0

Право выбора 01.

Ночной лес был пугающе тих и безмятежен. В его спокойствии таилось нечто угрожающее, пугающее своей древней, мрачноватой отчужденностью. Кроны могучих деревьев так плотно переплелись между собой, что ни звездный, ни лунный свет не проникал сквозь них. Человек, по случайности забредший в этот лес в поздний час, едва ли разглядел бы свою вытянутую вперед руку. Люди обычно и не забредали в эти места. Лес их не любил. Так что непроглядной тьмой издревле владели существа странные и пугающие. Чья невидимая жизнь кипела вокруг, наполняя темноту тихими и непривычными уху звуками.



Но сегодня Лес был взбудоражен. Его покой был грубо нарушен, и нарушители сейчас во весь опор мчались по узкой тропе, все еще надеясь выбраться отсюда живыми.


Отряд рыцарей мчался во весь опор, не щадя ни себя ни коней. Задание было почти выполнено. Схваченная чародейка, связанная и обезвреженная, болталась в фургоне, зажатая со всех сторон суровыми братьями, остальные же скакали вокруг, оберегая своего капитана и пленницу от возможных атак с фланга.



Эта миссия уже обошлась отряду слишком дорого. Двадцать семь братьев погибли, когда отряд попал в засаду лесных демонов. Осталось немногим более полусотни. Кроме того, отрядный медиум, Тиринфальд, был серьезно ранен. Если не показать его лекарю в ближайшее время, отряд окажется слеп и глух, а значит уязвим перед всем сверхъестественным. По досадной случайности отрядный лекарь был среди тех, кого демоны разорвали на той опушке среди огромных камней.



Нужно было спешить. Капитан Шерваль это прекрасно понимал.



- Капитан! - слева к капитану подскакал сержант Клемент, - Капитан, демоны отстали! Нужно сделать привал, Тиринфальд совсем плох! Дайте хоть пять минут, чтоб остановить ему кровь!



Шерваль кивнул, соглашаясь. Сержант был опытным охотником, и если он сказал, что демоны отстали, то так оно и было. Дождавшись удобной поляны, капитан дал своим людям знак остановиться.



Фургон встал в центре поляны. Те из рыцарей, кто остался верхом, спешились и часть тут же повалились на землю в изнеможение. Те же что были покрепче, помогли вынести из фургона стонущего Тиринфальда и сгрудились вокруг него и сержанта, не зная чем помочь, но и не желая оставаться в стороне. Странно было видеть этих суровых мужчин растерянными и напуганными. Шервалю нужно было чем-то их занять, чтобы не дать распространиться панике.



- Корво, Гарус, Мерло! Соберите лошадей! Нам нельзя потерять ни одну! Маркус, Квинт, Пастерий! Развести огонь! Свет — единственное чего боятся демоны! Соберите все оставшиеся бомбы и громовые колбы! Мы должны быть готовы к атаке в любой момент! Шевелитесь, чтоб вас черт побрал!



В ответ послышался нестройный хор утвердительных ответов. Десятники взялись за дело и личный состав поплелся выполнять указания. Порядок был временно восстановлен, хотя Шерваль ясно видел, что многие из рыцарей именно его винят в положении, в котором оказался отряд.



- Командир, а мне что делать? - послышался голос Рикона, самого младшего из членов отряда. Шерваль назначил его своим адъютантом. Для него эта охота была первым серьезным испытанием, но пока что парень проявил себя хорошо.



- Помоги сержанту, парень. Делай все что он скажет.



Рикон кивнул и принялся вертеться вокруг сержанта, который прилагал весь свой опыт, чтобы спасти жизнь Тиринфальда.



Шерваль решил тем временем проверить как дела у чародейки, из-за которой они все здесь оказались. Ее звали Кассандра. Она много лет успешно скрывалась от Ордена, но несколько дней назад выдала себя каким-то пустяковым заклятием, которого большинство медиумов ни за что бы не заметили. Большинство, но не Тирнфальд. Он был чертовски хорош в своем деле. Отряд тут же снялся с места и отправился в погоню, и нагнал чародейку только здесь, в Проклятом лесу, куда нога человека ступала только днем и только в случае крайней необходимости.



Часть рыцарей была против того чтобы преследовать чародейку в таком месте, но Шерваль убедил их, что рассказы о демонах, обитающих в этом лесу — не более чем вымысел немытых деревенщин. А если и нет, то их долг как рыцарей Ордена принести свет Великого Пламени в эту обитель первородной тьмы. Это было его решение. И оно было неверным.



Чародейка была на своем месте. Специальная смирительная рубашка не давала ей двигаться, ноги были прикованы к полу, на лице была одета специальная маска, которая затрудняла дыхание и фиксировала рот в одном положение, не давая узнику говорить и удерживая его в полуобморочном состояние из-за недостатка воздуха. Дознаватели Ордена всегда отличались изобретательностью во всем, что касалось безопасного содержания чародеев и их транспортировки до места казни.



- Капитан. - это снова был сержант.



- Да, сер Клемент.



- Я сделал что мог. Но боюсь, этого будет мало. Едва ли медиум дотянет до утра.



- Дьявол!



- Это еще не все.



- Что еще?



- Тиринфальд говорит, что демоны обошли нас с востока и отрезали путь к отступлению. Они не отстали, командир, они захлопнули ловушку.



В глазах капитана отразилось отчаяние. Он совершил ошибку. Снова. И теперь она будет стоить жизни тем из его людей, кто еще остался. Он обернулся и увидел своих рыцарей. Шерваль и не заметил, как они столпились вокруг него. На их лицах был написан страх. Смерть в когтях демонов нельзя было назвать легкой, а такая участь с каждой минутой казалась им все более неотвратимой.



Решение пришло неожиданно. Обдумывать и взвешивать все за и против не было времени, так что Шерваль молча распахнул дверь фургона и рывком сорвал маску с головы чародейки. Длинные, хоть и растрепанные каштановые волосы рассыпались по плечам молодой женщины, и миру явилось несколько избитое, замутненное следами обморока лицо. Колдунья была красива, как и все из ее нечестивого племени. Черты лица были словно выточены из камня, а полные губы невольно притягивали глаз, обещая греховные наслаждения, достойные того, чтоб отдать за них душу.



Капитан осенил себя святым знаком и похлопал чародейку по щекам, приводя в чувство. Голова той мотнулась из стороны в сторону, глаза медленно распахнулись и с некоторым усилием сосредоточились на лице капитана Шерваля.



- Ты понимаешь меня, ведьма? - спросил Шерваль.



Взгляд стал более осмысленным и девушка кивнула.



- Тогда слушай. Сейчас я развяжу тебя. Ты должна будешь совершить какое-нибудь


колдовство, которое отпугнет демонов. Ты понимаешь?



Чародейка пару секунд посмотрела на капитана и ответила:



- Я могу. Но зачем мне это? Если я вам помогу, меня сожгут на костре, а вы, сукины дети, будете стоять и пялиться на то, как с меня слезает кожа. Если же нет, то нас всех здесь разорвут духи леса. Тоже неприятная смерть, но я хотя бы заберу вас с собой.



Шерваль был готов к такому повороту.



- Если ты нам поможешь, я попрошу совет кардиналов помиловать тебя. Я довольно известен в Ордене, меня послушают. - тут он приблизился вплотную к лицу ведьмы, так чтобы только она могла его слышать и прошептал, - Тем более путь до ближайшего храма неблизкий. Мало ли что может случиться по пути. А здесь ты точно умрешь, не сомневайся.



Колдунья некоторое время вглядывалась в лицо капитана, лукаво улыбнулась, не смотря на опухшее от ударов лицо, и утвердительно кивнула.



- Развяжите ведьму! И отдайте ей все, что будет нужно для ритуала.


Никто из рыцарей не двинулся с места. Пойти на сговор с колдуньей — означало воспользоваться магией, а все они клялись на своем мече и своим именем отдать жизнь ради того, чтобы навсегда избавить от магии этот мир. Некоторые из братьев смотрели на своего командира довольно враждебно.



Шерваль взглянул на своих людей и понял, что если сейчас не заставить их повиноваться, то он окончательно потеряет контроль над ситуацией, а это означает смерть для всех.



- Братья, мне тоже это не по душе! Но сейчас это единственный шанс для нас уцелеть и рассказать в Ордене, что здесь происходит! И пусть святые отцы потом сами решают нашу участь, но сейчас мы должны выжить любой ценой! Даже воспользовавшись помощью этой еретички!



Конечно это была хитрость. О Проклятом лесе давно было известно, но сейчас было важно внушить людям, что они стали свидетелями чего-то важного, ради чего можно нарушить клятву. Заставить перепуганных и сомневающихся мужчин сплотиться вокруг командира и почувствовать себя героями. И если Шервалю ради этого придется ввести их в заблуждение, то пусть будет так!



Шерваль добился своего. Рыцари неуверенно закивали. Нужно было закрепить успех.



- Так что немедленно развяжите колдунью! Но глаз с нее не спускать! Попробует сбежать — прострелите ей ноги!



Братья заворчали и бросились исполнять указания. Это снова был Отряд, готовый дать отпор врагу.



Чародейку выволокли из фургона и развязали. Она медленно прошлась взад вперед и томно потянулась, чтобы восстановить кровообращение. Негодяйка играла на публику. Она прекрасно знала, что ее нечестивая красота порождает в голове греховные мысли. Краем глаза капитан заметил Рикона. Тот пялился на ведьму во все глаза. Это было нехорошо.



- Эй, Рикон! - крикнул капитан, - Проверь, как там Тиринфальд. Дай ему воды, если попросит. Пока он твоя забота. И не пялься на ведьму! Ты рыцарь Святого Огня, а не дерьмо собачье!



Рикон смутился, кивнул и помчался ухаживать за раненым братом.



Тем временем ведьма получила свой сундук с магическими принадлежностями и под чутким надзором сержанта начала чертить на земле свои нечестивые символы. Остальные братья тоже сгрудились вокруг и с отвращением смотрели на эти манипуляции. Брат Корво не выдержал и с проклятием отвернулся, на прощание сплюнув ведьме под ноги. Та и бровью не повела, поглощенная своим ритуалом.



В лесу послышался леденящий кровь вой приближающихся демонов. Казалось, воет весь лес, желающий раздавить людей, сбившихся в кучу и дрожащих от ужаса. Однако нужно отдать должное опыту и выучке братьев. Они тут же встали спина к спине и заняли круговую оборону, ощетинившись мечами и копьями. Факелы и фонари в руках воинов задрожали, и их пламя начало медленно тускнеть. Стало холоднее, а мрак вокруг крошечного отряда с каждой секундой становился все гуще.



- Приготовиться! - во всю мощь заорал капитан, - Они идут, парни! Магичке нужно время! Дадим его ей! Покажем тварям из чего сделаны рыцари Святого Пламени! Мы — несущие Свет! Мы не склонимся перед ужасами ночи!



Со всей храбростью отчаяния рыцари заорали в ответ, вызывая на бой порождения тьмы. Дрожащие тени запрыгали на самой границе освещенного пятачка. Из темноты то и дело выглядывали жуткие скалящиеся морды. Шипение, рычание, визг стали просто невыносимы.



В темноту полетели первые из немногих оставшихся бомб.



Вспышки света озарили поляну, выхватывая из темноты жуткие силуэты и расшвыривая во все стороны ошметки тел демонов, и забрызгивая людей черной и густой как смола кровью. Следом раздался дружный залп карабинов, сметающий первую волну демонов. На секунду на поляне воцарилась тишина, вслед за которой раздался оглушающий рев ярости и боли. И в следующий миг на сплотившихся рыцарей обрушилась волна уродливых черных тел, зубов, когтей и первобытной ярости.



Кассандра лихорадочно чертила на земле магические знаки. Времени было до ужаса мало. Чертовы рыцари, судя по звукам, уже сражались у нее за спиной, а это означало, что в любую секунду их могут смести и тогда и ей тоже придет конец. А этого она совсем не желала. Выжить должны были хотя бы двое из рыцарей, иначе живой ей из этой передряги не выбраться.



Какая ирония, думала она, чтобы выжить, ей нужно было спасти тех, кого она ненавидела и презирала всем сердцем. Но это ничего. У нее еще будет шанс поквитаться. Самое главное сейчас — выжить! Выжить любой ценой! А для этого нужно как можно скорее закончить эту чертову печать Арагуса! Еще несколько символов, немного аматитового порошка, капля «Железной росы» и...



Рыцари дрались отчаянно. Каждый был покрыт порезами и царапинами, но доспехи пока еще защищали их. Брат Маркус, гигант, вооруженный тяжеленной палицей и щитом, с ревом бросился прямо в гущу демонов, круша порождений тьмы направо и налево. От его неистового напора демоны подались назад и рыцарям удалось отвоевать несколько шагов. В толпе демонов взорвалась громовая колба, брошенная братом Корво и яркая вспышка на секунду отвлекла бестий. Рыцари отвоевали еще пол шага. Внезапно толпа схлынула и подалась назад. Демоны перестали нападать и начали пятиться к границе освещенного круга. Все смолкло.



Маркус выскочил перед строем и со смаком добил раненого демона, пытающегося отползти подальше от света. Размахивая палицей гигант начал выкрикивать проклятия и боевые кличи в сторону демонов, но те никак не реагировали.



- Маркус, НАЗАД! - заорал изо всех сил капитан, слишком поздно заподозривший неладное.



Из тьмы, повисшей над полчищем демонов, высунулось огромное щупальце с напоминающим копье когтем на конце и вонзилось в грудь брата Маркуса, словно и не было на нем крепкого панциря и прочной кольчуги. Словно во сне умирающий рыцарь обернулся, чтобы в последний раз увидеть лица своих братьев, и неведомая сила подняла его в воздух и швырнула во тьму, где его тело в секунду было разорвано толпой обезумевших тварей.



Пораженные люди замерли. Их замешательство длилось всего секунду, но демонам хватило и этого. Приливной волной они налетели на крошечный отряд и смели его в мгновение ока. Строя не осталось. Поодиночке, по двое, иногда по трое, рыцари отбивались со всей яростью отчаяния. Огни их фонарей гасли один за другим. Все реже над поляной раздавались звуки выстрелов. Поражение оставалось лишь вопросом времени.



«Да где же чертова ведьма?!» - думал капитан Шерваль, вонзая клинок в очередную мерзкую тварь. Вокруг него собралось несколько рыцарей и теперь они пытались пробиться к центру лагеря, где Шерваль оставил ведьму с Риконом и отрядом охранения. Там тоже кипел бой, но понять, что происходит в этой мешанине, не представлялось возможным.



Еще один рыцарь упал и был тут же утащен в темноту. Его крик был ужасен, но смолк очень быстро. Шерваль понадеялся, что брату не пришлось долго мучиться. Затем сквозь толпу врагов к Шервалю пробились с разных сторон еще пятеро рыцарей. Через минуту двое из них погибли. Снова и снова разрубая мечом податливую плоть, Шерваль уже не верил, что сможет спасти кого-то из своих людей. Столько хороших рыцарей погибло по его вине! И все ради одной жалкой ведьмы, которая, скорее всего, тоже уже мертва.



"Командир! СЗАДИ!" - донесся до капитана крик одного из бойцов. В следующую секунду на спину капитана приземлилось тяжелое тело, и острые когти немедленно впились ему в бока и плечи, царапая остатки кольчуги и оставляя на коже глубокие порезы. Шерваль не выдержал и потерял равновесие. Уже лежа на земле он почувствовал зловонное дыхание демона, готового впиться ему в шею, и понял, что смерть близка.



- Скорее, ведьма! - орал Рикон, пронзая демона, похожего на огромную, покрытую шипами жабу.



Из семи человек, оставленных для охраны, их осталось трое. Колдунья лихорадочно копошилась у них за спиной и то и дело ругалась на нескольких языках сразу. Чувство страха, которое сковывало Рикона последние часы, чудесным образом улетучилось. Сейчас был только бой, который нужно было выиграть и приказ, который следовало исполнять. А потому Рикон снова и снова колол, рубил и резал, не чувствуя ни усталости, ни боли. Он даже не заметил, как пали его последние товарищи, и на защите чародейки остался он один. Тем неожиданней было для него то, что в какой-то момент его шею обхватили маленькие, но удивительно крепкие руки, и самый нежный на свете голос проорал ему в ухо: "Ложись!".



ЕСЛИ КОМУ-ТО СТАНЕТ ИНТЕРЕСНО - ОПУБЛИКУЮ ПРОДОЛЖЕНИЕ.

Дубликаты не найдены