14

Проект "Утопия", ч.3

Предыдущий пост - http://pikabu.ru/story/proekt_quotutopiyaquot_ch2_4219268


Я сидела в палате, одетая в белую пижаму. Нас положили в инфекционное отделение, потому что тут есть одиночные закрывающиеся палаты. Наружу выходить нам нельзя, да и незачем - еду принесут, туалет в палате, для развлечения есть книги. Мне дали мои любимые. В анкете был вопрос про любимые книжки, и я честно ответила - Дюма. И вот, в палате на столе меня ждал мой любимый "Граф Монте-Кристо". Интересно, я прочитаю его за пять дней?

Забрали меня действительно ровно в 12.00 - в деканат зашли люди в строгих костюмах, представились как-то сумбурно и непонятно, даже удостоверения какие-то показали. Дали зачитать постановление, по которому меня определяют в больницу на полное обследование. Мальчики, сопровождавшие меня, едва ли были старше меня. Так забавно... Уже к часу дня меня определили в палату, выдали пижаму и забрали мою одежду.

Я сидела на кровати и читала, когда дверь открылась, и зашёл врач.

- Здравствуйте, Светлана Викторовна. Я ваш лечащий врач. Меня зовут Игнат Валерьевич. Вы знаете, для каких целей Вас определили сюда?

- Здравствуйте, Игнат Валерьевич. Да, знаю. С плановым обследованием.

- И Вы знаете, кто спонсирует это обследование?

Да, условно бесплатная медицина уже давно перестала быть бесплатной. Даже за то, чтобы просто попасть к врачу по скорой, тебе уже нужно заплатить.

- Понятия не имею, - честно ответила я.

- Так вот, я Вам скажу. Никто. Просто пришло распоряжение сверху - проверить людей, которых привезут сегодня к часу дня. Вас пятнадцать человек привезли, всем надо предоставить индивидуальные боксы, нянчиться с вами, как с золотыми, книжки, журналы, фрукты давать вам, а я с этого что получу? А ничего. И в Ваших интересах, милая, чтобы я что-то получил.

- Это ещё почему? - я напряглась.

- Потому что зарплата у меня, главврача отделения, десять тысяч. А в постановлении было чётко сказано - выявить все заболевания. Значит, им зачем-то нужны здоровые ребята.

- К чему Вы клоните? - мне надоело, что он юлит вокруг да около.

- Я хочу тридцать тысяч. Платите или я Вам такого понапишу в карту, что к Вам подходить опасно будет.

- Попробуйте, - мне хотелось запустить в него книгой. Мне кажется, он прочитал это в моём взгляде, поэтому он поспешил уйти.

- Вы пожалеете об этом. Не каждый день государство так печётся о каких-то пятнадцати людях. Я позабочусь, чтобы они к Вам не захотели подходить.

Я таки запустила книгу, но она прилетела уже в закрытую дверь. Гад! Такие деньги требовать. И ведь видел по документам, что я сирота. Где я ему эти деньги достану в палате? Стоп, я не в том направлении думаю. Это неправильно. Похоже, он даже не знает, зачем я здесь лежу. Возможно, мне удастся кому-нибудь об этом рассказать. Я встала, чтобы поднять книгу. Крепкая, даже обложка не оторвалась, несмотря на то, что книга очень тяжёлая.


Было примерно пять, когда дверь открылась. В комнату зашла девушка и поспешно закрыла за собой дверь. Когда я оторвалась от книги, я обомлела. Это была она. Та, которой почему-то подчинился весь мир. Та, которая подмяла под себя правителей этого мира и вытрясла из них всё по максимуму. Я узнала её, даже не смотря на то, что она носила теперь короткие волосы. Они были были всё такими же чёрными, а лицо за двадцать лет не изменилось совсем. Одета она была в простой джинсовый комбинезон, на плече висела сумка.

- Удивлена, да? - весело хохотнула она. - Вот, я тебе ужин принесла. Как ты себя чувствуешь?

- Да... - тихо проговорила я. Я была ошарашена.

- Давай, подбирай челюсть с пола. Я такой же обычный человек, как и ты. Нечего на меня так смотреть, - она поставила поднос на стол и села на стул, стоящий около кровати.

- Ладно, - я с трудом выдохнула. - Я попробую.

- Поешь. Голодать нехорошо. - только после этих её слов я поняла, как хочу есть. - К сожалению, у меня мало времени, мне надо поговорить со всеми.

Я посмотрела на поднос. Вполне неплохое на вид картофельное пюре с каким-то рагу, апельсин и сок. Я с удовольствием принялась за еду.

- Почему только пятнадцать? - решилась спросить я.

- Ты знаешь, сколько вас всего? Откуда? - удивилась она.

- Врач сказал, - мне было страшно признаться. Как знать, что врач со мной сделает, когда она уйдёт.

- Вот же сволочь, - тихо ругнулась она. - Ты ешь, ешь. Я принесла тебе на ознакомление договор, - она достала из сумки файл и положила его на книгу. - Так же я хочу задать тебе пару вопросов. Отвечай по возможности честно.

Я была вовсю увлечена жевательными процессами, поэтому просто кивнула.

- Пока ты ешь, просто слушай. Нам нужен журналист, который будет освещать жизнь внутри страны. Но не просто журналист - свои у нас есть, - нам нужен человек со стороны. Тот, кто может осмысленно посмотреть на нашу жизнь и описать её. Это правда, что ты мечтала написать книгу в детстве?

Я, не задумываясь, кивнула. Да, я мечтала об этом в детстве. В журналистику я пошла не только потому, что появился шанс учиться просто так, бесплатно, но и потому, что это направление достаточно близко к моим желаниям. Я мечтала написать что-то необычное, новое, а в какой-нибудь газете или журнале можно было бы практиковаться.

- Что ж, если ты об этом мечтаешь всё ещё, ты сможешь реализовать свою мечту. Формат книги нам тоже подойдёт, - она улыбнулась мне.

- Я могу, конечно, попробовать, но со времён начальной школы я больше не писала.

- Почему? - тут же живо ответила она.

- Учитель нашёл мои стихи в черновике, и высмеяла их при всём классе. Сейчас я это вспоминаю уже спокойно, но тогда мне хотелось просто умереть со стыда, - я вздохнула и убрала тарелку на поднос.

- Никогда не любила русские школы, - она сложила руки на груди и откинулась на спинку стула.

- У меня было куда хуже - это была русская детдомовская школа. По крайней мере начальная. Потом нас стали отвозить куда-то.

- А ты знаешь, почему ты там оказалась? - как мне показалось, с опаской спросила она.

- Воспитатели всем говорили, что нас бросили родители при рождении. Они говорили это абсолютно всем. Конечно же, мы им не верили - не может быть одна судьба на такое количество детей.

- А какое у тебя первое воспоминание? - видимо, она решила перевести тему. - Самое раннее.

Я задумалась.

- Есть одно. Но не совсем обычное воспоминание. Я помню только ощущения. Как чьи-то сильные руки подбрасывают меня вверх, я лечу, и он ловит. Подбрасывает и ловит. И нет чувства, что он упустит меня. Просто веселье. И голос. Приятный нежный голос... - я даже сама не заметила, как расплылась в улыбке.

Она молча достала из своей сумки ещё один файл и дала его мне в руки.

- Я нашла это так, на всякий случай. Мне не верилось, что ты так рвёшься в Утопию просто так. Я считаю, что я не в праве тебе это рассказывать. Поэтому, если сочтёшь нужным, прочитай.

- Что это? - я удивилась.

- Твои родители. Кто они, чем занимались, - она сделала паузу и набрала побольше воздуха. - Почему бросили, - она вздохнула, взяла мой поднос и встала со стула. - Я пойду, мне пора. Ты ничего не хочешь мне сказать?

- Хочу. Врач хотел взятку, - выпалила, не задумываясь.

- Много? - она затормозила у самой двери и посмотрела на меня.

- Для меня - да. Для него, думаю, тоже. И за отсутствие денег он обещал мне понаставить побольше страшных диагнозов.

- Хорошо, спасибо, - мне она улыбнулась. Но я услышала, как она шёпотом добавила: - ну и сволочь же он...


Мне не было страшно. Отнюдь, меня распирало любопытство. Я достала бумаги из файла. Первой была фотография отца. Смуглый брюнет с красивыми чертами лица, явно не русский. В документах было написано, что он из Казахстана. Отец был одним из строителей Утопии. Несчастный случай - сорвался со строящейся высотки без страховки. Мне тогда было два года.

Мама была очень красивой. Рыжие волнистые волосы стекали по плечам, конопатое лицо на фотографии улыбалось. Я подняла голову и посмотрела на зеркало, висящее напротив кровати. Да я точная её копия просто! Только вот волосы короткие, почти под мальчика. И глаза карие - это, видимо, от отца. Она не работала, жила на пособия. В целом, как и отец. Когда ему предложили работу на стройке, он согласился - зарплату там обещали в разы выше, чем пособия. После смерти отца, мать, сжираемая горем, не поверила в историю про несчастный случай, и присоединилась к протестующим против стройки. Там и пропала. Меня нашли одну на съёмной квартире, где мы с мамой жили до этого. Каких-либо родственников у меня не было, поэтому я отправилась в детдом.

Я не чувствовала ничего. Просто стало легче от того, что я узнала правду. Я убрала бумаги назад в файл и принялась за апельсин.

Вечером ко мне зашла медсестра и объяснила, что завтра у меня возьмут анализы. Предупредила, чтобы я больше ничего не ела. А на утро пришёл новый врач.

- А где Игнат Валерьевич? - спросила я.

- Ушёл в отпуск, - пожал плечами врач. - Я его пока заменяю. Давай, мне надо взять у тебя кровь, а то ты, наверное, кушать хочешь.

За завтраком я решила изучить договор. Конечно же, первым условием был отказ от текущего гражданства. В целом, не страшно. Вторым условием был отказ от связи с внешним миром на время работы по этому договору. Ну тоже не страшно, я думаю. С кем мне общаться? Из друзей у меня только Геннадий Васильевич. Но если нельзя, значит нельзя. Следующим условием было вживление мне считывающего устройства, какой-то чип. Помню, достаточно давно эту технологию хотели внедрить, но люди испугались тотального контроля и того, что все данные будут в одном месте. На этом чипе предлагали хранить всё - паспортные данные, сведения о картах, трудовую и много-много всего. Интересно, а как это работает?

Меня отвлекли тем, что отвели на МРТ. Больше часа, наверное, проходила эта процедура. Было, конечно же, страшно. Со мной впервые проделывают такие манипуляции. А то, что было дальше, не поддаётся никакому описанию. Я просто устала бегать из кабинета в кабинет: рентген, гинеколог, хирург, УЗИ, снова хирург... Когда я пришла в палату, я просто упала в кровать и не хотела шевелиться.


Каждый день в больнице был похож на предыдущий - с утра смена белья и пижамы, завтрак, после него меня водили из кабинета в кабинет, врачи меня осматривали, проводили разные процедуры. Перерыв на обед, а после - снова врачи и какие-то процедуры. Самое обидное, что никто ничего не говорил. Договор получалось читать урывками, утром за завтраком и вечером до отбоя. Я так уставала, что засыпала уже в 9 вечера.

В пятницу с утра ко мне снова заглянула Александра. Удивительно, а я даже её фамилии и отчества не удосужилась узнать за время подготовки диплома. Вот же я глупая.

- Ты прочитала договор? - почти с порога спросила она.

- Да. Есть, конечно, некоторые вопросы...

- Вопросы потом, - резко перебила она меня. - Ты готова его подписать?

- После уточнения своих вопросов, - я задумалась. А стоит ли всё это того, чтобы попасть к ним? - Думаю, да, подпишу.

- Хорошо. Я принесла твою одежду, - она протянула мне пакет. Я заглянула в него - там лежали мои джинсы, футболка и бельё, в которых я сюда поступила. - Сейчас можешь остаться в больничной, документы на выписку со всеми результатами подготовят к часу. Думаю, я успею ещё зайти к тебе.

Она ушла так быстро, что я даже не успела поблагодарить её или что-то вроде того. Я грустно посмотрела на недочитанную книгу. Я даже первый том не дочитала - времени не было совсем. Как-то даже обидно. В целом, сейчас делать мне нечего... Интересно, а до обеда я успею хотя бы первый том дочитать?

Не успела буквально одну главу. Дочитывать пришлось за обедом. Стоило мне закрыть книгу, как дверь открылась, и в неё зашла Александра. Она молча подошла к кровати, подвинула к ней стул и села на него.

- Ты хотела задать какие-то вопросы по договору. Можешь задать их сейчас.

Я взяла в руки договор и принялась его перечитывать, выискивая те самые проблемные места.

- Чип. Зачем он нужен? - первый вопрос найден.

- На нём будет храниться вся информация о тебе. Паспортные данные, состояние счёта, больничная карта. Он находится в руке, - она подняла свою правую руку и показала на едва заметный шрам в ладони, - он не мешает движениям, поначалу будет больно и непривычно, потом - легче. Ещё?

- Права. В договоре сказано, что вместе с гражданством я получу неполные права. Почему?

- Я могу это объяснить тебе лишь на месте. Полные права ты получишь со временем, это в договоре тоже есть. Ещё вопросы?

- Да Вы и на этот не ответили толком... Ладно, - вздохнула я, - почему в договоре указан срок десять лет, а в приложении к договору - пятнадцать? Почему нет точных сроков договора?

- Минимальный срок договора, по которому ты будешь работать - десять лет. Раньше, чем через десять лет, ты не сможешь выйти за пределы государства и отказаться от этой работы - в договоре это описано. Но если через десять лет ты изъявишь желание продолжить работать, ты должна будешь отработать ещё пять. Ещё вопросы?

- Кто-то уже согласился? - вдруг ляпнула я. Чего? Я не это хотела спросить!

- Все договора сейчас на стадии обсуждения. Как с тобою. Ещё вопросы?

- Не указана зарплата. Сколько я буду получать?

- Ровно столько, сколько нужно для твоего существования на территории моей страны, - она отреагировала на этот вопрос спокойно, хотя я почему-то ожидала другой реакции. - Ещё вопросы?

- Нет, это всё, - мне было очень страшно от того, что я хочу сказать. Я набрала в грудь побольше воздуха: - Я согласна подписать договор.

- Хорошо, - она явно удивилась. - Можешь собираться. Тебя отвезут домой. Вечером тебе на почту придёт письмо о том, что тебя взяли на эту работу. Если письмо придёт, то можешь паковать чемодан. Собирай только самое необходимое. Средства связи не нужны. Деньги тоже. Только одежда, средства гигиены и лекарства. Если всё хорошо, завтра утром за тобой заедут, - она немного задумалась. - Можешь попрощаться с друзьями за это время.

- Да у меня друзей-то только мой декан...

- Ох, тут немного... Сложно, - она опустила голову. - Он умер в среду ночью. Уснул и не проснулся. Прими мои соболезнования.

Дубликаты не найдены

+1
Требую продолжения !!!
+1

Как то очень быстро заканчивается история этого мира.
Я бы хотел побольше узнать как они смотрят со стороны на это закрытый город.
Что говорят в СМИ, да и вообще о самой девочке известно только то что она более менее адекватный человек по нашим меркам, она хотела быть журналистом, что ей абсолютно срать на все кроме ее ректора. На мир ей откровенно плевать. Она хочет сама попасть в утопию и все.
Она сама какая то пустоватая выходит, нет какого то внутреннего мира.

Глав врач откровенно тупой. Ему правительство поставило требование без вопросов. На что он вообще надеялся требуя с них взятку.
Это тоже самое что требовать взятку чуть ли не у сына президента, в их ситуации они пока что на похожем уровне.

Пока девочка выглядит слишком банально. плюс есть логические несосытковки


раскрыть ветку 3
0

Можно подробнее? Мне интересно мнение со стороны

раскрыть ветку 2
0

Может куда нибудь в личку?
Тут просто думаю не очень удобно будет обсуждать. Просто думаю в режиме диалога будет проще.
Я могу тут написать свой вк.
увы на пикабу лички нет. Но если хотите могу и здесь по пунктам.

раскрыть ветку 1
0
Неплохо, заинтересовало.
Похожие посты
Похожие посты не найдены. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: