101

Про трёх Мухаммедов, и не только... Гибель империи.

После смерти всесильного Идигея единое государство окончательно пришло в упадок. Экономические связи были порушены – городская культура Поволжья была уничтожена еще Аксак-Тимуром, караванная торговля захирела – купцы, напуганные постоянными гражданскими войнами чингизидов, нашли другие торговые дороги. Центр страны – Сарай и окрестности лежали в руинах, жители в поисках спокойных мест переселялись на окраины – в Крым, в булгарский улус, в Мещеру. Многие уходили в Литву, на Русь, в Среднюю Азию. На окраинах еще сохранялась городская жизнь, ремесленное производство и земледелие. Местная элита не была заинтересована в сохранении единого Улуг Улуса. Золотая Орда начала распадаться на части.


В западной части Орды при поддержке крымской знати власть захватил хан Улу-Мухаммед (Великий Мухаммед). Первоначально ему удалось взять под контроль всю западную часть Джучиева улуса. Он установил дружеские отношения с Литвой.

Про трёх Мухаммедов, и не только... Гибель империи. Золотая Орда, История, Длиннопост

В восточной части Орды, в Кок Орде, власть принадлежала другому хану – Хаджи-Мухаммеду. Приходу к власти этого хана способствовал сын Идигея Мансур (Не путать с сыном Мамая Мансуром, родоначальником Глинских). Мансур стал беклер-беком у Хаджи-Мухаммеда. Власть этого хана распространялась на сибирские земли.


Еще одним претендентом на власть был Барак-хан. Этот чингизид после смерти Идигея бежал в Самарканд, ко двору внука Аксак-Тимура – мирзо Улугбека.

Улугбек был выдающимся человеком своего времени – поэт, математик, астроном, покровитель наук. В Самарканде он построил медресе и обсерваторию. Составленные там астрономические таблицы считались самыми точными до ХVІІ века.


Мирзо Улугбек в своей обсерватории.

Про трёх Мухаммедов, и не только... Гибель империи. Золотая Орда, История, Длиннопост

Мирзо Улугбек оказал помощь Барак-хану в борьбе за власть в Джучиевом улусе. Бараку удалось подчинить себе Хаджи-Мухаммеда и стать ханом в восточной части государства. В 1421 году он вторгся в Поволжье и вытеснил Улу-Мухаммеда из Сарая. В это же время против Улу-Мухаммеда выступил Давлет-Бирде – чингизид из Крыма. Он захватил престол в Сарае, но через три дня был убит ханом Бараком. В 1425 году Улуг-Мухаммед снова занял трон в Сарае, а Барак отступил на восток за Волгу.


Усиление Улу-Мухаммеда вызвало недовольство знати. Часть эмиров поддержала другого чингизида – Кече-Мухаммеда (Маленький Мухаммед). В 1436 году при поддержке ногаев он выступил против Улу-Мухаммеда. Войска Кече-Мухаммеда нанесли поражение войскам Улу-Мухаммеда и хан отступил к границам Литвы.


Остановился хан в городе Белёве. Напротив города татары построили укрепленный лагерь. С наступлением зимы были возведены стены из снега и льда, которые полили водой, на морозе они замерзли и образовали мощные укрепления. Атаковать лагерь можно было только с одной стороны – остальные стороны были прикрыты рекой и оврагами. Всего у хана было около трех тысяч воинов, а также женщины и дети.


Улу-Мухаммед под городом Белёв.

Про трёх Мухаммедов, и не только... Гибель империи. Золотая Орда, История, Длиннопост

Московский князь Василий решил выгнать хана с этой земли, вероятно опасаясь нападений на свои владения и не желая портить отношения с новым ханом Кече-Мухаммедом. Он послал на Улу-Мухаммеда князя галицкого Дмитрия Шемяку во главе сорока тысяч воинов. Уверенные в легкой победе ратники "все пограбиша у своего же православнаго християньства и мучаху людеи из добытка, и животину биюще, назад себе отсылаху, ни с чим же не разыдошася, все грабяху и неподобная и скверная деяху".


4 декабря 1437 года татары и русские сошлись перед ледяной крепостью. После жаркого боя татары отступили в крепость, был убит зять хана, у русских погибли князья Петр Кузьминский и Семен Волынец. На следующий день Улу-Мухаммед видя перевес русских, обещал не требовать больше дани с Руси, и даже вернуть выплаченное ему ранее, но княжеские воеводы уверенные в легкой победе не пошли ни на какие уступки. Тогда татарские переговорщики сказали: "а сего ли не хотите? озритеся назад". Русские воеводы обернулись и увидели, что их войско бежит.


Дело в том, что с утра была «мгла великая», татары выйдя незаметно из крепости спустились к реке и по замерзшему руслу реки вышли русским в тыл. Нападение было неожиданным:

"И многое множество побито было русских воинов, так что один агарянин десять или более русских одолел, согласно сказанному: "Ибо они народ, потерявший рассудок, и нет в них смысла. О, если бы они рассудили, что с ними будет! Как бы мог один преследовать тысячу и двое прогонять тьму, если бы Бог тех не предал и Господь не отдал их!" И так с ними произошло: ибо эти в смирении мира просили, а те возгордились и погибли. Тогда убили князей множество и бояр, а князья бежали с малой дружиной", "а тотарове все целы" остались. "Было же сие месяца декабря в пятый день"

После победы под Белёвым хан Улу-Мухаммед ушел в булгарский улус Золотой Орды. Здесь он занял Казань, построив там себе новую крепость и основал Казанское ханство. Было это в 1438 году. С этого времени Улу-Мухаммед стал править в Казани, дав начало династии казанских ханов.


Ханская Казань.

Про трёх Мухаммедов, и не только... Гибель империи. Золотая Орда, История, Длиннопост

Изгнавший Улу-Мухаммеда из Сарая Кече-Мухаммед не смог объединить всю Орду. При поддержке Витовта в Крыму закрепился Хаджи-Гирей. В 1441 году он был избран ханом независимого Крымского ханства.


Во власти Кече-Мухаммеда остались только окресности Сарая, нижняя Волга, донские степи. Это государство стало называться Большой Ордой и считалось наследницей Улуг Улуса. Земли эти получили название «тәхәт иле» - «страна престола» и в позднее время к обладанию ими стремились все татарские ханы.


А в это время на востоке...


Пользуясь ослаблением Барака против него восстал Хаджи-Мухаммед и Барак был убит. Но и Хаджи-Мухаммеду не удалось удержаться у власти. После серии переворотов и заговоров у власти оказался Абулхаир. При поддержке внука Идигея Ваккаса и его людей этот хан создал новое государство – «государство Абулхаира» или так называемое «государство кочевых узбеков».


Тут нужно пояснить, что термином «узбеки» восточные авторы того времени обозначали кочевое население восточной части Джучиева улуса, подобно тому, как термином «татары» русские и европейцы называли население западной части Золотой Орды. Термин «узбек» тогда означал кочевника, к тюркскому населению оазисов Средней Азии это название перейдет позже.


Абулхаир-хан захватил присырдарьинские города, сделал столицей Сыгнак, регулярно вмешивался в дела правителей Средней Азии. Хан был очень жестким правителем, многие были недовольны. В 1450-х гг. он казнил Ваккаса, что привело к уходу от него мангытов. Это ослабило его могущество, чем воспользовались ойраты. Они нанесли Абулхаиру жестокое поражение в 1457 г неподалеку от Сыгнака. После этого поражения люди стали уходить от Абулхаира.

"Властвовал во всем Дешт-и-Кипчаке Абулхаир хан. Некоторые султаны из рода Джучиева, опасаясь с его стороны беды для себя, решились заранее предотвратить ее. С этой целью несколько султанов Кирей хан, Джанибек султан и другие с небольшой толпою людей бежали от Абулхаир хана в Могулистан. Страною этою правил тогда Иса-Буга-хан. Иса-Буга-хан принял беглецов хорошо, они нашли себе верные убежища, зажили спокойно (в другом месте говорится: "отвел им край Чу и Козы-баши"). По смерти Абулхаир-хана в улусе узбекском начались междоусобия, всякий, кто только мог, уходили, ища безопасности, к Кирей хану и Джанибек хану. Впоследствии этого они значительно усилились. Так как сперва они сами, а потом большая часть собравшихся около них людей, одно время были беглецы, ушедшие от своих и скитавшиеся без приюта, то их назвали казахами. Имя это за ними и осталось" ("Тарихи Рашиди","О казахах их владельцах, причинах, почему им дано имя казах", Мухаммед Хайдар )

Так началась история Казахского ханства.


Памятник основателям Казахского ханства.

Про трёх Мухаммедов, и не только... Гибель империи. Золотая Орда, История, Длиннопост
После смерти Абулхаира государство узбеков ослабло. Против него выступали и казахи, и ногайцы, и сибирские ханы. Позднее внук Абулхаира Шейбани-хан с небольшим количеством верных людей ушел в Мавераннахр, где потеснив тимуридов основал Бухарское ханство, попутно закрепив этноним «узбек» за местным тюркским населением.


Шейбани-хан.

Про трёх Мухаммедов, и не только... Гибель империи. Золотая Орда, История, Длиннопост
Про трёх Мухаммедов, и не только... Гибель империи. Золотая Орда, История, Длиннопост

Вот так и распался Джучиев улус. Потомки Джучи, топя друг друга и свой народ в крови, растащили по кусочку все земли. Улуг Улус – одно из мощнейших государств Евразии - перестал существовать.


"Смута настала в Идиль-стране.

Гибли в междоусобной войне

Множество отцов и детей,

Как предсказал муж Идегей,

Темный день на землю пришел.

Сотворенный Чингизом престол

Стал престолом, где кровь лилась.

Ханский дворец исчез из глаз.

Край разоренный стал пустым.

Аждаркан, Казань и Крым

Отошли друг от друга тогда,

Золотая распалась Орда".

(«Идигей», татарский народный эпос.)

Наступала новая эпоха – эпоха постордынских татарских ханств...

Про трёх Мухаммедов, и не только... Гибель империи. Золотая Орда, История, Длиннопост

Вот и подошел к концу рассказ о распаде Золотой Орды. Надеюсь, мои сумбурные и, может быть, не во всём точные посты были вам интересны. Спасибо за проявленный интерес.

Найдены дубликаты

+7

во главе сорока тысяч воинов

Крайне сомнительная цифра. Даже в 2 раза меньше - уже было бы сомнительно.

раскрыть ветку 4
+1
Я и сам в сомнении. Но ссылаются обычно на это

КАЗАНСКАЯ ИСТОРИЯ

О послании московских воинов на царя

Глава 10

Видя, что не слушается его царь и не хочет добром и по своей воле уйти из державной его земли, не поверил великий князь, что слова и обещания поганого и вера его искренни, думая, что он лицемерит и лжет. Забыл он слова Писания, что покорное слово сокрушает кости и что смиренные и разбитые сердца Бог не унизит. И послал он на царя своего брата, князя Дмитрия Галицкого, по прозвищу Шемяка, и с ним послал двадцать тысяч вооруженного войска, и обоих князей тверских послал, а с ними по десяти тысяч войска — и всех воинов было сорок тысяч, чтобы они, пойдя на царя, отогнали его от границ Русской земли.


http://www.school.edu.ru/collections/collectionitem/10635

раскрыть ветку 3
+3

Тверь и Москва враги были на тот момент.Не мог он тверских князей послать.

0

Аннотация :

«Казанская история» — историческое беллетризованное сочинение, повествующее о трехвековой истории русско-татарских отношений.

Охренеть какой источник.

раскрыть ветку 1
+4

Дальше что будете постить? Давайте о Джунгарском ханстве, тоже интересная у них история.

раскрыть ветку 4
+2
Еще бы знать её настолько, чтоб посты писать можно было))))
раскрыть ветку 3
0

@shayan, Здравствуйте) я хотел бы снять видео экскурс  на основе ваших статей. Есть ли какой способ связаться с вами насчет этого?

раскрыть ветку 1
-1

Про распад Украины давай

+2
Очень интересно. Продолжайте пожалуйста!
0

БаракОбама-хан

0

Отличный пост, спасибо. Продолжай в том же духе)

0
Спасибо, интересный момент!
Похожие посты
79

В этот день

В этот день Калита, Золотая Орда, Московское княжество, История

26 марта 1328 года Иван Калита получил от хана Узбека ярлык на княжение Костромское.


26 марта 1328 года Иван I Данилович по прозвищу Калита, внук Александра Невского, получил от хана Узбека ярлык на княжение Костромское, а также титул князя Новгородского, в благодарность за помощь в жестоком подавлении антитатарского восстания в Твери.

А еще через 4 года Калита добился у Узбека ярлыка на Владимирское великое княжество и признания себя великим князем Всея Руси.


С этого самого дня традиционный символ старшинства в Северо-Восточной Руси навсегда, за исключением краткого периода 1359-1363 годов, перешел к московской ветви Рюриковичей. Потому и само княжение со временем стало называться «Московским».

С именем Калиты связан рост стольного города, его укрепление и украшение. Кремль при нем был обнесен дубовым частоколом. При нем же были построены каменные Успенский и Архангельский соборы. Он присоединил к Москве основную территорию Владимирского великого княжества. Иван Калита заложил основы политического могущества своих владений. В правление Ивана Даниловича также значительно пополнилась и казна – отсюда прозвище князя, означавшее «кошель» или «сумка».

47

В Золотой Орде нашли русскую янтарную мастерскую

Раскапывая Булгарское городище, ученые из Института археологии РАН нашли мастерскую по обработке янтаря конца XIII — начала XIV века. Находка подтверждает гипотезы о том, что в Золотой Орде были мастерские русских ремесленников.

В Золотой Орде нашли русскую янтарную мастерскую История, Древняя Русь, Булгар, Татаро-Монголы, Золотая Орда, Археологические находки, Длиннопост

Средневековый город Булгар (сейчас — Болгарское городище, Спасский район Республики Татарстан) был столицей средневекового государства Волжской Булгарии, которое существовало в Среднем Поволжье и бассейне Камы в X — XIII веках. Город был крупнейшим портом и торговым центром региона.


После того, как Волжскую Булгарию захватили монголы, город стал первой фактической столицей Золотой Орды: до завершения строительства Сарай-Бату в нем располагалась ставка первого правителя Золотой Орды Бату-хана. В конце XIII — первой половине XIV века Булгар пережил наивысший подъем. В 1361 году город сожгли во время междоусобной войны, а к 1431 году он был окончательно уничтожен. В результате столицей Булгарии как региона Орды стала Казань.

В Золотой Орде нашли русскую янтарную мастерскую История, Древняя Русь, Булгар, Татаро-Монголы, Золотая Орда, Археологические находки, Длиннопост

Участки раскопа: вид сверху. | Источник: Институт археологии РАН


В 1989—1990 годах экспедиция Института археологии РАН нашла на раскопках Болгарского городища крупный базар, разрушенный не позже 70-х годов XIV века — вероятно, в результате одной из войн. Здесь же располагались усадьбы мастеров, которые специализировались на обработке цветных металлов, стекла, кости.


В 2018 году в одной из усадеб нашли 0,7 килограмма янтаря-сырца, обрезки, заготовки и сами изделия из него. Больше всего было бус и подвесок с ромбическим завершением. Также мастерская производила цилиндрические и дисковидные бусы, каплевидные подвески. Археологи нашли и специфические инструменты для обработки янтаря — нож с изогнутой спинкой, небольшое долото, напильник квадратного сечения, шилья, иглы.


Время работы мастерской ученые определили по золотоордынским деньгам: в раскопе нашли много образцов второй половины XIII века, однако монет более позднего времени не было. Поэтому исследователи считают, что мастерская существовала в конце XIII — начале XIV века.


Как полагают археологи, в мастерской работали выходцы из русских земель. Дело в том, что на месте мастерской много фрагментов красноглиняных и белоглиняных горшков — керамики, типичной именно для русских земель. К тому же в Булгарии белой глины нет, а сырье для горшков то время не возили на большие расстояния. Поэтому посуду, скорее всего, привезли из Руси. На одном из горшков сохранилась процарапанная по сырой глине (до обжига) кириллическая буква «Аз». Также здесь были найдены каменные и бронзовые нательные кресты, а среди кухонных остатков — свиные кости. Все это исключает мусульманское происхождение мастеров и хозяев мастерской, да и кириллица указывает на русских работников.

В Золотой Орде нашли русскую янтарную мастерскую История, Древняя Русь, Булгар, Татаро-Монголы, Золотая Орда, Археологические находки, Длиннопост

Изделия из янтаря, найденные на территории мастерской | Источник: Институт археологии РАН


Пока исследователи не могут точно сказать, откуда мастера Булгара получали янтарь-сырец. Предполагается, что из двух центров добычи: Прибалтики и/или Приднепровья.


Чтобы точно установить, откуда сырье попадало в мастерскую, археологи планируют изучить химический состав найденных образцов методом рентгенофлуоресцентной спектрометрии. Анализ микропримесей позволит выявить место происхождения сырья: известно, что низкое содержание серы указывает на балтийский янтарь.


Сам факт того, что в Булгаре была «русская» янтарная мастерская, указывает на довольно глубокую интеграцию Орды с русскими землями и относительно бесконфликтное проживание групп русских на ее территории.


Дело в том, что ювелирные мастерские того времени использовали труд свободных людей, причем мастера по редким материалам (типа янтаря) часто были состоятельны и выбирали те места, где спрос на их продукцию был максимален. Как материал для украшений янтарь был распространен в прибалтийском регионе, но на Востоке он представлял собой редкость. Если на него был спрос в Булгаре, значит, типичные для русских земель украшения были хорошо знакомы населению Орды.


Источник

Показать полностью 2
212

Метать бисер перед свиньями

Дождливым августовским утром 1399 года Витовт, великий князь Литвы, ждал в своём шатре хана Золотой Орды Темир-Кутлуга. Послышались лёгкие шаги и из-за ковра, занавесившего вход, появился молодой князь Острожский.

— Язычники прибыли, — доложил он. – Выйдешь к ним?

— Велика честь будет, — Витовт не спеша сел в плетёное походное кресло, вытянул длинные ноги. – Зови.

Острожский исчез, но немедленно вернулся.

— Говорят, что не смеют, — фыркнул князь. – По их обычаям, ты должен сам выйти, принять дары, — он досадливо скривил губы.

Пробормотав проклятие, Витовт шагнул за порог под дождь.

Татары, завидев его, зашептались и принялись кланяться. Их халаты и островерхие шапки промокли насквозь, с меховых воротников капала вода.

— О, Солнцеликий! — высоким голосом принялся выпевать толмач. — Хан, самый преданный из твоих друзей; любящий тебя, как брата; почитающий, как отца…

— Кто из них Темир-Кутлуг? – краем рта, прошептал Витовт.

— Самый молодой. В жёлтом халате, — так же, не поворачиваясь, ответил Острожский.

— … и просит принять в дар лучшего жеребца Орды, — закончил толмач.

Хан закивал головой и расплылся в улыбке.

Конь, действительно, оказался хорош. Витовт похлопал его по спине, заглянул в фиолетовые, диковатые глаза и сдержанно поблагодарил татар. Те разом заговорили, замахали руками.

— Просят, что бы ты сел в седло, — Острожский пожал плечами.

Вслед за жеребцом князю поднесли саблю, резной ларец с каменьями, парчовый мешочек пряностей. Хан довольно кивал и улыбался. Витовт, сдерживая накопившееся раздражение, молчал.

— Хан проголодался и просит позволения удалиться, — толмач невозмутимо смотрел щёлочками глаз на князя.

Что было делать? Витовт выбранился сквозь зубы и ушёл в шатёр.

Переговоры начались только на третий день, потому что у хана заболела одна из жён, и он уезжал проведать её.

— Ты видел моё войско, — Витовт говорил короткими фразами, что бы толмач успевал переводить. – Пушки. Закованные в сталь рыцари.

Хан почтительно склонил голову.

— Если начнётся битва, мы неминуемо победим.

Хан согласно развёл руками.

— Но я милостив, — Витовт сделал паузу. – Отныне Орда войдёт в Великое княжество Литовское. Ты поклянёшься в вечной дружбе и начнёшь чеканить ордынскую монету с моим изображением.

Хан удивлённо поднял брови и быстро что-то сказал.

— Он не понял, для чего твоё лицо на деньгах, — смутился толмач.

— Скажи, что теперь мы друзья. А по нашей традиции, на монете должно быть изображение старшего друга.

Острожский, стоящий за спиной князя, подавил смех, но смолчал.

— Хан просит время до вечера. Он должен подумать, — переводчик выглядел растерянным.

— Вечером я жду ответа, — Витовт нетерпеливо кивнул и ушёл вглубь шатра.

Когда в лагере зажглись первые костры, хан вернулся. На этот раз, помимо толмача, его сопровождал богатырского телосложения татарин в боевых доспехах.

— Это мурза Едигей, — представил нового гостя переводчик. – Хан ждал его. Хан говорит, что Едигей его самый близкий друг. Значит, теперь и твой друг. Едигей старше хана. Едигей старше князя. Хан говорит, пусть на деньгах будет Едигей.

— Что? – взревел Витовт.

— Ещё хан говорит, — не останавливался толмач, — что видел твоё войско. Рыцарей, пушки. Он их не боится. Хочешь войны – будет война.

— Проклятие, — зарычал князь. – Какого дьявола я третий день мечу бисер перед свиньями! Вон! Прочь отсюда!

Татары бесстрастно смотрели на беснующегося Витовта. Хан больше не улыбался. Глаза его были холодны.

Спустя час они с Едигеем подъезжали к своему лагерю.

— Сколько ты привёл воинов? – спросил хан.

— Всех, — рассмеялся Едигей. – Теперь литовцам с нами не совладать.

— Я не совсем понял, что князь сказал о бисере и свиньях, — внезапно вспомнил Темир-Кутлуг.

— Цитата из Евангелие. Кажется от Матфея. Если хочешь, я могу…

— Забудь, — хан махнул рукой.

Наутро, растянув в коротких стычках войско Витовта, татары скрытно обошли его и ударили с тыла. Литовцы дрогнули и побежали. Много вёрст конница Темир-Кутлуга гнала их, нещадно рубя и топча конями. Великий Князь Литвы чудом избежал смерти.

Показать полностью
134

Казанское взятие. Финал.

Казанское взятие. Финал. Cat_cat, Длиннопост, История, Война, Русь, Казань, Золотая Орда

Читайте ранее:

Глава 1; Глава 2; Глава 3; Глава 4; Глава 5; Глава 6; Глава 7; Глава 8; Глава 9; Глава 10; Глава 11;


Прошлая часть окончилась тем, что уже находящаяся в кольце осады Казань отвергла последнее мирное предложение Ивана Грозного. Это случилось 25 августа 1552. А 26-го состоялась самая масштабная из вылазок окружённых. Как мы помним, конный наскок с внешнего фронта, пусть и руководимый самим ханом, не смог сорвать сразу и стремительно начавшихся осадных работ. Теперь очередь была за попыткой удара изнутри. Во всяком случае, именно этот вариант представляется наиболее вероятным – шансов одолеть русскую армию в полевом сражении у татар не было – и едва ли они сами могли этого не понимать. Под стенами Казани разыгрался упорный бой. Современники так описали это сражение: "От пушечнаго бою и от пищалнаго грому и от гласов и вопу и кричяния от обоих людей и от трескости оружии и не бысть слышати другу друга". И решающую роль в успешном отражении противника сыграли стрельцы, которые не позволили врагу достигнуть ни разворачивающихся на позициях орудий, ни строящихся башен-тур. И это был уже не первый раз, когда новое войско царя проявляло себя с самой лучше стороны – в бою за переправу через Волгу именно они были той силой, которая смогла прикрыть высадку всё новых частей войска под ударом 10 000 конницы казанцев.


Стрелецкое войско изначально – и это ясно следует даже из его названия – строилось с опорой на огневой бой в качестве основного. Т. е. теоретически они должны были занимать ту же нишу, что и европейские мушкетёры и аркебузиры. Они в свою очередь вплоть до изобретения и активного внедрения штыка нуждались в прикрытии пехотой с холодным оружием – и, прежде всего, пикинёрами. Испанцы считались обладателями лучшей пехоты Старого Света, прежде всего из-за того, что в рамках терции могли достигать разумного баланса и чёткого взаимодействий стрелков и прикрытия. Важнейшей проблемой была ещё и та, что громоздкость ручного стрелкового оружия эпохи предполагала, за исключением пистолетов, стрельбу непременно с опоры – чаще всего со специальной сошки. Таким образом, в бою в обеих руках мушкетёра находилось по тяжёлому и громоздкому предмету, что исключало возможность вооружить его чем либо ещё, кроме небольших кинжалов и ножей. Варианты с саблями и палашами почти всегда были малоудачными. Выйти из положения попытались шведы, создав т. н. "шведское перо" – сошку с длинным и острым концом одной из сторон вилки, которую можно было использовать в качестве колющего оружия – тот ещё эрзац, но и он давал шведской пехоте преимущество в первой половине – середине XVII века. А вот в России нечего этого не было. В России был бердыш! Понятно, что никакое оружие не следует возводить до статуса меча-кладенца, но у бердыша была масса весьма ценных свойств и преимуществ. Он успешно использовался во всё том же качестве сошки-подпорки, но при этом был и весьма серьёзным – куда как более, чем "шведское перо" оружием ближнего боя. Более того, он давал стрельцам преимущество и по сравнению с пикинёрами! Как и пика, бердыш мог использоваться в строю, когда ряд стрельцов надвигался на врага опустив своё оружие острым концом вперёд – разве только пика была длиннее и в этом смысле давала преимущество дистанции боя. Но это – бой в строю. А стоило ему распасться, как пика не только становилась малополезной – она и вовсе больше мешала своему обладателю. А вот у стрельцов распадение строя давало возможность воспользоваться бердышом для нанесения мощных и широких рубящих ударов. Особенно это было важно в тех случаях, когда строй было невозможно сформировать технически – в густом лесу, при первом приступе на стенах вражеского города, а затем – на наиболее узких его улочках. Преимущества бердыша признавали и европейцы – так в армии всё той же Швеции он был введён на некоторое время, уступив место уже только штыку, а в армии Речи Посполитой в качестве холодного оружия мушкетёра он сменил саблю и вовсе в 1674. Впрочем, до этого ещё далеко – а пока стрельцы, только-только появившиеся на свет, уже стяжали себе заслуженную славу – и продолжали проявлять себя с лучшей стороны и далее по ходу боёв.

Казанское взятие. Финал. Cat_cat, Длиннопост, История, Война, Русь, Казань, Золотая Орда

Оригинальный образец стрелецкой формы - из коллекции ГИМа


Ответом на вылазку 26-го, стало начало не спорадической, а регулярной и планомерной артиллерийской бомбардировки Казани. Здесь наглядно проявилось превосходство – и количественное, и качественное, русского наряда – попытки казанцев вести контрбатарейную борьбу были очень быстро пресечены. Причём орудия были подтащены очень близко к городу, где и установлены под прикрытием тына и земляного вала. Вместе с тем, и решительного результата обстрел не дал – полностью сокрушить стену на каком-либо участке не удавалось, поджечь город – тоже. Вероятно именно с этой целью – не полностью лишить город воды, но осложнить противопожарную борьбу и был произведён 4 сентября подрыв подкопа у Муралеевых ворот под источником воды внутри города. С самого начала русским были отлично известны все стратегические точки в городе – ещё бы, ведь среди осаждающих были не просто отдельные перебежчики, но и человек, который несколько раз правил городом в качестве хана! По всей видимости, копать начали если не день в день со стартом обстрелов, то около того – и изначально не с целью подкопом проделать путь в город, а для установки мины. По некоторым сведениям всей подземной минной войной и подкопами – а это был далеко не последний эпизод, руководили английский инженер Бутлер (Батлер) и литвин Розмысл (настоящее имя Эразм).


Параллельно царь отдал распоряжение подготовить другой, даже более важный удар – воевода Александр Борисович Горабтый-Шуйский должен был полностью разгромить казанские силы вне кольца осады и расширить зону контроля русских на территории ханства. Как мы помним, значительные силы кавалерии остались вне городских стен, они были отражены 24 августа, отброшены, но не разгромлены. Точных сведений о развитии операции мало, но, по всей видимости, дело обстояло так: в последних числах августа татары продолжали – теперь уже маленькими партиями, совершать стремительные налёты (очень возможно – ночные) на позиции русских войск. Понятно, что к решительному результату это привести не могло – и всё же уколы выходили довольно болезненными. Подобные выпады выматывали нервы, требовали постоянной бдительности, не давали до конца сконцентрироваться на самой Казани. Наконец, гибли и люди. Во время одного из нападений погиб воевода Третьяк Иванович Лошаков. Вероятно, именно это стало последней каплей. После этого русское командование разработало операцию по уничтожению вражеского отряда. Первой её частью стал удар непосредственно в лес, где скрывался враг. Примечательно, что наносили его одновременно стрельцы – наиболее элитная часть пехоты – и находившаяся в составе русского войска мордва, некоторым воинам из которой местность могла быть знакома. Очевидно, что для раскрытия всех сильных сторон кавалерии вообще и татарской конницы в частности лес – не лучшее место. Но зато он давал прикрытие от огня артиллерии и стрелкового оружия, возможность сохранять фактор скрытности и неожиданности. Вылетать на всём скаку с опушки было удобно, что же до обороны, то была надежда, что русские, не зная броду, не сунутся в воду, не рискнут начать стремительное наступление, а будут с осторожностью выжимать татар.


Реальность опровергла все расчёты возглавлявшего реально казанский отряд мурзы Епанчи. Лес был пройден очень быстро, причём большую роль сыграла уже упоминавшаяся способность стрельцов действовать эффективно и вне строя. А далее Епанча совершил серьёзную ошибку - да, татары были выбиты из укрытия, но шансов догнать и разгромить их окончательно у пехоты не было. Враг вполне мог раствориться в пространстве, а затем, спустя некоторое время, возобновить удары, или даже вернуться в тот же лес, который едва ли было возможно целиком надёжно оборонять. Но, то ли противник был настолько сильно потрёпан, то ли казанцы, даром что на своей земле, испугались перспективы лишиться снабжения и питания, но отряд Епанчи отошёл к городу Арску и там заперся. Это позволило Горбатому-Шуйскому не отпустить врага и в кратчайшие сроки обложить его. Правда дальнейшие перспективы были очень смутными – вся артиллерия, естественно, оставалась у Казани. Тогда русский полководец прибег к хитрости, на которую, казалось бы, казанцы не должны были клюнуть – ведь это был их излюбленный приём – к ложному паническому отступлению. Но они всё же клюнули – и вышли из Арска. Дальнейшее было делом техники – имеющие преимущество в организации стрельцы быстро смогли отрезать врага от города, нанести ему полное поражение – а после почти без сопротивления заняли Арск. Это произошло 8 сентября. Большая часть ханства в одночасье стала считаться за русскими, окончательно отпали все нетатарские народности. Если до этого момента у кого то ещё могли быть мысли о том, что у казанцев есть шанс на спасение, то теперь их можно было оставить. Ханство было обречено. Обращает на себя внимание и блестящий темп, взятый русскими – атака Горбатого-Шуйского началась 28 или 29 августа на подступах к Казани, а окончилась в Арске 8-го сентября – т. е. на всё ушло чуть более недели.


Именно Арское направление – Арские ворота – были после этого избраны царскими воеводами в качестве главного участка предстоящего штурма. Было ли здесь дело в том, что теперь эта сторона считалась совершенно защищённой от всяких неожиданностей с тыла, или просто в греющем душу слове, обозначавшем победу – не ясно. Но вся середина и вторая половина сентября прошла в обустройстве тур, главной из которых была та, что располагалась на участке между Царевыми и Арскими воротами. Там Иван приказал выстроить деревянную башню высотой 13 метров и вооружить её десятью большими орудиями. При всём этом не прекращался ни артобстрел Казани, ни война подкопов – преимущественно взрывных. Татары сражались храбро, но общая обстановка для них неуклонно ухудшалась. Воды всё же начало не хватать, начался рост болезней, некоторые близкие к стенам участки города были уже основательно разрушены. Неоднократно предпринимались вылазки – по-видимому, в первую очередь через подземные ходы, но исход их бывал очень разным – когда удавалось добиться внезапности, то татары брали верх. Вероятно сразу оказавшись в тылу русских (ещё раз отметим войну подземелий) они смогли в середине месяца обратить в бегство немногочисленную охрану тур и испортить две или три заготовки будущих осадных башен. Но дальше с каждым разом выходило всё хуже. Другая вылазка, предпринятая осаждёнными у Збойловских ворот, оказалась менее удачной – ничего из осадного парка вывести из строя не вышло. Наконец, ещё одна (последняя) вылазка была наиболее масштабной – и наиболее тяжёлой по последствиям. Казанские воины сражались врукопашную сразу у нескольких ворот – и, кажется, были большей частью отрезаны и истреблены. Последние дни работ проходили уже без помех. Ну а после начался штурм! 26 сентября русские придвинули туры к Арским, Царевым и Аталыковым воротам. С главной башни-туры удалось открыть огонь непосредственно по улицам города, ведущим к участку стены у Арских ворот. Это очень серьезно сказалось на их обороноспособности. Дело всё быстрее подходило к своему финалу.


Нельзя сказать, что русские вообще не испытывали никаких проблем, что не было неожиданностей. Но сложности, например то, что в связи с сильными ливнями и бурями затонуло множество судов с припасами, лишив тем самым русские войска значительной части запасов продовольствия, уравновешивались заранее принятыми мерами. То, что раньше было бы фатальным, теперь – просто неприятным. Контроль не только над специально отстроенным для этой цели Свияжском, но и взятым Арском исключал действительно существенный кризис снабжения. Что до неожиданностей, то всё ещё интереснее. В одну из ночей русские войска, осаждавшие Казань, внезапно обнаружили позади себя огни - множество костров, которые могла разжечь только довольно солидная армия! Появление в темноте большого количества огней свидетельствовавших о подходе значительной военной силы, вызвало беспокойство, как в лагере осаждённых, так и в лагере осаждавших. Русские воеводы отдали приказ и скрытно послали под покровом ночи лазутчиков для выяснения принадлежности неизвестной военной силы. Возвратившиеся лазутчики ещё больше обеспокили русское войско, рассказав о том, что они увидели… В действительности – и утро быстро позволило это установить, пришли на подмогу царю и войску казаки-донцы, но до того момента об этом никто не знал. Ну а под покровом ночной темноты действительно было отчего обеспокоиться, поскольку сам вид казаков представлял на тот момент, по меньшей мере, экзотическое (а ночью — ещё и довольно страшное) зрелище. Дело в том, что отправляясь в поход, казаки специально набили в донских плавнях всякой птицы и «украсили» своё одеяние, нашив на него во множестве добытое птичье перо. Вот такие вот сюрпризы! В итоге появление казаков значительно продвинуло ход осады, так как они имели за плечами неплохой боевой опыт.


Итак, обстрел, непреклонное приближение башен – а к 30 сентября по одной туре появилось у каждых ворот Казани - весь город делал всё возможное, чтобы отразить эту угрозу, которая… оказалась во многом лишь отвлекающим манёвром! В тот же день 30 сентября была взорвана самая большая из мин, что удалось подвести под стены – и впервые один из участков их рухнул! Через частью засыпанный землёй, а частью накрытый мостками ров потекли к пролому русские бойцы. Город кое-где параллельно начал гореть – ведь все силы защитников устремились к пролому, расположенному в районе Арской башни. Началась страшная сеча – и те, и другие с двух сторон напирали на очень скромный участок под непрерывным обстрелом. В жесточайшей схватке нашим удалось захватить Арскую башню и часть стены около неё. Отдельные группы бойцов начали проникать непосредственно в городскую застройку – казалось, наступает решающий момент. Воевода М. И. Воротынский просил царя двинуть уже войска на общий штурм. Иван Грозный, поразмыслив, отдал приказ… отойти! Почему? Причин было три. Первая причина – локальность прорыва вела к очень большим потерям. Пауза могла дать возможность подтянуть ближе артиллерию и туры – и мощным огнём взять под полный контроль участок, прилегающий к пролому и башне. Другим доводом был риск того, что всю армию через такой маленький проход просунуть было нереально, а оторвавшийся от основной массы отряд, ушедший вглубь города, можно было отрезать и истребить. И последняя, возможно, главная причина – во избежание дополнительного огромного кровопролития царь был намерен в последний раз предложить мир Казани – теперь уже в формате капитуляции. Положение города с обрушением стены стало совершенно безнадёжным – и все это понимали. Воротынскому пришлось подчиниться. Первый штурм остановился. Только Арская башня осталась в руках стрельцов. Впрочем, непосредственно в зоне прорыва были установлены крепкие щиты, позволявшие без чрезмерного риска сообщаться с башней. А 1 октября в город въехал парламентёр с призывом к защитникам сложить оружие. Ответ был отрицательный: «Не хотим прощения! В башне Русь, на стене Русь: не боимся; поставим иную башню, иную стену; все умрём или отсидимся!»


Почему? Ведь после такой отповеди в ответ на последнее предложение пощады действительно по меркам эпохи вероятность поголовной гибели защитников была очень велика? Дело в том, что к этому моменту реальной душой обороны был уже не чудом пробравшийся в город хан Едигер и даже не какой-нибудь бек или мурза. Нет. Им был имам и сеид Кул Шариф.

Казанское взятие. Финал. Cat_cat, Длиннопост, История, Война, Русь, Казань, Золотая Орда

Имам Кул Шариф


Известно про него сравнительно немного, но то, что известно, чрезвычайно любопытно. Кул Шариф был, судя по всему, уроженцем Крыма – что дополнительно объясняет его непримиримость. На момент осады он был главой и высшим авторитетом мусульманской уммы в городе. Причём, что интересно, речь идёт не об узколобом фанатике, а о человеке, который согласно современным текстологическим исследованиям приписываемого ему наследия, обладал знаниями в астрономии, истории и других науках. Судя по всему, в числе прочего отличался имам и ораторским мастерством. Одним словом, перед нами достойный противник. И вот он решил для себя, решил для своих учеников, что будет стоять до конца – и, используя веру как рычаг, подвиг к этому всю Казань. Никогда до и никогда после не была она столь сильно проникнута исламом, как в момент между первым и вторым русским штурмом. Едигер самоустранился во дворце, очевидно, оплакивая свою злую участь, дворянство, которое и было причиной войн, теперь усиленно думало, как приноровиться к новой власти, как не погибнуть. А Кул Шариф овладел народной массой. Их отказ – это его отказ. 1 октября наш посланец вернулся ни с чем. 2 октября последовал общий штурм!

Казанское взятие. Финал. Cat_cat, Длиннопост, История, Война, Русь, Казань, Золотая Орда

Штурм


Сделано было всё, что можно было сделать в рамках военной техники и тактики эпохи: непрерывный массированный обстрел, туры, сразу два новых могучих взрыва в подкопах, проделавших новые дыры в дополнение к первой. Конечно же, именно в проходы в основном устремилась армия, но стоило казанцам оттянуться с какого-либо участка стен – и русские, особенно казаки, стремительно лезли и занимали эти стены. Как и в первый раз, долго шла резня, настоящая бойня в проломах.

Казанское взятие. Финал. Cat_cat, Длиннопост, История, Война, Русь, Казань, Золотая Орда

Эпизод штурма в представлении современного татарского художника


Потом казанцы разом – надо полагать по команде, либо заранее рассчитанному плану, оттянулись в глубину. Масса русских солдат стала входить в город. Многим показалось, что сопротивление врага окончательно сломлено. По обычаю тех лет, взятый с меча город отдавался на один или три дня солдатам на разграбление, а Казань была богата. Многие устремились не за противником, а в дома и принялись мародёрствовать. Особенно в этом отличились те, кто до того симулировал ранения и даже смерть под стенами, чтобы не участвовать в деле в проломах. Так же, вероятно, в числе заводил были и казаки. Дисциплина стала падать, управляемость – ещё быстрее. В какой-то момент казанцы слаженно и мощно перешли во внезапную контратаку. Эффект её был страшен – отряды русских, оказавшиеся без локтевой связи с соседями, окружались и резались просто на куски. Тем более эта участь постигала отдельные банды мародёров. Началось стремительное отступление, переросшее в бегство. В некоторых местах среди штурмующих стала возникать паника. Ситуация могла стать критической, но Иван Грозный, увидев это, одновременно ввёл в бой новые войска, а именно стрельцов – свои лучшие силы, а во-вторых отдал приказ прекратить всякий грабёж, а всех мародёров и паникёров убивать на месте. Стрельцы развёрнутым строем пошли к проломам, поддержанные артиллерией. Сосредоточенными залпами они разом снесли и приблизившихся к стенам казанцев, и беглецов, туда добравшихся. Концентрируя вокруг себя всё новые войска – как из числа недавно отступавших, так и подбрасываемые сзади подкрепления, они без пауз двинулись в сторону центра города.

Казанское взятие. Финал. Cat_cat, Длиннопост, История, Война, Русь, Казань, Золотая Орда

Стрельцы - в последнем Казанском походе они проявили себя с самой лучшей стороны


Последний бой развернулся у городской мечети и, в том числе, за саму мечеть. Казанцы контратаковали яростно, используя своё знание местности и все улочки и дворики, в надежде отрезав русских вновь вызвать у них панику. Не вышло. Сомкнутый строй бердышей занимал площадь. Сам Кул Шариф командовал боем непосредственно с крыши мечети (вероятно с минарета) – в контрударах погибли все его ученики. Наконец, кто-то из стрельцов метким выстрелом убил его – тело главного организатора и души обороны рухнуло вниз – и вскоре после этого сопротивление было сломлено. К вечеру 2 октября Казань была взята. Последний бой – уже куда более лёгкий – прошёл у ханского дворца, где был пленён хан, его семья и приближённые. Небольшая группа татар, пользуясь тем, что со смертью Кул Шарифа и взятием под арест хана, бдительность штурмующих несколько уменьшилась, впрочем, смогла даже прорваться из пределов города. Среди них были и те, благодаря кому отдельные очаги сопротивления на землях ханства будут существовать ещё около 3-х лет. Но изменить это уже ничего не могло. Казань была взята. Ханство погибло. Казанские войны окончились.

Казанское взятие. Финал. Cat_cat, Длиннопост, История, Война, Русь, Казань, Золотая Орда

Финал - Казань пала


И наступил мир. Новый мир, где должны были решать и вершить уже победители. И те принципиальные вещи, которые были заложены по взятию города, легли в основу будущего облика Русского государства. Какие? Во-первых, Казань не дозволили грабить – раз отдав приказ прекратить разграбление, царь уже более к этому не возвращался. Памятуя о страшной и неизбежной каре, смирились с этим и войска, благо радость от самого факта падения столь давнего врага России была очень велика. Уже 12 октября, оставив в качестве наместника в городе того самого воеводу Горбатого-Шуйского, русские рати пошли домой. Но было и ещё кое-что. Да, город понёс страшные потери при штурме – и людские, и материальные. Но после… Те, кто помнит серию о штурме Карфагена, помнят, чем закончилась история этого города. Глубина антагонизма и длительность противостояния Москвы и Казани не сильно уступает таковым у Рима и Карфагена. Будь на месте Ивана Грозного римлянин – и город бы сравняли с землёй, присыпав солью руины. Но ладно, оставим в покое Рим – пусть будет борьба близкой эпохи – завоевания испанцами Америки. Вот пример взятия мечом города, населённого и этнически, и религиозно непохожими людьми. Что бы было? Резня. Конец XVI и начало XVII века в Европе было ознаменовано религиозными войнами – один народ очень и очень близких традиций и облика люди в той же Германии истребляли друг друга массами за то, что их соседи неверно верят в Христа. Христа, подчеркну, не Мохаммеда! Что бывало с городами - смотри судьбу Магдебурга в Тридцатилетку. Ну а что же русские в Казани? Казанцы выжили. Их не продали в рабство их же соседям ногаям, или астраханцам, которые охотно бы их купили, их выселили из города, да – ровно за крепостные стены, в посад (там образовалась ныне т. н. Старотатарская часть города Казани). Да, в городе появилась церковь – но никто не требовал от казанцев непременного и немедленного перехода в православие, никто не крестил их насильно. Мало того, в конечном счете, татары очень быстро стали обычными подданными русского царя – равноправными прочим.


И этим была заложена вся будущность России, как государства, которое не колонизирует территории, истребляя, или нещадно эксплуатируя народы, а инкорпорирует их на равных правах. Россия стала многонациональной – и по сей день таковой остаётся. Из государства русских, в котором, если не брать совсем уж древних времён, когда можно припомнить финно-угорский элемент (о котором столь любят ныне говорить на Украине), или чёрных клобуков и торков, но в общем, всё равно моноэтничного, в царство и далее империю. Особенно это было важно в свете того, что победа эта, Казанское взятие, открыла перед нашей страной дверь величайших возможностей. У страны были раскованы руки – теперь куда менее страшен был Крым, теперь можно было взяться за решение важнейших задач на Западе – а ведь много лет до того основные угрозы для Руси, основной вектор в политике лежал к юго-востоку. Падение Казани доконало наследные Орды, убило память об Иге, но не это даже главное. Новые, другие осколки Улуса Джучи стали падать к нам в руки! Казань много лет была бедой, проблемой огромной значимости, её взятие потребовало напряжения всех народных сил – а Астрахань будет дважды без боя браться отрядом чуть более чем в 1000 человек! За считанные годы в наши руки перешёл весь Волжский путь, мы встали на Каспии, русские пределы дошли до Терека, православные народы Кавказа и даже Закавказья стали с надеждой и уважением смотреть на Россию – завязывают связи грузины, осетины просят прислать не только священников, но и воевод. А самое существенное – это Сибирь. Сибирь, которая теперь и ассоциируется в первую очередь с Россией – и которой тогда предопределено было стать русской. О чём и говорить, если само Сибирское ханство платило дань Казани и признавало её главенство? Казань была запертыми воротами, стеной – а теперь прорвало – и группа в 500-600 человек во главе с Ермаком начнёт покорять необъятные территории. Уже при жизни Ивана Грозного всё это позволило радикально увеличить территорию государства. Если при вступлении на престол Иоанн унаследовал 2,8 миллиона квадратных километров, то в результате его правления территория государства увеличилась почти вдвое — до 5.4 миллионов — чуть больше, чем вся остальная Европа. Важно добавить и то, что за это же время население выросло на 30-50 % и составило 10-12 миллионов человек.

Казанское взятие. Финал. Cat_cat, Длиннопост, История, Война, Русь, Казань, Золотая Орда

Территориальные приращения России при Иване Грозном

Казанское взятие. Финал. Cat_cat, Длиннопост, История, Война, Русь, Казань, Золотая Орда

Они же на карте с современными границами.


Величие победы было вполне осознано, её воспевали, она вошла в предания, в её честь возвели прекрасный собор Покрова Богородицы на Рву, ныне известный как Храм Василия Блаженного – ещё один символ России. В память о Казанском походе была написана икона “Благословенно воинство Небесного Царя”, которое, однако, на примере ангелов, аллегорически изображало войско царя вполне земного – Ивана Грозного, возвращающегося с армией в Москву, идущего с победой. Казань, её взятие раз и навсегда изменила статус России – из бедного татарского данника на самом краю Европы мы стали силой, которую эта Европа всё более опасалась.

Казанское взятие. Финал. Cat_cat, Длиннопост, История, Война, Русь, Казань, Золотая Орда

Икона "Благословенно воинство Небесного Царя"

Казанское взятие. Финал. Cat_cat, Длиннопост, История, Война, Русь, Казань, Золотая Орда

Храм Василия Блаженного - возведён в ознаменование Казанского взятия

Казанское взятие. Финал. Cat_cat, Длиннопост, История, Война, Русь, Казань, Золотая Орда

Виновник торжества - Иван IV Грозный - знаменитая реконструкция Герасимова. Здесь, конечно, уже в гораздо более поздние годы после Казанского взятия


Но подлинное значение этой победы – ещё шире – это был последний великий бой кочевой и оседлой цивилизаций, после чего территория первой стала стремительно сжиматься, как шагреневая кожа. Веками кочевники были грозой даже самых великих земледельческих империй. Скифы вторгались в Переднюю Азию ещё во времена Вавилона, в культуре Персии, в древнейшей монотеистической религии – зороастризме – кочевники стали символом угрозы, обобщённым образом плохих людей. И даже во времена своего величия персы не смогли не то что покорить скифов, но и просто нанести им чувствительное поражение. Китай строил свою великую стену для защиты от кочевых орд севера – только она не слишком помогала – и добрая половина китайских династий начиналась с вождя, проведшего большую часть жизни в седле. Можно много говорить о причинах краха Великого Рима – и, вероятно, в первую очередь они кроются внутри его, но всё же нужно признать, что окончательно убило империю Великое переселение народов, спровоцированное кочевниками и во многом из них состоявшее: знаменитейшие грозные гунны, аланы, а после – авары. Арабы начинали свои великие завоевания как кочевники, уничтожив при этом могучую и самобытную империю Сасанидов, а Византии нанеся самый страшный удар в её истории, разом сжавший её больше чем вдвое. Вся раннесредневековая Европа дрожала перед венграми, а Восток – перед тюрками-сельджуками. А потом… потом у Европы появился щит. Естественно, восточные славяне, русы, великие князья Киевские не рассматривали себя так – но факт есть факт: их усилиями печенеги и половцы дальше нынешней Румынии и самого востока Венгрии на запад не проникали. Прошли монголы – но Русь изрядно замедлила и вымотала их. А теперь Русское царство добивало осколки последнего, величайшего из государств Степи, чтобы через полтора века непрерывного и встречающего уже минимальное сопротивление натиска, овладеть большей частью тех пространств, где зарождались великие волны, накатывавшие и накатывавшие на соседей. Темучжин – Чингисхан родился немного южнее Байкала. В 1650-х там правил уже русский царь. Многовековая борьба двух ветвей человечества окончилась. Окончилась победой оседлого мира. Исторически неизбежной – но её всё равно нужно было оформить. Возможно, это случилось под Казанью. Возможно, именно по этой причине Россия получила право на величие.


Источник: Cat_Cat Автор: Иван Мизеров

Личный тег автора в ВК — #Мизеров@catx2


Оглавление Cat_Cat

Показать полностью 11
77

Казанское взятие. Глава 11

Казанское взятие. Глава 11 Cat_cat, Длиннопост, История, Война, Русь, Казань, Золотая Орда

Читайте ранее:
Глава 1; Глава 2; Глава 3; Глава 4; Глава 5; Глава 6; Глава 7; Глава 8; Глава 9; Глава 10;


Вот и дошли мы до этого момента! Так может сказать читатель, терпеливо одолевавший всё новые главы повествования, а в первую очередь так мог сказать русский воин, стоявший на рубеже 1551 и 1552 года в свежевозведённой Свияжской крепости. Казалось, что такая давняя, столько крови выпившая из Руси проблема Казани решена! Возникновение крепости-базы под самым носом у противника поставило жирную точку в возможности новой безнаказанной агрессии казанцев, пресекла даже мысль о набегах – ведь теперь нужно было для этого миновать регулярно действующие русские патрули. От ханства откалывались и переходили под руку русского царя нетатарские народы, весь горный берег Волги просто по факту был присоединён Московской державой. А Казань – её даже и брать-то не пришлось! Сами горожане, порядком перетрусившие, скинули последних ставленников Крыма и друзей Гиреев в элите, согласились на любого хана, которого изволит дать Москва. Вот только стал им Шах-Али – тот самый злосчастный Шигалей, уже правивший в городе в 1519-1521 и в 1546 – и всякий раз терявший власть. Непопулярный, даже презираемый, он, пожалуй, был худшим вариантом, чем даже прямое правление русских – так по крайней мере ощущалась бы тяжёлая рука, способная быстро навести порядок, была бы видна не внутренняя а внешняя природа сложившейся ситуации. В реальности же вопрос об устранении бездарного Шигалея казался татарам внутренним делом, а слабость собственно хана затушёвывала силу того, кто его поставил.


Впрочем, главным было даже не это. Вскоре после прибытия Шаха-Али в Казань в самом городе стал проходить первый шок и страх того времени, когда будто из ниоткуда вырос Свияжск, когда русские уже вот-вот грозились привести гигантскую, небывалую армию под стены, а на смену этой оторопи стала приходить глубокая задумчивость. Горожанам и в самом деле было отчего поразмыслить о собственной судьбе. Некогда после имевшего историческое значение переноса ярмарки из Казани в Нижний Новгород в ханстве надолго одержала победу партия конфронтации – её противники из "прорусской" партии могли брать верх только после очередного значительного поражения, либо из-за чрезмерно резких, насильственных действий хана и его опоры на чужую (крымскую) элиту. Но стоило обстановке устаканиться, как всё вновь возвращалось на круги своя. Почему? Потому что в основе, как и всегда, лежала экономика. Партия войны – это партия работорговли. Последняя никогда в истории Казани не приобретала такого безусловного доминирующего и абсолютно довлеющего положения, как в Крыму, но всё же именно она стала ключевым источником дохода казанской аристократии. Мелкие людишки могли жить в мире, спокойно возделывая свою землю, покупая и перепродавая товары соседних народов Поволжья и даже Сибирского ханства, а затем сплавляя их дальше по Волге, могли ловить рыбу, могли складировать товары русских купцов, которые всё равно, кроме самых жестких лет борьбы, ходили через Казань – ведь иного пути к Каспию не было. Но вот для людей меча, для потомков Орды, для мурз, беков, беев мир действительно был гибелен – у них было очень мало собственных источников дохода. Большие стада уже не были столь значимой ценностью, как прежде, да и мало у кого они к тому времени были. В целом местность в районе Казани – это уже далеко не степь и с отгонным скотоводством было всё не так просто. Ещё меньше ясности было с вопросами землевладения в бывшем обществе кочевников, не было институтов, похожих на будущее наше крепостное право. Одним словом, если бы Казань начала превращаться в Волжскую Венецию, то она и в самом деле должна бы была стать похожей на неё – на торговую республику. Широкая прослойка людей, чьи амбиции и образ жизни постоянно рисковали подрывом мира, а значит и любых коммерческих сделок и договоров, была попросту опасна. С другой стороны на 1551 год, когда по договору были отпущены татарами все пленные, а речь шла не столько о военнопленных, сколько вообще о людях, угнанных в полон, то их оказалось ни много ни мало 150 000 - 200 000! Много больше, чем население всего города! Существенный процент от числа населения тогдашнего Русского царства!


Группировка знати, бывшая партия войны была готова умерить (на время) свои аппетиты, но не полностью сменить приоритеты. Шах-Али при всей своей слабости (а вернее не он даже, а любой из его русских советников) не позволил бы помянутым силам даже подготовить свой реванш и новый конфликт, даже и в отдалённой перспективе. Сокрушить непопулярного хана было легко. Опасаясь расправы со стороны казанцев, хан тайно переправил в Свияжск часть оружия и 6 марта, во время поездки на рыбалку, уехал в крепость и там остался. Но вот дальше ситуация стала стремительно осложняться и развиваться. Во-первых, теперь у Казани совсем не было времени – русские уже были здесь, под боком – в Свияжске на постоянной основе присутствовал гарнизон. И с этим гарнизоном нужно было как можно скорее начать переговоры, чтобы не получить летом московской рати под стенами. В действительности же определённые дипломатические консультации не прекращались с момента выдачи Сююмбике с сыном и касались в основном определения границ тех земель и народов ханства, которые переходили к Москве.


Русская позиция была очень жесткой – или Шигалей должен вернуться, или казанцы должны предложить нечто большее. Ну а об уступках с нашей стороны и речи не шло. И тогда группировка татарской знати совершает роковую ошибку. Бек Чапкын Отучев, возглавлявший в этот момент указанную группу, повёл, как ему казалось, очень тонкую игру. Нужно было любой ценой потянуть время – чтобы Казань успокоилась внутренне, чтобы нашёлся хан (в идеале такой, который сможет усилить город своими войсками, но не сразу взбесит русских, да и самих казанцев – т. е. не Гирей и вообще не крымец, но представитель какой-нибудь другой орды или ханства), чтобы в целом укрепилась обороноспособность города – и объективно, и в смысле готовности драться. Другой целью было сделать борьбу Казани борьбой всех татар против Русского царства, заставить всех сплотиться перед лицом угрозы, исходящей от Москвы. Но что нужно сделать, чтобы разом надолго захватить внимание и приковать интерес русских, поднять на борьбу народ и мобилизовать соседей? Бек Чапкын начинает переговоры… об условиях прямого принятия Казанью русского подданства! При этом для внутреннего потребителя это выдаётся за требование Москвы. Многие верят, тем более, что и наша сторона быстро заглотила наживку. Проблему на востоке нужно было решить прочно и капитально перед началом активизации политики на западе страны, а развязать узел казанских противоречий никак не выходило. 1551 был предварительной попыткой ничего не развязывать, а просто рубануть по узлу – и она почти сработала, но всё же даже и теперь, даже после Свияжска и прочего, у царя и его окружения было понимание (как показало будущее – верное), что штурм Казани – это очень серьёзное и опасное предприятие. Здесь же, казалось, сами татары решили помочь с распутыванием клубка. Самое же интересное, что провокация стремительно развивалась уже по собственным правилам. Так, она довольно быстро переродила партию мира в Казани прямо в партию присоединения. Купцы жаждали открытия длинной водной дороги от Балтики до Персии, а власть в который раз приглашаемого со стороны хана для них была мало чем лучше власти царя. Да, хан будет татарином, а Казань – независимой. Но и он и она будут при этом бедными. Ведь набегам и торговле живым товаром конец. А русское подданство – это перспектива… Причём Россия готова была предоставить татарам значительную автономию.


Тем временем, Чапкын сотоварищи оказался вынужден развить лихорадочную активность в деле поиска внешней подпорки для оседающей Казани, а прежде всего – хана. Им в итоге стал амбициозный 30-летний астраханский царевич Едигер-Мухаммед, вот только у него было маловато и сил, и влияния, и денег. Парадоксально то, что новый хан успел в своё время в 1542 году выехать на службу в Россию и даже в1550 году участвовал в русском походе на Казань, но, впрочем, тогда же оставил службу и отъехал в Ногайскую Орду. Вот именно на ногайцев и была основная надежда – в случае отхода Казани к России они оказывались на границе, а с учётом их быта и традиций (главным образом всё тех же набегов и отсутствия даже теоретической возможности со стороны верховной власти их ограничить) столкновение оказалось бы неизбежно. Но ногайцы медлили – они опасались. Вроде бы, по всему выходило, что биться с Москвой придётся – но уж очень было страшно. А вдруг всё же как то обойдётся? Зато самый живой интерес проявил Крым – и, что не менее важно, те, кто стоял уже прочно за ним. Османы в 1540-х находились в апогее силы – это был тот самый Великолепный век, в 1547 власть султана над Венгрией были вынуждены (как мы теперь знаем – временно) признать Габсбурги и Священная Римская Империя. Амбиции же тени Аллаха на земле были велики как никогда – и в числе прочего открывалась крайне заманчивая перспектива стремительного, буквально одним броском, утверждения своей власти на огромных пространствах бывшей Орды. Причём, выступив сперва защитником, султан очень скоро стал бы господином. Татары догадывались об этом давно, но к 1550-м самое сильное из ханств – Крым – в силу ряда внутренних причин уже попало в шёлковую сеть и само теперь работало в интересах турок. Казань была в очень серьёзном положении, а османские деньги и османские эмиссары могли стать последним зерном на чаше весов – новый хан вполне мог, подобно ханам Крыма, стать фактическим вассалом султанов. За Казанью с неизбежностью последовала бы Астрахань, зажатая между нею и Крымом, да и в принципе более слабая. А там…


Одним словом, реализуйся этот план и к середине XVII века мы могли бы иметь огромные пространства не только Поволжья, но и Урала и Сибири мало того, что находящиеся под сильным влиянием, а то и в прямом подданстве у османов, но ещё и прочно и в твёрдом турецком духе исламизированные. И вот тогда не только России, но и всей Европе пришлось бы очень солоно. Если в реальности за XVII столетие турецкий натиск на север и запад окончательно выдохся, то здесь бы он обрёл исключительной силы второе дыхание, а та же Вена была бы обречена стать эдаким Верденом цивилизаций. В реальности, впрочем, этого не произошло – и одной из самых важных причин было то, что турки решили играть вдолгую, не очень ясно представляя себе реальную картину, суть которой была в том, что у Казани оставались уже считанные месяцы. Как мы знаем, настоящая турецкая экспедиция, поддержанная крымцами, но в целом организованная плохо, состоялась уже после взятия Астрахани и была локализована гораздо более южным районом. Свою роль здесь сыграло то, что турки получали информацию не напрямую, а посредством Крыма, у которого тоже имелись ещё свои особые интересы. Но вот что турки успели, так это дополнительно активизировать уже упоминавшихся ранее проповедников, подвизавшихся в ханстве. Их деятельность привела к перелому в массовых настроениях, которые ещё недавно с большой неприязнью смотрели на постоянно втягивающую ханство в войну и при этом единственно получающую от этой войны доход группировку знати. Теперь у крайней черты и последнего столкновения в серии русско-казанских войн проявился не имевший ранее места характер религиозного противоборства.


А казанская интрига шла, тем временем, своим чередом – по приглашению одних и тех же людей к Казани стремились почти одновременно хан Едигер-Мухаммед и русские силы из Свияжска, которые должны были принять в подданство город. Наместником должен был стать небезызвестный Алексей Адашев. Ну а дальше было вот что: будущий наместник прислал в город обоз и направился в Казань, чтобы встать там с гарнизоном. Но при подходе к городу от отряда оторвались три татарина. Они первыми ворвались в город, закрыли ворота и призвали народ к сопротивлению, хотя до этого многие горожане уже успели даже принести присягу! Когда подошёл русский отряд, враги русских уже взяли власть. Событие было настолько неожиданным, что множество русских, находившихся в городе, были схвачены. Подошедшие войска простояли под городом целый день, ведя переговоры, но вынуждены были отступить. При этом не было сделано ни одного выстрела и не тронут посад. Стороны надеялись решить дело миром – наши – в надежде на возврат пленных. Напрасно – с прибытием Едигера начались казни… Всё это была не просто пощёчиной – это был удар наотмашь – теперь война стала неизбежной. Война до конца. Но это и рассчитывали Чапкын и прочие – спровоцировать и направить ситуацию к тому, чтобы она не просто опять дошла до войны, а сразу – до крайнего предела, чтобы задействовать все ресурсы города, ханства и его соседей в борьбе за выживание.


И Русское царство ответило тем же – в грядущей битве за Казань решался уже не только лишь сам Казанский вопрос и без того важный. В ней теперь решался вопрос о формате отношений России со всеми ханствами – терпеть ли до бесконечности, лишь огрызаясь, их удары? Сжаться ли под ними в имеющихся границах? Или не просто ещё раз подтвердить тот факт, что монгольское ярмо сброшено, но и навеки сломать его? Расколотить окончательно хищные призраки старой Орды? Решался вопрос о будущем России – сжатой в кольцо врагов с востока, юга и запада, обескровленной и разграбленной набегами, либо прорывающейся к совершенно новым горизонтам. Дрожащей уже от одних только татар, не говоря уже о стоящей за их спиной тенью из Стамбула, либо твёрдой хозяйки основной части восточной Европы. Именно так это понял и царь, и народ. И началась невиданная мобилизация. Армия, собираемая в 1551 уже была большой, благо после Свияжска ситуация со снабжением позволяла. Армия 1552 была огромной, всенародной.

Казанское взятие. Глава 11 Cat_cat, Длиннопост, История, Война, Русь, Казань, Золотая Орда

Казанские походы


Есть любители покривляться по поводу точных цифр, есть те, кто с улыбкой говорит об источниках того времени. Что ж, да, называемая документами эпохи цифра в 470 000 русских воинов, конечно, фантастична. Но даже скорректированная целым рядом исследований цифра в 150 000 человек – это очень много. Всё население Русского царства тогда – примерно 4,5 миллионов человек. В пропорции схожая мобилизация вообще будет лишь однажды в русской истории – в Великую Отечественную. Но я готов поверить этим цифрам – и сейчас объясню почему. В походе, сознавая его критическую важность, приняли участие силы, никогда до того в подобном масштабе себя не проявлявшие: за в который раз свергнутого и оскорблённого Шигалея выступили в полном составе касимовские татары, что суммарно с другими татарами на русской службе даёт примерно 25 000 человек. Выступили формально не относившиеся к государству Ивана Грозного отряды казаков с Дона. Были задействованы небольшие, но тоже составившие известную сумму отряды специалистов и наёмников из Европы – и не только из Литвы, но из Германии и Италии. Все служилые люди, задействованные прежде на охране южных (крымских) границ были в этот раз привлечены к походу. В походе и осаде участвовало в качестве боевого крещения свежесозданное стрелецкое войско – на момент создания в 1550 их было 3 000, а к Казани это число почти удвоилось. Наконец – и это особенно примечательно – была массово задействована т. н. “посошная рать” – народное ополчение. Стандартной мерой считался вариант 1 человек с 5 или с 10 дворов. Судя по тому, что никаких сведений о локализации посошного ополчения каким-то одним районом государства нет, то речь идёт обо всей России. Вот и считаем. Достоверно известно так же, что наряд армии составлял 150 пушек – почти всю артиллерию, которую возможно было собрать. Без преувеличения можно сказать, что в Казанский поход в этот раз пошла вся Русь. В отличие от всех предшествующих случаев, к предстоящей осаде русские войска готовились не просто планомерно, а планировали даже в случае необходимости зазимовать под стенами города. С середины марта 1552 всё посвящено организации похода главных сил, а передовые отряды русских войск под предводительством воеводы Александра Горбатого в это же время уже разместились в Свияжске. Туда же начали свозить необходимые запасы по Волге. 16 июня 1552 года после большого смотра царские войска выступили из Москвы к Коломне. Такой силы наша страна не собирала прежде никогда, это вообще было едва ли не самое масштабное военное предприятие эпохи, если не считать Китая и прочей дальней Азии.


Ещё одним показателем-подтверждением этому был следующий важнейший эпизод: летом 1552, сознавая возможные последствия для себя полного крушения Казани, в поход выступил Крым. К слову, татары тоже попытались консолидировать все свои силы. Хан Девлет Гирей незамедлительно после решающих событий марта 1552 в Казани приступил к набору войска и формированию многочисленных вооружённых отрядов, готовых отправиться в набег. В поисках союзников он отправил послов в Ногайскую Орду к Юсуф-бею и в Астраханское ханство к хану Ямгурчи с просьбой принять участие в крымском походе на Русь. Экстренные меры, хотя и запоздалые, предприняли даже турки – самому Сулейману Великолепному было известно о набеге – он дал некоторое количество современных орудий, пригодных для полевого боя, который прежде у крымцев не было, и даже небольшой – из-за спешки – отряд янычар. Главные силы ханства под руководством непосредственно хана Девлет-Гирея пошли не куда-нибудь, а прямо на Москву, зная, что силы с южных рубежей России сняты и стянуты в единый кулак во имя более мощного удара по Казани. Именно на это рассчитывали крымцы. Девлет Гирей хотел напасть на Русское царство, застав войска Ивана Грозного на подступах к Казани, чтобы русские полки потратили как можно больше времени и сил на возвращение под Москву, предоставив возможность татарам безнаказанно грабить, разорять и бесчинствовать в пределах русской земли. Крымский хан намеревался своим вторжением нанести как можно больший ущерб русским землям, усмирив и ослабив тем самым Русское царство и лишить его возможности продолжить казанский поход в этом, а лучше и следующем году. Наш ответ был стремительным. Армия развернулась и успела преградить врагу дорогу в районе Тулы. У крымцев было не менее 30 000 человек. От царской армии под Тулу успели только передовые, но наиболее подготовленные части – 15 – 20 тысяч. Не вдаваясь в подробности – так будет даже красноречивее, скажем, что всех усилий крымского хана хватило лишь на то, чтобы задержать русскую армию на… 4 дня! Ценой полного разгрома! Причём большую часть этих дней шёл даже не бой, а просто наши рати разворачивались и двигались в сторону осаждённой Тулы. От реки Шиворонь, находившейся несколько в стороне от города, проходил рубеж сражения, с которого после 23 июля татары уходили в степь со средним темпом по данным наших станичников 60-70 вёрст в день, не только бросив всех пленных, которых они успели захватить, все обозы, всю турецкую артиллерию и возивших её верблюдов, но даже загоняя насмерть свою главную ценность - лошадей! До 1555 года больше не будет ни одного татарского похода или набега на Русь.


А великое войско великого царя продолжило идти к Казани. Тяжёлое вооружение и припасы были отправлены на судах в Свияжск, основные же силы шли по суше двумя колоннами – судя по всему, кораблей для перевозки такого числа людей просто не имелось. В северную колонну под руководством царя входили Сторожевой полк, Государев полк и Полк левой руки, в южную — Большой полк, Передовой полк и Полк правой руки. Северная колонна шла от Владимира через Муром на Алатырь, южная — от Рязани через Мещеру. Они встретились за Сурой у Борончеева городища. Оттуда русские войска преодолели путь до Свияжска за пять недель. Много воинов погибло в пути из-за нехватки питьевой воды и аномально высокой жары, но в целом переход был осуществлён успешно и в хорошем темпе. В Свияжске царские войска провели неделю, ожидая прибытия других отрядов. Ещё раньше царя в Свияжск прибыла «судовая» рать, двигавшаяся на судах по Волге. 15 августа русские войска по приказу царя в боевом порядке переправились через Волгу на луговую сторону на специально приготовленных для этого боевых судах, тем самым вступив на территорию противника.


Ну а что же татары? Казань тоже мобилизовала все доступные силы – город был экстренно дополнительно укреплён, впервые вся масса жителей должна была принять участие в его защите – с учётом вошедших в город и запершихся там сил число защитников составило примерно 30 000 человек. Но это не всё – другие силы как казанцев, так и согласившихся сражаться на их стороне мурз-союзников – ногайских, астраханских и сибирских, составили мобильную армию за стенами, концентрировавшуюся в 15 верстах от города. План был тот же, что и в некоторых прежних случаях – измотать русских за много дней под стенами, а после завязать (возможно, через вылазку) жестокую сечу у города, в которую в решающий момент вмешаются мобильные силы с тыла. До того же их части в виде разъездов и небольших отрядов должны будут всячески мешать русской разведке и фуражировке. План был всем хорош, кроме одного – он никак не учитывал возникновение такого колоссальной важности фактора, как Свияжск! Но ведь как его учесть? Единственным шансом для татар было молниеносное уничтожение крепости ударом всех сил до прибытия русского войска. И то отнюдь не факт, что стены и гарнизон дали бы слабину до того, как подошли бы к Казани полки земли Русской. Теперь же, без возможности сокрушить Свияжск, стратегия казанцев сразу становилась очень слабой – в её основе по-прежнему было сочетание принципов истощения и внезапности – а оба этих фактора теперь играли куда меньшую роль – у осаждающих был более чем прочный тыл и надёжное снабжение. Подтверждения этому мы увидим сразу же. Но об этом чуть позже. Ещё одним шансом татарам казалась возможность просто не допустить переправы русских на другой берег реки. Когда 15 августа Иван Грозный отдал приказ о форсировании Волги, то на том берегу его уже ждали Едигер-Мухаммед и 10 000 конницы – лучшей, что была в его распоряжении. Удар был нанесён стремительно, когда до конца не переправился даже передовой полк. Тем не менее, ертаульный и передовой полки сумели сдержать главный натиск противника, и, что особенно важно – позволили и дальше проходить переправе. Это постоянно усиливало русских и в итоге в трёхчасовом кровопролитном сражении наши смогли опрокинуть изначально численно превосходящие казанские войска и обратить их в бегство. Благодаря этому русские войска имели возможность в течение недели беспрепятственно переправляться на другой берег Волги, не опасаясь возможных помех со стороны защитников города. 16 августа к Ивану Грозному перешел служить казанский мурза Камай Хусейнов с семью казаками, сообщивший сведения о состоянии татарского войска. 17 августа царь переправился через Волгу и во главе своих войск расположился на Арском поле.

Казанское взятие. Глава 11 Cat_cat, Длиннопост, История, Война, Русь, Казань, Золотая Орда

Казанский поход 1552 года - первое боевое крещение стрелецкого войска. Сейчас его принято воспринимать как отсталое - и к эпохе реформ Петра так оно и было. Но в 1550 - мы стали сразу обладателями одного из сильнейших пехотных войск Европы - и тому будут ещё даны подтверждения в следующей части.


Там же царь произвёл разделение своих войск для организации предстоящей осады. 23 августа полностью сконцентрированное войско совершило решительный бросок и разом обложило город – линия непрерывных осадных позиций составила 7 километров. Напротив двух Ногайских ворот разместился полк правой руки хана Шигалея, передовой полк татар во главе с двумя астраханскими царевичами разместился напротив Елбугиных и Кебековых ворот, ертаульный полк — напротив Муралиевых ворот, полк левой руки — напротив Водяных ворот, сторожевой полк — напротив Царских ворот. Осада началась!

Казанское взятие. Глава 11 Cat_cat, Длиннопост, История, Война, Русь, Казань, Золотая Орда

Летописная миниатюра осады


И сразу, в самом её начале 24 августа произошла сильная буря, погибло множество припасов и оружия. В предыдущие походы это привело бы к срыву операции. Но – вот подтверждения беспомощности казанской стратегии - на этот раз у русских была база в Свияжске, из которой были доставлены новые припасы. Даже помощь природы не могла спасти города. Русские крепили кольцо, причём для этого был осуществлён масштабнейший корпус инженерных работ: не только земляные валы, но и траншеи, причём укреплённые тыном, возникли вокруг Казани буквально за неделю. Московское войско приступило к постройке тур – осадных башен. Туры строились под руководством итальянских инженеров «фряжским обычаем» с тремя «боями» - т. е. в три уровня-этажа. В строительстве активнейшее участие принимал и уже упоминавшийся блестящий русский инженер — Иван Выродков. Начался регулярный артиллерийский обстрел.

Казанское взятие. Глава 11 Cat_cat, Длиннопост, История, Война, Русь, Казань, Золотая Орда

Примерно так выглядели русские осадные орудия


24 или 25 августа конный отряд татар под командованием хана попробовал стремительным ударом воспрепятствовать русским осадным работам, которые пошли уж слишком быстрым темпом. Расчёт делался, очевидно, на скорость и внезапность. Её должно было обеспечить казанцам наступление со стороны леса. Но наша армия продемонстрировала и должную бдительность, и должную скорость реакции. Посланные против казанцев воеводы во главе кавалерии сумели опрокинуть противника, и, преследуя отступающих казанцев по лесу, захватили пленных.

Казанское взятие. Глава 11 Cat_cat, Длиннопост, История, Война, Русь, Казань, Золотая Орда

Примерный план расположения войск в ходе осады

Казанское взятие. Глава 11 Cat_cat, Длиннопост, История, Война, Русь, Казань, Золотая Орда

Современная картина, изображающая один из боевых эпизодов Осады


После этого на второй день осады по распоряжению Ивана IV было послано последнее мирное предложение, благо положение Казани уже виделось им безнадёжным. В город была отправлена делегация послов с предложениями о мире. В случае капитуляции жителям гарантировалась жизнь, неприкосновенность имущества, а также возможность свободного исповедования мусульманской веры и возможность свободного выбора места проживания (т. е. отсутствие насильственных депортаций). Казанского хана царь призывал поступить к нему на службу, став его вассалом по примеру Касимовского хана (хотя, конечно, правил бы он уже не в Казани). Это был широкий жест, но… требования делегации были отклонены, а сами послы с позором были изгнаны из города. Одновременно с этим осаждённые запросили помощи у воинственных ногайцев. Тем не менее, правители Ногайской Орды, не желая портить отношения с Москвой, в помощи казанцам отказали. Теперь всё решали только мечи, только бескомпромиссный и предельно ожесточённый бой! Этот бой и некоторые выводы, итоги всей серии – в следующей, последней части.


Источник: Cat_Cat Автор: Иван Мизеров

Личный тег автора в ВК — #Мизеров@catx2


Оглавление Cat_Cat

Показать полностью 6
105

Казанское взятие. Глава 10

Казанское взятие. Глава 10 Cat_cat, Длиннопост, История, Война, Русь, Казань, Золотая Орда

Читайте ранее: Глава 1; Глава 2; Глава 3; Глава 4; Глава 5; Глава 6; Глава 7; Глава 8; Глава 9;

Серия продолжается – и мы подошли к последнему пределу, к последней войне – к Казанским походам Ивана Грозного. Но что послужило причиной этих походов? Предшествующая часть окончилась, кажется, на мажорной, победной ноте – после не столько даже похода, сколько военной демонстрации 1545 казанцы сами свергают хана Сафа-Гирея и приглашают русского ставленника Шаха-Али/Шигалея. Война, тянувшаяся с 1535 – долгих 10 лет, окончилась. Всё это так. Но мир продержался лишь месяц – как и новый хан. Неудачливый Шигалей! Сколько раз уже цель была так близка – и сколько раз вновь оказывалась недосягаемой! В чем же дело? Как всегда, сыграло сразу несколько карт: во-первых, пожалуй, упорство и быстрота Сафа-Гирея. Уже упоминалось, что сразу после свержения и бегства он вернулся к городу с небольшим отрядом астраханцев – его не впустили, но и не преследовали. Низложенный хан ушёл от ворот города – как казалось, навсегда. Не тут то было! Пусть предшественники ограничивались одной попыткой – Сафа-Гирей не был намерен отказываться окончательно от власти. Всего за месяц он успевает набрать большее по размерам войско из ногайцев (здесь помогла, конечно, родственная связь с ногайским бием Юсуфом) – это при том, что он не только сам лишён власти, но и первый приступ к Казани успел завершиться провалом! Мало того, он успевает с этим войском вернуться! А в самом городе было немало людей, недовольных правлением Шаха-Али. Его призвали захватившие власть после переворота сеид Беюрган, князья Кадыш и Чура Нарыков, чтобы избегнуть нового удара Москвы, но, очевидно, спеша, мало согласовали свой шаг с остальной частью элит, тем более – народом. А они не хотели Гирея-крымца, но так же мало желали они и явного ставленника Руси Шигалея. Им нужен был свой хан. Но его не было…


Возможно, беглец Сафа-Гирей ещё во время первого своего побега проинструктировал кое-кого из верных себе людей – и только слабость сил в период первого приступа не позволила им помочь своему господину? Так или иначе, но теперь ворота перед Сафа-Гиреем открылись. Шах-Али чудом успел покинуть опять не доставшуюся ему Казань. Может быть, кто-то ждал милостей от счастливо возвратившего власть хана? Если так, то они ошиблись – период конца 1546 - начала 1547 стал временем жесточайших репрессий, резко перехлестнувших по своему масштабу то, что было до переворота. С этого момента Казань во многом теряет политическую субъектность – ею правит крымский по происхождению, повадкам и образы мыслей хан с такими же представителями знати. Связи с южным соседом ещё более укрепляются – почти до слияния воедино. Опосредованно это приводит к тому, что в этот же период резко усиливается влияние на дела далёкой империи Османов. В город прибывает десант исламских проповедников, которые начинают стремительно приводить местный ислам к более чистым – и гораздо более радикальным формам, ну и, конечно, подводить дело к тому, что все правоверные просто обязаны признавать верховную власть халифа. Позднее – при финальной обороне Казани, это ещё сыграет свою роль.


Ну а что же Москва? Как она отреагировала? Довольно болезненно – застарелая проблема никак не желала решаться без масштабного приложения сил – но в то же время весьма оперативно. Явно просматривается линия не на подчинение ханства, а на его ослабление и покорение. Уже в феврале 1547 года русское войско войдёт в казанские пределы – но очень важно, как и почему оно войдёт. Поводом стало приглашение горных марийцев, притесняемых казанцами вообще и новой крымского происхождения элитой в частности. Марийцы жили на землях ханства дольше, чем существовало оно само. И если когда-то кочевникам-татарам и оседлым марийцам удалось построить своё общежитие так, что они друг другу не мешали, то с течением времени и по мере оседания казанцев на землю, марийцы становились оседлыми второго сорта. И всё же долгое время они оставались лояльны ханству и даже участвовали в его войнах, сами сохраняя свои обычаи и своё язычество, а главное – живя достаточно спокойно и безопасно. Теперь крымские пришельцы-князья если и были готовы не смотреть на саму Казань и её обитателей как на завоёванных и покорённых, то уже марийцев не грабить было выше всяких их внутренних сил – благо те казались почти беззащитными. Древний социальный мир был нарушен и… Москва тут же оказалась способна этим воспользоваться. На ровном месте в ханстве стали вырастать союзники Руси, готовые ей помогать и даже призывать оттуда рати.


В целом всё же Москва была в большей степени занята внутренними переменами – 1547 был очень важным годом – Иван Грозный начинал не только номинально княжить, но и реально править. Старые боярские группировки, ослаблявшие своей грызнёй страну, стремительно оттирались от ключевых рычагов управления. Наконец, этому году суждено был стать одной из важнейших символических дат в русской истории – великий князь Московский и всея Руси Иван IV стал царём. А царь – это огромная, в пределе – универсалистская властная претензия. Царь может и в чем-то даже должен править не одним единственным народом, а сонмом их – править империей. Церемония венчания на царство прошла 16 января 1547 в Успенском соборе. Летом этого же года последовало Московское восстание, в подробности которого мы здесь вдаваться не будем, которое тоже отвлекло внимание новоявленного царя. Но к концу года всё, наконец, было готово для похода, который по всем расчётам должен был решать раз и навсегда казанскую проблему. Силы были собраны значительные. Войска, чего уже давно в нашей истории не бывало, вёл сам царь – и понятно, что он не был выдающимся полководцем, тем более тогда в возрасте 17 лет, но наглядно подчёркивалась для всех огромная важность похода.


Итак, в декабре 1547 он вышел из Владимира, в феврале 1548 после небольшой остановки в пути - вышел из Нижнего Новгорода. Другой отряд выступил с Мещеры. Но тут против нас сыграла погода… Подвёл знаменитый генерал (а тогда, надо думать, воевода) Мороз – зима оказалась аномально тёплой. При переправе через Волгу в 15 верстах от Нижнего Новгорода лёд внезапно треснул и большая часть артиллерии, особенно тяжёлая осадная, провалилась и ушла на дно. С этого момента меняется вся концепция – если изначально речь шла о походе на уничтожение Казани, то теперь действительно решительный, последний штурм стал невозможен. Как следствие этого радикально снижается масштаб предприятия – часть войск возвращается назад, сам Иван Грозный вернулся с острова Работок в Москву, но зато столь же радикально возрастает темп. Фактически теперь мы пытаемся повторить в последний раз ситуацию 1545 – русские войска молниеносно оказываются под стенами столицы ханства и, хотя сами и не преодолевают их, но вызывают решающие изменения внутри. Русские отряды соединились 18 февраля, в коротком бою они разгромили войско Сафа-Гирея под Казанью, 7 дней грабили окрестности. Московские воеводы ждали нового путча в городе, но его не произошло – Сафа-Гирей снял достаточно мятежных голов, чтобы в оставшиеся подобная мысль не приходила. И вот, не побеждённые, но и не победившие, из-за отсутствия тяжёлого вооружения наши рати вынуждены были вернуться. Татары ответили быстрым набегом на плечах отходящих на костромские земли, но были разбиты.


Кто знает, когда и в какой форме была бы предпринята новая попытка, если бы в дело не вмешался Его Величество Случай. В марте 1549 скончался Сафа-Гирей. Впрочем, возможно, дело и не в случае – в смерти хана – совершенно неожиданной – довольно много странного. Вообще дело было в том, что хан упал и неудачно ударился головой об умывальник. Что могло стать причиной падения? Карамзин не без мстительности пишет, что хан «пьяный убился во дворце» - но даже ряд наших историков ставит это под сомнение. Современные, навеянные фильмами и книгами о “рыцарях плаща и кинжала” стереотипы усиленно рисуют столь часто поминаемую ныне Руку Кремля, которая или толкает хана сзади, или подсыпает ему какой-то яд в бокал, от чего он и рухнул, но всё это почти наверняка не так, а куда прозаичнее нынешней алармистской риторики соседей России и штампов Голливуда. Наиболее вероятно, что Сафа-Гирей просто поскользнулся – очень неудачно для себя – и весьма удачно для Москвы. Так или иначе, но со смертью властелина выстроенная им система начинает стремительно рушиться – влияние крымцев опять падает, а местные элиты незамедлительно посылают к царю Ивану гонца с просьбой о мире. Но тот… отказывает! В марте 1549 Иван Грозный принял решение – принял и позднее воплотил: Казанское ханство должно перестать существовать! Переговоры сами по себе не нужны и бессмысленны, а тянуть время царю, как некогда Сафа-Гирею, незачем. В Казани, не дождавшись, как то изначально ожидалось, предложений Москвы по кандидатуре хана, сделали им двухлетнего Утямыш-Гирея. Мудрое решение – не порывать окончательно с великим родом, что даст поддержку Крыма, если дело примет совсем скверный оборот, но и не давать ему никакой реальной власти – волчонок-Гирей ещё совсем кроха, мать-регентша Сююмбике с крымцами не связана, а реально и она не самостоятельна, а во многом подчинена общей воле аристократии.

Казанское взятие. Глава 10 Cat_cat, Длиннопост, История, Война, Русь, Казань, Золотая Орда

Сююмбике с сыном


В том, что касается отношений с Крымским ханством, ход сработал – в 1549 Москва так и не сможет начать поход из-за опасности крымского нашествия. Что ж, тем тщательнее готовились к следующему, 1550 году! В итоге в нужный час всё пошло организованно и стремительно: 20 декабря 1549 года из Владимира вышло войско под командованием воевод Василия Михайловича Юрьева и Фёдора Михайловича Нагого. С армией вновь был и царь. В поход войско – ещё раз подчёркивая значимость предприятия, провожал митрополит Макарий. 23 января 1550 года войска выступили из Нижнего Новгорода, а уже 12 февраля (по другим данным 14-го) подошли к Казани. На этот раз осадный парк удалось подвезти к городу, но… погода опять сражалась на стороне казанцев! Когда после 11 дней осады и обстрела дело уже казалось наполовину сделанным, внезапно началась сильная оттепель с дождём, местность затопило, частично отсырел порох, а главное погибло много припасов. Нужно было или начинать в этих условиях решительный штурм, или уходить – осада теперь была невозможна – казанцам внутри города было сытнее, чем русским снаружи. Царь принял решение уходить. Ему не нужны были риск и неуверенность! Победа должна быть железно обеспечена!


Неудача 1550 породила мысль, которая вылилась в грандиозное и небывалое инженерное решение, во многом предопределившее последующую победу. Весь опыт предшествующих войн с Казанью говорил о том, что единственное преимущество казанцев – это скорость и неуловимость – чем решительнее, чем масштабнее битва – тем больше вероятность русской победы. Идеальный вариант, который со временем и был нами освоен – не дать растечься казанцам, не дать им рассыпаться по нашим землям – поймать и запереть их в их же городе. Таким образом, лучшим ответом на казанскую агрессию стала идея Казанского похода, но и у неё были свои недостатки. Чтобы успеть не выпустить врага, нужно было действовать стремительно – а потому и общее число сил и особенно то, что они могли взять с собой, было ограничено. В итоге речь шла скорее об ответном подобии превентивного набега, чем о реальной попытке взятия города. Иной вариант – масштабный и тщательно подготовленный поход был слишком медленным – казанская кавалерия успевала пожечь те русские и собственные переделы, по которым двигалась атакующая рать. Её не удавалось запереть, она превращалась в страшную угрозу флангам, но прежде всего – тылу и подвозу, фуражирам. И если только сами татары не делали фатальных ошибок, как в памятном случае со взятой и сожжённой Овчиной Телепнёвым-Оболенским крепостью, эта тактика работала. Казанцы не могли, да и не пытались разгромить русские войска силой – они делали так, что те сами были вынуждены начать отход от стен, так их не взяв, а затем следовали по пятам и, подобно волкам, кусали стремительно и болезненно, если только русские утрачивали бдительность, либо от основных сил неосмотрительно отделялась какая-то часть. Таким образом, Походы могли купировать угрозу, предотвращать разорение в этом и только этом конкретном случае, но были неспособны радикально решать вопрос с ханством. Опыт последних лет привёл к той мысли, что для успешного взятия, а главное – последующего удержания города (ведь ханы имели свойство возвращаться) нужно всё же выбрать второй из двух возможных вариантов – т. е. силу, а не скорость. Казань нельзя было надеяться взять с налёту. Но, если так, то надлежало решать проблему снабжения.


Как? Можно было осуществлять постоянный подвоз – особенно по воде, но существовал большой риск засад – как самих татар, так и их опытных в этом деле оседлых союзников (ещё одна причина, по которой так важно было отколоть марийцев). Но, положим, засад даже нет – где хранить, где складировать привезённое? Просто не берегу? Первый же ночной налёт татарской конницы обратит запасы в пепел – или нужно отводить чуть не половину сил от стен на охрану лагеря. Возможности же организовать еженедельные и чуть не ежедневные рейсы, чтобы подменить запас регулярностью доставки, конечно не было. Так что же делать? Теоретически было бы очень хорошо иметь неподалёку от Казани опорный пункт, который мог стать конечной точкой выгрузки и подвоза. Но где его найти? Иных городов, кроме самой Казани, которые можно бы было захватить и использовать в подобном качестве, просто не существовало! Построить укреплённый форт на месте? В принципе для тех времён это была достаточно нетривиальная задача, но главное – это долгая процедура. Строителей нужно прикрывать, нужно снабжать – и смотри предыдущие пункты. Тупик? Нет! Выход был найден – и имя ему было Свияжск!


Русское деревянное зодчество – тема большая и отдельная. Нет смысла браться за неё подробно (да я и не тот человек, который обладает для этого действительно достаточными знаниями), но общеизвестен тот факт, что на Руси гораздо дольше строили по преимуществу из дерева, а не из камня по сравнению с Западной и Центральной Европой. Куда дольше – и куда масштабнее. Причина, конечно же, кроется не в русской отсталости, а в климате – деревянные постройки гораздо лучше сохраняют тепло. Развито было в числе прочего и крепостное деревянное зодчество, хотя, конечно, к XV-XVI векам кремли из брёвен повсеместно старались заменить на каменные. Известна была (и известна сейчас) техника постройки деревянных сооружений без гвоздей с креплением в паз. Всё это вместе и сделало возможным появление проекта Свияжска. Конкретный его автор достоверно не известен – а жаль! Мало того, что этот человек внёс огромный вклад в победу в одном из самых длительных и напряжённых конфликтов в истории страны, он ещё и мог бы стать живым символом русской смекалки. Всё же, скорее всего, им был Иван Выродков – выдающийся военный инженер своего времени, настоящий “русский Вобан”, сейчас, к сожалению, почти забытый.


Итак, нужна крепость неподалёку от города противника? Что ж, привезём и соберём её! Сперва было избрано место – в 26 верстах от Казани при впадении реки Свияги в Волгу: не слишком далеко от осаждающей армии, не слишком близко к городу, грозящему вылазками и обстрелами. Далее – сама крепость. Зимой 1550/51 годов на верхней Волге в Угличском уезде в вотчине князя Ушатого началось строительство срубов и других конструкций, которые должны были составить основу будущего Свияжска. И речь идёт не о маленькой деревянной сторожке, а о полноценном кремле, почти целом городе - на постройку ушло более 20 000 кубометров леса! Всё – стены, башни, хозяйственные постройки было заготовлено заблаговременно – и всё было цельнодеревянным. Ни единого гвоздя и вообще ничего, что могло бы испортиться (проржаветь) при транспортировке сплавом по Волге. Каждая деталь была тщательно пронумерована. Точной датой начала работ над городом считается 24 мая 1551.

Казанское взятие. Глава 10 Cat_cat, Длиннопост, История, Война, Русь, Казань, Золотая Орда

Свияжск Лицевой летописный свод (Книга 20 стр.442) подпись под изображением: «Месяца маиа 24 в Неделю всехъ святыхъ царь Шигалей и воеводы пришли на Свиягу, и вылесчи воеводы великаго князя изъ судовъ, начаша лесъ сещи, где быти городу»


Не имевшая до того в мире аналогов инженерная операция стартовала под прикрытием стремительного рейда отряда Петра Семёновича Серебряного, который внезапно напал на Казань и разграбил окрестности. Множество казачьих отрядов рассеялось по Казанскому ханству, перерезав реки и другие пути сообщения, а главное – сковывая татар и отвлекая их внимание. Удалось, в добавок ко всему, достигнуть исключительной синхронности – конница подгадала точно к моменту подхода речного каравана. Часть войск под руководством нескольких русских воевод и всё того же неугомонного Шигалея начала стремительно расчищать от леса и разравнивать участок, а прибывшие с судами строители приступили к ускоренной сборке, которая в итоге заняла феноменальные четыре недели!

Казанское взятие. Глава 10 Cat_cat, Длиннопост, История, Война, Русь, Казань, Золотая Орда

Свияжск Лицевой летописный свод (Книга 20 стр.443) подпись под изображением: «И очистив горуве въ молебная и воду освятя, со кресты по стенному месту обошли»


Только около 7% деталей пришлось переделывать и изготовлять на месте! В остальном – никаких проволочек! Никто и никогда не совершал подобного!

Казанское взятие. Глава 10 Cat_cat, Длиннопост, История, Война, Русь, Казань, Золотая Орда

Свияжск Лицевой летописный свод (Книга 20 стр.444) подпись под изображением: «И обложили городъ и церковь въ городе заложили во имя Рождества Пречистыя и чюдотворца Сергия, отъ образа же чюдотворца Сергия велиа чудеса содеяшася»

Казанское взятие. Глава 10 Cat_cat, Длиннопост, История, Война, Русь, Казань, Золотая Орда

Свияжск Лицевой летописный свод (Книга 20 стр.445) подпись под изображением: «Город же, который сверху привезенъ на половину тое горы стал, а другую половину воеводы и дети бояръские своими людьми тотъ часъ зделали, велико бо бяше место и свершили городъ въ четыре недели»


Казанцы не успели и опомниться, как прямо перед их носом выросла русская крепость, которая была наречена «во царское имя» Ивангородом Свияжским (Свияжском), и на которую было израсходовано вдобавок ещё и 30 тыс. кубометров земли. Татары были в шоке, а иным местным народам это показалось и вовсе чудом, свидетельством почти божественной власти Русского царя. Основание Свияжска произвело огромное впечатление и оказало влияние на окрестные народы, почти вся горная сторона Волги перешла в русское подданство. В частности те самые марийцы.

Казанское взятие. Глава 10 Cat_cat, Длиннопост, История, Война, Русь, Казань, Золотая Орда

Свияжск Лицевой летописный свод (Книга 20 стр.446) подпись под изображением: «Горние же люди видев то, что городъ царя православнаго сталъ въ ихъ земле, и начаша ко царю и воеводамъ приежати и бити челомъ чтобы ихъ государь пожаловалъ гневъ свой отдалъ, а велелъ бы имъ быти у Свияжеского города и воевати бы ихъ не велелъ»

Казанское взятие. Глава 10 Cat_cat, Длиннопост, История, Война, Русь, Казань, Золотая Орда

Свияжск Лицевой летописный свод (Книга 20 стр.447) подпись под изображением: «Царь же и воеводы послали то к государю, что городъ Бого ставятъ, а князь Петръ Серебряной с посаду пришелъ, и побилъ многихъ людей казаньцовъ, а великого княземъ людемъ не великъ изрон былъ, а горние люди хотят государю служити, царь с тем прислал дворецкого своего Шабаса князя Шамова, бояре - Ивана Феодорова сына Шишкина»


Положение Казани молниеносно ухудшилось, становилось всё труднее контактировать с внешним миром, блокада водных путей затрудняла доставку припасов и вызывала недовольство в городе. Первые крысы побежали с корабля почти сразу. Те самые крымские мурзы, ещё так недавно заносчивые и самовластные в Казани, попытались прорваться в пределы Крымского ханства, чтобы спровоцировать его на более решительные действия, или, как минимум, спасти собственную шкуру. Группа имела численность 300 человек, неплохо вооружённых и решительно настроенных, но теперь и здесь ситуация была иной – дороги были перекрыты русскими разъездами, которые с недавнего времени базировались на Свияжск и даже не думали отходить куда-либо от Казани. Татарам пришлось идти окружными путями, но не помогло и это. Они были перехвачены русскими во время переправы через Вятку и в бою почти все погибли. Оставшиеся в живых были казнены в Москве. Эти успехи оказали косвенное влияние и на удачно прошедшую дипломатическую миссию князя Тургенева, которому удалось договориться о нейтральности в конфликте Ногайской орды. В самом деле, никому не хотелось испытывать судьбу и играть и игры с такой силой, которой – и теперь это было всем очевидно – обладает царь. Иван Грозные не спеша собирал и оснащал армию, далеко превосходившую размерами всё, что только видели казанские татары прежде. Казань осталась одна. Наедине со страхом. И она не выдержала. Вскоре после бегства крымцев казанцы вступили в переговоры с русскими, выдали малолетнего хана с родственниками, в который раз признали ханом Шах-Али и выдали русских пленных. Царь согласился, но с массой условий - вместе с новым ханом в Казань вошёл небольшой отряд русских, сохранялся на прежнем месте Свияжск, а главное никто не собирался возвращать казанцам присягнувшую Москве горную сторону Волги. Так и не начавшая похода рать стала расходиться по домам. Последний шанс для Казани, последний проблеск мира, последний раз, когда Шах-Али сел на трон в городе, о котором столь давно мечтал. И всё это – непрочно! Всё – менее чем на год! Да, вы не ошиблись, незадачливого Шигалея опять свергнут! А в 1552 состоится оно – Казанское взятие. О нём – в следующий части серии.


Источник: Cat_Cat Автор: Иван Мизеров

Личный тег автора в ВК — #Мизеров@catx2


Оглавление Cat_Cat

Показать полностью 7
116

Казанское взятие. Глава 9

Казанское взятие. Глава 9 Cat_cat, Длиннопост, История, Война, Русь, Казань, Золотая Орда

Читайте ранее: Глава 1; Глава 2; Глава 3; Глава 4; Глава 5; Глава 6; Глава 7; Глава 8;


Серия, посвящённая войнам Великого княжества Московского с Казанским ханством, продолжается – всё ближе и ближе подводя нас к тому, что вынесено в её заглавие – к окончательному, великому Казанскому взятию. Но пока что до него ещё нужно дожить.


В прошлой главе мы остановились на том, что Сафа-Гирей в 1536 вновь стал господином в Казани – и тут же, незамедлительно вновь разгорелся военный конфликт. По-видимому, первичны были всё же казанские набеги – некогда свергнутый из-за русских хан жаждал мести и реванша, но и в любом случае Русь не могла спокойно оставить сразу оба ханства – Крымское и Казанское под властью страшного рода Гиреев. Кто угодно пусть правит в Казани – родич ли Касимовской династии, свой ли хан, или, как это будет чуть позже, дочь ногайского бия Сююмбике, но только не они, способные на скоординированный и общий удар по великому княжеству с двух сторон, способные взять всё государство в исполинские клещи! 1521 не должен повториться!


Одним словом, угроза была сразу оценена как серьёзная, но ввиду описанных в прошлой части династических обстоятельств в Москве, немедленно нанести удар не получилось. Потом важнейшим фактором стала война с Литвой и угрожающее поведение Крыма. Весь 1536 год был отмечен нападениями казанских татар на московские земли. Первый раз 6 января «приходили казанские татары многие люди на Балахну, безвестно придя, дворы зажгли, а чёрные люди балахонцы, собравшись, на них вышли, не зная воинского дела, и татары множество христиан побили». Из Нижнего Новгорода на помощь Балахне двинулись воеводы, но «татары, слышав великого князя воевод, часа того прочь пошли с полоном с многим». Во время этого набега казанские татары «посад пожгли» на Балахне и «беглых людей на Волге многих посекли». Второй раз «того же месяца января» «приходили казанские же татары многие люди на Нижегородские места, и воеводам великого князя муромским и новгородским вести пришли, и воевода Фёдор Михайлович Мстиславский и нижегородские воеводы против татар вышли и загонщиков татарских, пятьдесят человек, убили, а татар догнали на становищах вечером под Лысковым. И того ради с татарами дала не делали боевого, что ночь пришла. И ночью той казанские люди побежали». Воеводы вернулись в Нижний Новгород и Муром. Третий раз «того же месяца приходили татары казанские, многие люди, и черемисы в Коряково. И великого князя воеводы Семён Дмитриевич Сабуров да Иван Семёнов сын Карпова с детьми боярскими татар и черемисов многих побили, а иных живых поймал, и князь великий велел тех татар в Москве казнить». В январе того же 1536 года еще одно казанское войско зашло далеко на север, до вологодских «мест», подвергнув их опустошению. Автор «Казанской истории» еще более расширил географию казанских набегов: они ходили «войною на русские пределы, на Галич и на Вологду, на Чухлому и на Кострому».


В начале 1537 года казанский хан Сафа-Гирей предпринял большой поход на восточные русские земли. В январе стали «вести приходить, что собирается казанский царь Сафа-Гирей с многими людьми с казанцами и иными ордами, с крымцами и ногаями, а помышляет идти на костромские места и на галичские». Русское правительство отправило своих воевод во Владимир и Мещеру. Сафа-Гирей, «уведав, что на Кострому и в Галиче великого князя стоят многие люди, из леса пришёл безвестно января в 15 день под Муром и посады пожёг, и к городу приступать начал. И великого князя воеводы не дали ему приступать, из пушек и из пищалей из града били их много, и воеводы, выходя из града, также много побили». Все приступы казанского хана были отбиты, но татары опустошили все окрестности Мурома. Сафа-Гирей «около Мурома распустил облаву свою. А сам стоял в селе в Глядечем, за две версты от города, и стояв три дня, прочь пошёл, повоевав и полону поимав бесчисленно». Из-под Мурома Сафа-Гирей с казанским войском двинулся на Нижний Новгород, «сёла и деревни пожёг, от Мурома и до Новгород воевал». Под стенами Нижнего Новгорода Сафа-Гирей простоял три дня. «И у нижегородцев с татарами бой великий был от третьего часа до девятого, и татары верхний посад выжгли и погорело двести дворов». После битвы, во время которой «татар много побили, а иных поранили», «пошёл царь в Казань мимо Новгорода Нижнего со срамом великим». Вновь дошли татары и до Балахны и Городца.

Казанское взятие. Глава 9 Cat_cat, Длиннопост, История, Война, Русь, Казань, Золотая Орда

Знатного крымского или казанского воина собирают на бой


Русская же сторона, как уже было сказано в прошлой части, была вынуждена тянуть время и собирать силы. В 1537 с литовцами заключен мир. И сразу же на восточные границы посланы крупные военные отряды. Воеводы с полками стояли во Владимире, Муроме, Нижнем Новгороде, Костроме, Галиче и Плёсе. В сентябре «князь великий Иван Васильевич и мать его великая княгиня Елена приговорили воевод на весну в судах послать к Казани, да и конной рати воевод» - в следующем, 1538 году планировался новый, масштабный и решающий поход на Казань. Но тут нам опять помешал Крым, который недвусмысленно дал понять, что не намерен допускать уничтожения ханства-побратима и союзника. Альтернатива была – или атака на Казань – и немедленный удар крымцев с юга – можно и победить, но большой риск, особенно после только что окончившейся войны на западе. Либо переговоры и мир, благо старший, крымский Гирей обещал надавить на младшего. Переговоры начались… Казанские послы приезжали в Москву в феврале, марте, мае, летом и в начале зимы 1538 года. Сафа-Гирей присылал грамоты, обещая «быть в мире с великим князем», но казанские набеги продолжались и даже по сведениям ряда летописей усилились. По сообщению галицкого летописца, в 1538 году "приходила рать большая зимняя, а ходили до реки Комелы (в бассейне реки Сухоны). Псковский летописец отмечал, что «той зимой ходили татары по московским городам, в Костромщину, и в Муромщину, и в Галиче, и в Вологде, и монастыри честные многие пограбили и пожгли, и боярынь и дочерей боярских и житых людей и жен младых и отроков повели в свою землю». Вологодско-пермская летопись сообщает: «Приходили казанские татары к Костроме, и около Вологды воевали бесчисленно, и монастырь Павлову пустынь половину сожгли, а до Вологды не доходили до города за шесть верст, и собрали полона бесчисленно» Консультации тянулись до 1539 года. Стало ясно, что посредничество крымцев – обман, затяжка времени, что они и не думают реально понуждать к чему-либо Сафа-Гирея, который переводил войну в весьма неприятную для нас форму длительной схватки на измор. Главные силы русской рати по-прежнему вынуждены были стоять на «крымской украине», через которую крымцы могли прорваться в центральные районы Русского государства.

Казанское взятие. Глава 9 Cat_cat, Длиннопост, История, Война, Русь, Казань, Золотая Орда

В походе. Понимаю, что качество - не очень, но поразительно мало хороших рисунков по теме - недооценён, ох недооценён сюжет!


Масла в огонь подливала непростая внутренняя ситуация – 4 апреля 1538 умерла Елена Глинская – причём часть современников уже была осведомлена, а современные исследования точно это подтверждают – великая княгиня была отравлена. Боярские рода столпились у трона совсем ещё маленького Ивана – да, пока ещё отнюдь не грозного, толкаясь и отпихивая друг друга, принялись делить власть. Талантливый полководец Овчина Телепнёв-Оболенский, который, как мы помним, был фаворитом Елены, по этой же причине сложил свою голову – не в жаркой сече, а в заключении. Митрополит Даниил и дьяк Фёдор Мищурин, убеждённые сторонники централизованного государства и активные деятели правительства Василия III и Елены Глинской, были немедленно отстранены от управления государством. Митрополит Даниил был отправлен в Иосифо-Волоцкий монастырь, а Мищурина «бояре казнили… не любя того, что он стоял за великого князя дела». Всем стало резко не до татар – уж больно лакомые куски власти и собственности делились. Шуйские и другие бояре явно и нагло плевали на государственные интересы в угоду личным. Поход 1538 не состоялся. Не случилось его и в 1539. Всё, что оставалось, это пытаться поймать ветер в поле, парировать локальными группами и ударами конные отряды казанцев. Так ещё в прошлой части было упомянуто жестокое сражение русских с татарами у Плеса: погибло четыре воеводы, но казанцы были разбиты и отбит весь полон. И всё же этого было явно мало. Мы шугнули шакала, но он отбежал буквально на несколько метров – чтобы тут же вернуться.


В 1540 году казанские набеги продолжались. Татары не вели переговоров и не предъявляли требований. Наступило естественное и идеальное для партии войны состояние – и ей не требовалось иного. Весной казанский князь Чура Нарыков с 8000 войском, состоящим из татар, черемисов и чувашей, опустошил костромские места. Русские воеводы князья Андрей Иванович Холмский и Александр Борисович Горбатый «и иные многие воеводы со многими людьми московской земли и новгородской ходили на них из Владимира, и догнали на Солдоге, и не успели им ничего. И убит был тогда на той брана на Волге князь Борис Сисеев да Василий Фёдоров сын Кожин-Замытский». Той же весной воеводы «от казанской украины» были поставлены во Владимире, Муроме, Елатьме, Нижнем Новгороде, Костроме и Плёсе. В конце 1540 года казанский хан Сафа-Гирей предпринял крупный поход на восточные русские земли. 18 декабря казанский хан с большим войском, куда, кроме казанцев, входили крымцы и ногайцы, подступил под Муром и стоял под городом два дня. Противник рассеялся по городским окрестностям, грабя, убивая и захватывая в плен местное население. Под стенами Мурома начались жестокие бои. «Дети боярские муромские, которые были в городе, и люди городские против татар из города выходили и с татарами бились, и под городом из пушек и из пищалей татар побивали». На помощь осажденному городу выступили воеводы из Владимира. Но раньше их прибыл из Касимова «царь Шигалей с своими татарами». Он напал на «ногайских людей в загонах», которые опустошали села и деревни в Мещере, и «касимовские татары многих загонщиков побили и полон русский отняли». Однако «иные загонщики много попленили народа христианского и сёл пожгли и церквей около города Мурома». Получив информацию о приближении воевод из Владимира, казанский хан Сафа-Гирей снял осаду Мурома и отступил с добычей и пленными. Московские воеводы не стали преследовать казанскую рать. Да и едва ли они бы успели, даже попытайся.


Разорение Мурома и Мещеры дело не ограничилось. С ханом Сафа-Гиреем «было 30 000 человек», и он разорил не только муромские «места», но «и Стародуб-Реполов, и Пожарских князей отчину пусту учинили, и людей много в полон поймали, да и Владимирские волости воевали». Снова нападали казанские татары и на нижегородские «места». Ситуация становилась по-настоящему угрожающей. Да, казанцы или крымцы не стояли под стенами Москвы (к слову, усилившимися за время правления Елены – был отстроен Китай-город), да, это был не 1521… по форме. А по сути выходило так, что уже четыре года подряд казанцы не просто воюют с Русью и даже не просто грабят её, а осаждают города – не берут, да, но осаждают регулярно – и спокойно уходят. Да, их нет под Москвой, но ведь и нас нет под Казанью. Ханство атакует, ханство богатеет на русских пленных и добре – а мы не нанесли ни одного настоящего контрудара – только отмахивались на собственной земле.


Конечно, нельзя забывать про Крым. Он был сильнее Казани. Он был опасностью, главным врагом – и в чём-то воеводы, державшие не смотря ни на что основные силы именно против возможной атаки крымцев, были правы, проявляя такую выдержку. Но руководство, государственная власть просто обязана была, пусть и не трогая их, мобилизовать на борьбу новые силы, сформировать действительно крупную рать, которую можно бы было, как раньше, двинуть вдоль Волги. Но нет – знающие как обращаться с оружием люди были нужнее боярам здесь – для демонстрации силы во внутренних разборках. Ситуативно, реагируя на удар – и уступая тем самым безнадёжно инициативу, мы, конечно, выделяли кое-какие силы. Так в декабре 1540 года во Владимире уже было сосредоточено 5 полков с 14 воеводами, а другие воеводы стояли в Мещере, Нижнем Новгороде, Костроме, Плёсе и Галиче. Только в феврале 1541 года «большие» воеводы были отозваны из Владимира и поволжских городов. Но всё равно ситуация продолжала ухудшаться. Отозваны, а не пошли походом на Казань. Новые набеги были просто неизбежны. "Перетанцевать" в манёвре, отрезать и разгромить в поле татарскую конницу, если только она не была уж очень переутяжелена пленными и скарбом, было нереально. Только угроза их пределам, только большой поход мог запереть татарских лошадей за стенами Казани.


Был, впрочем, ещё один пункт. Да, казанцы воевали пока успешно, да, их командиры хорошо наживались на грабеже. Вот только большинство из них были выходцами из Крыма – им хан после всего, что некогда с ним произошло, доверял больше. Ревность и жадность, недовольство в среде коренной аристократии стали нарастать. Некоторые казанские князья, совершенно оттесненные пришлыми крымцами от власти, стали переходить на русскую службу. В побеждающей Казани парадоксально опять усиливалась «промосковская партия». Основные причины были обозначены выше, но самые мудрые из беков понимали – корень успеха кроется не в казанской силе, а в московской слабости – стоит устаканиться власти на Руси, стоит вырасти и возмужать мальчику-князю – и всё может радикально перемениться в один год и даже в один месяц. Свою роль сыграла опять и наша внутренняя политика – оппозиция Шуйским стала всё чаще ставить им на вид разорение страны внешним врагом. Видя удобную возможность покончить со всеми бедами разом, весной 1541 года они от имени великого князя Ивана Васильевича издали приказ о подготовке похода. Иван IV «казанского для дела отпустил боярина и воеводу своего Ивана Васильевича Шуйского и иных воевод, и многих людей дворовых и городовых 17 городов, и велел воевода стоять во Владимире». Однако запланированный казанский поход не состоялся из-за большого летнего вторжения крымского хана Сахиб Гирея. Этого похода все ждали уже давно. Сахиб-Гирей, поддерживавший все эти годы казанцев, конечно, в первую очередь делал это с прицелом на самого себя, на собственное усиление. Пусть родич отвлечёт и измотает московитов, а в решающий час… В 1541 одновременно несколько факторов с точки зрения хана Крыма засвидетельствовали, что это час пробил. Во-первых, война Москвы с Казанью длилась уже пять лет – и все эти годы казанцы тянули из Руси соки. Во-вторых, хан узнал, что Москва собирает войска для похода на Сафа-Гирея – отлично, пусть втянутся в бой – и тогда я явлюсь! Ну а третьим было то, что в этот самый момент в Крым, чего раньше никогда не было, бежал один из участников и жертв боярской усобицы - князь Семён Федорович Бельский. Предатель обещал показать безопасное место переправы у Оки.


Решающим пунктом, лишившим крымцев победы, стала потеря времени – один из подданных хана – мангытский мурза Баки-бей стал вызывать его подозрения. Его отряд, бывший авангардом, был остановлен и сменён у Оки приказом хана. За это время русские успели понять значимость угрозы и её направление, более того, рать, готовившаяся к казанскому походу, оказалась способной стремительно выдвинуться Сахиб-Гирею наперерез. Фактор внезапности был утерян, московские войска подтянули к броду на Оке мушкетные и артиллерийские части. По преданию увидев множество русских войск, хан сказал: «Вы мне говорили, что великого князя люди в Казань пошли, что мне и встречи не будет, а я столько нарядных людей в одном месте никогда и не видывал».

Казанское взятие. Глава 9 Cat_cat, Длиннопост, История, Война, Русь, Казань, Золотая Орда

Один из видов русского боевого облачения


Татары и ногайцы ушли, захватив некоторый ясырь. В следующем году Сахиб затеет войну на Кавказе – всё это вместе радикально развязывало руки русским – ведь удара с юга можно больше не ждать! Казань тоже отреагировала немедленно: в 1542 году Русское государство и Казанское ханство вели дипломатические переговоры. В Москву приезжали казанские князья и мурзы, сторонники великого князя. В июне Сафа-Гирей прислал в Москву «своего человека с грамотой о мире». И вновь переговоры окончились ничем, и вновь они были нужны казанскому хану лишь для затягивания времени. Он не собирался прекращать войну. Она была основой его политики – и не только внешней, но и внутренней, на ней, на набегах держалась теперь Казань, или, во сяком случае, его партия в ней. На войне в конечном счёте стояла власть самого Сафа-Гирея – элита Казани теперь уже окончательно невзлюбила его – и только военные победы могли сохранять его популярность, не давали восприятию жителей поменяться и начать рассматривать его самого как злого пришельца-крымца, всюду расставившего своих людей. Набеги казанцев продолжались: «казанские татары, пройдя через Вятку в числе 4000, сожгли на Дылкове две церкви и 73 двора. После того татары были разбиты вятчанами близ Котельнича. Это было седьмое разорение Устюга, после которого устюжане были освобождены на три года от платежа всех повинностей». Осенью 1542 года казанский хан Сафа-Гирей с большим войском совершил поход на восточные русские земли, разорив и попленив муромские «места». Мирные переговоры с Казанью были прерваны.


Казалось бы, теперь уже точно Москве надо бить – и вновь внутренняя слабость не позволяет этого сделать. Летом 1543 года русские воеводы с полками снова стояли «на казанской украине»: во Владимире, Муроме, Нижнем Новгороде, Костроме, Плёсе, Галиче. Зимой 1544 года «большие воеводы» опять были во Владимире, Суздале, Шуе, Муроме, Елатьме, Костроме, Плёсе и Галиче. Стоят и не двигаются вперёд. Время идёт, теперь уже и Сахиб вполне может вернуться с юга – на наше счастье он в это время в реальности занят войной в Кабарде. А вот казанский хан продолжал гнуть свою линию. Зимой 1544/1545 года Сафа-Гирей организовал еще один большой поход на русские земли. Казанские князья Амонак и Чура Нарыков с войском вторглись во владимирские «места» и «воевали Пожарских князей отчину и полону много имали». Из Владимира против татар выступило русское войско под командованием Ивана Семёновича Воронцова. Русские воеводы догнали татар, но не смогли нанести им серьезных потерь. «А на той брани убит был Алексей Петров сын Головина, да в загонах убили Григория Карпова сына Свечина да Петрока Колупаева сына Приклонского». Из Мурома против казанцев двинулся воевода князь Александр Борисович Горбатый-Шуйский, который преследовал врага до Гороховца, но не смог его разбить. «А у Гороховца острога с казанскими людьми бились мужики гороховцы, да взяли у казанских людей голову их Атамака князя, а воеводу Фоку Воронцова с товарищи хотели гороховцы каменьем побить за то, что они с казанскими людьми не делали бою, а их упустили».


Проблема на востоке переросла уже в настоящую беду – даже без помощи крымских братьев казанские татары успешно и почти безнаказанно грабили Русь. Да, как было уже сказано выше, они едва ли могли появиться под стенами Москвы – но как раз этого они и делать не собирались. Сделать это означало пойти на решающую битву, которую действительно можно и проиграть. Зачем? Гораздо проще и выгоднее посылать множество отрядов-партий по 8 000, 5 000, 2 000 или даже 400 человек – стремительных, как молния, превратить тактику "бей – беги" в нечто большее – в норму, в форму взаимоотношений между двумя государствами. Не война даже, а непрестанное разграбление – и не нужно никогда никакого мира! 10 лет прошло, а казанцы участвовали в переговорах исключительно с целью затяжки времени в невыгодных для себя обстоятельствах. Вновь великое княжество Московское оказалось в большой опасности – совокупность прямого разорения и непрестанного военного напряжения изматывала страну. Мало того – даже от тяжелого, но одиночного удара можно оправиться. Ежегодные набеги сказывались на торговле и хозяйстве куда хуже – кто будет начинать серьёзное дело, кто будет вкладываться – в финансовом или трудовом отношении, если завтра снова придёт татарин и сожжет то, что не увезёт? Советский историк М. Н. Тихомиров недаром писал, что «в первой половине XVI века восточные русские города и области живут в постоянном страхе». Две большие татарские угрозы были тяжелейшими цепями, сковывавшими и замедлявшими страну. Причём Казань внезапно умудрилась стать даже более тяжёлой цепью. От Крыма до русских пределов нужно было ещё дойти – и обычно орды всё же группировались по дорогам-шляхам, как правило, их успевали заранее засечь. Казанцы же были для этого слишком близко. Нужно было побеждать, или мириться – но враг не желал мира – даже мира с уступками, во всяком случае таких предложений никто не выдвигал. Можно сказать, что организация нового похода на Казань стала приоритетным вопросом для Русского государства. И уже мужал тот человек, которому суждено было решить эту задачу.


В 1545 Ивану Грозному исполнилось 15 лет – официальное совершеннолетие по правилам той эпохи. Это не значит, что он реально начал немедленно править сам. Но это значит, что обстановка внутри страны стала меняться. Господствующие боярские группировки понимали - отныне, пусть и теоретически, князь может в любой момент "взбрыкнуть", теперь, если не держать ухо востро, рядом с ним может всегда появиться любой, пусть самый незначительный человек – и сообщить, что "большие люди Отчизну меж собой делят – а хан татарский вотчину Твою, Государь, разоряет". Сам факт полноценного вокняжения Ивана заставляет в 1545 году организовать таки долгожданный поход. Да и простые ратники не могли теперь не смотреть чуть иначе на вещи.

Казанское взятие. Глава 9 Cat_cat, Длиннопост, История, Война, Русь, Казань, Золотая Орда

Ханство перед последней схваткой - середина XVI века


Итак, весна 1545, в поход под Казань выступили две судовые рати. Из Нижнего Новгорода отплыла первая речная флотилия, состоящая из трёх полков. Большим полком командовали князья Семён Иванович Пунков-Микулинский и Василия Иванович Осиповский-Стародубский. Передовым полком — воевода Иван Васильевич Шереметев (Большой), а сторожевым полком — князь Давыд Фёдорович Палецкий. Вторая флотилия двинулась из Вятки, во главе её находились воеводы князь Василий Семёнович Серебряный-Оболенский и вятский наместник князь Юрий Григорьевич Мещерский. И… никто не смог их остановить. Даже не попытался! В апреле две русские рати соединились под Казанью и занялись опустошением городских окрестностей. Несмотря на согласованность действий русских войск, большого успеха они не достигли, видимо, из-за отсутствия тяжелой артиллерии — воеводы были посланы в поход «легьхкым делом в струзех» - всё же поход готовился скоропалительно из-за совершеннолетия Ивана, да и страшно было после 10 лет пусть некрупных по отдельности, но неудач, а отступать всегда лучше налегке. Пермский отряд запоздал к соединению с русскими войсками и был уничтожен казанцами. Да, поход 1545 года на Казань носил характер военной демонстрации, но она сработала и усилила позиции «промосковской партии» и других противников казанского хана Сафа-Гирея.


Стало ясно – время вольного грабежа окончилось. Русские пришли требовать долги. Запертые в городе друзья хана-крымцы ещё более усиливали раздражение. Раздражение и страх – гремучая смесь. Недовольство стали выказывать открыто. Сафа-Гирей ответил очень резко: «почал на князей дръжати», обвинил многих из них в пособничестве русским и начал казнить. Одной из первых жертв стала царевна Ковгар-Шад, погибли другие видные казанские князья и мурзы. Тогда к оппозиции присоединились даже те, кого обогащали набеги, вроде сеида Беюргана, князей Кадыш и Чуры Нарыкова. В зиму 1545-1546 все были уверены, что летом русские опять придут – и уже в большой силе. И всему конец! Кто в том виновен? Конечно же не сами казанцы, а крымцы, чужаки! И вот в январе 1546 года в Казани произошло крупное антикрымское восстание. Сафа-Гирей был низложен и бежал из своей столицы в Ногайскую Орду. Многие крымцы были перебиты. Сам Сафа-Гирей укрылся в кочевьях своего тестя, ногайского бия Юсуфа. Почти сразу он попытался вернуться с небольшим отрядом астраханцев, но ворота перед ним остались заперты. Впрочем, вновь уйти ему тоже никто не помешал. Временное казанское правительство во главе с сеидом Беюрганом, князьями Кадышем и Чурой Нарыковым после некоторых размышлений, считая, что только так можно избежать русского удара, пригласило на ханский престол московского ставленника и касимовского хана Шах-Али. Вновь, вновь Шигалей оказался на так давно вожделенном престоле! Вот только продержится он на нём всего месяц… Почему так произошло и как развивались события, приведшие к последней русско-казанской войне и в конце концов к Казанскому взятию – в следующей части.


Источник: Cat_Cat Автор: Иван Мизеров

Личный тег автора в ВК — #Мизеров@catx2


Оглавление Cat_Cat

Показать полностью 4
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: