1913

Про взаимодействие 

К написанию данной истории меня сподвиг пикабушник @bmwlipton, напомнив мне о ранее данном мной обещании. Действительно, я в свое время обещал изложить пример взаимодействия с сотрудниками ФСБ в реальной жизни, а обещания надо выполнять. Предупреждаю сразу: я постарался максимально уйти от вопросов освещения различных методов оперативно-розыскной деятельности. И еще, прежде чем перейти непосредственно к самому нехитрому сюжету, небольшое вступление с разъяснениями для гражданских. Так, слегка, просто чтобы у них было общее понимание ситуации во взаимоотношениях между органами.


Дело в том, что по большому счету в милиции/полиции сотрудников ФСБ традиционно не любят. Хотя и называют между собой «старшими братьями» (исходя из того, что чекисты, как известно, внуки Дзержинского, а милиционеры — тоже какая-то его родня, только помладше), но не любят. На это есть много причин, первая из которых очевидна: сотрудники ФСБ прямо или косвенно контролируют деятельность МВД, а контролирующих не любит никто из контролируемых. Также в милицейской среде существует мнение, что сотрудникам МВД по службе приходится ковыряться во всяком текущем жизненном дерьме, а «фэйсы» все в чистеньком и белом только снимают сливки. Не последнюю роль играют и социальные льготы, которых у ФСБ-шников больше, чем у полицейских. Ну и вообще, среди оперсостава МВД принято считать, что в ФСБ служат люди мутные, и доверять им нельзя по определению — подставят только в путь.


Помимо всего этого имеется один, и очень немаловажный момент, который вроде бы лежит на поверхности, но почему-то озвучивается достаточно редко: коренное отличие МВД от ФСБ заключается в том, что МВД — это правоохранительный орган, а ФСБ — спецслужба. Соответственно, задачи у них совершенное разные, и пути решения задач тоже. Чтобы было понятно, небольшое разъяснение на пальцах. Допустим, случилась на территории Кривоплюйского района кража трусов с бельевой веревки. Потерпевший приходит в РОВД с заявлением, оно регистрируется, возбуждается уголовное дело, и на сотрудников МВД ложится обязанность работать по раскрытию этого преступления. Раскрыли — молодцы, не раскрыли — получите минус в статистику и мозгоклюйку от вышестоящих и прокуратуры. А вот у ФСБ обязанности что-то раскрывать нет. Условно говоря: получили они информацию о том, что на оборонный завод «Имени борца за свободу товарища Просперо» намеревается проникнуть некий резидент уругвайской разведки, с целью выведать тщательно охраняемый рецепт получения в полевых условиях самогона из листьев лебеды, крайне необходимый для выживания наших разведгрупп в тылу врага. Что бы сделали обычные опера уголовного розыска? Конечно же притащили бы уругвайца в райотдел, где кололи бы до самой задницы и получения от него явки с повинной, после чего гордо вписали бы свои имена на скрижали статистической карточки формы 1.2, составили ходатайства на снятие ранее наложенных дисциплинарных взысканий и пошли дальше бухать спиртные напитки. А ФСБ-шники — совсем другое дело. Они бы долго и упорно выпасали шпиона с применением всевозможных технических средств с целью выявления его связей, каналов передачи информации в ихний центр, установления методики работы уругвайской разведки и возможностей их разведоборудования, и так далее и тому подобное. Потом подсунули бы шпиону какого-нибудь инженера с того завода (или залегендированного под инженера своего сотрудника), впарили бы левый рецепт стратегического самогона и проконтроливали посадку иноразведчика в самолет до Монтевидео, после чего бы удалились ковырять дырки в кителях под ордена и дальше бухать спиртные напитки.


Это, конечно, изложено очень утрировано. Но надеюсь, что общий смысл так называемой «оперчекистской работы» понятен. В процессе своих околошпионских игрищ сотрудники ФСБ по отдельным моментам зачастую прибегают к содействию сотрудников полиции, не раскрывая им сущности вопроса, для решения которого вся эта бадяга затеяна. Сотрудники полиции опять же обижаются на такое отношение, и зря, в общем-то. Хотя бывают случаи, когда «фэйсы» приоткрывают простым ментам подноготную своей настоящей темы. Вот примерно о таком случае и пойдет сейчас речь. Случай самый обычный, особо ничем не выдающийся, простая рутина.


Дело было в самом начале 2000-х годов, в провинциальной глубинке за Уральским хребтом, где я тогда служил в подразделении собственной безопасности органов внутренних дел. Тогда как раз прошла вторая чеченская и вопросы борьбы с терроризмом были на первом плане. В связи с этим нас заинтересовал Краснобеляковский район нашей области. На первый взгляд обычный район — сельское хозяйство, 10 тысяч населения. Вот только за последний год в данном районе зарегистрировались по месту жительства аж больше 500 лиц, прибывших из Чеченской Республики. Стали разбираться в причинах этого загадочного явления и выяснили следующее:

Краснобеляковский РОВД на протяжении последних пятнадцати лет возглавлял подполковник милиции Захребетнов. Райотдел был на хорошем счету в УВД области, претензий у вышестоящих к подполковнику Захребетнову никаких не было. Начальником ПВС (паспортно-визовой службы, так в то время эта богадельня называлась) этого райотдела являлась капитан внутренней службы по фамилии Нараспашкина. Вот это уже была весьма интересная для нас фигура, и вот по каким причинам:


Девичья фамилия этой Нараспашкиной была… Захребетнова! И она была родной дочерью начальника райотдела подполковника Захребетнова. Это был явный косяк, потому что родственники не должны находиться друг у друга в прямой подчиненности, но это даже полбеды. Эта Захребетнова в свое время вышла замуж за некого Нараспашкина, и имела от него двоих несовершеннолетних детей. Но за два года до описываемых событий она развелась с ним, хотя и оставила себе его фамилию. После развода эта дама снова вышла замуж, на этот раз за приезжего парня из Чечни, на восемь лет моложе её, которого звали Руслан Изгоев. При заключении брака Руслан Изгоев взял себе фамилию жены и стал Русланом Нараспашкиным.

Что характерно, по базам данных ИЦ УВД этот Руслан Нараспашкин был чист, аки голубь. Но при пробивании через ГИЦ МВД Руслана Изгоева выяснялось, что ранее он дважды судим по малолетке, первый раз за хулиганство, а второй раз по 222 (за незаконный оборот оружия). Оба раза он отскакивал на условняк. Он нигде не работал, непонятно чем занимался, и ездил по райцентру Краснобеляковке на заниженной и наглухо тонированной черной «восьмерине» с номерами из центрально-европейского региона России.


Становилось понятно, что уроженцы Чечни стали массово регистрироваться в Кранобеляковском районе не просто так. Мы стали думать, как работать дальше, и тут меня пригласил к себе в управление ФСБ начальник отделения «М» (то есть тот в УФСБ, кто был главным в присмотре со стороны «старших» братьев за «младшими»). Он сообщил, что со мной хотят переговорить парни из БТ. Необходимое пояснение: БТ – это борьба с терроризмом. Парни из БТ стали спрашивать у меня, зачем мы так активно интересуемся Изгоевым и Нараспашкиной. Я объяснил им наш интерес, они вроде бы все поняли, но сказали, что нужно будет поговорить еще.


Где-то через неделю парни из БТ сами приехали ко мне и сообщили, что их руководство дало добро на посвящение нас в некоторые детали. Оказалось, что тема за этого замаскировавшегося Изгоева была еще интереснее, потому что родственники Руслана закончили свои жизни не очень хорошо. Отец погиб при невыясненных обстоятельствах в печально известном следственном изоляторе Чернакозово, куда был помещен после прихода федеральных сил в Чечню. Один брат Руслана подорвался при установке самодельного взрывного устройства в Грозном года за год до этого, а другой брат числился пропавшим без вести, что в тех реалиях означало, что он шарится где-то в ЧР по «зеленке» вместе со своими отрицающими бритье лица друзьями по вере. То есть имелись все основания полагать, что Руслан причастен к чему-то нехорошему, может даже к терроризму. Сотрудники БТ хотели, чтобы мы вплотную позанимались начальницей ПВС Нараспашкиной и её подозрительным мужем. То есть они сами по каким-то известным только им причинам маячить не собирались, а намеревались пощупать фигурантов нашими руками и под нашим флагом. Взамен они щедро пообещали нам подсвечивать тему со своей стороны. Короче, мы согласились.


В силу понятных причин я не буду описывать, как проходила эта работа. Отмечу только, что БТ-шники почти что нас не обманули и на самом деле передавали нам достаточно интересную информацию, касающуюся наших фигурантов. При этом мы понимали, что они отдают нам далеко не всю информацию, но и на том спасибо, как говорится. Что удалось выяснить и доказать:


Те 500 чеченцев, которые зарегистрировались в последний год на территории Краснобеляковского района, никакими террористами не были. Дело в том, что как раз тогда начала действовать федеральная программа, согласно которой жители Чеченской Республики стали получать денежные компенсации за разрушенное во время боевых действий во время первой и второй чеченских компаний жилье. То есть на практике это выглядело следующим образом: семья получала по месту постоянного жительства в Чеченской Республике справку от местных властей о том, что до войны у нее был двухэтажный дом площадью 385 кв.м. с зимним садом, бассейном, площадкой для гольфа и будкой для собаки площадью 28 кв.м. Также делался осмотр руин, которые имелись на текущий момент на месте всего этого великолепия, и устанавливался размер компенсации. После этого все документы сдавались в какое-то ведомство (какое, сейчас уже не припомню) на получение денег. Но поскольку население Чечни в массовом порядке ломанулось разом эти выплаты получать, то в самой Чеченской Республике образовались дикие очереди, растянувшиеся на десятилетия вперед. Чтобы ускорить этот процесс, жители ЧР регистрировали в других субъектах Федерации, и подавали документы там. Вот откуда у нас в уральской глубинке внезапно появился этакий чеченский анклавчик. По итогам всего этого разбирательства регистрации лиц чеченской национальности пришлось аннулировать, поскольку было достоверно установлено, что они даже не появлялись на территории Кранобеляковки, и в тех адресах, где они были зарегистрированы, хозяева о них ничего не слыхали и согласия на регистрацию у себя чеченской семьи из семи человек в полном составе не давали. Куда эти погорельцы потом все откочевали получать компенсацию, я даже и не знаю. Ясен пенис, что регистрацию всех этих людей производила начальница ПВС Нараспашкина.


Выяснился и еще один весьма интересный момент. А именно при детальном изучении нами всей документации Краснобеляковского ПВС был проведен сравнительный анализ книги учета выдачи бланков паспортов, журнала выданных паспортов и заявлений на выдачу паспорта № 1 (это такая картонка с фотографией, которую все заполняют при получении паспорта). Объем работы был при этом проделан нами совершенно могучий, потому что вся эта эпопея пришлась на период массовой замены паспортов СССР на паспорта РФ нового (тогда, а сейчас уже обычного) образца. В общем оказалось, что некоторые бабушки в Краснобеляковском районе поменяли СССР-овские паспорта на российские дважды. То есть один раз бабушка пришла в ПВС, сдала советский паспорт и получила паспорт РФ, а потом через несколько месяцев пришла снова, опять же сдала тот же паспорт СССР и опять же получила паспорт РФ, только другой, чем в первый раз. Таких бабушек оказалось аж 28. Мы нашли их всех, и они продемонстрировали нам свои российские паспорта, которые были выданы, как уже стало понятно, при их первом обращении в ПВС. Все они клятвенно клялись, что второй раз в ПВС не ходили и паспорта не получали.


Таким образом выходило, что где-то по стране бродят 28 мутных рыл, снабженных безупречно оформленными подлинными российскими паспортами на не пойми какие фамилии. Эта тема вызвала лютый интерес со стороны БТ-шников, и даже мы понимали, почему именно.


Параллельно шла работа по самому Руслану Изгоеву. В доверительных беседах несколько сотрудников райотдела по тихой грусти сообщили нам, что где-то за полгода до этого в Краснобеляковке у дома культуры после дискотеки произошел подкол. Подкололи на почве ссоры молодого парня, местного жителя, ему нанесли удар ножом в живот. Парень остался жив, но телесные повреждения у него квалифицировались как тяжкий вред здоровью. Что интересно, несмотря на то, что дело было в людном месте (у клуба после дискотеки), никто ничего не видел и даже сам потерпевший заявил, что опознать того, кто ударил его ножом, не может. Хотя весь райцентр знал: удар ножом нанес Руслан Нараспашкин. Тем не менее, данное уголовное дело «заглухарили», то есть приостановили за неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.


Нашим сотрудникам пришлось долго убеждать потерпевшего и очевидцев дать правдивые показания, убеждая их, что несмотря на то, что Нараспашкин-Изгоев – зять начальника райотдела, им потом ничего за это не будет. В конце концов такое согласие от них было получено.


Тем временем мы передали материалы в отношении самой Нараспашкиной, где в отношении нее было возбуждено уголовное дело по статье 286 части 1 УК РФ – превышение должностных полномочий. В её доме был произведен обыск, и в этот же день она была задержана в порядке статьи 122 УПК РСФСР. Наши сотрудники на служебной «шестерке» повезли её в ИВС УВД областного центра, когда увидели, что за ними неотрывно следует черная тонированная «восьмерина». Они по рации связались с УВД и сообщили об этом. После этого мы приготовили на въезде в город небольшой сюрприз в виде двух экипажей ДПС, которые тормознули эту «восьмерку». По нашему настоянию были осмотрены номерные агрегаты этого автомобиля, при этом были выявлены явные признаки их изменения (перебитая была тачанка, короче). Машину поместили на штрафстоянку, а джигита Нараспашкина пешком отправили обратно в деревню.


В ИВС мы вели с начальницей ПВС Нараспашкиной душеспасительные беседы, убеждая её написать «чистуху», то есть явку с повинной и рассказать, как все было. Нам даже показалось, что еще немного, и она «поплывет». Но засада поджидала нас в другом месте: суд не арестовал Нараспашкину под тем соусом, что она обвиняется в совершении преступления средней тяжести, у нее двое несовершеннолетних детей, характеризуется положительно, имеет постоянное место жительства и так далее. В итоге она уехала домой на подписку о невыезде, и разговаривать с ней дальше стало бессмысленно.


Так что захвалить червей у нас не вышло, и поэтому пришлось заходить с того, что было, а именно с трефовой матери: мы инициировали через следственное управление УВД передачу уголовного дела по подколу у клуба в следствие соседнего райотдела, и уже новая следачка передопросила потерпевшего и очевидцев – все дали полный расклад на Руслана. После этого он был задержан, а затем арестован и помещен на СИЗО до суда.


А мы пока что проанализировали некоторые бумажки, найденные при обыске дома у Нараспашкиной, в результате наковыряли один эпизод получения ею взятки: она оказывается вывила на территории района некоего владельца небольшой автомастерской, который был мигрантом из одной бывшей республики Союза. Документы у него были кривее некуда, но Нараспашкина взяла решение этой проблемы на себя, а взамен этот мигрант забесплатно несколько раз чинил ту самую черную «восьмерину».


Сама же Нараспашкина каяться категорически не хотела, шла в глухой отказ и сбить её с этой позиции не представлялось возможным. Поэтому уголовное дело в отношении нее направили в суд по статье 286 части 1 и по статье 290 части 1 УК РФ – превышение должностных полномочий и получение взятки. Правда эта ушлятина и тут всех перехитрила, потому что прямо перед вынесением приговора принесла в суд справку из женской консультации о том, что она уже на седьмом месяце. Поэтому ей дали пять лет лишения свободы условно с испытательным сроком на пять лет (или что-то около того). Из органов её уволили еще раньше.


Руслана Изгоева-Нараспашкина тоже признали виновным, и он уехал в ИТК общего режима на семь лет. Больше ни о нем, ни о его жене я ничего не слышал. Черную «восьмерину» вернули куда-то под Рязань, хозяину, у которого она была угнана. Подполковника Захребетнова еще до этого без лишней помпы тихо проводили на пенсию.


Потом я интересовал у парней из БТ, нашли ли они тех, на кого были выданы 28 левых паспортов. БТ-шники загадочно улыбались и говорили, что нашли, но не всех. Подробности у них я не переспрашивал понимая, что правды они мне все равно не скажут.


Вот так в отдельно взятом районе восторжествовала справедливость и законность, добро победило зло, ну и все такое прочее. Честно говоря, это единственный за всю мою двадцатипятилетнюю службу случай такой тотальной победы добра, который я вообще могу припомнить.

Дубликаты не найдены

Вы смотрите срез комментариев. Показать все
+157

Очень интересно описали нашу работу, уважаемый Михаил Иванович Семёнов, 1968 г. р, проживающий по адресу РФ, Свердловская обл., ул. Красноармейская 135, кв. 22, слушающий один раз в неделю по вечерам пластинку The Beatles - Abbey Road на электропроигрывателе марки "Вега-122с"... Хороший альбом, кстати.
Что ж, пишите еще...

Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 17
+47

@moberator, тут налицо профанация работы внутреннего органа специального назначения.

раскрыть ветку 7
+120

Служба безопасности Пикабу выезжает!

Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 6
+30
Комментарий удален. Причина: данный аккаунт был удалён
раскрыть ветку 3
+23

Когда ж он допьёт этот чай!?

раскрыть ветку 2
+4

а почему без города?)

раскрыть ветку 3
+23

Браво, work4food!

Это была запланированная проверка внимательности пользователей.

Вы выбраны в качестве кандидата в помощники товарища майора.

Не выключайте сегодня телефон, мы с вами свяжемся. Хотя, знаете, можете и выключить, это не повлияет ни на что.

Больше вам не придется работать за еду.

раскрыть ветку 2
+2
Комментарий удален. Причина: данный аккаунт был удалён
Вы смотрите срез комментариев. Чтобы написать комментарий, перейдите к общему списку
Похожие посты
Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: