34

Про тупых американцев, дохлого кита, 500 кг тротила и советских военных.

Навеяло постом.

https://pikabu.ru/story/reshenie_probshem_po_amerikanski_657...

Короче, в 80-е годы прошлого столетия, когда советская военная машина была еще ой как сильна, проводили мы подрывные работы. Все чин чинарем, умело и грамотно. Специально выделенное место на полигоне, полевой расходный склад, ограждение, оцепление и все такое. После подрывных остается чуть более ящика тротила, килограм 10 пластита, пара бухт детонирующего шнура и прочий мелкий шмурдяк.
Иженеру в лом сдавать все это барахло на склад, он и говорит, типа:
- Командир, давай все это в воронку и жахнем, а я документы подобью, типа все израсходовали?
До этого мы проделывали подобные аферы, но количество было поменьше.
- Давай, говорю, только место выбери получше, а то взрывная волна и все такое.
- Да какие дела! Тут на краю укрытие старое для техники выкопано (в простонародье "капонир"), с трех сторон защита, а въезд в сторону леса, туда эта самая волна и пойдет!
Сказано - сделано.
Сложили туда все остатки, в общей сложности около 50 кг ВВ и бахнули.
Взрыв был солидный. Грохот, опять же.
Волна, она, как и положено, пошла вверх и в сторону леса.
Но что-то пошло не так.
Отразившись от леса, волна пошла в сторону полигона...
Если бы в то время были сигнализации в машинах, то орали бы они долго.
Но мы не знали самого главного.
Когда мы ехали через полигон на выезд, то удивились большому количеству военнослужаших всех рангов, бегающих по огневому городку и директрисам боевых машин.
Таких матов, как от начальника полигона я не слышал никогда. На всех вышках выбило ВСЕ стекла. Кто служил, тот знает, что это натуральные витрины, не простые окна в домах. И стекла там соответствующие.
Короче, начальник полигона поматерившись, остыл, дело было летом, и поставил условие, или мы в течение недели все восстанавливаем, или полигона нам не видать, то есть, его может и видать, но оборудование работать не будет, типа внезапно кончится электричество. А это - жопа. Стреляли мы два дня в неделю, подрывали ежемесячно, а то и чаще.
Кидаемся в ноги всем руководителям окрестных предприятий, отправляем солдат во главе с офицерами на отработку, но за пару недель где стекла нашли, где денег заработали и купили.
Грузим их в машину ЗИЛ-131 и оправляю их с инженером на полигон.
Через часа два звонок с полигона:
- Ты что за долбо#ба со стеклом отправил?
- А что не так-то?
- Он решил сократить и поехал напрямую не по асфальту а по грунтовке (а они на полигонах еще те) и побил почти все стекла!!!
Через пару часов приехал понурый инженер, теперь была моя очередь упражняться в сквернословии.
В результате инженер пару месяцев служил бесплатно.
А вы говорите американцы...
Я с трудом представляю последствия взрыва 500 кг тротила (20 ящиков!) на открытом грунте и радиус действия ударной волны.

Дубликаты не найдены

+2

У нас когда в заводе цеха ( в обваловке и километра за 3 от жилья) взрывались так во всем городе стекла выбивало. А когда взорвался погребок с 200 т тротила пожарную машину на пару киломеров отшвырнуло.

раскрыть ветку 5
-1
Поэтому я и удивлен про 500 кг на грунте.
раскрыть ветку 4
+2

У нас соль зимой обычно взрывали. Ящика 3 по шурфам аммонала закладывали.

На грунте - была своя история. Решили как-то в заводе водокачку снести . Выходной день, заложили взрывчатку - и бахнули.

Нет - БАБАХНУЛИ !

Завод выпускал ВВ с 1914 г. Что там в канализации - от мелинита, до гексогена и ещё каой нитроглицерин - самому Нобелю неизвестно...

Сдетонировало вобщем. Хорошо что технологических цехов на этой площадке уже не осталось - но ямы были великолепны.

раскрыть ветку 3
+1

на службе взорвал ящик 11кг на открытом грунте, эпическое ощущение от ударной волны!

раскрыть ветку 1
-2
11 кг - меньше половины ящика :)
-2

Все возникшие проблемы в армии могут быть решены при наличии достаточного количества срочников. В армии может быть только одна большая проблема - мало срочников.

раскрыть ветку 8
+1

Эмм, что? Возможно, вы имели в виду контрактников?

раскрыть ветку 5
0
Человек знает, что пишет. Сказано срочников, значит срочников!
раскрыть ветку 4
+1

Поэтому во все веселых армейских историях есть срочники. Потенциально веселая история в армии без срочников становится грустной и не постится.

раскрыть ветку 1
+1

Отвечать самому себе... Ненуачо, приятно с умным человеком поговорить.

-2
Не надо путать слабоумие и отвагу с тупостью
раскрыть ветку 1
+2
Не надо.
Главное - оперировать словами - за умного сойдешь.
-2

Чёт я запутался... То ящик тротила, то двадцать ящиков. То 50 кг, то 500...

раскрыть ветку 2
0
Я сам в шоке? Здесь 50 а когда кита взрывали было 500
-2
Арифметика - наука точная, ничего не поделаешь.
Не всем дано :)
Похожие посты
553

Путин подписал указ о призыве в армию с 1 апреля

Путин подписал указ о призыве в армию с 1 апреля Политика, Армия, Призыв, Служба, Владимир Путин

МОСКВА, 30 марта. /ТАСС/. Президент РФ Владимир Путин подписал указ о призыве на военную службу в РФ 135 тыс. человек с 1 апреля. Документ опубликован в понедельник на официальном интернет-портале правовой информации.

"Осуществить с 1 апреля по 15 июля 2020 года призыв на военную службу граждан Российской Федерации в возрасте от 18 до 27 лет, не пребывающих в запасе и подлежащих… призыву на военную службу, в количестве 135 000 человек", - говорится в указе.

https://tass.ru/obschestvo/8117703
90

Музы не молчали. Что рисовала Красная армия в боевых документах

Музы не молчали. Что рисовала Красная армия в боевых документах История, СССР, Армия, Война, Искусство, Длиннопост

Журнал боевых действий или отчёт об операции — документ серьёзный. Однако красноармейцы — живые люди, которые старались расцветить военную рутину. И вовсю рисовали. Что именно — расскажем и покажем.


«День был пасмурный. Порывистый ветер гнал снежную пыль и лёгкая дымка окутывала город, скрывая очертания его окраин». Это не зачин романа, это цитата из отчёта 70-й гвардейской бригады самоходной артиллерии о действиях в январе 1945 года. Полюбовавшись на лёгкую дымку, 70-я гвардейская вломилась в польский городок Равич и в коротком бою перебила гарнизон.


Солдаты и офицеры РККА регулярно самовыражались на страницах оперативных документов. Некоторые старались завернуть что-нибудь в прозе. Классический пример — рассуждения оперативного отдела 33-й армии: «Если ударить человека бревном, то он безусловно будет убит». Огнемётчики 6-й армии после штурма Бреслау оставили рассказы в стиле хоррор: после удачной работы одного из них «из подвала послышались неимоверные крики». Ну а контрразведка отметилась целым детективным рассказом.

Музы не молчали. Что рисовала Красная армия в боевых документах История, СССР, Армия, Война, Искусство, Длиннопост

Однако совершенно особый жанр — это рисунки в оперативных документах. Перелистав несколько сот страниц журналов боевых действий, оперативных сводок и отчётов об операциях, мы наткнулись на удивительные вещи.


Взять хотя бы роскошный журнал боевых действий уральского добровольческого 10-го гв. танкового корпуса. В момент, когда рисовали эту обложку, в корпус прислали Т-34 с новой длинной 85-мм пушкой. Обратите внимание, какой внушительный, слегка фрейдистский ствол у танка на обложке. Кажется, у арийцев неприятности.

Музы не молчали. Что рисовала Красная армия в боевых документах История, СССР, Армия, Война, Искусство, Длиннопост

От танкистов не отставала кавалерия. Вот 8-я гв. кавалерийская дивизия в карандаше воспела свой боевой путь. Какова динамика! Эти кавалеристы воевали, кроме немцев, ещё и с итальянцами — отсюда такая странная униформа на разбегающихся врагах.

Музы не молчали. Что рисовала Красная армия в боевых документах История, СССР, Армия, Война, Искусство, Длиннопост

Больше всадников, хороших и разных. Вот какой образец выдали штабисты конно-механизированной группы «Ураган». Это недолго воевавшее соединение под командой генерала Селиванова включало 5-й гвардейский Донской и 20-й танковый (позднее танкистов сменил 4-й гв. мехкорпус) корпуса и действовало на Украине осенью 1943 года. «Ураган» наступал в Таврии — отсюда, видимо, и античные мотивы в творчестве. Зарубил — нарисуй!

Музы не молчали. Что рисовала Красная армия в боевых документах История, СССР, Армия, Война, Искусство, Длиннопост

Пятый механизированный — затем 9-й гвардейский механизированный — корпус, помотало по фронтам. Корсунь, Днестр, Румыния, Венгрия, Вена, Чехословакия, а затем Хинган на Дальнем Востоке. Так что на некоторых рисунках из его «боевой истории» можно найти прямо-таки колониальную экзотику. Да и автор текста не чужд лирики и не чурается мелких тактических эпизодов. Скажем, описание захвата пленного разведдозором сопровождается фразой: «Гитлеровец бежал быстро, да и страх подгонял его».

Музы не молчали. Что рисовала Красная армия в боевых документах История, СССР, Армия, Война, Искусство, Длиннопост

Иногда военные составляли и просто уютные альбомы своих частей, в которых находилось место даже невинному пин-апу. Вот, скажем, что нарисовали в тоске по дому артиллеристы 101-й гаубичной бригады большой мощности.

Музы не молчали. Что рисовала Красная армия в боевых документах История, СССР, Армия, Война, Искусство, Длиннопост

Впрочем, не чужды были военным и простые рисунки формата «кошмар Артемия Лебедева»…

Музы не молчали. Что рисовала Красная армия в боевых документах История, СССР, Армия, Война, Искусство, Длиннопост

Однако первое место мы всё же должны отдать истинному чемпиону — 17-й штурмовой инженерно-сапёрной бригаде. Семнадцатая шисбр дралась под Выборгом, наступала под Нарвой, освобождала Польшу, штурмовала Берлин — короче говоря, сапёрам было что рисовать. Ученики Гюстава Доре из 17-й штурмовой сходу берут приз редакционных симпатий. Это настоящий боевик на страницах журнала боевых действий.

Музы не молчали. Что рисовала Красная армия в боевых документах История, СССР, Армия, Война, Искусство, Длиннопост
Музы не молчали. Что рисовала Красная армия в боевых документах История, СССР, Армия, Война, Искусство, Длиннопост
Музы не молчали. Что рисовала Красная армия в боевых документах История, СССР, Армия, Война, Искусство, Длиннопост

Рисованные девушки на американских бомбардировщиках — это прекрасно. Ноуз-арт с чертями-алкоголиками тоже хорош. Но и Красная армия умела много интересного, в частности — была не чужда искусствам творческим, высоким и прекрасным.


Источник

Показать полностью 10
679

Как взять немецкие доты: метод советской пехоты

Как взять немецкие доты: метод советской пехоты История, Война, СССР, Армия, Великая Отечественная война, Длиннопост, Фортификация

Сотня солдат против болот, минных полей и германских дотов. Самоубийство? Вовсе нет. В сорок пятом Красная армия умела воевать даже скромными силами. Как советские бойцы устроили врагу сюрприз первого апреля 1945-го — в нашей статье.


«Там, где пехота не пройдёт…»


Апрельским утром 1945 года советский батальон готовился прорвать немецкую оборону в южной Польше.


То утро добрым не было, шли дожди. А впереди — овраги, болота, ручьи и леса. И враг. Посреди всех этих болот немцы сидели с комфортом, в каменных домах на возвышенностях, у опушек леса и на перекрёстках дорог.


Каждый дом был превращён в дзот — долговременную деревоземляную огневую точку. Внутри каждого дзота — по лёгкой пушке (а то и по две), плюс пулемёты и фаустпатроны. Из домов прорыты траншеи для манёвра пехотой. Если ударит советская артиллерия — противник спрячется в подвалах.

Как взять немецкие доты: метод советской пехоты История, Война, СССР, Армия, Великая Отечественная война, Длиннопост, Фортификация

Впереди германской обороны — колючая проволока в два кола, мины против пехоты и танков.


Места настолько топкие, что не то что танки, даже пехота не везде пройдёт. А в советском батальоне — две роты, активных штыков — всего сто двадцать человек. Что же делать?


Командир батальона посмотрел на вражескую оборону и решил рвать её штурмовыми группами, по одной на роту. Первая группа берёт три домика у восточной опушки леса, вторая — два дома у южной опушки.


«Тяжело в ученье…»


В штурмовые группы отбирали солдат, сержантов и офицеров, отличившихся в прошлых боях.

Каждый из отрядов — это пара отделений пехоты и пятеро сапёров. Плюс огневая поддержка — «сорокапятка», полковая 76-мм пушка, пулемёт «Максим», пара 82-мм миномётов и столько же противотанковых ружей.

Как взять немецкие доты: метод советской пехоты История, Война, СССР, Армия, Великая Отечественная война, Длиннопост, Фортификация

Перед боем на протяжении двух недель штурмовиков тщательно тренировали по опыту войны. По три-четыре часа в день. На специальных учебных полях построили германскую оборону: проволочные заграждения в три кола, минные поля, дзоты, противотанковые рвы, надолбы.


Местность выбрали максимально похожую на участок будущего прорыва. Бойцов штурмовых групп даже учили пересекать девятиметровый ручей.


Но главное — навыки ближнего боя, преодоление заграждений, атака дотов, ведение боя в траншеях и ходах сообщения, взаимодействие штурмовых групп и подгрупп с артиллерией прямой наводки и сапёрами по всем этапам атаки.


Подгруппы разрушения ещё тренировали умелому броску в атаку и действиям за огневым валом.


Отдельно солдат учили применять дымовые шашки и гранаты, сражаться в дыму.

И вот бойцы готовы, настала пора действовать.


Ночь на первое апреля — время розыгрышей


Группы разграждения тихо сделали проходы в минных полях и колючей проволоке.

Как взять немецкие доты: метод советской пехоты История, Война, СССР, Армия, Великая Отечественная война, Длиннопост, Фортификация

Артиллерия огневых групп заняла позиции для стрельбы прямой наводкой в сотне метров от пехоты. Орудия ударили огневым налётом — на пять минут. Затем артиллеристы перенесли огонь в глубины обороны — а огневые подгруппы штурмовых групп открыли огонь по амбразурам дотов. Тем временем подгруппы разграждения расширяли проходы в минных полях и проволоке.


В десять часов утра взлетела красная ракета — и батальон пошёл в атаку.


Бойцы первой штурмовой группы за огневым валом быстро проскочили заграждения противника и ворвались в траншеи. Однако из одного дзота упорно бил пулемёт, не давая пройти дальше.


Штурмовики вызвали батарею на прямой наводке. Пять выстрелов — и огневая точка подавлена. Пехота пошла на штурм дзота.


Командир батальона дал сигнал огневой подгруппе прикрыть атакующих. Пулемёты обеспечивали фланги справа и слева, а миномёты окаймляли штурмовую группу.


Под прикрытием этого огня штурмовики с броском гранат ворвались в дзот. Пятерых немцев захватили в плен, до 25 — уничтожили. Советским солдатам достались трофеи: три ручных пулемёта, десять винтовок и автоматов, до пяти тысяч патронов.


Система огня немцев рухнула — штурмовая группа принялась блокировать один дзот за другим. Огневая подгруппа перешла в захваченную траншею и прикрыла атакующих дальше.

Как взять немецкие доты: метод советской пехоты История, Война, СССР, Армия, Великая Отечественная война, Длиннопост, Фортификация

Тем временем вторая штурмовая группа встретила сильный огонь из автоматов, гранатомётов и даже пушек. Тогда один взвод пехоты остался на месте отвлекать немцев, а остальные атакующие скрытно зашли с фланга.


Новый налёт артиллерии в 11:30 — и штурмовики ворвались в траншеи, ведущие к дзоту. Пошла рукопашная…


После разрывов противотанковых гранат настала очередь и самого дзота. Внутри поубивали до двадцати солдат, семерых взяли живьём. Захватили две 37-мм пушки, противотанковое ружьё, три станковых пулемёта, пять автоматов, снайперскую винтовку и два гранатомёта.


С такими же упорными боями пришлось брать и остальные дома. Их гарнизоны сопротивлялись буквально до последнего патрона — и до полного уничтожения…


Лишь в два часа дня батальон вышел на южную опушку леса. Противник неоднократно контратаковал при поддержке трёх самоходок, но утерянные позиции вернуть не смог.


Итог всего одного дня боя — у немцев убито и ранено 80 солдат и офицеров, уничтожены два станковых пулемёта, 15 винтовок и автоматов, одна 75-мм пушка. Дюжина солдат 412-го батальона фольксштурма взята в плен.


Потери советских войск — трое убитых, шестеро раненых. И два ручных пулемёта с сорокапяткой.


Чудо? Нет, просто долгие тренировки, хорошая разведка и умелое маневрирование.

В начале войны пехота против такой обороны напоролась бы на минное поле. Или залегла бы у колючей проволоки. Или атакующих накрыли бы огнём в траншеях — а затем выбили контратакой. Но в сорок пятом Красная армия уже умела воевать. Даже крохотными силами.


Источник

Показать полностью 4
255

Как я в армию не попал

Почитал на работе посты про военкоматы и призыв и вспомнилась моя история, коей и хочу поделиться.
2008 год на дворе. Универ закончен и что делать дальше - неизвестно. А тут ещё и призыв осенний на носу. Естественно, как большинству молодых людей, идти топтать сапоги не хочется. Справедливости ради скажу, что папа у меня военный, поэтому не хотелось мне скорее для проформы, потому что все не хотят. Но папа организовал мне встречу со своим давним другом из ФСБ, который и рассказал о службе в подробностях. Путь вырисовывался долгий. Сначала в часть радиолокационной разведки на срочную службу, потом в Иркутск в школу военных переводчиков (точное название не помню) и уж опосля... Перспективы были неплохие и я начал смотреть в будущее не со страхом, а с ожиданием.
Когда подошло время медкомиссии, все проходило что без проблем, пока я не дошел до последнего - до окулиста. На тот момент у меня было -5.25/-5.5 Отбраковка шла с 6.5, поэтому я спокойно зашёл в кабинет. Там мне врач закапала атропин в глазки и начала осмотр. Через 10 минут на серьезных щах заявляет "поздравляю, вы не годны". Поправив упавшую челюсть, спрашиваю как так-то, на что получаю ответ: "у вас -7". Челюсть падает ещё раз, потому что за месяц до медкомиссии ходил в платную клинику, где на каком-то германском лазерном супер-пупер аппарате мне вывели -5.25 Думаю, хрен с ним, пляшем. Сажусь в машину еду в акредитованную военкоматом больницу на повторный осмотр. И там ставят -5.5! Тут уже подключается папа. Идём "на пару слов" к начвоенкому, мол, "сын служить хочет". Тот разводит руками, говорит, что последний год идут проверки конкретные и ничем помочь не может.
Наверное, это судьба. Где бы я потом не проверялся, зрение стабильно держалось и держится на -5.5
Так я не стал ФСБшником, но стал преподавателем, чему и рад. Правда потом всё-таки довелось попасть во флот, но это ужеидругая история))

361

Военно-морская находчивость

Флот многому может научить. Тактическому мышлению, радиоэлектронике и военно-морской смекалке, например.


Матрос Афонин, по прозвищу Афоня, научился добывать себе пропитание. Левой рукой он резал хлеб специальным резаком, а правую руку запускал в бачок с рафинадом и высыпал его за шиворот со спины, делая вид, что почёсывает шею. Афоня был выученный амбидекстр. Рядом с Афоней, в профиль, стоял страшный продовольственник Гнида, который его, собственно, и привлекал к труду. Гнида курил сигарету и следил за Афоней краем глаза, он не верил в то, что кто-то может обладать такой наглостью – запихивать брусок сливочного масла в освобождённую от мякоти буханку третьеводнишнего чёрного хлеба. Закончивший работу Афоня, подвергался досмотру карманов – в карманы он клал пригоршню сухофруктов, чтобы сбить Гниду со следа рафинадного горба. Потом он униженно просил буханочку чернушечки и получал её, вместе с килограммом масла.


Однажды Афоня увлёкся чтением регламентной литературы, касающейся оборудования его поста «Самум». Этот талмуд так его потряс, что он прокрался в каюту старшего помощника, нашёл и выпил там бутылку коньяку, а потом уснул на старпомовской койке, свернувшись калачиком, как кот. На корабле шли построения – все искали Афоню, который не вышел на вечернюю поверку. К полуночи старпом утомился и пошёл в каюту выпить чаю, где и обнаружил Афоню, который как раз мочился в раковину. Утром Афоню отправили на гауптвахту с десятью сутками ареста, для ускорения процесса, старпом подарил командиру «губы» десятилитровую банку масляной краски, которую Афоня и нёс.


Все мы задавались вопросом – каким же клиническим идиотом надо быть, чтобы вот так вот спалиться?! На пятый день Афониного ареста, его начальник, мичман Вишнин, обнаружил, что замок на «Самуме» спилен и аккуратно повешен на место. Внутри были раскуроченные приборы из которых выдернули платы с серебром. Афоню потом долго таскали за чуприну всякие военные следователи, но у него было железобетонное алиби: страшно захотел выпить, проник в каюту к старпому и осуществил, закружилась голова – прилёг на коечку, очнулся на катере с бидоном краски в руках, понятия не имею, кто разграбил «Самум» во время моего ареста на гауптвахте. Следователи угощали Афоню вкусными сигаретами и вели задушевные разговоры о тюрьме. Афоня лупал невинными глазами и плакал слезами раскаявшегося алкоголика. Нихрена от него не добились.


Мичман Вишнин, когда Афоню вернули в объятья экипажа, ежевечерне обещал его сгноить, зашивал ему карманы и вообще всячески портил ему жизнь. Афоня тоже гадил ему как мог, например, пробирался на радиоузел и звонил на местную радиостанцию в программу «Презент». Мичман Вишнин заступал на дежурство, а чтобы не скучать, брал с собой маленький радиоприёмник, который ловил единственную станцию. И вот начиналась программа «Презент»: «Коллектив войсковой части номер такой-то, поздравляет прапорщика Вишнина с днём рождения и просит поставить в этот день его любимую песню!» И пела Анжелика Варум: «Вишня, вишня! Зимняя вишня! Прекрасных ягод аромат!» А мичман Вишнин, для которого слово «прапорщик» было оскорблением, орал, что найдёт ту сволочь, которая его подъелдыривает и оторвёт ему последнее висящее…

184

Комплекс "Контур". Советский "Скайнет"

Комплекс "Контур". Советский "Скайнет" СССР, История, Экономика, Армия, Длиннопост

Здание НИИ "Контур"(в/ч 63166)

В Советском Союзе было не мало крупных и крайне амбициозных проектов. Наверное наиболее амбициозным из них можно считать программу создания ОГАС(Общегосударственная автоматизированная система учёта и обработки информации) создаваемой академиком Глушковым  В.Н для не много не мало перевода всего огромного государства на автоматизированное компьютерное управление. Проект к сожалению не был завершен и многими ныне считается что после Глушкова его идеи и идеи его единомышленников были забыты и отброшены. Однако в реальности это далеко не так,в министерствах множились АСУ, в Госплане СССР была создана АСПР(Автоматизированная система плановых расчетов),но все же наиболее амбициозным из подобных проектов как мне кажется можно считать проект создания комплекса "Контур"(который к тому же был завершен), системы управления страной в случае глобальной атомной войны. О ней дальше и пойдет речь


На 60-е гг. прошлого века пришелся пик холодной войны. Соединенные штаты Америки провозгласили курс на достижение военного превосходства. Возникла реальная вероятность военной угрозы миру. США, пользуясь на тот период самыми передовыми вычислительными комплексами и автоматизированными системами различного назначения оперативно анализировали и прогнозировали возникающие ситуации с целью информирования руководства. Благодаря четкости распределенных полномочий и использованию передовых технологий информационная оснащенность этой страны превосходила возможности всех остальных.


Все это требовало особого внимания к повышению национальной безопасности, укреплению обороноспособности, поддержанию на соответствующем уровне экономического и военного потенциала. Советский Союз был вынужден принимать адекватные меры для сохранения мира и достигнутого к этому времени военно-стратегического паритета. На это был нацелен целый комплекс мероприятий, проводимых руководством страны. С одной стороны проводилось дальнейшей укрепление обороны страны, а с другой - совершенствовалось управление ее народно-хозяйственным и оборонным потенциалом. Строительство мощных электростанций, новых заводов, промышленных и гражданских объектов – весь этот сложный механизм требовал четкого управления.


С помощью комплекса «Контур» необходимо было обеспечить оперативный сбор информации о работе отраслей народного хозяйства, ее обработку и представление в ЦК КПСС, Правительству СССР и государственным органам, а также передачу соответствующих указаний руководства страны Советам министров союзных республик, союзным министерствам и ведомства.


Для осуществления функций Генерального заказчика комплекса «Контур» в Управлении Делами Совета Министров СССР был образован Десятый отдел. Сотрудники десятого отдела координировали и контролировали ход работ по созданию комплекса «Контур», совместно с другими подразделениями Управления Делами Совета Министров СССР подготавливали необходимые для создания системы организационно-правовые документы. Функции головного исполнителя работ и генерального подрядчика выполнял Минрадиопром СССР. В Научно-исследовательском институте автоматической аппаратуры Минрадиопрома на базе второго комплексного отделения был организован Научно-исследовательский институт «Восход» - головной разработчик комплекса «Контур»(позже когда комплекс задач НИИ "Восход" сильно вырос было организован отдельный НИЦ "Контур"(впоследствии переименован в НИИ "Контур" для решение задач по разработке и организации эксплуатации комплекса.) Для создания условий, способствующих своевременному выполнению работ, НИИ «Восход» по решению Совета Министров СССР передали для размещения здание в г. Москве, разрешили Мосгорисполкому прописать в столице 150 иногородних специалистов, привлекаемых к работам по созданию комплекса «Контур». В короткие сроки институт был укомплектован нужными кадрами, в том числе молодыми специалистами по автоматизированным системам управления, вычислительной технике, прикладной механике, связи и передаче данных. Для участия в работах в распоряжение Главного конструктора был откомандирован ряд офицеров действующего резерва Минобороны СССР.


Функции заказчика и генерального подрядчика по строительству объектов комплекса «Контур» возложили на Минобороны СССР, которое осуществляло также военную приемку аппаратуры для комплекса «Контур» по перечню технической документации Главного конструктора.


Комплекс «Контур» представлял собой территориально распределенную иерархическую информационно-вычислительную систему с управляющими функциями, которая на первом этапе охватывала более 100 абонентов, в том числе союзные министерства и ведомства, Советы министров союзных республики, крупнейшие предприятия оборонного комплекса. В дальнейшем  значительно расширилась сеть абонентов, подключились к ней крайисполкомы и облисполкомы, Советы министров автономных республик, крупные города.


Результаты решения задач комплекса «Контур» предназначались непосредственно для руководства страны (пользователей). Права пользователей могли быть делегированы сотрудникам подразделений Управления Делами Совета Министров СССР. На объектах пользователей были созданы пункты приема результатов расчетов, оснащенные абонентскими пунктами АП-4, где документы распечатывали на алфавитно-цифровых печатающих устройствах. Выходные документы по запросам пользователей формировались на ГВЦ комплекса «Контур» и передавалась на пункты приема результатов расчетов.


Для поиска информации разработали лингвистическое обеспечение системы, главным компонентами которого были информационно-поисковый язык и тезаурус. Тезаурус системы содержал ключевые слова из всех предметных областей базы данных системы. Чтобы ускорить и облегчить процесс поиска информации, использовали стандартные запросы к базе данных. Комплекс «Контур» предоставлял пользователям информацию:


· Незамедлительно – о произошедших чрезвычайных ситуациях и


· мерах по ликвидации их последствий;


· Ежесуточно – о состоянии работы народно-хозяйственных комплексов;


· Еженедельно – оперативную оценку состояния материального производства народного хозяйства страны;


· Ежемесячно – о состоянии ключевых отраслей народного хозяйства страны.


Подготавливали информацию для ввода в комплекс «Контур» и принимали указания руководства на пунктах приема-передачи информации – абонентских пунктов комплекса «Контур». Основной объем вводимой информации был формализован в виде абонентских перечней информационных данных. В зависимости от объема передаваемых показателей ПППИ были оснащены абонентскими пунктами АП-4 или АП-2, а впоследствии и ПЭВМ. Каждый абонент поддерживал связь с ГВЦ по выделенным каналам связи. Сбор ведомственной отчетной информации для комплекса «Контур» и ведение информационных перечней у абонентов системы возложили на специально организованные подразделения – отделы экономических исследований.

Комплекс "Контур". Советский "Скайнет" СССР, История, Экономика, Армия, Длиннопост

Ломов Ю.С Генеральный конструктор комплекса "Контур"


Задачи комплекса «Контур»


На основе всестороннего анализа работы различных отраслей народного хозяйства, изучения практики деятельности Управления Делами Совета Министров СССР, а также с учетом требований руководства страны комплекс «Контур» для решения первоначально были определены три комплексные задач, имевший шифры КЗ-1,КЗ-3 и КЗ-3.


Решение комплексной задачи КЗ-1 должно было обеспечить автоматизированный сбор, обобщение и выдачу информации о состоянии отраслей народного хозяйства и других объектов, входящих в систему, по определенному кругу показателей.


В частности по далее перечисленным отраслям был организован сбор данных по следующим показателям:


по машиностроительному комплексу - о выполнении плана производства и поставки продукции предприятиями машиностроения, работе отраслей машиностроительного комплекса по производству особо важной номенклатуры промышленной продукции (автомобили, тракторы, комбайны, станки), работе отраслей машиностроительного комплекса по выпуску важнейших видов товаров народного потребления;


· по металлургическому комплексу - о производстве продукции черной и цветной металлургии, обеспечении производства металлопродукции железорудным сырьем, топливом и средствами железнодорожного транспорта, поставках продукции металлургического комплекса;


· по строительному комплексу - о ходе строительства важнейших пусковых объектов, вводе в эксплуатацию производственных мощностей на важнейших предприятиях оборонных и строительных отраслей промышленности, производстве основных видов строительных материалов и конструкций, выполнении основных заданий государственных инвестиционных программ, а также правительственных поручений, касающихся развития Дальнего Востока, состояния строительства в республиках, краях и областях, сооружения объектов специального назначения;


· по агропромышленному комплексу - о состоянии и развитии отраслей агропромышленного комплекса, обеспечении сельского хозяйства топливом, наличии в исправном состоянии различных видов сельскохозяйственной техники, ходе весенних и осенних полевых работ, уборке урожая, заготовке основных видов сельскохозяйственной продукции, создании кормовой базы, производстве продукции животноводства;


· по транспортному комплексу — о работе железнодороного транспорта, погрузке и выгрузке важнейших народнохозяйственных грузов, выполнении планов развития транспортных отраслей (капитальное строительство, поставки), состоянии магистральных видов транспорта - железнодорожного, морского, речного и нефтепроводного, в том числе в условиях чрезвычайных ситуаций, и др. Особое место занимал контроль за перевозкой угля, на основании чего выдавалась информация о ходе добычи и погрузки угля, остатках угля у поставщиков, а также поставке угля потребителям;


· по топливно-энергетическому комплексу - о добыче ипроизводстве топливных ресурсов (нефть, газ, уголь, мазут), производстве электроэнергии, обеспечении топливом электростанций и народного хозяйства страны в целом. На основе решения оптимизационных задач оценивалась устойчивость топливо-энергообеспечения страны и предлагались варианты перераспределения энергоресурсов среди основных потребителей (отраслей, регионов).


Комплексная задача КЗ-2 должна была обеспечивать на основе ряда исходных данных (в том числе получаемых и от КЗ-1) оценку состояния и возможностей экономики страны в любых вариантах развития ситуации рекомендации руководству для принятия наиболее рациональных решений по управлению.


Комплексная задача КЗ-3 обеспечивала автоматизированное доведение указаний руководства страны и заданий до исполнителей (министерств, ведомств, Советов министров союзных республик, включая отдельные города и другие объекты системы), а также осуществляла автоматизированный контроль за их исполнением, сбор и обработку незамедлительных донесений от абонентов системы.


В первое время информация, поступающая в комплекс «Контур» от министерств, ведомств и Советов министров союзных республик, отражала отраслевой разрез экономики страны. В региональном разрезе экономическая информация в прямом виде не была представлена, и для получения таких сведений требовалось проводить сложные расчеты с отраслевой информацией. Поэтому важнейшей задачей стало создание Государственной базы экономической информации страны (Госбазы), информационную основу которой составили задания государственного плана, паспортные данные об объектах народного хозяйства, городах, областях, краях и автономных образованиях, а также статистическая отчетность.


Информационная служба «Маяк».


Кроме прочего в состав комплекса «Контур» входил Информационный центр Управления Делами Совета Министров СССР, получивший условное название информационная служба «Маяк». Эта система должна была обеспечивать подразделения Управления Делами Совета Министров СССР информацией, необходимой для подготовки вопросов, рассматриваемых в Совете Министров СССР, и проектов решений Правительства страны. Она должна была также автоматизировать основные функции по делопроизводству в правительственном аппарате. Именно для выполнения этих функций были детально исследованы существующие в правительственном аппарате процесс и процедуры обработки документов, выявлены те из них, которые целесообразно было автоматизировать и на основе этого подготовлены соответствующие технические задания на разработку комплексных задач, таких как:


«Справки» - выдача информации о документальных материалах, учитываемых Справочной частью Юридического отдела Управления Делами Совета Министров СССР;


«Архив» - выдача информации о документальных материалах Правительственного архива, а также автоматизированное ведение ряда работ по его делопроизводству;


«Контроль» - выдача информации о результатах автоматизированного контроля заданий и поручений, содержащихся в контролируемых Правительственным аппаратом документах любого вида, в том числе постановлениях, распоряжениях, протоколах, долговременных государственных программах, планах по контролю;


«Делопроизводство» - выдача информации о входящих (исходящих) документах, поступавших в Совет Министров СССР, а также о вопросах, рассматриваемых (или уже рассмотренных) Советом министров СССР;


«Письма» - выдача информации о письмах граждан, поступавших в Совет Министров СССР, и о результатах их рассмотрения, а также о приеме посетителей в Справочной приемной Группы писем Управления Делами Совета Министров СССР;


«Кадры» - выдача информации о сотрудниках Управления Делами Совета Министров СССР

Комплекс "Контур". Советский "Скайнет" СССР, История, Экономика, Армия, Длиннопост

ЭВМ ЕС-1060(основная ЭВМ на которой происходила эксплуатация комплекса "Контур к концу 80-ых)

К середине 80-ых комплекс "Контур" был поставлен на боевое дежурство и практически сразу прошел "боевое крещение", на базе его мощностей и с помощью его возможностей Совет Министров СССР производил управление ликвидацией аварии на Чернобыльской АЭС, а двумя годами позднее с его же помощью происходила ликвидация последствий землетрясения в Армении
В годы безвременья 1989-1993 страна хоть как то управлялась по сути только за счет того что через военный "Контур" поступала своевременная статистическая информация о функционировании народного хозяйства
Об этом вспоминает первый директор "Контура" В.В Коссов
"Я скажу так: 89 год, когда СССР начал разваливаться, Госстатовская информация плыла, а Ваш покорный слуга, получая информацию о погрузке на железных дорогах и выработке электроэнергии, на основе двух показателей построил оперативное слежение состояния Советского союза. И всякие там справки писал. Игнатьев, глава ЦБ перед Набиуллиной, потом рассказывал, что когда он в Минфине работал, они как раз по моим справкам определяли, что куда идёт, как дела. Потому что всё остальное валится. И ещё Гайдар перед тем, как писать обзор в «Правде» и в «Коммунисте», приходил ко мне всегда в кабинет, я ему подробно 34 рассказывал ситуацию в СССР на дату. Поэтому у него много ссылок на мои всякие записки в книге «Гибель империи»."


Комплекс "Контур". Советский "Скайнет" СССР, История, Экономика, Армия, Длиннопост

В.В Коссов


Комплекс "Контур" определенно стал самым крупным из советских реализованных проектов информатизации управления страны
Особо удивительно что он был реализован на элементной базе 70-80-ых
Как отмечает Коссов фактически это и был ОГАС как его представлял Глушков

"Эта система «Контур», я когда нашёл упоминание, что Вы были её руководителем, первый раз о ней услышал.(А.С)Это система ОГАС, которая реально была создана.(Коссов)

Её-таки создали?(А.С)

Глушковская, вот она реально создана.(Коссов)"

Комплекс  "Контур" стоит на боевом дежурстве и сейчас, находится в структуре ФСО


Источники:

В.И. Аверченков, В.В. Ерохин, О.М.Голембиовская

"История системы Государственной Безопасности россии"

В.В.Коссов: Советский Союз уничтожили два решения (интервью А.В. Сафронову 25.07.2019)


Показать полностью 3
129

Как я встречал Новый 1986-й год

Как я встречал Новый 1986-й год Армия, СССР, Реальная история из жизни, Монголия, Служба в армии, Длиннопост, Новый Год

Попробовал вспомнить, какие НГ были наиболее запоминающимися. Хм.. Опять в прошлое экскурс получается. Когда всё хорошо, и ты год за годом встречаешь праздник в кругу семьи, то и вспомнить особо нечего - сплошная круговерть из оливье, селёдки под шубой, и звона бокалов с шампанским. Вот старшая дочь ещё маленькая, а вот ей уже 10, вот близнецы годовалые, а вот им уже 5 лет, а салаты, шампанское всегда одинаковы, вот только своя физиономия заметно меняется. Это всё последствия мира, покоя, и благополучия. А вот хотите расскажу об оооочень ярком Новом годе? Ну, ладно, уговорили, расскажу :)))


Жестокая монгольская зима 1985 года, 31 декабря. Снега нет, мороз примерно минус 35, и завывают порывы ветра. В казарме холодно, но настроение оживлённое - Новый год наступает, всё-таки. Замполит получил указание организовать культурную программу, и тут вспомнили про меня, танкиста-гитариста. Открыли какую-то кладовку, я даже не знал, что в расположении хранятся музыкальные инструменты. Там были: ударная установка, с отсутствующим пластиком на большом барабане, бас и гитара марки "Урал", какой-то древний усилитель мощности и 2 колонки. Мне было сказано - чтоб вечером был концерт. Роту построили и спросили: кто умеет играть на музыкальных инструментах? Удивительно, но один из водителей вышел, оказалось, играл в сельском клубе на барабанах, и еще один парень сказал, что на ритме сможет. Мне пришлось взять на себя бас-гитару, хотя раньше я на ней никогда не играл. На большой барабан натянули пластик, которым консервировали танки - это прочная чёрная плёнка, её мы сложили в 3 слоя, и склеили, кажется. Хоть и глуховато, но барабан зазвучал. Хайхэт был раздолбан, искали болты, чтобы закрепить его и тарелки, погнутые и позеленевшие. Потом включили усилок, он работал, как ни странно. Гитары, как сейчас помню, подключались не джеками, а 5-штырьковым евроразъёмом, струны старые, ржавые, но целые. Сели составлять репертуар, в основном из Машины Времени и прочих несложных песенок, и поняли, что столько выучить за день всё равно невозможно и придётся играть как получится..


Офицеры вечером пришли бухие, и с собой ещё принесли, заходили разговляться в канцелярию, а солдатам алкоголь - вреден. Выступил командир части заплетающимся языком, выступил замполит заплетающимся языком, выступили начштаба и зампотыл заплетающимся языком, и потом нас вызвали на сцену. О, это был один из самых запоминающихся концертов в моей жизни ))) Усилитель периодически перегревался и отключался - срабатывала защита, на большом барабане дважды лопался пластик, но мы быстро натягивали новый - кого-то послали в боксы, и притащили целый рулон консервационной плёнки.. Играли мы весело и громко, ни в лад ни впопад вначале, а потом всё лучше и лучше, я сам офигевал - почему получается? А дело в том, что когда у человека нет выбора, то включается какая-то импровизационная программа, интуитивная, бессознательная, но работающая! И вот мы фигачили всё подряд - и Юрия Антонова, и "Альфу", и "Воскресение". Там, где я забывал слова - мне подсказывали.


В 8 утра внесли вёдра с горячими пельменями, очень вкусными. Оказывается, пока шёл концерт, один из бухих прапорщиков с тремя бухими дедами с молчаливого согласия командования сняли с хранения БМП, и укатили на нём в степь заснеженную. Там они нашли то, что искали: стадо монгольских яков, выбрали покрупнее, расстреляли из пулемёта, кое-как загрузили тушу в десантное отделение, и привезли в расположение. Ночью, пока мы играли, кто-то свежевал яка, разделывал на куски, крутил фарш, замешивал тесто, а из парка пригнали полевую кухню, в которой и варили те самые вкуснейшие пельмени. Рота, объевшись, лежала вповалку, у многих заболели животы с непривычки. А к 12 часам дня приехала машина из военной комендатуры, из неё вышли несколько монголов, один - в гражданке, двое в форме... Я не знаю, как закрыли дело, но вид у командира был довольно бледный - во-первых с перепою, во-вторых - позор же.. Аж рыжие усы обвисли.. Но как-то спустили на тормозах, потом ходили слухи, что возместили стоимость яка и извинились, и монголы не стали возбуждать уголовку..

Вот такая новогодняя история, дорогие друзья. Мирного вам неба над головой, и как можно больше спокойных семейных встреч Нового Года. :)

Показать полностью
158

Спасти Севастополь, или Новогодний подарок для Манштейна

Спасти Севастополь, или Новогодний подарок для Манштейна История, СССР, Армия, Великая Отечественная война, Длиннопост

В конце декабря 1941 года осаждённый Севастополь, казалось, доживал последние часы. Наступавшие дивизии Манштейна прорывали одну линию обороны за другой, перебрасываемые в город подкрепления таяли на глазах. Но всё же взять город так и не удалось. Наоборот — в новогоднюю ночь призрак разгрома в полный рост встал уже перед немецкой 11-й армией.


У меня в запасе ход конём… по голове


Советскому командованию было ясно, что простая отсылка в Севастополь припасов и подкреплений приводит к их перемалыванию на выгодных для Манштейна условиях. И это если ещё удастся людей и грузы благополучно доставить — прикрывать с воздуха корабли на всём переходе возможности не было. Да и в самом Севастополе, где пока оставались зенитки и истребители, тоже случалось всякое. Так, 12 ноября немецкая авиация отправила на дно поддерживающий защитников крейсер «Червона Украина».


Однако штурм города вынудил Манштейна стянуть к нему все доступные войска и бо́льшую часть артиллерии. Восточную оконечность Крыма — Керченский полуостров — осталась «держать» лишь одна немецкая пехотная дивизия, 46-я. Даже с учётом приданных частей береговой артиллерии и румын кусок ей был явно великоват. Да и на других участках фронта в декабре немцам было уже немного не до наступления.


В этих условиях командование Закавказского фронта начало строить свои планы — не просто помочь Севастополю, но и попытаться разгромить всю застрявшую в Крыму 11-ю армию. Первоначальный план штаба фронта предусматривал высадку на Керченском полуострове, разгром находящихся там немецких частей, а затем перехват коммуникаций Манштейна через перешеек, после чего уже 11-я армия оказывалась между молотом десанта и севастопольской наковальней.


Но в штабе Черноморского флота оптимизм армейцев не очень-то разделяли.


Про командующего ЧФ адмирала Ф. С. Октябрьского сложилось много разных мнений. Но в деле высадки десанта флот представлял ситуацию лучше сухопутчиков. Во-первых, в декабре Керченский пролив могло забить ледяной кашей — даже при высаженном десанте это разом ставило крест на его снабжении. Во-вторых, сама десантная операция была вовсе не таким простым делом, как казалось при взгляде на карту в штабе Закавказского фронта.

Спасти Севастополь, или Новогодний подарок для Манштейна История, СССР, Армия, Великая Отечественная война, Длиннопост

У современного зрителя при словах «десант на вражеский берег» сразу в голове появляется картинка из Спилберга или хотя бы хроникальные кадры «Дня Д». Но в конце 1941 года всего этого десантно-высадочного богатства не имели даже сами американцы. У советского же флота до войны вопросы высадки на необорудованное побережье были не самой сильной стороной.


Фактически единственными подходящими для этой цели кораблями специальной постройки были задуманные ещё при царе для босфорского десанта «эльпидифоры», ставшие канонерскими лодками, и меньшая по размерам баржа типа «болиндер». Единственное число тут не случайно — если канлодок сохранилось целых три, то болиндер в составе привлечённых сил значился только один. Этого могло хватить на высадку лишь небольшого тактического десанта, после чего вопрос его пополнения и снабжения подвисал одним концом в открытом море — метрах в 500 от берега.


В этих условиях штаб адмирала Октябрьского нашёл красивый и сильный ход — производить основную высадку не на Керченском полуострове, где немцы её хоть как-то, но ждали, а в Феодосии, прямо в порту. Это казалось рискованным, но другие варианты выглядели куда хуже.


Как показали дальнейшие события — они действительно были хуже.


Хотя операция готовилась по принципу «надо было вчера», что не могло не сказаться на качестве планирования, уже в середине декабря стало ясно, что «вчера» действительно «была вчера». Семнадцатого декабря армия Манштейна начала штурм Севастополя. Чтобы предотвратить быстрое падение города, в него уже 20 числа на крейсерах и эсминцах отправили 79-ю бригаду морской пехоты и 345-ю стрелковую дивизию. Это были наиболее подготовленные части в портах погрузки — но как раз их и готовили к высадке в Феодосии. Кроме того, для помощи Севастополю пришлось задействовать часть новороссийского отряда транспортов, по плану задействованных в десантной операции.


Подготовить отправленным частям полноценную замену за оставшиеся дни уже никто не успевал. Первоначальную дату с 19-го перенесли на 26 декабря и всем было понятно, что это уже действительно край.


Веником с пола…


Для высадки на Керченский полуостров предназначалась 51-я армия генерал-лейтенанта Батова. «Чисто на бумаге» её четыре дивизии плюс стрелковая бригада должны были раскатать 46-ю пд генерал-лейтенанта Гимера в тонкий блин. Даже ВВС 51-я армия имела свои собственные — по плану в них должны были входить 90 бомбардировщиков, 80 истребителей и 13 разведчиков. Вроде бы вполне достаточно, чтобы устроить над зоной высадки «абсолютное господство в воздухе», прямо как у союзников в Нормандии.


Практически же реальное число самолётов оказалось заметно ниже: в большинстве это были машины «старых типов» — да и те из-за нехватки горючего не смогли перебазироваться ближе к месту боев.


У наземных и морских частей положение было не сильно лучше. Так, 19 декабря, оглашая график готовности частей 51-й армии к десанту, штабисты сообщили, что 224-я стрелковая дивизия растянулась из-за плохих дорог, а 25-й кавполк вообще «застрял на дороге». Примерно там же, где-то на дорогах, застряли и бензовозы с горючим для лётчиков. У Азовской флотилии и Таманской (Керченской) ВМБ не было угля и не хватало жидкого топлива — а ведь моторы торпедных и сторожевых катеров тоже в три горла жрали автобензин Б-70. Пришлось даже отказаться от планов десанта в Коктебель, поскольку назначенный туда тральщик «Тракторист» «припахали» на срочную перевозку угля.


Уже на этой стадии разработчики операции в полной мере ощутили различие между планами и реальным состоянием дел.


Теоретически уголь имелся — на станции Славянская. Но…


«Своих средств для переброски флотилия не имела, флот ничем помочь не мог, а многочисленные обещания и заверения бывшего командующего 51-й армией генерал-лейтенанта Батова, а затем нового командующего 51 армией генерал-лейтенанта Львова, выделить транспорт тылами Армии совершенно не выполнялись. Когда же автотранспорт был выделен — наступила оттепель и дороги раскисли».


Отсутствие в значимых количествах нормальных высадочных средств попытались хоть как-то компенсировать массовой мобилизацией гражданских судов, а вернее «всего, что плавает», включая небольшие сейнеры и просто лодки — «байды». Всё та же жесточайшая нехватка времени и угля не позволили командованию Азовской флотилии провести хоть какие-то учения мобилизованных гражданских судов. Пришлось ограничиться лишь осмотром механизмов и мелким ремонтом. Из-за недостатка времени расчёт графика движения сделали только для волнения не более четырёх баллов.

Спасти Севастополь, или Новогодний подарок для Манштейна История, СССР, Армия, Великая Отечественная война, Длиннопост

«По морям, по волнам, нынче здесь, завтра там»


Посадка десанта на канлодки высадочного отряда «Б» началась в Анапе утром 25 декабря. Но уже ко второй половине дня «ветер зюйдовых направлений» усилился до семи-восьми баллов. Волнение ощущалось даже на рейде — у стоящих у пристани кораблей лопались швартовы. Из-за ветра и зыби войска удалось посадить только на канонерские лодки — сторожевик и болиндер стоять у пристани не могли. Впрочем, даже без них десант представлял собой весьма внушительную силу — три «эльпидифора» приняли примерно по 800 человек.


Хотя по плану баржу должны были везти совместно с канлодками, капитан буксира попросту не разглядел в темноте выход кораблей и остался в порту. Впрочем, остальные корабли потеряли друг друга, едва выйдя в штормовое море.


Подойдя к намеченному месту высадки у горы Опук, командир отряда «Б» контр-адмирал Абрамов обнаружил там только шестёрку сторожевых катеров… и принял решение возвращаться к Анапе для сбора кораблей. Возвращение и сбор заняли большую часть дня, и лишь после 16:00 уже 27 декабря отряд «Б» вновь отправился к месту высадки. При этом выяснилось, что сторожевик «Кубань» так и не сумел взять на борт десант и его отправили обратно.


К ночи ветер сменился на северный и усилился, снежная пурга уменьшила видимость до 0,5 кабельтовых. Командир отряда решил… «снельсонить» и, несмотря на постоянные приказы по радио, высадить десант у горы Опук или хоть где-то в Керченском проливе, и снова пошёл назад — теперь уже в Новороссийск.


К этому моменту остатки терпения командования флота окончательно исчерпались, и Абрамову было приказано высаживать свой десант в Камыш-Буруне.


Вечером 28 декабря, после двух дней шатания по бурному морю, самый «десантный» отряд кораблей наконец попытался высадить десант.


Увы, для отряда «Б» всё ещё тянулся «день невезения». При попытке дойти до берега канлодка «Красная Грузия» села на мель в 100-150 метрах от кромки. Болиндер, который она тащила с собой, по инерции проехал чуть дальше и развернулся лагом к волне. Однотипной «Красной Абхазии» повезло чуть больше — она села на мель всего лишь в 40-50 метрах от берега. В итоге десант начали высаживать на шлюпках — под огнём противника. Впрочем, это была скорее «видимость работы», учитывая вместимость шлюпок и количество людей на борту канлодок.

Спасти Севастополь, или Новогодний подарок для Манштейна История, СССР, Армия, Великая Отечественная война, Длиннопост

Утром 29 декабря обстрел прекратился, немцы начали отход. Перевозить людей на берег стали сначала при помощи подошедших сейнеров. Основную часть своего десанта отряд «Б» выгрузил уже прямо на причалы камыш-бурунского порта в первой половине 30 декабря.


А когда на море качка и бушует ураган…


В отличие от отряда Абрамова, назначенные для высадок в Керченском проливе корабли азовской флотилии особыми «десантными» качествами не обладали и вообще имели довольно сомнительную боевую ценность. Например, самые «мощные» из 17 выделенных кораблей — канонерские лодки «Дон» и «Днестр» — представляли собой бывшие грунтовозные шаланды Азовтехфлота Спецгидростроя НКВД, мобилизованные в июне 1941 года. Впрочем, даже они казались грозной силой на фоне основной массы привлечённых к операции кораблей.


Для предстоящего десанта командование флотилией выгребло все самоходные суда рыболовецкого флота, Азовтехфлота и Азово-Кубанского пароходства, а также «ограбило» ближайшие колхозы. В итоге основную силу десантной армады составили 55 рыболовных сейнеров и 150 лодок.


По первоначальному плану 51-й армии со стороны азовского моря в четырёх местах надо было высадить 3600 человек. Но «аппетит приходит во время еды», и к началу высадки мест для десанта стало уже пять, а численность достигла 7516 человек, которых требовалось как-то утрамбовать в расчётные шесть тысяч «посадочных мест» на всех мобилизованных посудинах.


Пока шёл сбор плавучего имущества, командование флотилией решило хоть как-то познакомить будущих десантников с предстоящей работой. С 8 по 13 декабря в Темрюке провели четыре тренировки, по итогам которых флотские уныло констатировали, что «части 398 сд совершенно не подготовлены для участия в десантной операции». Как будто этого было мало, командование 51-й армии снова перетасовало карты, переназначив для десанта 224 сд. С ней успели провести две тренировки, заметив, что новая дивизия «мало отличалась своим составом в лучшую сторону».


Впрочем, это ещё были цветочки. Ягодки начались вечером 25 декабря, когда пять отрядов высадки Азовской флотилии, приняв на борт войска, вышли в море — в шторм.

Спасти Севастополь, или Новогодний подарок для Манштейна История, СССР, Армия, Великая Отечественная война, Длиннопост

Очень быстро стало понятно, что расчёты для четырёхбалльного волнения с реальностью в виде «семь, местами до девяти» имеют мало общего. Мобилизованные гражданские суда и близко не выдерживали расчётную скорость и с трудом «давали один-два узла, а иногда совсем не выгребали против ветра». Шторм рвал буксирные концы лодок, которые суда тащили за собой в качестве высадочных средств. Рыболовецкие сейнеры разбросало по морю. Всё это усугублялось ледяным ветром, из-за которого «на некоторых тральщиках и катерных тральщиках пушки обледенели и вышли из строя».


В результате «флот вторжения» подошёл к вражескому берегу к утру 26 декабря в состоянии, которое можно назвать «взболтано и перемешано».


К этому времени командование флотилии — а точнее сам адмирал Горшков, разославший большую часть своих офицеров по кораблям, — уже поняло, что план «утонул» и начало импровизировать, пытаясь высадить хоть кого-то и где-то. Увы, даже те корабли, что дошли до цели, испытывали серьёзные проблемы с высадкой — бо́льшая часть взятых на буксир байд и лодок оторвались или просто затонули при переходе, а шлюпки кораблей и сейнеры выбрасывало накатом на берег. Не приходится удивляться, что «командование 224 стрелковой дивизии, находившееся на канлодке „Дон“, своими телеграммами беспрерывно указывало на невозможность высадки десанта в условиях шторма».


Охранявшие побережье немецкие части незадолго до этого привели в боевую готовность — в отчёте 51-й армии отмечено, что из захваченных трофейных документов стало ясно: противник знал о подготовке и дне операции. Но, судя по всему, немцы сочли, что начавшийся шторм заставит «Советы» отложить операцию. Всё это усугубилось хаосом ночного боя, а также мешаниной настоящих и ложных донесений.


С рассветом огонь противника усилился, в небе появилась немецкая авиация. Обещанного истребительного прикрытия ВВС 51-й армии так никто и не увидел, хотя ещё в 10 часов утра командарм 51-й пообещал, что корабли будут прикрыты с воздуха.


Вражеских лётчиков встретил лишь огонь немногочисленных зениток на кораблях — там, где они имелись. В отчёте флота почти сплошняком шли донесения наблюдательных постов и кораблей: «Самолёты противника бомбят… самолёты противника, около 11 штук, с бреющего полёта обстреливают и бомбят наши корабли… противник систематически бомбит корабли и транспорты с десантом».


Тысяча триста семьдесят восемь бойцов выгрузились у мыса Зюк, тысяча шестьсот девяносто четыре — у мыса Хрони. Ещё на одном намеченном к высадке участке — у мыса Тархан — две шлюпки с мобилизованного земснаряда «Ворошилов» успели высадить 18 человек.

Спасти Севастополь, или Новогодний подарок для Манштейна История, СССР, Армия, Великая Отечественная война, Длиннопост

В результате вечером, когда выяснилось, что самому крупному отряду — второму — удалось из почти трёх тысяч бойцов высадить на берег чуть меньше тысячи, командир 224-й дивизии потребовал не просто прекратить высадку, но и забрать назад всех, кого уже доставили на берег. Разумеется, этого делать никто не стал, но в целом первый день высадки для Азовской флотилии нельзя назвать успехом — из направленных в десант 7681 человек высадились только чуть больше трёх тысяч, в трёх местах из пяти намеченных.


В 12:15 «Ворошилов» атаковали вражеские самолёты, он получил два прямых попадания и затонул. Из всего экипажа и шести сотен десантников тральщик «Ураган», канлодка «Днестр» и буксир подобрали около двухсот человек. Самоходная шаланда «Танаис», которая также должна была произвести высадку в этом район, ещё раньше отстала в море и по требованию командовавшего десантниками комбата 83-й морбригады повернула обратно.


Три мудреца в одном тазу…


Ещё один десант должна была осуществить Керченская военно-морская база, после эвакуации из Крыма разместившаяся в Тамани. В её задачу входила высадка 302-й дивизии в районах Камыш-Бурун, Эльтиген и коммуны «Инициатива». Для участия в операции нашлось 37 сейнеров (из них шесть с 45-мм пушками), две баржи, один болиндер и три буксира. Из состава ЧФ эту «непобедимую армаду» подкрепили 29 торпедными катерами и шестёркой сторожевых катеров «МО-4».


Как и их коллеги, первое, что обнаружили моряки КВМБ, — «302 гсд совершенно не имела боевого опыта, была совершенно не подготовлена к участию в десанте и к ночным действиям». С 15 декабря на базе провели ряд тренировок, но много достичь не удалось, что проявилось уже в ходе посадки на суда — пехота опаздывала на причалы, стоявшие на рейде сейнеры подходили на загрузку без всякого плана. В итоге посадка десанта задержалась на несколько часов.


Ещё бóльшие проблемы начались после выхода — отсутствие связи между сейнерами и разная скорость привели к тому, что «флот» фактически развалился. При этом из-за сорванного штормом ограждения между Тузлинской косой и мысом Тузла часть судов, в том числе баржа и болиндер с главными силами двух полков 302-й дивизии, сели на мель.


Больше всего повезло тем, кого высаживали у Камыш-Буруна, — здесь немцы банально проспали начали высадки, открыв огонь, когда часть торпедных катеров уже высадили десант. К 7:00 сюда же подошёл 2-й отряд из 12 сейнеров, с которых под прикрытием дымзавес торпедных катеров удалось высадить десантников на Камыш-Бурунскую косу и пристань судоремонтного завода. Кроме того, до Камыш-Буруна «доставала» дальнобойная артиллерия с Тамани.

Спасти Севастополь, или Новогодний подарок для Манштейна История, СССР, Армия, Великая Отечественная война, Длиннопост

Увы, когда к 11:00 сюда же удалось подтащить снятые с мели баржи и болиндер, прикрыть их от ударов с воздуха не удалось. Всего за первые сутки КВМБ удалось высадить чуть больше двух тысяч из намеченных четырёх.


Даже добавив к этой цифре высаженных Азовской флотилией, назвать это успехом было довольно сложно.


Не удалось выгрузить значительную часть тяжёлого вооружения и боеприпасов, а некоторые десантники оказались на берегу вообще без оружия, поскольку добираться пришлось вплавь — особенно тем, кто спасался с разбомбленных судов.


К тому же из-за продолжавшегося шторма высаженные войска на следующий день оказались фактически отрезаны на вражеском берегу. Немцы же, подтянув резервы, занялись планомерным блокированием и уничтожением десантов.


К 28 декабря волнение уменьшилось, что позволило хотя бы попытаться перебросить на плацдармы дополнительные силы. Так, в Камыш-Буруне высадилось 673 бойца из 827 гсп. Но в целом ситуация к утру 29 декабря складывалась не в пользу советских войск. Часть плацдармов ликвидировали, оставшиеся были окружены. Кроме того, за два дня боёв была израсходована бо́льшая часть взятых в первом броске боеприпасов. Азовская флотилия и КВМБ понесли потери от авиации и артогня с берега. Командование немецкой 11-й армии не без оснований могло рассчитывать, что 29 декабря вопрос о десанте будет окончательно решён.


Но на самом деле всё только начиналось.


Сегодня на людях сказали: «Умрите геройски!»


Для любителей справочников различие между собственно Черноморским флотом и осуществлявшими высадку на Керченском полуострове Азовской флотилией с КВМБ заключается лишь в количестве «настоящих», а не мобилизованных боевых кораблей, их тоннаже и калибре орудий. Но для успеха десанта гораздо важнее оказался тот факт, что в штабе флота имелось больше опытных офицеров. Разработанный ими план — десантирования с боевых кораблей прямо в захваченном противником порту — казался сложным и рискованным.

Спасти Севастополь, или Новогодний подарок для Манштейна История, СССР, Армия, Великая Отечественная война, Длиннопост

При этом последствия неудачи сложно было переоценить — скорее всего, провал высадки обрекал на гибель не только Севастополь и уже высаженные части 51-й армии, но и бóльшую часть кораблей и транспортов ЧФ.


При этом начало операции по высадке в Феодосии могло вызвать у знакомых с донесениями штабных работников мрачное дежавю. Как уже было сказано, специально готовившуюся для высадки 79-ю морскую бригаду накануне пришлось отправить в Севастополь. У назначенных на замену частей «погрузка и посадка войск проходила недостаточно организованно. Некоторые части подходили с опозданием против времени предусмотренного планом посадки, путали название кораблей, создавали пробки». Погрузке также мешали сильный — семь-восемь баллов — норд-ост и снегопад.


Первыми загружались войска на боевые корабли отряда поддержки — два крейсера, три эсминца плюс добавленный в последний момент транспорт «Кубань», на который загрузили «остатки» двух полков. Ещё 300 бойцов штурмовых групп и гидрографическая партия разместились на 12 сторожевых катерах.


Именно их успех или неудача должны были определить результат высадки.


Предстояла ночь пути по бурному морю — и бой.


В 03:50 29 декабря корабли отряда поддержки открыли огонь по порту Феодосия и местечку Сарыголь. Сам по себе обстрел с моря для немцев новинкой не был — уже через несколько минут противник отрыл ответный огонь. Но пока немецкие артиллеристы пытались нащупать в море ведущие обстрел крейсера и эсминцы, СКА отряда высадочных средств подошли к Феодосийскому маяку. Первой шла «мошка» лейтенанта И. Г. Черняка под номером 0131. Несмотря на огонь опомнившихся немцев, катер сумел высадить на защитный мол штурмовой отряд и группу навигационного обеспечения. После короткого боя десантники взяли маяк.


Одним из решающих для операции моментов являлся вопрос входа в гавань. Посланная незадолго до начала операции подводная лодка М-51 установила наличие бонового заграждения у входа в порт. Дополнительная разведка ПЛ Щ-201, с капитаном I ранга И. А. Бурмистровым (первым советским моряком, удостоенным звания ГСС, — ещё за Испанию), установила, что боны на месте и ворота закрыты, поэтому главной задачей отряда СКА являлись подрыв заграждения и расчистка входа в порт. Но… когда идущий вторым СКА 013 подошёл к бонам, оказалось, что ворота открыты.

Спасти Севастополь, или Новогодний подарок для Манштейна История, СССР, Армия, Великая Отечественная война, Длиннопост

В 04:12 в воздух взвились две белых ракеты — сигнал «вход в гавань свободен», а сам катер стал в воротах, ракетами освещая проход подходившим кораблям. Затем «тринадцатый» высадил на широкий мол команду разведотдела ЧФ и трёх моряков для швартовки подходившего крейсера «Красный Кавказ». Другие катера также начали высаживать в порту десантников и гидрографические партии для установки огней.


Кроме катеров обеспечить швартовку крейсера должен был ещё специально взятый в поход буксир «Кабардинец», но, увидев стрельбу по берегу и ответный огонь, капитан буксира струсил и ушёл обратно в Анапу. Крейсеру пришлось швартоваться самостоятельно — одновременно высаживая десант на баркасы, чтобы хоть как-то усилить уже высадившийся десант. Без буксира, в сильный отжимной ветер швартовка затянулась — подойдя к молу в 5:02, крейсер смог подать сходни лишь в 7:15 — под прицельным артогнём.


Высадить удалось только пехоту — выгрузить артиллерию и автомашины на заваленный причал оказалось невозможно. Не удалось выгрузить пушки и на СКА. Второй крейсер — «Красный Крым» — разгружали при помощи тральщиков, сторожевых катеров и собственных баркасов крейсера.


Хотя немцев удалось отжать от причалов, их артиллерия и миномёты продолжали обстрел кораблей. В 9:25 к ним добавились и самолёты — с этого момента налёты шли почти беспрерывно. Появившиеся спустя полтора часа несколько И-153 могли в лучшем случае затруднить атаку «юнкерсам» и «хейнкелям».


Но, по большому счёту, к этому моменту всё уже было решено. Накануне немецкое командование отправило для ликвидации керченских десантов находивший в районе Феодосии батальон 97-го полка. Оставшийся на ночёвке в городе немецкий 46-й сапёрный батальон планов на оборону не имел, и принявший командование полковник Бёрингер, несмотря на полученный приказ «защищать каждый квартал», принял решение вывести батальон из города и занять оборону на развилке дорог Керчь — Симферополь.


Фактически бой за город вели два немецких артдивизиона. Окончательно исход высади определился, когда вечером 29 декабря в гавань подошли транспорты 1-го эшелона десанта, с частями 236-й стрелковой дивизии.

Спасти Севастополь, или Новогодний подарок для Манштейна История, СССР, Армия, Великая Отечественная война, Длиннопост

Карты брошены, господа


Успешная высадка в Феодосии разом смешала все радужные планы немецкого командования. О мечтах сбросить в пролив керченские десанты пришлось забыть. Теперь вопрос состоял в том, удастся ли немцам успеть вытащить хоть что-то со ставшего мышеловкой полуострова. Действительно, быстрый приказ командира 42-го ак графа Шпонека «бросить всё и уходить» сохранил для Манштейна бо́льшую часть личного состава 46-й пехотной дивизии — хотя склады и тяжёлое вооружение стали добычей советских трофейных команд.


«Наградой» графу за это решение стали трибунал, заключение в крепости, а после покушения на Гитлера в 1944 году — расстрел.


Но пока ещё на календаре был конец декабря 1941 года, а Манштейн ещё надеялся взять Севастополь и лишь затем заняться высаженными десантами. Но… хотя немцы почти прорвались к Северной бухте, у них уже не было в запасе нужных для победы «гвоздей».

Спасти Севастополь, или Новогодний подарок для Манштейна История, СССР, Армия, Великая Отечественная война, Длиннопост

Запасы снарядов для полевой артиллерии подходили к концу, авиация с 26 декабря была задействована против кораблей у Керченского полуострова. Но пока немецкие бомбардировщики «с бреющего полёта обстреливали и бомбили наши корабли», в другом конце Крыма из севастопольской бухты линкор «Парижская коммуна» «отгрузил» на головы пытавшихся наступать пехотинцев 11-й армии почти сотню тонн снарядов главного и среднего калибра. Как доложил впоследствии адмирал Октябрьский: «29 декабря решающее влияние оказал линкор». Шансов пробиться сквозь стену разрывов от 305-мм у частей Манштейна уже не осталось.


Первый штурм Севастополя закончился. Начался новый этап битвы за Крым.


Источник

Показать полностью 10
1200

Выходила на берег "катюша"...

Фото из семейного архива. 1958 год.

Удивило что уже в то время фототехника позволяла снять старт ракеты с минимальной "размазанностью"! Да еще и в полевых условиях...

Выходила на берег "катюша"... Фотография, История, Катюша, Ракета, Архив, Армия, СССР
Выходила на берег "катюша"... Фотография, История, Катюша, Ракета, Архив, Армия, СССР

Отец на втором фото первый слева.

По его словам, снято где-то под Воронежем, рядом с селом Грачевка.

717

Известные советские артисты, которые воевали в Афганистане

Алексей Балабанов

Известные советские артисты, которые воевали в Афганистане СССР, Афганистан, Артист, Служба, Длиннопост

Алексей Балабанов в молодости


Знаменитый кинорежиссер, сценарист и продюсер Алексей Балабанов, обладатель премии «Ника» за фильм «Про уродов и людей» и двукратный призер «Кинотавра» за фильмы «Брат» и «Война», в 1981-1983 гг. проходил службу в армии и был участником войны в Афганистане.


Позже режиссер нередко слышал обвинения в свой адрес по поводу культивирования жестокости и демонстрации насилия в своих фильмах.


Наверное, больше всего подобных нареканий вызвал фильм «Груз 200». На критику режиссер отвечал так: «Я рассказываю то, что я знаю. Я считаю, что кино нужно снимать искренне и от души. Это то, что ты чувствуешь, то, что ты переживал когда-то или сейчас переживаешь – неважно, но это должно быть интересно и максимально реалистично».

Известные советские артисты, которые воевали в Афганистане СССР, Афганистан, Артист, Служба, Длиннопост

О всех жестокостях войны он знал не понаслышке: Алексей Балабанов служил сначала в военно-транспортной авиации, доставлявшей грузы в Афганистан и увозившей их оттуда – как правило, это были тела погибших.


Незадолго до окончания службы он был переведен в Военно-морской флот. С тех пор его излюбленной одеждой стала тельняшка. К сожалению, в 2013 г. на 55-м году жизнь режиссера оборвалась.

Евгений Бунтов

Известные советские артисты, которые воевали в Афганистане СССР, Афганистан, Артист, Служба, Длиннопост

Службу в Афганистане прошел и актер, каскадер, поэт, бард, член Союза писателей России, музыкант-мультиинструменталист Евгений Бунтов. Он воевал в 1985-1987 гг. в составе 345-го парашютно-десантного полка. Был награжден «Орденом Красной Звезды».

Евгений Бунтов в фильме *Груз 300*, 1989

Известные советские артисты, которые воевали в Афганистане СССР, Афганистан, Артист, Служба, Длиннопост
Известные советские артисты, которые воевали в Афганистане СССР, Афганистан, Артист, Служба, Длиннопост

Солдатская жизнь вдохновила Бунтова на творчество, он писал о войне песни и стихи, а после окончания службы снялся в фильме «Груз 300» (1989) и стал лауреатом Московского международного фестиваля армейской песни и Всесоюзного фестиваля солдатской песни.


О своем опыте он говорил: «Наверное, можно считать мою службу в Афганистане неким порталом, через который для меня открылось творчество. Причем это портал не однослойный. Он и для тебя, и одновременно для всего социума. В этом есть какая-то загадка».

Евгений Сидихин

В кино Евгений Сидихин часто играл роли военных

Известные советские артисты, которые воевали в Афганистане СССР, Афганистан, Артист, Служба, Длиннопост

После окончания школы Евгений Сидихин поступил на актерский факультет ЛГИТМиКа, но после первого курса был призван в армию – по причине недобора. Первые месяцы службы он провел в Туркестанском военном округе.


Позже актер рассказывал: «И уже там я написал заявление, что хочу в Афганистан. Мне тогда исполнилось 18 лет, я был патриотом своей Родины. Так воспитали родители, что не мог бежать от войны. Мне было бы стыдно. Уже в Афгане дембеля рассказывали, что незадолго до нашего призыва в этой стране было относительно спокойно: наши солдаты даже ездили на открытом борту на танцы в Герат. Но, когда я там оказался, уже шли настоящие бои. О смерти не думал и не боялся. Мне кажется, страх приходит тогда, когда человек что-то предчувствует. Я же был абсолютно спокоен, не запаривался, знал, что со мной будет все в порядке».

Евгений Сидихин на встрече с сослуживцами

Известные советские артисты, которые воевали в Афганистане СССР, Афганистан, Артист, Служба, Длиннопост

В Афганистане он служил в течение года, с 1983 по 1984 гг., участвовал в боевых операциях в составе 101 мотострелкового полка 5-й гвардейской Зимовниковской ордена Кутузова II степени мотострелковой дивизии, служил в танковом батальоне.


Служба для него закончилась, когда он заболел тифом и попал в госпиталь.


О времени, проведенном на войне, Евгений Сидихин вспоминать не любит и в интервью избегает этих тем. Свои настоящие чувства он прячет за ироничными и скупыми фразами: «Ну что тут вспоминать?! Помню, бежит враг, выстрелил, он упал, я расстроился... Но давайте не будем об этом. На войне другие законы…».

Евгений Сидихин в фильме *Отдел*, 2015

Известные советские артисты, которые воевали в Афганистане СССР, Афганистан, Артист, Служба, Длиннопост

https://kulturologia.ru/blogs/201019/44455/

Показать полностью 7
105

"Советские воины!...", СССР, 1961 год.

Всех причастных - с наступающим праздником!


Художник - Александр Кручина (1905–1987).

Москва. Военное издательство Министерства обороны СССР. 1961 год.

Советские воины!

Множьте ряды отличников и классных специалистов!

"Советские воины!...", СССР, 1961 год. Плакат, СССР, Армия, Защита, Служба, Долг, 23 февраля, Праздники
301

Дембельский альбом

(Зарисовки по истории также мои, некогда сделанные для ЖЖ)

Люди часто делятся воспоминаниями о пережитом. Я заметил, что в мужских компаниях приятными воспоминаниями бывают истории о рыбалке, охоте, женщинах и армейской службе. Буду последовательным и расскажу кое-что забавное.


Служить мне довелось сначала в учебке под Одессой. А после шести месяцев и присвоения воинского звания младший сержант, я был направлен в часть на Дальний Восток. Часть располагалась по Уссурийском. Личный состав насчитывал 150 солдат и сержантов, 20 офицеров. Она занимала обветшалый барак.

Дембельский альбом Текст, Зарисовка, Реальная история из жизни, СССР, Армия, Служба, Длиннопост

Но единственным плюсом было то, что находилась по соседству с деревней, громко именуемой Районным Центром. Всякий на втором году службы смысла в самой службе уже не видел и при каждом удобном случае пользовался благами, что имелись в районном центре (винно-водочный магазин, пивная, танцы).


Офицерам, которым служить в больших городах не светило (а не светило многим), злачные места в деревне посещали так же. Если последние отлавливали в тех местах солдат, то в качестве наказания применяли только старорежимный метод - рукоприкладство, то есть просто заводили солдата в каптерку и били рожу. Негласный армейский закон гласит: "Солдата наказывают не за то, что он напился, а за то, что он попался. НЕ УМЕЕШЬ - НЕ ПЕЙ."


Наказывать уставным методом в той глуши было проблематично. Гауптвахта для арестанта была в гарнизоне, что находился аж за 150 километров, да к тому же требовалось множество документов:

1. Приказ командира части;

2. Наряд на машину с сопровождающим офицером;

3. Справка о помывке в бани;

да еще и не факт, что бойца там примут - своих арестантов хватает. А еще его оттуда нужно будет обратно забирать. В общем, при отсутствии бензина и желания производить какие-либо действия, набить бойцу морду было самым дешевым методом.


Так вот, был у нас в части такой случай. Заступил в наряд дежурным по КПП некий старослужащий сержант Алимов. Веселый деревенский паренек с запоминающейся конопатой рожей.

Дембельский альбом Текст, Зарисовка, Реальная история из жизни, СССР, Армия, Служба, Длиннопост

Несение наряда на КПП - дело нехитрое. Сиди и записывай, какие машина въехала на территорию, а какая выехала. Ну, можно старшим офицерам честь отдать, если те сильно настаивать будут (а можно и не отдавать. Я, например, ссылался на то, что у меня рука болит). К дежурному по КПП еще прилагался дневальный рядовой, задача которого была ворота открывать и закрывать и махать веником перед КПП и создавать видимость уборки. В общем служба - не бей лежачего.


Сержант Алимов, как я уже упоминал, был старослужащим, то есть бойцом опытным. И смысла целый день сидеть в деревянной будке не находил. При чем он знал, что с его обязанностями может легко справиться рядовой-первогодок, который у него дневальный.


Когда приехали на мопедах деревенские пацаны (у нас был выгодный товарообмен, мы дружили. Они нам самогон, а мы им... тоже кое-чего доставали). В общем, когда приехали деревенские друзья и сказали, что в ларек пиво привезли, Алим быстро переоделся в гражданские шмотки (шлепанцы, трико, старая тельняшка). По деревне шастал воинский патруль, и без увольнительных бойцов отлавливали. У каждого старослужащего был свой тайник, где можно было хранить "гражданку".


Прыгнув на заднее сиденье мопеда уже переодетым, Алимов дал дневальному инструкцию - мол, если спросит кто, где дежурный, отвечай - ушел в туалет (туалет был типа сортир и находился аж в метрах четыреста от КПП, что было учень удобно для "самоволки"). Деревенские дали по газам и скрылись в зарослях лопухов и крапивы.

Дембельский альбом Текст, Зарисовка, Реальная история из жизни, СССР, Армия, Служба, Длиннопост

Надо сказать, что дежурным офицерам по части в тот день был некий капитан Обухович. Строевой офицер, переведенный в наше захолустье из элитных частей, что были в ГДР. Очевидно, за какой-то проступок. Поговаривали, что было там с бабами что-то связано, точно сейчас сказать не могу. Этот капитан то ли по привычке, то ли по своей энергии, то ли надеялся, что обратно в Германию могут отправить, взялся за службу очень ответственно, в отличие от других офицеров, которые тихо и мирно пили водку.

Дембельский альбом Текст, Зарисовка, Реальная история из жизни, СССР, Армия, Служба, Длиннопост

Обухович давал инструкции всему наряду на разводе. При этом он каждому пристально вглядывался в глаза и спрашивал: Все ясно?! Вопросы?! И каждый как попугай отвечал, тупо хлопая глазами: Так точно! Никак нет! А капитан опять за свое:


- Еще раз повторяю всему наряду - относиться к своим обязанностям с наивысшей ответственностью и вниманием! Всем понятно?

- ТАК ТОЧНО! - орали все хором, и сей возглас лился божественным бальзамом на душу капитана.

- Особенно, - не унимался капитан, - буду проверять несение наряда на КПП! Сержант Алимов, все ясно?

- Так точно! - кричал он.

- А то в прошлый раз, - говорил, вспоминая капитан Обухович, - я тебя на крыше КПП голого застал. Ишь какой, загорать во время наряда вздумал!

- Больше не повторится! - четко отвечал Алимов.

- Смотри у меня! - сказал капитан, пригрозив кулаком.


И вот, как рассказывал потом Алимов в казарме, отстояв свою очередь в пивной и получив заветные четыре кружки (тогда брали сразу, чтоб два раза в очереди не стоять), он приступил к священному ритуалу. То есть к расчленению огромного вяленого леща. Деревенские стояли тут же и были в предвкушении общей трапезы. И все было хорошо, как вдруг...


- У вас свободно?


И за их столик ставит кружки, кто бы вы думали? Точно, капитан Обухович!


- Да, пожалуйста, - без тени смущения отвечает рыжий сержант.

Дембельский альбом Текст, Зарисовка, Реальная история из жизни, СССР, Армия, Служба, Длиннопост

Их глаза встречаются и капитан начинает закипать как электрический чайник.


- Тааааак, это что такооооое??!!! Это как называется??!!!? Ты что, совсем оборзел, а?!!???


Алимов, невозмутимо продолжая рвать леща зубами, спрашивает его удивленно:

- Капитан... ты че? Попутал меня с кем-то, да?

- Да я тебе рыло сейчас начищу, скотина! - вскипает капитан.

- Во! - обращаясь к деревенским говорит спокойно Алимов, - Да он пьяный в жопень! Слышь, конь, ты за базаром-то следи, коль напился. Сам сейчас схлопочешь.

- Чтооооо???!!? - уже на грани нервного срыва спрашивает его капитан.

- Я дембельнулся уже полгода назад, в морфлоте служил, че пристал? Пацаны, скажите, что я вон на той улице живу.


Капитан Обухович несколько секунд стоял неподвижно, поражаясь той наглости и самоуверенности, с которой Алимов разговаривал с ним. Потом, не отпив даже глотка из своей кружки, выбежал из пивной, запрыгнул в УАЗик и помчался на КПП.


- Ну все, мне пи**ец, - сказал Алимов.


Деревенские, тут же поняв всю сложность ситуации, успокоили его тем, что капитан до КПП будет по шоссе ехать, которое большой крюк делает, а на мопедах, через огороды и крапиву, они будут там гораздо быстрее.


К приезду капитана Обуховича на КПП, Алимов успел одеть только фуражку, рубажку и китель с ремнем, оставаясь при этом в трениках и шлепанцах. Но из-за высокого стола, за которым он находился, видно этого капитану не было.


Ворвавшись как порыв ветра, капитан остолбенел, увидев, как из-за стола дежурного лениво и флегматично поднимается сержант Алимов и по форме докладывает, вяло прикладывая руку к козырьку.


- Товарищ капитан, за время моего дежурства происшествий не произошло. Дежурный по КПП, сержант Алимов. Выехала машина комбата и водовозка.


Обухович испытывал некий шок. Та же самая конопатая рожа, тот же тембр с хрипотцой, что десять минут назад посылал его на хрен в пивной... И вот точно такой же стоит в наряде на КПП. Такого быть не может. Несколько минут он стоял неподвижно и что-то переваривал в своем военном мозгу. А затем сорвался, ни слова не говоря, запрыгнул в свою машину и стартанул в сторону пивной. Деревенские наблюдали все это из-за зарослей лопухов и стали подбивать Алимова переодеться и опять по быстрому смотаться в пивную.


- Слышь, Алим, - говорили они ему, - а он как в пивняке окажется, ты ему сразу в рыло, а затем на мопеды и опять на КПП. У него точно крыша съедет.

- Не-е... - задумчиво сказал рыжий сержант, - а вдруг он первый мне в рыло звезданет, а затем сам быстро на КПП поедет смотреть в каком состояние то рыло, что на КПП. Ладно, коль праздник испорчен, в следующий раз.


Прошло время, но Обухович все посматривал в сторону Алимова и часто, не выдерживая внутренних противоречий обращался к нему:


- Алимов!

- Я, товарищ капитан! - по уставу отвечал тот.

- Это ты был?

- Когда?

- Сам знаешь!

- Где?

- Ну ладно, дело прошлое. Скажи просто, ты был или не ты?

- Товарищ капитан, вы меня конечно извините, но мне кажется, что у вас психоз. Че вы хоть хотите-то от меня?


Капитан, не сводя пристального взгляда и не получая конкретного ответа, очевидно опять сопоставлял несопоставимое. В голове его был бунт. Ну не может в нашем физическом мире быть таких явлений, когда один рыжий и грызущий вяленого леща в пивной грозится начистить рыло, и точно такой же докладывает по всей форме навытяжку на КПП. Такого быть не может!


Время шло. Аналитический ум капитана ответа не давал. Он было ненароком подбрасывал алимову вопросы, ну типа таких: "Не было ли в роду братьев и сестер? Ни служил ли кто в морфлоте?". Алимов же во всем этом находил некое садистское наслаждение. А однажды во время построения, когда капитан опять стал разглядывать его физиономию, терзаясь необъяснимыми противоречиями, рыжий Алимов ему подмигнул (так незаметно, между делом).


- АААА! - закричал капитан, - ЭТО ЖЕ ВСЕ-ТАКИ ТЫ!!!


Офицеры и солдаты с недоумением смотрели на внезапно взбесившегося Обуховича.


- СКОТИНА! СВОЛОЧЬ! ВЕДЬ ЭТО ТЫ, ДА? ТЫ??!!

- Товарищ капитан, вы бы свидетелей постеснялись. Оскорбляете неизвестно за что. Что я вам в кошмарных снах снюсь что ли?

Дембельский альбом Текст, Зарисовка, Реальная история из жизни, СССР, Армия, Служба, Длиннопост

Так и ушел на дембель Алимов, не открыв капитану тайну его страданий. А с нас взял клятву, чтоб молчали. За давностью лет я вот эту историю перед вами изложил.


P.S. Также прилагаю свои фотографии с места службы (Приморский край, с. Михайловка, 1983 год)

Дембельский альбом Текст, Зарисовка, Реальная история из жизни, СССР, Армия, Служба, Длиннопост
Дембельский альбом Текст, Зарисовка, Реальная история из жизни, СССР, Армия, Служба, Длиннопост
Дембельский альбом Текст, Зарисовка, Реальная история из жизни, СССР, Армия, Служба, Длиннопост
Показать полностью 8
193

Этот солдат совсем не походил на новобранца. И это насторожило офицера-шифровальщика

В середине восьмидесятых я служил в одной из зенитно-ракетных частей ПВО в должности начальника восьмого отделения. И одной из проблем моей службы была острая нехватка квалифицированных специалистов-кодировщиков. Командир части, понимая мою ситуацию, дал мне карт-бланш на отбор кандидатов в кодировщики из числа молодых призывников, поступающих в бригаду. Разрешил брать любых, кроме водителей и ещё пары специальностей.


Раз в полгода я приезжал в дивизион, где собирали молодняк из только что призванных в армию ребят. Там они проходили начальную военную подготовку, принимали присягу, и после этого разъезжались по своим дивизионам продолжать службу. Вот из них-то я и подбирал себе нужных кандидатов.


После получения допуска к гостайне я занимался с ними месяц при штабе бригады, обучая их всем премудростям нашего ремесла в необходимом для этого объёме. После этой подготовки они возвращались в свои дивизионы уже полноправными специалистами. И получались из них спецы ничуть не хуже тех, на которых затрачивали по полгода, обучая в школе кодировщиков.


Отбор кандидатов я начинал обычно с того, что опрашивал командира подразделения, и тот называл мне имена наиболее подходящих для меня ребят. Глаз у него был намётанный, и я ему доверял. Ну и кроме этого я внимательно изучал личные дела всех призывников. Вот и в этот очередной приезд комдив назвал мне несколько фамилий. С каждым из этих солдат я провёл беседу с глазу на глаз, пытаясь разглядеть в нём будущего кодировщика, задавал кучу вопросов о его прошлом, о его склонностях, пытался выявить сильные и слабые стороны.


И вот заходит в комнату для беседы очередной боец из числа тех, кого рекомендовал мне командир дивизиона. Он сразу привлёк моё внимание тем, что сильно отличался от других призывников. Этот солдат совсем не походил на новобранца. И это меня насторожило. Ну совершенно не походил он на парня, который только неделю назад впервые одел форму. Намётанный глаз офицера может сразу отличить старослужащего от молодого салаги. И форма на них сидит по-разному, и манера поведения у них разная. Даже взгляд и речь сильно разнятся.


А тут передо мной сидел солдат по документам только-только призвавшийся, но по всем остальным мелочам я смело мог бы сказать, что этот хлопец не первый год стирает каблуки солдатских сапог. Хотя форма и сапоги на нём были совсем новенькие. Я поначалу даже было заподозрил, что офицеры дивизиона решили так подшутить надо мной, переодев старослужащего и подсунув его мне под видом призывника.


Беседуем с ним. Сначала анкетные данные, как водится, потом общие темы о жизни, потом уже о нашей службе и работе кодировщика. В допустимых пределах, конечно. Парнишка был кавказец, точнее аварец. С этими ребятами я уже сталкивался ранее, один аварец даже служил у меня кодировщиком, и очень хорошим, надо сказать. Этот тоже глянулся мне. Русским языком владеет совершенно свободно. Подошли с ним к теме нашего ремесла. Поначалу он был не против. Но когда я сказал, что для этого ему необходимо будет пройти проверку органов госбезопасности и получить допуск по второй форме, парень слегка занервничал. Я сразу заметил это. Хотя до этого он вёл себя совершенно спокойно, заверив меня, что ничего криминального в его прошлом не имеется. Проверка по линии КГБ его явно не обрадовала. В чём же дело, почему парень так напрягся? Я напрямик спросил его об этом, призвав к полной откровенности и заверив, что независимо от его ответа ничего плохого ему не будет.


И вот что я услышал.


– Да, товарищ майор, я не хотел бы проходить такую детальную проверку, как вы говорите.


– А почему? Тебе есть что скрывать? Ты ведь сказал, что судим не был, не привлекался, с законом проблем не имеешь, приводов в милицию не было. Так?


– Всё так. Только видите ли в чём дело, я ведь служу второй раз.


– Это как понять, «второй раз»?


– Да вот так. Служу за своего брата.


– Ничего не могу понять. Что значит, «за своего брата»? Поясни.


– У нас семья большая. Кроме меня у отца с матерью есть ещё младший брат. Он на два года моложе меня. Ну вот, отслужил я, как положено, вернулся, начал работать у нас в селе. А тут брату приходит повестка из военкомата. Вот отец и говорит мне: «Ты уже отслужил, знаешь, что к чему в армии. Как я понял, служил ты легко, было там тебе не трудно. Давай-ка послужи ещё, за своего брата. А то он молодой, глупый, наломает там дров обязательно. Так и пропадёт». Ну а слово отца у нас на Кавказе – закон. Сходил он в военкомат, поговорил там с кем надо, договорился. Обменялись мы с братом паспортами. С братом мы очень похожи, поэтому никто на подмену и внимания не обратил. Ну а дальше всё понятно.


Вот тебе и ситуация. Сколько служил, всякое видал, но о таких подменах слыхать не доводилось. Забирать его к себе я, конечно, не стал. Жаль, не получилось из парня кодировщика. Но подводить его под проверку КГБ – это стопроцентно спалить его легенду. И солдату, и его семье карму попорчу, а кодёра так и не получу. Поблагодарил я бойца за откровенность, на том и распрощались.


Больше я о нём ничего не слышал и не встречал его. Его отцам-командирам я ничего не сказал о нашем разговоре. Незачем им лишние переживания. Единственно, предупредил их о том, чтобы они не ставили этого солдата на должности, связанные с гостайной, где требуется допуск органов КГБ. Зачем портить солдату службу?

АРМЕЙСКИЙ ШИФРОВАЛЬЩИК: https://zen.yandex.ru/army_corder

Показать полностью
465

Вещий сон .

Вещий сон . СССР, Армия, Служба, Сон, История, Длиннопост

Кто-то скажет, что это шутка, прикол, юмореска какая-нибудь, или еще как-либо назовет эту историю. Ан, нет! Всё это произошло на самом деле. Так сказать, из рубрики «нарочно не придумаешь».


Случилось это у нас в Североморске в далёкие незабвенные совдеповские времена. Служил в одной из частей ПВО в окрестностях столицы Северного флота некий боец Андрей Смуглов (фамилия по понятным причинам изменена). Хорошо служил, без нареканий со стороны отцов-командиров и обид со стороны сослуживцев.


Служил не шатко не валко – наверх не рвался, из кожи вон не лез, но и в последних «чуханах» не числился. В радиостанции он разбирался великолепно, передачу на ключе вел и принимал на сумасшедшей скорости, а потому и получил первый класс радиста при квалификации. И дослужился он до должности начальника радиостанции, хотя так и оставался в звании рядового.


И вот одной тихой лунной ночью свалилась на Андрееву войсковую часть беда – внезапная тревога. Некий генерал (дай Бог ему здоровья!) решил провести проверку боеготовности.


Обычно о внезапных тревогах всем и в любом подразделении всё известно аж за месяц, а здесь внезапность действительно оказалась самой что ни на есть, внезапной и неожиданной.


Бойцы молодцы, как положено, не осрамились, построились на плацу перед казармой в касках с автоматами быстро и своевременно. Командир батальона довольно поцокал языком, глядя на часы – в нормативы уложились, – довел до подчинённых боевую разнорядку, провел развод и отправил по боевым постам.


Андрей свою задачу знал на «отлично», а потому собрал свой расчёт, и помчался к своей Р-140М. Дальше всё по накатанной: вытянули антенны, воткнули в землю штырь заземления, не забыв на него помочиться (для лучшей проводимости), выставили привод, и так далее…


Прошли сутки. Андрей и его расчёт не сомкнули глаз, отрываясь от блоков лишь на короткое время, чтобы поесть и оправить естественные нужды. За это время их неоднократно посещали то начальник связи, то секретчик, то проверяющий, то командир взвода, то ротный. Наконец, пришла смена. Андрей построил своих подчинённых и направился в расположение батальона, предвкушая отдых.


Первым делом – доклад взводному. Но он, как раз, находился возле комбата, а потому и пришлось докладывать комбату:

– Товарищ подполковник! Расчёт такой-то прибыл с выполнения учебно-боевого задания. Поставленная задача выполнена. Замечаний нет. Старший расчёта – рядовой Смуглов.

– Молодцы, – сухо бросил командир, почти не глядя на солдат. – Сейчас в столовую, быстро поесть и назад.

– Товарищ подполковник, оружие в оружейку сдать?

– Конечно, нет! – рыкнул командир. – Учения еще не закончились. Только смотрите у меня! Не потеряйте стволы – убью насмерть! Пять раз… Всё! Вперёд!



В столовой от тепла и сытости парней слегка разморило – сказывались бессонные сутки на боевом посту. Возвращаться в расположение было совсем неохота, но «шхериться» во время учений чревато «губой», а потому парни всё-таки, пусть и не «в ногу», но поплелись в казарму, где и были перехвачены командиром роты.


Командир роты это, конечно, не командир батальона, но суров он не менее комбата, и обладает определёнными Уставом правами и извращённым умением истязать бойца постановкой новых задач. Бойцы знают, что, если не увернулся вовремя от ротного, считай, понёсся выполнять какое-нибудь его невыполнимое распоряжение: квадратное катать, круглое носить и так далее.


И лучше будет круглое донести, а квадратное докатить, иначе услышишь о себе много нового и неоднозначного, после чего будешь направлен на выполнение дополнительного особо важного задания, скажем, по чистке унитазов или борьбе со снегом, или ещё чем-нибудь не менее неприятным, но жизненно необходимом. Ротный – зверюга изобретательная.



Однажды зимой ротный писарь додумался покурить в канцелярии роты ввиду отсутствия офицерского состава (рабочий день окончился час назад и все разошлись по домам). Ну, и выкурил писаришко сигаретку под форточкой.


Надо сказать, что в те достославные времена ротный писарь был персоной максимально приближённой к командиру и боялся только двух человек – командира и старшину. Даже взводный обращался к писарю обходительно и с максимальной нежностью в голосе: мало ли придётся составлять какую-нибудь неудобоваримую бумажку для начальства. Писаря ротное начальство избирало из личного состава по определённым качествам:

а) за красивый почерк;

б) за умение держать язык за зубами;

в) за чистоплотность и аккуратность внешнего вида;

г) за неприметность (чтобы не бросался в глаза начальству)

д) за исполнительность.


Если боец обладает этими качествами, добро пожаловать в канцелярию роты. Их (писарей) даже дедовщина не касалась. Старослужащие, просто на просто, боялись, что ротный или (не дай Бог!) замполит случайно обнаружат следы «дедушкиного» воспитания. Тогда кранты всем!..

Так вот! Решил писарь покурить в канцелярии. Ну, как же! Такому важному и нужному человеку идти в курилку не с руки. И, уж было, почти докурил, но вдруг услышал голос ротного, что по какой-то непонятной причине решил вернуться в казарму и, поймав на чём-то расслабившегося дневального, принялся распекать нерадивого бойца.


Писарь поперхнулся дымом. Он закашлялся и бросил окурок в форточку. Но вот незадача! Окурок, вместо того, чтобы вылететь наружу, упал меж заклеенных на зиму створок окна. Боец не нашел ничего лучше, чем залезть на подоконник и попытаться дотянуться просунутой в форточку рукой между рам, для последующей эвакуации «бычка», благо форточки в старых оконных блоках расположены ниже, нежели в более поздних конструкциях. И ведь умудрился же дотянуться и ухватить многоподлый хабарик.


На этом везение писаря закончилось. Спрыгивая с подоконника, он зацепил ногой графин с водой, дремавший себе спокойненько за ненадобностью. Ротный лишь после бурных празднований какой-нибудь красной календарной даты прикладывался к нему, игнорируя выстроившиеся по кругу стаканы. А тут какой-то писарь лягнул графин сапожищем. Вот треклятый сосуд и полетел на пол, прихватив с собой, ну, разумеется для компании, пару стаканов. Видать от обиды, грохнувшись на пол, графин с приятелями-стаканами издал ужасающий звон, при этом разлетевшись на мириады осколочков и окатив успевшего приземлиться писаря застоялой водой.


Писаря хватил столбняк. Когда в канцелярию ворвался командир роты, он стоял с вытаращенными глазами, открытым ртом и зажатым в поднятой руке «бычком» мокрый и очумелый.


Ротный не стал орать и топать ногами. Неа!.. Он прошёлся, хрустя осколками, по канцелярии и остановился перед несчастным бойцом, который уже мысленно попрощался с семьёй, дружками на гражданке, сослуживцами.


– Друг мой! – сказал нежайше-елейнейшим голосом командир и выдернул из онемевших пальцев солдата намокший окурок. – Надо признать вы меня сильно озадачили. Я в растерянности.

Он аккуратненько положил хабарик на чистый лист бумаги.


– Дело в том, – продолжил он, – что в этом графине, который так некстати был вами успешно угроблен, находилась весьма необычная вода из родника. Я не буду заморачивать вас произнесением вслух её уникальной по составу формуле, я не стану мучать вас перечислением всех особых лечебных свойств этой жидкости. Думаю, это ни к чему. Но я обязан вас уведомить, что на завтра в нашу канцелярию был запланирован визит начальника штаба. Нет-нет! Не переживайте так. Начштаба не собирался ставить нам какие-либо боевые задачи. Он лишь собирался нанести нам визит вежливости. Не более. Но!..


Ротный наклонил голову на бок и приблизил своё лицо к лицу писаря и произнёс шёпотом заговорщика:

– Зная о целебных свойствах воды, когда-то находившейся в графине, он заранее объявил, что мечтает испить этой волшебной влаги, дабы излечить, на конец, свой многолетний ревматизм.

Командир выпрямился и сделал несколько хрустящих шагов по канцелярии. Солдат, так и не поменявший позу, был ни жив, ни мёртв. Лишь остекленевшие глаза пристально следили за каждым движением ротного.


– Надо как-то выходить из сложившейся ситуации, друг мой, – тем временем продолжил ротный. – Если ты не знаешь, то скажу тебе по секрету: нельзя огорчать начальника штаба, ибо, огорчившись, он может впасть в большие печали и тогда боеспособность нашей части упадёт на дно. А вдруг война? А вдруг коварные враги решат именно в этот неблагоприятный для наших вооружённых сил момент нанести по Советскому Союзу неожиданный удар? А мы тут, раз, и не готовы.


Он пожал плечами:

– Я, к моему великому сожалению, не имею морального права тебе приказывать в такой ситуации, но лишь смиренно взываю к совести советского человека, воина и. гражданина. Возьми у каптенармуса ведро и сбегай к роднику, что находится на повороте за мостом у речки Ваенги и доставь её в канцелярию, но это чуть позже, а пока приберись здесь. Видишь ли, у начальника штаба очень чувствительные барабанные перепонки и его очень расстроит хруст битого стекла под ногами, а сразу после этого не сочти за труд успеть на торжественное построение роты, которое, надо сказать, произойдёт приблизительно через десять минут.

Он толкнул дверь и рявкнул во все лёгкие:

– Дневальный! Дежурного по роте ко мне. Немедленно!


Через несколько секунд в дверях канцелярии появилось обеспокоенное лицо дежурного.

Ротный махнул ему рукой, мол, заходи, затем ткнул пальцем в сторону окурка, разлёгшегося на листе бумаги.


– Забери это и отдай под охрану и оборону дневальному. Потом подготовь лом, две лопаты и носилки. А ещё ровно через десять минут построение роты перед казармой. Форма одежды номер четыре. Свободен. А ты друг мой приступай к уборке.



Спустя десять минут блудный писарь, вылизав до блеска кабинет канцелярии, влился в ряды построившихся в шинелях солдат роты. Перед строем на плацу лежали носилки, лом и две лопаты – штыковая и совковая. Командир велел принести окурок и возложить его на носилки, затем приказал солдатам второго взвода, в котором числился писарь, поднять носилки и шанцевый инструмент, и возглавить строй. Потом последовали команды:

– Ровняйсь! Смирно! Рота на пра-во! Под песню с места шагом арш!


И рота пошла. И рота запела.


Шепчут травы тихим шорохом.

Пахнут травы горьким порохом.

Но для сердца всё, что дорого

Русским людям сбережём.

Ро-сси-я

Любимая моя.

Ро-дны-е

Берёзки, тополя.

Как дорога ты

Для солдата

Родная русская земля!


Видя, что ротный не в настроении бойцы старались идти и петь, как могли, а выходило у них так, что хоть завтра на смотр строевой песни отправляй. Сделав круг по плацу, рота по приказу командира завернула за угол казарменного здания и пошагала в сторону угольной котельной.

Возле кочегарки ротный построил подразделение в «каре» и вывел в центр дрожащего писаря.

– Раз «бычок» твой, то будет справедливо, чтобы именно ты и похоронил его со всеми почестями, как положено в отношении лучшего друга. Выкопай могилку, скажем, полметра на полметра.


Писарь пыхтел и потел, но через несколько минут могилка для окурка была готова, не смотря на то, что земля уже успела хорошо промёрзнуть. Он взял дрожащими руками листок с хабчиком и, аккуратно опустив на дно ямки, взялся было за лопату, но командир его остановил.

– Подожди! – сказал ротный с упрёком в голосе. – Ты же хоронишь его, а не отпускаешь в магазин за пачкой сигарет. Нужно произнести какую-нибудь пламенную речь в честь усопшего. Давай, скажи пару слов.


Солдаты и сержанты роты зловеще смотрели на писаря, прекрасно понимавшего, что теперь у него нет иммунитета против дедовщины. Он вздохнул и произнёс:

– Спи спокойно, наш дорогой друг и товарищ.

Произнёс он эти слова так, словно прощался не с окурком, а со своей спокойной халявной службой.

– Вот это, я понимаю, речь! – восхитился ротный. – Теперь можно и закапывать.

Писарь быстренько засыпал мёрзлой землёй ямку.


Затем рота так же, как и пришла, промаршировала с песней обратно к казарме. Последовала команда разойтись, и все, кроме писаря, отправились по своим немудрёным солдатским делам: кто подшиваться, кто писать письмо родным, а кто и просто смотреть телевизор.


– А тебя, если ты помнишь, друг мой, ждёт ещё очень важная задача по сохранению мира на Земле. Ты должен успеть сбегать за водой к волшебному источнику и уложиться по времени в аккурат к вечерней поверке.


До родника от их части около пяти километров. Писарь принёс ведро с водой, когда рота уже начала строиться. Он вздохнул: «Фу-у! Уложился!». А на следующий день он бросил курить.



Вот такой достался Андрею и его расчёту ротный. С таким не пошутишь, у такого не забалуешь. Потому, когда бойцы увидели командира, стали искать глазами по сторонам место, куда бы можно было бы спрятаться от зорких его глаз.

Не успели.


– Смуглов! Ко мне! – прогремел начальственный рык.

Андрей вздохнул и направил свой расчёт к ротному.

– Откуда идёте?

– Из столовой, товарищ капитан.

– А до того, где шлялись?

– Мы в нашей восьмёрке сутки сидели на приёмо-передаче. Вы же с проверяющим к нам приходили, и я вам рапортовал.

– А… Ну, да… Добро! Сейчас бегите в парк. Там уже семнадцатая ждёт под парами. Садитесь в неё и выезжаете за КПП. Помнишь поляну метрах в семидесяти от КПП с кривой сосной? Так вот выставляете семнадцатую на этой поляне и ждёте дальнейших указаний. Вопросы?

– Семнадцатая – это же машина четвёртого взвода. А мы ещё не спали к тому же.

– Велика беда «не спали»! Я тоже не спал. Потом отоспитесь. А в четвёртом взводе сейчас людей не хватает. Всё! Вперёд! Еду и воду вам принесут.



Смуглов, козырнув командиру и отчеканив «Есть!», повернул своих и повёл в автопарк.

В автопарке оказалось, что семнадцатая не только не «под парами», как обещал ротный, но, более того, водителя на неё найти не могут: все кто мог на выезде, а те, кто есть на – ЗиЛ не посадишь.

– Вы парни здесь не топчитесь, – пробурчал дежурный по автопарку. – Идите в курилку или вообще выйдите за территорию автопарка. Мало ли какой проверяющий завалится, а тут посторонние шляются. Только далеко не уходите, чтобы вас потом не искать.

В итоге они попали в радиостанцию лишь спустя три часа, промёрзшие до костей. Еще через сорок минут машина, наконец-то, выехала за ворота КПП.


– Значит так, парни, – сказал Андрей. – Я, конечно, всё понимаю, но придётся выставить караульного. Если бы мы были на территории части, был бы другой разговор, а так… В общем, будем караулить по очереди, каждый по часу.


– А водитель? – спросил один из бойцов. – Он тоже будет караулить? Не фиг ему расслабляться, пусть тоже службу бдит.

– У водителя даже оружия нет, – ответил со вздохом Смуглов. – Так что на посту будем только мы по очереди.

– Как так? – не унимался боец. – Вокруг война, а он без автомата?

– Я что, похож на его командира? Что ты мне такие вопросы задаёшь. К тому же он вообще не из нашей роты. Наверное, на время учений из автороты водилу подкинули. Я его в первый раз вижу. Так что про водилу забудьте. Самим придётся отдуваться. А ещё. Давайте кто-нибудь из нас сбегает на КПП у парней чайку поклянчит.

– Так давай водилу и зашлём.


– Не пойдет, – пожал плечами Андрей. – Он там всех знает. Я видел, как он махал им руками, когда за ворота выезжали. Если его на КПП отправить, то он там до утра и зависнет. К тому же надо договориться с кэпэпэшниками, чтобы в случае появления начальства они включили свет вон в том светильнике сбоку от здания пропускного пункта.

– Ух, ты конспиратор какой выискался! – восхитился один из бойцов. – А вообще, всё правильно придумал. Только, чур! Я первый на пост.

Он подхватил автомат и вышел наружу.

– А я за чаем, – сказал второй и тоже убежал.

Третий боец вдруг начал шарить по всей машине, заглядывая и засовывая руки везде, куда мог дотянуться, во все щели.


– Ты чего делаешь? – спросил Смуглов.

– Ищу нычки, – хмыкнул боец. – Мало ли? Мы в нашей восьмёрке храним и сахар, и чай, и курево. Может, и у четвёртого взвода мозгов на это хватило.

– Ну-ну! – улыбнулся Андрей. – Сомневаюсь. А я пока музыку поищу. «Маяк» послушаем. Может, чего нового на эстраде появилось, а не только Пугачёва и Леонтьев.

– Ты лучше вруби вражий голос. Блюзы послушаем, рок-н-ролл опять же.

– Какой вражий голос?

– Ну, там… Голос Америки, или Радио Свобода.

– Ты сдурел? Представляешь, заходит к нам проверяющий. «Здравствуйте, товарищи бойцы!», а из динамиков «Добрый вечер! С вами Сева Новгородцев город Лондон Би-Би-Си». Нас потом особисты затаскают. Лучше «Маяк» слушать в нашем положении.

– Ага!.. – уныло махнул рукой боец. – Опять Малежика слушать. Хотя, конечно, это лучше чем Ротару.


– Вот-вот! – кивнул Смуглов. – Лучше Малежик со своей «Мозаикой», чем особист с вопросами.

Тут отворилась дверь, и в салон впрыгнул засланец на КПП.

– Облом, парни! – воскликнул он. – На время учений с КПП убрали все чайники и чашки. Они сами без самовара. Так что, будем ждать, когда нам хавчик со столовки принесут. Заглянул к водиле, а он дрыхнет там, на сиденьях так, что храп стоит громче нашего привода.


В этот момент из динамиков запел Барыкин:

Я буду долго гнать велосипед…

– Во! Музыка появилась. Жаль только, что на голодный желудок.

– Мы же ели недавно! – покачал головой Андрей.

– Да? Надо же! А я и не помню уже. Вот, что за жизнь!


Андрей вышел из машины. Поставленный им часовой исправно топтался вокруг радиостанции, зябко передёргивая плечами. И то сказать – на Севере в октябре прохладненько. Смуглов обогнул машину, впрыгнул на подножку и заглянул в кабину водителя. Тот самозабвенно дрых без задних ног. Ну, да! В армии вечно не хватает сна, сладкого и… Ну, отсутствие того, что скрывается за этим «и» мы ещё кое-как перетерпим, а вот сон нужен.


Он вернулся в кунг радиостанции. Парни под музыку какого-то оркестра демонстративно зевали и тёрли глаза кулаками.

– У меня идея, пацаны.

– Говори, командир, – сказал один из них и растянул рот в зёве.

– Давайте спать по очереди. Один на посту, один бдит внутри, а двое спят. Потом меняемся.

– Отличная идея! – парни аж зевать перестали. – Голова! Я согласен.

– И я.

– Ну, тогда вы первые и спите, а я пободрствую.


Солдата долго уговаривать не надо. Если есть возможность уснуть, он и в строю уснёт, даже во время марша. Уже через минуту под пение Шавриной двое из расчёта спали.


Андрей боролся со сном как мог. Поприседал, построил гримасы, покрутил головой, но спать хотелось. Он достал из полевой сумки, положенной каждому начальнику радиостанции, тетрадку и принялся писать письмо сестрёнке, но дальше «Привет, Светланка!» дело не пошло. Почему-то все слова, которые он мысленно сложил на полочку в голове, сбежали с этой самой полочки и не хотели ни как возвращаться. Да, и шут с ними! Потом найдутся.


Спустя некоторое время он поймал себя на том, что глаза сами собой закрываются. Он потряс головой и даже шлёпнул себя по щеке. Затем он взглянул на часы и стал расталкивать бойцов – пора менять часового, да и ему пришла пора спать.


Парни с неохотой кое-как проснулись. Один поплёлся наружу, другой, непонимающе, мотал головой и таращил глаза в попытке прогнать сон и вернуться в реальный мир. Вернувшийся с караула солдат уснул моментально, как только опустился на сиденье.


– Ты смотри в окно, – наставлял бойца, который должен был бодрствовать, Андрей. – Если свет загорится, сразу меня толкай. Понял?

– Угу! – промямлил боец и потянулся.

– Не усни.

– Не-не!..



Андрей опустил голову на согнутую в локте руку и тут же отрубился.

И приснился Смуглову сон о том, что идут учения, он со своим расчётом сидит в радиостанции Р-140М, принадлежавшей четвертому, будь он трижды неладен, взводу. В общем, снится ему то, что с ним происходило в настоящей жизни. Правда, с небольшими изменениями. Ну, например, что рядом с ним сидит ротный и говорит медленно так, с растяжечкой, ну, как во сне:

– Терпи, Смуглов. Я тоже спать хочу. И комбат хочет, но надо Родину защищать. Понимаешь, солдат?

– Понимаю, товарищ капитан.

– Молодец, боец! Защитишь Родину, и она тебе звание подкинет, думаю, младший сержант, тебе будет в самый раз.

– Спасибо, товарищ капитан. Служу Советскому Союзу!

– И опять-таки, молодец!

– Товарищ капитан! – воскликнул Андрей. – А что мне делать, если сюда придёт кто-нибудь?

– А ты надень рукавицы от защитного костюма, – ответил командир и протянул ему пару рукавиц от ОЗК. – Вот и обеспечишь себя иммунитетом от любой нечисти. Надевай. Только не потеряй, смотри. А если кто-то придёт, можешь смело его посылать куда подальше. А спросит, кто, мол, тебя этому научил, так и говори, что командир роты. Понял меня боец?

– Так точно, товарищ капитан, понял. Как же такое не понять? Кто бы ни пришёл, пошлю куда подальше, а если что, на вас сошлюсь.

– Вот и ладненько! Бди тут, а я пошёл. Мне ещё надо этих дурней из четвёртого взвода найти. Ишь, тоже мне! Устроили игру в прятки!

И ушёл.



А Смуглов уставился на свои рукавицы. Странные какие-то рукавицы, внутри вроде как фланелькой отделаны, а снаружи узоры по ним бегут витиеватые. Ну, прямо, Гжель! Наверное, они волшебные, раз, находясь в них, можно кого угодно посылать. Примерил он их. Как раз, впору. Будто кто мерку с его руки снимал. Вот только правая рука почему-то немеет.

Тут он почувствовал, что его кто-то трясёт за плечо. Он поднял глаза, а перед ним стоят его комбат, ротный и какой-то генерал-майор. Эка, невидаль – генерал-майор. Да ему теперь в таких-то рукавицах, хоть сам маршал Советского Союза не страшен. Любого можно отправлять по известному адресу на три буквы. Но всё же Андрей решил быть вежливым с генералом.

– Вы, товарищ генерал-майор, что тут делаете? – вежливо спросил Смуглов. – Сюда посторонним нельзя.

– А я, товарищ рядовой, пришёл проверить ваше несение службы. А вы тут все спите, оказывается, а службу совсем даже не тянете.

– Службу-то мы тянем, товарищ генерал-майор, вот только устали мы очень. Вторые сутки не спим. Нам бы поспать чуток и всё. Мы, товарищ генерал, Родину любим, и защищать всегда готовы, но поспать бы не мешало.

– А если я вас накажу за сон на боевом посту?

– А не накажите, товарищ генерал-майор. Мне тут командир роты приказал всех, кто не даёт Родину защищать посылать к такой-то матери и мне ни чего за это не будет, а совсем даже наоборот – званьице обещали подкинуть.

– Это почему же не будет? – удивился генерал.

– Да, потому что у меня есть рукавицы защитные от ОЗК. Мне их ротный дал и велел бдеть.

– А покажи-ка мне, солдатик, свои защитные рукавицы.

– Да, вот же они! – сказал Андрей и опустил глаза на руки.

А рукавиц-то и нет.


И тут Смуглов вдруг понял, что и разговор с ротным и эти волшебные рукавицы ему приснились, а он сидит на стуле в кунге и глупо смотрит на голые руки. А между тем в помещении кто-то есть. Кто-то посторонний.


Он вскинул голову и по телу пошла дрожь – внутри радиостанции действительно стояли комбат, ротный и давешний генерал-майор, с которым он вёл столь непочтительную беседу. Андрей похолодел и глянул за спину генерала. У комбата и ротного бледные вытянутые лица и ротный к тому же показывал ему увесистый кулак. Он оглядел помещение. Подчинённые ему бойцы спят без задних ног.


«Вот, козёл! – пронеслось в голове. – Подставил, ты меня друг».

– Буди остальных, – приказал генерал.


Андрей ткнул кулаком в бок того, кто должен был его разбудить при появлении начальства. Краем глаза он заметил, что условленный с кэпэпэшниками светильник сбоку строения горит, как миленький. Рядовой метнул взгляд на наручные часы. Оказывается, он проспал всего-то полчаса. Оставленный бдеть боец лишь поблямкал , да почмокал губами, но не проснулся. Тогда он дотянулся до второго и толкнул. Безрезультатно. Как спал, так и спит.


В окне движение. Это часовой, которого он додумался выставить, кружит вокруг радиостанции. И всё равно не помогло. Охренеть! Вот вляпался! Теперь им кирдык. Ротный замордует из наряда в наряд.


– Молодец, что часового выставил, – вдруг сказал генерал. – Так говоришь, тебе ротный волшебные рукавицы дал и званьице пообещал?

– Это был сон, товарищ генерал-майор, – пролепетал Смуглов.

– Ну-ну!.. – хмыкнул генерал, затем обернулся к комбату. – Этих сменить и отправить спать. Пойдём.


Утром на построении подводили, разумеется, итоги учений. Давешний генерал-майор толкнул небольшую речь о том, что в целом командование отнеслось к обстановке в части положительно, учения прошли на оценку «удовлетворительно», но есть ряд недостатков, которые необходимо искоренить и желательно быстрее. Какие недостатки, он уже объяснил командованию батальона на подведении итогов.


Андрей со своим расчётом, хоть и выспался вроде, а всё равно находился в угрюмом настроении. Ещё бы! Вот сейчас на этом самом плацу его и казнят. Он смотрел на ротного и пытался предположить, что же ротный ему уготовил. «Вечный дневальный, скорее всего, из меня выйдет, что надо. Или вечный наряд по столовой. Ага! Или на свинарник сошлёт. Пожизненно».


Генерал начал по одному выдёргивать бойцов и офицеров из строя и раздавать направо и налево благодарности с занесениями и прочие поощрения личного состава, предусмотренные Уставом Вооружённых Сил Советского Союза. Следом, конечно же, пойдут наказания.


И тут вдруг генерал запнулся, хмыкнул и произнёс с особым пафосом в голосе:

– Младший сержант Смуглов!

Андрюха завертел головой. Неужели в их батальоне объявился его однофамилец? А почему Андрей его раньше не знал? Ну, хоть посмотреть на него.

– Младший сержант Смуглов! – повторил генерал.

Ну, чего он не идёт? Стоп! А может это его зовут? Но он же не младший сержант. Он, Андрей Смуглов, рядовой. Ошибочка какая-то.

И тут генерал хмыкнул ещё раз и сказал:

– Ладно! Давайте по-другому. Рядовой Смуглов!

– Я! – тут же откликнулся Андрей.

– Выйти из строя!

– Есть!


Андрей хлопнул впередистоящего солдата по плечу, тот сделал шаг в сторону и пропустил Смуглова. Пытаясь чеканить шаг на ватных ногах, Андрюха вышел из строя и развернулся лицом к шеренгам сослуживцев. «Ну, всё! Теперь точно кирдык. Генерал изобретёт ему настоящую казнь. Где там ротному до генеральских фантазий!»


Генерал кашлянул, прочищая горло.

– За то, что даже во сне рядовой Смуглов чётко выполняет приказы своего командира, ему присваивается внеочередное воинское звание «младший сержант».


У Андрея глаза полезли на лоб. И это вместо казни, к которой он уже почти приготовился! Вот это поворот!


Лицо новоявленного младшего сержанта расплылось в улыбке.

– Служу Советскому Союзу!


Автор :Игорь Кольцов

Показать полностью
45

Армейская история - часть 24.

Лекция по инженерной подготовке(основы обращения со взрывчатыми веществами, если конкретно), старый полковник листает слайды с красочными фотографиями взорванной техники, оторванных рук, ног и всякого подобного. Постепенно повышая голос, пугает народ:

"ВЫ НЕ ВЫПОЛНИТЕ ПОСТАВЛЕННУЮ ЗАДАЧУ!"

*Голос становится чуть громче*:

"ВЫ ПОТЕРЯЕТЕ ЛЮДЕЙ!"

*Почти срываясь на крик*:

"СМОТРИТЕ!! ВАШИМ МАТЕРЯМ ПРИВЕЗУТ ВАШИ ИЗУВЕЧЕНЫЕ ОСТАНКИ В ЦИНКОВОМ ЯЩИКЕ!"

*Внезапно, почти шепотом*:

"А если будете учить - все будет нормально..."

Спасибо за мотивацию, товарищ полковник!

164

Армейские байки и страсти 2.

Другие категории как-то и не хочется вспоминать, но придется. Из-за одного такого тупорылого карьериста я, как оказалось, чуть не угодил в тюрьму на ровном месте. Это был наш начштаба части. Военным он был старательным, но много не догонял в том деле, которым руководил. Так получилось, что я, сидя за планшетом в центре передвижного пункта управления, был свидетелем того, как вышестоящее руководство шпыняло его за просчеты и ошибки, а между собой посмеивалось над его комплекцией и способностями.

Хоть меня и не было видно, но он знал, что я там сижу. Наверное, поэтому ненавидел меня люто и не скрывал своего предвзятого отношения. Хоть я и держал всегда язык за зубами, для всех не было секретом, кем считают нашего начштаба в управлении.

О том, как он влепил мне 7 суток ареста вместо 10 дней отпуска, объявленных командующим, я уже писал (Армейские байки. Как я однажды послал). Однажды, когда я с температурой вместо физзарядки пошел на прогулку, как положено по подъему, ему понадобилось инспектировать часть. Встретив меня и не поверив объяснениям, потащил в санчасть и пообещал 7 суток ареста, если температуры нет. Градусник показал 37,5, он обругал фельдшера срочника и влепил мне 3 суток ареста за нарушение воинского распорядка дня, объяснив, что раз я сержант, то должен сдохнуть, но быть с бойцами на зарядке.

У наших даже прапорщиков появилась поговорка, если начштаба приходит к нам в казарму, значит крайний я. Чтобы он не увидел в расположении батальона, он вызывал меня, распинал и давал от 5 до 7 суток ареста. Всего за время службы лично он влепил мне 51 сутки ареста. Правда, я не отсидел ни одних, благодаря мудрым советам в свое время сержанта Т.

Доходило до смешного, наш командир части фанател от футбола и шахмат и эти виды спорта поощрялись в свободное время, начштаба наоборот терпеть не мог, но мирился. Как-то на 9 мая был устроен чемпионат военного городка по футболу. Кроме нас в нем приняли участие еще 5 команд. В финал вышли мы и разведчики. Наше преимущество было в сыгранности, и в том, что полкоманды занималось футболом на гражданке в разных СДЮШОР, у разведчиков была отличная физподготовка и дыхалка. Они просто всех перебегали. Но командира не было, а гости из округа приехали и невиданное чудо - начштаба пришел на футбольный матч. Я был капитаном команды, и его напутствие выглядело так:

- Это что такое капитан - младший сержант, когда тут и сержанты и даже прапорщик есть?

- Да он хорошо играет! – заступился наш вратарь-прапорщик.

- Посмотрим, посмотрим.

Игра начинается, и на первой минуте закидываю вратарю разведчиков плюху метров с сорока за то, что далеко вышел из ворот. Потом они нас, конечно, прижали и за счет дыхалки перебегали и забили два гола. Первый тайм проигрываем 2:1. Во втором стали играть организованней, загоняли их перепасовками и прижали. В какой-то суматохе заталкиваем буквально один мяч. Ничья. Остается минут 5 и тут мне слева от Витьки-одессита прилетает пас-сказка на ногу, луплю со всей дури и попадаю в перекладину. Обидно, досадно, но ладно. В следующей же атаке мой друг Андрюха навешивает в штрафную к 11-метровой, вратарь и защитник идут на перехват, на долю секунды опережаю обоих подставляю голову. Мяч летит в девятку, я получаю одновременно размашистый поджопник от защитника и хук слева прямо в ухо от вратаря. 3:2 мы победили. Награждение и - пред светлы очи начштаба:

- Ну что, молодцы, поддержали честь части. Но вот капитан у вас безответственное дерьмо. Это ж надо же при скользком счете такой пас загубить. Мазила, только в перекладины и можешь попадать. Чтоб он больше не был капитаном.

Мы стояли, скромно потупив глаза, чтоб не подавиться от смеха.

Вот однажды и наступил его звездный, как казалось, час. За мной образовался невольный косяк. Уходя из учебного класса, я в темном коридоре вырубил по ошибке не тот рубильник, потом разобрался и вырубил тот, включив первый. На беду в это время секретчики были временно подключены к учебному корпусу, и хоть они успели переключиться через запасные каналы связи и сохранить инфу, но сам факт уже ЧП, плюс оказалось, что подключаться к удаленному источнику энергоснабжения они не имели права и сделали это по приказу начштаба, который подумал, ну что там может случиться.

Когда начались разборки на местном уровне (скрыть факт от управления 20 минутного форс-мажора у секретчиков не удалось), меня вызвали, я объяснил свои действия и мне сказали – Иди пока.

Через полчаса прибежал парнишка из канцелярии и сообщил, что начштаба отдал приказ о расследовании преднамеренной диверсии с моей стороны с целью подрыва боеспособности части. Это была уже уголовная статья, настроение ушло в минус. Но через два часа пришел мой алматинский товарищ Женька, с которым служили и сказал, что все будет в порядке. Он написал письмо и отнес его замполиту части, в котором подробно рассказывал ход дела, проявив прекрасное знание юридической части вопроса. После армии, кстати, он поступил в вуз на ревизора. Сказал, что поднимет скандал, если начштаба приведет свои угрозы в действие. Ну, я думаю, парень крепко рисковал. В любом случае замполит выступил против, плюс еще из округа позвонили и объяснили, что при разборках скорее некоторые командиры вылетят из армии, чем посадят бойца. Скандал замяли, ведь, по сути, он не стоил и выеденного яйца. Но позволил мне, кстати, понять, кто мои настоящие друзья, и кто и как из офицеров ко мне относился. Когда спустя месяц на учениях мой генерал, с которым я работал на своих машинах в минуту отдыха начал шутить, что я устроил внеплановую проверку работы секретной части, мне как-то не было смешно.

Продолжение следует.

Показать полностью
154

Армейские байки и страсти.

В преддверие 23 февраля хотелось бы вспомнить тех людей, с которыми обычно ассоциируется армия, тех, кто служит не два года, а всю жизнь. У каждого срочника советских времен они делятся на несколько категорий. Первые это настоящие офицеры и прапорщики, кто тащил службу, и на ком держалась реальная боеспособность нашей армии. Вторые это пофигисты, которые в армии нашли способ обеспечить определенный уровень жизни и особо не рвались тянуть лямку. Среди них могли быть лёгкие неравнодушные и сочувствующие солдатам, если они от этого не страдают, офицеры, как наш однофамилец знаменитого маршала. Мы так его и называли, заменяя звание майора на маршала. С ним любили дежурить все – хоть на боевом дежурстве, хоть по части. Знали, что не будет лишней муштры и дебилизма, потому и старались не подводить мужика залетами. Однажды во время чемпионата мира по футболу в Мексике, мы смотрели в час ночи матч со сборной СССР. Нельзя, но если очень сильно хочется, то можно. Посередине первого тайма в казарму врывается этот майор (почему дневальный не скомандовал?), мы аж приподнялись на табуретках. Он прижал палец к губам, взял ближайшую табуретку и сел в первый ряд. Как только матч окончился, майор встал и недовольно заявил:

- Не понял, почему нарушаем распорядок дня? Чтоб через 5 минут были тишина и порядок. – Естественно приказ был выполнен и ни кому, потом не пришло в голову, бравировать этим на всю округу.

Были среди пофигистов и те, кто откровенно подтаскивал всё, что плохо или хорошо лежало, чтобы жить «немножко лучше, чем царь». Как правило, большинство из них имели откровенно скверный характер и периодически имели свойство дрючить солдат и чаще всего не по делу.

Третью группу составляли откровенно тупые товарищи, их концентрация была не больше чем на гражданке, но их действия в армии явнее обнажали эти качества. Они тоже подразделялись на хитрожопых карьеристов и трудоголиков. Если вторые были безобидны, и им иногда даже хотелось помочь, хотя за глаза, конечно, посмеивались, то первые были откровенным злом. Не будучи специалистами в том деле, за которое они отвечали, они прекрасно понимали, как завести нужные знакомства, кому и что нужно вовремя доложить, чтобы их карьера продвигалась вперед. Чаще всего они имели среди сослуживцев «друзей» из первой категории, за счет кого и продвигали себя.

Но все советские офицеры и прапорщики умели материться. Зачастую, это даже заменяло обычный язык на учениях и имело уникальный воспитательный успех на солдат. Я помню как на тренировках, когда мы не выполнили норматив по бегу в противогазах, мой взводный на дрессировке скомандовал: «За Родину ё… вашу …. кочерыжку, мать, бегом марш!» Бежать как бы стало на порядок легче, и мы перевыполнили норматив на полминуты. Также наш комбат, тихий и интеллигентнейший еврей с двумя высшими образованиями, за два года от которого мы не услышали ни одного матершинного слова, 15 минут костерил нас отборным матом, когда мы всем батальоном написали заявления с просьбой отправить в Афганистан.

Дело было так. Однажды нас подняли по тревоге, погрузили без оружия в машины и повезли в центральный военный госпиталь. Там оказалось, что привезли на сдачу крови для ребят афганцев. Для кого-то кровь напрямую переливали на операционном столе. Более того, в коридоре, мы наткнулись на солдат, лежащих на передвижных кроватях. Один из них был без ног по колено. Мы уставились на него как бараны, а он хитро так улыбнулся: «Да ни чё, братки, главное живой». После этого все кто был в госпитале, понесли свои заявления замполиту части. Замполит оказался тоже Человеком и сдал все заявления комбату в руки. Вот тогда мы и услышали, то, что в советской пропаганде того времени было не узнать, но матом. Если перенести смысловую нагрузку того, что сказал комбат, звучало это примерно так:

- Эта никому на хрен не нужная война скоро кончится, а вы можете просрать свои жизни в бесполезной мясорубке. Родина поставила вас защищать ее рубежи на главном направлении против основного врага, а вы, вашу мать, дезертируете туда, где вам оторвут башку и взятки гладки. Чтобы подготовить спецов вашего уровня, нужно минимум полгода, и вы хотите оставить Родину без небесного щита, кто вы после этого? И, наконец, гробы с вашими безмозглыми головами, пришлют в ту часть, откуда вас направили в Афган. Какими глазами я буду смотреть вашим матерям, если они будут знать, что я послал вас на убой? Поэтому если хоть один дурак будет настаивать на своем заявлении, я зашлю его в самый глухой лес в хозроту свиньям хвосты крутить, где ему будет самое место.

Он стоял перед нами, всегда белокожий, а тут с красным лицом и шеей, и мы готовы были провалиться сквозь пол. С тех пор его стали называть Батей. Так обычно зовут всех комбатов, но к нашему до данного эпизода это прозвище как-то не клеилось.

Такой же урок однажды преподнес и начштаба батальона (поначалу майор потом подполковник), которого я считал и считаю эталоном советского офицера. После крупного залета с бухлом при подготовке перевода салабонов (от полугода до года службы) в черпаки (от года до полутора) он выстроил всех и 15 минут объяснял последовательность отношений хитрой жопы и йуха с винтом. Я и не знал, что вариаций этих может быть больше 20 и составлять плавный рассказ. Резюмировал наш залет классической армейской формулой «Страна ждет героев, …да рожает дураков. А дурь армия-матушка выгоняет марш-броском в ОЗК на 10км».

Мой первый ротный относился к первой категории и был настоящим офицером и мужиком. Он носил очень громкую для советской армии фамилию и подходящее для нее отчество. Все были уверены, что они прямые родственники, но тема была табу. Он был карьеристом в хорошем смысле этого слова. За два месяца до нашего прихода ротный получил капитана, через полгода он ушел в Афганистан (тогда считалось для более быстрого продвижения карьеры). Через год вернулся в звании майора и стал комбатом одного из РЛС-ных батальонов, а перед нашим дембелем получил подполковника.

Его карьеризм заключался в том, что его рота должна была быть лучше всех и поэтому он гонял нас по специальности капитально, причем всех без отличия срока службы. Вообще его правило заключалось в том, чтобы рота была единым организмом. Поэтому боксы для техники убирали не только водилы, но и специалисты. А в классах за планшетами прыгали и водилы. Так у него из водилы Павлова получился очень хороший планшетист, которого тут же забрали в одно из управлений загранвойск. За залет любого бойца отвечала вся рота. Однажды он нашел водку в классе для занятий (деды готовили сабантуй), и мы два часа бегали вокруг учебного корпуса, а он по одному вызывал и допрашивал – чьё-это. Потом выстроил всех, прочитал мораль и в конце заявил: «Хорошо хоть среди вас стукачей не нашлось» и заставил дедов разбить всё на его глазах.

В другом случае после прихода двух дедов из увала в поддатом виде он поднял роту по тревоге в час ночи, заставлял полночи тренировать подъем – отбой, а полночи одевать ОЗК и бежать кросс. Объяснил коротко и доходчиво: «У меня грудной ребенок, а я вынужден сопли подтирать за 20-летними балбесами и подрываться из семьи в свое свободное время, когда нужен дома».

Отпустил за полчаса до подъема, деды, правда, потом устроили между собой разборки, и больше таких косяков не было. Если залетали молодые, слава богу, не нашего призыва, после тренировки у ротного деды проводили с отличившимися профилактические мероприятия. Били редко, только штатных стукачей, остальные обычно вместо сна, драили казарму полночи, и весь следующий день образцово несли службу, а в свободное время с кем-нибудь из сержантов учили строевой шаг.

Эти «веселые» тренировки имели и обратный положительный эффект. Однажды нам устроили реальную проверку боеготовности при случае химической атаки. Через 2,5 минуты я уже докладывал новому ротному о боеготовности. Еще через минуту был готов весь батальон при нормативе в 4 минуты, еще через пару минут прибежали остальные батальоны. Потом был кросс на 8км в ОЗК и опять мы единственные уложились в норму, несмотря на пару «трупов» в каждой роте, у которых на ходу приходилось забирать оружие, а пару спортсменов буквально на руках тащили этих «мешков». Наш первый ротный заложил в нас всё, что потом еще пару лет без него работало в роте как часы, и мы считались отличной ротой.

Показать полностью
351

Как мы сами себя призывали в армию

Проболтались мы с Лехой зиму, как говно в проруби и решил я, что хочу служить в спортроте ЦСК. Для этого нужен минимум 2-й разряд. Третий по альпинизму у меня уже был.

Съездил в марте на Альпиниаду, но вот бадяга, маршруты сложностью 3А в том районе разули до двойки, найдя обходы, и остался я при своём третьем. Сижу дома, грущу.

Прибегает Лёха. Хочешь грит попасть служить в любую часть, куда пожелаешь? Ну кто же не хочет. А в чём фишка, спрашиваю? Лёха  живет в доме, где на первом этаже военкомат. Стоял на балконе и слышал разговор офицеров, которые курили на крыльце, что на период призыва нужны технические работники, они же курьеры. Дела вести, повестки выписывать и развозить. Он тут же туда метнулся, поговорил, сказали, что двое нужно и такой вот попутный ништяк, военком поспособствует в нужную часть попасть.

На дворе была последняя весна Советского Союза. Конечно же хотелось попасть в какой-нибудь супер-пупер спецназ. Афган уже кончился, в Карабах не брали, Таджикистан и Чечня ещё не начались, а жопа чесалась повоевать. Не зря же в военно-патриотический клуб ходили, рукопашным боем занимались два года.... Короче, идея с военкоматом мне понравилась.

Пришли на следующее утро устраиваться. Зарплату пообещали 200-250 в месяц. Мы аж присели. Я осенью на стройке бетонщиком за 120 работал. Мозоли от лопаты и лома ещё не сошли.

Не работа, а мечта. Отделение призывников (не помню уже какой номер). В кабинете два стола и пишущая машинка. С утра дела перебрал, отложил кому на медкомиссию, кому на призыв. Повестки отпечатал, у военкома заверил (потом и подпись научились подделывать), за час по городу раскидал. Кто дома- отдал, кого нет- на потом. И свободен весь день.

В конце мая вручили с Лёхой друг другу повестки и пошли к военкому. Тот поблагодарил за "качественную работу и усердие проявленное в столь важном мероприятии, как подготовка призыва" выдал по 500 рублей (полтыщи советских рублей блеять!!!) и сказал, что я попаду в спецназ ГРУ, а Лёха в ВДВ, все уже договорено.

Я уехал на областной сборный пункт первым 25 мая. В команде от города был я и пьяный в жопу боксёр (МС к слову), в вагон его занесли друзья.

По приезду подошли к окошечку, отдали документы. Майор высунулся, как кукушка из часов, повертел головой и спрашивает:

-А где сопровождающий?

-Я сопровождающий.

-Старший кто?

-Да я старший.

-Ты же призывник, вас офицер или прапор должен был привезти. Откуда вы?

-Из Зажопинска.

Он окликнул кого-то в открытую дверь. Оттуда вышло человек 8 в погонах, поглазели на нас, как на чудо заморское, покачали головами. Один потом подошел, говорит шепотом:

-Ну вы и долбоёбы там в Зажопинске. Выкинули бы папки с документами в реку и лет на несколько про вас бы вообще забыли.

-Зачем? Мы служить хотим. У нас кто не служил, тому девки не дают.

Он выпучил глаза, как на идиотов, покрутил пальцем у виска и ушел. Шаблон у него бахнул.

А через два дня на пункт приехал и Лёха.

В его документах что-то "перепутали" и попал он не в ВДВ, а в ВВ. Арзамас-16 охранять.

Меня отправили в самую жопную ПВОшную учебку КДВО. В/Ч 20222.

Военком-мудило нас кинул. Жестко, как ребятишек развел, заманил. Никто не хотел такой работой заниматься,  мы налегке осилили.

Хотя, в середине 90-х я понял, что он нас возможно от семи смертей спас.

А мои 500 рублей, положенные на вклад вместе с заработанными до того 5000, после дембеля превратились в пшик. Чайный набор на 3 персоны купил другу на свадьбу.)))

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: