернется на свои места.


Сунув записку и телефон в карманы штанов, я вытирая слезы, решила все-таки попробовать выйти из номера. Мой парень явно не собирался возвращаться.


Осторожно открывая дверь, я обратила внимание что ручка двери очень неудобная. Была ли она такой изначально, или что-то изменилось? Ответить на этот вопрос я не смогла.


Выйдя в коридор и наступив босыми ногами на ковролин, я почувствовала неприятное покалывание под ногами.

Ковер был слишком жесткий, да и в целом все в этом доме теперь казалось мне немного другим, непривычным и неестественным, будто под покровом ночи с него сползало всё то, что было привычно.

В какой-то момент мне почудилось что я уже тоже не та, что была до того как переступила порог этого дома, и мысли совсем не мои.

Боясь совсем раскиснуть, я прогнала прочь эти наваждения.


На этаже было темно и неуютно. То самое «неуютно», которое чувствуешь нутром. По сторонам от двери нашего номера располагались ещё три двери других номеров, и больше ничего, по крайней мере ничего что я могла бы разглядеть при плохом освещении.

На первом этаже горел свет, освещая лестницу и кусочек второго этажа.

Снизу послышалась какая-то возня, спокойная, это не было похоже на борьбу.


Затаив дыхание, я направилась к полоске света. Наступала аккуратно, боясь что меня кто-то заметит или поймает, я ведь по прежнему не знала, есть ли кто-то в соседних номерах, и если есть, союзники ли они мне…

Добравшись до лестницы, я еще не видела кто там внизу, зато смогла снова рассмотреть те картины.

Теперь отчетливо было видно, что с ними не так. Хоть на них и были изображены пейзажи с речками, портреты счастливых семей и прочее, все пропорции были нарушены, а цвета подобраны неуместно. Сейчас это было очевидно.

Казалось что мое восприятие менялось, либо же дом уставал показывать окружение таким, как я привыкла его видеть.


Спустившись на пару ступенек вниз, в очередной раз отметив, что деревянные ступеньки под ногами по ощущениям были совсем не из дерева, я остановилась.

Дальше спускаться было рискованно, кто бы не находился на первом этаже, я не хотела быть замеченной.

Присев на корточки и наклонившись, сначала я увидела двери номеров. Три двери были открыты, и в каждом стояло по мужчине. Не могу сказать, кому какой почерк принадлежал, но явно это были они.

Они выглядели вполне естественно, но стояли неподвижно, не обращая на меня внимания и смотря в одном направлении.

Мне пока не было видно того, на что уставились мужчины.


Раз они на меня не реагируют, я рискнула спуститься еще пониже, и заглянула в ту часть где стоял диван с креслами.

От увиденного меня чуть не стошнило.

Мне пришлось собрать всё свое самообладание в кучу, чтобы не закричать и не упасть в обморок, мне это удалось.
Но тело меня плохо слушалось.

Я все-таки оступилась, скользнув ногой еще на ступеньку ниже.


Замерев в неудобной позе, я напряглась, ожидая что привлекла внимание. Но абсолютно никто на меня не среагировал, мужчины так и продолжали смотреть в одну точку.

К счастью, там внизу было не до меня.


К несчастью, там был мой Кирилл и Полина.

Показать полностью
163

Фредди 6.3

Фредди 6.3 Крипота, Мистика, Хороший мальчик, Черный юмор, Стереотипы, Фанфик, Длиннопост, Авторский рассказ

Фредди 6.2

Фредди - 6 часть -1


------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------


Джерри уже давно закончил закапывать ящик. Припопорошив ветками и мхом откинутую крышку, так чтобы она не бросалась в глаза, он спрятался в кустах и сидя на детском спальнике вздрагивал от каждого шороха. Хоть он и находился, сейчас, под защитой Зубастика и ловушек расставленных, но всё равно было страшно. А ещё, очень хотелось есть. Вон - Зубастику хорошо: ест всех. Ему бы, Джерри, так. Он оторвал пару листочков с ветки и попробовал пожевать. Тьфу! Слишком горькие и теперь, ещё, пить захотелось.


Тут, Джерри услышал чьи-то шаги и замер, стараясь себя не выдать. Они с Фредди, уже так обожглись один раз. Повели себя беспечно — на них набрёл вожатый и предложил вывести в безопасное место, обещая еду и горячий шоколад. Он был такой убедительный — дяденька в очках. Так беззащитно улыбался, рассказывая, что у него в лесу есть тайное укрытие, там у него спрятаны игрушки, еда и рация.Рассказывал, что оттуда можно будет попытаться вызвать помощь или хотя бы переждать опасность. Он называл себя Харви и добродушно протягивал к ним свои руки.


Джерри ему уже совсем поверил, мысль о горячем шоколаде была такой вкусной, но Фредди достал обрез. Джерри попытался остановить друга. При виде оружия, вожатый Харви бросился наутек, но попал в одну из ловушек. Как он кричал. Называл их бессердечными чудовищами, клялся, что всего-лишь хотел помочь. Фредди натравил на него Зубастика. Джерри плакал, ему в тот момент, казалось, что Фредди сам стал злодеем и убивает невинного человека. На его глазах, Зубастик вцепился в лицо вожатого Харви. Потом Фредди пошарил у него в карманах и показал Джерри несколько пар окровавленных детских трусиков.


— Вот с ним, ты хотел идти? Ручаюсь, эти дети ему тоже поверили. Ну ничего, Зубастик не оставит от него даже косточек. Жри Зубастик!


С того момента Джерри потерял всякую веру во взрослых.


Шаги были все ближе.


— Зубастик -Фас! — шёпотом приказал Джерри.

Чавканье в кустах неподалёку затихло, но ненадолго. Кажется, Зубастик не счёл приближающегося достойной добычей.


— Джерри, это я — послышался тихий голос и мальчик облегчённо выдохнув выглянул из кустов. Фредди зачем-то притащил горшок.


— Лучше бы еды — вздохнул Джерри, он увидел в горшке только золотые монеты.


— Печенье, ещё осталось, — утешил его Фред. Он выгреб горсть монет и высыпал их в ящик.


Потом, они сидели в кустах, разделив пополам последнюю пачку и бутылку воды.


— Плохо жить без еды, — вздыхал Джерри. — Может, сделаем вылазку в лагерь?


— Сначала дождёмся хозяина монет. Крепись Джерри! Представь, что ты американский солдат на задании.


— Ага. Наши солдаты таких тягот и лишений не несут. Я читал в одном журнале, что американский солдат должен питаться регулярно - не менее пяти раз в день. Голодный солдат сражается плохо и теряет свой боевой потенциал. Там даже пример приводился: однажды в Ираке вовремя не завезли свежих гамбургеров и целой роте, из-за случившегося стресса, потребовалась психологическая помощь.


— Тихо! — шикнул Фредди навострив уши. — Он идёт!


Джерри так испугался, что инстинктивно прикрыл ладонями рот.


— Золото! — донесся до них визгливый голос — Моё драгоценное золото! Выходи — сраный пацан и отдай его мне!


Лепрекон бежал через лес, ориентируясь по путеводным золотым монеткам, которые раскидывал для него Фред. Каждую монетку он поднимал с земли, бережно отряхивал и прятал в карманах своего зелёного камзола.


— Я вырву твои кишки и намотаю на локоть! — клялся он. Золотая нить Ариадны привела его к яме под небольшим холмом. Он заглянул туда и увидел внизу целую россыпь.


— Мерзавец! — пробормотал Лепрекон после чего произнёс в рифму:


— Сначала, золотом займусь,

— А после с Фредди разберусь…


Он спрыгнул вниз и кряхтя принялся собирать монеты.


— Ублюдок! Падла! Гадкий вор!

— Тебе озвучу приговор!


— доносилось из ямы. Увлекшийся Лепрекон не услышал как к нему подошли дети.


— Фредди не вор! Фредди в долг взял! — послышался сверху возмущённый голос Джерри и Лепрекон в удивлении поднял голову.


— Возвращаю твоё золото! — звонко крикнул Фред и высыпал на голову остолбеневшего монстра последние золотые монеты. Лепрекон от неожиданности растерялся, промедлил и в довесок пребольно получил по голове чугунным горшком.


— Давай Джерри!!!


Мальчики схватились вдвоём за край замаскированной крышки и захлопнули сейф. Фредди, навалившись сверху, быстро покрутил дисковый замок и Лепрекон оказался в ловушке.

Мальчики переглянулись с облегчением.

Через несколько мгновений Лепрекон пришёл в себя и разразился самыми грязными ругательствами,которые только знал. А знал он их очень много. Он только сейчас понял, что из железного сейфа ему не вылезти. Дети присели на корточки и с восхищением слушали.


— Ого! Сколько он слов незнакомых произнёс, а что такое Мордофиля?! — спросил Джерри.


— Наверное, что-то на еврейском. Может быть, заклинание. Только, пока он в ящике его власти над нами нет — пожал плечами Фред.


— Есть хочется — пожаловался Джерри.


— Да. Его можно долго слушать, но нам некогда — согласился мальчик.


— Эй Лепрекон! Мы тебя поймали и теперь ты нам должен три желания! — крикнул он так чтобы Лепрекон его точно услышал.


— Да пошли вы! — отозвался Лепрекон.


— Мы-то пойдём, а ты тут останешься и никто тебя не найдёт, пока ящик не сгниёт. А он будет гнить очень долго. — сообщил Фредди.


— Мне насрать! Я бессмертный — могу себе позволить! Паршивые дети! Чтоб вы сдохли!

Фредди помолчал потом поинтересовался:


— Лепрекон, а ты слышал про медного быка? Было такое развлечение в древности. Жертву запирали в туловище медной статуи и разводили под ней огонь. Когда бык разогревался до определённой температуры, жертва начинала кричать. Эхо разносилось внутри статуи и бык начинал реветь…


— Ты на что паскудник намекаешь? — перебил занервничавший Лепрекон.


— Ты просто ещё не оценил все возможности нашей ловушки. Под ней, внизу расположены нагревательные элементы. Мы будем тебя потихоньку нагревать, пока ты не заревёшь как тот бык, — объяснил Фредди.


— Упыри! Садисты! Налакаются колы, а потом над карликами издеваются! Это не гуманно! У вас вообще совести нет?!! Побойтесь бога!


— Три желания! — потребовал Фред.


— Два! — принялся торговаться Лепрекон.


— Четыре! — возразил Фред.


— Вот суки! Ладно три!


— Каждому! — возмутился Джерри.


— Идите на…


— Хорошо. Переговоры зашли в тупик. Джерри разогревай — смиренно вздохнул Фредди.


— Стойте! Не надо! Я согласен! — перепугался Лепрекон.


Фредди зловеще улыбнулся. Пленник повёлся на блеф. Никакого нагревательного устройства под сейфом не было. Теперь следовало приступить к выбиванию нужной информации.

——————————————————————————————

Самуил Гранди привёл свою шайку в центр парка аттракционов. Туда охотники приносили своих умерщвлённых жертв или их останки демонстрируя свою работу Шолотлю и его жрецу клоуну Рэнди.

Шолотль представлял собой человеческий скелет высотой - около десяти метров. Вместо одежды вокруг него вился густой тёмный туман. Шолотль сидел по-турецки и развлекал себя перебирая человеческие останки . Рэнди и его несколько прислужников, в костюмах пушистых зверей крутился подле него. Он благодарил охотников за жертвы и благословлял на удачную охоту. Шолотль молчал. За него говорил Рэнди.


Началась перепалка. Самуил требовал гарантий, что когда охота закончится, охотников не заставят драться между собой. Рэнди, косясь на своего повелителя, прикладывал руку к груди, напротив сердца и клялся, что договор не будет нарушен.


— Вы убьёте всех жертв и можете быть свободны. Стены мёртвых падут, а мой господин выберет своего чемпиона! — говорил он.


— А гарантии где? — возмущался Самуил, — гарантии:слово клоуна?


— Лучше — слово пацана! Зуб даю! Мамой клянусь! Вы бы вместо того, чтобы рассуждать объединились и уже прикончили гнусного Фредди.


Сандей, стоявшая в отдалении, мрачно улыбнулась, когда охотники услышав о Фредди завопили от ненависти.


— Он подлая тварь!


— Он убил Слендера!


— Он завалил моих друзей, а меня пнул под жопу так больно, что до сих пор болит!


— Он кинул в оборотня Джека какой-то порошок и Джек зачесался насмерть. Я видел — это было ужасно!


— Он непобедим! Не пойдём на Фредди! Фигу!


Шолотль недовольно пошевелился и Рэнди тут же отреагировал:


— А ну тихо! Вы убийцы или слюнявые фрики? Какие же из вас кровососы и упыри — посмотрите на себя! Совсем молодёжь обленилась! Работать не хотят, только всё в интернете сидеть и в танки играть! Боже, Америка — куда ты катишься? За Фредди назначена награда от Сатанинского банка! Вам, чего уже деньги не нужны? Деньги огромные! Это ли не честь, убить самого страшного врага Сатанинской церкви? А?


Охотники бурча затихли.


— Не хотите Фредди убивать - так и не надо! — продолжил Рэнди. — Я, признаться, на молодёжь и не надеялся. Я сам, подстраховался и уже отправил прикончить мелкого недоноска своих лучших охотников. А вы отдыхайте, добивайте дичь послабее, раз у вас на маленького мальчика зубки не выросли. Ешьте,пейте, гуляйте — Фредди мне доставят самые лучшие охотники.


Сандей, услышав эти слова, нахмурилась.

——————————————————————————-

— Ничего у вас не получится. — хихикал запертый Лепрекон. — Если убьёте всех охотников, заклинание бога никогда не рассеется и вы до конца своих дней останетесь туточки. Таковы правила установленные Шолотлем — жертвы должны все умереть.


— Но ты можешь нас воскресить, если мы пожелаем? — спросил у него Фредди.


— Не могу, хоть убейте. Тут на все воля Шолотля. В этих границах старого кладбища он властелин жизни и смерти.


— Врёшь рыжий! Джерри, давай разогреем его?


— Клянусь своим золотом! Я не могу преодолеть волю Шолотля, но вы можете пожелать что нибудь другое! — завопил Лепрекон.


— Например?


— Удачу! Я могу дать вам дьявольскую удачу! Я сам не знаю как она сработает, но она у меня лучшая в мире!


Джерри в раздражении пнул ком земли и набросился на друга с упрёками:


— Вот и ради этого мы столько вынесли? Ради удачи? Еды нет! Ходим грязные! Всего боимся. Тащили этот ящик - хрен знает откуда и толку-то? Линда погибла! Саймон пропал! Нам только и осталось, что вернуться в лагерь, заблеять словно овечки и просить лёгкой смерти!


— У нас есть по три желания и этого немало, — отозвался Фредди.


— Окей! Желания! Лепрекон — я хочу, чтобы тут появился спецназ США. Человек триста! Выполняй!


— Не могу. Стены мёртвых блокируют такую возможность. Я также не могу переправить вас на ружу, — отозвался Лепрекон.


— Видел! — у Джерри случилась истерика — Он ничего не может! Нам конец! Господи — моя мамочка! Я больше не увижу тебя и папу!


— Заткнись Джерри или я тебя ударю! — огрызнулся Фред.


— Да бей! Лучше ты меня сейчас убей, чем в лапы этих уродов! Ты видел как они над детьми издевались. Это немыслимо! Где же бог, когда он так нужен? Зачем мы ходим в церковь? Его же нет! Бога нет — Фредди, раз он позволяет случится подобному! — Джерри рыдал. У него разом пропали все силы. Он только хотел одного, чтобы этот кошмар наконец закончился.


При мысли о родителях у Фредди зачесались глаза. Он вытер их и побрёл к схрону где было спрятано оружие. Он устал от паникера и нытика Джерри и решил совершить очередную вылазку в лагерь за едой, чтобы его друг хоть немного успокоился.


— Фредди. Саймон пришёл. — услышал он позади себя и оглянулся. К Джерри подкрался толстяк Саймон Дженкинс. Он шёл неслышно и молчал. Одежда превратилась в лохмотья. Обуви не было. Глаза закатились. Тело было покрыто грязью и засохшей коростой. Саймон уже не очень походил на живого человека.

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Так же мои истории прочитать тут - https://vk.com/public194241644

Показать полностью
112

Ассимиляция. Часть 1

Начитавшись переводов @dzubeikibagami, в голове мелькнула шаловливая мысль, а не попробовать ли мне что-то написать в данном жанре.

Я не писатель, а больше просто читатель, поэтому выкладываю на вашу оценку данный кусочек рассказа, чтобы определиться, стоит развивать данную историю или нет (будем откровенны не для себя же я пишу это :) ).


Моя история начиналась весьма посредственно.

Мы с Кириллом собирались в наш первый отпуск. В этот самый отпуск меня очень настоятельно выпроводил руководитель нашей компании, после того как я подошла к нему с просьбой выплатить компенсацию деньгами, и попыталась убедить что я совсем не устала и отдыхать мне совсем не хочется. Он тогда еще очень сочувственно посмотрел на меня, покачал головой, и кивнув в сторону окна сказал: Жизнь там, а не здесь. Поэтому подумай пожалуйста еще раз.


Собственно, после этого я села и подумала. Мой парень неожиданно стал настаивать на отдыхе, добавив что пока есть возможность подгадать с датой, он тоже сможет взять отпуск и мы куда-нибудь съездим.


Итак, мы собираем вещи в наш первый совместный отпуск.


— Ты правда не против заехать к моим родителям на пару дней? — решила еще раз уточнить я, сев на диван напротив моего обожаемого мужчины.

Он молча сложил футболку, положил её в сумку, так же молча перевел на меня взгляд.

—  Да, я правда не против. Нет, мне не будет некомфортно. Да, я понимаю что меня впрягут что-то делать по дому. Нет, мы не сможем задержаться на подольше. Да, да, нет, нет, да, да…

Я уже хохотала во всю, так как Кирилл при этом очень смешно кривлялся. Так и проходили наши будни — он смешил меня, а я смеялась.

—  Люблю тебя.

—  И я тебя люблю, — ответил он мне с нежной улыбкой.


После того как все вещи были собраны, мы погрузились в машину и тронулись. Дорога предстояла длинная.

Первые пять часов в пути шли чудесно, мы слушали музыку, разговаривали, я любовалась природой вокруг, но уже ближе к вечеру стала заметна усталость Кирилла.


—  Кирюш, давай я поведу до гостиницы?

—  Неее.. чуть-чуть осталось же, — он кинул взгляд на навигатор, — Пол часа и на месте будем.

Зазвонил мой телефон.

—  Алло?

—  Здравствуйте, вас беспокоят с гостиницы "Незабудка", Ольга?

—  Да, это я.

—  Прошу прощения, но у нас возникла небольшая накладочка в системе бронирования, к сожалению ваш номер был забронирован раннее.

—  Но... мы же вчера с вами согласовывали бронирование!

—  Приносим свои извинения...

—  Ладно.. у вас есть другие номера?

—  К сожалению все номера заняты. Всего доброго.

—  Постойте!..


Гудки...


Я от злости зарычала. Кирилл бросил на меня взволнованный взгляд, свернул с дороги и остановился в небольшом кармашке.

—  Ну.. Я так понимаю, нам придётся пилить всю ночь до твоих родителей? - он откинулся на спинку и потёр переносицу,  —  Глаза устали.. да и задница квадратная.


Я окинула взглядом местность вокруг, в надежде найти хоть какое-то место для ночлега, но увы.. вокруг был лес, тёмный и непроглядный лес.

Я предложила ему переночевать в машине, или сесть самой за руль, на что мой мужчина отшутился - оба варианта не очень то и надёжны.


И вот, мы уже второй час едем по ночной дороге, разговаривать особо не хочется, да и музыка начала раздражать.

Стараясь не уснуть, я краем глаза следила за Кириллом, но он вроде держался молодцом. За эту стойкость я его и люблю.

Улыбаясь своим мыслям, я краем глаза уловила движение справа от нас. Что-то мелькнуло в темноте.


—  Постой!


Кирилл послушно съехал на обочину и вопросительно посмотрел на меня.

—  Там что-то было.. Сдай назад.

Это была табличка у дороги. Подсвечивая фонариком, я подошла поближе. Гостиница. Круглосуточно. И стрелка, в сторону съезда.

—  Кирюш! Домашняя гостиница, поехали туда, может у них места найдутся.

Он на секундочку замялся, но видимо усталость и нежелание ехать по неосвещенной дороге взяли верх.


Мы потихоньку поехали по не асфальтированной дороге в глубь леса, куда показывала стрелка.

Спустя пять минут езды по колдобинам, на нас начало накатывать отчаяние и разочарование в лживой табличке, но повернув  по дуге направо, из-за леса обнадеживающе выглянул фонарь, освещающий двор небольшого домика.

Подъехав поближе, мы в свете фар увидели табличку «ГОСТИНИЦА» на воротах, но сам въезд был закрыт.

Неудивительно, часы в машине показывали 00:32. 


Только мы вышли из машины, и собрались искать калитку, чтобы дать знать о нашем приезде, как входная дверь отворилась, и навстречу нам вышла женщина. Зевая и кутаясь в кардиган, она крикнула нам:

— Вы переночевать хотите, или заблудились?

На что мы ей дружно ответили — Переночевать!

Тогда неспешной походкой она подошла к воротам и сняв цепь с замком, отворила их, рукой приглашая нас проехать на парковку.


Мы поставили машину рядом с единственным припаркованным универсалом, больше машин здесь не было. Я тогда еще отметила про себя, что возможно это не самое популярное место.


Наконец-то мы внутри. Это небольшое двухэтажное здание, с далеко не новым ремонтом, но обстановка была довольно уютная.

Я бегло осмотрелась вокруг — на первом этаже несколько дверей, некоторые пронумерованы, а некоторые нет, камин, слегка потрепанный диванчик с креслами, массивная деревянная лестница на второй этаж, и картины.

Взгляд задержался на картинах чуть дольше, что-то в них меня смущало. Казалось это были обычные пейзажи, портреты, но мой уставший мозг отказывался разбираться, что именно в них не так.


Дав себе обещание, что рассмотрю их потом, я перевела взгляд на женщину встретившую нас. Она была администратором в гостинице, и представилась Полиной.

Выглядела Полина хоть и хорошо, но чуть старше, чем мне показалось сначала, легкая сеточка морщин уже проявлялась на её лице. У неё были длинные светлые волосы, собранные в тугую косу, и черные глаза. Очень черные, неестественно.

Но я так устала на тот момент, что и этому не придала значения.


—  Ваш номер на втором этаже, шестой,— администратор записывала наши данные в журнал, — Сегодня с утра там была плановая уборка, все нужное, полотенца и халаты, найдете в шкафу. Расплатитесь при выезде. Вас проводить?

Она протянула ключ, с прицепленным к нему ярлычком. Мы отказались от сопровождения.

—  Если захотите позавтракать, дайте знать, — сказала Полина нам вслед, и более тихо добавила — Возможно даже будет завтрак…


Услышав последнюю фразу, я остановилась на лестнице и обернулась.  Полина смотрела нам вслед и улыбалась. Неестественно, натянуто, слишком щуря при этом глаза.

—  Что такое?

Кирилл остановился чуть выше по лестнице.

—  Нет, ничего… — я покачала головой и пошла дальше.


Номер был не большим, без излишеств, но главное что в нём была кровать и душ.

Немного поспорив, кто же первый пойдет в душ, Кирилл вполне справедливо отвоевал первенство, мотивируя тем что он водитель. Я в свою очередь осматривала комнату.


Вид из комнаты был на задний двор, ничего особо примечательного там не было, разве что будка во дворе, прямо под нашими окнами, а рядом на цепи сидела собака.

Странно что мы её сразу не заметили.

Собака сидела неподвижно, задрав голову и смотрела прямо на наше окно, я не смогла разглядеть что это за порода, но отчетливо видела два мерцающих глаза.

Встретившись со мной взглядом, собака вздрогнула и громко гавкнула. Я поспешила отойти от окна, задернув шторы и постаралась выкинуть все странности из головы.

Кирилл мне часто говорил, что я слишком впечатлительна и внушаема.


Продолжая дальше изучать комнату, я добралась до шкафа, и обнаружила внутри два полотенца и простые гостиничные халаты. Мой мужчина молодец, ушел в душ и ничего с собой не взял.

—  Котик, я полотенце и халат принесла, — заглянула я в ванную комнату полную пара,— Оставлю возле раковины.

— Угу, спасибо, — послышался ответ сквозь плеск воды.


Скинув с себя уличную одежду и закутавшись в халат, я по привычке сунула руки в карманы. Пальцы наткнулась на скомканную бумажку. Я несколько секунд смотрела на неё у себя в руках, а потом выронив на пол, поспешила снять халат побыстрее, видимо за чистотой вещей здесь все-таки не следят.

Натягивая на себя футболку, я наклонилась к полу, чтобы достать упавший клочок, и почти заглянув под кровать, подскочила от неожиданности. Кирилл вышел из ванны, бодрый и полный сил.

— Напугал! — укоризненно глядя на него, я нащупала комок бумаги и достала его, — Удивительно как на тебя влияет душ, кажется ты снова готов сесть за руль. А… да.. и сними лучше халат, кажется они их не стирали..

—  Фу..  — халат тут же полетел в дальний угол комнаты, — Олька, ты чего там делаешь?

—  В кармане что-то нашла, — я встала и стала разворачивать бумагу, — Не уверена что стоит это делать, но любопытство берёт верх.


Это был список, с пронумерованными пунктами, затертый, но всё же читаемый. На первый взгляд было очевидно то, что писали его разные люди, так как цвет ручек был разный, да и подчерк периодически менялся.

—  Если увидите на окне цветок, значит началось, — прочитал первый пункт мой парень, и мы синхронно повернули голову в сторону окна. Цветка там не было.


2. Не контактировать с собакой. (Тут подчерк сменился) Если все-таки контакт был, немедленно её убить.


3. Ни в коем случае не смотрите под кровать. если посмотрели, закройтесь в ванной, и молитесь что оно про вас забудет.

Пробегая глазами по этому пункту, я вздрогнула, вспоминая как чуть не заглянула туда. Хоть я и не знаю что там, да и в целом эта записка казалась бредом, но холодок по спине пробежал.


4. Когда администратор позовет вас ночью, не окликайтесь.

Подчерк опять сменился.

Если вы все-таки вышли на зов, не соглашайтесь на чай и ничего здесь не ешьте. Пути назад не будет.


5. Она не сможет тронуть вас на вашей территории.


6. Не пытайтесь её убить. Дождитесь утра, бросайте всё и бегите. Если получится, свяжитесь со мной 8-9**-***-**-**.


— Что за чушь.

Кирилл подошел к окну, и отдернув в сторону шторку, посмотрел на улицу

— А собака и правда странная.. она смотрит прямо на нас.

— Знаешь, мне и Полина показалась странной.. она так улыбалась.. Кирилл, мне тут неуютно.

— Давай просто ляжем спать, дождемся утра, и уедем отсюда. Все будет хорошо.


Он с силой задернул шторку, задев при этом цветочный горшок на подоконнике, который с грохотом разбился об пол.

Показать полностью
41

Зов

Худой, невзрачный отец и маленькая дочь. Их связывали не только узы родства, но и общая тайна…


Весна в этом году выдалась ранняя, но непривычно холодная: последние дни мая вместо солнца и тепла обжигали северным ветром и бесконечным дождём. Этим вечером худой невзрачный мужчина торопливо шёл по улице. Капюшон его тёмной куртки почти закрывал бледное остроносое лицо, сгорбленная спина и усталая походка выдавали возраст, руки оттягивали два больших пакета с продуктами, среди которых позвякивали бутылки.

Рядом по мокрому после дождя асфальту шаркала старыми ботинками грустная девочка лет десяти. На ней была надета не по росту большая розовая куртка, светлые постриженные в каре волосы вздрагивали в такт её шагам. Опустив голову, она неторопливо шла рядом с мужчиной, и по тому, как время от времени девочка останавливалась, то перепрыгивая через лужи, то заглядывая в окна первого этажа дома, мимо которого они проходили, было заметно, что ей совсем не хотелось идти.

Она демонстративно вздыхала, отставая, и делала это нарочно. Мужчина, не оборачиваясь, прикрикнул на неё:

«Рита, где ты там застряла? Догоняй!» ― ей невольно пришлось ускорить шаги.

―Па, иди помедленнее, не спеши, я хочу погулять… ― ныла она, особенно не рассчитывая, что отец её послушает.

― Уже нагулялась, и так целыми днями проводишь на улице, пока я работаю. Опять школу пропустила? Лучше бы мне помогала или хотя бы ужин приготовила.

― Из чего готовить-то? Дома совсем не осталось продуктов, сам же все деньги спустил на это, ― она догнала отца и кивнула на пакет с бутылками, ― а в школе я была, не придумывай, если не знаешь. Па, ты же обещал купить мне ноутбук, опять «забыл»?

Он смутился.

― Я же не миллионер, где мне взять столько денег?

Девочка сверкнула на него тёмными выразительными глазами и фыркнула:

«Ещё неделю назад они у тебя были, сам хвастался. Говорила же, покупай. У нас у всех в классе есть, знаешь, как мне стыдно?»

Отец побледнел и встряхнул руками, отчего бутылки зазвенели ещё громче.

― Ладно, завтра, нет, сегодня же будет у тебя компьютер. Напридумывали разной ерунды, вот когда я учился в школе, мы о таком даже не слышали. И всё было нормально.

Девочка ехидно засмеялась:

«Ой, не смеши меня, ты ― и в школе? Да ты там и дня не провёл, всё я про тебя знаю. Мне мама рассказывала…»

Отец развернулся к дочери, и его глаза вспыхнули неприкрытой ненавистью.

― Не напоминай мне о ней, знаешь же, что я от этого теряю контроль над собой. Никогда не прощу эту тварь, мать называется: бросила малышей совсем крошками, ты одна у меня только и выжила… ― его плечи ещё больше сгорбились.

Девочка подошла к нему и погладила рукав его старой куртки.

― Ладно тебе, па, не думай об этом, я просто так сказала, не со зла. А что ты принёс? Печенье купил, а конфеты? ― Рита быстро перевела разговор, не желая, чтобы очередной припадок случился у отца прямо среди улицы.

― Дурочка, тебе не о сладостях надо думать, а о нормальной еде. Сейчас придём домой, что-нибудь приготовлю, ― голос отца звучал уже спокойнее, и, чтобы нечаянно не сболтнуть лишнее и не расстроить его, оставшуюся дорогу Рита промолчала.

Они вошли в квартиру на первом этаже старой пятиэтажки. Стоило только открыть дверь, как из комнаты пахнуло сыростью и отвратительными запахами, просачивавшимися из вечно полузатопленного подвала. Окна были наполовину заклеены старыми газетами, на давно некрашеном полу лежали два матраса с подушками и свёрнутыми одеялами, служившие им кроватями. У стены стоял стол с настольной лампой и небрежно сваленными на нём учебниками. Пара обшарпанных стульев, несколько вешалок с одеждой на противоположной стене ― вот и вся убогая обстановка квартиры, доставшейся им после бегства мамы…

Рита сняла куртку, ловко закинув её на крючок в прихожей и, не разуваясь, побежала на кухню, отобрав у отца тяжёлые пакеты. Она забросила их на кухонный стол и с любопытством засунула нос внутрь.

― О, мои любимые колечки! ― радостно пропела, разорвав бумажную упаковку, насыпав в миску любимое лакомство и заливая его молоком из открытого пакета.

В коридоре ругался отец, значит, снова споткнулся о брошенный под зеркалом рюкзачок. Рита ухмыльнулась, приготовившись выслушать очередную порцию наставлений. Но их не последовало. Отец прямо в куртке прошёл в комнату и опустился на матрас, обхватив голову руками.

Девочка тут же перестала есть и подошла к нему.

― Что, плохо тебе, а зачем тогда пьёшь? Сколько говорила, только хуже будет… ― в её строгом голосе звенели жалобные ноты. Она села рядом и, взяв его холодную руку с длинными, как у музыканта, пальцами, нежно её погладила.

Отец повернул к ней своё вытянутое, остроносое лицо и посмотрел в большие круглые, так непохожие на его чёрные, глубоко посаженные глаза дочери.

― Что ты понимаешь? Это становится просто невыносимым, только жидкая отрава и помогает мне немного забыться и терпеть. Но долго я не протяну, если бы ты знала, как меня тянет уйти и больше не возвращаться сюда…

Рита со всей силы ударила его по руке, которую только что гладила.

― Нет, ты не можешь меня бросить! Я не хочу попасть в детский дом, ребята в школе такое о нём рассказывали… Папа, не уходи, ― жалобно добавила она, уткнувшись носом в его плечо.

Он осторожно погладил её по светлым волосам.

― И в кого ты такая беленькая, никогда в нашем роду не было ничего подобного, а, красавица моя? Думаешь, мне хочется оставлять тебя одну? Я буду сражаться с собой до последнего, но ты должна быть стойкой и готовой к любой беде, иначе не выжить.

Девочка вытерла слезинку со щеки и кивнула, шмыгнув носом. В этот момент отец вздрогнул, и его глаза испуганно расширились.

― Не сейчас, пожалуйста, ― еле успела прошептать Рита, но было поздно молить неизвестных богов об отсрочке. Рано или поздно это должно было случиться, и никто сейчас не мог помочь ей остановить неизбежное.

Девочка смотрела на пустую одежду отца и не смогла даже заплакать. Его потёртая куртка зашевелилась, и из-под неё выскользнула большая худая крыса, она скользнула взглядом по ребёнку, повела длинным носом, словно принюхиваясь, и побежала, шурша голыми лапами, к стене, терпеливо ожидая, пока Рита снимет кусок плинтуса.

Крыса шмыгнула в открывшуюся «нору» и исчезла, оставив дочь терпеливо ждать её возвращения. Не прошло и пяти минут, как животное снова выскочило в комнату, и Рита привычно пошарила в «норе». На этот раз там оказался довольно плотный целлофановый пакет, целиком не пролезавший в отверстие.

Маленькая детская ручка справилась с этой задачей ― разорвала его и вытащила несколько перевязанных резинками, плотно набитых пачек с купюрами.

― Ого, как много! Нам этого надолго хватит, пап! ― её голосок, старавшийся казаться весёлым, дрожал от страха.

Сидевшая рядом крыса посмотрела на ребёнка и, словно ободряя, ткнулась носом в ладонь. А потом шмыгнула под плинтус.

― Он уже не вернётся, никогда… потому что не в силах преодолеть Зов. Слишком часто перекидывался, вместо того, чтобы, как все, устроиться на работу, только и делал, что воровал и таскал домой деньги. Говорила же ему ― это плохо кончится, ― она всхлипывала, размазывая слёзы по лицу, ― и что мне одной теперь делать?

Наплакавшись вволю, Рита посидела ещё немного у «норы» и решила пока её не закрывать. А вдруг? Она положила деньги на стол и пересчитала. «Много. Этого хватит, чтобы продержаться целый год, оплатить счета, а потом ― будет видно… В школе до меня никому нет дела, а соседям и подавно. Может, они и не сразу заметят, что папы всё время нет дома. В конце концов, наплету что-нибудь, это я умею…»

Вернувшись на кухню, девочка доела свой нехитрый ужин. Выключила свет, подошла к окну и, отодвинув край газеты, стала смотреть на пустынную улицу. В большинстве домов уже зажгли свет. Она представила, как незнакомые люди за окнами ужинают и разговаривают друг с другом, кто знает, возможно, даже смеются. Им хорошо, они не знают, что такое настоящее отчаяние и одиночество, а ещё страх, что однажды Зов может проснуться и в ней.

Рита тряхнула светлыми как лён волосами.

«Не проснётся, если я не буду, как отец, делать глупости. Я ― сильная и умная, не такая, как они. А для начала ― никакого ноутбука, обойдусь и мобильным. Деньги надо экономить».

Девочка вернулась в комнату, с грустью посмотрев на чёрный провал «норы», и без колебаний закрыла его куском плинтуса. Горько вздохнув, она подошла к столу. Неяркий свет лампы осветил учебники и тетради, Рита подвинула к себе стул и, сев на него, сказала себе:

«Надо держаться, никто не должен знать, что я осталась одна. Посмотрим, что там нам задали на сегодня…»

Показать полностью
156

Пенсия. часть -1

Пенсия. часть -1 Авторский рассказ, Мистика, Крипота, Деревня, Видео, Длиннопост

Высокий старинный двухэтажный особняк из красного кирпича, одной стороной своей выходил на сельский карьер и, казалось, нависал своей махиною над крутым обрывом, а другая сторона его, с фасадной части, захватывала приличный кусок сельской улицы, заставляя дорогу угодливо перед собой изгибаться. Да что там дорога. Все соседние дома, по той улице, строились исключительно ориентируясь на этот особняк. Стояли смирными рядками, словно крестьяне перед дородным барином, почтительно ломая шапки. До революции, этот особняк принадлежал купцу Ефремову. Хороший, крепкий был дом. Лучший в Липовке. Ничего его не брало, ни новая власть, не немецкая оккупация, только в 90-х, покачнулось было его былое могущество, но и тут сметливые сельчане быстро нашли выход из положения.


Ранним утром, возле особняка появились две пожилые женщины.У каждой в руках было по обьёмистой плетеной корзине накрытой сверху платком. Они, некоторое время постояли перед входом, заглядывая в окна первого этажа, потом перекрестившись, одна из них открыла незапертую входную дверь.


— Здравствуйте, я ваша соседка, Марья Антоновна! Вы, там, одеты?


Её голос и бесцеремонность изрядно смутила Николая Ивановича, ночевавшего в коридоре на скамье. Он, едва только успел спрятать в валенок найденную им накануне початую бутылку водки.


— Да. Здрасьте, я… Тут... — Николай Иванович спрыгнул со скамейки, опасаясь, что женщина явилась за бутылкой.


— Ой, мы к вам познакомиться. По соседски. Я и Лукерья Ильинична, — женщина перекрестившись ещё раз, зашла в дом. Позади маячила другая. Николаю Ивановичу было плохо видно. Свет от лампочки в коридоре был совсем тусклый.


— Стало быть, вы теперь, здеся, жить будете?


— Выходит так. Квартиру уступил, мне и предложили. В качестве компенсации, — простовато развёл руками Николай Иванович.


Квартиру предложил ему поменять один крупный предприниматель, выходец из этих мест. Николай жил один и потихоньку спивался. Трёхкомнатная квартира в Москве, единственное, что держало его на плаву не давая окончательно присоединится к разномастной и безликой армии бомжей. Он и подумать не мог, что предприниматель предложит ему такие роскошные хоромы. Прошлым вечером, едва только приехав, он в восхищении обошёл все комнаты старинного особняка и не найдя в себе силы лечь на панцирной кровати украшенной латунными набалдашниками устроил себе скромное лежбище в коридоре постелив для тепла старые фуфайки.


— Ой, ну и хорошо. Разве в городе жизнь? Вот у нас на селе настоящая жизнь. Верно Лукерья? — засмеялась Марья. — Да вы не стесняйтесь…Мы, уж за Ефремовскими палатами приглядывали. Все знаем, где что, в лучшем виде. И прибирались, и за электричество оплачивали.


— Э...Спасибо. Я, вам что-то должен? — Николай стыдливо подтянул семейные трусы.


— Ну, что вы. Мы же это не ради денег. Дом-то хороший, а Гришеньке, все тут жить недосуг. Вот и получается, что помогаем по соседски.


Она наконец обратила внимание, что новый хозяин не одет:


— Вы бы уж надели штаны-то...Как вас по батюшке? А мы вам вот гостинцев принесли, на первое время. В качестве знакомства. Магазин-то закрыт, где вы сейчас еду-то купите?


— Иванович...Николай… Только, у меня сейчас с деньгами…


— Да, что вы всё про деньги, — махнула рукой Антоновна. Она прошла мимо толкая перед собой тяжёлую корзину, — не всё деньгами меряется. Мы в кухне, сейчас, всё выложим. Заодно, покажем где что лежит.


Николай Иванович и глазом не успел моргнуть как они расположились на кухне по хозяйски выкладывая из корзин завёрнутые в плотную бумагу свёртки. Загремела посуда.


Ошалев от такого внимания, алкоголик в спешке начал натягивать на себя поношеные треники.

————————

Бывший участковый, капитан полиции Саныч, в тоже самое время постучался в окно жившего на отшибе Липовки одноногого бобыля Епифана.

Кинувшийся ему было под ноги, с храпом, дворовый пёс уже собирался укусить за штанину, но почуяв знакомый запах, забздел и только вежливо завилял хвостом.


— А-а. Трезор, — поприветствовал Саныч охранника, — а где хозяин? Чё, молчишь? Пузо мне, вместо лапы подставляешь?


Пёс, действительно, упав на землю, всем своим видом показывал, что он очень рад и вообще за власть. А если ему ещё и брюхо почешут, то он всё-всё и про хозяина расскажет. Санычу было некогда и он вновь требовательно постучал в окно.


Через минуту в окне появилось заспанное недовольное лицо хозяина.


— Саныч. Ты? Сейчас открою.


Епифан, скрипя износившимся протезом, проводил бывшего участкового в переднюю комнату.


— Чай будешь пить?


— Он приехал? — вопросом на вопрос отозвался Саныч.


— Да. В этот раз, в самый канун. Гриша, я смотрю, совсем уже оборзел. Раньше-то, за неделю. А тут, до последнего дня.


Саныч сел в передней на предложенный хозяином стул и терпеливо дожидался пока тот возился с чайником.


— Змеи, наверное, уже к жильцу пошли. Жрачки и самогонки принесут. Тут, главное, чтобы он весь день пьяный был. — доносился голос Епифана.


— Гришу видел?


— Видел — мразоту. Приехал вчера. Жильца выгрузил. Наказ, змеям дал. В городе он щас.Семёновна застучала. В городе сегодня ночует, а завтра в Москву.


— А в городе, у нас только одна достойная гостиница. Это Париж? — сам - себя вслух спросил Саныч.


— Ну, нашёл у кого спрашивать. Я в гостиницах, с 80-го года не жил. Только, когда от совхоза посылали в командировку. Правда давно это было…


Саныч поднялся со своего места:


— Спасибо Епифан. Не до чаю мне. Вечером зайду.


— Да куда ты? — выглянул из кухни хозяин, но гостя уже и след простыл, только скрипнула деревянная калитка.

——————————————————————————

Через час, Саныч уже был в городе. Он остановил свою старенькую зелёную семёрку возле гостиницы Париж, удостоверился, что серебристый джип Лексус, принадлежавший Грише, находится на парковке, после чего прогулялся на ресепшн — справиться о хозяине. Администратор гостиницы была его старой знакомой.


Поболтав с ней о том о сём, он узнал о нужном постояльце, в каком он номере и когда собирается уезжать. Теоретически, Гриша должен был отчалить только утром, но лучше перестраховаться.

Побывав в гостинице Саныч отправился навестить старого друга. Семёна Муху.


Муха, после отсидки, переехал жить к новой зазнобе и по старому адресу обнаружен не был, но Саныч не растерялся. Бабки, кормившие голубей, возле подъезда, в котором проживал Семён, были тщательно допрошены и выложили всю достоверную информацию. Двадцать минут и Саныч поехал в новом направлении.


Сказать, что Семён удивился такому визиту, было бы недостаточно — он не только удивился, но даже испугался. Хотя они и были добрыми друзьями, но это Саныч. Он же мент!

Семён, давно завязал с преступным прошлым, но неожиданный визит старого друга… Вот так запросто? Без предупреждения?


Саныч выловил его играющего с маленькой девочкой на детской площадке. Подошёл сзади и поинтересовался по простому:


— Твоя что-ли, Семён?


Семён оглянулся и вздрогнул от неожиданности.


— Саныч, тьфу! Ты бы хоть, звонил заранее.


— Да ты же номер сменил.


— Ну и сменил. С банками проблема. Денег, очень хотят.


Они замолчали переглядываясь. Девочка внимательно посмотрела на Саныча и требовательно спросила у Семёна:


— Папа, а кто этот дядя?


— Дядя Стёпа, полиционер, — произнёс задумчиво Муха, — пришёл с папой поговорить. Щас, я тебя к маме отведу, только. И поговорю с ним.


Он извинился и увёл ребёнка. Вернулся, через несколько минут и протянул сигареты.


— Да какой я уже полицейский. Всё. Пенсия. — сказал закурив Саныч, — можешь, уже не опасаться. Не по служебной надобности.


— Если ты выпить желаешь пригласить, то я в завязке, — предупредил Семён, — а дочка от гражданской жены. Дарья. Живём не бедствуем, с ипотекой соседствуем.


— Дело хочу предложить, в счёт старого долга — сообщил Саныч.


Семён закашлялся.


— Да. Дело. Не бойся, не мокруха. Похитить одного человека, только и всего, — продолжил Саныч словно бы и не заметив — колёса ещё нужны будут. Какое-нибудь говно, снятое с учёта, у тебя москвич -412, ещё живой?


— А с чего ты решил, что я согласен?


— Так у меня на тебя компромат, — пожал плечами Саныч, — а у тебя семья, дети, ипотека. Грешно от такого отказываться.


— Ага. 126 статья — это разве не грех?


— Блин, Сеня — послушай опытного человека, который всю жизнь работал на стороне закона! Я тебе, в прошлый раз помог и тебе всего три года дали. А если-бы, я был честный - ты бы получил сколько?


— Восемь…


— Десять не хочешь? Ладно, я пошутил. Не буду тебя шантажировать - если ты откажешься. Я теперь на пенсии. Очень хочу старый грех с души снять. И тебе бы не мешало — за твои делишки. За иконы ворованные.


— Опять ты про них! — с досадой произнёс Семён и уронив окурок начал яростно его затаптывать, — только жить начал! Только забывать начал!


— Мало у нас времени, Сеня. Через три часа, надо уже похитить человека и увезти его в Липовку.


— Да, блин, что за человек-то?


— Да ты его помнишь. Это Гриша.


При упоминании этого имени Семён оскалился в злобной ухмылке.

——————————————————————————

Григорий Ефремов получил удар по голове, ровно в полдень, когда отобедав в городском ресторане садился за руль своего автомобиля. Удар был нанесён сзади, поэтому он так ничего и не понял.

——————————————————————————————

Они погрузили обмякшее тело частного предпринимателя в багажник древнего москвича, народа всё равно на улице не было. Саныч сковал руки Григория наручниками, засунул ему в рот масляную ветошь и для верности заклеил плотным скотчем.


Семён сел за руль москвича, а Саныч сел сзади так как ремней безопасности на переднем не наблюдалось. Ему не хотелось привлекать к себе лишнее внимание работников ГИБДД.

Но на трассе, возле поворота на Липовку их остановили. Семён испуганно оглянулся на Саныча. Подошедший к ним сотрудник ДПС знаком попросил опустить стекло.


— Ваши документы — попросил он ленивым тоном обращаясь непосредственно к Семёну.


— А? Что? — растерялся Семён.


— Петруха -привет! Свояк это мой. Нет у нас документов на машину. Составляй протокол -вези нас на штраф-стоянку — подал голос со своего места Саныч.


— Саныч! Здорово пенсия! — сотрудник сунул нос в салон автомобиля — А чего ты не на своём Боливарчике?


— Да поросят в Липовку везём, Петь. Вонища от них. Вот я и попросил отвезти в багажнике, на чём не жалко. Не автобусом же их переть?


— Поросят? В конце августа? — удивился сотрудник.


— Ни и чего? Я сговорился с одним местным. Я ему поросят, а он мне мясом по результату. Всё равно мне на пенсии делать нечего. Так будешь нас штрафовать-то?


— Да иди ты в жопу Саныч! Если моя Лидка узнает, что я тебя оштрафовал — она меня из дома выгонит. Езжаете к чертовой бабушке.


Семён, белее мела, включил зажигание и осторожно повёл машину дальше.


— Если бы они в багажнике посмотрели, — выдавил он из себя, когда автомобиль уже свернул на Липовку.


— Сеня, это всё такие мелочи, по сравнению с тем, что я тебе сейчас расскажу, — хмыкнул Саныч — У тебя ведь, к Грише тоже свои счёты имеются?


— Всё-таки на мокруху ты меня подписать решил?


— Неа, скорее на странное стечение обстоятельств. Кто из твоей родни пропал в Липовке: в ночь с 28 на 29 августа?


Семён Муха помолчал, а потом ответил:


— Не из родни. Машка Лаврентьева. Зазноба моя первая. Сирота. Гриша этот, как-то был причастен к пропаже, да только никто в селе и не сознался. Ты ещё тогда и участковым там не был.


— Ага. Знаю где её дом был. Там, сейчас, переселенцы с юга живут.


— Я, тогда на соревнованиях по боксу был. Вернулся, а невесты и нет. Злые языки болтали, что она с Гришей гуляла. Погуляла и пропала. Вот, тогда-то я на жизнь и бога очень сильно взъелся. Начал иконы из церквей воровать. Всё равно бога нет — раз такое наяву происходит. А потом меня в тюрьму посадили. Да это ты и так знаешь.Участвовал. Иконы, с Липовской церкви, на цыган заезжих списал, чтобы срок мне убавить.


— Ну, вот тебе и повод. Чем тебе не повод? Пора должок вернуть, Грише-то?

———————————————————————————

— Петруха, а ты видел кто там с Санычем сидел? Рожа уж больно знакомая?


— Сказал, что свояк.


— Хера себе свояк. Петя — это же Сеня Муха был! Я его вспомнил: в одной секции занимались.


— Да ладно?!!


— Он самый. Куда, говоришь, они поехали? В Липовку?


— Саныч так сказал…


— Тот самый Муха, из-за которого Саныч всю жизнь в участковых маялся? Может он отомстить ему хочет? Он же, у нашего Саныча, ведро крови выпил.


— Поросят, сказал, повезли. Может они уже помирились? Дело-то давнее?


— Ага давнее. Саныч сроду никому ничего не прощал. А теперь он на пенсии. Отвезёт Муху в Липовку и там похоронит, за прошлые его заслуги перед обществом. Или свиньям скормит, чтобы улик не оставлять, я в фильме видел - так делают.


— Да ну тебя! Заканчивай на людей наговаривать. Мы с тобой тут никого не видели и не останавливали.


— Хорошо, но ты бы Санычу позвонил? Предупредил, на всякий случай, что ночью тут с области стоять будут. Они его не знают. На всякий случай…

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Полностью не убралось. Кому лень ждать то вот - https://vk.com/public194241644

Кроме того вышла озвучка Никто и никогда от Сергея Зимина прошу заценить.

Показать полностью 1
96

Зелёный свитер

У меня тогда был зелёный свитер. Я вообще плохо помню прошлое, но этот зелёный свитер и растянутые рукава, то, как я снимал его через голову и как наэлектризованные волосы топорщились и пятно от вишеневого варенья, что никак не отмывалось - это я хорошо помню. И ещё помню, как мой кот Кузя оставлял на нём затяжки и как это бесило маму и как я впервые в этом свитере слушал Gloomy Sunday и было именно воскресенье и именно мрачное и как моя подруга потом отмывала этот свитер от крови и штопала его в какой-то общаге, после того, как нас побили в центре за то, что мы были волосатые и одевались не как все.

Но откуда он у меня тогда взялся я не помню. И куда он потом задевался, я тоже не помню.

Я потом увидел похожий зелёный свитер, много лет спустя в Италии, в Римини и, конечно, купил у улыбающегося африканца за какие-то немыслимые евро. И я сидел ночью в-этом-не-этом свитере на пляже и смотрел на море, но не было варенья и был какой-то вторник, условно даже хороший и успешный вторник и подруга моя давно вышла замуж за другого и даже кота у меня не было. И никто меня больше не хотел избить и я уже начинал лысеть и выглядел как все.

И я разделся и пошёл в море. И в море была и подруга и варенье и воскресенье и мои длинные волосы и мама и кот Кузя и миллион всего ещё, я уже не помню чего, я ведь плохо помню прошлое. И я не помню, сколько я там плавал, в этом море. Может, сто лет, а может и тысячу.

Но куда этот-не-этот, второй свитер делся, я помню.

Я его так и оставил лежать на белом песке на ночном пляже в Римини.

142

Выполняю обещанное)

@neveseliy2, @skiters, наверно, это писалось для вас)


Небольшое предисловие: я не писатель и не дай бог буду. Последний написанный мною текст на этот момент - рассказ в 2014 году. И эти страницы, пожалуй, самое сложное что мне доводилось делать в последнее время.

Так что не ищите в моей работе огромной писательской идеи, красивого языка или длины текста как у Толстого.

Все будет как табуретка просто.


Единственное к чему я стремлюсь - чтоб вы хоть раз улыбнулись и доказать, что даже самая на первый взгляд абсурдная идея имеет место быть в нашем мире.

P.S. Простите, я не знаю как делать абзацы на Пикабу и за опечатки тоже.


Итак, заходят как-то в бар...


Всё началось с того что Ингер перевернул табличку на двери. Ну, знаете, табличку, где с одной стороны «открыто», а с другой «закрыто»?

Что-то наперед зашел. Давайте сначала? Только вот горло чем-нить промочу.

Так вот. Ингерровиан – это мой шеф. Дракон. То бишь настоящий такой, огнедышащий, яростный и до денег жадный. Заключила его какая-то колдунья в тело человечье. И вот ходит он – статный такой, златовласый, голубоглазый, двухметровый и девок наших междумирских взглядом таять заставляет. Только вот где замок с принцессой спрятал - не признался.

Да и характером босс тоже не вышел. Как крикнет, рыкнет да паром дыхнет, так я под стол прячусь и все наши тоже. Клиенты исключением не стали. Дернуло ж его трактир открыть на пересечении миров! Ни себе покоя, ни местным.

Так и назвал: «Трактир у Междумирья». А что ему станет?

Я тут за бармена, повара, кладовщика и счетовода. Доверенное лицо - это я вам не без гордости заявляю. То, что случилось позавчера, с его слов рассказывать буду, потому что не было меня на работе, отпросился потому что. Свидание у меня (тоже не без гордости говорю)

А случился бабий сбор. Как есть бабий, чесслово. Врать не стану. В центре девичника шеф один загибался ивовой веточкой – мой сменщик за специями пошел и пропал куда-то. Может, не уследил и портал в иномирье за лужу принял? Тут эта практика распространенная.

Бабы, конечно, разношерстные попались да и поназаказывали всякого разного. Но Ингер молодец, всё вынес, приготовил, сделал, налил, обслужил. Единственная только огриха из них довольствовалась теленком, а не человечинкой - на складе закончилась.

А, я не сказал? Там ведьма была, некромант какая-то (она еще посреди вечера менестрелей на местном кладбище подняла и в трактир привела). Кажись, суккуб еще. Или суккубша? Как их правильно – не знаю.

Так вот. Понапивались они и начали за жизнь тяжкую говорить. По-ихнему, по-бабски. То есть, если мы, мужики, когда напьемся - про политику и философию друг дружке затираем, то девки-то про всякие непристойные темы. Ну, есть поговорка, что пьяная зайка мозгам не хозяйка.

Говорили они, говорили, и как-то так получилось, что в один прекрасный момент дружненько на Ингера глянули. А того черт какой-то дернул подмигнуть. А драконы-то подмигивать умеют. Тут у всех их сердечки и стали. Только у вампирши опять запустилось. Ей-богу не вру: в трактире тишина такая повисла, что отчетливо слышно было, ага.

В общем, сглотнул шеф предательский комок в горле, когда понял что натворил и отвернулся в другую сторону, да присел. Делал вид, что выпивку из коробок достаёт да на полки ставит.

Вот только когда он поднялся и повернулся лицом к залу, возле стойки на стуле уже сидела суккубша, облизывала губы раздвоенным язычком да кокетливо локон на пальчик накручивала. Хороша, чертовка. Шеф не рассказывал, но вот чувствую что хороша.

- Добрый вечер, не угостите ли даму? - произнесла и подмигнула.

Именно в этот момент Ингерровиан и понял, что ночка предстоит долгая.

Талья сидела на высоком барном стуле и взглядом наблюдала за тем, как ее широкоплечая норма по сдаче душ в Пекло аккуратно выставляла алкоголь по полкам, подгоняя при этом каждую бутылку этикетка к этикетке.

Ей уж очень понравилось, как этот милый парень подмигнул пару минут назад. Но как бы соблазнительно ни выглядел этот мужчинка – нужно выполнить норму, иначе не видать отпуска, премиальных и выхода на поверхность.

Суккуб ослабила шнуровку платья в области груди и склонилась над стойкой так, чтоб пышный бюст чуть ли не выпал из одежды.

- Добрый вечер, не угостите ли даму? - Талья подмигнула, а парнишка бармен от неожиданности отшатнулся и чуть не опрокинул стоявшую за ним стену с напитками.

- Чего х-хотим? –Ингер уже потихоньку начинал брать себя в руки. Он ведь дракон всё-таки. А на них суккубья магия не особо работает. Можно и расслабиться. Хотя, черт их, демониц этих, знает.

- Налей чего-то покрепче. И чтоб погорячее. Вот прямо как ты, - глаза у Тальи сверкнули. Она вложила в этот мысленный посыл всю свою страсть, похоть и легкомыслие, как и учили в ААС (Адской Академии Соблазнения).

Однако юноша просто зажмурился на четверть секунды и тряхнул головой. Хотя должен уже страдать и пылать от желания затащить ее в койку. Похоже что ментальный барьер. Ничего, как-то пришлось соблазнять монаха, который уже тридцать лет обет целомудрия держал – прорвёмся.

Бармен достал невысокий стакан, бутылку с надписью «Дж. Д. Земля», плеснул на два пальца и, выложив рядом со стаканом невысокую стопку салфеток, спросил:

- Чего-нибудь еще? – Ингер уже взял себя в руки и был готов отразить еще одну волну соблазнения.

- Повторить, - буркнула суккуб, готовясь к, как ей казалось, сильнейшей атаке. Напиток в бокале закончился, но смелости стало побольше. Надо бы разведку провести, ужиком полазать в мыслях, грёзах, мечтах, да казалось Талье, что просто потратит время в никуда. Оставалось прямое воздействие.

Дракон снова налил из бутылки. В голове у него роились одни и те же мысли: «Ох нехороший взгляд у суккуба, ой какой нехороший. Небось со всей дури бахнет»

И она бахнула.

Сверкнула глазами, выпила всё содержимое одним глотком и тут же послала воздушный поцелуй вдогонку. Атакованный дракон схватился за голову, зажмурился и помассировал виски.

Сильна, чертовка! Почти пробилась, но и мы не пальцем деланы. Ингерровиан впитывал через кожу остатки суккубьей магии из воздуха и подпитывал их своими чарами, чтобы не только отпарировать удар, но и нанести свой.

- Дорогуша, будь так добр, собраться и валить на второй этаж, - голос Тальи налился лестью и похотью, когда она увидела что парнишка не может никак оправиться, - Я сейчас посижу с девочками, а потом тебя ждет ночь твоей мечты.

- Ага, - дракон открыл глаза и озорно подмигнул суккубу, улыбаясь при этом во все тридцать два (пять тысяч двести семь в драконьем обличии) - Щас!

Талья и Ингер словили взгляды друг друга, и суккуб на миг замерла с открытым ртом. Еще через секунду ножки стула, на котором сидела Талья, подломились и соблазнительница упала на пол.

Подружки оглянулись в сторону упавшей суккубы.

- Не так я себе представляла девичник, - покачала головой Криа и подняла взгляд на вернувшуюся из уборной ведьмы.

- А что происходит-то? – колдунья посмотрела на качавшую головой некроманта, присаживаясь на свободный стул.

Криа указала пальцем на Ингера:

- Он подмигнул, - прелестный ноготок перелетел на огриху, - Эта тупая не прошибается колдовством, - некромант указала на себя, - У меня иммунитет, - указательный палец уткнулся почти в нос ведьмы, - Ты вышла, - некруха кивнула на суккуба, - Талья решила подработать - А Куларда…

Вампиресса томно вздохнула, а Криа лишь махнула на нее рукой.

- Это за пять минут? – уточнила ведьма.

- Ага.

- А чой-это он нам подмихивал? – огриха закончила трапезу и ковырялась в корявых желтых зубах вилкой, - Он шо, без смертный? А вкусный?

Вампиресса повернулась к подругам и еще вздохнула.

- Всегда все парни достаются ей, - надула губы Куларда, - Чертова суккуба. Всем глаза строит, а в итоге пшик. Ведет себя как распоследняя, а я графиня, между прочим, в родстве с сами-поняли-каким-вампиром. А она подходит и глазами стреляет. Убила бы, но не могу же я подругу в Ад отправить, она же сама оттуда…

Так бы и не окончился этот словесный поток, если бы Некромант не подвинула к подруге стаканчик с «Кровавой Мэри» в которой вполне возможно и была кровь какой-нибудь Мэри. Вампиресса через трубочку тут же потянула коктейль.

Послышались грохот, шум, немного мата и, обернувшись, подружки увидели что суккуб покатилась кубарем до самого входа.

- Дура, - улыбнулась некромант.

- Судя по всему набитая, - поддакнула ведьма, с опаской глядя на вампирессу, - Как ты, дорогая?

- Да так себе, - вздохнула упырица, - Склеп мой освятили, спасу нет, - она грустным взглядом провела Талью обратно к стойке, - Водой так залили, что уже в землю не уходит. Опять плесень выводить. Задолбали!

- Ну, хочешь переезжай ко мне, - Криа подбадривающее улыбалась, силясь отвлечь подругу от созерцания барной стойки, но той было всё равно, - Места хватит с лихвой.

- Гыыы, - огриха сначала улыбнулась, а затем рассмеялась в голос, Суккубка нашинская обломалася. Третий разец уж падаит.

- Ой тупая, - прошептала некромант в сторонку, - И как мы познакомились?

- Да и селяне хреновы, - Куларда потянула коктейль, - Как не проснешься все в тебе кол торчит, водой полита, крест на крышке нарисовали. Не сдохну я от этого! – вампиресса стукнула стаканом по столу, - Я древняя, я гордая! – она ударила стаканом в такт словам, не отводя взгляда от Ингерровиана., - Я не отдаю ДОБЫЧУ!

***

И тут такое началось! Вампирука такая «хоп!» - прыгнула и превратилась в чудище такое, что у всех в трактире челюсти поотпадали. Когти острющие, зубы длиннющие, волосы седыми стали, а глаза почернели. Из одежды дымка одна прикрыла непотребное, а сквозь окна пробилась стая летучих мышей и кружила под потолком.

Суккуба тоже не лыком шитая оказалась, Она на Ингера взглянула, да только не так как раньше, а как на последний кусок мяса перед постом и тоже преобразилась.

Крылья за спиной появились, и рога вроде как удлинились – мужики в таверне до сих пор спорят да или нет. А еще, поговаривают что хвост вырос с ножом вместо пушка и волосы вздымились как пламя Адово.

Ингер как котенок мелкий (не дай бог услышит) под стойку соскользнул и правильно сделал. Есть давняя мужская мудрость: каким бы сильным ты ни был – баб разнимать и не думай. Потому что уйдешь с фингалом, расцарапанный и виновный во всех смертных грехах.

И это повезет если на своих двух уйдешь, потому что есть другая мудрость: милей доктор и кроватка, чем гранит и оградка.

Ой, занесло меня не в ту степь. Короче, швырнула суккуба в вампириху шар какой-то со всей дури, но та обернулась дымкой и заклинание прошло мимо, проложив путь себе прямо сквозь стену деревянного трактира. Тут же и пошли первые несмелые искры и робкий огонёк. Запахло паленым.

Но им-то до люстрочки всё! Вампирша шикнула, а летучие мыши сорвались с места и темной тучей окружили Талью, кажись так ее имя, и наносили маленькими коготками мелкие, но очень болезненные царапины.

«А что делали их подруги?» - спросите вы. И зададите этим чертовски верный вопрос. Поговаривали, что дамы эти посетителей на улицу вытаскивали, прикрываясь щитом каким-то магическим. Никто не ожидал что они так за жизни людей возьмутся. Не, конечно не без жертв. У одного ноги откушены, у второго вид теперь как у привидения, а третий семью бросил и за ведьмой увязался, но всё-таки… Спасали ж.

А тем временем суккуба полыхнула огнем и на пол посыпались летучие мыши, напоминая крушение о землю множества бумажных фонариков.

Куларда завопила, отчегоу всех уже немного численный присутствующих заложило уши и не миг показалось, что суккуб сдалась – она с закрытыми ладошками ушами упала на колени и взмолилась: «Не надо! Кула, неееет», - голос перерос на визг, и как в мгновение ока вампирша замолчала и обратилась к своему обличию, тому, которое смертельно красивое.

Вокруг них воцарилась тишина.

Однако, на этом всё и не закончилось. Талья, собрав последние силы взглянула на нее так же, как и на Ингера ранее, но напоролась на могущественный блок, состоящий из гипнотических чар, присущих всем вампирам.

***

- А чего ж потом случилось? – спросил старый дед Бренно, наливая себе пива из кувшина, - Неужто поумирали?

Они сидели впятером на крыльце одной из хат, где бармен/повар/кладовщик пересказывал события прошлой ночи под добрую кружечку-другую.

- Да какой там! – Томас махнул рукой, - Выжили, стервы. Вот только трактиру гаплык пришел. Я как вернулся – остолбенел. Стен нет, кругом стекло валяется. Люстру жалко. Ингер совсем недавно ее заказал.

- А шо он там? – спросил другой дед, раскидывая карты на всех.

- Да живой. Он же ж дракон, что ему станется?

- Ох, небось, в пролете. Уйдет, и без трактира мы будем, - вздохнул кто-то.

- Та не, - улыбнулся Томас, - я слышал что он уже строителей нанял, обещают за две недели здание поднять да лучше прежнего сделать. Вроде на три этажа, кухню огромную и зал с камином и креслАми. Вот круто ж будет.

- А с девахами-то шо?

В этот момент где-то вдалеке послышалось рычание.

- А это мы сейчас узнаем, - Томас перевел взгляд на шефа, который только что вышел из-за угла.

Ингерровиан практически пылал от злости, из носа ушей и рта буквально вылетал дым, а после каждого шага он оставлял выжженную землю на месте следа.

А вот на левом плече у него лежала как обыкновенный мешок картошки вампиресса сами-понимаете-чья родственница, а правой рукой он тащил за собой суккуба, держа ту за ухо. И вся Междумирья деревня слышала его рык:

- Убежать решили? Хрен вам! Думали, расхреначили моего малыша и вам всё с рук сойдёт? Хрен вам! Думали, не заставлю отрабатывать? Хрен вам! Я сам тоже хорош – повыпендриваться решил, первую тысячу лет молодости вспомнить. Хрен мне, - он остановился напротив хаты, где сидели мужики, - Томас! А ну сюда, быстро! То что трактира нет – не повод прогуливать! Подсоби мне с дамами!

Томас же поставил кружку на крыльцо и пошел к шефу. Интересно, что Ингер удумал и неужели у него будут помощники на кухне? Ну, то есть помощницы. Хотя, в зале всего официантов не хватает.

Рано, в общем, загадывать. Надо сначала подождать, когда трактир отстроят. А уже потом и делать выводы. Но, в любом случае, его задница чувствовала назревающие приключения.

Короче, будет видно!

Показать полностью
26

На мгновение закрытые глаза

На мгновение закрытые глаза Собака, Собаки и люди, Сенбернар, Рассказ, Авторский рассказ, Писатель, Горы, Альпинизм, Длиннопост

Его звали Том.

Он был сенбернаром. И всю свою недолгую жизнь он занимался тем, что спасал меня. От одиночества, от собственной глупости, от хулиганов, от холода.

Он прожил свою жизнь счастливым созданием божьим, потому что ему было дано с честью выполнить своё жизненное предназначение. А что может быть важнее для любого существа, чем возможность следовать своему призванию и идти одной, единственно верной дорогой?

Том родился сенбернаром и был им во всех смыслах, вложенных природой в эту собаку-спасателя, собаку-проводника, собаку-друга.

Мы шли бок о бок по тропин


кам судьбы совсем немного по времени, но очень долго, если судить по тому количеству событий, приключений, трудностей и радостей, которые нам довелось пережить вместе. В этом не было ничего удивительного, всем известно, что можно десять лет влачить однообразное и унылое существование, а потом оглянуться – а они пролетели, как миг. А может сверкнуть яркой вспышкой один лишь год, но всё, происшедшее за этот отрезок времени, сознание будет воспринимать как целый век, целую эпоху. Поэтому я совершенно честно говорю – мы с Томом прожили лет сто, не меньше!

Про него можно рассказать целую вереницу историй, что я, возможно, когда-нибудь и сделаю.

А пока я представляю вам Тома, могучего пса атлетического телосложения, 110 кг крепких мускулов, огромного роста – когда я стояла, а Том садился рядом, его неуклюжая голова была почти вровень с моим плечом.

Том появился у меня уже совершенно взрослой собакой, то есть я не растила его и даже не воспитывала. Просто в 1991 году мне понадобилась собака – немецкая овчарка, сука. А достать породистую собаку в те времена было не так просто, как сейчас. Я долго искала нужную животину, пока мне однажды не позвонила одна взбалмошная знакомая:

– Радуйся, есть для тебя собака! Но… Не сука, а кобель!

– Ну что, кобель так кобель, чего «харчами перебирать»…

– И ещё маленький момент. Ехать за ним надо в другой город.

– Ладно, поеду, что тут поделаешь?

– И ещё… Это не овчарка. Это сенбернар! И ОН ОЧЕНЬ БОЛЬШОЙ!!!

Думала я недолго, но очень мучительно, и, в конце концов, приняла решение взять этого … пёсика. Приехала в город его проживания, подошла к нужному дому, нажала на звонок в калитке. Мне открыли приятного вида муж и жена, проводили по двору в садик, мы уселись за столик пить чай и беседовать.

Выяснилось, что эта пара скоро уезжает за границу, забрать любимого пса туда невозможно, поэтому они решили найти ему новых хозяев. А так как пёс у них обожаемый-ненаглядный, продавать его супруги категорически не желают (как же это – продать друга?), поэтому единственным вариантом было подарить Тома, но только тому человеку, который вызовет у них доверие. Как мне было сказано, я являлась уже восьмым претендентом на «опеку» над любимой собачкой.

Сидим, значит, беседуем о том, о сём. Хозяева расспрашивают меня о жизни, видимо, им всё нравится, и они решают пригласить в сад виновника торжества… для знакомства и общения.

И вот тут меня постигло натуральное потрясение!!!

Я ожидала, что это будет сенбернар, и он будет крупный… Но то, что я увидела, превзошло все мои представления.

Медленно и важно в садик прошествовал настоящий исполин! Огненно-рыжий и пенно-белый, высокий, мощный, с широкой грудной клеткой и огромными лапами. Его гигантскую голову обрамляла пышная «львиная» грива. Шёлковая шуба переливалась на солнце всеми оттенками рыжего и красного, что свидетельствовало об отменном здоровье и молодости великана. Я много видела собак этой удивительной породы, но ТАКОГО красавца мне не довелось лицезреть никогда! Тома маленьким щенком привезли из-за границы, прямо таки с далёких Альп, его родители были изрядных размеров, но сынок превзошёл даже их.

Скажу откровенно, восторг, с которым я встретила это потрясающее животное, быстро сменился тихим ужасом. И я решила срочно и малодушно отказываться от такого «счастья». Эта собака весила вдвое больше меня, и я отчётливо представила, как он легко и непринужденно сожрёт меня живьем в первый же день моего «хозяйствования» над ним… Хруст собственных костей живописно отозвался в воображении.

Тем временем Том, деликатно помахивая «хвостиком» размером с хорошую метлу, подошел к столу. Хозяйка дала ему кусочек сыра, радостно сообщив, что «Томчик так любит сырчик и конфетки, так любит…».

Я мрачно подумала: «ага… сырчик … А на вид подумаешь, что его кормят, исключительно выпуская по вечерам на улицу… Ну, типа, чтобы и поужинал, и соседей вокруг поубавилось…»

– Дайте Томчику сырчику, погладьте Томчика, – предложила хозяйка.

«Добрая женщина, добрая… – я совсем сникла. – А я, между прочим, на гитаре неплохо играю, а делать это без руки будет крайне непроизводительно. Или игра на гитаре протезом в виде пиратского крюка прибавит мне шарма?»

Преодолев приступ паники, я всё-таки протянула «сырчик Томчику» и почувствовала, как огромный горячий нос полностью заполнил мою ладонь, увидела, как с хрюканьем страшная пасть поглотила «добычу», проигнорировав почему-то откусывание моей руки по плечо.

Я кончиками пальцев «погладила Томчика» и услышала неутешительный вердикт. Я понравилась хозяевам, особенно то, что постоянно хожу в горы, а значит, Том будет много и активно двигаться. А главное – я вроде бы симпатична самому Томчику, так как предыдущего «претендента» Том не воспринял всерьёз. «Нет, что вы, что вы, не укусил, Томчик не кусается, он просто демонстративно поднял ногу и… высказал своё отрицательное отношение прямо на его стул».

Поэтому, раз всё так хорошо складывается, я могу немедленно забирать Тома с собой.

Пока я хватала ртом воздух, мне вручили сумочку с «приданым», в которой были мисочки всякие, поводочки, намордник размерчиком примерно на пасть бегемота, всяческие витаминки. И вот я с уже бывшими хозяевами Тома на негнущихся ногах иду на вокзал, всё ещё не понимая, что это происходит со мной на самом деле.

Когда моему автобусу пришло время тронуться, настал момент прощания.

Хозяйка держала Тома на поводке до последнего момента и едва успевала вытирать слёзы. Она вложила в мою руку поводок, обняла Тома за шею, отвернулась и быстро пошла к мужу, закрывая лицо руками. Муж стоял поодаль и курил, было видно, что он едва сдерживается, поэтому отошёл в сторону.

Том… сразу всё понял!!!

Он слегка (именно слегка, иначе бы он сбил меня с ног и размазал по асфальту) дёрнулся вслед хозяйке, заскулил, потом оглянулся на меня и в его умных карих глазах было написано – «Ну что… Теперь – ТЫ?». Пёс низко опустил свою тяжёлую голову и послушно последовал за мной в автобус, не доставив мне по пути ни единой минуты беспокойства!

Так Том стал моей собакой.

Моим другом.

Моим спасителем.

Моим верным проводником по безрадостным дебрям душевных терзаний в невесёлые времена жизни. Том умело проводил меня единственной узенькой тропинкой добра среди нагромождения обид и злости, не позволяя мне ожесточиться сердцем. Когда гнев сжигал в пепел всё мое существо, когда я была готова не верить больше никому и не любить никого, я смотрела в тёплые, карие глаза Томчика, и моя душа смягчалась. Я понимала, что не всё так плохо на свете, чтобы позволить себе ожесточиться… Если эта собака смотрит на мир добрыми глазами, как же я, человек, могу сломаться и потерять веру в людей, надежду на что-то хорошее в будущем?


* * *


О многочисленных приключениях Тома я ещё расскажу, но эта история немного о другом, эта история о незаметном убийце, который я назвала «НА МГНОВЕНИЕ ЗАКРЫТЫЕ ГЛАЗА». Эта история напрямую связана с Томом, поэтому я и представила моего огромного настоящего Друга так подробно.

Итак, я сталкивалась с ЭТИМ трижды.

С моментом, когда ты на минуточку, на секундочку просто прикрываешь слипающиеся веки, а когда открываешь глаза, оказывается, прошло больше часа. Совершенный убийца по имени усталость сидит в каждом из нас. Он не так зрелищен, как лавина, он не столь мучителен, как холод, он будто идеальная смазка на крутой горке – просто незаметно помогает вдруг, поскользнувшись, укатиться в небытие.

Первый раз это произошло в простом пешеходном походе. Мы ходили к Фанагорийским пещерам, к ночи подошли к этой … дырке, и тут я узнала о том, что у меня клаустрофобия.

Едва я оказалась буквально на шаг внутри пещеры, меня охватил неконтролируемый ужас! Я как ошпаренная вылетела наружу, сказала, что ни за что, никогда в жизни, ни за какие пряники не полезу внутрь, хоть убейте! Меня сначала высмеяли, потом попытались затащить силком, а когда поняли, что я не шучу и готова разрыдаться как маленькая девочка, махнули рукой – ну и иди, куда хочешь, а мы пойдем в пещеру.

Я была дисциплинированным членом команды, то бишь имела полное моральное право идти туда, куда меня послали, и поэтому в мрачных мыслях потопала в лагерь. Дело происходило ночью, так как для блужданий по пещерам время суток абсолютно не важно, а народу вокруг и внутри должно было быть значительно меньше.

Ситуация не особо приятная – ночь, я одна в лесу, а лагерь наш находился достаточно далеко от пещеры, внизу, у самого поселка.

Том, который был полноценным и вполне равноправным участником каждого путешествия (у него имелся даже собственный рюкзак, сшитый из двух сумок от противогаза, в котором он таскал свою крупу), сунул нос в пещеру, ему было интересно, но он не позволил себе идти за остальными и бросить меня одну.

Светила яркая полная луна, мы не спеша топали с Томчиком по дороге… Шумели и поскрипывали деревья вокруг, в чаще протяжно кричала ночная птица, пахло сыростью, дорога казалась бесконечно долгой… Никакого страха я не ощущала, так как твёрдо знала, что ничего опасного вокруг нет, тем более, что со мной рядом бежит Том.

Тем не менее, кое-что произошло. Бывают моменты, маленькие, незначительные сами по себе, но которые способны выбить человека из равновесия и заставить поплыть его мысли по совсем иному руслу… Вот таким спусковым механизмом для меня оказалась какая-то зловредная мелкая зверушка, ошалело выскочившая из кустов чуть ли не под ноги. Свет отразился в её глазах кроваво-красным огнем, плюс сработал эффект внезапности. В общем, я издала дикий нечеловеческий вопль, а Том разразился диким «нечеловеческим» лаем. Злополучная зверушка растворилась так же молниеносно, как появилась, но… что-то изменилось. Спокойствие исчезло, я начала вздрагивать от малейшего шороха и запуганно оглядываться по сторонам. Более того, я заметила в поведении Тома некую странность. Всегда видно, когда пёс просто облаивает окрестности для «блезиру», а когда занимает оборонительную позицию.

Тем более такой… и не пёс-то, практически…

Не знаю, какое определение можно дать такому глубоко разумному существу, вдобавок обладающему тонкой эмоциональной сферой, собственной индивидуальностью и ярким характером, но которое при этом передвигается на четырех лапах и носит богатую рыжую с белым шубу. Вот, как его назвать? Тому не нужны были команды, он прекрасно понимал обычные слова. А иногда и слова были не нужны. Том отлично узнавал по моему взгляду, что нужно делать. Повинуясь выражению глаз, он мог принести предмет, на который я показывала, подойти, уйти, прекратить немедленно жрать эту гадость, которую он сейчас грызёт, или же встать как вкопанный, преграждая путь вооруженному человеку.

Как можно назвать Тома? Я не знаю, поэтому называю его просто – «как бы и не совсем собака».

Так вот, тогда ночью на лесной дороге «как бы и не совсем собака» Том вдруг начал вести себя странно.

Он быстро утих, ВСТАЛ по правую сторону (Том всегда незаметно становился между мной и вероятной опасностью, я это хорошо знала), напрягся, начал прислушиваться к лесным шорохам. Усиливался ветер, и лес гудел, скрипел, мычал и стонал. Я не могла услышать в потоке звуков чего-то необычного, но животная сущность Тома, была лучше оснащена сенсорными возможностями. Кроме слуха, который, кстати, у него был не особенно острым, Том обладал великолепным собачьим нюхом.

Идти стало совсем страшно.

Хотя я прекрасно понимала, что в этой местности НЕТ и БЫТЬ не может опасной фауны, а мой прагматичный мозг не верит в существование вампиров, оборотней и прочей нечисти, – мне стало жутко. И более всего страшно оттого, что я видела, чётко видела – Том что-то чует и явно чего-то боится. А у него, в отличие от меня, нет воображения, которое может разыграться…

И тут сзади раздались громкие поспешные шаги, мы оглянулись – ничего не видно, в лесу вдруг стало темно, а фонарика у меня не оказалось. Но по поведению Тома стало ясно – свои. Он завилял хвостом, призывно бухнув басом в темноту. Вскоре нас догнал парень из нашей группы. Удивительно! Он вернулся из пещеры, потому что ему за меня стало как-то страшновато. Совершенно нехарактерное поведение для тогдашней нашей компании!

И вот нас трое, мы идём по дороге, накрапывает дождь, мы почти не разговариваем. Не «нагнетаем» друг друга страхами, но всем троим страшно… Глупость, дикость, бред!

Мы идём долго, очень долго. И вдруг нечто большое на огромной скорости проносится мимо дороги, ломая с треском и грохотом ветки в кустах! Том заходится, буквально захлебывается лаем и рычанием!

Потом с другой стороны в деревьях неясной тенью скачками проносится что-то такое же большое и с ещё более высокой скоростью!

Опять справа… слева… мы стоим посреди дороги, остолбеневшие, не соображая, что происходит и что предпринять, успевая только судорожно поворачиваться в сторону треска в кустах.

Тогда мы ничего не думали, мы были просто насмерть напуганы и будто парализованы этим страхом, но потом долго обсуждали случившееся. Мы были отлично знакомы со всей фауной этих мест. Самым крупным животным, которое там обитало, был кабан, но это не были кабаны!!! Кабаны, извините, не передвигаются прыжками, как огромная кошка… И СКОРОСТЬ… скорость!!! Она была совершенно нереальная. Казалось, мимо нас, ломая ветки, пронеслось два небольших поезда на всех парах…

Я до сих пор не могу объяснить, с чем мы столкнулись тогда. Хотя… Не сказала бы, что эта загадка особо беспокоит меня, потому что за долгие годы хождения по горам приходилось видеть много чего ещё более необъяснимого и странного. Но в тот момент нашему страху и удивлению не было предела.

Потом так же мгновенно всё стихло. Колотило от испуга нас троих одинаково.

Так вот, знаете, что произошло потом? Дезориентированные и изрядно напуганные, почти посреди пути мы садимся на корягу на минутку, чтобы перевести дух… Идёт мелкий, почти незаметный дождь.

Я очень хорошо помню этот момент. Закрываю глаза. На секундочку… Я не сплю, я вроде бы прекрасно осознаю всё вокруг, просто на мгновение закрываю усталые глаза и сразу же их открываю!

Сидящий рядом участник спит, похрапывая во сне. Том скулит, прижавшись ко мне, заглядывает в глаза: «Ну, сколько можно вас, дураков, сторожить». Гляжу на часы – прошло полтора часа. Расталкиваю парня, мы пожимаем плечами – чертовщина какая-то.

Светает, мы приходим в лагерь. И тут нас ждет ещё один сюрприз – группа, которая ходила в пещеру, уже была на бивуаке!!! Понимаете? Один путь. Группа нас обогнала. Мы спали буквально посреди их дороги, у них фонарики… А они нас не видели.

Что это было? Понятия не имею! Скорее всего, злая шутка, которую сыграли с нами усталость, темнота, нервное напряжение и собственное воображение. Но при любом раскладе это было хорошее предупреждение о том, как действуют на людей эти три составляющие – усталость, темнота, нервное напряжение…

Это был первый случай, когда я столкнулась с неумолимой предательской силой эффекта «на минуточку закрытых глаз».


* * *


Во второй раз подобное повторилось в ноябре, в непогоду, когда мы шли к плато Лаго-Наки по Главному Кавказскому хребту.

Конечно же, с нами был Том!

Это был ничем не примечательный поход и ничем не примечательный день.

Просто третьи сутки валил снег, просто у нас кончалось время, и мы нагнетали темп, как могли, последние два дня спали кое-как, не высыпаясь, а предыдущую ночь не сомкнули глаз практически вообще, откапывая от снега палатку. В общем, достаточно рядовые события.

Дело близилось к вечеру, уже заметно упал темп, слава Богу, хребет хорошо просматривался, да и путь был известен. Ночевать на хребте и снова всю ночь откапывать наш «оранжевый кошмар» (так мы по праву величали палатку «Шторм», двускаточку из парашютной ткани, если кто ещё помнит, что это такое), нам не хотелось. Поэтому мы решили топать до спуска, сбрасывать высоту максимально, чтобы потом комфортно отоспаться внизу, с костром, как белые люди. Метёт снег. Присаживаемся на рюкзаки – отдохнуть.

И вот… Тихо и незаметно… Подходит момент, когда непреодолимо хочется НА МГНОВЕНИЕ ЗАКРЫТЫТЬ ГЛАЗА.

На секундочку… На се…

Прихожу в себя от того, что мне в лицо кто-то жарко дышит, меня мнут и валяют по снегу… Блин! Полный рот собачьей шерсти… Тьфу, Том совсем сдурел…

Повалил меня на снег, скулит, визжит, пинает башкой… Я вскакиваю, отталкиваю пса и прихожу в ужас… Все спят. Все шесть человек. Почти занесенные снегом… Намертво спят! Сколько прошло времени? Совершенно непонятно, часов нет, в снежной каше вообще неясно – день или уже утро…

Я начинаю раскапывать и пытаться растолкать людей …

Без вариантов!

Вроде все живые, что-то мычат, но ещё неадекватны… Том активно мне помогает, роет лапами снег. Ситуация просто блеск!

Я ору, луплю их по щекам, матерюсь, тормошу, но такое впечатление, что мои крики наглухо тонут во всепоглощающем снежном месиве. Наконец, уже нешуточной оплеухой мне удаётся привести в себя одного из ребят. Слава Богу! В глазах засветился живой огонёк… С ним на пару мы растолкали и привели в себя остальных. Судя по всему, мы проспали часа два, может, чуть больше…

Мы благополучно спустились вниз, распалили грандиозный костер, высушились, отогрелись, пришли в прекрасное расположение духа! Совсем тоненькая грань отделяла нас тогда от непоправимого. Мы запросто могли бы так и остаться на морозном хребте. И причиной этого была бы усталость как следствие неоправданно завышенного темпа, неграмотная организация бивуаков, которая не позволила восстановить силы, переоценка своих сил. Но непоправимого не случилось, потому что сенбернар Том решил разбудить свою не вовремя, по его мнению, заснувшую хозяйку.

Он был всё-таки пёс, он не мог уснуть вместе с нами – потому что животные НЕ СПОСОБНЫ переоценить свои возможности, не имеют завышенной самооценки, они не спешат к понедельнику на работу и поэтому не загоняют группу вусмерть… Он более часть природы, чем мы все.

Когда мы боролись с чёртовой палаткой, он в своей меховой толстой шкуре спокойно отсыпался. Мы смеялись над ним: «Вот гад, ему всё нипочём – мы тут не знаем, как раскорячиться, чтоб палатку не погубило, а он дрыхнет себе спокойно».

А он восстанавливал свои силы, чтоб на следующий день выполнить свое предназначение – спасти нас.


* * *


Однажды…

С Томом было связано великое множество этих самых «однажды». Иногда смешных, иногда – страшных, но всегда ярких и запоминающихся на всю жизнь.

Однажды он «накормил» нас шикарным ужином, первым за трое суток – ловко нашел под снегом прошлогодние каштаны.

Однажды Том всю ночь отогревал нас своим огромным тёплым телом, когда зимой, в мороз, мы оказались без спального мешка на продуваемом всеми ветрами голом хребте.

Однажды он «провёз» нас без билета в шикарном спальном вагоне поезда – отчаявшиеся, мокрые до нитки, перемёрзшие, мы бегали под проливным осенним дождем вдоль последнего до утра поезда, но нас никто не брал «в тамбур до Краснодара»… И только в спальном вагоне колоритного вида проводник-грузин с классическими «сталинскими» усами смилостивился над нами, вернее не над нами, а над Томом. «Вас, лоботрясов, не жалко, но ТАКАЯ СОБАКА будет страдать! Нет, не могу такое терпеть, залазьте в вагон!». И мы ехали домой прямо на красных ковровых дорожках, постеленных в коридоре вагона, обильно заливая их дождевой водой и походной грязью. А Томчика проводник взял к себе в купе, накормил колбасой, а потом и нам (так и быть) вынес, с хлебом и коньячком.

У Тома был очень плохой (для собаки) слух, а у меня наоборот — необычно тонкий для человека. И поэтому, когда ночью, в лесу, где-то далеко возникал едва уловимый шорох, я толкала храпящего Тома в бок, он панически вскакивал, растерянно оглядываясь с видом «Что? Где?», и начинал лаять и рычать, отпугивая приближающегося зверя. Эта сценка всегда вызывала хохот моих товарищей.

Однажды Томчик спас котёнка. Как пушистый малыш оказался в лесу?! Непонятно… Мы шли по тропинке, как вдруг Том подбежал к дереву, начал подвывать, скулить и никак не унимался. В густой кроне ничего не было видно, но я знала, что просто так мой пёс не нервничает… Приглядевшись и прислушавшись, мы обнаружили крохотного котёныша, который сжался на толстой ветке и от слабости едва-едва пищал. Котик был снят с дерева, «прошёл» с нами весь поход верхом на рюкзаке и вернулся в город, получив новую жизнь и новых хозяев.

Однажды Том вывел нас к палатке в густом лесу, ночью, когда мы заблудились и уже потеряли всякую надежду вернуться в лагерь.

Когда я переживала не лучшие времена в своей жизни и, нередко убегая от семейных скандалов, «ночевала», гуляя по улицам города, Том был моим верным спутником и охраной. Да и просто – единственным живым существом, которое преданно любило меня и всегда находилось рядом.

Однажды он встал между мной и вооруженным бандитом… И, кстати, подавил его исключительно интеллектуально. Тот сказал: «мне стыдно перед этой собакой… Ты гляди…, он не рычит, не кидается… он стоит и смотрит на меня! Идите-ка оба отсюда… подобру-поздорову».

А у Тома и, правда, был миролюбивый нрав – он никогда не нападал на человека, он только прикрывал меня собой от возможной опасности. Он был отважен и добр! Когда совершенно затуманенный алкоголем мужик с топором бежал в мою сторону, Том просто сбил его с ног, даже не пустив в ход свои зубы…

За всю свою жизнь Том укусил всего одного человека, но это была больше потешная история, нежели страшная. Недалеко от дома, где я тогда жила, находился большой магазин с огромными стеклянными окнами на всю стену, а рядом рыночек. Обычно я заходила сначала на рынок за овощами-фруктами, потом оставляла Тома с сумками под березкой на газоне, а сама шла в магазин за хлебом и прочими мелочами. И вот, в тот «роковой» день, стою я в очереди у кассы и любуюсь огненно-рыжей шубкой Томчика, который вальяжно развалился на изумрудно-зелёной травке в лучах летнего солнышка.

Остальное произошло так быстро, что вся очередь только ахнуть успела…

Мгновение номер один: неизвестно откуда появляется потрёпанного вида мужичок и, карикатурно подкрадываясь, алчно тянет руки к сумке с картошкой…

Мгновение номер два: Томчик прыгает на мужика, мужик с воплем прыгает от Томчика…

Мгновение номер три: Томчик «в полёте» повисает в воздухе, вцепившись в ягодицу зловещего похитителя картошки…

В мгновение номер четыре я уже несусь из магазина к Томчику, а в голове полыхает огнём единственная мысль: «Ну, кому, кому могло прийти в голову отбирать сумку у ТАКОЙ ОГРОМНОЙ СОБАКИ???»

Ситуация разрешилась совершенно безболезненным для нас с Томчиком образом. Когда я подбежала, над пострадавшим уже хлопотала компания таких же потрёпанных мужичков, они никаких претензий не имели, наоборот, шумно извинялись передо мной и Томом.

К чести Тома, он даже не сомкнул свои страшные челюсти, он просто сильно ударил клыками по мягкому месту «злоумышленника».

Оказалось, что эта компания местных поклонников пива, оживленного общения и праздного времяпровождения изо дня в день наблюдала, как я оставляю Тома на газончике. И вот сегодня «пострадавший» задницей любитель пива и «светских» бесед объявил, что когда-то в армии он был пограничником и прекрасно умеет обращаться с любой собакой. И на спор заберёт сумку у этого пса на газоне! Компания дружно заключила эпохальное пари на бутылку водки, ну а чем всё кончилось – я уже рассказала.

Самое интересное в этом эпизоде было то, как сильно и долго переживал Том из-за того, что укусил человека! Всё-таки он был собакой, хоть и очень умной собакой, но инстинкт охраны сработал у него быстрее, чем он успел что-то сообразить. Для тонкой натуры Тома это оказалось тяжёлым стрессом. Он ничего не ел несколько дней, не поднимал на меня глаз, подавленно сжался в углу и тихонько поскуливал… Изредка смотрел на меня жалобно, будто хотел сказать: «Ну как это могло случиться? Я поступил… как собака!»

Много чего происходило удивительного за недолгие годы нашей с Томом жизни и нашей большой дружбы.

Но судьба сложилась так, что Том спас меня ещё раз… Уже после своей смерти.


* * *


Итак, я говорила, что сталкивалась с этим трижды.

Однажды, когда Тома уже не было рядом со мной в этой жизни, мы в непогоду спускались с какого-то перевала. Снег, ветер, усталость – тяжелый стандарт, увы…

Произошла простая и довольно глупая вещь. Группа растянулась, мужики убежали далеко вперед – ну типа, а что? Долина, уже никто никуда не денется… А я элементарно провалилась в снег и моя нога намертво застряла под камнем! Это случилось на гребне морены. Собственно говоря, ничего страшного – через какое-то время меня бы хватились и как-нибудь вытащили. Но… бушевала гроза, и по гребню морены лупили молнии… Но … Нога под камнем сильно подвернулась и очень болела. Я отчаянно расковыривала этот чёртов снег, но у меня ничего не получалось – ногу освободить я не могла никак.

И вот, окончательно выбившись из сил, я пытаюсь закурить, рассказываю себе о том, что поражение молнией не всегда заканчивается плохо, у некоторых даже способности всякие удивительные просыпаются… И тут замечаю, что хочу НА МИНУТОЧКУ ПРИКРЫТЬ ГЛАЗА. Я вспомнила Тома, хребет, ноябрь, и всё остальное… И распевая песенки, продолжила долбить кайлом снег.

Не ребята меня заметили, я их увидела сверху и позвала на помощь. Им меня не было видно. И если бы я уснула… Если бы… Но этого не произошло.


* * *


Том любил пиво – с наслаждением выхлёбывал полкотелка и блаженно засыпал с выражением небесного восторга на расплывшейся от удовольствия морде.

Он неплохо лазил по скалам – правда, спускаться не умел, и частенько нашего «отца Фёдора», отважно взобравшегося на какую-нибудь кручу, приходилось стаскивать вниз при помощи крепкого словца, альпинистского снаряжения, и десятка злых мужиков, грозящихся открутить мне уши, если ещё раз не услежу за своим лохматым псинозавром.

Том обожал «пасти коров» – встречая стадо, он буквально терял рассудок, начинал бегать за коровами, и не успокаивался до тех пор, пока не сгонял всех в кучку, а потом важно начинал кружить вокруг, охраняя «подопечных» от возмущённого пастуха.

Том покупал сигареты для меня в ларьке, который находился прямо возле дома. Нас все там знали, я давала Тому в зубы кулек с запиской и деньгами, он относил его девчонкам-продавщицам, а они клали в пакет то, что мне было нужно.

Том умел самостоятельно ездить на трамваях, что стоило мне немалых нервов во время его поисков. Этот плут обожал зайти в трамвай и прокатиться несколько остановок, с достоинством выпрашивая у пассажиров какие-нибудь сладости.

Он мог открыть холодильник и слопать нечто особо привлекательное, что потом стоило ему немалых нервов.

Он был добр и отважен, лукав и благороден одновременно. Его любили все – даже местные пьянчужки, которые нередко «похищали» Тома со двора на свои ночные гулянки, за что я отплачивала им сторицей, устраивая грандиозные скандалы по поводу наглого спаивания моей собаки. А Том умильно и виновато вилял хвостом, будто пытался сказать: «Ну ладно, ладно, не кричи, надо же помогать добрым людям! В компании со мной им все наливают бесплатно за возможность погладить такого расчудесного меня».


* * *


Том умер в середине девяностых, когда я предала его – ушла в продолжительный горный поход одна, без него. Даже умирая, мой самый большой друг был верен себе – он умер только после моего возвращения. Том страшно мучился, но дожил. А как же иначе – ведь уходя, я приказала ему: «Жди»!



Отрывок из книги "Душа января" Ольги Неподобы, на фото автор и тот самый Том!!

Источник: https://vk.com/olganepodoba

Показать полностью
32

Ночь перед рождеством

Ночь перед рождеством Сказка, Мистика, Рождество, Многосерийный пост, Трэш, Длиннопост

Игрушки


Высокая бревенчатая изба, стояла на отшибе деревни. Из кирпичной трубы валил серый дымок. Стекла окон, мороз украсил витиеватыми узорами.


Внутри стояла русская печка, в которой весело потрескивал огонь. Из убранства большой дубовый стол да пара табуретов. В дальнем углу стояло старенькое кресло.


В центре красовалась пушистая елка.


- Дед, а дед, ну расскажи, почему мы наряжаем елку перед рождеством, а не как все на новый год? – непоседливый Мокша юлой вертелся вокруг ног старого Макара.


- Ох… Ну… В общем, енто целая история,- кряхтя пробормотал дед. Он пытался дотянуться до верхних лапок елки, чтобы повесить игрушку.


- Расскажи, пожалуйста,- взмолился мальчик, топая ножками от нетерпения.


- Экий пострел выискался, ты сперва поведай ладно ли ты вел себя ентом году?- Макар наигранно упер руки в бока. Затем мягко улыбнулся, и протянул оловянного солдатика на веревочке мальчику.


Мокша взял солдатика, глубоко вздохнул и честно признался,- не очень деда.


- Ну, тагды не слыхать тебе истории,- развел руками Макар, но увидев, как мальчишка совсем сник, добавил,- есть один способ смыть все плохие дела.


Мальчик оживился,- какой?


- Нужно рассказать про дело и повесить игрушку на елку,- дед широко улыбнулся,- и все тебе в новом году простится.


- Понял,- улыбнулся в ответ Мокша.

- Раз понял, то давай, выкладывай чавой у тебя там,- Макар полез в коробку за мишурой.


- Я…,- начал было мальчик и запнулся.

- Ты это давай не стесняйся мне тут. Иш, барышня прям.

- В общем я Буську обидел,- краснея проговорил Мокша.

- Буську?- призадумался дед,- Ленкину что-ль,?

- Ее,- кивнул мальчик.

- Чавой это вы не поделили?

- Она в лес хотела пойти…

- А ты?

- А я с мальчишками у колодца играл,- вздохнул мальчик.


- Ну, экая невидаль, бабу обидел, - дед нахмурил брови, - та с ними всегда непонятно, девять лет тебе или девяносто. Один только черт знает чего у них в голове. Вешай игрушку и будет тебе покой.


Мокша повесил солдатика на пушистую ветку и улыбнулся.


- Давай дальше, - подмигнул ему дед, и протянул деревянного конька-горбунка.


- А еще, я игрушку взял поиграть и не вернул, - мальчик осторожно посмотрел на деда. Макар не любил когда он брал что-то чужое, и тем более не возвращал. Но дед улыбнулся и кивнул в сторону елки.


Мальчик заметно оживился, увидев реакцию деда. Быстро повесил конька, схватил из коробки охапку игрушек и затараторил:

- Обозвал Ваську дураком, дразнил соседскую собаку, банки привязал на хвост коту, ведро в колодец уронил, яблоки у соседей в саду рвал,- на елке одна за другой стали появляться игрушки.


Со стороны казалось, что с плеч мальчика спадает тяжелый груз.


- Ох и злыдень ты у меня оказывается, Кащей прям,- расхохотался дед,- а хорошего чаво сделал?


- А за хорошее тоже игрушку вешать?

- Ага, только уже по две,- подмигнул Макар.

Мокша призадумался,- а почему две?

- Ну, так хорошее же, чаво экономить,- развел руками дед.

- Тоже верно,- серьезно ответил мальчик.

- Давай вспоминай.


-Друга встретил,- улыбнулся своим мыслям мальчик.

- Настоящего?

- Ага, самого-самого, я тогда лукошко с грибами в лесу забыл, а он мне свое отдал,- мальчик осторожно посмотрел на реакцию деда.- Ох и влетело бы мне тогда.


Дед ехидно кивнул.


- И вправду хороший друг,- едва сдерживая улыбку, сказал Макар,- вешай, чаво вылупился.

Мокша мигом повесил на елку два цветных шарика.

- Дальше давай.


- Еще тете Светке помогал вещи таскать, - мокша горделиво выпятил грудь.

- Светке, это хорошо. Она у нас беремчатая. Эт ты правильно сделал,- Макар протянул еще две игрушки.


- Все что ли? Игрушек еще полно,- снова нахмурился дед.

- Наверно все,- проговорил Мокша, сел и понурился.


- А как же деду по хозяйству, что не помогал?

- Помогал.

- Вешай значить. А воду хто каждое утро с колодца таскает? А кашу за обе щеки хто ест? А елку хто помогает украшать?


Мокша заулыбался, принялся развешивать игрушки на ветки.


- Вот вроде и все,- Макар сделал пару шагов назад, разглядывая рождественскую елочку,- ох и красавица она у нас.

Мокша радостно закивал.


- А ты деда?

- Чаво, я?

- За плохое елку украшаешь или за хорошее?

- За плохое внучек, - тихо ответил дед,- было время, когда злодейств я творил и не счесть сколько.


- Ну, сейчас ты хороший же,- не смотря на всю строгость деда, мальчик души в нем не чаял.

- Сейчас, времени на злодейства нет. Пострел мелкий под ногами крутится, спасу нет,- с этими словами дед накинулся на Мокшу и стал что есть мочи щекотать. Мальчик залился звонким смехом.


- Ой, не могу больше… ха-ха…


- Есть у меня для тебя подарок богатырский,- отсмеявшись, проговорил Макар. Они раскрасневшиеся сидели под елкой. Хвойный запах приятно щекотал нос.


- Какой?


-Меч. Вернее Кладенец,- гордо сказал Макар

- Из сказки который?

- Ага, вот только не совсем из сказки он,- посерьезнел вдруг дед,- взаправду все было.


Мальчик непонимающе посмотрел на старика.


- Обещал я тебе историю, но видать придется рассказать другую…


Начал было Макар, но в дверь избы громко постучали.

Показать полностью
49

Психиатр, пациент и девять дверей

Психиатр, пациент и девять дверей Рассказ, Мистика, Писатель, Многосерийный пост, Авторский рассказ, Длиннопост

Дверь первая


Море


Стены, обитого мягким поролоном, изолятора, давили, несмотря на отсутствие всяческих фобий. Григорий Алексеевич сидел напротив своего, закутанного в смирительную рубашку пациента, по имени Немо.


Для начала психиатр решил использовать гипнотерапию. Результат был поразительным, Немо ничего не помнящий ни о себе, ни об окружающем его мире, буквально преобразился. Стоило только ввести его в гипноз и попросить открыть одну из дверей его подсознания, за которыми он прятал свои тайны.


Немо изменился не только личностно, но и физически. На лысой голове выросли русые кудри, лицо стало молодым как у тринадцатилетнего мальчика. Мещеряков едва смог подавить возглас рвущийся изнутри.


Парень выглядел так будто провел в воде, по меньшей мере сутки. Опухшее, с синим оттенком лицо, глаза навыкате и сильно сморщенная кожа.

Сиплым голосом, Немо рассказал жуткую историю.

* * *

Я родился и вырос на берегу прекрасного Черного моря. Еще в детстве отец научил меня плавать. Как подобает, всякому уважающему себя отцу, он скинул меня с буны, а рядом кинул надувной круг на веревочке.


«Вот же круг, плыви!» - крикнул тогда он. И я поплыл. Как мог. Барахтаясь и плескаясь, я пытался достичь круга. Отец просто шел по буне и тянул круг за веревочку. Я, забыв обо всем, даже и не заметил, как оказался у берега.

«Жестоко!» - скажите вы. «Батя» - отвечу я вам.


С того дня, я не просто перестал бояться глубины, но и старался заплыть как можно дальше. Конечно же, зимой, я пошел на «плавание». За полгода, «первый юношеский». Потом, бросил. Я ж, в натуре, пацан был.


Теперь, навык плавания, чувствовался естественно. На воде я держался непринужденно, как и полагается жителю прибрежного города.


Это длилось до тех пор, пока, на сцене не появилось типичное - «в жизни пригодится». И пригодилось-таки.


Помнится, был пасмурный июльский денек. Лет мне тогда было тринадцать – четырнадцать. Набегавшись в футбол, мы по обыкновению двинули на пляж. Не забыв, затупиться газировкой и сигаретами.


(Да! Тринадцатилетние дети курят, тем более в конце 90х, и не надо мне тут ля-ля.)


Так вот, дул довольно сильный ветерок, и море волновалось балла два-три, что не могло нас не радовать. В «заказного», прыгая с буны, конечно не поиграть, но на волнах покататься, это, пожалуйста.


Народу была тьма, как в воде, так и на буне. И в какой-то момент я вдруг заметил, как неподалеку, барахтаясь и захлебываясь, тонет мальчуган.


Что есть мочи я рванул в его сторону. Как только я подплыл, не знакомый с правилами поведения при спасении, парень стал брыкаться, хватаясь за все, что попадалось под руку. Ей богу, в какой-то момент мне показалось, что мы вместе пойдем ко дну.


Набрав как можно больше воздуха, в еще не прокуренные легкие, я поплыл, таща за собой мальчика. Тот, схватив меня за шею, отчаянно ее сжимал, да так, что у меня темнело в глазах.

Превозмогая тяжкие муки, мы все-таки доплыли до буны. С нее, ошалелым взглядом на нас смотрел мужичок. «Наверное, отец мальчугана» - мелькнула мысль.


Я уже предвкушал, слова благодарности, слез на глазах родителей спасенного мной пацана. Может даже денег перепадет. Но, в тот день этому было не суждено случиться. В тот день…


Я утонул.


Передав мальчика в руки отца, я наконец-то выдохнул. И только я собрался сделать вдох, меня накрыла волна. Я вдохнул воды, не хлебнул, а именно вдохнул. Легкие тут же обожгло. Боль тараном ворвалась в мозг. Мое в момент онемевшее от шока тело, топором пошло на дно.


Я отчетливо почувствовал удар о камни. Мышцы скрутила судорога. Сознание стремительно угасало.


Отец мальчика, естественно не запомнивший моего лица, не придавая этому особого значения, поблагодарил кого-то другого. Друзья обидевшись, что я ушел не попрощавшись, даже не обратили внимания на то, что на пляже остались мои шлепанцы и майка.


Меня нашли лишь к вечеру, когда мое тело течением вынесло в нескольких километрах от того злосчастного пляжа.


Так меня и не стало.

* * *

Мещеряков сидел без движения. Что это было? Ему казалось, что во время рассказа, он стоял там, на пляже. Кожей, ощущая морской ветер, чувствовал запах йода, который возникает во время цветения водорослей.


Как будто не только Немо, но и сам Григорий Алексеевич впал в гипнотический транс. За все время изучения феномена "диссоциативного расстройства личности", он впервые встретил личность человека, который умер десять лет назад.


Онемевший от шока, врач покинул палату.


Пролог - https://pikabu.ru/story/psikhiatr_patsient_i_devyat_dverey_6...

Показать полностью
55

Психиатр, пациент и девять дверей

Часть первая


Пролог


Мертвые, гудящие лампы дневного света, освещали длинный коридор выкрашенный зеленым, почти болотным цветом. Шаркающие шаги, гулко отражались от стен и потолка. По коридору тянуло сыростью.


Григория Алексеевича Мещерякова, врача психиатра с многолетним стажем, выдернули из постели, как какого-то мальчишку. Чем обеспечили головную боль на всю оставшуюся ночь. Для того чтобы он сейчас же направился к одному особенному пациенту.


В руках он держал больничную карту, которая не несла почти никакой информации. «Диссоциативное расстройство личности» - гласила графа «Заболевание». Так же в карте значились результаты некоторых исследований.


Однако, чем дальше забегал глазами Мещеряков, тем страннее становилось написанное. « Спустя, некоторое время после госпитализации, исследуемый утратил симптомы «ДРЛ», прейдя в вегетативное состояние». Значилось в графе симптомы.


На последней странице, Григорий Алексеевич, прочел то, что заставило его удивиться. А это случалось редко. В графе диагноз теперь значилось – Болезнь неизвестна. «Исследуемый, самостоятельно вышел из вегетативного состояния, однако уже, не проявлял ни каких признаков личности».


«Что, еще за чертовщина» - только успел подумать он, как его раздумья прервали.


- Григорий Алексеевич, ну наконец-то! – быстрым шагом к Мещерякову приближался молодой человек. Звук, создаваемый каблуками, его лакированных туфель, эхом разносился по коридору.

Головная боль врача усилилась.


- А, Сережа и ты здесь,- притворно весело поприветствовал он коллегу, - неужели моего лучшего ученика, так сильно озадачил этот странный пациент?


- Именно Григ Сеич, извините, что потревожили в столь поздний час, но случай и вправду интересный,- бывший ученик с усердием потряс руку учителя.


-Ладно, выкладывай, из этой писульки,- он махнул больничной картой, - ни черта не понятно.


- Он поступил с диссоциативным расстр…


- Это я уже прочитал, может он очередной фанат «Сибил» или того симулянта Миллигана? - Григорий Алексеевич еще раз пробежался глазами по титульному листу карты.


- Я сперва тоже так подумал, но затем мне дали посмотреть запись…


- Запись?


- Да, в Сибирских лесах, экологи устанавливают камеры, для отслеживания миграции лосей.


- И?


- Он целый месяц мелькал перед, одной из камер. Затем его еще несколько недель искали.

Мещеряков вопросительно поднял брови.


- Видите ли, Григ Сеич, записи с камер просматривают раз в месяц, иначе мы бы обнаружили его гораздо раньше.


- Сережа, не тяни, что было на записи?


- На записи…- ученик на секунду замолчал,- на записи присутствуют метаморфозы личности. При первом появлении, он показался мне ослабленным и истощенным. Однако, уже при следующем, он, как ни в чем не бывало, тащил огромную тушу лося, одной рукой, хотя тело его выглядело все таким же истощенным.


Алексей Григорьевич нахмурился.


Ученик продолжал,- затем его поведение резко изменилось, и он стал двигаться как женщина. На протяжении всей записи, такое повторилось еще несколько раз. То он вел себя как ребенок, то, как сломленный человек, то, как уверенный в себе.


К тому времени как Сережа закончил, они уже стояли у дверей палаты. В прозрачное окошко, был виден изолятор, с обитыми, поролоновыми подушками, стенами и полом. У противоположной стены, на полу сидел лысый юноша, закутанный в смирительную рубашку.


- Что с ним случилось, когда его показали тебе? - спросил Мещеряков.


- Мы поставили диагноз…


- Мы?


- Ну, у меня появились ученики,- краснея, отвел глаза Сережа.


- Поздравляю и горжусь,- Григорий Алексеевич, по-отечески положил руку на плечо своего ученика,- ладно продолжай.


- Мы поставили диагноз, основываясь на записи, поскольку пациент, не понимал практически ничего из того что мы говорим. А потом и вовсе впал в кому, пролежав так несколько дней он вдруг очнулся.


Сережа взял паузу, чтобы отдышаться. Затем продолжил:


- Он стал спрашивать: где он, кто он, кто мы. На чистейшем русском, представляете?! Однако, от симптомов «ДРЛ», не осталось не следа. Как будто бы он стер все свои личности, и свою за одно.


- Интересно, интересно,- задумался Мещеряков,- ладно, спасибо Сережа дальше я сам,- сказал он и толкнул дверь.


По обтянутому поролоном полу, ступать было непривычно и неудобно. Сделав несколько шагов, Григорий Алексеевич остановился, и сел на пол, скрестив ноги «по-турецки». Он осмотрел пациента, помимо смирительной рубашки, на нем были еще кожаные ремни, прикрепленные к стене изолятора.


- Здравствуй,- прервал Мещеряков, повисшую было тишину.

Пациент не шелохнулся.


- Меня зовут Григорий,- как ни в чем не бывало продолжил врач. – А тебя как зовут?

В ответ он снова не получил никакой реакции. Еще раз окинув взглядом пациента, Мещеряков вдруг заметил как у того потрескались губы от обезвоживания. Он открыл коричневый, кожаный портфель, и достал небольшую бутылочку воды.


Отвинтив крышку, он осторожно поднес бутылку к губам юноши. Как только первые капли воды коснулись губ пациента, тот стараясь выпить как можно больше, задергался так сильно, что кожаные ремни затрещали.


Беспокоясь об учителе, Серёжа кинулся как можно скорее открыть дверь. Но был остановлен, поднятой рукой Мещерякова.


- У нас принято благодарить,- проговорил врач, после того как парень допил всю воду.


- Бла-го-да рить… - просипел юноша.


- Именно, нужно сказать спасибо. Ну же, давай спа-си-бо,- по слогам проговорил Григорий Алексеевич.


- Спа-си-бо,- повторил парень.


- Хорошо, очень хорошо,- улыбнулся доктор.


Почувствовав, что от человека напротив, не исходит ни какой угрозы, парень осторожно поднял голову. Его взору предстал седой мужчина с добрыми глазами и мягкой улыбкой. В порыве не понятных для него чувств, он вдруг улыбнулся в ответ.


- Хм,- не удержал смешок Мещеряков.


- Хм,- ответил парень.


- Ха,- врач подмигнул пациенту.


- Ха-ха,- короткий смешок в ответ.


Затем, не удержавшись, Григорий Алексеевич, вдруг в голос засмеялся, заражая при этом своего пациента. Тот засмеялся так что аж завизжал. Некоторое время они смеялись как умалишённые, пока слезы не потекли.


- Сережа,- отсмеявшись, Мещеряков крикнул за спину,- а принеси ка нам еще водички.


- Хорошо, - ответил Сережа.


- Только чистой, ну ты понял же, да? - учитель строго посмотрел на ученика.

Спустя пару минут Григорий Алексеевич уже поил своего пациента с принесенной бутылки.


- Спасибо,- задорно поблагодарил юноша.


- Григорий,- ткнув в себя большим пальцем, вдруг проговорил доктор.


- Григорий,- кивнул парень.


- А ты быстро учишься. Может, помнишь, как тебя зовут?


Парень отрицательно махнул головой.


- Давай, я придумаю тебе имя? – спросил Мещеряков.


Пациент заметно оживился.


- Значит, теперь я буду звать тебя… - врач постучал пальцем по подбородку,- я буду… звать тебя… Немо! Точно Немо! Тебе нравится?


Юноша радостно покивал.


- Немо, у меня есть к тебе несколько вопросов, ты не против, если я их задам?


- Нет.


- Хорошо. Скажи мне, пожалуйста, первое, что ты почувствовал, когда открыл глаза? – доктор пристально посмотрел на парня.

Немо на секунду задумался.


- Вкус воздуха.


-Вкус воздуха?


-Ага.


«неужели он полностью «обнулил» сознание?» подумал про себя Мещеряков.


- И какой он?


- Вкус?


- Да.


- М-м, терпкий, немного тяжелый, и с неестественными примесями.


- Хм… А когда открыл глаза?


- Яркий свет, слепил нестерпимо, но потом я привык.


- А, что ты услышал?


- Разговоры… - парень закрыл глаза, будто бы концентрируясь,- металлический звон, хрип

мужчины в соседней комнате.


- Точно! Ты же был в больнице,- доктор почесал затылок.


- В больнице?


-Эм-м, это такое место, где лечат больных людей.


- Но, я ведь здоров,- парень нахмурился.


- Не совсем, - Григорий постарался сделать голос как можно мягче,- я здесь как раз для того чтобы понять, что с тобой не так.


Немо немного успокоился.


- Я сейчас буду показывать тебе картинки, а ты будешь говорить, что на них написано, хорошо?

Парень кивнул.


Мещеряков стал, по очереди, вытаскивать из своего портфеля картонные прямоугольники.


- Дерево.


- Правильно,- улыбнулся доктор,- а эта?


- Птица!


- Ага, следующая.


- Цветок,- радостно сказал Немо, ему явно нравилась игра.


- Вот еще.


Парень замолчал и вдруг посерьезнел. Григорий посмотрел на картинку. Там был изображен самолет.


- Ты не знаешь что это?


Немо покачал головой. На свет еще появились картинки с машиной, лодкой, роботом. Парень не узнавал ничего.


«Хм… Он знает, что такое свет, звук, дерево. Но не знает о механизмах и современных вещах. Думаю тест Роршаха, тут будет бесполезен», - размышлял врач.


- Немо, у меня к тебе последний вопрос.


- Какой? – улыбнулся Немо.


- Что ты видишь, когда закрываешь глаза?


Парень вдруг умолк, и зажмурился.


- Красная комната,- проговорил он.


- Как эта или больше?


- Больше. А еще много штук, таких как та, через которую ты сюда зашел,- не открывая глаз, Немо указал на дверь.


- Хорошо,- неопределенно ответил Григорий. – Я думаю, на сегодня хватит… - он вдруг осекся, увидев испуганный взгляд парня. – Не переживай, я скоро вернусь,- улыбнулся он.


Парень успокоился.


Мещеряков, размял затекшие ноги, с кряхтением стал и вышел. За дверью его ждал Сережа.


- Ну, Григ Саныч, что скажите? – спросил ученик.


- Очень интересно. Видимо, увидев вас, он испугался, и запер все свои личности в подсознании.


Он сказал, что у него в голове много дверей. За одной из них он настоящий. Очень занятый молодой человек.


Продолжая, что-то бормотать себе под нос, старый психолог потихоньку зашагал по коридору.


- Сережа, - обернувшись, сказал он,- я приеду, завтра никого к нему не пускай. Думаю я смогу ему помочь. Ладно, пока.


- До свидания, - Сережа неловко помахал учителю в след.

Психиатр, пациент и девять дверей Рассказ, Авторский рассказ, Мистика, Писатель, Новый писатель, Многосерийный пост, Длиннопост
Показать полностью 1
208

И что в итоге?

Тебе 17, на дворе сентябрь. В последний раз покупаешь школьный дневник и тетрадки и идешь под еще летним солнышком на первый урок последнего в твоей жизни школьного года. Встречаешь в классе любимых подружек, обсуждаешь с ними каникулы и подкачавшихся за лето одноклассников. И так хорошо.

Вот в класс входит учительница и начинает рассказывать о том, что вас ждет в этом году. В первую очередь, конечно же, экзамены. Учительница очень соскучилась и рада всех видеть, но в ее должностные обязанности все же входит запугивание тремя страшными , едва не матерными буквами - ЕГЭ.

Учительница говорит, что нужно уже сейчас выбрать профильные предметы, которые ты будешь сдавать в конце года. У тебя есть куча времени (аж до ноября!), чтобы решить, чем ты собираешься заниматься всю свою жизнь.

И ты задумываешься. Сама думаешь, одноклассников спрашиваешь, и так много мнений вокруг!

Одноклассники, оказывается, еще в детском саду решили, что будут экономистами, менеджерами и юристами. И уже три года готовятся сдавать ЕГЭ по профильным предметам. И советовать им тебе некогда - у них репетиторы!

В расстройстве приходишь домой. На вопрос мамы "Что случилось?" отвечаешь, что не можешь определиться, какую профессию выбрать. Удивленный мамин взгляд и возмущения прерывают твои душевные страдания:

"Как это не знаешь?! Ты будешь переводчиком! Тетя Зина сказала, что у нее дочка выучилась на переводчика и теперь ездит по миру, зарабатывает кучу денег! И тебе так же надо. Я уже и университет тебе подобрала."

"Но мама, я не хочу быть переводчиком."

"А кем ты хочешь быть?! Вот не знаешь, сиди помалкивай! Тетя Зина ерунду советовать не станет! Пойдешь на переводчика. Это нынче престижно."

В истерике уходишь на улицу развеяться. Садишься на любимую лавочку в парке и думаешь. Ну, вообще-то, переводчик - это действительно интересно. И действительно хорошо оплачивается. Да и языки в наше время необходимо знать любому, в ту же Турцию поехать - и там английский нужен.

Но об этом ли ты мечтала?

А мечтала ли ты вообще когда-нибудь?

Когда-то в детстве мечтала стать актрисой. Такой, чтоб прям в одной руке Оскар, в другой - Джонни Депп. И чтобы слава, признание, любовь миллионов по всему миру...

Ладно, помечтали и хватит. Иди в зеркало глянь, звезда, и выброси сникерс. И так уже на 75 килограммов наела. Актриса, блин.

Актрисы, они какие? Они красивые, худые, волосы у них всегда идеальные. А ты что? Вся жизнь - сплошное заедание стресса. Никакой силы воли, характера, стержня. Разве такие добиваются успеха?

Ладно, если уж решили, что реализовывать детскую мечту не будем, то куда пойдем? Может, дать себе время на раздумье? Например, те 4 года в университете, что ты будешь учиться, можно потратить на поиски себя. Для этого достаточно лишь выбрать ту специальность, которая дается тебе легко. Ну, чтобы не напрягаться особо.

Проще всего сдать любимые предметы. Что там у нас? Литература, история, русский... Значит, на филолога!

Решено.

Тебе 22, на дворе июль. Идешь по лужам в красивых босоножках. Плевать, что расклеятся. Зато фоточки с дипломом будут красивые!

Приходишь в последний раз в свой универ, под аплодисменты выходишь на сцену, забираешь свой красный диплом, жмешь руку ректору и садишься в зал. Дежурно хлопая остальным выпускникам, задумываешься: а что теперь?

4 года позади. Время на поиск себя потрачено, но "себя" до сих пор не найдено. За время учебы открыла в себе небольшие писательские данные. В своей группе из 15 человек, где все учатся не по своей воле, а лишь потому, что не поступили на желаемые факультеты, ты была лучшей. Вокруг все кричали "Талант! Не зарывай! Тебе бы книги писать!".

Ну ладно, так и сделаем.

Но пока книга пишется, надо бы работу найти. А то как же без денег-то?!

Но оказывается, красный диплом и открытый талант не обеспечивает тебя работой, на тебя не сваливаются тонны предложений с высоченной зарплатой. А переезд от родителей делает поиск работы еще более нервным и торопливым.

Психуешь, уходишь в учителя. Ну, преподаватели говорили: "После универа нужно обязательно поработать учителем! Бесценный опыт!".

Посмотрим.

Тебе 22, на дворе сентябрь. В первый раз покупаешь учительский ежедневник, красную ручку и идешь под еще летним солнышком на первый урок. Тебе предстоит провести урок русского языка в 8 классе.

Звенит звонок, вот-вот войдут дети. Ты нервно перешагиваешь на шпильках и волнуешься, как они тебя воспримут. Открывается дверь в класс, высокий мальчик, едва не шоркая дверной проем макушкой, весело спрашивает: "О, а тебе есть 18?".

Да, мой дорогой и любимый двоечник, мне есть 18. А вчера было 16. А позавчера я входила в класс ученицей и испытующе смотрела на новенькую учительницу, посмеиваясь с подружкой.

Но отложим слезы по поводу возраста лет до 30, а сейчас перейдем к уроку.

Каждый день на протяжении полугода общаешься с детьми, их родителями и коллегами-учителями. И неожиданно открываешь для себя, что из всего этого общества легче всего - с детьми. Потому что сама такая же. Заставляешь их читать "Капитанскую дочку", а ведь сама в школе даже краткое содержание не гуглила. Ну неинтересно! Почему нельзя на уроке литературы обсудить "Гарри Поттера" или "Игру престолов"? Бедные дети! Но контрольная - по программе. А следом - куча двоек. В ответ - ненавистные взгляды.

Ну вот... а вчера любили...

На дворе январь. Позади 2 школьные четверти и Новый год. «Себя», кажется, не просто не нашлось, а еще сильнее потерялось.

На каникулах пришла к выводу, что за время работы в школе деградировала как профессионал. За полгода не написала ни строчки, мечта о книге так и осталась мечтой. Постоянные поездки на другой конец города по пробкам достали настолько, что мысль об их повторении вызывала только панические атаки и ужас. Нервный тик, ушедший за каникулы, возвращается с новой силой и грозит остаться уже навеки. С дергающимся глазом идешь на работу. А надо ли это снова?

Увольняешься.

Ищешь работу, которая поможет тебе развивать писательские навыки. Устраиваешься корректором, вычитываешь законы, работаешь из дома. Идеально! Куча свободного времени! Решаешь поработать так год. За этот год думаешь написать книгу, похудеть, выучить пару языков и научиться готовить шикарные тортики.

Прекрасный план!

Тебе 23, на дворе сентябрь. Решительно выключаешь сериальчик и пытаешься сосредоточиться на скучном законе. Прошло больше полугода свободной домашней работы. Запятые в однотипных нудных текстах расставляешь уже не глядя, от юридических терминов пухнет голова, а от слова "муниципальный" начинает подташнивать.

Но ведь это то, о чем ты мечтала! Свободный график, никаких пробок, а главное - работа по специальности! Профессиональное развитие и рост!

Правда, поправилась на 6 килограммов, не написала ни строчки в своей книге, не выучила ни одного иностранного слова, и яичница по-прежнему подгорает…

Так стоило ли оно того?

В панике и ненависти к самой себе начинаешь думать, где же свернула не там. Почему на протяжении 6 лет с того самого последнего сентября в школе ты ни разу не чувствовала, что реализовываешь себя? Почему нет того чувства удовлетворенности в жизни?

Натыкаешься на пост в одной из местных групп ВКонтате. Автор пишет: "не кокого увожения". А ты сидишь, смотришь на это и пытаешься кровь из глаз остановить. Заходишь на страницу автора. Симпатичный парень 22 лет. Девушка у него, вроде как, есть, друзья, гуляет вон. И ведь не умер он от незнания правил родной речи! И зарабатывает, могу поспорить, побольше.

Так кому вообще тогда нужны все эти филологи? Может, выбрать этот путь было ошибкой? Может, у тебя вовсе и нет никакого писательского таланта? Может, надо было идти на переводчика по совету тети Зины? Может, и не стоило вовсе получать высшее образование? Пошла бы на курсы и занималась бы сейчас ноготочками, как все нормальные одноклассницы. А еще можно реснички клеить. В конце концов, девочки всегда хотят быть красивыми. Значит, и клиенты будут. А ты со своей маниакальной грамотностью вызываешь у окружающих только раздражение.

Сидишь, пытаясь собрать по кускам весь тот мир, в который верила, и не можешь понять, почему он больше не укладывается в твоей голове. Почему весь этот путь, все это стремление к писательству и развитию твоего таланта никуда не привели?

Надо было на переводчика идти...

И что в итоге? Писатель, Авторские истории, Литература, Рассказ, Моё, Авторский рассказ, Длиннопост
Показать полностью 1
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: