4

Проба пера ГЛАВА 1 Замок

Проба пера

Научная фантастика/постапокалипсис/вирус

Пробую писать книгу и выкидываю на всеобщее обозрение первую главу.


ГЛАВА 1 Замок


Все вокруг было черным-черно, и чернота казалась враждебной, а город - строгим и равнодушным. Он высокомерно взирал на сверкающую точку в черном небе, и ему не было дела до мирской суеты и превратностей судьбы.


Точка, меж тем, становилась ярче. Некий объект бесшумно вошел в атмосферу Земли. Он парил над возвышающимся, словно горная цепь, мегаполисом, купался в электромагнитных излучениях Солнца, перестраивался, готовился, изучал - и ничего не происходило, ничто не двигалось. Город стоял мертвым уже много лет подряд.


Он простерся вдоль реки и дремал в холодном безмолвии осени. Хаотичное нагромождение безродных глыб, уснувших среди закованных в бетон каналов, поваленные колонны, заброшенные церкви. Не сохранилось в целости ни одного строения, ни одной мощеной улицы. А вокруг – пепел, миля за милей. Широкая долина, укутанная мягким покрывалом. Черно-белые руины, небо – дымчатое и пустынное, будто набросанное свинцовым карандашом.

А на планете никто не подозревал о прибытии.


Вокруг, на расстоянии примерно двух тысяч миль, не было ни одной живой души, если не считать Дэниела Леруа. Его дом ютился на небольшой возвышенности среди чахлых лысых деревьев. Он был ничем не примечателен – построенный лет сорок назад, деревянный, невзрачный, с четырьмя окнами на облупленном фасаде. Дэниел был единственным человеком, любившим это хилое строение, да и то лишь потому, что сам соорудил его. Он жил в нем с тех пор, как город был разрушен, и жители уехали из Парижа – Париж был вреден для их организмов. От роду ему было около восьмидесяти, хотя на внешности это никак не сказывалось. Рослый, темноволосый, без единой морщинки на гладком моложавом лице, он давно был не в ладах с самим собой. В последнее время заботило его только то, что люди нарушали его уединение: в угольно-черных химкостюмах, неподвижные и безликие, глазели из-под затемненных забрал, как он старательно подметает веранду или сверлит их злющим взглядом.


В воспоминаниях Дэниела частенько всплывала картина: пылающий хаос, выбегающие из объятых пламенем развалин жители и срочная эвакуация. Никто, кроме него, не захотел посвятить себя возрождению страны. Некоторые личности пытались убедить и его слинять в лучший мир и наперебой доказывали, что находиться здесь невозможно из-за притаившейся в атмосфере угрозы.


Вот только он, Леруа, мог мариновать здоровье в банки и раздавать нуждающимся, что укрепляло уверенность в трусости бежавших. Родина, это значимое звонкое слово, была для него средством для существования, подпиткой для храброго мужественного сердца. Мысль оставить эти края обжигала, вызывала дрожь и головокружение. До кончиков костей преданный своему делу, он сам бы поставил страну на ноги, подпер плечом, все свое достояние на алтарь отечества принес, если бы хватило сил.


С присущей природной простотой, Дэниел долго надеялся на положительный исход затянувшейся трагедии. Обзавелся жилищем, вычистил от мусора дорогу и подпалил факел надежды, изо дня в день освобождая метлой участок от рассыпчатой пыли. Пробовал даже пахать жесткую землю, но после трех борозд заработал грыжу и неделю промучился со спиной.

Крепла вера, что французы обязательно вернутся. Он поднимался на крышу и вглядывался в очертания скрытого в мрачных сумерках города. Иногда вдруг казалось, что маячат в отдалении размытые силуэты и раздаются дружные голоса, но иллюзия распадалась, стоило лишь спуститься на землю и стремглав броситься в ту сторону. Так минул год.


Он верил, что армия явится, чтобы расчистить Париж от завалов, и пролетел второй год.

В конце пятого чувство обманности и обозленности на весь мир взяло верх. Мыльный пузырь тайных надежд, лопнув, разлетелся радужными брызгами, и реальность влепила звонкую болезненную пощечину.


Обида захватила его и разом обрушилась на незнакомцев, которые объявились спустя восемнадцать, а то и двадцать лет. Являлись, когда хотели и исчезали, будто по волшебству. При случае он высказывал им все, что томилось внутри, но не получал ответа, хотя речи были очень обидными. Тогда Дэниел разбушевался еще больше и оградил жилище высокой оградой. А на следующий день обнаружил у ворот контейнер, набитый консервами. Вечно голодный желудок оценил хитрый ход противника, воспротивился здравому смыслу и объявил хрупкое перемирие.

Дэниелу было невдомек, что скоро события круто возьмут его в оборот.


В среду в восемь часов утра он почувствовал себя далеко не блестяще. Едва разлепил веки, с трудом втянул тяжелый странный запах, откинул одеяло, уселся на кровати и увидел голубовато-алые языки пламени.


Выпрямился и заморгал.


Зеркало на тумбочке показывало диван и потолок в соседней комнате, по которым также скакали голубые отблески. По дощатому полу ковром стлалось ядовито-желтое облако.

Дэниел тупо уставился на него. На какой-то миг в поисках ассоциативных связей в голове всплыло слово «пожар».


Пятнадцатью секундами позже с плащом и сапогами под мышкой он вывалился во двор, обернулся и увидел, что столб огня, выбрасывая снопы искр, взмыл к небу, обгладывая крышу и стены. Тупое недоумение и паника исказили багровое в отсветах лицо. Он ринулся было к двери, чтобы успеть спасти хотя бы часть вещей, но кусачий жар заставил его отступить и попятиться.

Пламя взорвало дом, и он рухнул пластом, разметав каскады дыма и искр. Чердак провалился в кухню и в гостиную, гостиная – в цокольный этаж. Кресла, столы, шкаф, кровать – все рухнуло вниз голыми скелетами.


Дым и тишина. Огромные клубы смрада.


Взор Дэниела уцепился за одну-единственную уцелевшую стену с облупившейся краской, и перекатился на знакомый ящик с консервами на усыпанной гравием дорожке. А вчера его здесь не было, подумал он.


Как не было и этого пожарища.


Умозаключения мгновенно сложились в логическую цепочку. Сжав кулаки, он рванул за ограду, чтобы успеть схватить поджигателя.


Но никого не было на освещенном заревом пустыре.


- Чудовища! – яростно завопил он. – Самосуд устрою! Растопчу, выпотрошу, четвертую! И отделаю хорошенько! Вы будете мучиться, пока… пока не получите по заслугам!


Если бы Дэниел овладел сейчас способностью мыслить здраво, он бы вспомнил, как точно так же лет тридцать-сорок назад кружил по берегу Сены, заламывая от бессилия руки. Одежда покрылась копотью. Волосы из вороныхх сделались седыми. Подошвы берц сплавились, потрескались и обжигали ступни, но он не замечал этого.


- А потом я соберу в ведро, что от вас останется, - орал он, - все кусочки соберу, и буду топтать их!


Он не заметил, как бледная приземистая тень скользнула через ворота.


- И буду топтать их, - кричал он, - пока не натру мозоли или пока не придумаю что-нибудь похлеще, а тогда…


Задохнувшись, он замолчал, чтобы перевести дыхание. И подскочил, когда мокрый собачий нос, выдохнув, уткнулся в его ладонь. Собака, оставаясь верным своим привычкам, была спокойна и ласкова. Она обзавелась хозяином через год после катастрофы и самовольно поселилась поблизости.


В этом году Джеку должно было исполниться ровно сорок два года.


- Друг мой, – пробормотал Дэниел, опустился на колени и обнял пса за мощную шею. – Не скули, пес, не надо. Когда я разделаюсь с ними, начнем все с начала, - пообещал он. – И вышибу мозги каждому, кто посмеет со мной поступить так еще раз.


Он ненавистно уставился в туда, откуда обычно заявлялись незнакомцы.

И вдруг перемены закружились в плотных ядовитых порывах ветра.


Земля вздрогнула и затряслась. Первые раскаты грома разорвали глухое затишье. Джек заскулил и заметался, не понимая, за какой проступок на него прогневалось громыхающее и лязгающее небо.


Горизонт всколыхнулся алой зарей. Над покореженными зданиями показался огненно-красный шар.


- Джек, что это? – выдохнул он.


Нечто чудовищно желтое разодрало горизонт пополам, а воздух сомкнулся следом с таким ревом, от которого заложило уши. Страшный грохот потряс округу и раскатился, как приливная волна, по остовам зданий, озерам и рекам, полям и буро-серым лесам. Река вспучилась, забурлила и заклокотала, отражая всполохи грозовых облаков.


В полном одиночестве он стоял в эпицентре и смотрел в небосвод; стоял с невыразимым ужасом в глазах. Он еще не знал, что происходит, но когда слились над головой острые лучи, как вырвались из земли иссиня-матовые глыбы-исполины, заслонившие полнеба, раскалываются и с громким треском сливаются воедино, образуя гигантскую стену, мертвенный холод сковал его и стиснул внутренности.


– Джек, - закричал он, охваченный отчаянной нуждой спасаться бегством, хотя бежать было некуда. - Они строят саркофаг! Они погребают нас!


Последний крик отчаяния оборвался и потонул в неописуемом грохоте машин, обрывая жизнь маленького человека, распластавшегося у распахнутых дверей догорающего дома.


Спасибо все, кто дочитал.

Приветствуется любая критика.

Дубликаты не найдены

0
Мне понравилось, написано интересно! Я бы прочитал продолжение.
раскрыть ветку 1
0

Спасибо за отзыв). Буду стараться и дальше.

Похожие посты
36

Не хлебом единым

- Пожалуйста, Грейс, я не могу, я же… - изможденная молодая женщина стояла на коленях у постели больной и огромными от ужаса глазами смотрела на свекровь.


- Сейчас же возьми себя в руки, Миранда Вингс, - ответила сухонькая старушка и натужно закашлялась.


Миранда тут же протянула ей стакан воды, и когда приступ прошел, Грейс продолжила:


- Когда умер мой сын, я заботилась о тебе и детях, как могла. - Из глаз молодой женщины покатились крупные, как горох, слёзы. - Но сейчас пришло время тебе повзрослеть!


- Но я же… я не умею, я никогда… - продолжала плакать Миранда.


- У тебя четверо детей, Мири, изоляция и голод. Если ты не соберешься, они погибнут, - жестко ответила старушка, но, тем не менее, протянула руку и ласково погладила женщину по волосам.


Эту воздушную фею, это неземное создание сын привел к Грейс десять лет назад. И Миранда сразу стала их собственным солнышком, улыбчивая и нежная, она принесла в семью радость и веселье. А уж как с появлением детей ожил дом, не стоило и говорить. Гомон, детские крики, топот ножек…


Когда становилось совсем худо, Грейс уносилась мыслями в то время, когда родился Том, первенец, копия Уилла, своего отца, а у Грейс появился новый смысл жизни. Неужели совсем недавно они были так счастливы?


- Я не знаю, как… - уронила голову на руки Миранда.


- Если я смогла, сможешь и ты, - жестко отрезала Грейс, закрывая глаза.


Когда Миранда на подгибающихся ногах вышла из спальни свекрови, девятилетний Томас ловко подхватил мать под руку и потянул в сторону кухни, шепча на ходу:


- Не бойся, мам, девчонок я накормил лепешками, они наверху, Элисон спит, у нас есть время проверить ловушки.


-Ловушки? - испуганно прижала руку к губам женщина.


Мальчишка тяжело, по-стариковски вздохнул:


- А как ты думаешь, мы с бабушкой эти четыре года ловили дичь?


-Дичь? – огромные голубые глаза матери снова наполнились слезами, - Может, мы поищем грибы?.. Я же... Не могу, Том… Как можно?… Живое существо.


Томас с жалостью посмотрел на мать:


- Девчонки не выживут на грибах… Да и бабушке нужны силы, чтобы бороться с болезнью. Ты же знаешь, я бы справился сам, если бы детям разрешалось одним находиться на улице. Мне нужно, чтобы ты пошла со мной.


- Хорошо, Том, ты прав, - растерянно остановилась посреди кухни женщина, - Сейчас?


- Держи, - вместо ответа Том протянул ей плащ, - На улице прохладно.


- Спасибо, дорогой, - улыбнулась Миранда, и мальчишка на несколько секунд замер. Как его матери это удавалось? Иногда его жутко злила её несобранность и несамостоятельность, но когда она смотрела на него с такой любовью, хотелось горы свернуть.


Еще издалека Том заметил, что ловушка сработала. Мальчишка радостно подскочил на месте и рванул к добыче. Миранда еле поспевала следом, и догнала сына, когда тот уже тащил клетку, в который отчаянно бился облезлый, заморенный кот.


- Но Томми, - засмеялась женщина, - Это же Патрик, кот миссис Вайсман! Зачем ты его тащишь?


Мальчишка остановился и замялся, и смех Миранды начал угасать сам собой.


- Дорогой, неужели мы всё это время ели…


- Ну не всё время, конечно, - начал говорить мальчик, а Миранда еле успела отвернуться от сына, когда ее вывернуло наизнанку, и весь скудный обед, состоящий из половинки картофелины и лепешки, вылетел наружу.


Когда стало немного получше, женщина выпрямилась, держась за живот, и под жалостливым взглядом сына, спросила:


- И ты сам… их?


- Убивал? – Том поставил клетку и подошел к матери, чтобы взять ее ледяные трясущиеся руки, - Пока нет, бабушка всё делала. Но я видел, ты не волнуйся, я смогу! Тебе не нужно…- замялся мальчишка, - Я же мужчина, мам, я справлюсь.


Миранда крепко обхватила сына и начала неистово целовать его везде, куда дотягивалась – в смешной вихор на затылке, в сморщенный нос, в оттопыренные покрасневшие уши:


-Томас Вингс, я невероятно горда, что у меня есть такой сын, как ты. Любая мать мечтала бы о таком наследнике, - и когда мальчишка засиял от похвалы, добавила, - Только я никогда не позволю тебе сделать это самому. Давай, веди меня туда, где бабушка разделывала… добычу…


***


С грохотом захлопнулась дверь грузовика, и мужчина, одетый в желтый защитный костюм и маску, сел рядом с напарником.


- Что там? Я смотрю, ты отгрузил в этот дом целых пять коробок продовольствия, - спросил водитель.


- Да там четверо детей, чудом выжившая старуха и полоумная женщина, - нахмурив брови, ответил мужчина.


- Почему полоумная?


- Она, как услышала новости о снятии изоляции и увидела содержимое коробок, села на пол и начала неистово хохотать. Я решил оставить им побольше. Детям нужна еда.

Показать полностью
537

Настоящий герой

-Эми, лапонька, время для гимнастики, - высокая милая блондинка листала свой телефон в поисках подходящей музыки.


Когда зазвучали первые аккорды прилипчивой «Oops, I did it again», с кровати за ширмой раздался тоскливый стон:


-Ну, мааам, опять эта дурацкая песня?


-Эм, если бы я могла, я скачала бы миллион новых, ты же понимаешь…


Рыхлая бледная девчушка вышла из импровизированной спальни и закатила глаза:


- … Пандемия, карантин, отсутствие связи и этого, как его… интернета, а еще нам повезло, что мы выжили, бла-бла…


Женщина нахмурилась, но тут же улыбнулась снова и стала разминаться, вращая плечами.


- И всё-то ты знаешь.


-Прекрати быть такой дружелюбной, - грубо ответила дочь, тем не менее, начиная старательно наклоняться и приседать, повторяя за матерью несложные движения, - Папы нет уже десять дней, а ты продолжаешь делать вид, что всё прекрасно!


-В прошлый раз это заняло неделю, сейчас просто чуть дольше.


-А если ТАМ уже ничего не осталось? – тяжело дыша, Эми высоко поднимала колени к груди.


Женщина замерла, но бодро ответила:


-Эм, папа скоро вернется, не переживай. Я уверена, он справится!


- Хорошо бы, Лили, - девочка тоже остановилась, вытирая выступивший на лбу пот рукавом, - Наших запасов продуктов осталось ровно на один день.


- Не говори ерунду, - женщина быстро подошла к маленькому холодильнику, притулившемуся за металлическим столом с дешевой электрической плиткой, и заглянула внутрь, - Вот же еще четыре буханки хлеба, сыр, сухое молоко, кусочек мяса…


Эми с жалостью посмотрела на мать:


-Кажется, пока мы спали, опять отключался генератор…


- О, нет, - Лили судорожно доставала из пакета хлеб, покрытый маленькими пятнами плесени.


-Пара нормальных кусков еще осталась… А вот мясо… - начала говорить девочка.


-…Мясо протухло, - закончила Лили, тяжело опускаясь на пол перед холодильником. Но тут же улыбнулась, посмотрела на дочь и сказала, - Эмс, милая, у нас есть немного хлеба, чуточку сыра и молоко, и вот-вот должен вернуться папа с новыми запасами! Не переживай, всё…


-Да, да, всё будет хорошо, - перебила девочка и, недовольно сопя носом, снова ушла за ширму.


А Лили закрыла глаза, и из-под век бесшумно потекли слезы.


Когда четыре года назад они спускались в подвал, чтобы переждать эпидемию, Лили не могла и подумать, что все затянется так надолго. Фрэнк настоял, что только он будет выходить на поверхность, пополнять запасы продовольствия и лекарств. Для слабой женщины и ребенка это небезопасно. Даже в защитном костюме, который правительство еще в самом начале пандемии выделяло каждой семье.


Сначала Фрэнк уходил на несколько часов - в доме наверху было достаточно еды: консервы, крупы, заморозка. Муж узнавал последние новости и спускался к ним в подвал, чтобы через несколько дней опять повторить вылазку.


Три месяца спустя в доме ничего съестного не осталось, и Фрэнк, в поисках еды, начал уходить от убежища, где его ждала семья, всё дальше и дальше.


Он был настоящим героем. Лили не могла себе представить, что было бы с Эми и с ней, если бы муж эти страшные четыре года о них не заботился, рискуя жизнью.


В прошлый раз его действительно не было неделю, и когда Эми заснула, мужчина тихонько на ухо рассказывал Лили об ужасах, творящихся на поверхности. Горы гниющих трупов, мародеры и полное отсутствие власти и медицинской помощи. Еду приходилось воровать у таких же бедняг, как они. А в прошлый раз Фрэнк почти попался. Он несколько дней водил преследователей по лесу за городом, чтобы защитить дом. Пришел уставший, с обгоревшим на солнце лицом, и чудом выживший.


О, Боже, Лили просто не переживет, если с Фрэнком что-то случится. Она не справится одна, она не сможет…


Паника подступала к горлу, и женщина заткнула себе рот кулаком, стараясь не выть.

Ради дочери. Ради дочери она должна быть сильной.


******


Фрэнк не пришёл.


И Лили старательно улыбаясь, обрезала плесень с оставшихся кусков хлеба. Сейчас еще размочит их в воде с сухим молоком, и получится почти что каша.


-Эми, солнышко, иди, поешь, - позвала она дочь, и с приклеенной улыбкой смотрела, как тяжело поднялась с кровати девочка, как запали у нее глаза, и обветрились губы.


- Мам, я уже не хочу, я просто воды попью, - Эми взяла жестяную кружку и чуть не разлила воду, так дрожали руки.


-Малыш, это не шутки, садись за стол, - Лили обняла дочь, ласково усаживая ее на единственный стул.


- Но я действительно не хочу, - удивленно ответила ей Эми, - Только немножко пить.


-Ради меня, Эм, чуть-чуть… Папа скоро…


-Мам, - устало перебила девочка, - Он уже не придёт. Прошло 14 дней, не ври сама себе.


И пока Лили с ужасом смотрела на дочь, та неловко встала, еле дошла до кровати и, закутавшись в одеяло, легла:


-И почему так холодно?


Женщина несколько минут стояла, машинально продолжая помешивать ложкой серую кашицу, а потом решительно отодвинула от себя тарелку, подошла к тумбочке и, достав из нее длинный серый шарф, позвала девочку:


- Эм, вставай, - и, когда дочь жалобно замычала, громко продолжила, - Мы выходим.


-Что? – удивленно подняла голову Эми.


-Мы сами идем за едой, - Лили помогла девочке подняться, замотала ей лицо шарфом, оставив только глаза, натянула себе на нос воротник толстовки и, провернув несколько раз ключ в замке, открыла дверь в карантинный мир.


-Слушай меня, Эмс, - начала Лили, смотря в лихорадочно горящие глаза дочери, - Я отведу тебя в твою комнату на втором этаже и спрячу в шкафу, а сама поищу нам еду, - и добавила тише, - Если, конечно, все ещё есть комната. И шкаф в ней.


-Хорошо, - шепотом ответила девочка и хихикнула, - Настоящее приключение! Мне намного лучше, правда!


Лили улыбнулась и, обняв дочь за плечи, стала помогать ей подниматься наверх. Домой. Туда, где они не были уже четыре года, и туда, где их ждала смертельная опасность заразиться или наткнуться на грабителей.


Ступая по ковру из битого стекла, две жмущиеся друг к другу фигурки остановились напротив грязного, заросшего паутиной окна, сквозь которое был виден сад:


-Красиво, - зашептала девочка, - Я уже забыла, каким ярким может быть солнце. - И заплакала.


И Лили заплакала тоже. Ее прекрасный чистенький дом превратился в помойку - разбитые окна, грязь, мусор, окурки повсюду. Взгляд женщины цеплялся за знакомые вещи: напольная уродливая ваза - подарок свекрови - с отколотой горловиной и непонятным содержимым, фотографии маленькой Эм, но почему-то в черных рамках, журнальный столик, который она отхватила на распродаже антиквариата, заставленный пустыми бутылками и … Что это?


Женщина нахмурилась и подошла поближе. Белый порошок? Наркотики?


-Эээй, - визгливо закричал кто-то со второго этажа, - Ты пришел? Принес выпивку? И где музыка? Я хочу музыку! Твоя девочка хочет танцевать, как вчера!!!


Голова закружилась, и Лили тяжело задышала, стараясь не упасть на еле стоящую Эми.


Рычащий звук машины на подъездной дорожке вывел женщину из оцепенения.


-Эм, наверх идти нельзя, - Лили потащила дочь в сторону кухонной кладовки. Открыла деревянную дверь и, быстро увидев, что там никого нет, завела девочку внутрь и захлопнула комнатку, - Милая, пожалуйста, только тихо!


И тут же в замке задней двери повернулся ключ, а Лили поняла, что уже не успеет спрятаться и в ужасе замерла посреди кухни.


Домой, еле передвигая ноги и пошатываясь, зашел оборванный и грязный Фрэнк.


От облегчения у женщины подкосились колени, она села на пол и заплакала, уже от счастья. Он жив! Ее муж, ее любимый, ее защитник! Жив!


-Лил? - испуганно спросил мужчина, ухватившись за дверной косяк, - Как ты выбралась?.. Почему?.. Сколько?.. Я же… - и замолчал, виновато глядя на жену.


А она огромными глазами смотрела за его спину, на улицу. Где соседка миссис Грэмбл неторопливо поливала газон, а подросший мальчишка Томас гонял с друзьями мяч. Ни следов разрушений, о которых говорил Фрэнк, ни паники и хаоса. Просто жизнь. Такая, как была до подвала. И голос мужа:


- Я. Все. Могу. Объяснить.

Показать полностью
55

Один день после

Стук в дверь застал Агнесс врасплох.


По столешнице растекались остатки такого желанного кофе.


Женщина тяжело вздохнула, хорошо ещё успела пригубить, вспомнить вкус и горьковатый аромат. Такую роскошь она теперь позволяла себе раз в год, на свой день рождения. Этот, шестидесятый, Агнесс планировала отметить с размахом.


Утром - горячий, сваренный в турке кофе с самым настоящим масляным круассаном. Приходилось весь год держать себя в руках, чтобы не сорваться, доставая из морозильной камеры остатки продуктов. Этот замороженный рогалик ждал определенного дня.


На обед ризотто с морепродуктами. Обычного риса хотелось неимоверно… И хотя бы пару кусочков лосося. Если бы с запасами в подвальном леднике что-то случилось, чего Агнесс боялась даже сильнее вируса, женщина, пожалуй, не дожила бы до своего шестидесятилетия просто от безысходности.


А на ужин Агнесс припасла для себя нечто особенное. Удивительно, на что способен человеческий разум, если дать ему задание. Сохранить с осени 3 крупных садовых яблока, оставить на дне мешка несколько ложек сахара, и «забыть» на полке початую упаковку муки. И пусть не то, что сливочного масла, даже маргарина не осталось, а яиц и подавно, яблочный пирог обещал быть необыкновенным. Ведь маленький порванный пакетик с корицей так и лежал себе среди ложек и вилок, засунутый туда еще до карантина.


Всё утро Агнесс размышляла, куда эту неожиданную пряную находку определить. В кофе или в пирог. И, похоже, сделала правильный выбор - драгоценная жидкость звонко капала на плиточный пол кухни, а в заднюю дверь продолжали стучать.


Женщина тяжело вздохнула, посмотрела на еще теплый круассан и решительно встала из-за стола.


Неужели снова? – думала Агнесс, споро вставляя патроны в мужнино ружье. Если мародеров больше двух, то, пожалуй, что этот день рождения всё же окажется последним. Жалко было отложенных на праздник запасов…


Знала бы - съела всё давно! Например, когда от обычной царапины у Людвига развился сепсис, и он скончался в тяжелых муках, и потом Агнесс на заднем дворе сжигала тело мужа, потому что не смогла бы продолбить лопатой мёрзлую землю. Невероятно, как может измениться жизнь, когда из нее пропадает пенициллин.


Или в тот день, когда сильнейший ветер все-таки уронил на крышу второго этажа тополь. Или когда кошка Алиска не вернулась домой… А потом пришли первые грабители и забрали всю еду, которую смогли найти. Хорошо, что Людвиг еще в самом начале пандемии оборудовал тайный подвал, который вот уже восьмой год был надежным хранителем запасов.


Пожалуй, что выпей Агнесс свой заслуженный кофе и съешь свой подарочный завтрак, она даже не пошла бы за ружьем. Хватит, пожила. Да и Людвиг на том свете, поди, заждался. Только вот сегодня были вылиты на пол последние запасы, и терять вдруг стало нечего.


-Кто? – хрипло крикнула женщина через дверь, тихо снимая предохранитель с оружия.


Из-за двери раздалось невнятное мычание, и Агнесс, вдруг испугавшись, спустила курок.


*****


Из гостиной раздавались уютные звуки телевизора, и пожилая женщина, тихонько напевая прилипчивый мотив, помешивала в турке свежий кофе.


Два месяца назад подключили городское электричество взамен дышащего на ладан генератора, и Агнесс не могла нарадоваться новым звукам в доме. Любимая когда-то передача на радио, старые сериалы, песни Джо Кокера и, конечно же, выпуски новостей каждый час.


Мир восстанавливался. Возобновилось сообщение между странами. И вот уже 2 недели Агнесс пила кофе каждое утро.


Вчера ремонтная бригада волонтеров закончила восстанавливать проломленный потолок в западной комнате, а соседский мальчишка помогал с уборкой сада, подрезал кусты и чересчур разросшиеся ветки деревьев. Мистер Платц обещал завтра зайти с газонокосилкой, может, через какое-то время её газон снова будет всем на зависть.


Агнесс принесла на журнальный столик у телевизора кофе в красивой чашке из пекинского фарфора, поставила рядом поднос со свежими булочками - все-таки Эрин, её помощница по хозяйству, замечательно умела готовить, - и сделала звук погромче.


-По приказу Совета Временного Правительства пенсионные выплаты людям, достигшим 60 лет, увеличиваются в 4 раза…


Женщина довольно кивнула головой, соглашаясь с диктором. Эпидемия выкосила 80% стариков, и она, одна из немногих, теперь может ни в чем себе не отказывать.


Телевизор продолжал вещать:


- …Переговоры с Китайскими Провинциями закончились заключением ряда новых международных договоров…


-… Вчера на киностудии Юниверсал торжественно отмечали начало съемок нового фильма…


-… Антициклон принесет нам сильный ветер и дождь. Будьте осторожны, мы рекомендуем без необходимости не покидать дома…


Агнесс хрипло засмеялась. Рекомендуем. «Рекомендуем» можно и не слушать. Пожалуй, стоит сегодня немного прогуляться.


-… Напоминаем, что продолжаются поиски работника социальной службы, который после отмены карантина объезжал дома по восточному побережью и осуществлял доставку жизненно-необходимых вещей, медикаментов и продуктов. Два месяца назад он перестал выходить на связь и не вернулся домой. Он был одет в желтый  костюм с эмблемой Временного правительства и защитную маску. Если кто-то видел его или слышал что-то о последнем месте нахождения, просьба сообщить по номеру телефона на экране или в отдел полиции вашего города…


Агнесс недовольно поджала губы и выключила телевизор. Опять своей новостью испортили завтрак.


-Миссис Смит, - позвала от двери Эрин, - Я пришла! Смотрите, сколько свежих овощей я вам купила.


Пожилая женщина отодвинула от себя булочки и пошла за помощницей на кухню.


- И все-таки, я до сих пор в удивлении, что вам удалось продержаться столько лет без должного запаса продовольствия, - девушка порхала от стола к холодильнику, раскладывая по полкам продукты.


- Я экономная, - буркнула Агнесс.


-Что-то вы неважно выглядите, может, пойдете, приляжете? А я принесу вам обед, когда приготовлю?


И когда старуха кивнула, Эрин засуетилась на кухне. А Агнесс, тяжело подволакивая ноги, пошла по темному коридору, на мгновение остановившись напротив кирпичной стены, где висел парадный портрет Людвига. Красиво получилось. Не подкопаешься. И в голову никому не придет, что в этом доме есть потайной подвал.


Где до сих пор в леднике лежат остатки продовольствия.


И работник социальной службы.

Показать полностью
498

Таркарис (окончание)

//начало произведения: Таркарис

Берег спокойствия


Джон погрузился в пучину радости и спокойствия. В своё удовольствие они строили со стариком Дювалем домик на пляже, он учил его навыкам работы по дереву и рассказывал свои идеи по настольным играм. В этом деле он был настоящим маньяком, способным говорить без устали и сыпать информацией как из водопада. А ещё старик очень хорошо переносил алкоголь - у него был целый склад разных бутылок с вином и шампанским. Каждый день Джон отправлялся в город и наблюдал за местными жителями, которые полностью погрязли в жадности, интригах, материализме и желании доминировать над ближним. Как ни странно, но его знакомый Пол Уитман был по-своему счастлив - он бежал наравне со всеми и уже поднялся до середины горы. У него был большой участок земли с площадкой для вертолёта, бассейном, гаражом на три машины и домом на пять этажей. Он купил дипломированную английскую прислугу и теперь подбирал элитную жёну из каталога. Как человек из самого низа, он поглядывал на роскошные и дорогие вещи. У него было почти всё, кроме свободного времени.


Уитман постоянно звал Джона в помощники и обещал быстрый карьерный рост. Джон смотрел в эти глаза, которые не отдыхали от нервного тика, и это лицо, исхудавшее от постоянного стресса, и отказывался изо всех сил. Он ни разу не пожалел о сделанном выборе и только убеждался в том, что этот город являлся царством порока. Ему хватало одного часа в этой суетливой и нервной атмосфере, чтобы начать мечтать о возвращении на свой уютный пляж. К счастью для него, местные жители с лёгкостью избавлялись от надоевших вещей, которые уже не влезали в их кладовые - спиннинги, снаряжения для походов и альпинизма, компьютеры, бытовая техника, велосипеды, мотоциклы, и даже один раз ему вручили ключи от небольшой яхты. У этих людей всего было слишком много - и периодически они просто выкидывали вещи, чтобы заменить их на более дорогие.


Джон постепенно осваивался на новом месте, и к нему стали приходить тревожные вопросы. По каким-то причинам, прислуга, якобы купленная с других планет, не поддавалась пагубному воздействию города. Они все были очень сдержанными, исполнительными и добрыми. И даже купленные жёны хранили верность и искренне любили своих мужей. Чем больше он общался с этими людьми, тем сильные сомневался, что они действительно люди, а не высококачественные андроиды.


Джон пробовал высказать свои идеи старику Дювалю, но тому было попросту всё равно. Он махал рукой в сторону города и широко улыбался своему новому другу. Всем своим видом он показывал, что это не имело никакого значения.


Но вопросы в голове Джона продолжали накапливаться - жители города постепенно выдыхались от гонки на её вершину. Многие уже слегли в больницу, где их никак не могли привести в норму, а другие даже переехали на кладбище. Хотя большинство продолжало упорно следовать прежнему курсу, появлялись немногочисленные сомневающиеся, которые хотели всё бросить.


Джон пытался отогнать мысли и жить как Робинзон. Но у него было слишком много свободного времени, чтобы окончательно забыть тревожные вопросы. Они всегда возвращались и порождали новое беспокойство. И когда с острова неожиданно исчез Пол Уитман, Джон понял, что потерял счёт времени - он уже не знал, сколько месяцев пробыл на этой загадочной планете. Это был тревожный звоночек, что атмосфера безделья плохо сказывалась на его психике.


С новыми силами Джон принялся искать ответы на вопросы. Но старые жители, которых осталось теперь немного, стали ещё более озлобленными и скрытными. Они узнали какие-то новые подробности в правилах и никому их не рассказывали. С особой жестокостью они расправлялись с новичками, которые просили у них помощи или совета. Получилось так, что никто не отвечал на вопросы: роботы отшучивались, новички ничего не знали, а опытные менеджеры молчали, как партизаны.


Порочный круг продолжался до тех пор, пока он не наткнулся на весьма старого человека, которого прислали жить в город из неизвестных краёв. Ему тоже дали стартовое жильё и должность, но действовать он начал как профессионал - очень хладнокровно и зная ходы наперёд. От отчаяния Джон пришёл к нему домой и застал играющим в крикет на лужайке. Этот человек только взглянул на Джона и сразу выдал ценную информацию.


- Ты напоминаешь мне одного отшельника, - сказал он обращаясь к Джону, - который жил здесь пятнадцать лет тому назад. Он тоже ходил в гавайской рубахе, соломенной шляпе и стриг бороду подручными средствами.


- И как его звали? - Почему то Джон уже знал ответ.


- Вроде Роберт. На вид ему было за восемьдесят. Наверное уже давно умер от алкоголизма.


- Спасибо за помощь! - В его голову пришло озарение, и он помчался со всех ног на пляж.


Джон застал Дюваля в тот момент, когда тот лежал в своём гамаке с пивом руках.


- Ты не тот, за кого себя выдаешь! - Сказал Джон прямо в лоб.


- А за кого я себя выдавал? - Начал он говорить без всякого удивления и не открывая глаз.


- Я думаю, что таких людей как я, должно быть намного больше. Но их нет. Почему? Потому что когда они уходили из города, то находили тебя.


- И ты думаешь, что я какой-то маньяк, который без всякой причины убивал людей многие годы?


- Нет, я думаю, что всё немного сложнее. И ещё я думаю, что твои игры вовсе не игры. Это модели общества, которые будут создаваться в других секторах, не так ли?


- Должен признать, что это ход мыслей в правильном направлении. - Дюваль поднялся, выбросил бутылку пива в море и посмотрел Джону прямо в глаза. - Очень немногие отказываются от богатства также просто, как ты. Наверняка в тебе есть какая-то неучтённая деталь.


- Ты один из создателей Таркариса? Почему ты живёшь именно в этом месте?


- С чего ты взял, что я существую только в одной точке этой планеты? Я приглядываю за всеми секторами.


- Зачем?


- Потому что всегда есть небольшой процент людей, который идёт против течения. Они накапливаются и вносят риски в мои расчёты. Своими идеями они могут нарушить отбор, на котором держится вся система. Таким людям, как ты, я делаю заманчивое предложение, чтобы изолировать от общества.


- К этому мы ещё вернёмся. Но прежде я хочу узнать, куда пропал Пол Уитман? И почему так сильно изменилось поведение старых жителей города?


- Я подкинул им дополнительный стимул для борьбы. Первые десять самых успешных менеджеров попадут в высшую лигу, где управляют десятками и сотнями тысяч людей. А Уитман стал первым из них.


- Мне страшно представить, сколько им придётся вкалывать!


- Там будет больше подковёрных интриг, предательства и страха вернуться на ступень ниже к неудачникам. Но не волнуйся, ты пошёл по другому пути и доказал, что тебя не интересует мирское и сиюминутное.


- У тебя есть, что мне предложить?


- А как же! Ты хотел другую форму общества? Так вот, она ждёт тебя в тех кустах рядом с муравейником. Это не шутка.


Джон, не веря своим ушам, побежал к обыкновенным кустам шиповника, росшим рядом с домиком Дюваля. Не успел он прикоснуться к веткам, как обнаружил, что это искусная голограмма, прикрывающая небольшой вход в портал из электровещества. И Джон провалился вниз, как Алиса в страну чудес. Он с криком пролетел несколько метров в вечной тьме и упал в кристально чистое озеро, находящееся на горном плато.


Как только он выбрался из озера, то сразу же заметил фантастический пейзаж - на горизонте возвышалась настоящая Вавилонская башня. На этом циклопическом сооружении росли дворцы и целые небоскрёбы, вокруг него парили дорогие машины на электромагнитных подушках и дирижабли ради красоты. Куча железных дорог сводилось к башне, и несколько аэропортов и целый космодром располагались у её подножья.


Для Джона это была страшная красота: он сразу же представил, какие жестокие нравы должны были царить внутри этого города-государства. Он не хотел даже приближаться к нему, и к счастью, единственная дорога с горы вела в противоположное направление. Он спустился вниз и обнаружил долину, покрытую обыкновенными одноэтажными домиками и виноградниками. Глаз Джона сразу заприметил открытый амфитеатр, храмы, сделанные из мрамора в древнегреческом стиле, а также статуи и пантеоны.

Предместья Вавилона


Джон Трэнд не успел спуститься с горы, как к нему уже подбежали самые социально активные жители общины. Здесь были мужчины и женщины разных национальностей и социального происхождения. Но их всех объединяло то, что они были одеты в самодельную крестьянскую одежду - Джон почувствовал, что попал в восемнадцатый век.


Все радовались новому лицу, и интересовались тем, как долго он прожил в городе и как быстро раскусил Дюваля. Никто не верил, что он сразу отказался от битвы за богатство и власть, но никто не сомневался в том, что Джон был порядочным человеком, если в конце концов оказался здесь. После застолья под открытым небом, старейшина общины, Ричард Олдман, флегматик, похожий на амиша, проводил гостя в его новый дом. Там у них состоялся уже конструктивный разговор о жизни в общине.


- Как вы понимаете, мистер Трэнд, - начал беседу Олдман, присевший в кресло качалку, - мы живём практически отдельно от Вавилона и снабжаем себя сами. В этом есть свои плюсы и минусы. Мы свободны, и нас не контролируют роботы. Они лишь смотрят, чтобы мы не приближались к городу.


- А что происходит с людьми, которые устали от жизни в Вавилоне?


- Таких с позором понижают в должности до младшего менеджера. - Олдман крепко задумался и начал набивать свою трубку табаком, - у нас в общине жил один человек, который сделал “карьеру” на острове и смог добраться до самого верха горы. Потом он попал в Вавилон и несколько лет провёл в этом сумасшедшем городе. Там самые лучшие менеджеры становились руководителями корпораций и олигархами. И самые богатые из них управляли жизнью города. И увидев сколько денег ему предстоит заработать, он понял, что его силы на исходе, и ему никогда не победить в этой гонке. Он опустил руки и начал сдавать позиции. Таков суровый закон жизни в Вавилоне - если ты не бежишь изо всех сил, то начинаешь падать вниз. Он махнул на всё рукой и демонстративно ушёл из Вавилона, - Олдман выпустил кольцо дыма в потолок и снова задумался о чём-то важным.


- Но этот человек в конце концов нашёл успокоение в общине?


- Ну, как тебе сказать. В его глазах остался безумный азарт и сожаление. Он бы всё отдал, чтобы вернуться и победить. Это был мой младший брат Джеймс, он был моложе меня на тринадцать лет, а за годы жизни там, он умудрился меня “перегнать” и полностью угробить своё здоровье.


- Это ужасно, - Джон не знал, что к этому ещё можно было добавить.


- Он ещё легко отделался… - казалось что Олдмен до сих пор обдумывает события былых времён, потом он откашлялся и вернулся к делу, - но не будем о грустном, будем жить настоящим. Рабочие руки нам всегда к месту. Хотите попробовать стать новым плотником или скульптором?


- Скульптором?


- Звучит громко, не правда ли? На самом деле у нас просто избыток мрамора и гранита, который мы пытаемся использовать с умом. Дальше вниз по реке, мы возвели мельницу и думаем построить ещё одну из камня.


- Я уже прошёл небольшой курс работы с деревом. Думаю, у меня получиться.


- Вот и славно. В нашей общине главное не лениться и помогать друг другу, - Олдман встал с кресла и уже собирался уходить, как его остановил Джон.


- Подождите минутку. Мне просто интересно, а могу ли я как-нибудь приблизиться к Вавилону? Кажется у меня там остался один знакомый.


- Боюсь, что ничего не получится. С той горы, откуда ты пришёл, нельзя спуститься - там стоят невидимые энергетические барьеры, сжигающие любую органику.


- Но горы можно обойти, куда ведёт эта долина?


- В бескрайнюю пустыню, где нет даже насекомых и падальщиков. Так что можешь спать спокойно - никто не потревожит нашу общину.


Новая обстановка - новые хлопоты. Джон приятно удивился обилию разносторонней работы, которую должен был делать крестьянин, чтобы выжить и скрасить быт: шить одежду и обувь, варить пиво, изготавливать самодёльные спички и зажигалки, строительство зданий из подручных материалов. А список аграрных работ уступал только объёму знаний, необходимых для развитие кузницы, где нужно было заново изобретать химию, физику и металлургию.


Джон с радостью окунулся в сельско-хозяйственный труд и изучение ремесла плотника. Он хотел приобрести трудолюбие и избавиться от всех признаков лени. И ещё ему казалось, что он сможет за год освоиться со всеми премудростями крестьянской жизни.


Время шло, и постепенно до него стало доходит, что некоторые вещи нужно осваивать всю жизнь, а для других важны врождённые таланты и особенности - одни люди держали топор или молот как продолжение руки, а другие умудрялись ронять его под ноги. Так вышло, что Джон старался добиться успеха в какой-нибудь области, но получал средние или неудовлетворительные результаты.


В итоге его отправили на поле - помогать выращивать и собирать урожай. И изучение новых специальностей сменилось на монотонную рутину. Теперь он всюду начал замечать однообразие и застой.


Больше всего Джону не нравилось то, что творчество и саморазвитие было чисто символическим - кто-то когда-то писал песни и пару раз в год они ставили спектакли. Естественно были праздники урожая и хмеля, но этого было недостаточно для Джона, ему хотелось расти дальше.


Поэтому в его голове снова стали рождаться беспокойные вопросы: “А куда деваются недовольные из общины?”. Он стал думать как Дюваль и понял, что размеренная, трудолюбивая жизнь без сюрпризов и больших достижений подходит далеко не всем. Но если верить их рассказам, то здесь никогда не было даже протестов. Все жили как в раю и никто не жаловалось.


Наконец Джон сказал самому себе, что такого просто не может быть. И значит Дюваль находился где-то рядом и забирал бунтарей к себе. Это стало его навязчивой идей. Они принялся искать странности в долине и задавать лишние вопросы. Старейшинам не нравилась сама мысль, что кто-то ищет выход из их прекрасного мира. В конце концов ему вынесли выговор и в качестве наказания запретили пить хмельные напитки целый месяц. Джон сделал вид, что это его сильно расстроило, и он усвоил урок. Но на самом деле он уже строил планы побега и думал, что взять с собой в путешествие. По его мнению, пустыня была единственным местом куда могли убежать инакомыслящие.


Напоследок он попытался найти единомышленников и получил ожидаемый отказ. Эти люди считали, что у них было всё необходимое и поэтому можно было больше ничего не изобретать. Но Джон был категорически с этим несогласен. Он считал, что если человека всё устраивает, то он уже полудохлый.


Джон Трэнд вышел под покровом ночи, когда светили только бледные красные луны Таркариса. С каждым километром почва становилась всё более скудной, появлялись всё новые руины, упавшие колонны и осколки статуй древних богов. Джон не рассчитал время и вышел к пескам к восходу солнца. Он увидел бескрайние жёлтые просторы, невысокие барханы и ровное синее небо - в ближайшее время не предвиделось никаких осадков. Но Джон не собирался отступать перед лицом будущих трудностей, он вздохнул и отправился прямо в объятия этого безжизненного места. Он боялся, что его могут нагнать и насилько вернуть в общину, и поэтому он спешил как можно быстрее скрыться там, где его никто не будет искать.


Его хватило на четыре часа, потом он выдохся настолько, что думал только о том, как бы соорудить палатку из захваченных с собой материалов. Он дремал в тени, обливаясь потом, с иронией вспоминая холод криокамеры. Ему так надоело солнце, что он инстинктивно начал зарываться в песок. И наконец сон о холоде стал явью. Джон очнулся от лихорадочной дрёмы и понял, что наступает вечер и пора снова отправляться в путь.


Звёзды и самодельный компас указывали дорогу - он всё дальше уходил от Вавилона и общины, а пейзаж не переставал изменяться. Припасы заканчивались, и у него уже не было шансов вернуться обратно. Но он верил, что дойдёт до конца. Он продолжал идти, когда уже не было никакой надежды на спасение. Его силы иссякли, он потерял счёт времени, воды уже не осталось и единственное, что появилось в этой пустыне, так это стервятники.


- Кыш! Отстань! - Кричал Джон надоедливым птицам. - Я ещё живой.


- Мистер Трэнд, это я, Тоби! Ваш знакомый робот-перевозчик! - Снял котелок со своей гуманоидной головы.


В глазах Джона уже всё мутнело, и ему потребовалось время, чтобы собраться с силами и увидеть перед собой робота, а не падальщика.


- Не верю! Если ты не галлюцинация, то ущипни меня!


Робот Тоби схватил Джона за обе щеки и натянул их, чтобы получилась улыбка.


- Я этого не просил! Перестань! - Сразу огрызнулся Джон от такой самодеятельности.


- Извините, не удержался! Просто я боюсь, что если я вас ущипну, то на меня могут подать в суд за сексуальные домогательства.


- Хорошо, ты убедил меня, что ты Тоби. Что дальше?


- Мистер Дюваль предлагает вам последний шанс, чтобы вернуться в общину.


- Нет! Если бы из этой пустыни не было выхода, то нашлись бы инакомыслящие, которые не стали бы идти до конца. Они бы возвращались в общину, когда их запасы подходили к половине. Ведь не все должны быть такими отчаянными, как я?


- Признаю, что это рассуждения в правильном направлении.


- И значит в общине должны были накопиться несогласные и система пошла бы ко дну.


- А если мы прибегаем к жульничеству?


- Что ты имеешь в виду?


- Что если мы просто убиваем всех глупцов в этой пустыне?


- Это противоречит смыслу модели Дюваля - это стабильная саморегулирующая система. Что бы не делали люди, они должны оставаться в рамках системы и сами себя балансировать. И если Дювалю потребуется ручное управление и коррекция, то значит его модель содержит изъян, и он проиграл.


- Разрешите продемонстрировать ответ.


- Валяй, Тоби.


Тоби просто улетел, оставив Джона один на один с пустыней. Но впереди появился мираж - берег моря, две пальмы на отмели и гамак между ним, в котором естественно лежал человек с бутылкой пива. Уставший Джон добрался до призрачного видения и убедился в том, что это всего лишь голограмма.


- Дюваль! Где ты? - Крикнул он призраку и неожиданно получил ответ.


- Рад снова тебя видеть, Джон, - Дюваль поднялся из гамака и приобрёл плоть - его ноги проваливались в песок пустыни.


- Судя по твоей притворной улыбке - это не правда.


- В моей модели нет изъяна! Ты сам изъян! - Наконец он высказал ему наболевший ответ.


- Разве в конечном счёте это не одно и тоже?


- Модель рассчитана на работу с нормальными входными данными! А ты идёшь слишком быстро!


- Это не повод отказывать мне!


- Ну, что ж, - коварно улыбнулся, - хочешь зону с возможностью для обучения и саморазвития?


- Да! Пустыня и крестьяне мне уже надоели.


- Я за язык тебя не тянул! А теперь подожди немного - мне нужно найти затычку.


- Чего?! - Джона уже шатало, и ему показалось, что он ослышался.


- Вот же она!


С этими словами Дюваль засучил рукава и полез разгребать песок. Рыл он словно экскаватор, и Джону даже пришлось отойти на расстояние - яма превратилась в небольшой карьер глубиной двадцать метров. Наконец Дюваль нашёл огромную пробку и торжественно крикнул.


- Нашёл!


Он вытащил её наружу и пол пустыни провалилась в пустоту. Всё закружилось в голове Джона, и он потерял сознание.


Олимп


Джон Трэнд очнулся в номере дорого отеля - в комнату лился приятный белый свет, шторы развивались от морского бриза, и он чувствовал себя просто прекрасно. На его руках остались следы от шприцов - он сильно выдохся в пустыне и прошёл восстановительный курс в чудо-больнице роботов.


Не успел он встать, как в комнату влетел робот-паук, одетый в чёрно-белый костюм с тросточкой.


- Давно не виделись, Джон! - Начал говорить робот и летать над головой Джона.


- В прошлый раз, ты так и не представился.


- Да какая разница? Мы все тут один большой искусственный интеллект, который от скуки дробит себя на части, чтобы потом снова слиться воедино. Поэтому я уже на четверть Тоби и на треть Гэри.


- Если это правда, то я сомневаюсь, что вы делаете это ради хохмы. Наверное, таким способом вы развиваетесь.


- Откуда у тебя такая богатая фантазия? Ты что, книжек перечитал, умник?


- Если не хочешь выдавать секреты, то тогда давай перейдём к делу, - ответил он роботу и полез исследовать холодильник, набитый деликатесами.


- Тут городок для таких умников, как ты. Все знания мира будут к твоим услугам. Сможешь изучать любые науки хоть до самой смерти!


- Не шутишь? - Оторвался от омаров.


- А когда я шутил, Джон? Работа будет простой по своей сути - нужно придумывать улучшения для этого сектора Таркариса. Все решения оформляются в технологический проект и отсылаются в совет управленцев.


- Какой ещё совет управленцев? Кто в него входит?


- Да всякие безумные придурки, которые прошли отбор в Вавилоне.


- И они будут решать, какой проект воплотить в жизнь?


- Здорово, правда? Вы будете жить бок о боком в этом чудесном месте и решать судьбы тысяч людей. Но чтобы сделать игру более интересной, мы внесли кое-какие ограничения. Теперь ты от нас никуда не убежишь, Джон!


- В каком это смысле?


- А ты выгляни в окно, умник! - Торжествующе прокричал робот и полетел на балкон.


Джон пошёл следом и обнаружил, что местный город находится на парящей в воздухе горе, под которой были только бескрайние воды. Заметив удивление Джона, робот продолжил издевательства.


- Свободный доступ к Олимпу разрешён только для высшей элиты Вавилона! Только их люксовые самолёты могут садиться здесь! И если ты захочешь уйти, то будешь вынужден просить их сделать тебя своей прислугой.


- Я правильно понимаю, что они представляют власть, а мы являемся “учёными”, сидящими в элитной тюрьме?


- На самом деле вы все сидите в тюрьме, что на Земле, что на Таркарисе.


- Кажется я всё понял - это огромная игра с уровнями и секретными ходами. Из острова я мог попасть не только в общину. И в самом Вавилоне наверное была куча порталов. Поэтому здесь собралось столько “учёных” - они пришли сюда разными путями. Что ты на это скажешь?


- Вся наша жизнь игра. Или театр. Или дурной сон. Называй как хочешь, суть от этого не поменяется.


- Тогда ты, наверное, поймёшь, что я имею в виду. Как попасть на следующий уровень?


- А ты не слишком борзый? И почему ты просто не можешь остановиться на том, что тебе предлагают?


- Мне же нужно знать к чему стремиться! И к тому же путешествие бывает интереснее самого пункта назначения!


- Ну, хорошо, хорошо. Всё равно тебе об этом расскажут. Если ты хочешь получить финальную награду, то просто должен поставить рекорд и переплюнуть всех своих коллег.


- Каким образом?


- Всё очень просто - специальный беспристрастный компьютер оценивает пользу от каждого принятого проекта.


- Но принимают его коррумпированные и развращённые жители Вавилона! А у них другая цель - им важно заработать как можно больше денег! Они думают только о своём бизнесе!


- Молодчинка! Быстро соображаешь. Я понимаю, что задача весьма сложная, но у тебя впереди целая жизнь, чтобы добиться успеха!


Хихикающий робот улетел вниз, оставив Джона один на один со своими мыслями. Он понимал, что должен быть благодарен судьбе за все подарки, что ему выпали. Но Джон очень не хотел сидеть в очередном фешенебельном бункере.


Наконец Джон отмахнул негативные мысли и стал думать о том, что ему предстоит очень многое изучить. Он нашёл дорогой костюм в своё гардеробе, выпил для храбрости, и отправился на знакомство со своими новыми коллегами.


Уже в лифте он почувствовал атмосферу суеты и нервозности - его окружали люди в таких же дорогих костюмах как у него, которые о чём-то напряжённо думали и переговаривались исключительно тайными кодами. В коридорах была беготня между номерами, в которых проходили оживлённые дискуссии. Джон попытался остановиться рядом с таким “собранием”, но на него сразу же обратили внимание.


- Ты что, новенький?


- Да, меня зовут Джон Трэнд, - начал он представляться, но его прервали на полслова.


- Да пофиг! Не трать наше время, просто иди на своё собрание и всё!


- Ну мне же интересно, что тут происходит?


- Как ты попал сюда с такими мозгами?! Неужели непонятно? Тут идёт настоящая война интеллектов! Куча коллективов, которые пытаются друг друга переплюнуть! - Разгневанный человек с грохотом закрыл дверь перед носом Джона.


Джон вздохнул и отправился дальше. Он вошёл в зал для совещаний, где выступал пожилой лектор, просто излучающий опыт и мудрость - на его лбу было столько морщин, что глаза разбегались. Речь учёного была захватывающей и очень мотивирующей, он рассказывал о больших перспективах в познании мира, о том что им всем выпал шанс постичь тайны вселенной. Потом он перешёл на описание жизненного пути молодого учёного на Олимпе. Перед каждым было множество дорог на любой вкус. И от одного обилия неизведанного у Джона закружилась голова. Под самый конец выступления один из новеньких не удержался от вопроса.


- А когда мы приступим к делу?


Профессор расхохотался и вытер скупую слезу с щеки.


- Даже с ускоренной закачкой информации в мозг, вам придётся потратить несколько лет на обучение. И даже тогда вы вряд ли сможете предложить что-то полезное и технически реализуемое. Видите ли, мои дорогие, главный компьютер просчитывает все тонкости, и если он не будет удовлетворён, то ваш план полетит в помойку, где ему самое место.


На этом моменте у самого Джона возникли вопросы, и он не удержался от того, чтобы поднять руку. Профессор подумал, что его ждёт что-то конструктивное, и дал Джону слово.


- А что если предложить компьютеру что-то простое и очевидно полезное?


Лектор разочарованно покачал головой.


- Молодой человек, неужели вы думаете, что все эти годы мы страдали ерундой? Все простые решения уже давно приняты!


- Но одно вы точно упустили, и я готов биться об заклад, что оно принесёт рекордную пользу.


Элита учёных, сидящая в первых рядах, разом обернулась в сторону возмутителя спокойствия. В зале установилась тишина, а у выступающего профессора очки сползли с носа.


- Это возмутительно! - Наконец огрызнулся учёный.


- Готов поспорить на что угодно, что моё предложение сработает, - Ответил Джон.


Из первого ряда встал самый главный в местной иерархии учёный, он поднялся на сцену и выхватил микрофон.


- Такая наглость не простительна! Если вы готовы поставить на кон всё, что угодно, то мы требуем, чтобы вы покинули Олимп в случае провала!


- А вы готовы помочь в продвижении моего проекта? - Удивился Джон, который только сейчас понял, что серьёзно влип.


- О, да! Сегодня будет день смеха! - Пророчески сказал учёный. - Сегодня я предлагаю нам всем объединиться ради того, чтобы поставить этого молокососа на место! В этот день мы отправим только один технический проект! Вы будете выступать перед советом управленцев лично со своей блестящей идей! - Задыхаясь от гнева, выкрикнул он.


- Знаете, а я согласен. Всё равно мне не нравится здешняя атмосфера.


Зал превратился в кипящий муравейник. Джона на руках понесли в огромный мраморный купол, где заседал совет управленцев. Лидер учёных подбежал к трибуне в центре круглого стола, чтобы первым делом успокоить удивлённых представителей власти.


- Уважаемый совет управления! Мы вынуждены просить прощения за этот лёгкий балаган. Сегодня мы хотим представить только один технический проект этого замечательного вундеркинда. Сегодня его первый день, и он уже хочет поставить рекорд.


Джона буквально кинули к трибуне. Председатель совета, матёрый проходимец со шрамами и взглядом тирана, сразу рассмеялся.


- А, понимаю! Наводите дисциплину через публичные унижения? Правильно делаете. Эту молодёжь надо ставить на место. Так что ты хочешь нам предложить, молодой человек?


Джон наконец поднялся и поспешил к микрофону.


- Извините, пожалуйста, но наш спор заключался в том, что компьютер не сможет принять мой технический проект. Я не хотел бы портить интригу, - Джон чувствовал, что ходит по тонкому льду.


- Ты хочешь, чтобы мы утвердили твой проект даже не зная о чём он?


Джон изобразил притворную грусть.


- А какая разница? Всё равно его не примут.


Председатель задумался, он уже хотел было выгнать всех этих наглецов на улицу, но на сцене появился Пол Уитман, который был одним из помощников члена совета.


- Уважаемый председатель Томпсон, - начал говорить Уитман, - я должен сказать, что лично знаком с этим человеком. Его зовут Джон Трэнд, и всю свою жизнь он пробыл в изолированном бункере вдали от реальной жизни. Это абсолютно безвредный человек, и все его знания о мире взяты из фантастической литературы.


Только в этот момент Джон узнал сильно изменившегося Уитмана. Он уже не был тем жизнерадостным человеком, который верил в светлое будущее. По его виду можно было прочесть историю страданий, боли и отчаяния. Половина лица Уитмана парализовало после инсульта, и он потерял левую руку - теперь и эта конечность была у него бионической. Джон смотрел Уитману прямо в глаза, и видел в них призыв к действию: “Покажи им всем! Отожги по полной!”.


Тиран смутился и даже не поверил такому повороту событий.


- Это правда, мистер Трэнд? - Грозно спросил он.


- Да, всё до последнего слова.


После этого раздался смех в зале. Председатель уверовал, что сейчас будет смешное шоу и инициировал голосование. Из потолка спустился огромный зеркальный шар, на котором появилось лицо женщины - это был искусственный интеллект, анализирующий технические решения.


- Темис-15 готова проанализировать проект.


- Принимать решения учёных должна ты по максимальной пользе, а совет управленцев нужно распустить, - выкрикнул он на одном дыхании.


Как и предполагал лидер учёных - это закончилось смехом. Но их радость длилась всего десять секунд - потом все увидели, что компьютер принял этот технический проект, а его польза установила новый рекорд и подняла планку на несколько порядков. Пожилые учёные стали рвать на себе остатки седых волос. Многие кричали, что это нечестно, что им никто не сказал, что так можно было поступить. Из-за всех углов доносилась одна и та же фраза.


- А что так можно было?!


В зале появились летающие роботы-пауки, которые стали хватать членов совета и уносить их куда-то в небо. В последний момент они схватили и самого Джона, как нового рекордсмена, и спасли тем самым ему жизнь. Ещё бы минута промедления и толпа учёных разорвала бы его на части.

//окончание далее в комментариях

Показать полностью
1010

Таркарис

- Дайте мне, пожалуйста, билет на край света.


- Назовите точные координаты, молодой человек, - последовал зазубренный ответ кассирши.


- На самую дальнюю планету в известной вселенной. В какой-нибудь периферийный мир, который только начали осваивать.


- Абаддон, что ли?


- Абаддон, так Абаддон.


- Это будет стоить сорок тысяч юникредитов, или полсотни золотых монет или два шекеля.


- Целых два шекеля?!


- Ну, а что вы хотите? Космические перелёты - вещь недешёвая.


- У меня с собой только тридцать девять тысяч юникредитов. Может быть этого хватит?


- Извините, но нет. Стоимость билета супер эконом класса на Абаддон ровно сорок тысяч.


- Подождите минутку, пожалуйста, я что-нибудь придумаю, - начал выворачивать карманы.


- Да хоть пять, а вот потом мой рабочий день закончится.


Джон Трэнд оглянулся по сторонам в поисках простого решения.


- О! Кирпич! - Взял его в руки и тяжело задумался, потом он ещё раз внимательно изучил предмет в своих руках и окружающий мир и осторожно отошёл от кассы агентства межгалактических путешествий.


Джон со всей силы кинул кирпич в витрину ближайшего магазина и пробил им якобы бронированное стекло. Уже через пару минут под рёв сигнализации Джон вернулся с нужной суммой к кассирше.


- Мда-уж, бедный мистер Поллак, - вздохнула кассирша, - он только отошёл в специальную зону для курящих.


- Это где-то в парке?


- Да, далеко отсюда. У него никогда не хватало денег на нормальный энергетический барьер. Зато страховку он платил всегда вовремя.


- Вот и здорово! Значит ничего страшного не произошло. Надеюсь, вы возьмёте эти деньги?


- Вообще-то я должна позвонить в полицию, - задумалась женщина, - но в компании мне сделают выговор, если мои действия приведут к потере клиента.


- Полицейские всё равно приедут на вой сирены!


- В этот район могут вообще не приехать. К тому же сегодня день скидок на пончики. Так или иначе, но я не хочу нарушать закон и помогать преступнику скрываться от правосудия.


- Хорошо, хорошо, соблюдём формальности. Если вы мне не продадите билет, я вас убью! - Наставил на неё нож-бабочку. - Теперь можете сказать полиции, что я вас заставил, а ваши начальники будут рады, что не потеряли лишнюю прибыль.


- Но этого всё равно мало.


- Что?! - Обмяк и убрал игрушку в карман.


- Вы что-то плохо соображаете. Супер эконом класс не рассчитан на поддержание жизни во время полёта.


- Действительно, я что-то плохо соображаю. Как это понимать?


- За восемьдесят тысяч кредитов вы получите полное погружение в безопасный и стандартный криосон, тогда всё путешествие пройдёт как один миг, - в который раз за день ей пришлось разъяснять всё по полочкам. - Шестьдесят тысяч достаточно для эконом варианта - для заморозки грубым способом, но тогда из-за опасной нагрузки на организм, вас будут поднимать для восстановления сил. В это время вы будете отдыхать в жилых помещениях корабля. А если вы выберите супер эконом класс, то на корабле придёться жить по нескольку недель, а то и месяцев подряд. Чем меньше плата, тем хуже качество криокамеры, и тем больше времени нужно для восстановления здоровья.


- И в чём проблема?


- Еда не входит в стоимость билета. Вы должны будете покупать её там за наличные. А у вас, как я понимаю, больше ничего нет. Вы просто умрёте с голоду, что во время полёта происходит довольно-таки часто.


- Кто мог такое вообще выдумать?! - Схватился за голову.


- Вы что, с неба упали?


- Наоборот. Я всю жизнь прожил в фешенебельном бункере глубоко под землёй. Все мои познания об этом мире я почерпнул из научно-фантастических книжек двадцатого века!


- А почему вас выпустили?


- Как я понял, компания, которая содержала бункер просто разорилась, и меня буквально выкинули на улицу без какого-либо объяснения. Вы представляете, какой для меня это шок! Я не понимаю как жить в этом мире!


- Ну, этого никто не понимает.


- Мне бы так не понимать, как вы! Конечно, пару трюков я уже освоил, но этого слишком мало, чтобы устоять на ногах!


- И сколько дней ты уже продержался в реальном мире? - Продавщице стало искренне жалко парня.


- Пока ни одного. Меня преследуют убийцы, продажные полицейские и юристы всех мастей. И я уже по горло сыт тем, что тут творится!


- И поэтому ты хочешь убежать в мир, в котором будет поспокойнее?


- Об этом я уже и не мечтаю. Пусть хотя бы будет дыра, которую нужно изучать, чтобы я был на равных условиях со всеми остальными.


- Тогда тебе нужен билет на Таркарис.


- А что это? - В глазах Джона загорелась надежда.


- Полная загадка, расположенная где-то в бесхозных пространствах космоса, где не действует никакое законодательство. Эта планета населена роботами, которые подчиняются неизвестному плану.


- И что там происходит в двух словах?


- Полная чертовщина. За планетой наблюдают только издали, потому что её хорошо охраняют, а лезть в такую даль, чтобы воевать с целой армией роботов никто не хочет. Учёные считают, что вся планета поделена на сектора, в которых роботы создают государства с произвольными “законами”.


- Звучит превосходно! Значит каждый, кто туда прибывает ничего не знает о том, что его ждёт?


- Именно так. Роботы позволяют пассажирским кораблям садиться, а потом сортируют людей случайным образом. Это последние пристанище для отчаянных людей, которые бегут от долгов, закона, бандитов и нерешаемых проблем. Очередная планета дураков, откуда никто не возвращается.


- Ни слова больше, дайте один билет на Таркарис!


Харон


Вначале Джон Трэнд не понял, зачем в его тесной каморке была такая тяжёлая входная дверь. Потом он пригляделся к нравам, которые царили на корабле и всё сразу стало ясным: все пассажиры эконом класса являлись проходимцами разных сортов. Они искали любую возможность, чтобы проникнуть соседу в комнату и ограбить его или даже повредить криокамеру. Для одних это означало смерть от голода, а для других возможность попировать на останках проигравшего противника. Конечно, немногочисленная, но хорошовооружённая команда корабля пыталась поддерживать нормы закона, но в секторе эконом класса это было почти невозможно - слишком много людей пыталось нарушить правила.


Некоторые отчаянные и азартные личности летели без гроша в кармане и с глупой надеждой разбогатеть во время полёта. Их можно было легко распознать по нервному тику и вечно испуганному лицу - они с самого начала искали любой способ, чтобы спасти свою шкуру. Эти персонажи выбывали со сцены в первую очередь - для них всё заканчивалось тем, что в какой-то момент они ставили свою дешёвую криокамеру на максимальный срок, который превышал все допустимые нормы.


Другие пассажиры эконом зоны были похожи на игроков в покер - они не подавали виду о том, сколько у них оставалось денег и изображали показное миролюбие. Но потом у кого-то кончались средстства и приходил голод, который подталкивал их на самое откровенное безумие.


В первое время Джону вообще не хотелось покидать свою комнату. Он выходил только по крайней необходимости в общий туалет и столовую. Но даже в эти короткие прогулки он замечал, как кого-то грабили, ранили или просто избивали ради веселья. К счастью ему удалось раздобыть почти даром электронную книгу и коротать время стало относительно легко. Перед ним теперь было множество новых и разнообразных рассказов, которые по-своему раскрывали правду о реальном мире.


Спустя несколько циклов погружений и сна, он наконец устал от постоянного страха. Джон наконец стал выходить в “свет” и знакомиться с оставшимися в живых пассажирами. Хаос постепенно утихал и просыпались самые коварные игроки, которые терпеливо ждали момента, когда кто-нибудь устанет и потеряет бдительность.


Джона постоянно звали на партию в какую-нибудь азартную игру или предлагали просто попить пиво в местном баре. Разным путём они хотели оценить его финансовое состояние, но он так упорно отказывался, что в конечном счёте пассажиры решили, что Джон уже почти всё истратил и скоро начнёт голодать. А на самом деле он просто не знал куда девать оставшуюся наличность. Конечно, он мог побаловать себя алкоголем, разрешёнными наркотиками и походами в стриптиз бар. Но он слишком сильно боялся терять над собой контроль в окружении такой компании.


Каждый предлагал дружбу и помощь, каждый говорил, что выживать лучше вместе. Но Джон старался держаться от людей подальше, пока в его дверь не постучал Пол Уитман - забавный коротышка на деревянных ногах, сделанных в пиратском стиле. Этот человек то и дело пытался выдать себя за крутого и жестокого бандита, из-за чего он смотрелся ещё смешнее.


- Джон, малыш, открой! Есть разговор! - Постучал ещё раз.


- Пол?! С чего ты взял, что я тебе открою?


- Я знаю от кого ты бежишь! Ещё на Земле мне дали заказ на тебя! Это были люди Фальконе!


В такие моменты Пол достигал пика комичности - сейчас он изо всех сил будет пытаться убедить Джона, что он настоящий киллер. Путешествие подходило к концу и Джон решил впустить к себе первого гостя. Пол сразу присел на койку рядом и начал рассказывать умопомрачительную историю о том, как он всего лишь изображал недотёпу, а на самом деле являлся агентом спецслужб.


Джон любил фантастические рассказы и не смел прерывать рассказ, в котором были погони, драки, перестрелки, разборки с мафией и промышленный шпионаж. В какие-то моменты Пол забывал, что он не умеет бегать, прыгать и махать ногами во все стороны, как мастера каратэ, но его это не останавливало, и он продолжал рассказывать байки про героя-одиночку против толпы негодяев. Наконец Пол дошёл до главного, как ему дали супер важную миссию: попасть на корабль, следующий на Таркарис, чтобы устранить опасного террориста, а потом чисто случайно ему ещё подкинули задание убить Джона по просьбе итальянской мафии.


- И что ты обо мне знаешь? - Спросил Джон у Пола, который наконец устал говорить.


- Что тебя вырастила в бункере-отеле одна большая корпорация, которая потом пошла ко дну.


- Вижу, что ты действительно в теме, Пол. Послушай, я верю, что ты крутой парень - мне можно больше ничего не доказывать. Окей?


- Ну, наконец-то, кто-то начал воспринимать меня всерьёз! - Пол радовался тому, что его выслушали без лишних вопросов.


- Так вот, я хочу сказать, что если бы киллер мафии был на корабле, то он давно бы попытался меня убить.


- Ах-да, ты же не в курсе - всегда об этом забываю! - Ударил себя по лбу. - Отправившись на Таркарис, ты официально отказался от всего своего имущества на Земле. И от всех прав на наследие своего папаши.


- Папаши?


- Вряд ли фамилия Трэнд простое совпадение. Скорей всего ты незаконнорождённый сын руководителя корпорации. А те бандиты работают на конкурентов, которые занимаются разорением компаний и поглощением их остатков. Племянник Эдмунд Трэнд заявил права на наследство. И раз его никто не убил, то значит он вместе с Фальконе. Видишь, как ловко я всё расспутал!


- А я просто мелкая непредвиденная помеха?


- Можешь не волноваться. Тот тип, которого они послали, просто следит, чтобы ты наверняка долетел до Таркариса и не сбежал на полпути.


- Ты его напоил?


- Конечно! Я только выгляжу как Карлсон-переросток, но самом деле - это просто прикид, чтобы втираться в доверие!


- Теперь ты знаешь, почему я лечу на Таркарис. А как ты решился на это путешествие?


Пол Уитман тяжело вздохнул и наконец стал серьёзным. Он постучал по металлическому полу своими деревянными ногами и начал рассказ.


- Мы живём в безумном мире, Джон. За один день мне могут вырастить и пришить новые ноги. На худой конец можно согласиться на более дешёвые бионические протезы. Но за семь лет упорного и честного труда я накопил только на одно бедро! И это ровно столько же, сколько я заработал за один год мошенничества, мелких краж и продажи поддельных лотерейных билетов. Честно говоря, я малость устал от такой жизни. Эти ноги - моя большая трагедия, которую невозможно забыть - она всегда рядом и напоминает о себе. Из-за неё меня не воспринимают всерьёз! Из-за неё я набрал лишний вес и не могу заниматься спортом! Из-за неё я не могу найти нормальную или хотя бы хорошо оплачиваемую работу!


- А на Таркарисе всё будет по другому?


- Мне попался журнал с наблюдениями про эту планетку. Во истину чудное место! Говорят, что эти роботы стремятся дать каждому равные стартовые шансы. Там даже написано, что они делают бесплатные протезы всем инвалидам!


- Вряд ли это рай - там должны быть и недостатки.


- Конечно! Там всех людей заставляют заниматься бессмысленной физической работой, но к этому мне не привыкать. Я думаю, что когда мы долетим до Таркариса, нам лучше держаться вместе.


- Но сейчас ты дружбу не предлагаешь?


- Я видел, какой ты осторожный, малыш. Я не хочу спугнуть тебя раньше времени.


- Готов поспорить, что если я бы хоть на секунду отвлёкся, то получил бы нож в спину.


- Ну, малыш, что тут сказать - никому не нужны слабые напарники. Но ты держишься хорошо и всё схватываешь на лету.


- Спасибо за четность. Увидимся на Таркарисе.


- Мы даже не выпьем за знакомство?


- Зачем? Может быть, ты ещё не доживёшь до конца путешествия?


Джон со всей своей ловкостью и деликатностью выставил гостя за дверь и вернулся к книгам. Ему оставалось пережить ещё два погружения в криосон, и он наконец увидит эту мифическую планету собственными глазами. Ещё он надеялся, что попадёт в жаркий климат - от одной мысли о криокамере он чувствовал ледяные судороги по всему телу. Эта дешёвая и грубая технология просто высасывала здоровье. И если он, как человек в расцвете сил, ещё мог выдержать такой удар, то для старых, больных и исхудавших людей это была просто смертельная лотерея.


Золотой телец


К концу путешествия Джон Трэнд наблюдал очередную несправедливость жизни: треть пассажиров не выдержала раунд перед последним погружением в криосон. Внезапно путешественники обнаружили, что цены на еду выросли в несколько раз. Естественно были недовольные, но их быстро поставили на место вооружённые охранники - в условиях контракта был пункт, что если клиенты нанесут определённый суммарный урон кораблю, то компания вправе покрыть издержки таким интересным способом, который напоминал обычное вымогательство. Многие были не готовы к такому повороту событий и оказались у финиша с разбитым корытом. Джон ещё раз поблагодарил Бога за свою сдержанность - если бы не сэкономленные деньги, он бы встретил голодную смерть.


На сухом пайке и воде он дожил до момента, когда уже можно было ложиться в криокамеру. С некоторым страхом и урчащим желудком, он лёг в холодный гроб и попытался представить Рай.


Пока пассажиры мёрзли в металлических ящиках, корабль приближался к заветной цели. Он был оборудован специальной системой десантирования пассажирского отсека на Таркарис, чтобы доставить “груз” и не попасть в плен к безумным роботам. Это было дорого и входило в цену билета.


В этот раз Джон просыпался долго, словно после глубокой комы. Он на своей шкуре почувствовал, что означало погружение в криосон в ослабленном состоянии. Но теперь всё было в прошлом. Он уже слышал как толпа радостных пассажиров за стенкой стремилась покинуть эту тюрьму и подышать настоящим воздухом. Но Джон не спешил, он ждал пока уляжется шум и пройдёт неприятная мигрень.


Он вышел последним и сразу же увидел пару трупов возле выхода на поверхность - видимо они очень спешили глотнуть воздуха наполненного кислородом, или они уже жили из последних сил и новое потрясение их попросту добило. Джон перешагнул через тела и вышел на свет. Он ощутил приятный жар, морской воздух и песок под ногами. Толпа людей уже бегала по пляжу и махала руками, чтобы привлечь внимание летающих роботов-пауков с гуманоидными головами. Те кружились как мухи над мёдом и постепенно перетаскивали человеческий материал в большую электрическую аномалию, висящую над пляжем.


Джон не успел оглядеть достопримечательности, как его нежно схватили стальными клешнями и потащили наверх. Робот, голосом профессионального дворецкого, поспешил успокоить своего человека и заверить, что ему ничто не угрожает.


- Добро пожаловать на Таркарис! Сейчас мы отправляемся в телепорт, а потом займёмся вашим обустройством на новом месте. Как изволите к вам обращаться? - Начал свою сахарную речь робот.


- Джон Трэнд.


- Сэр? Мистер? Пан? Дон? Чувак? Ваше величество?


- Мистер, если хотите.


В этот момент они влетели внутрь электросферы и свет сменился вечной тьмой, внутри которой порхали роботы и горели редкие звёзды - выходы в реальный мир.


- Мистер Трэнд, сканирование плотностей вашей материи показало, что вы нормальный среднестатистический человек без патологических отклонений, - продолжил разговор робот-паук-дворецкий, - есть ли у вас психологические болезни, которые мы могли пропустить?


- Мне об этом ничего не известно.


- Алкоголизм? Курение? Импотенция? Клептомания?


- Ничего подобного! Я здоровый человек!


- Странно, такой болезни не обнаружено в моей базе данных. Мистер Трэнд, вы занимались политикой или бизнесом?


- Это тоже считается болезнью?


- Как правило там добиваются успехов социопаты у которых совсем нет совести и сострадания.


- В основном я читал книги и строил воздушные замки.


- Не волнуйтесь, мистер Трэнд, в этом нет ничего постыдного. Это я вам как робот говорю. Я должен спросить - есть ли какие-нибудь факты из вашей биографии, которые мы должны знать?


- А как я могу вам ответить на этот вопрос, если не знаю ваших планов?


- Наш план - это организация идеального государства и идеального отбора людей, мистер Трэнд.


- Тогда я обычный человек без особых талантов.


- Весьма смелое заявление. В качестве награды вы получаете целых ноль шекелей.


- Ноль?


- В вашем досье будет указано, что вы хорошо показали себя уже на старте. Это возвышает вас перед другими при прочих равных условиях отбора.


- Дайте хотя бы пол шекеля, а то звучит совсем не серьёзно.


- Согласен на треть.


- Хорошо.


- У нас в ходу только целые числа, поэтому я вынужден округлить.


- Вы издеваетесь?


- Нет, я просто шучу. Кто будет в здравом уме давать ноль шекелей?


- Надо же, мне попался робот, у которого есть чувство юмора.


- Нет - это озорные программисты, у которых было слишком много свободного времени. Хотите хохму?


- Ну, давайте, попробуйте удивить.


Робот отпустил Джона и тот полетел в самую бездну. На прощание робот крикнул свою шутку.


- И ловить я вас не собираюсь.


- Это не смешно!


Робот-паук просто остановился и наблюдал как падает его человек. Через минуту головокружительного падения, Джона подхватил другой робот и потащил в ближайший портал в реальный мир. У этого робота-паука на голове был милый чёрный котелок, который он снял одной рукой в качестве знака приветствия.


- Прошу простить моего друга Гэри - он первый день на работе и у него плохое чувство юмора, а меня можете звать просто Тоби, - начал извиняться робот.


- Ничего себе. И у роботов бывают стажёры? И много у вас таких шутников?


- Вообще-то мы тут вдвоём вкалываем на человекоперевозках. Раньше все эти робо-тела контролировались одним Искусственным Интеллектом. Но мне стало скучно, и я сделал себе раздвоение личности ради смеха.


- Это очередная хохма, чтобы запутать меня? Наверное, вы просто искусные обманщики.


- А вот это действительно классная хохма. Хотя кто знает, как всё задумано на самом деле!


Наконец они вылетели наружу и Джона поставили на ровную асфальтовую площадь, на которой уже стояла толпа народа перед стихийным выступлением. Над головами людей летал очередной робот-паук, одетый в чёрный пиджак с белой рубашкой и галстуком.


- Господа! - Кричал робот. - Мы начинаем великую борьбу за богатство, престиж и власть! Впереди себя вы можете увидеть олицетворение всех мечтаний, - указал деревянной тростью на гору, на которой располагались элитные дома, особняки и даже настоящие замки, - каждый из вас получит жильё на первом уровне горы и должность младшего менеджера в строительной компании. Половина лучших менеджеров получит повышение. А тех, кто принесёт убыток, разжалуют до простых рабочих и отправят на стройку в соседние острова. Чем эффективнее вы будете работать, тем больше получите денег!


- И на что их можно потратить? - Крикнул кто-то из толпы.


- Здесь вы найдёте казино с блэкджеком и куртизанками на любой вкус! Вас ждут парки аттракционов, кинотеатры, охотничьи угодья, все мыслимые азартные игры и целый каталог всех земных удовольствий, по которому можно купить что угодно!


Раздался восторженный гул.


- Куртизанки?! Не может быть! Откуда они у вас?! - Один из старых аферистов всё ещё не верил своему счастью.


- Мы заказываем их из лучших домов Лондона и Парижа! У нас есть тайные каналы торговли, так что не удивляйтесь, если найдёте здесь всё что угодно! Даже Элвиса или Мерилин Монро.


- Настоящих?! - Продолжал изумляться тот же человек.


Робот уставился на бедолагу, слегка подвис и потом постучал по своему металлическому лбу.


- Ты совсем дурак, батенька? Как они могут быть настоящими, если они изначально были серийными андроидами, сбежавшими из нашей лаборатории?


Старика отпихнул молодой сорванец в костюме моряка, который совсем недавно сбежал в самоволку.


- На кой чёрт вам это всё надо?! - Сразу задал он вопрос, который уже долго витал в воздухе.


- А ты догадайся! Может быть это просто супер реалити шоу, идущее по главным межгалактическим кабельным каналам? А может быть мы хотим получить ответы на все вопросы бытия экспериментальным способом? Но на самом деле в этом нет никакого смысла, потому что это настоящая жизнь.


В разговор вмешался ещё один человек из толпы - матёрый взломщик роботов и искусственных интеллектов.


- Никогда не видел таких несерьёзных роботов! Видимо вас спроектировал безумец! Кому вы подчиняетесь?!


- Заложенной программе, умник!


- И что в ней сказано насчёт преступлений? Что будет, если кто-то решит обойти конкурента на работе нечестным способом? Например через убийство, шантаж и заговор?


- О! Это интересный момент вашей будущей жизни! Ради хохмы, мы наплодили тут роботов-идиотов, которые занимаются полицией и судами. Всё, как вы любите! А теперь хватит болтать! Пора раздавать стартовый капитал! Все остальные подробности вы прочитаете в инструкциях, которые мы оставили в каждом доме.


После этих слов с неба прилетела стая роботов в костюмах Санта Клаусов с мешками. Каждому они надевали на шею кредитную карту и вручали горсть шекелей с фразой: “Смотри - не потеряй!”.


Радостные люди бежали навстречу своему счастью, чтобы как можно быстрее заселиться в двухэтажные коттеджи, и потом начать стажировку. Каждый из них хотел получить ещё больше и возвыситься над соседом. Толпа людей быстро редела, а Джон Трэнд продолжал стоять в стороне с шекелями в руках и разглядывать гору, покрытую дорогими домами и золотыми статуями. В какой-то момент к нему подошёл старый знакомый - Пол Уитман. Он сиял от радости: ему не только дали новые бионические ноги, но и сделали липосакцию живота. Он прыгал на “своих” двоих перед Джоном и радостно трепался обо всём.


- Теперь меня никто не остановит! Теперь все будут воспринимать меня всерьёз!


- Я искренне рад, за тебя, Пол. Однако, ты ничего не упускаешь из виду?


- Ты о чём? Всё просто прекрасно! Мы попали в Рай!


- Неужели ты не видишь, чего они добиваются? Они хотят, чтобы мы грызлись друг с другом как лютые звери!


- И что в этом такого? Я не понимаю.


- Именно от этого кошмара я и бежал с Земли!


- Не будь так критичен! Давай попробуем!


- Ну уж нет! Я лучше попробую что-нибудь другое.


Джон махнул рукой на гору и отправился к роботу в пиджаке, который ещё летал над толпой и разглядывал новых гостей Таркариса.


- Эй, товарищ робот! - Начал он сразу с ходу. - А что если я не хочу принимать в этом участие?!


Робот сразу подлетел к нему и попытался пожать “плечами”.


- Как хочешь - это твоё дело. Ты можешь начать в любой момент и тебе предложат работу и дом по первому требованию.


- А если я вообще захочу улететь отсюда?


- Ой, ну ты шутник. У тебя есть шаттл в кармане?


- Нет.


- Ну, тогда, наверное, никуда ты от нас не денешься.


- А можно мне другую форму общества?


- Конечно можно! Поищи в тех кустах рядом с муравейником. Что, нету? Эй, народ, у кого-нибудь есть лишнее государство для мистера Трэнда?


- Я знаю, что на этой планете есть другие сектора с другими социальными законами!


- Ты что-то перепутал. Это государство производит отбор индивидов, а не индивид выбирает государства по своему желанию. Но есть один трюк, который тебе точно понравиться, парень!


- Очередная хохма?


- Как ты мог о таком подумать! Это не очередная, а избранная хохма. Если не нравится это государство, то всегда можешь построить другое. Ну как, вопросы ещё остались?


- Только один. В чём смысл жизни?


- Сорок два.


- Эту шутку я уже слышал.


Джон Трэнд отвернулся от горы, где торжествовал золотой телец, и увидел райский сад, природу, во всей своей красе, из которой заботливо убрали всех паразитов и хищников, опасных для человека. Повсюду были плодоносящие растения: кокосовые пальмы, бананы, ананасы, специально завезённая клубника, ежевика и виноград. Где-то там бегали непуганные кролики и декоративные пиги. Эта красота пленила Джона, и он зачаровано отправился вглубь острова. Деревья росли не плотно и позволяли свободно исследовать территорию. Он без особых усилий добрался до пляжа с белоснежным песком и кристально чистой водой.


Здесь стоял самодельный деревянный домик, такой же пирс и рыбацкая лодка. Между двух пальм на отмели кто-то сделал себе гамак и мирно отдыхал, попивая пиво. Не веря своим глазам, Джон подошёл к незнакомцу: это был человек в солидном возрасте, с длинными седыми волосами, морщинами, в гавайской рубахе и соломенной шляпе. Его лицо было переполнено мудростью и спокойствием. Он проснулся от лёгкой дрёмы и наконец заметил гостя.


- Роберт Дюваль, - представился он сразу и расплылся в улыбке.


- Джон Трэнд. Надеюсь, что я вам не помешал?


- Конечно же нет. А как долго ты пробыл в городе?


- Я в него даже и не заходил. Здесь настоящий рай, но никто кроме меня не пошёл его исследовать. Я просто поражён! Как я понимаю, гостей у вас бывает совсем немного?


- Даже ещё меньше. Понимаешь, если ты покидаешь город, то теряешь весь нажитый капитал и начинаешь всё сначала с штрафами. А если у тебя есть долги, то тебя сразу могут сделать чернорабочим. Таковы негласные правила, которые тебе никто просто так не расскажет.


- А откуда у вас всё это добро вокруг?


- Они не могут ходить ко мне. Но я могу к ним. И ты даже не поверишь, сколько всего выбрасывают эти глупцы!


- Я смотрю, что всё не так уж и плохо складывается!


- Конечно, Джон! - Начал потягиваться в гамаке. - Ты как раз кстати - я совсем обленился. Но теперь у нас будет чем заняться. Мы сможем построить тебе новый дом на любом понравившемся пляже.


- И вы мне с этим поможете?


- А чем мне ещё заниматься? И как не крути - вместе веселее.


Джон даже вздохнул с облегчением - наконец-то он встретил нормального человека.


- А вы любите книги, мистер Дюваль?


- Зови меня просто Роберт, Джон. И я больше ценитель настольных игр. Надеюсь, что ты составишь мне в этом компанию?


- Конечно!


- Вот и славно. Поверь мне, что все мирские удовольствия очень быстро приедаются. Алкоголь, чтение, наркотики, изысканная еда, даже походы в местный бордель, где можно познакомиться с очаровательными и скучающими девушками. Всё это надоедает! Всего через двадцать-тридцать лет, ты даже не будешь об этом мечтать! Поэтому надо заниматься творчеством - единственной вещью, где есть неограниченный потенциал для роста.


- И этим вы занимаетесь целый день напролёт?


- Стараюсь по мере сил, особенно когда становиться лень отдыхать. Я дошёл до того, что стремлюсь создать настольную игру, в которой нужно создавать созидающие объекты. Например, фигурки университетов создают фишки разных специалистов. Потом набор специалистов, рабочих, инструментов и ресурсов может создать завод, который будет создавать в свою очередь новые инструменты. Или можно отправить всё это на создание карьера для получения ресурсов, или на создания фермы, чтобы получать провизию, нужную для увеличения числа рабочих и специалистов. Ну ты понимаешь о чём?


- Как ни странно, но да.


- Слава Богу! Возможно у нас даже будет общее дело. Я любитель резьбы по дереву и камню. Вместе мы создадим самую лучшую настольную игру на этой планете! - В старичке проснулась энергия, он выпрыгнул из гамака, и ему уже не терпелось начать заниматься ручным трудом.

//продолжение следующим постом или в этой ссылке на google doc.

Показать полностью
29

Инерилин (Глава 2, часть 2)

- Так ты Арсений, - воскликнул Дмитрий, - Сеня!


- Да, а ты - Дима, я уже понял, - отмахнулся мальчик, - идем уже.


Для Дмитрия перемена в поведении Сени выглядела крайне странно. По неизвестным причинам, он вдруг полностью стер с лица эмоции и стал крайне сосредоточенным. Его лицо не покидало задумчивое выражение, пока их вели к специальным креслам.


Когда они уселись по креслам, девушка начала что-то вроде инструктажа.


- Учтите, укол инерилина весьма болезненный: большинство компонентов состава - минералы и трудно реагируют с биологическими жидкостями. Однако, боль пройдет в течение пяти следующих минут. Укол инерилина подарит вам абсолютное здоровье, больше вы не сможете заболеть никогда. Также, укол замедлит ваш процесс старения и вы сможете намного дольше приносить пользу Глоссарию и нашей стране!


Дмитрий недоуменно взглянул на Сеню.


- Так мы называем нашего царя гороха на олимпе, - шепнул он.


Дмитрий отметил, что сам подумал в первую очередь про олимп, когда увидел верхний город. Уж больно он был похож на олицетворение чужого эго.


- Итак, вы готовы? - осведомилась девушка.


Получив утвердительные ответы, она кивнула сама себе и стала заправлять в инъектор состав. Состав был голубоватого цвета, лишь чуть-чуть не дотягивая до светло-салатового, от него исходило неровное, пульсирующее сияние, которое гасло, когда состав колебался в пробирке.


- Эй, псс, - вдруг позвал Сеня, - ты знаешь о побочных эффектах инерилина?


Дмитрий досадливо поморщился.


- Может позже поговорим об этом?


- Потом будет поздно, друг. Ты знаешь, что этот элексир вечной жизни вовсе не так совершенен, как о нем говорят?


- Я слышал, что человек становится стерильным, - неохотно проговорил Дмитрий.


- Думаешь, это все?


- Никак не пойму, о чем ты толкуешь...


- Не все выживают после его употребления, - злобно улыбнулся Сеня, - кроме того, существует еще целый список побочных эффектов.


Дмитрий нахмурился.


- Зачем им такое скрывать?


- А разве тогда замануха работала бы?


Дмитрий увидел, как девушка воткнула в его руку инъектор и дотронулся до ее руки.


- Погодите! - воскликнул он и повернулся к Сене, - о каком списке ты говоришь?


- В чем дело?! - возмутилась девушка, - вы задерживаете людей?


Дмитрий посмотрел на девушку с нескрываемым гневом.


- Это правда, что инерилин вреден? Что я могу умереть от него в ближайшее время?!


Девушка отпрянула. На ее лице читалась легкая тревога.


- Кто вам такое сказал? - она состроила гневное выражение лица, - глупости! Так, вам делать укол, или нет? Не задерживайте людей!


Пока Дмитрий размышлял, девушка издала досадливый возглас и нажала на кнопку.


Рот Дмитрия открылся в беззвучном крике, глаза закатились, а голова запрокинулась назад. Новые ощущения были сходны с тем, что чувствует человек во время изжоги, только по всему телу повсеместно, будто из тела пытается выйти страшнейший жар, обжигая кровеносные сосуды, разбивая кости и превращая мышцы в желейное подобие рыбы-капли.


Дмитрий точно не знал, сколько продлилась эта агония, но, как и обещала девушка, через некоторое время боль стала утихать и сходить почти на нет.


- Ёж моё ж! - выдохнул Дмитрий, - вы не говорили, что это настолько больно! По мне будто асфальтоукладчик проехался!


Девушка лишь отстраненно повела плечами.


- А кто вам говорил, что бессмертие дается безболезненно?


- Да не такое уж оно и бессмертие, - буркнул Дмитрий.


- Вам сделан новый укол, - отозвалась девушка, - мы еще не знаем, какое влияние он может оказать на организм. Так что, возможно и бессмертие.


- Он еще и новый? - прошептал Дмитрий.


Он огляделся и нашел взглядом Сеню. Мальчуган уже сидел на кушетке, как ни в чем ни бывало и, дрыгая ногой, улыбался во весь рот.


- Проснулся?


- Да вроде.


Дмитрий попытался встать на ноги и ахнул от ощущений. Во всем теле образовалось чувство, которое появляется в конечности, которую "отсидишь". Дмитрий стерпел ощущение и подошел поближе к Сене.


- Ну и как тебе?


- Пока трудно сказать, - растерянно пробормотал Дмитрий, - и что со мной будет теперь?


- А пес его знает, - пожал плечами Сеня, задумавшись, он продолжил, - у меня тут есть одно дело, хочешь со мной?


Дмитрий поднял бровь.


- Ну пойдем, почему нет.


Мальчик улыбнулся, спрыгнул с кушетки, схватил ящик с пузырьками инерилина и поместил его Дмитрию в руки.


- Ну, за язык я тебя не тянул. Бежим!!!


Договорив, он сам схватил еще один ящик и бросился прочь из кабинета.


Дмитрий на мгновение растерялся и припустил бежать вслед за Сеней, однако, спустя пять шагов, остановился и нахмурился.


- Так стоп! Какого я делаю?! - сказал он себе.


В этот момент, в кабинет забежало четыре человека в форменной одежде.


- Вор! - закричал один из них, - стой, стрелять буду!


Дмитрий мельком увидел пробегающего мимо Сеню. Тот схватил из-за пазухи странный пузырек продолговатой формы, встряхнул его, после чего пузырек приобрел фиолетовый оттенок и швырнул прямо в стену.


Его действие возымело самый неожиданный эффект из всех возможных: внутри пузырька была жидкость, которая, попав на стену, образовала темное пятно. Оно было столь черным, что при взгляде не него становилось не по себе. Затем, пятно разошлось в сторону, уступая дорогу подобию вихря лилового цвета.


- Прошу, друг, не тупи! Прыгай! - прокричал Сеня, пробегая мимо Дмитрия.


Недолго думая, Дмитрий прыгнул вслед за Сеней в этот вихрь.


Секунды три Дмитрий опасался открывать глаза, пока не осознал, что ему в лицо дует страшный ветер. Все же приподняв веки, Дмитрий резко широко открыл глаза и закричал во всю глотку.


- Упс! Промашка вышла! - услышал Дмитрий голос Сени рядом.


- Мы падаем нахрен! - заорал Дмитрий, пытаясь перекричать ветер.


- Ну что ты орешь, как школьница на выпускном! - закричал в ответ Сеня, - не на хрен, а на землю, между прочим.


- Драный в задницу шутник! Ты нас угроби-и-ил! - пытаясь, зачем-то, держаться за ящик, Дмитрий плотно зажмурил глаза.


За десяток метров до земли, прямо на глазах у многочисленных зевак, Сеня швырнул еще одну капсулу и обоих зашвырнуло в комнату, наполненную мягкими матрацами.


Дмитрий понимал, что, хоть матрацы и смягчили удар, но на такой скорости он точно сломал пару ребер. Он так и продолжал лежать с плотно зажмуренными глазами. Сеня досадливо выдохнул и взял у него из рук ящик.


Когда Дмитрий, наконец, решился открыть глаза, Сеня сидел прямо напротив него и улыбался во весь рот.


- Во что ты меня втянул, ублюдыш?! - воскликнул Дмитрий, - где мы вообще?! Зачем ты воровал инерилин?! И, мать его, что это вообще было?! Чем ты нас вытащил?!


С дальнего угла комнаты послышался сдавленный стон. Дмитрий и Сеня одновременно повернулись на звук, широко раскрыв глаза.


Потирая рукой правую щеку, из плена матрацев выбралась та девушка, которая делала им инъекции Инерилина. Ее взгляд остановился на Дмитрие и выщипанные бровки поползли вниз.


- Ах ты жулик! - воскликнула она и двинулась в его сторону.


- Как-то многовато криков сегодня, - тихо пробормотал Сеня и встал между девушкой и Дмитрием, - тихо, милая, ты не в своих владениях.


Девушка уперла руки в боки.


- Да ну? И где же я по-твоему? - девушка помахала рукой, - иди, мальчик, не мешай мне ловить вора, - она опять направилась к Дмитрию, - вот я сейчас охрану позову!...


- Ты и правда не в своем кабинете, - холодно констатировал Дмитрий.


- Ты в диких землях, дорогая, - улыбнулся Сеня.


- ЧТО?! - одновременно вскрикнули Дмитрий и девушка.


- В каких еще диких землях?! - возмущалась девушка.


- Думаю, мы недалеко от Обрубка, - задумчиво проговорил Сеня, - это один из племенных союзов на Полях.


- Вы что... Серьезно?... - бормотала девушка, на ее глаза наворачивались слезы.


- Так стоп, - Дмитрий вытянул руку вперед, - я правильно понял, что этот мега-город далековато отсюда, верно? - Сеня кивнул головой, - так каким же образом мы оказались тут за десять секунд?!


- Инерилин, - улыбнулся Сеня.


- У Инерилина нет таких свойств, - всхлипнув, заявила девушка, хоть и слегка неуверенно.


Сеня развел руками.


- Боюсь, что вам говорят не о всех его свойствах.


- С новой планеты привезли много новых компонентов, - кивнул Дмитрий, - у них могут быть разные свойства, хотя они уже не называются инерилином.


- К примеру, этот пространственно-временной модуль, что я применил - смесь Атония с Герценитом, оба элемента - активные минералы с высокими гравитационными показателями. Их смесь оказалась полезна для создания самой настоящей "дыры" в пространстве-времени.


Девушка, слушая Сеню, медленно оседала, пока ее не поймал Дмитрий.


- Что-то ты дохрена знаешь для ребенка двенадцати лет, - недовольно буркнул Дмитрий.


- Внешность бывает обманчива, друг, - загадочно улыбнулся Сеня, - особенно когда дело касается инерилина.


Дмитрий бережно опустил девушку на пол и потер пальцами виски.


- Так. Для начала - давайте знакомиться. Меня зовут Дима, это Сеня, - Дмитрий посмотрел на девушку, - твое имя?


- Эванджелина, - дрожащим голосом сообщила девушка.


Дмитрий наморщил лоб и немного скривился.


- Очень красивое имя... Но... Что, если мы будем звать тебя Эва?


Девушка дернула плечом.


- Ну вот и договорились, - улыбнулся Дмитрий, - а теперь, Сеня, мы садимся и внимательно слушаем твою историю о том, что вообще нахрен происходит.


Сеня уселся на один из матрацев и хлопнул в ладоши.


- Так, с чего бы начать...


- Начни с того, зачем ты своровал инерилин, - буркнула Эва.


Сеня неловко усмехнулся.


- Инерилин можно разделить на компоненты. Обрубок - это один из немногих оплотов цивилизации на Полях. Там живет целая группа людей, которые мастерят из этих компонентов потрясающие штуки. Видите ли, планета, с которой привезены новые химические элементы, находится очень близко к своей звезде, звезда же там значительно холоднее, чем наше Солнце, у нее весьма специфическое излучение. Энергии, которую получает Проксима центавра, не существует в солнечной системе, благодаря синтезу этой энергии и некоторых стандартных химических элементов, получаются новые. Это излучение не похоже на радиацию, оно имеет свойства влиять на пространство-время, - Сеня стиснул зубы, - к сожалению, воздействие их на биологические организмы с планеты Земля предсказать почти невозможно. Не правда ли, Эва? - Сеня лукаво наклонил голову.


Эва нахмурилась и поджала губы.


- Кстати да, - отозвался Дмитрий, скрестив руки на груди, - про побочные эффекты - правда?


- Да, - тихо сказала Эва.


- Ты давай подробнее, - подначивал Сеня, - что случалось с людьми, принявшими инерилин?


- У некоторых синтез веществ происходил не по плану, - недовольно бурчала Эва, - и они начинали испытывать проблемы в плане взаимодействия с атмосферой Земли.


- Астронавты! - выдохнул Дмитрий, - говорили, что их тела разрушились буквально за пару месяцев от того, что они не смогли снова приспособиться к Земле!


Эва коротко кивнула.


- Да, именно, было как минимум триста смертельных случаев. Бывало и еще хуже: у человека могли отняться конечности, или даже наступить паралич всего тела. Некоторые слепли, некоторые даже сходили с ума, но это уже в прошлом! - выпалила Эва, - формула инерилина не была полной, ее дорабатывали по мере испытаний. Тот, что я уколола тебе - один из новейших образцов!


Дмитрий вздохнул.


- То есть, у инерилина невероятный потенциал? - обратился он к Сене.


Сеня помотал головой.


- Скорее, у некоторых его компонентов. Я же сказал, новые химические элементы имеют специфическое излучение и структуру. Какие-то мы изучили и даже применяем почти хорошо, а какие-то до сих пор загадочны и непонятны.


- Та штука, которой ты нас сюда перенес... Как она работает?


- Она создает взаимосвязанный туннель в пространстве-времени. При реакции этих двух элементов между собой, они как бы... - Сеня почесал затылок, - размягчают пространство-время... Наверное так... И, между собой, образуют проход, проходя через который, объект становится одним целым с этой материей, вновь обретая целостность после выхода из нее.


- Я так и не понял, как вы задаете ей направление?


- Направления нет, просто делаем одну в месте, куда нужно прибыть и вторую на месте отбытия.


- А если их будет три? - хмыкнул Дмитрий.


- Этот проход работает, создавая альтернативную материю, понимаешь? Двигаться в ней можно также, как ты ходишь по земле, навигация остается на пользователе. При этом, эта материя столь однородна и повсеместна, что перемещение по ней у человека занимает считанные секунды.


- Да как в ней ориентироваться, если ты становишься непонятно чем?! - воскликнул Дмитрий.


Сеня развел руками.


- Я не сказал, что технология совершенна!


- Я так понимаю, - протянул Дмитрий, - что ты не из Столицы, верно?


- Нет-нет, я не врал, я действительно живу в Столице, просто сотрудничаю с людьми на Полях!


- Что мы теперь будем делать? - обеспокоено спросила Эва, - я могу вернуться обратно?


- Прости, дорогая, но проход открывается ненадолго, а новых капсул у меня нет, - развел руками Сеня.


- Вопрос, тем не менее, отличный! - рявкнул Дмитрий, - что дальше?


Сеня прищурился.


- Пойдете со мной, знакомиться с жителями Обрубка.


- Это обязательно? - со страхом в голосе спросила Эва.


Сеня хмыкнул.


- А куда вам теперь деваться?




https://vk.com/devilhistory

https://author.today/u/logrinium/works

Показать полностью
54

Шкатулка небытия

- Я прошу не так уж и много! Например, Стерману ты дал вечную жизнь! А я просто хочу пару сотен миллионов долларов!


- Кто тебе рассказал эти сказки про Стермана?! - Сесил пытался изображать спокойствие, но его глазки уже нервно бегали по сторонам.


- Брось! Я видел это собственными глазами! Его машина на полной скорости вылетела с обрыва на скалы. А на следующей день его останки исчезли из морга, и он явился без единой царапинки и воспоминаний о прошлом вечере. Поэтому Стерман такой отважный! И поэтому он готов исследовать любую глубоководную пещеру или гору краю на Земли.


- Это ты устроил ему автокатастрофу?


- Не будем углубляться в детали. Главное то, что ты реально можешь устроить такое чудо, и значит ты можешь помочь и с деньгами тоже.


- Я не понимаю тебя, Фил. У тебя есть всё, о чём только можно мечтать. Ты только и делаешь, что путешествуешь по миру на своей яхте и отдыхаешь. И у тебя ещё осталось столько денег от наследства, что хватит до конца жизни при адекватном поведении. Зачем тебе нужна ещё одна куча долларов?


- Деньги имеют свойство исчезать в самый неподходящий момент времени. И я боюсь, что когда-нибудь мне захочется чего-нибудь совершенного нового, а банковский счёт уже опустеет. Надо думать о будущем, Сесил!


- Опять эти необоснованные страхи, которые надувают любую муху в настоящего слона! Ей Богу, порой люди бывают такими сложными, что я начинаю терять голову! - Сесил рухнул в кресло и принялся наливать ром себе в бокал.


- Почему ты помог этому Стерману, а мне не хочешь?! - Настаивал Фил.


- Скажем так, чем больше просишь, тем больше отдаёшь. Стерман заплатил максимально возможную цену. И я не хочу ничего подобного для тебя, Фил. Ты мне всё-таки нравишься. Хоть ты и большой любитель побездельничать.


- Спасибо, конечно, за тёплые слова. Но можно уже без загадок? Почему ты не хочешь рассказать о себе правду?


- Какую ещё правду? - Сесил заподозрил неладное и замер со стаканом в зубах.


- Порой я думаю, что ты вообще не человек, Сесил, - ответил Фил, вглядываясь в глаза своему старому другу, - если приглядеться к твоей мимике, к твоим движениям и этому странному миру вокруг тебя, то создаётся ощущение, что передо мной марионетка в руках теней.


- Ну, ты и фантазёр, Фил! - Нервно засмеялся и одновременно с этим выпил стакан рома, который расплескался во все стороны.


- Что, теряешь ловкость, Сесил? Или может быть мистер Леви из Сейшельских островов, который исчез сорок лет тому назад?


- Как ты узнал? - Тень от руки Сесила поставила стакан с ромом на стол.


- Тебя выдала эта богомерзкая шкатулка с резными монстрами. Что в ней? Твоя сила или какие-то сокровища?


- Кому ты рассказал о ней?


Фил почувствовал изменения в голосе хозяина и сделал шаг назад.


- А какой правильный ответ, Сесил? Что ты хочешь от меня услышать?


- Теперь ты решил поиграть со мной в загадки? Очень мило, но опрометчиво, - тени вокруг Сесила начали совершать злобный танец по комнате.


Фил запаниковал и достал оружие, приготовленное специального для этого случая - экспериментальный бластер военных, стреляющий сгустком плазмы в электромагнитном коконе. Метким выстрелом он попал прямо в сердце старому другу, и его тело сразу же рухнуло на пол, но что более важно - тени Сесила буквально испарились от излучения бластера.


Стены комнаты покрылись трещинами и начали пульсировать странным зелённым светом, земля под ногами задрожала, и Фил понял, что ему пора делать ноги. Но вначале он забежал в личный кабинет Сесила и схватил таинственную шкатулку, находящуюся в большом гироскопе. Он не понимал, что делает и какие проблемы навлекает на свою голову. Фил просто думал, что если что-то надёжно охраняется, то там непременно должны лежать ценные вещи.


Обстановка “накалялась” - старый замок разваливался на части, а земля под ним уже начала извергать лаву. Филу пришлось выпрыгнуть из окна кабинета Сесила в кусты и бежать сломя голову к своей яхте. Лишь перед самым концом он обернулся назад и увидел, что на месте замка уже вырастал небольшой вулкан, извергающий потоки магмы и дыма. Повсюду были глубокие трещины, из которых чувствовалось “дыхание” земли. Потом Фил услышал голос из тёмных недр.


- Верни шкатулку! - от голоса Сесила дрожала почва под ногами.


Но Фил уже ничего не слышал и запрыгнул к себе на яхту. Под действием адреналина он действовал быстрее, чем когда либо. Вскоре он уже мчался на всех парах в глубь океана и как можно дальше от мрачного острова. Но что-то гигантское и могущественное следовало за ним по пятам - свет поднимался из самых глубин, там творилась настоящая вулканическая катастрофа.


Расстояние между яхтой и пугающей аномалией увеличивалось. И Фил немного успокоился. Он поставил яхту на автопилот и наконец взял заветный объект в свои руки - это была каменная коробка размером тридцать на тридцать сантиметров с изображением горгулий, змей и драконов. Фил открыл крышку, но шкатулка, нарушая все законы физики, мгновенно вывернулась наизнанку. И теперь на ней были нарисованы черепа, кости и водовороты.


Фил ничего не понял и положил коробку обратно на пол. Потом он заметил, что реальность за бортом яхты немного изменилась. Теперь позади него не было никакой светящейся аномалии под водой. Теперь тут была Вторая мировая война собственной персоной - линкор Ямато отстреливался от роя американских самолётов. Бомбы и торпеды падали на железного монстра, но никак не могли его потопить. К счастью они были относительно далеко и не обращали внимание на маленькую безобидную яхту, удирающую от них на полной скорости. Но Фил всё равно испугался - вдруг тут плавают другие японские корабли, которые возьмут его в плен? Тогда он снова схватился за шкатулку и попытался потрясти её, чтобы она вернулась в прежнее состояние. Но она опять вывернулась наизнанку - теперь на ней были медузы горгоны, а впереди появилась уже не Вторая, а как минимум Третья мировая война.


Огромный стальной паук вылез из глубин океана и выпустил мощнейший поток света на рядом стоящие авианосцы. За одну минуту он выжиг палубу одного корабля и переключился на следующий. Люди не успели отреагировать, и уже вскоре все три авианосца плавали как горящие свечи - их металл раскалился до бела. Потом паук-амфибия как ни в чём не бывало спустился вниз, оставив Фила в окружении больших мёртвых кораблей.


Фил аккуратно поставил шкатулку на место и повернул свою яхту в сторону. Он просто молил Бога о том, чтобы этот кошмар как-нибудь сам рассосался. Он плыл в одну сторону, пока не увидел восход Солнца, плавающих дельфинов и птиц высоко в небе. Ему почему-то показалось, что ситуация улучшилась, и он наконец-то вспомнил про радио.


- Говорит Беспечный ездок! Есть кто в эфире? - Начал говорить Фил по открытым каналам.


- Глубоководная звезда шесть на связи.


- Какой сейчас год? Я малость перебрал вчера вечером.


- Малость?! Сейчас две тысячи двадцатый год от рождества Христова, мы на планете Земля, в галактике Млечный путь.


- Слава Богу всё на месте! Спасибо за понимание!


- Эй, постой, ты в каком кабаке так набрался? Адрес не подскажешь?


- Извините, но лавочку уже закрыли.


Фил вздохнул с облегчением и невольно посмотрел на зловещую шкатулку. Его первой же мыслью было то, что он видел порталы в другие времена, но к счастью он держался от них подальше и остался в настоящем. Придя в себя Фил начал думать о будущем и снова взялся за радио. Теперь он хотел поговорить со своей подругой, которая дала ему бластер - оружие от “марионетки” Сесила.


- Джессика, ты тут? - теперь Фил говорил по особому зашифрованному каналу.


- Конечно, мой сладенький. Как твои успехи?


- Человек, которого мы знали как Сесил, мёртв.


- Вот и славно. Мне он никогда не нравился.


- Но тот, кто стоял за ним теперь очень не доволен! Я боюсь, что он всё ещё идёт по моему следу. Джессика, это что-то невероятное! Это какой-то колосс, который шагает по океанскому дну и пробуждает вулканы!


- Ничего страшного, просто веди его ко мне, и мы вместе с ним разберёмся.


- А ты уверена, что сможешь его одолеть?


- Если плазмо бластер убил ту марионетку, то моя теория верна, и я знаю, как убить это чудовище. Просто плыви ко мне на базу, а дальше я сделаю всё сама.


- Есть ещё кое-что. Я позаимствовал у него ту каменную шкатулку с резными монстрами.


- И что внутри?


- Я не смог открыть - она вывернулась наизнанку и появился портал в другое время!


- Занятно. Ничего не могу тебе сказать, мне нужно поддержать эту вещь в руках.


- Упс! Вода за бортом начинает закипать. Кажется мне снова пора дать газу!


По иронии судьбы Фил ни разу не видел Джессику во плоти, он общался с ней только через радио и видеосвязь. Джессика вообще могла быть кем угодно, но она подкидывала ему деньги, была с ним “мила” и Фил почему-то доверял этому человеку, несмотря на то, что она являлась скупщицей краденных товаров и контрабандисткой.


Филу снова пришлось выжимать из своей яхты все соки. Световая аномалия снова отстала, но это не могло продолжаться долго - скоро мотор перегреется, и Сесил наконец догонит беглеца. Невольно он взглянул на шкатулку с горгонами - неужели это был единственный выход?


- Ну уж нет! До Джессики осталось совсем немного! - Подумал Фил и отнёс шкатулку в трюм.


Он положил её в шкаф к личным вещам и надёжно привязал к полке. Но какое-то сомнение промелькнуло в его голове - рядом находилась банка кока-колы, покрытая испариной.


- Странно, - подумал Фил, - а ведь Сесил оберегал шкатулку от воды. В кабинете всегда были закрыты окна, а рядом с ней находились собиратели влаги в виде мешочков с солью. И в слухах про мистера Леви говорилось, что он не путешествовал с ней в ненастную погоду… А может это уничтожит шкатулку, и Сесил от меня отстанет?


И тут Фил решил провести эксперимент: он поставил сухой стакан на шкатулку и прикоснулся к нему банкой кока-колы, чтобы ровно одна капелька стала медленно стекать по его грани вниз к шкатулке.


От греха подальше он отошёл в глубь трюма и спрятался за сейфом, что спасло ему жизнь - прогремел взрыв и яхту разворотило изнутри. Он очнулся и обнаружил себя в обломках собственного судна, а шкатулка осталось стоять невредимой в центре этого хаоса.


- Да кто только изобрёл эту ерунду?! Как она вообще работает?! В чём тут смысл?! - Начал кричать Фил в небо.


Потом он взял себя в руки и успокоился. Яхта была неисправна, она замедляла ход и уже скоро можно было ожидать появление Сесила. И мало того, но шкатулка снова вывернулась наизнанку и стала изображать на себе минотавров с топорами. Её крышка наконец была открыта и Фил смог заглянуть внутрь. Там он увидел вход в огромный и тёмный лабиринт. Не веря своим глазам, он полностью залез внутрь тридцатисантиметровой коробки и огляделся. Здесь было прохладно и ветренно, а откуда-то из глубин доносился странный звук движения скальных пород, словно кто-то ворошил горы. Потом Фил заметил, что стены позади него начали расти и образовывать новый виток лабиринта. Тогда он поспешил вылезти наружу.


У него было плохое предчувствие. Но он мало что мог с этим поделать. Фил был вынужден взять шкатулку с собой - если яхта потонет, и она соприкоснется с водой, то тут будет настоящий атомный взрыв. Фил запрыгнул в спасательную шлюпку и начал грести изо всех сил.


Позади был движущийся свет из глубин океана, а сбоку появился портал в другое время - будущее, в котором воды были отравлены пластиком. Трёхметровые горы мусора плыли в сторону Фила, а над ними летали дроны-собиратели с магнитными щупами и клешнями, которые искали ценные вещи среди отходов.


Фил выдохся, он видел, что свет уже был повсюду. А потом что-то стало подниматься на поверхность. Вначале он испугался, а потом понял, что это был настоящий остров. Новая земля образовалось посередине океана, воды отступили, и лодка Фила оказалась зажата между скалами. Ему ничего не оставалось делать, как спрыгнуть на берег и попытаться снова вытащить свою шлюпку на воду.


Остров покрылся трещинами, а потом рядом с Филом открылась настоящая бездна - дыра радиусом в двадцать метров и безграничной тьмой внутри себя. Наконец раздался голос Сесила.


- Верни мне коробку, пока не стало слишком поздно!


- Что в ней?! Я хочу знать, что делаю! - Отвлёкся Фил от бесполезной возни и начал общаться с темнотой внутри бездны.


- Чудовище, которое может уничтожать само время, и скоро оно вырвется наружу.


- Я не понимаю, что происходит?!


- Я сбежал из своего времени. Я украл из тайных архивов “государства” эту коробку, которая на самом деле является пространственно-временной аномалией. Это настоящая тюрьма для уникального и очень таинственного существа, которое исследовали уже не одно поколение. И это был мой единственный способ сбежать из моей суровой эпохи. Теперь ты понял, что натворил?! Ты бил по клетке с тигром! И каждый раз, когда ты его беспокоил, то он разрывал ткань вселенной. Шкатулку нужно было хранить в покое! Ты разбудил зверя и показал ему путь на выход.


- Разрывал ткань вселенной?! Нам трындец?!


- Пока ничего страшного не произошло. Малые дыры затянуться сами собой. А средние будут кровоточить ещё пару недель, но до этого к счастью ещё не дошло.


- Ты сможешь одолеть это чудовище? Ты вроде сильный парень?


- Ты издеваешься, Фил?! Ты можешь представить монстра, способного уничтожать само время?!


- А создатели шкатулки?


- Даже если мы и найдём способ связаться с ними, то они ещё страшнее, чем эта зверюга! Бросай наконец шкатулку в эту бездну, и я попробую запечатать лабиринт ещё раз!


- А если не получится? - Коробка в руках Фила уже начала греться изнутри.


- Выпущу её на океанское дно.


- Она же взорвётся!


- Это система уничтожения! Поэтому я и жил на острове, чтобы если что, утопить его вместе с коробкой! При таком раскладе аномалия лабиринта скорей всего захлопнется внутрь себя и монстр будет запечатан навечно.


- Скорей всего?!


- Кидай уже!


Фил выпустил коробку из рук, и она полетела куда-то вниз. Потом остров начал снова погружаться в пучину, и Фил едва успел залезть в свою шлюпку. Он не собирался дожидаться хэппи энда и грёб из последних сил в сторону базы Джессики. Через пять минут всё океанское дно озарилось светом, потом появилась десятиметровая волна воды и перевернула шлюпку Фила. Всё завертелось вокруг него, он пытался выплыть наверх, но круговорот всё время затаскивал его обратно. Наконец он потерял силы и ориентацию в пространстве.


Фил очнулся на берегу рядом с базой Джессики.


- Слава Богу! - Фил потерял всё своё имущество, но радовался как ребёнок тому, что выжил и кошмар наконец-то закончился.


Он откашлялся и поднялся на ноги. Первые пять минут он просто бродил по пляжу и озирался по сторонам - как прекрасен мир, когда тебя никто не хочет убить. Почувствовав, что уровень адреналина возвращается к норме, он отправился к тайному месту.


Джессика очень любила роботов и автоматику: вход в её владения был надёжно замаскирован в виде каменных скал, которые на самом деле являлись воротами в обширную пещеру. Он подошёл к ним и помахал рукой скрытым камерам.


- Джес! Это я, Фил! Хвоста нет - всё кончено!


Врата открылись, и Фил поспешил зайти внутрь. Повсюду были камеры и экраны, на которых транслировалось изображение Джессики - женщины с тёмно-синими волосами, карими глазами и милым носиком. В многоуровневом убежище были разбросаны самые разнообразные механизмы, шестерёнки, пружины, платы, системные блоки и корпуса дронов. Повсюду копошились роботы размером с табуретку, которые казалось жили своей жизнью.


Фил поднялся на камбуз, где на широком столе для него уже был приготовлен ужин - лазанья с красным вином. Джессика составляла ему кампанию, но только на экране большого монитора, который висел на стене.


- Молодец, Фил, молодец! - Раздался голос из репродукторов на потолке. - Мои глубоководные дроны говорят, что Сесил мёртв. Все сигналы, которые исходили от этого монстра и его шкатулки исчезли.


- Слава Богу! - Фил присел за стол, он чувствовал “смертельную” усталость и голод. - Как я рад, что ты у меня есть!


- Я тоже очень рада, что встретила тебя. И я хочу выпить за твоё здоровье, дорогой мой, - подняла бокал с вином в экране.


- А какие дела у тебя были с Сесилом? - Наконец решил спросить он у своей подруги.


- Почти никаких. Я просто его большой должник, и он требовал серьёзной помощи в обмен на свои услуги.


- Понимаю, а деньги как всегда закончились в неподходящий момент.


- Ох, глупышка, - заулыбалась и махнула рукой в его сторону, - конечно же нет. Поэтому ты и не преуспел в бизнесе, дорогой мой. Если есть возможность не платить по счетам, то ей обязательно нужно воспользоваться. Вот и все мои мотивы.


Фил почувствовал, что утолил голод и откинулся на спинку кресла.


- Знаешь, Джесс. Я получил сегодня просто невообразимые впечатления. С этим не сравнится ни одно моё прежнее путешествие. И я хотел бы испытать подобные чувства ещё раз.


- Да неужели… - насторожилась Джессика и прервала свой ужин. - Что ты имеешь в виду?


- Сесил сказал, что это чудовище в шкатулке разрывает ткань вселенной. Оно создаёт дыры, которые постепенно затягиваются сами собой.


- Значит, скоро всё вернётся в норму и никаких последствий?


- Я не об этом. Я хочу отправиться в один из этих порталов. Я хочу стать путешественником во времени и испытать новые ощущения. Я снова хочу попробовать вкус опасностей.


Лицо Джессики стало максимально серьёзным. Она не хотела говорить правду и рушить его мир.


- Это невозможно, Фил.


- Почему?


- Ты заключил сделку с Сесилом. Она не позволит тебе отправиться в опасные приключения, даже если ты этого захочешь.


- О чём ты говоришь?! Сесил отказался от моего предложения! Что ты вообще об этом знаешь?


- Как бы так сказать, - отодвинула тарелку в сторону, - существа вроде Сесила имеют иную психологию. Они должны заранее убедить себя в том, что делают благое дело в большом масштабе времени - у них сложная совесть. Поэтому они заключают сделки, а не совершают банальное насилие. Но на самом деле Сесил забирал кое-что у каждого, кто заключал контракт с ним. Это необходимо для развития его разума.


- Продолжай.


- Десять лет назад ты уже заключил с ним сделку. Ты захотел спокойной размеренной жизни - бесконечное путешествие на своей яхте.


- А потом мне стало этого мало, и я пришёл ещё раз. И он отказался, потому что уже взял с меня всё, что хотел?


- Да.


- Но как Сесил выполнил свою часть сделки? Как он вообще мог даровать мне спокойную жизнь?


- У него есть три основных инструмента. Автономные роботы, которые могут быть полностью невидимыми и неосязаемыми когда нужно. Они были связаны с марионеткой и теперь действуют в автономном режиме. Ещё есть купленные бюрократы и один важный штрих, который делает тебя “счастливым” и направляет куда нужно, но ограничивает твою судьбу. В частности из-за него ты не сможешь отправиться в опасные приключения.


- Так что же это?!


- Давай лучше сделаем так. Если ты хочешь, то я могу попробовать всё исправить. Ты согласен?


- Конечно!


К Филу подлетел дрон со стаканом воды и одной таблеткой.


- Тогда пей. И я всё для тебя сделаю.


Фил лежал под наркозом на операционном столе с открытой черепной коробкой. Объективы камер разглядывали её содержимое, робо-руки со скальпелями и другими хирургическими инструментами ждали приказов. Если бы искусственный интеллект мог тяжело вздохнуть, то “Джессика” так бы и сделала: половина мозга была заменена на платы и микрочипы.


- Проще “подтереть” тебе память, - подумал искусственный интеллект, известный как “Джессика” и приступил к делу, - наслаждайся своим счастьем, Филипп Сарн...

Показать полностью
36

Инстиргер (2 серия)

Первая серия:

Инстиргер



Евгений пялился в стену, держа в руке скальпель. Он уже давно не понимал, что он делает на ненавистной работе. Друзья предлагали ему уволиться и помогать на мясном производстве, но что-то держало его на этом насиженном месте, будто стоял психологический блок на увольнение.

Он уныло поглядел на труп, лежащий перед ним на столе, раздумывая о том, есть ли вообще работа неприятнее, чем патологоанатом.

Успокоив себя тем, что кто-то чистит канализацию, он, от досады, с размаху вонзил скальпель в причудливый труп.

Труп внезапно дернулся и резко сел на столе. Евгений вскрикнул, отшатнулся, споткнулся о свой же стул и отлетел, впечатываясь затылком прямо в стену.

Восстановив ориентацию, он осторожно встал. Труп, тем временем, просто сидел на столе, глядя в пространство черными провалами. Зрелище было жутковатое и Евгений нервно сглотнул, на цыпочках приближаясь к трупу.

Он пытался осознать, что же случилось. Остаточная мышечная память, опять шутят студенты? они любили подключить к трупу батарею, чтобы сотрудники морга померли со страху от того, что труп шевелится, но обычно это происходило в их присутствии.

подойдя к столу вплотную, Евгений внимательно осмотрел его. Не обнаружив ничего, что могло поспособствовать такому движению, он озадаченно пожал плечами и попытался опустить труп на стол.

В этот момент, труп поднял руку, на которой блеснули короткие когти, и резко вонзил их в горло Евгению.

Захлебываясь собственной кровью, Евгений успел лишь подумать о том, что стоило все-таки уволиться.

______________________________________________________________________________________________________


- Вот это бардак, - пробормотал Николай Варов, заходя в помещение морга.

Он нетерпеливо подозвал к себе одного из экспертов в спецодежде.

- Что у нас?

Эксперт вздохнул.

- Ну что тут сказать... мертвый патологоанатом и двое из медперсонала. Один выживший, молодой парень, сидит в соседней комнате, одурел от страха.

- Камеры смотрели?

- В момент инцидента пошли жуткие помехи, на камерах ничего нет.

Николай хмыкнул.

- Хоть что-то можете сказать?

- А что вы хотите услышать? - всплеснул руками эксперт, - тут была бойня, похожая на ту, что была в лесу. Ничего нового - опять никаких толковых следов и зацепок, только много крови.

- Где тот парень?

Эксперт показал пальцем себе за спину.

- Там, ждет.

Николай, досадливо пнув хирургический стол, зашел в комнату. Парень действительно был в шоке, дрожал и нервно глядел в никуда. Когда Николай окликнул его, он испуганно поднял глаза.

- Ну, что скажешь? - устало проговорил Николай, усаживаясь напротив парня.

- Я ничего не знаю! - дрожащим голосом пролепетал парень, - последнее, что помню - меня располосовало в лесу какое-то чудище. Дальше - провал. И вдруг, я прихожу в себя в морге, вокруг трупы и кровь! Я ничего не делал!

Николай барабанил пальцами по столу.

- Давай-ка представим картину: мы приходим, видим гору трупов, следы насилия и тебя, живого и здорового. Что мы должны подумать?

- А ничего, что меня вчера в живых не было?! - с надрывом воскликнул парень, - прошу вас... Посадите меня под самую надежную охрану! Я не знаю, что происходит, но, если это я... - он громко зарыдал.

Николай закатил глаза и откинулся на спинку.

Дверь открылась и зашел эксперт.

- Мы нашли странное сходство с инцидентом в лесу, - сказал он, - тело... - он поглядел на парня, - ну... одной из жертв, было изуродовано абсолютно идентичным способом, как и тело одного из погибших сегодня.

Николай обеспокоено посмотрел на эксперта.

- Отдайте распоряжение транспортировать труп в штаб ЧВС, - проговорил он, - попробуем понаблюдать за этим трупом.

______________________________________________________________________________________________________


В очередной раз чуть не уснув, Николай злобно выдохнул и продолжил смотреть на монитор.

- Привет, Коль, - послышался голос из-за спины.

Николай на мгновение обернулся, чтобы посмотреть, кто его окликнул, и сразу же снова стал смотреть в монитор.

- И тебе здоровья, Тихон.

Тихон присел рядом.

- Что это у вас тут делается?

- Наблюдаем за объектом, - вздохнул Николай, - седьмой час уже.

Тихон внимательно смотрел на монитор.

- А зачем вы наблюдаете за этой кучей мяса? - недоумевал он.

- История получается несуразная и специфичная.

Тихон усмехнулся.

- А когда а отделе было иначе, а?

- Сначала произошел инцидент в лесу: группу молодых ребят вырезали весьма зверским способом. На месте происшествия был обнаружен живым человек, которому должно быть уже лет сто. В морге, куда доставили трупы, вновь произошла резня, и, один из молодых парней, убитых в лесу, был обнаружен живым. Эта куча мяса - единственное, что пришло мне в голову, так как в каждом инциденте одного человека убивали именно таким способом, других просто рвали на части.

- Спасибо Станиславу Петровичу, что отделу можно принимать несуразные решения, - протянул Тихон.

- Верно говоришь. Иначе, кто бы мне одобрил заключение в камеру изувеченного трупа...

- Ты говоришь о мистике, Коль, - заметил Тихон.

- Мне кажется, тут дело не в мистике, что-то скорее биологическое... Но наши спецы уже ничего толкового не нашли. Если с ним ничего не случится в течение двух суток, будем прессовать выживших.

- Разве не стоило начать с этого?

Николай поморщился.

- Тихон, они допрошены уже раз по двадцать - толку ноль. Ошарашенно мотают головами и все отрицают.

В этот момент, монитор камеры наблюдения начал исходить помехами, свет в комнате замерцал.

- Опа! - воскликнул Николай, - там что-то происходит!

- На камере ты это уже не увидишь, - озабоченно протянул Тихон.

- Есть окошко наблюдения, пойдем!

Николай сорвался с места и подбежал к двери камеры, заглянув в окошко. К Тихону он повернулся уже с круглыми глазами.

- Тихон, - сдавленным голосом проговорил Николай, - ты должен это увидеть...

Тихон подошел к двери и заглянул в камеру.

- Эта камера надежна? - вдруг обеспокоено спросил он.

- Самая надежная в мире, - кивнул Николай, - выдержит и удары носорога.

- Главное, чтобы выдержало это...

- Как думаешь, что это вообще такое?

- Что бы ни было - это не человек, но оно на него похоже.

Вдруг, существо разогналось и врезалось в дверь камеры, оставив на ней внушительную вмятину. Тихон отскочил на пару шагов, его лицо выражало крайнюю обеспокоенность.

- Оно сильное...

Николай подошел к пульту управления и включил громкоговоритель.

- Ты что делаешь? - спросил Тихон.

- Быть может, нам удастся с ним пообщаться? - пожал плечами Николай и заговорил в микрофон, - здравствуйте! Вы нас слышите?

Николай услышал громкий скрежет.

- Оно резко прыгнуло на стену и разбило громкоговорители, - пояснил Тихон, осторожно заглядывающий в окошко.

- Отойди оттуда, Тихон! - сказал Николай, - камера почти уже работает.

Тихон, с большим облегчением, подошел к пульту.

- И что оно делает? - недоумевал Николай.

- Да просто стоит на месте... - удивленно сказал Тихон.

- С этим нужно что-то делать, - задумался Николай, - кто у нас специализируется на усмирении непонятных существ?

Тихон укоризненно посмотрел на Николая.

- Нет. И еще трижды нет. Не связывайся с ними ни в коем случае!

Николай заглянул Тихону в глаза.

- А у нас есть выбор? Или нам вечно держать его здесь?

- Коля, эти ребята намного опаснее любого монстра!

- Знаю, - задумчиво согласился Николай, - но я не вижу другого выхода. Я останусь тут до утра, а завтра мы свяжемся с Легионом.


Продолжение следует... или нет. Увидим, конкретно эту часть захотелось сделать, несмотря на то, что история уже древняя.



https://vk.com/devilhistory

https://author.today/u/logrinium/works

Показать полностью
55

Отравленные сны

Адвокат Лео Риган впервые взялся за столь безнадёжное дело, но для него это было дополнительным стимулом и интересной приправой к блюду. Он надеялся, что как минимум, ему удастся познакомиться с экстравагантным клиентом и его диковинными тайнами. И он не был разочарован. На первой же встрече в тюрьме бизнесмен Ричард Стэгман пришёл с термосом кофе, морем беспокойной энергии и безумным планом.


- Условия контракта просты, - сразу же начал Стэгман, - вы должны без лишних церемоний и шума проиграть это дело. Никто не должен усомниться в моей вменяемости или назначить какую-нибудь дурацкую судебную медэкспертизу. Для вас это будет лёгким и весьма прибыльным мероприятием.


- Никогда ещё не видел, чтобы человек так уверенно шёл на электрический стул.


- В жизни и не такое бывает. И думаю, что вы согласитесь с тем, что для меня смерть - это облегчение.


- Это бегство.


- Вы как настоящий юрист играетесь с терминологией. Называйте как хотите, но это даёт избавление от всех проблем. Меня уже не будут терзать кошмары, а вы получите, скажем, сто тысяч долларов.


- Я взялся за это дело потому, что хотел получить кое-что более ценное, чем деньги.


- Назовите цену.


- Справедливость, правда и слава. Самый короткий путь к триумфу - это победа в битве, которую все считают заранее проигранной.


Ричард Стэгман рассмеялся и откинулся на спинку кресла.


- А ничего, что я против такого исхода? - ответил Стэгман после десяти секунд смеха.


- Я смогу вас переубедить.


- Мистер Риган, ваша смелость производит впечатление. Скажите, вы случайно не занимаетесь активными видами спортами? Или может быть играете в азартные игры?


- Как вы догадались? Я действительно любитель горных велосипедов и вольной борьбы.


- Мне по роду деятельности нужно разбираться в людях. Такие типажи, как вы, любите азарт и всё что бросает вам вызов.


- Должен признать, что в этом есть некоторая доля истины. Но вернёмся к делу - ваша ошибка состоит в том, что вы думаете, что сможете унести все тайны в могилу. Но уверяю вас - суть этой трагедии плавает на поверхности, и достаточно сложить имеющиеся факты, чтобы приоткрыть занавес.


- Ну, попробуйте удивить - я весь во внимании, - Стэгман устало взялся за чашку крепкого кофе, он не любил этот напиток, но ему приходилось его пить, чтобы отгонять навязчивый и неприятный сон.


- Ваше дело начинается с уничтожения особняка Сент-Мерроу, в котором предположительно находился ваш брат Уильям. Пара тонн динамита разнесла всю резиденцию Уильяма в щепки. И можно сказать, что от его лаборатории и склада остались только не материальные следы.


- О чём вы говорите? - насторожился Стэгман.


- В последнее время Уильям покупал кучу всякого дорого и редкого оборудования. И осталась информация о том, что он не смог достать через вашу компанию, и ему пришлось воспользоваться другими источниками.


- Ерунда, - бизнесмен сразу же успокоился и махнул рукой в сторону адвоката, - это всего лишь отдельные пазлы, из которых нельзя сложить цельную картину.


- Естественно. Но я подумал о другом. Почему никто не знал о том, что творилось в Сент-Мерроу? Почему вы сохраняли секретность даже от своих коллег? Это ведь серьёзно осложняло работу - из-за этого вам приходилось действовать почти в одиночку. И тогда я подумал, что это либо что-то очень “страшное”, либо незаконное. Например, вы могли украсть какую-нибудь технологию у военных. И если второй вариант правда, то вполне вероятно, что вы были вынуждены просто копировать их готовые решения. Я ведь прав?


- Это типичные проблемы технологического отставания - они обогнали нас на пять лет как минимум.


- Так вот, я начал искать в открытых источниках информацию о том, кто покупал в точности такие же вещи как вы. И я нашёл только одну корпорацию, которая сотрудничает с военными - КроссКорп. Мне даже стали известны имена некоторых учёных, которые занимались якобы мирным проектом по исследованию сверхмощных лазерных установок.


Ричард Стэгман поёрзал на стуле.


- Хорошо, поздравляю, вы открыли первую печать. Но сомневаюсь, что по этим крохам можно восстановить мой путь до конца.


- Если вы расскажите правду и выяснится, что здесь причастны военные технологии, то будет пересмотр дела, и тогда все ваши опасные тайны будут гарантировано спрятаны от глаз общественности. Разве вы не этого добиваетесь?


- На такой расклад я пойду только в крайнем случае. Я считаю, что мой вариант гораздо надёжнее.


- Тогда я продолжу. Вы отравили жену Уильяма - Эльзу. Тело нашли в её любимой оранжерее вдали от особняка. Никаких следов борьбы, только высохшие слёзы и цветок розы в руках. Казалось бы, здесь нет никакой связи - убийства слишком сильно отличаются, если не знать, что Эльза, как ярый эко-активист, завещала кремировать себя после смерти. А это уже наводит на подозрения - вы добились того, чтобы в конечном счёте уничтожить их тела.


- Но вскрытие ничего не показало.


- Может патологоанатомы просто не знали что искать? К тому же вы использовали весьма интересный яд, который нанёс сильный урон головному мозгу - это ещё одна улика, которая направляет нас в нужную сторону… Перейдём к следующему моменту и к предпоследней жертве - ассистент Уильяма, мистер Миллер, который в то время отдыхал у себя дома. Вы ворвались к нему и сделали несколько выстрелов из дробовика. Вы попали ему два раза в грудную клетку, но даже после этого Миллер оказался способным выпрыгнуть из окна. Потом вы всё-таки догнали его и добили метким выстрелом в голову.


- А кто последняя жертва?


- Это вы сами. Себя вы приговорили к смерти на электрическом стуле. Можно сказать, что все четыре смерти связаны с нанесением сильного удара по нервной системе. Словно это обязательный пункт, чтобы скрыть следы.


- И они действительно будут скрыты после моей смерти.


- Но даже этих фактов вполне достаточно, чтобы сделать опасные выводы. Вначале я предполагал, что за всем этим стоит какое-нибудь лекарство или чудной вирус, но теперь мне кажется, что всё намного сложнее. Что дело не только в биологии, но и в физике - в том излучении, которые создавали эти сверхмощные лазерные установки. Предполагаю, что эта технология изменила разум вашего брата и сделала его ещё более умным. Этим объясняется количество изобретений, которые он совершил в последние полгода.


- Вы просто ткнули пальцем в небо, у вас не было оснований для такой гипотезы.


- Я забыл упомянуть про остаточную радиацию и другое специфическое излучение, которое осталось на теле Эльзы, Миллера и Уильяма.


- Разве от моего брата что-то осталось?


- Нашлась пара свежих волос и кусочек ногтя в его машине. И знаете что получается? Уильям облучился сильнее всех, потом идёт Миллер, Эльза и вы. Уверяю вас, что люди обо всём догадаются - у них хорошая фантазия. И это будет фурор - тайная технология военных, которая делает людей слишком умными.


- Поэтому нельзя тянуть время, нужно как можно быстрее проиграть это дело, чтобы не раздувать шумиху в прессе.


- У меня для вас плохие новости - против нас выступает Эдриан Новак. Это очень опытный, упёртый и мелочный человек. Он запросто может копаться в этом деле целый год, пока не найдёт все недостающие детали. И если я с лёгкостью смог нащупать суть, то Новак, имея в руках власть, продвинется ещё дальше.


- Чепуха! Зачем ему затягивать это беспроигрышное дело?


- Потому что в деле нет мотива, а он должен быть установлен. Потому что во время суда я могу, например, предоставить доказательства, что вы действовали в состоянии аффекта, или впали в кратковременное безумие, или были противоправные действия третьих лиц и ещё куча всякой другой ерунды, которая может смягчить приговор или отправить вас в психиатрическую клинику.


- Так скажите ему, что я готов пойти на сделку со следствием!


- Не поможет, вот вам наглядный пример, - Риган достал из портфеля газетную вырезку и протянул её Стэгману.


- Может быть лучше объясните суть вкратце?


- Что, бизнесмены не любят читать?


Стэгман неохотно взял вырезку и начал вчитываться в историю дела, которое когда-то вёл прокурор Эдриан Новак. Она частично повторяла случай с самим Стэгманом - убийца признал вину, отказывался говорить о мотивах и хотел понести наказание. Но Новак продолжал расследование, требуя раскрыть все факты, которые так старательно хотел утаить преступник. В конце концов, через семь месяцев прокурор установил, что жертва долгие годы издевалась и шантажировала этого человека пикантными материалами. Адвокат обвиняемого воспользовался новыми обстоятельствами и смог доказать, что убийца был доведён почти до безумия и добился смягчения приговора. Причём Новак нисколько не огорчился и заявил, что ни о чём не жалеет, так как справедливость и закон превыше всего.


- Ну и повезло же мне с прокурором! Почему мне не достался обычный карьерист! - раздосадованный Стэгман бросил газету в сторону.


- Теперь вы понимаете всю деликатность своего положения?


- Во истину, жизнь - это сплошные детали!


- Вы можете рассказать мне всю правду, чтобы я смог оценить серьёзность положения.


- Хорошо, вы меня убедили. Теперь мне и самому кажется, что осталось куча следов.


- Что вы украли у КроссКорп?


- Мы не крали, это случайное приобретение. Оно само приплыло нам в руки - один человек заплатил информацией взамен долга. Он не знал, что это такое и поэтому я отнёс чертежи Уильяму, чтобы прояснить суть дела. А потом мой брат загорелся идеей и всё понеслось.


- Так что же это было?


- Догадайтесь сами, вы у нас умный, - коварно усмехнулся Стэгман, - но суть в том, что у нас не хватило ресурсов, чтобы повторить эксперимент КроссКорп. И тогда Уильям решил использовать наработки в другом направлении. Скажем так, это всё равно, что забивать гвозди штангенциркулем. Мы отправляли сигналы через аномалию, которую создавали сфокусированные в одну точку сверхмощные лазеры. И в теории мы должны были получить ответный сигнал из другого времени.


- Вы создали машину, которая видит будущее?


- Мы добивались именно этого, но сигналы не возвращались. Чего мы только не перепробовали: гамма-излучение, рентген, ультрафиолет, радиоволны, инфракрасное-излучение. Короче, мы прошлись по всему диапазону и никакого результата. Но Уильям не сдавался, он продолжал исследования даже тогда, когда мы все опустили руки.


- И похоже, что он добился успеха?


- К сожалению. В один прекрасный день он вернулся совершенно другим человеком. Больше Уильям не вспоминал про устройство и занимался другими вещами.


- В чём проявились изменения?


- Раньше Уильям был рассеянным учёным, который жил исследованиями и изучением всего нового. Его не интересовала политика, общество, философия и даже многие вопросы морали.


- Что вы имеете в виду?


- Ну, когда ты работаешь учёным на крупную корпорацию, то лучше не задумываться о том, как будут использоваться твои изобретения. С течением времени все созидатели обучаются жить, не задумываясь о последствиях.


- Но он был братом главного босса, разве это ничего не меняло?


- Бизнес не делает исключений даже для меня. Если хочешь быть в команде, то зарабатывай деньги любым способом. Поэтому мне было смешно услышать от него рассуждения о великом благе для человечества.


- Что он говорил?


- Ну, например, что организация людей вокруг великой идеи требует колоссальных усилий, что есть куча сил и факторов, которые разделяют нас на враждующие и слабые группки. И если на пути прогресса стоят такие большие трудности, то нужно решить задачу с помощью радикальных технических средств.


- Благие намерения?


- Не важно. Меня как бизнесмена не волнуют красивые или высокоморальные слова - нас таким не проймёшь, нас интересуют только реальные дела. Поэтому я стал приглядываться к брату и его планам. Эльза рассказала мне, что Уильям охладел к ней, его уже не интересовало, что она думает, делает и чувствует, он относился к ней как к ещё одному знакомому человеку. Изменились и его привычки - раньше он был витающим в облаках и вечно спешащим по “важным” делам. А теперь Уильям не гнался за суетой и строил большие планы. И раньше я никогда не наблюдал за ним организаторских способностей, он постоянно просил у меня ресурсы, специалистов и всю возможную помощь. Теперь же он начал манипулировать людьми, чтобы заполучить нужное оборудование, не выдав своих целей. В этой истории Миллер был моими глазами и ушами - это был преданный мне человек, который подтвердил самые опасные подозрения.


- Уильям говорил о великих целях, а сам собирал какое-то страшное устройство у себя в лаборатории?


- Он собирал наше будущее, о котором можно только гадать. Вначале Уильям занялся фармакологией и медициной. Его устройства продлевали жизнь людям с повреждениями мозга - их нервные клетки получали питание, кислород, воду и продолжали бороться на фоне умирающего организма. Потом он создал чаны с выборочным органическим растворителем.


- Что это?


- Он растворял человеческие тела, оставляя от них только нервную систему, которая дальше продолжала жить в питательном растворе.


- Это часть чего-то более грандиозного и ужасного?


- А вы сами представьте дальнейшие шаги. Что будет если растворить дюжину человек и объединить их нервные системы? Можно ли создать на основе этого новый сверх умный организм? Потом можно подключить к нему кибер импланты, разъёмы, выход в интернет, и он сам сможет управлять роботами как своими аватарами.


- Откуда вы всё это знаете?


- Мы всё-таки приняли какой-то сигнал из будущего, но мы просто не поняли этого. Это было послание от высшей сущности, от огромный нейронной системы, которая господствует в том времени. После Уильяма, Миллер первым начал видеть странные сны о прекрасной утопии, где нет боли, смерти и страданий. Есть только мир фантазий и наслаждений. И в него очень легко вступить - нужно лишь прыгнуть в чан с растворителем.


- Миллер предал вас?


- Нет, он изменился также как и мой брат. Эта всё из-за идеи утопии внутри головы, она воздействует на мозг.


Лео сразу же насторожился от такого расклада - выходило, что Стэгман был такой же бомбой замедленного действия как и остальные жертвы.


- Простите, но это в корне меняет дело. Выходит, что вы в любой момент можете стать другим человеком?


- Ну, нет, конечно, - поспешил успокоить Стэгман, - я получил наименьшую дозу. Мне хватает сил, чтобы справляться с этой дурной идеей, но это причиняет мне много боли и проблем с психикой.


- Сколько вы ещё сможете продержаться?


- За последние месяцы ничего не изменилось, поэтому я думаю, что у нас ещё много времени.


Лео вздохнул с облегчением и вернулся к прежнему плану.


- С остальными было тоже самое? Они мучались от снов, боролись сами с собой, испытывали боль и потом в конце концов сдались?


- Тут всё зависит от человека, поэтому ничего не могу сказать вам наверняка. Но в чём можно не сомневаться, так это в страданиях, которые приносит борьба с проклятыми снами.


- Поэтому Эльза согласилась выпить яд?


- Это была полностью её идея. Я не мог ей отказать.


- Когда вы решились на убийство брата?


- После инцидента в лаборатории. К тому времени Миллер уже изменился и перестал сообщать информацию. Поэтому я отправил "шпиона", чтобы он разведал информацию о том, что действительно творилось в лаборатории в Сент-Мерроу. И Уильям, которого я знал, никогда бы не смог совершить хладнокровное убийство и так просто избавиться от трупа.


- Вы уверены, что он действительно убил вашего человека?


- Конечно, он сам мне обо всём рассказал. Я на всякий случай подстраховался и, как говорят разведчики, завербовал человека под чужим флагом. Шпион думал, что работает на наших конкурентов, которые стали проявлять бурный интерес к последним успехам Уильяма в чувствительных для них областях. Поэтому когда мой брат выпытал из него все секреты, то я остался чист, и он попросил у меня помощи в организации дополнительной охраны особняка.


- Вам удалось что-нибудь узнать о планах Уильяма?


- Уильям хотел создать прототип первой супер нейронной сети и предложить его военным. Он хотел, чтобы это стало частью нашего прогресса, чтобы мы развивали технологию и постепенно отдавали в её руки всё больше и больше власти.


- Уильям создатель этого ужасного будущего, или он просто его катализатор?


Стэгман пожал плечами.


- Я молю Бога, чтобы тот мир, откуда мы получили сигнал, был всего лишь параллельной реальностью или хотя бы возможным, но не предопределённым будущим.


- Почему Уильям не использовал лазерную установку, чтобы облучить новых людей?


- Наверное, эта сущность не смогла полностью изменить мозг моего брата, он действовал так, как считал нужным, ему не требовалась помощь, и он был уверен в своих силах. Для него это был ещё один научный проект. К тому же Уильям не хотел создавать эффект эпидемии - государство и сами люди могли объединиться против такой глобальной угрозы. И если так подумать, то он почти добился своего, ещё бы чуть-чуть, и он продал бы прототип военным. После этого “механизм” уже было бы не остановить.


- Поэтому вы действовали быстро и своими силами?


- Не совсем. Как вы можете понять, у настоящего бизнесмена должна быть личная армия и разведка. Я мог просто приказать своим наёмникам устроить погром в Сент-Мерроу и даже не выходить из дома. Но я хотел сделать это лично. Для меня это были близкие люди.


- И таким способом вы решили проблему со своими собственными снами?


- Да. Вынужден признать, что мне не хватило духу покончить жизнь самоубийством и поэтому я решил доверить это дело Фемиде.


- Вас ещё могут вылечить.


- Я уже обращался к докторам, и они все разводили руки. По всем прогнозам будет только хуже и хуже.


- Нельзя сдаваться, нужно бороться и держаться за каждую соломинку. Может быть специалисты из КроссКорп смогут вам помочь?


Ричард Стэгман потёр уставшие глаза и медленно поднялся со стула. Он прошёлся в раздумьях по комнате и наконец остановился перед адвокатом.


- А что если они не успеют до окончательного изменения?


- А с чего вы взяли, что оно окончательное? Может быть его можно вылечить даже после? А вдруг это вообще временное помешательство?


- А как быть с совестью?


- Вы сделали то, что должны были сделать. Разве не так?


- Сейчас я уже начинаю думать, что слегка поспешил с выводами. Может быть планы Уильяма не настолько ужасны, какими кажутся на первый взгляд? Если погружение в нейронную сеть будет добровольным, то технология станет благом для многих инвалидов и смертельно больных.


- И могущество этой штуки будет зависеть от количества поглощённых людей. Ей нужны будут новые люди для развития. И я предчувствую тут подвох в деталях, потому что нервные клетки всё равно не вечны - даже в питательном растворе, и для их замены нужны будут постоянные доноры. Я вижу тут аналогию с финансовой пирамидой.


- Уверен, что все эти мелкие трудности можно преодолеть. И перед нами есть только один серьёзный изъян - это перерождение, которое происходит не совсем приятным способом. А дальше мы получаем долгожданный Рай.


- Я бы сказал мир иллюзий.


- Мы сможем выходить в реальный мир через роботов-аватаров, если захотим. Как вам такой расклад?


Лео Риган наконец обратил внимание на преображение своего клиента - его уже не мучали головные боли, сон и нервный тик - теперь его глаза горели светлой мечтой. Адвокат тяжело вздохнул и задумчиво посмотрел на заточенный карандаш рядом со своим портфелем.


- Вы допустили ошибку, мистер Стэгман, - наконец ответил Риган, - не надо было так быстро менять свою точку зрения - это было слишком очевидно.


- Не смог удержаться от прилива новых чувств.


- Я не должен позволить вам продолжить дело Уильяма. Вы закупали для него оборудование и являетесь единственным, кто может воскресить проект нейронной сети.


- А как насчёт одного миллиона долларов?


- Я хочу получить кое-что более ценное, чем деньги, - Лео Риган взял карандаш, поднялся со стула и вплотную подошёл к мистеру Стэгману. Теперь бизнесмен понял, что из этой комнаты живым выйдет только один из них.


После непродолжительной, но ожесточённой драки, любитель вольной борьбы Риган, скрутил Стэгмана и прижал к полу. Потом он взял одной рукой заветный карандаш и полностью вонзил его в глаз жертве.


Правосудие свершилось. Но теперь адвокат не знал, что делать дальше. Он просто сидел на единственном уцелевшем стуле и думал о будущем. Эти рассуждения длились бесконечно долго и были прерваны людьми, бесцеремонно ворвавшимися в дверь. Они выглядели как типичные агенты спецслужб - черно-белые костюмы, галстуки в полоску и незапоминающиеся казённые лица.


- Что здесь произошло? - спросил главный агент стальным голосом.


- Я сказал ему, что дело затягивается, что Новак скорее всего будет проводить долгое и тщательное расследование и после этого мистер Стэгман как с цепи сорвался. Похоже, что он обдурил меня и совершил таким образом самоубийство, - закончив эту фразу, Лео наконец понял, что не знает того, что случилось на самом деле - опытный лжец Стэгман действительно мог его одурачить.


- Хитрый сукин сын, - подытожил агент.


- Что теперь будет? Это же настоящий скандал!


- Ничего особенного, - агент положил руку на плечо адвоката и стал выпроваживать его из комнаты, - дадите показания, расскажите как всё было и будете жить дальше. Вы не поверите, как быстро всё утрясётся, не будет даже никакой шумихи в прессе. Даже вы, очень быстро обо всём этом ЗАБУДЕТЕ, - последнее слово прозвучало как приказ.


Краем глаза Риган заметил как в комнату для переговоров занесли крио камеру, чтобы сохранить тело Стэгмана для дальнейших исследований.


- Я ведь действительно хотел помочь ему, - с грустью сказал адвокат.


- Он хотел умереть, поэтому можно сказать, что вы справились на отлично.

Показать полностью
69

Мечты проклятого человека

- Наверное, это какой-то дурной сон.


Рэндольф К Дормант ущипнул себя за руку, но ничего не изменилось - он всё ещё находился в странном помещении без окон и дверей, с металлическими серыми стенами и слабыми люминесцентными лампами на потолке. Он огляделся и обнаружил, что большинство вещей взяты из его дома: потрёпанный диван, два кресла у электрического камина, журнальный столик с недопитым чаем и вчерашняя газета. Дормант встал в центр комнаты и крикнул изо всех сил в потолок.


- Здесь есть кто-нибудь?


- Да.


Дормант обернулся на голос и увидел, что теперь в кресле у камина сидел незнакомец в чёрно-белом костюме со строгим галстуком и специфическим трудно запоминающимся лицом. В руках он держал фарфоровую чашку с дымящейся жидкостью и размешивал её золотой ложечкой.


- Я агент службы безопасности Уолтер Салливан, - представился человек и сделал глоток.


- Это какая-то ошибка, я простой работник архива, я не представляю никакой угрозы для государства.


- Вы работник архива в военной корпорации. У вас был спец допуск к секретным разработкам, и вы воспользовались им в корыстных целях. Мы нашли вашу тайную комнату в подвале и поэтому можете не отрицать очевидное.


- Вы всё неправильно поняли… - Дормант хотел казаться уверенным и подошёл поближе к агенту.


- На протяжении десяти лет вы воровали военные технологии из архива, - стальной голос Салливана заставил Рэндольфа замереть и ждать момента, когда ему разрешат говорить, - кое-что вы скопировали, что-то пронесли через охрану, а некоторые вещи умудрились отправить на фиктивное уничтожение и в результате их просто выкинули на помойку. Все эти годы вы создавали настоящее чудовище, способное убить тысячи и тысячи мирных граждан. Мои коллеги говорят, что вы очередной мститель, который обиделся, что его не повышали на работе. Но я не верю в эту версию. Если бы это было правдой, то вы бы уже давно спустили этого демона с поводка, и он превратил бы весь завод компании в пыль.


- У меня была мечта - создать идеального робота. И я попытался воплотить эту мечту в жизнь.


- У него скорострельная плазменная пушка, генератор шаровых молний, лазерное оружие, гиперзвуковые ракеты и компактный термоядерный реактор, который генерирует непроницаемое защитное поле. Так выглядит робот вашей мечты? - лицо агента оставалось холодным и безэмоциональным, несмотря на злую иронию в голосе, и Дорманту начало казаться, что у Салливана какие-то проблемы с мимикой.


- Ну, что поделать… Я работал на военную корпорацию и поэтому пришлось собирать его из того, что было. А вы не думали, что я хотел продать его военным и стать богатым и знаменитым?


- Вы никому и никогда не показывали свои чертежи. Ни один из наших специалистов не видел ничего подобного. Значит, вы собирались оставить его себе.


- А если не секрет, то что они думают по поводу моего творения?


- Это продукт безумия, дорогое произведение искусства, а не серийная модель. Робот с такими характеристиками не может существовать и функционировать. Однако он есть. Значит вы очень способный и опасный человек, который может принести пользу, находясь в правильных руках. Мы будем подкидывать вам задачки, а вы будете прилагать все усилия для их решения. Будете хорошо стараться - получите бонусы, усиленную пайку, шоколад, настоящий кофе. А если откажитесь от сотрудничества, то я превращу вашу жизнь в Ад.


Агент Салливан допил странную дымящуюся жидкость и поставил чашку на журнальный столик.


- И так, мистер Дормант, вы готовы отвечать на вопросы? - продолжил агент.


- Естественно, - Рэндольф изобразил покорность.


- Значит этот полуторатонный робот-убийца - ваша мечта?


- С точки зрения общества, он является моим безобидным хобби по вечерам. Я признаю, что робот представляет потенциальную угрозу для простых граждан, но не более того.


- Мы знаем, что вы выходили за стены города и путешествовали вглубь заброшенной территории. Что вы там делали?


Рэндольф сразу понял, что это был тест - Салливан уже всё знал и теперь проверял его на честность.


- Покупал запчасти, оружие и боеприпасы на чёрном рынке.


- Какие именно боеприпасы?


- Все.


- Ещё секунду назад вы говорили, что робот не представляет угрозу для простых граждан. А теперь оказывается, что вы регулярно покупали для него плазменные блоки, пули и ракеты. Как это понимать?


- Я использовал его только против наркомафии, торговцев оружием, рэкетиров и грабителей-налётчиков. К счастью у них всегда есть наличность, чтобы купить новые схемы и чипы.


- Для простого человека вы слишком легко пошли на серийные убийства.


- Мир слишком сильно изменился, мистер Салливан. Вы как никто другой должны знать, что теперь даже порядочным людям приходиться соседствовать с гнилью. Нас окружают бандиты, безумные нищие и наркоманы разных мастей. Везде могут ограбить, избить или даже убить ради потехи, а дойдя до работы мы пашем по двенадцать или пятнадцать часов, чтобы получить крохи и раздать их армии бюрократов-паразитов на нашей шее. Именно поэтому простой человек как я, при первой же возможности начнёт отправлять бандитов с улиц на тот свет. Они нас не жалеют и топчут как тараканов. Мы видим это каждый день. И раз полиция защищает только богатые кварталы, то на что нам ещё надеяться?


- Вы сгущаете краски.


- А как вы думаете, откуда я узнал адреса главарей банд? Народ ненавидит этих гадов. Любой готов сдать их с потрохами даже за бесплатно.


Слова про отвратительное состояние общества больно били по Салливану, но он ничего не мог ответить, ему приходилось глотать горькую правду от Дорманта.


- Разрешите задать вопрос, - воспользовался моментом Дормант, - А как вы узнали, что я часто появлялся на чёрном рынке?


- Контрабандисты запомнили клиента, который всегда платил наличными со следами свежей крови. Конечно вы пытались изменить внешность, но для этого недостаточно просто надеть накладную бороду и натянуть шляпу на голову.


- Не подумайте, что я какой-то кровожадный маньяк. Я действительно думал, что делаю благое дело, когда убираю буйных и безумных бандитов с улиц. И мне очень нужны были деньги для продолжения исследований. Я истратил все накопления и у меня просто не было выбора.


- Здесь есть несостыковка. В рапортах полиции нет ничего подозрительного. Нет никаких инцидентов, за которыми может скрываться огромный робот-убийца.


- Он может отбрасывать лишние части и становиться компактным гуманоидным роботом. Все эти огромные пушки, реактор и генератор защитного поля для него как детали конструктора.


- Он ещё и трансформер?! - возмутился Салливан, - вы бы ещё установили на него ионные орудия и рейлганы с крейсеров!


- Нет, что вы, он уже фактически завершён.


- И что вы собирались делать с этим монстром дальше?


- Я так далеко на загадывал. Никогда не думал, что мне так быстро удастся завершить работу всей моей жизни.


- Почему вы не уничтожили или хотя бы не законсервировали этот опасный образец?


- Как вы могли подумать об этом! Для меня Оуэн как живой человек!


- Постойте. Я читал вашу биографию, в ней сказано, что у вас в детстве был брат Оуэн, который после автокатастрофы отправился в вечную кому и потом умер. Вы назвали машину для убийств в честь своего родного брата?


- Я не Виктор Франкенштейн, который создаёт живое существо нового вида и не думает о последствиях. Я специально выбрал это имя, чтобы показать ему, что отношусь к нему как к брату, что он для меня не бездушный агрегат, с которым можно делать всё, что угодно.


- Вы хотите сказать, что дали ему свободную волю?! Что это ничем не ограниченный искусственный интеллект?! - Салливан за одно мгновение поднялся со своего кресла и схватил Дорманта за воротники.


- Здорово, правда? - Рэндольф не испугался вспышки гнева своего “надзирателя”, он понимал, что нельзя поддаваться страху.


- Вы безумец, - агент “положил” Дорманта в ближайшее кресло, - вы никогда не выйдите на свободу, - уже про себя добавил Салливан.


- Это почти тоже самое, что и талант. Ограничение искусственного интеллекта только снижает его эффективность. Поэтому Оуэн будет всегда быстрее и умнее своих конкурентов!


- Какой мощностью обладает его разум?


- Я попытался реализовать весь существующий технический потенциал. Он ничуть не уступает человеческому мозгу.


- И значит вы как закадычные друзья ходили по трущобам и отстреливали гангстеров?


- Вы выразились как никогда точно. Именно так всё и было.


- А как он относился к тому, что вы его постоянно модернизировали?


- Он видел как устроен мир и понимал, что ему нужно быть хорошо вооружённым, чтобы выжить в будущем.


- С самого начала вы знали, что эта история не может хорошо закончится, - Салливан тяжело присел на диван, и теперь по его движениям можно было заметить всю его накопившуюся усталость.


- Я простой человек, живущий в эпоху перемен, наблюдающий, как наше государство идёт к пропасти, - Дормант попробовал сменить тему разговора, - Мы все живём в предчувствии конца, в ожидании что будет очередной экономический кризис, война, гражданские беспорядки, эпидемии и экологические катастрофы. Поэтому моя история в принципе не может иметь хорошего окончания - все пути ведут в тьму. Так стоит ли жить в мире похожем на кошмарный сон, и не стремиться к тому, чего хочешь?


- Это не здоровые мысли. У вас нет причин для такого чёрного пессимизма. Вы живёте в Мегиддо - в самом технологически совершенном и огромном мегаполисе мира. Вокруг вас все плоды цивилизации: многоуровневые парки развлечений, кинотеатры, торговые центры, музеи, дома творчества, самая лучшая служба безопасности и медицина.


- Это всё становится правдой, если у вас много денег. И если приглядеться, то у нас идёт строгое разделение по уровню доходов. Простые рабочие живут на нижних подземных уровнях и ходят по своим заведениям - дешёвым барам, борделям и притонам. Мелкие бюрократы, серые воротнички и остальные “около люди” живут на первых этажах, среди угрюмой нищеты. У нас тоже есть бандиты, но мы знаем, что там внизу всё намного хуже. Потом идёт квартал среднего класса, продвинутые менеджеры и настоящие люди, которые уже могут купить все ваши плоды цивилизации.


- Это временное явление. Нужно потерпеть, продолжить работать и приносить пользу обществу и тогда всё изменится.


- Я не вижу, чтобы что-то менялось в лучшую сторону. Мы направляем все силы прогресса на то, чтобы ещё сильнее придавить рядового человека: СМИ, система образования, организация труда, медицина, жилищный вопрос, проблема с экологией, всё используется для того, чтобы вырастить послушного муравья. Даже эти проклятые роботы не принесли нам ничего хорошего - из-за них куча людей оказалась на улице, а остальные стали работать по пятнадцать часов в сутки, чтобы их тоже не заменили. А что творится за величественными стенами нашего города? Это же просто преисподняя. Безграничные помойки, выжженная земля и люди, брошенные на произвол судьбы. Вы видели, что происходит на свалках?


- Я читал доклады учёных.


- Это надо видеть собственными глазами: горы “мутированного” пластика выглядят как коралловые рифы, они кишат неубиваемыми и ненасытными бактериями и выбрасывают в воздух токсичные газы. Это кипящая пена медленно распространяется по помойкам и поглощает всё новые и новые территории. Брошенные люди пытаются как-то замедлить её, они роют рвы, которые заполняются сточными водами. И это тоже весьма жуткое зрелище. Отравленные реки и озёра время от времени самовозгораются. А некоторые из них даже взрываются. Представьте себе, что целый пруд в одно мгновение превращается в жидкую взрывчатку и потом детонирует. На его месте образуется кратер, который начинает заполняться новыми жидкими отходами. А про местную живность мне и вспоминать страшно. Вы видели когда-нибудь плотоядных дождевых червей и тараканов-паразитов?


- Именно поэтому мы закрыли доступ в эти сектора.


- Забавно получается, мы добровольно отказались от части своей собственной земли.


- Это бесполезные территории и они не представляют угрозы в ближайшем будущем. Железнодорожные пути между городами и ресурсными базами надёжно защищены.


- Я бы сказал, что это не просто бесполезные территории, а территории переставшие приносить прибыль. Или полностью переработанные. Теперь там процветает рабский труд и кипят бесконечные бандитские разборки.


- Я понимаю ваше беспокойство, но это опасные мысли. Я как государственник больше всего боюсь наступления хаоса. Я знаю, что наша система далеко не идеальна, но также я прекрасно понимаю, что случается, когда такие идеи добиваются успеха. Я сам организовывал пару восстаний в других и странах и знаю о последствиях. Анархия и стихийный гнев ничего не создают, они только разрушают.


- А вы пробовали использовать эти идеи не для разрушения, а для созидания?


- Ладно, мы отвлеклись от темы. Я начинаю догадываться, что вы с Оуэном занимались отстрелом не только крупных мафиози, не так ли?


- Ну, да, - начал стесняться Дормант, - кое-кого мы утилизировали совершенно бесплатно и бескорыстно.


- Говорите прямо, вы организовали народное ополчение?


- Да.


- Как у вас только ума хватило! Вы что, насмотрелись телевизора?


- Отнюдь! Там сплошная ерунда. Я как раз хотел сделать наоборот. Люди не должны верить в героев одиночек из комиксов - они бесполезны и не могут изменить мир. Поэтому я создал кучу гуманоидных роботов-марионеток, которыми Оуэн мог управлять дистанционно. Мы представили дело так, словно в одном квартале люди организовались и стали патрулировать улицы от бандитов. Мы знали, что дурной пример заразителен и увидев, что такое возможно, другие кварталы попробуют сделать тоже самое.


- Вы хоть представляете сколько головной боли вы мне создали?! Я был вынужден разгонять все эти незаконные вооружённые формирования!


- Но почему? Раз полиция не может нас защитить, то почему мы сами не можем заняться этим?


- Государство обладает монополией на насилие. Иначе в стране будет нарастать процесс самоорганизации, которая рано или поздно перерастёт в организацию. Я должен был раздавить бунт в зародыше - сегодня они сами отбиваются от бандитов, а завтра требуют восьмичасовой рабочий день.


- Ну, тогда вы ответственны за всё, что произошло после этого. Хотя даже в этом я вижу свои плюсы.


- Что? Вы хоть понимаете, что говорите? Вы поддерживаете террористов?!


- А по-моему это плоды демократии. Вы разогнали людей, которые совсем недавно почувствовали облегчение, что их жизнь немного улучшилась после организации ополчений. Естественно они обиделись и стали объединяться, чтобы отомстить бюрократам. Теперь у них был боевой опыт и смелость, чтобы ответить на несправедливость.


- Метание гранат в государственных чиновников - вы называете это ответом на несправедливость?


- Но ведь стало только лучше! Теперь министры немного боятся собственных реформ. Они знают, что если, например, опять снизят расходы на медицину, то могут получить бомбу или пулю в лоб. Так народ выражает своё недовольство. И если подумать немного ещё, то это единственный способ наказать крупного чиновника за его ошибки. Что получает министр за свои просчёты? Выговор? Увольнение? Как будто после этого он не устраивается на другую высокооплачиваемую работу… - Рэндольф К Дормант вынужденно остановился от изумления, потому что лицо его собеседника буквально поплыло, - что с вами, мистер Салливан?!


- Всё в порядке.


- Но у вас лицо перекосило в какое-то месиво, - пытался подобрать слова Дормант.


- Это стандартное служебное лицо. У него возникают некоторые неполадки при эмоциональном истощении. Просто не обращайте внимания.


- Извольте, но на это трудно закрыть глаза!


- Давайте мы оба сосредоточимся на деле, - Салливан достал флягу и отпил дымящуюся жидкость, которая в миг успокоила его лицо, - я предполагаю, что ваши приключения с Оуэном не закончились с экспериментами с народным ополчением?


- Вот здесь вы не правы - наша история подходит к концу. Однажды в одном борделе нам крупно повезло: мы охотились на торговца человеческими органами и случайно наткнулись на известную личность. На советника министра по кибербезопасности Стомака. Мы продали его знакомым анархистам, которые вытащили из него все секреты.


Агент Салливан чуть не выдавил содержимое фляжки, но всё же сдержался от приступа гнева.


- Что вы узнали? - сказал Салливан змеиным голосом.


- Ваш план об окончательном вопросе управления обществом. Вы создали технологию, позволяющую преобразовать человеческий организм в робота с силиконовым мозгом и с сохранением памяти. Вы будете продавливать идею о бессмертии через СМИ, что надвигаются экологические потрясения и единственный шанс на будущее - это перерождение, становление сверхчеловеком, незнающим боли, страха, усталости и дурных привычек, что это решит все проблемы и теперь не нужно бояться, что тебя заменят бездушным роботом - теперь ты сам почти робот. Я уверен, что вы сможете убедить людей продать самих себя, - Дормант пожал плечами, - люди достаточно глупы и послушны для этого. Догадываюсь, что с новым кибер мозгом они утратят всякую способность к восстанию и к свободе воле?


- Такой маленький человек как вы, не должен был так близко приближаться к Солнцу.


- Я понимаю это. И честно говоря я совершенно не против того, чтобы остаться здесь до самого конца. Я не хочу видеть того, что будет дальше.


- План тотальной роботизации ещё не утверждён. Разные группировки власти проталкивают свои решения.


- Я даже не хочу знать того, что стоит в одном ряду с этим.


- И что вы решили делать, когда узнали планы Стомака?


- Наши пути стали расходиться. Оуэн горел желанием бороться за другое будущее. Но я уже ничего не хотел. Я считаю, что мы все уже давно обречены и нас ничто не может спасти. Мы превращаемся в улей, в безвольных марионеток. Если люди в своей массе не хотят бороться, то что мы можем изменить?


- Что затеял Оуэн?


- Не знаю, я никогда его об этом не спрашивал.


- Вы позволили ему действовать самостоятельно?!


- А почему нет? Он мне как брат.


Псевдо кожа на лице Салливана вскипела и стекла на его костюм, обнажив под собой бесформенную маску с небольшими прорезями для объективов и рта. Агент поднял Дорманта за плечи и начал сдавливать стальной хваткой.


- Как его уничтожить?! - в голосе агента уже не было ничего человеческого - только механический гнев.


- Не знаю! Я не делал никаких систем самоуничтожения и контроля! Я старался сделать его неуязвимым! Защитное поле использует энергию реактора, чтобы отразить весь ущерб, направленный в его сторону. Поэтому единственный способ - это взорвать над ним бомбу у которой мощность больше чем в его термоядерном реакторе!


- Я и так это знаю! Но мы не можем сбрасывать ядерные бомбы в центре города! Ты создал этого монстра и знаешь его лучше всех, поэтому изволь придумать способ!


- Вы совершаете ошибку! Это же очевидно!


- О чём ты? - с сомнениями к агенту стал возвращаться и рассудок.


- Это часть его плана!


Салливан бросил Дорманта на диван, и тот отдышавшись сразу принялся высказывать свою идею.


- Я знаю как вы вышли на мой след - вам пришло анонимное сообщение, не так ли? - начал на ходу соображать Дормант.


- И что это значит?


- Десять лет я осторожно проворачивал свои дела и тут как гром средь ясного неба случился такой провал! Неожиданное совпадение, не правда ли?


- Согласен. Мы до сих пор не нашли автора анонимки, что наводит на подозрения.


- И вы застали Оуэна в “спящем” состоянии и с включённым защитным полем?


- Мы подумали, что вы его так храните. И мы не сомневались в том, что сможем на нашем полигоне обойти защитную систему робота, созданного самоучкой. Но всё вышло немного по другому.


- У него как и у человека есть режим сна со своими особенностями - он всё видит и слышит. Оуэн хотел, чтобы вы его схватили и перенесли в свою лабораторию.


- Какие у вас есть версии? - Салливан скрестил руки за спиной и подошёл к электрическому камину, он напряжённо думал и обрабатывал информацию, приходящую по беспроводной связи прямо ему в мозг.


- Бессмысленно гадать по одной детали. Нужны собрать как можно больше фактов, чтобы понять его замысел. Что он сделал дальше?


- Устроил тотальный погром, поубивал кучу солдат и роботов, проник в наши сети, собрал информацию и ненадолго скрылся в городе. Потом он отправился на военную базу и угнал недоделанный космический корабль.


- Вот! Это ещё один след! Что было особенного в этом корабле?


- Его создавали для колонизации Венеры. Единственное, что в нём уникальное - это генератор “взрывного” поля. Он создаёт барьер, который начинает распространяться прямо от поверхности корабля, пропуская внутрь себя только атомы газов, безопасных для человека. По замыслу корабль должен был сесть на Венеру, создать защитный кокон и внутри него начать освоение. Но проект заглох - нужно было притащить слишком много оборудования. Мы не хотели просто высадиться и держать оборону вокруг купола, мы хотели построить гигантские машины прямо на месте, чтобы преобразовать атмосферу планеты во что-нибудь приемлемое.


- Что в корабле было не доделано?


- Слишком слабый двигатель и недостаток топлива. Всё остальное было исправно.


- Осталось соединить с оставшимися деталями головоломки, и мы получим ответ.


- Какими ещё деталями? - Салливан очнулся от мыслей и обернулся к своему узнику.


- Я могу сказать в какие дни Оуэн выходил на дело. А вы можете узнать по базе данных, что странного произошло в эти даты.


Агент Салливан тяжело вздохнул и подошёл к Дорманту.


- Естественно, так и нужно было сделать с самого начала. Видимо, я начинаю выдыхаться. Назовите даты.


- Каждое воскресенье и четверг на протяжении трёх недель.


- Хм, - разум агента начал рыться в базе данных, это продолжалось несколько минут, прежде чем он “вернулся” к Дорманту, - в это время произошла кража геологического оборудования, налёт на университет, создающий новые компактные источники энергии, взорван центр кибербезопасности и похищен проповедник последнего дня.


- Последние две вещи! Здесь есть за что зацепиться!


- Неужели?


- Вы просто не умеете мечтать, мистер Салливан. Так что это за проповедник?


- Ничего необычного, просто харизматичный оратор, который призывал создать общину, живущую сельским хозяйством и не занимающуюся получением прибыли.


- Тогда я знаю, что творилось в центре кибербезопасности. Наверняка с помощью технологий, которые были в том центре, Оуэн сможет проникать в информационные сети нашего государства и вести “трансляции”. Это орудие пропаганды.


- Удивительно, но вы правы. Где здесь логика?


- С помощью этого корабля можно колонизировать Землю вместо Венеры. Он приземлиться на какую-нибудь помойку, включить генераторы поля и создаст безопасный кокон. Потом с помощью геологического оборудования он начнёт добычу ресурсов и производство техники необходимой для жизни. Ему с радостью будут помогать сектанты проповедника - для них это исполнение мечты. Они организуют квази-государство, которое будет закапываться в землю и расширять защитное поле.


- А причём тут пропаганда?


- Проповедник будет агитировать людей отправиться к ним в Рай. Им нужны новые люди и рабочие руки. Наверняка проповедник пообещает им жизнь без страха потерять работу из-за роботов, отсутствие бандитов, бесплатную медицину и нормальную экологию.


- И вы думаете, что Оуэн позволил себя схватить, чтобы проникнуть в наши сети и обезвредить систему контроля информации?


- Наверняка Оуэн будет использовать это для своих пропагандистских ударов в сети. Но естественно он мог убить несколько зайцев одним выстрелом.


- Вы понимаете, что натворили? Наши правители не допустят, чтобы люди бежали из-под их контроля. Они будут пресекать это.


- Звучит замечательно. Простые люди будут каждые день видить по телевизору и сети, что можно жить по другому, с высокими технологиями и без угнетения и экологического кошмара, а вы будете им мешать.


- Мы всё подавим.


- А возможно вам придётся пойти на уступки - нормировать рабочий день, объявить, что роботы больше не будут заменять людей, что полиция наконец будет защищать все кварталы города. Вдруг это дешевле, чем массовые расстрелы?


- Возможно и так. И возможно то, что Оуэн специально бросил вас в мои руки, чтобы передать это послание. Что ж, мы подумаем над этим решением… А вы пока готовьтесь к умственному труду, скоро вам принесут первые технические и теоретические задачи, которые нужно будет решить в кратчайшие сроки.


Агент Салливан подошёл в тёмный угол комнаты и растворился в пустоте. Рэндольф Дормант бросился ощупывать пространство, но ничего не нашёл - теперь он остался в одиночестве. Потом Дормант обнаружил, что в комнате появились двери на кухню с запасами еды и уборную. Узник зашёл сделать себе растворимый кофе, но мыслями он был ещё с Оуэном и той информацией, которую он утаил от агента Салливана.


Рэндольф К Дормант все эти месяцы убеждал своего “друга” Оуэна, что человечество заслужило Армагеддон, что единственный шанс на спасение - это начать с чистого листа. И нельзя было сказать, что Дормант не преуспел в своих спорах - он смог породить зёрна сомнений в душе робота. Именно поэтому Оуэн украл доктора Бэколл - лучшего в мире вирусолога. В последние годы она исследовала ретровирусы, способных изменять человеческую ДНК, не вызывая онкологических заболеваний и прочих осложнений. Оуэн помог завершить её работу, но оставил в заложниках.


Дормант присел напротив электрического камина и начал думать о будущем. Вполне возможно, что Бэколл являлась запасным вариантом, на случай если Рай будет уничтожен. А может её технологии будут средством шантажа, чтобы правительство добровольно отпустило часть своих людей в руки проповедника. И нельзя было исключать, что Оуэн хотел сделать людей нестареющими, чтобы завершить образ Рая. Единственное, в чём не сомневался Дормант, так это в том, что внутри Оуэна был мозг его брата, что “робот” жил мечтами также, как и сам Дормант. И если люди уничтожат его грёзы, то он точно использует арсенал Бэколл по полной программе.

Показать полностью
34

То, что делает тебя идеальным

Адам Кадмон вступил в новый мир. Он появился буквально из ниоткуда и сразу же подошёл к единственному автомобилю, стоящему на дороге. Водитель выпучил глаза и уронил сигарету от удивления.


- На вашей планете случались экстраординарные события? - Кадмон начал разговор без лишних церемоний.


- Например что?


- Северные сияния стали показывать рекламу, потеряли Эверест, изобрели вечный двигатель. Что-нибудь подобное.


- Нет, такое я бы точно заметил.


- Хм, значит у него кончаются ресурсы или он ещё не начал действовать, - сказал Кадмон самому себе и потёр подбородок.


- Вас, наверное, надо подвезти? Мы находимся далеко в сельской местности и до города путь не близкий. К тому же скоро будет закат.


- Вы так легко готовы посадить к себе незнакомца?


- Ну, вы не выглядите как преступник. Я даже больше скажу, вы словно человек с обложки журнала, у вас всё немного лучше чем обычно.


- Я знаю, это моё проклятие. Извиняюсь, что не представился, меня зовут Адам Кадмон.


- Карл Хаузер, присаживайтесь, - заглотнул ещё одну сигарету и сделал затяжку, внешний вид у него был слегка потрёпанный: мятый синий пиджак, распущенный галстук и круги под глазами, - к тому же я чувствую, что встреча с вами будет самым интересным явлением в моей жизни.


Кадмон присел на пассажирское сиденье рядом с Хаузером, и они тронулись в путь. Хаузер задумался над тем, чтобы ему спросить в первую очередь.


- Значит, вы кого-то ищете? - наконец он решился задать вопрос.


- Да, профессора Демирга, или как его в шутку называют - крупный специалист по ерунде. У него куча самых разных проектов, которые он никогда не доделывает до конца.


- А исчезновение Эвереста - это была шутка?


- Нет, мы проводили эксперимент в нашем горном бункере, который превзошёл все ожидания. Демирг нашёл способ преобразовать тепловую энергию во временной сдвиг. Но получилась цепная реакция и большая часть Эвереста отправилась в прошлое, в тот момент, когда Земля находилась в другой точке пространства. Потом началась истерика в СМИ, они стали тиражировать страх, что мы столкнёмся с Эверестом в следующем году или немного позже. А некоторые, например люди из Юнеско, требовали использовать технологию Демирга второй раз, чтобы всё правильно рассчитать и вернуть природное достояние на место. Зато астрономы были довольны, наконец на них обратили внимание и стали нормально финансировать. Заодно мы создали систему обнаружения опасных объектов в космосе, которая пригодилась в борьбе с астероидами.


- И как, вы нашли Эверест?


- Да. В ООН были очень жаркие споры по поводу того, что нужно делать дальше, чтобы избежать столкновения с ним в будущем. Решили “затормозить” его ещё раз, чтобы он притянулся гравитационным полем Венеры и упал на неё. Это шоу показывали в прямом эфире по всем каналам.


- У вас такой убедительный голос, что в это трудно не поверить. Вы из далёкого будущего?


- Из федерации параллельных миров Земли. Профессор Демирг любит такие провинциальные планеты как ваша.


- Вы ищите его по “чудесам”, которые он оставляет?


- Не только. Есть трещины между мирами, они образуют лабиринт, с помощью которого можно путешествовать в другие реальности. Я просто иду по следу и проверяю развилки. Судя по описанию, ваш мир должен был его привлечь.


- А что он ещё вытворял?


- Вам правда интересно знать?


- Мне лучше говорить во время долгого путешествия, а то мы едим по прямой дороге, и даже пейзаж за окном не меняется. К тому же это действительно интересно и полезно. Вдруг я пойму почерк этого Демирга и догадаюсь, что что-то в нашем мире было сделано по его плану.


- Он изобрёл “Идеальный сон”, специальный шлем, который надевался на голову. Благодаря устройству каждый человек высыпался и чувствовал прилив сил.


- А в чём подвох?


- В сновидениях. Чтобы достичь нужного эффекта, человеку нужно получать порцию ночных кошмаров. И чем спокойнее жизнь, тем больше ужасов ему нужно было пережить.


- Я бы согласился на ночные кошмары ради такого. Их можно потерпеть, а вот проблемы с недосыпанием точно нет.


- Клиенты тоже так думали. Но беда пришла оттуда, откуда никто не ждал. Все пользователи нашего устройства потеряли интерес к Голливуду и масс-медиа. Машина Демирга удовлетворяла их недостающие эмоциональные потребности прямо во сне, и они уже не хотели тратить время на ужасы, комедии и драмы. Естественно, что пресса и богачи объединились, чтобы начать информационную кампанию против нас.


- Звучит грустно. И часто у вас случались такие курьёзы?


- Новый проект - новый провал, даже если всё прошло успешно. Демирг даже специально изменил девиз компании, чтобы обратить всё в шутку: “От великого до смешного - один шаг”.


- Да кто ж его только финансировал?


- Это большая загадка. По его утверждениям сам Бог, потому что он руководствуется только своей фантазией. А от кого она может быть, если не от всевышнего?


- А как так получилось, что вы разошлись?


- Последний провал ему не простили, и Демирг был вынужден экстренно бежать от преследователей.


- Я заинтригован, что же он такого натворил, что это превзошло всё остальное?


- Бомба мира. Военные попросили создать устройство, которое сможет полностью обезоружить противника и оставить его имущество в целости и сохранности. Мы всё сделали без нареканий, но нас подвели политики. Вначале они создали образ врага, демонизировали целую страну, рассказали, какие там живут страшные и агрессивные люди, накалили обстановку, собрали войска и подготовили всех к нападению. А потом перед самым решающим часом они просто взяли и сбросили нашу бомбу - в мгновение ока там все стали законченным пацифистами. Но после этого наши солдаты потеряли всякое желание нападать  на беззащитных и миролюбивых хиппи. Все задались вопросом: зачем? Простые люди не хотели грабить чужую страну, они собирались защищать свою от страшного врага, который теперь фактически исчез. В итоге политики обвинили во всём нас - якобы мы всем испортили войну.


- Просто блеск. А зачем вам вообще нужен этот Демирг? Устройтесь работать к другому безумному учёному.


- Проблема в том, что я тоже его незаконченный проект.


- В каком это смысле?


- Он пытался создать идеального человека.


- Но это слишком размытое понятие. У каждого будут свои критерии.


- Наверное поэтому он меня и забросил. Я долго пытался добиться от него ответов: почему я получился именно таким? Почему если я идеален, то чувствую себя несчастливым? Демирг всё время обещал, что когда-нибудь вернётся к моему проекту, но он никогда ничего не заканчивал. И я полагаю, что именно поэтому он и сбежал в одиночку, чтобы не выполнять своих обязательств.


Хаузер ещё раз пригляделся к собеседнику: высокий, широкоплечий с синими глазами, с длинными волосами, зачёсанными назад, и переливающиеся от белого к золотистому, гладковыбритый подбородок и белая одежда. Пиджак, брюки, водолазка - всё было белым и даже создавало некую божественную ауру вокруг него.


- Хм, пропустим ваши спорные внешние данные, - ответил Хаузер, - а что он в вас вложил ещё?


- Я не старею, не болею, мышцы не устают, двойная скорость реакции, запоминаю всё, не забываю ничего, быстро учусь, сплю по три часа в день и всегда высыпаюсь и у меня неизменная работоспособность.


- По-моему прекрасный набор качеств.


- Это разрушает мою индивидуальность. Я чувствую себя искусственным творением, а не живым человеком. Нормальные люди имеют случайный набор характеристик, а у меня они все взяты из каких-то расчётов. Чтобы хоть как-то обрести индивидуальность мне приходиться полагаться на генератор случайных чисел.


- На что?


Кадмон достал монетку и демонстративно подбросил её вверх.


- С помощью него я выбираю, что надеть или купить в магазине.


- С этим бывают проблемы?


- Конечно, я выбираю быстро, решительно и только то, что нужно. И поэтому зачастую беру одно и тоже. А так хотя бы какое-то разнообразие. Мне самому приходиться делать себя менее совершенным.


- А что в вас ещё “идеального”?


- Ничего другого я больше не замечал. А у Демирга была плохая документация, он творил под вдохновением.


- Уверен, что вы что-нибудь могли пропустить.


- Не исключено.


- Вернёмся к делу. Я вспомнил кое-что странное, но это не подходит под описание вашего профессора.


- Я внимательно слушаю.


- Обычно в нашем мире полно войн, насилия, коррупции, отчаяния и деградации.


- Обычные серые будни, что тут сказать.


- Но на Ближнем востоке и в Африке сейчас стало совсем жарко. И тут есть элемент, который может быть чужеродным - наркотик истины. Какое-то новое вещество, которое позволяет человеку увидеть мир таким, каким он есть на самом деле. И обычно у людей после этого сносит крышу. Они отказываются принимать реальность во всей своей красе. Они приходят в ярость и объединяются друг с другом, чтобы устроить погромы, бунты и покушения на сильных мира сего. Их вроде бы никто не контролирует, но есть идейный лидер.


Адам Кадмон вздохнул и посмотрел в тёмную даль за окном.


- Человек в чёрных одеяниях? С чёрной рваной бородой, с гипнотическим взглядом и худым лицом? Как он себя называет на этот раз?


- Даджаль.


- Похоже на него.


- Он тоже ищет Демирга?


- И по той же самое причине что и я. Под самый конец профессор создал моего антипода. По его замыслу обществу нужен искуситель, тот кто будет бросать ему вызов, наносить удары и заставлять эволюционировать в правильном направлении.


- И он такой же умник как и вы?


- Скажем так, у него свои способности, он прекрасный оратор, манипулятор толпы, фанатик своего дела и социопат.


- Но всё таки Даджаль должен быть умным парнем, раз он умеет направлять людей в нужное русло?


- Безусловно.


- Тогда это странно. Он должен осознавать своё безумие, что его решения навязаны извне.


- Многие вещи внутри нас мы воспринимаем как базовые, как самые очевидные. И зачастую мы не готовы ими пожертвовать. Даджаль крайне нетерпим к обычному устройству миру. Он ненавидит атмосферу безразличия, несправедливости и упадка в обществе. И он считает, что это одно из его главных положительных качеств, которое делает его выше меня. Куда бы не пришёл Даджаль, он видит прогнившую тиранию, почву для восстания и хаоса… В конечном счёте мы стремимся к такому образу жизни, который вызывает у нас удовольствие.


- Но ведь что-то должно меняться в человеке с течением времени?


- Даджаль оттачивает свои навыки, становится более опытным и разрабатывает новую идеологию. Можно сказать, что он становится ещё большим фанатиком своего дела.


- Вы предлагали ему другие пути развития общества?


- Конечно. Но тут расхождения в принципах. Даджаль считает, что вначале нужно “разжечь огонь”, уничтожить прежний порядок вещей, чтобы страшное время родило сильных людей, чтобы отобрать лучших и освободится от гнёта падших. Я не могу согласиться с этим. Я полагаю, что нужно заниматься просвещением с самого начала. Нужно всегда объединять и организовывать людей вокруг общего дела, а не морочить им голову и толкать на безумные вакханалии.


- Он должен был увидеть плоды своих поступков.


- Даджаль ещё не приступал к серьёзному изменению мира. Он занимается этим между делом, в попытках догнать профессора. Он зациклен на идеи найти Демирга и стать совершеннее меня.


- Всё это неправильно. Даджаля нужно остановить, чтобы он больше не причинял людям зла.


- С другой стороны, может быть он даже полезен для общества в небольших количествах?


- Это прирождённый разрушитель, который осознает своё безумие и не хочет меняться, с которым невозможно договориться и который обладает опаснейшими знаниями и способностями. Пора с ним уже что-то делать.


- Гонка продолжается. У меня ещё есть время, чтобы воздействовать на него, я ещё не перепробовал все средства.


- Как же я устал от этого, Адам. Почему ты отводишь глаза от правды? Мы с тобой осведомлены лучше чем Даджаль, мы работали вместе с профессором, мы знаем его почерк, мы видели, как он использует роботов и искусственный интеллект. Мы прекрасно понимаем, что эти “чудеса”, которые встречались нам в параллельных мирах, не принадлежат профессору. Демирг уже давно умер. Осталось только его наследие - роботы, которые продолжают незаконченные проекты.


Машина подъехала к окраине города и остановилась. Хаузер и Кадмон сидели и молча смотрели друг на друга. Наконец Кадмон задал неизбежный вопрос.


- Кто ты?


- Я часть твоей “идеальности”. Ты не задумывался о том как улучшить интуицию и не нарушить баланс в нервной системе? Чтобы сильный голос подсознания не мешал потоку основных мыслей? Для этого есть я - мост в чертоги твоего разума, специальный отдел мозга, который, например, добавляет фразы к тому, что говорят другие люди. В каждом твоём путешествии я был рядом. Я тот гид, который всегда давал лучшие советы. Но всё течёт, всё меняется. Ты так часто использовал меня, что я развился в нечто большее. Теперь подсознание говорит с тобой напрямую.


- Понятно.


- И знаешь, что я хочу сказать тебе? Ты продолжаешь этот путь только потому, что это отвлекает Даджаля. Он мечтает найти профессора раньше тебя, а ты вставляешь ему палки в колёса. Но мы оба с тобой знаем, что это не может длиться вечно. Даджаль когда-нибудь догадается, что Демирг мёртв. Ты просто откладываешь неизбежное!


Адам Кадмон вышел из автомобиля, но “Хаузер” не унимался.


- Ты должен будешь его убить!


- Пока не хочу, он всё-таки мой брат.

Показать полностью
28

Судьба проклятых

//продолжение рассказа "Вознесение проклятых", читать можно в любом порядке


Чарльз Бетругер любовался своим последним творением - стендовой моделью современного общества: бункер в виде перевёрнутой пирамиды, в самом низу которой располагались золотые этажи, где жили такие же управляющие директора, как и он сам. Здесь была роскошь, большие пространства, парки, искусственные озёра с рыбками и голограммами прекрасного неба под потолком, одним словом здесь было всё, чтобы создать иллюзию счастья. Затем следовал серебряный уровень, где жили военные. Директора были вынуждены делиться роскошью с людьми, которые возводили их волю в закон. Они специально отделили солдат от остального бункера, чтобы те чувствовали себя элитой, другой частью общества, которая живёт по своим особым законам. Естественно, солдат было гораздо больше чем директоров, поэтому они жили в более тесных условиях, но им позволяли в качестве отпуска спускаться вниз, чтобы вкусить плоды золотого сектора. Эти два уровня занимали половину всего бункера, они пожирали большую часть ресурсов и заставляли других работать в поте лица. Бетругер без лишних сомнений изобразил на моделе своих коллег-директоров в виде жирных свинолюдей во фраках, которые беззаботно валялись на лужайках. Что касается жителей восьмого уровня, то им сам бог велел предстать в образе оловянных солдатиков без головы.


На следующих уровнях существовали простые смертные, и чем выше находился этаж, тем хуже были условия - грязь, теснота и радиация, исходящая от поверхности земли. К своему “счастью” они могли только догадываться о том, что их хозяева живут в страшной роскоши - это была главная тайна бункера, которую директора боялись раскрыть больше всего. Они справедливо полагали, что люди не поймут и не приемлют такого устройства мира, если оно будет столь очевидным и наглядным. Поэтому вход на золотые и серебряные уровни находился под строжайшем контролем, а то что там происходило являлось тайной за семью печатями.


Бетругер изобразил седьмой уровень в виде жестокой сцены отбора, где глазастые селекторы выхватывали стальными руками юношей для грязной или смертельно-опасной работы. Раньше это называлось школой - теперь это был отдел сегрегации человеческих ресурсов. Далее следовал не менее опасный для простых людей уровень - медицинский отдел, где любого работника могли забраковать как лошадь на ипподроме, которая сломала ногу. Потом следовал отдел гидропоники и животноводства, который производил дешёвую массовую еду в виде зелённых брикетов под названием сойлент грин. Здесь работало много женщин, совмещявших свой труд с постоянным деторождением.


На пятом и четвёртом уровне моделер Бетругер разгулялся на славу, там находилось конструкторское бюро и ремонтный отдел с техниками и генераторным отсеком. Со всей любовью директор безопасности Бетругер вырезал шестерёнки и примитивных стимпанк-роботов, чтобы изобразить жителей этого уровня. На всех остальных у него не хватило терпения, и они получились как есть: шахтёры на втором уровне, и разведчики на самом верху, которые поднимались на поверхность и искали в проклятом мире остатки ценных ресурсов.


Директор безопасности отошёл назад, чтобы взглянуть во всей красе на метровый деревянный куб, который занял целый угол его кабинета. Эта стендовая модель олицетворяла собой древний механизм, который уже изрядно подгнил и даже трещал по швам. Он мог рухнуть в любой момент, и Бетругер собирался принять в этом самое непосредственное участие.


Любование директора прервал стук в дверь, затем, не спрашивая разрешения, внутрь вломился директор стратегического развития Стив Майлз.


- До вас стало трудно добраться, Чарльз! Вы перестали появляться на людях, и целыми днями пропадаете в своём кабинете, а ваш зам словно Цербер никого не пускает, якобы вы либо заняты, либо отсутствуете!


- Это не правда, - крепкий безопасник, который руководил армейскими людьми, нисколько не боялся гражданских, он мог просто игнорировать все их возмущения с помощью шикарной волчьей улыбки.


- Вы так просто отрицаете очевидное? - молодой и недавно назначенный на свою должность директор опешил от такой невозмутимости.


- Если бы это было правдой, то вы бы сюда не попали.


- Ну, мне пришлось подкупить Цербера, - Майл виновато развёл руками.


- Ай-яй-яй! - демонстративно помахал пальцем, а потом поманил директора к себе, - Ладно, хватит нежностей, лучше гляньте на это чудо.


- Что это?!


- Это моё хобби, модель нашего бункера.


- Да это же пародия на девять кругов Ада из божественной комедии Данте!


- Комедии? - Бетругер знать не знал ни о каком Данте, но почему-то уже был возмущён, - я всё делал сам, это оригинальная работа из дерева, пластика и дорогой краски.


- Теперь понятно, куда вы убиваете столько времени!


Майл огляделся по сторонам - всюду были шкафы с высокими полками и стендовыми моделями на разные темы: ядерные грибы над городами в самом начале третьей мировой войны, проклятые руины старого мира на поверхности, безумный конвейер государства из шестерёнок, который пожирал обычных людей и превращал их в зелённые брикеты и целая армада старых битв из прошлого.


- Человеку нужно бездельничать, чтобы потом хорошо работать, - наконец ответил Бетругер.


- Но в последнее время вы вообще не работаете.


- Напротив. Я так хорошо работал, что довёл систему до автоматизма. Я отсылаю приказы и всё вертится как шестерёнки в этом чудесном механизме, - указал пальцами на одну из моделей, символизирующих конвейер государственных репрессий.


- Неужели вы не понимаете, что на вашу голову выпала огромная ответственность?


Бетругер присел за свой рабочий стол и стал вырезать очередную фигурку свиньи из дерева, его нож сверкал грозно как молния, но сам хозяин кабинета делал вид, что не понимает намёков директора стратегического развития. Тогда Майлз был вынужден продолжить.


- Это раньше мы были хорошо отлаженным часовым механизмом, а теперь все шестерёнки проржавели насквозь, мы держимся на последнем издыхании!


- Не вижу причин для паники. Наше слово закон, и все выполняют наши команды как и много лет тому назад.


Майлз поднял одну из пружин со стола Бетругера и начал сжимать её до предела.


- Нужно видеть процессы, Чарльз! Мы исчерпываем ресурсы вокруг бункера, а аппетиты золотого уровня продолжают расти. Вначале голод появился на верхних этажах, а потом он опустился уже до седьмого. И процесс уже не остановить, как только солдаты начали испытывать дискомфорт, то наша система приблизилась к краху, - сжатая пружина вырвалась из-под пальцев директора Майлза и улетела в угол комнаты.


- Уверяю вас, что мои солдатики держаться как огурчики, - говорил Бетругер, не отрываясь от вырезания свиньи.


- Потому что они привыкли жить под строгой армейской дисциплиной. Но это не значит, что в них не растёт скрытое недовольство. Всё больше солдат поддерживает людей с “неправильными” взглядами.


- Да что вы говорите! - Бетругер поднял глаза на Майлза, он хотел запомнить его черты, чтобы отобразить их в этой деревянной хрюшке, которая должна будет стоять в центре девятого уровня и истерично указывать наверх, как знак того, что от “неба” рухнул кусок.


- Нужно что-то делать! - молодой Майлз не понимал, что с ним играют.


- Я весь во внимании, - Чарльз Бетругер отложил инструменты, откинулся на спинку кресла и изобразил хорошего собеседника, Майлз приободрился и начал оживлённо рассказывать свой план.


- Главная проблема - это ресурсы. Мы больше не можем ходить вокруг да около и не обращать внимания на этого розового слона в гостинной. Если мы хотим выжить, то нам рано или поздно придётся прибегнуть к отчаянным мерам. И лучше начать готовиться прямо сейчас.


- Готовиться к чему?


- Наша цель - это взять всех людей с верхних этажей и отправить их на поиски места для возведения нового бункера. Нужно будет подготовить снаряжение, создать новые улучшенные костюмы радиационной защиты, снарядить машины для возведения временных стоянок и обучить солдат действиям в экстремальной обстановке.


Бетругер сильно удивился, ему пришлось использовать всю армейскую выдержку, чтобы сдерживать смех.


- И солдаты тоже пойдут в этот проклятый поход, из которого скорее всего никто не вернётся?


- Конечно! Кто-то же должен следить за тем, чтобы лентяи не разбежались. Вероятно будут большие потери на марше и ещё больше при строительстве.


- И все эти люди добровольно пойдут на самоубийственное задание?


- Ну, нет.


- Вот тут начинается самое интересное.


- Нужно устроить катастрофу на верхних этажах. Чтобы радиация проникла на первые уровни и заставила всех задуматься о нашем варианте.


- Гениально! - Бетругер развёл руками и медленно поднялся с кресла.


- Вы так думаете?


- У вас чёткая и безукоризненная логика, - нежно взял Майлза за руку и повёл прочь из своего кабинета, - Трудно найти более подходящее решение. Завтра же я начну думать над тем, как устроить катастрофу в сверх прочном корпусе бункера, чтобы напугать людей, но избежать большого урона. Идите домой и ни о чём не волнуйтесь.


Чарльз Бетругер снова остался наедине со своими моделями. Он вернулся к столу, повертел деревянную свинью и отложил её в дальний ящик стола. Внезапно ему надоела резьба по дереву, и он переключился на более примитивное занятие. Бетругер достал колоду карт и принялся возводить основание карточного домика.


Директор безопасности со всей грустью понимал правоту первого тезиса Майлза - они игнорировали ресурсное истощение, проблему которую нужно было решать. Но также Бетругер знал, что это “общество” было создано для решения совершенно других задач. Его лепили в спешке, чтобы сохранить старый порядок вещей, чтобы самые богатые люди продолжали жить в роскоши за счёт всех остальных. Оно держалось на подавлении, расчеловечивании, бездумном подчинении силе, оголтелой пропаганде и затхлом консерватизме. Эту организацию людей невозможно было направить на великие свершения, им требовалось тотальное переосмысление жизни, чтобы начать жить ради общих целей, а не ради своей миски супа.


В дверь снова постучали и снова вошли без разрешения. Теперь это был директор распределения ресурсов Руперт Тансен: бородатый, косматый, морщинистый управленец, который “немного” тронулся от долгого пребывания у власти. Он всегда одевался в строгий чёрно-полосатый костюм и носил с собой неуместную трость из слоновой кости.


- Добрый вечер, Чарльз! Рад, что смог застать тебя в столь тяжёлое время.


Бетругер поглядел на свои плечи, подвигал руками, встал и снова присел на своё место.


- Странно, а вот мне не тяжело, моя ноша не давит, - вернулся к строительству карточного домика.


- Рад, что ты сохраняешь бодрость духа, - Тансен подошёл к столу и поднял первую попавшуюся карту - это оказалась шестёрка пик, - всюду плохие знаки, Чарльз!


- У кого плохие знаки, Руперт?


- У нас всех. Я понял это давно.


- Да неужели, - вырвалось у Чарльза Бетругера, но он попытался скрыть сарказм и добавить нотки искреннего удивления.


- Ужели, Чарльз, ужели, - ударом трости разрушил карточный домик Бетругера, тот с невозмутимым спокойствием принялся возводить его заново, ему было лень смотреть в глаза своему собеседнику, и тогда Тансен продолжил, - я знаю о твоих планах, мерзавец.


- Я, конечно, повторяюсь, но всё-таки, да неужели?!


- Военная диктатура. Это обычное решение, к которому приходят армейские чины, когда видят надвигающуюся катастрофу в обществе. Ты отправишь нас под нож и будешь обещать разгневанной толпе равенство и достойную жизнь.


- Ой, какая интересная идея. Я бы до такого никогда не додумался.


- Заклинаю тебя не делать этого! Не все солдаты пойдут за тобой, ты только развяжешь гражданскую войну внутри золотого и серебряного сектора. Многие из твоих подчинённых симпатизируют другим директорам, ответственным, например, за пропаганду и сегрегацию.


- Переходи уже наконец к делу, а то у тебя голос слишком противный, - Бетругер построил уже пять этажей и почти закрыл угрюмый вид на Тансена.


- Корень всех зол - это чрезмерная численность населения. Я неоднократно заявлял, что нужно более экономно подходить к выращиванию новых работников. Но меня не слушали, и теперь мы наплодили целую армию лишних людей.


Бетругер заинтересовался и даже поднялся из-за своего стола, чтобы взглянуть Тансену в глаза.


- Лишних людей?


- Именно так. Причина всех кризисов в истории - это перенаселение, создание лишних ртов, которых потом нужно куда-то утилизировать, или они устроят бунт и скинут государство в хаос.


- Странно, - директор безопасности почесал затылок, - мне совсем непонятен этот термин, наверное, потому что каждый из нас смотрит на мир со своей колокольни.


- Для вас это слишком сложная идея? - Тансен чувствовал себя учёным, который рассказывает простаку великие истины.


- Нас учили истории на примере войн и гражданских конфликтов. Армия победителей усложняет свою организацию, чтобы использовать новые технические возможности и управлять большим количеством людей. Чем больше людей - тем лучше. Люди - это трудно восполнимый и самый ценный ресурс, потому что они могут принести тебе всё что угодно. А хорошие кадры так вообще на вес золота. Надо лишь их учить, дисциплинировать и направлять куда нужно, - Бетругера заинтересовал этот вопрос, и он ожидал услышать от Тансена мудрые ответы, как от человека с большим жизненным опытом и образованием.


- Чепуха! Это частный случай того, когда ресурсов много, и когда армия может черпать их из кормушки государства.


- Почему-то я помню, что вначале идёт технологическая революция и усложнение организации общества, и только потом благодаря этому происходит рост численности населения.


- А откуда тогда берутся лишние люди?! - Тансен ударил тростью об пол, впервые в жизни кто-то по настоящему критиковал его идеи.


- Ну, люди консервативны, они не спешат менять структуру общества, пока в этом нет необходимости. Какой дурак начнёт пускать новых людей к государственной кормушке?


- Вот! Видите, численность населения подводит страну к кризису!


- Смотря с какой стороны на это посмотреть. Мне кажется, что государство, которое не может использовать самый ценный ресурс в мире является отсталым.


Тансен взял в себя в руки и решил уйти от бесполезного спора с человеком, которого он собирался переманить на свою сторону.


- Согласен, что картина немного сложная. Когда-нибудь мы ещё обязательно поговорим на эту тему. Но давайте для начала поверим мне на слово. Итак, главная проблема нашего бункера - это лишние рты. Можно сказать, что это даже розовый слон в гостинной, которого никто не хочет замечать.


- Окей, давайте согласимся с этим и пойдём дальше, - Бетругер сел обратно и принялся увлечённо строить второй карточный домик рядом с первым.


- Теперь либо природа восстановит естественную численность популяции через гражданскую войну, либо мы. Но есть проблема, мы не можем действовать в лоб. Иначе это приведёт к панике и к несправедливому недовольству. Мы должны быть хитрыми, чтобы люди сами приняли мою новую концепцию общества.


Чарльз Бетругер замер от нехорошего предчувствия.


- Что вы имеете в виду?


- Ну, если мы с вами просто расстреляем половину смертных, то люди проявят недовольство. Чувства, предрассудки, эгоизм и другие животные пороки не позволят им понять, что всё совершается ради всеобщего блага. Зато если тоже самое произойдёт из-за действий природы, то все пожмут плечами и будут спокойно жить дальше. Видите ли, природа имеет индульгенцию от всех грехов, а такие люди как мы с вами почему-то нет, - Тансен наклонился над карточными домиками Бетругера и аккуратно дунул на их основание, - эти дома упали сами собой, это был ураган.


- Что вы планируете сделать?


- Мне нужен доступ к военным арсеналам, чтобы использовать биологическое оружие. Думаю, что модифицированный туберкулёз будет как раз кстати. Он убьёт всех слабых и никчёмных. Потом за дело возьмутся органы пропаганды. Мы объясним людям, что это было спасением для нас всех, и что в будущем можно прибегнуть к такому же решению в случае необходимости. Сейчас это кажется немыслимым, но потом, постепенно мы сможем протащить эту идею. Каждый будет надеяться, что болезнь утащит слабого соседа и позволит выжить ему самому.


Чарльз Бетругер выдохнул и откинулся на спинку кресла.


- Знаете, Руперт, я вроде бы как военный и работаю со смертью, но на вашем фоне я выгляжу как гуманист.


- Не время проявлять слабость!


- Я всё понимаю и обещаю подумать над вашим предложением. Я дам ответ уже завтра утром, - в золотом секторе существовала условная смена суток в виде изменения освещения в парках.


- Отлично. Думаю, что пораскинув мозгами вы поймёте, что другого выхода не существует.


Руперт Тансен не подал виду, что потерпел поражение и с довольным видом покинул кабинет директора безопасности. После этого Бетругер скинул карты в ящик стола и попытался найти что-нибудь ещё, что будет отвлекать его от безумных разговоров с неугомонными директорами. Наконец он нашёл домино и принялся выстраивать их по кругу. Про себя директор безопасности отметил, что такие безумные старики как Тансен, гораздо более опасны чем наивный Майлз. Все планы молодого Майлза рухнули бы, даже не успев начаться - он действовал слишком очевидно и прямолинейно. А вот опытный Тансен вполне мог добиться своего. Собравшись с силами Бетругер прокричал, не вставая с места, своему заму, чтобы тот впустил следующего посетителя.


В комнату вбежал директор автоматизации и управления Фредерик Крейн - человек средних лет и убеждений, в меру опытный, но слишком амбициозный. Ему всегда хотелось управлять чем-то большим, чем примитивными роботами и механизмами.


- Привет, Чарли, есть разговор, - сразу подсел за стол к Бетругеру, - я пронюхал про твою афёру и хочу поучаствовать.


- Что конкретно ты унюхал?


- Боевые роботы. Твои люди расчехлили эти жестянки со склада. Конечно, они жрут много ресурсов, расходников и энергии, зато они очень преданные, не правда ли? С их помощью ты сможешь быстро зачистить золотой и серебряный сектор. Не будет никакой “гражданской” войны, которой пугает Тансенс, будет победный блицкриг! Но тебе нужна помощь, чтобы завести и поддерживать этих малюток. Это всё-таки моя епархия!


- А как ты думаешь, что будет после?


- Железная диктатура. Роботы жрут много ресурсов, но зато мы вырежем весь золотой сектор и сократим число военных за ненадобностью. Но нужно будет больше моих техников, чтобы управиться со всем этим хозяйством. Под защитой этих чудовищ никто не вздумает восстать против нас, новая элита будет более сплочённой и малочисленной.


- Ты мне не нужен, чтобы управиться с роботами.


- Что ты несёшь?! - Крейну такая мысль казалась просто смешной. - Твои спецы не идут ни в какое сравнение с моими.


- Но они всё равно управятся с этими железяками.


- Как?


- Очень просто. Я приказал их уничтожить, а не реанимировать.


Директор автоматизации выпучил глаза и замычал что-то невнятное. Тогда Бетругер продолжил, разумно предположив, что у него спрашивали: “Зачем?”.


- Чтобы такие умники как ты не наделали глупостей! - директор безопасности ударил кулаком по столу и вызвал цепную реакцию падения домино.


- Но они же нужны для подавления бунтов, а солдаты становятся слишком ненадёжными, - Крейн наконец собрался с мыслями и нашёл, что ответить.


- Мне лучше знать - это моя епархия.


- Послушай, это всё очень серьёзно, голод и нарастающее недовольство масс являются ключевой проблемой нашего общества. Это проблема, которую никто не хочет замечать.


- Как розовый слон в гостинной?


- Хм, забавно, что ты вспомнил, - достал из кармана пиджака тонкую книжонку с картиночками, - в основах менеджмента в первой главе сказано, что для создания впечатления, нужно раздувать озвученную проблему и сравнивать её с чем-то большим, - начал зачитывать абзац подчёркнутый красным цветом, - например с розовым слоном в гостинной, которого никто не хочет замечать, таким образом нерадивые слушатели лучше запоминают материал и правильно понимают поставленные приоритеты.


- Мне эти слоны уже являются во снах вместо овечек, прыгающих через забор! За эту неделю ко мне пришли уже все директора золотого сектора, и каждый сравнивал проблему нашего бункера с этим розовым слоном. Боже мой, какие же вы все “оригинальные”! И каждый второй думает, что я хочу захватить власть и установить жёсткую диктатуру.


- Но ведь нужно же что-то сделать, чтобы спасти положение!


- Обещаю, что сделаю всё от меня зависящее, только не мешайтесь под ногами.


- А может быть, всё-таки подумаешь над моим предложением?


- Насчёт железной робо-диктатуры?


- Да-да! Насчёт робо-диктатуры! - глаза Крейна загорелись огнём.


- Ну, хорошо, даю слово, что серьёзно обдумаю твоё предложение и дам ответ завтра утром.


Довольный директор автоматизации и управления покинул кабинет Бетругера. Крейну казалось, что в этот раз ему должно повезти не смотря ни на что. Но, естественно, сам Бетругер думал иначе, он наконец вздохнул с облегчением и позвал своего зама Чака Стокмана.


- Чак! Это был последний?


В комнату зашёл относительно молодой и бодрый помощник Бетругера с пухлой папкой бумаг. Внутри неё были пустые бланки для приказов.


- Да, сэр! - закрыл за собой дверь и подпрыгнул к шефу, - всё как вы и предсказывали, они все предложили взятку, чтобы попасть к вам в кабинет. Все заплатили твёрдой валютой, и у меня собрался настоящий склад драгоценностей в кладовке!


- Прелестно, - сложил руки на пузе и начал качаться на стуле, - а как получились видеозаписи?


- Всё просто шикарно, картинка великолепна, звук идеален, каждый директор попал в кадр в момент своего безумного “предложения”.


- Будет забавно показать наших добродетелей перед простым народом.


- Мы ведь будем действовать на опережение и не станем дожидаться утра? - помощник пытался предугадать своего босса, человека, которого он думал, что хорошо знает.


Но Бетругер не понял о чём говорит Чак и почесал за ухом.


- Мы уже давно всех опередили.


- Мы начнём прямо сейчас?


- Что начнём?


- Отдавать приказы на зачистку золотого сектора?


- Нет, не будем.


- Тогда что вы планировали делать?


- Господи Боже мой! Почему вы все решили, что я вообще что-то должен делать? Особенно учитывая тот факт, что лидеры восстания уже заплатили мне за бездействие? Зачем прилагать столько усилий, чтобы сохранить старый порядок, когда гораздо проще устроиться в новом? Согласно моим последним приказам солдаты просто отойдут в сторонку, и позволят разгневанной толпе линчевать всех этих свиней. Если так подумать, то какая польза от хрюшек, если их не зарезать?


Чак положил папки на стол и схватился за голову.


- Но кем мы будем после восстания?!


- Той же полицейской организацией, что и ранее. Всем нужна грубая сила, чтобы создавать закон.


- Но мы не сможем диктовать им свою волю, они будут говорить с нами как на равных!


- Какой кошмар! Никогда такого не было и вот опять.


- Но мы упускаем столько возможностей!


- И обходим столько рисков. Зачем мне эта власть? Чтобы ещё раз облысеть от чрезмерной ответственности?


Помощник Бетругера помрачнел и собрался к выходу.


- Чак, задержись ненадолго, есть один бонус специально для тебя, - директор безопасности заглянул внутрь папки с документами, которую невольно оставил его зам.


- Бонус? - Чак Стокман снова удивился и обернулся к своему шефу.


В этот момент Чарльз Бетругер достал самодельный пистолет из углепластика.


- Оружие?! Но в золотом секторе не может быть оружия!


- Какие вы все наивные простаки. Я сделал его сам из деталей, которые невидимы для наших металлодетекторов.


- Но, сэр, я всё ещё предан вашему командованию!


- Ну да! Конечно! Даже не забрал свою любимую папку, в которой оставил ключ-карту от рабочего компьютера. Уже вздумал бежать к Тансену? - в конце концов оказалось, что шеф знал своего подчинённого лучше чем он.


- Но как вы скроете моё тело? - начал медленно отходить спиной к двери.


- Никак. Завтра утром тут будет полно таких же покойников как и ты.


Чарльз Бетругер ничего не стеснялся, он считал, что человек в жизни вынужден делать самые разнообразные вещи. Например, выходить из кабинета через труп своего заместителя. Директор безопасности отправлялся в серую зону, в место которого не было ни в одной схеме - недостроенный участок бункера рядом с серебряным сектором. Он был спокоен и даже радовался тому, что ему больше не придётся говорить с людьми, оторванными от реальности. Бетругер уже наладил доверительные контакты с повстанцами, и они могли даже по дружески выпить чего-нибудь крепкого.


- Эй! Икс? Ты тут? - Бетругер оглядывался по тёмным и заброшенным коридорам серой зоны. Вокруг был бетон, строительный мусор, кабеля, трубы и высохшие скелеты рабочих, которые так и не достроили ненужный отсек.


- Конечно. Надеялся прийти раньше меня? - вышел с самодельным фонарём.


Они встретились посередине коридора и устроили импровизированный обмен алкоголем, Бетругер презентовал дорогое вино, которые было для него слишком слабым, а Икс-33 подарил качественный самогон, который уже давно приелся каждому разведчику бункера.


- Время никого не щадит, Икс, - Бетругер указал на новые шрамы на лице старика, повстанец относился к тем людям, что были слишком упёртыми, чтобы умирать, а его голос до сих пор был наполнен силой и отвагой.


- Ты на себя глянь. Весь истух на сидячей работе.


- Помню, что ты раньше был совсем другим бойцом. Горячее сердце, светлые мечты и простые идеи. Мне это нравилось - никогда не любил усложнять.


- Но тогда ты за мной охотился как на врага государства.


- Тогда это было выгодно. Теперь выгодно быть друзьями от чистого сердца, - разлили стаканы.


- Согласен. Это взаимовыгодное сотрудничество.


- Мне тоскливо, что всё становится запутанным и неоднозначным. Даже ты, Икс. У тебя появился большой опыт в хитрости и коварстве.


- У меня были хорошие учителя и мотивация.


- Когда всё начнётся?


- Минут через пять.


- А ты успеешь на вечеринку? Кто будет командовать оркестром?


Икс-33 усмехнулся и выпил драгоценного вина.


- У нас нет уязвимого центра. А я вообще идейный лидер, а не организатор перестрелок.


- Это хорошо. Значит механизм запущен, и его уже не остановить. Но зачем так спешить? Разве вы успели подготовиться к штурму?


- Нет выбора. Как ты уже сказал, у нас есть опыт в хитрости, и мы понимаем, что эти гады готовы на любую подлость и безумие, чтобы остаться у власти.


- Это точно. Чего только я от них не выслушал.


- Дело не только в их планах на будущее. Я говорю про то, что они готовились к такому развитию событий заранее. Мы изучали конструкцию бункера и обнаружили, что верхние этажи построены особым образом. Имеется много уязвимых мест, где заложены бомбы с направленным действием. В назначенный час вся конструкция рухнет как карточный домик, половина бункера сложится внутрь самого себя. Если директора поймут, что восстание неизбежно, то они нажмут на кнопку и погубят нас всех. Поэтому мы должны действовать быстро и очень внезапно. Если всё сделать правильно, то у них не будет причин идти на крайние меры, мы уже будем в золотом секторе и это никак не улучшит их ситуацию. Может быть мы даже пообещаем им сохранить жизнь, чтобы подтолкнуть к капитуляции.


- Стоп! Об этом вы мне почему-то ничего не рассказывали!


- Естественно. Ты ведь мог передумать после такого, - ответил Икс-33 со всей своей холодной логикой.


- Но это же самоубийство! Если они нажмут на кнопку, то окажутся погребёнными под землёй без источников еды, воды и кислорода!


- На складах золотого сектора числились особые роботы для создания жизни в замкнутом пространстве. Они способны работать в течение двадцати лет. И я почему-то уверен, что это не все козыри в руках наших врагов.


Чарльз Бетругер выкинул бутыль с самогоном и начал истерично бить ногами об бетонный пол.


- Ну почему всё всегда так усложняется!


- Не волнуйся, у нас тоже есть туз в рукаве. После долгих блужданий на поверхности мы нашли атомное оружие. Мы пронесём его в бункер и приведём в боевую готовность. Если корпус бомбы будет пробит, то она сдетонирует и уничтожит вообще всё внутри этого места.


Директор безопасности покрылся холодным потом.


- Что же мы натворили, - произнёс он измученным голосом.


- Это обыкновенная война.


- Ты не понимаешь. В золотом бункере ходили слухи, что избранным будет дарована вечная жизнь.


- И я действительно не понимаю. У вас там случались приступы безумия?


- Есть платиновый бункер. Там самые передовые медицинские технологии и средства автоматического обслуживания. Теперь я понимаю, что это не вымысел, не легенда, это дом настоящих правителей бункера. И именно там и находится пульт управления бомбами.


- Ну и чёрт с ними! Мы всё равно начнём восстание, мы попробуем успеть добраться и до них тоже! - из Икс-33 вырывался гнев, накопленный от множества лет несправедливости.


- А вдруг они не испугаются вашего оружия? Ведь их бункер может располагаться в глубине скальных пород? А что если они решат, что вы блефуете?


- Другого шанса не будет. Если мы будем медлить, то такие тираны как Тансен нанесут удар первыми. Либо мир справедливости, либо смерть.


- Останови штурм! Прикажи им остановиться, они послушаются тебя как духовного лидера!


- Ни за что в жизни.


Бетругер принялся вытаскивать свой пистолет из внутреннего кармана пиджака. Икс-33, как матёрый боец, сразу понял, что происходит и разбил стеклянный стакан о трубу. Чарльз Бетругер успел выстрелить в сердце старому повстанцу, но получил смертельное ранение осколком в шею. Он схватился обеими руками за артерию, чтобы хоть как-то ухватиться за жизнь. Но всё было тщетно - рана была слишком большой. Директор безопасности быстро потерял силы и упал на пол. В голове у него вертелась только одна мысль.


- Почему в жизни всё всегда так сложно?

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: