35

Позывной "Танкист". Колонна на войну.

…Ближе к ночи командиров батальонов вызвали в штаб бригады на экстренное совещание. Это не обещало ничего хорошего, так как бригада дислоцировались совсем не далеко от зоны боевых действий. На дворе конец 1995 года. Мы находилась в резерве командующего округом и поэтому было понятно, что где-то и кому-то совсем плохо, и не просто плохо, а просто «жопа» и нужна наша помощь. И чем быстрее, тем лучше!

Декабрь в войсках подготовительный период. Проводится подготовка учебно-материальной базы к новому учебному году, увольняются солдаты, отслужившие свой срок, набирается новое пополнение, большинство офицеров в отпусках. В общем, на армейском сленге, это примерно так: «шалтай-балтай, слегка водку попивай»!

У меня в гостях в это время находилась пара аборигенов, просто так заехали, водки попить. В этом случае прошу не считать слово абориген оскорбительным, так как оно, в данном случае, трактуется исключительно по толковому словарю С. Ожегова как: «коренной, не пришлый житель страны». Так вот, с этими коренными, не пришлыми жителями страны мы только успели «накатить» по паре рюмашек водки, как раздался звонок домашнего телефона, и дежурный по штабу оповестил о совещании. Пришлось заканчивать банкет, снова надевать военную форму и выдвигаться к месту проведения совещания, ибо исполнял обязанности командира второго батальона, так как комбат находился в отпуске со вчерашнего дня.

На совещании дали понять, что время на сборы всего часа четыре и в назначенное время «Ч» колёса должны закрутиться, гусеницы бронетехники залязгать и колонна бригады должна двинуться строго по нарисованному на командирской карте маршруту из пункта постоянной дислокации к месту выполнения боевой задачи…

…В батальоне оставалась только одна шестая рота да взвод АГС. Четвертая и пятая роты занимались подготовкой и обучением вновь прибывшего пополнения и участвовать в боевых действиях не могли. Вот и получилось: три штатных взвода и приданный взвод АГС, ну и автомобильный взвод со своими автомобилями «Камазами» и «Уралами». Из штатной техники только три БТР-80 из десяти. Пара была в ремонте и еще пять готовили к передаче в разведывательную роту бригады. В батальон, на замену БТРов, в начале декабря только поступили БТРД, штатных механиков-водителей на них ещё не было и поэтому они стояли в боксах пока мёртвым грузом.

В назначенное время колона выстроилась в определенном командиром бригады месте и была готова к движению. Солдаты батальона рассажены по кузовам «Уралов» и «Камазов», часть по БТРам.

– Товарищ капитан! Вас к комбригу, в КШМку! – доложил посыльный.

– Понял! Иду!

Командирская машина управления, то есть КШМ, это ГАЗ-55 и, вместо тентованного кузова, у него будка-кунг, в котором оборудованы рабочие места для командира и начальника штаба бригады, и ещё место связиста для поддержания постоянной бригадной и вышестоящей радиосети.

Стучусь в дверь КШМ. Открывает начальник штаба бригады и, сразу с порога:

– Иди прямо сейчас в парк боевых машин. Заводи свои танки. Только по-быстрому!

Я в ответ:

– Не понял? Какие танки? Я уже полтора года как начальник штаба второго батальона оперативного назначения! При чём тут танковая рота? У меня её в штате, вроде как, и нет совсем!

– Надо помочь командиру роты! Он не справляется там. Давай дуй! Тебе двадцать минут! Ждать больше не можем. Хоть пару штук поставь в колонну!

– Понятно…

Беру свой «Камаз» из колонны, еду в парк. Там командир танковой роты гоняет пинками механиков-водителей вокруг трёх танков ПТ-76, стоящих перед боксами в колонне. Вылезаю из кабины «Камаза». Похожу к ротному.

– В чём дело-то, Валера?

– Да завести не могут! Три только завёл из десяти! Один работает, а два заглохли и не заводятся. Аккумуляторы дохлые, а воздуха в баллонах нет.

– Нормально!

Я танковую роту года полтора назад передал лейтенанту Сергею Голубеву. Он был самым толковым из трех лейтенантов-танкистов, которые были у меня в роте. Танки были все на ходу. На одном только электрика не работала, почему-то. Заводился «с толкача». Но, кроме движка, больше ничего не работало. Ни связь, ни стабилизатор, ни фары! Мог только ехать и стрелять с ручного управления. Так его и не сделали. Зато сейчас, именно этот танк стоял и барабанил весело движком, готовый ехать и воевать.

Так вот, год войны сделал своё «чёрное дело» и с танковой ротой. Сергей Голубев погиб вместе с экипажем и командирским танком весной, при неудачной попытке овладеть, по приказу генерала Романова, «бессмертной крепостью Бамут». После этого «контрабасы» разбежались. Командиры взводов тоже «свалили» по-тихому кто-куда. Техника была долгое время брошена в парке, не восстанавливалась после командировок и даже не обслуживалась. В роте из командного состава остались только старшина роты и санинструктор Света…

Встретился с Валерой в городе как-то. Мы были знакомы раньше, вместе закончили ТВТКУ, только он на год позже, 108 выпуск, потом он был у меня командиром взвода, когда я командовал ротой на базе хранения. В 1992 уволился и пошел бизнесом заниматься. Возили разные вещи с женой из Польши и продавали на местном рынке. Выпили водки с ним в кафе. Смотрю, а у него ностальгия по армии. Предложил ему:

– Пошли обратно. Комбриг полковник Липинский тоже танкист, ТВТКУ заканчивал. Сейчас есть танковая рота. Скоро танковый батальон будут формировать. Квартиру в городке дадут. Есть перспектива службы, академия… Только вот война! Если это не пугает, то пошли к комбригу на беседу! Прямо завтра!

На том и порешили. Пока Валеркины документы ходили по высоким начальникам, место ротного в танковой роте и освободилось, печальным образом…

… И вот теперь из десяти танков, работал только один. Я подошел к механику среднего танка. Молодой парнишка, только что из «учебки». Спрашиваю:

– Ну и чего не заводится?

Тот пожал плечами.

– Понятно! А почему заглох?

Он опять пожал плечами.

– Тоже понятно! Масло, антифриз, топливо в норме? Проверил?

– Так точно!

– Так точно, блин! – передразнил я его. – Поверю на слово! Проверять времени уже нет!

Я влез на место механика-водителя. Вольтметр показал на разряд АКБ. Воздуха в баллоне ноль. Резервной группы АКБ нет и в помине и взять негде. «Прикурить» нет возможности, кабеля опять же нет. Остается один вариант «с толкача» от переднего работающего танка, без подогрева подогревателем, хотя и на улице минус хороший такой. Высовываюсь из люка, ору механику и командиру роты:

– Давайте тросы тащите! Дёргать будем!

Притащили. Прицепили «крест на крест». Показываю из люка рукой, мол трогаем! Включаю первую передачу. Отпускаю рычаги в исходное положение. Отпускаю главный фрикцион. Опа-на! Завёлся! Заработал. Забарабанил! «Втыкаю» ему горный тормоз. Выскакиваю из люка и механику:

– Ехать сейчас нельзя! Клина поймает. Холодный движок! Пусть, хотя бы минут десять на холостых потарахтит, понял?

Тот вроде понял. Только вот нет этих десяти минут! Уже начальник штаба бригады подполковник Худяков подлетел на командирском «УАЗике»:

– Танкисты! Мать вашу! Быстрее! Ехать уже надо! Вас ждём…


…По такому же принципу и таким же способом завели вторую машину. Теперь в колонне барабанили движками три ПТ-76. Экипажи спешно закидывали в башню свои походные вещмешки и прочую поклажу, необходимую солдату в дальнем походе.

Я подошел к командиру роты:

– Пусть поработают хотя бы минут десять, а потом на первой передаче до колонны, не спеша и сильно не газуя… Может пронесёт от «кулака дружбы»? Давай, Валера, догоняй!

Я пожал ему руку и прыгнул в кабину «Камаза», стоявшего рядом. Колонна бригады уже готова к маршу. Я поставил свой «Камаз» в определённое по схеме место в колонне. Доложил по радиостанции командиру бригады, что я на месте и стою в колонне и что три «утюга» тоже приедут через пять минут. До колонны доехал только один! Не пронесло, всё-таки! Два стали на выезде из парка боевых машин мёртвым грузом. Клин! Показали, известный всем танкистам, «кулак дружбы»! Третий, поравнялся с моим «Камазом» в колонне. Из башни торчал командир роты, увидел меня, остановил танк, развёл руками и показал крест, типа всё! Поломались остальные! Тем временем колонна начала движение, и я показал жестом Валере, что бы он встал в колонну впереди меня…

…Раннее утро. На улице ещё темно. Декабрь. Снежок и холодно. Предстояло преодолеть, примерно, 250 километров. Впереди ехал ПТ-76, из открытой башни торчал командир танковой роты с сигаретой в зубах и весело махал мне рукой, ежась от холода. Да-а-а! Не позавидуешь танкисту! Механик-водитель сидит «по-походному», у него тоже люк открытый. Сквозняк конкретный! Холодный ветер в лицо. От него не спрячешься за крышкой люка. Даже если закрыть башенный люк всё равно не согреешься без водки. Зимой, этот танчик ПТ-76, настоящий рефрижератор для экипажа! А ведь он стоял на вооружении морской пехоты! А зимой, да ещё десантироваться в морскую воду с корабля какого-нибудь! Вообще жесть конкретная! А в кабине «Камаза» атмосфера просто люкс, конечно, и даже не подлежит обсуждению.

…Вспомнил себя командиром танкового взвода 14 танковой дивизии. Батальонные тактические учения с боевой стрельбой танковой роты. Зима. Ростовская область. Полигон «Кадамовский». В танке Т-62. Тоже жестоко! Холодильник конкретный, когда на марше! Да ещё в хромовых сапогах на одни носочки… Сидишь такой на командирском месте и чувствуешь себя сельдью иваси глубокой заморозки. Раздал командир роты дополнительный паёк. Кусок сала, булку хлеба, да четыре луковицы. А сало такой толщины офигенной! Не больше сантиметра вместе с кожицей. Ощущение такое, что ещё сантиметр с этого сала начальник продовольственного склада взял и срезал, да и выдал потом в солдатскую столовую вместо положенного мяса! Повезло мне тогда. В экипаже одни мусульмане были! Предложил экипажу перекусить. Все дружно от сала отказались. Я сначала обрадовался:

– Мне больше достанется!

Ага! Построгал ножиком на тонкие ленточки. Лук, хлеб! Хорошо пошли! А вот сало… Кусок сплошной соли! Так и не смог его разжевать! «Гонял», как жвачку, полдня, до обеда! Так и пришлось отдать ребятам-христианам…

… Тем временем наша колонна, шурша колёсами и лязгая гусеницами, в том числе и гусеницами одного-единственного ПТ-76, двигается вперёд, практически без остановок и особых проблем. Где-то, через часа четыре движения первая остановка. Минут на полчаса. Возле памятника Св. Георгию. Стала бригадной традицией. Привязывали белые ленточки из белого материала для подшивки воротничков к решетчатой ограде памятника. Якобы, по древней осетинской традиции это необходимо было делать перед дальней дорогой, ну и чтобы вернуться обратно. Наверно помогало. Только далеко не всем, почему-то…

Подошел Валера Гунько:

– Пошли по стакану врежем? А то я как те трое из рефрижератора из фильма про «Кавказскую пленницу»!!!

– Да пошли!

Залезли в кабину «Камаза». Валера достал из-за пазухи такового комбинезона бутылку водки:

– Тепло у вас тут! Хоть чуть-чуть согреться! Водила! У тебя кабина укомплектована хоть?

– Так точно, товарищ капитан! – Немедленно достал из-за спинки своего водительского кресла две железных солдатских кружки, протянул Валере.

– Так! Тебе нельзя! Ты за рулём! Грызи закуску! А мы с командиром ща чисто «по-полтишку», на ход коня, так сказать! – Валера ловко так разлил, не глядя в кружки, ориентируясь «по булькам» из бутылки, любимый согревающий напиток всех танкистов.

– Опыт не пропьёшь!!!

– Ну да! Что бы все!!!

Стукнулись кружками. Выпили залпом. Закусили моими домашними бутербродами с колбасой.

– У тебя чё с танками-то, Валер?

– А-а! Жесть! Механики только с учебки! Бестолковые, мля! Со мной вот старший механик-водитель роты за рычагами. Один остался из старых. Остальные уволились. Аккумуляторы разрядились, а на зарядку не взяли, места не было в зарядной. А зима на улице и в боксе тоже не лето. Кончилось лето! Хрена толку от баллонов с воздухом. Подогреватель запускать надо! А резервную группу аккумуляторов обещали, обещали, но так и не дали, сволочи… «Конрабасы» уволились. Взводные разбежались, суки. Я один в роте из командиров. Да старшина ещё…

– Да ладно! Не парься! Всё наладится! Давай наливай!

– Ну! Будем живы!!!

– Ага!

– По машинам!!! – Прозвучала команда зампотеха бригады.

– Ну ладно, Валера! Спасибо за «чай»! А то давай ко мне в кабину. Танка твоя впереди всё равно едет, тебе видно, если что, да и в кабине тепло. А?

– Не-е-е, командир! Где это ты видел, чтобы экипаж в разных машинах ехал? Я со своими поеду! В танке!

Мужик, однако!

И побежал к танку. Запрыгнул на своё командирское место, надел шлемофон, помахал рукой, дескать всё в норме! Ну а я пошел проверять свой личный состав по кузовам «Камазов».

Колонна заурчала движками-дизелями и двинулась дальше. Ещё километров 150 ехать до пункта временной дислокации пятигорской, тогда ещё, дивизии.

Где-то уже под Серноводском встряли часа на два. Бой шёл там. Отчётливо слышно было. Выставили боковое охранение на время. На дороге полевой канава попалась, слабо проходимая такая. Пришлось помучаться, слегка, перетаскивая через неё технику. Только проехали километров десять. Опять остановка. У разведчиков из БТРа низкозамерзающая охлаждающая жидкость из системы охлаждения двигателя взяла и куда-то делась! Стояли минут тридцать, технари всё «ребус» чесали. Запасной жидкости нет, а воду лить – замёрзнет непременно и движку «каюк» наступит…

Стояли и думали, что делать? Ну пока я им идею не подкинул из своей танковой практики во время службы в Советской армии: у меня во взводе три танка, ну и танк командира роты тоже формально считался мой, в общем, четыре получается. Мои три перевели в учебную группу, все сразу, оптом. Тут как-то, через месяц зимней стрельбовой эксплуатации моего учебного танкового взвода ко мне подходит техник роты прапорщик Мамедов Алик и так, между прочим, спрашивает:

– Как танки? Не греются?

А я такой:

– С чего бы? Нет! Всё нормально!

А он, тихо так, улыбаясь:

– Ты только не шуми! Я антифриз с твоих слил и на боевые долил. Там проблемы были. Подтекло чуть-чуть. А в твои я залил солярку! Так что не переживай! Катайся смело! Проверено!

– Не, ну нормально, конечно! Ну хотя бы предупредил, что-ли! А не еба… взорвётся?

– Не-е-ет! Всё будет в норме! А к весне антифриз спишем и всё….

…Ну, так вот, поделился я с разведчиками этой темой из своего опыта. Недолго думая, влили солярки в систему охлаждения так и колонна двинулась дальше, оставляя колею в свежевыпавшем снеге…


…К вечеру без особых проблем достигли пункта временной дислокации пятигорской дивизии. Расставили технику во дворе, разместили личный состав на ночлег.

Здесь получили боевую задачу: выдвинуться к бессмертной крепости и усилиями 8 брон ВВ деблокировать комендатуру с окруженными там уважаемыми милиционерами: сводный отряд СОБРа и ОМОНа. Ехать до неё, этой крепости, всего километров сорок…

…Ранним утром начали движение. Ехали долго эти сорок километров. Километров за десять до пункта назначения остановились. В небе появились вертолёты МИ-24 для сопровождения колонны. Появился полковник Александров, представитель Главка ВВ, вкратце рассказал популярно что там твориться на самом деле и о своём героическом прорыве к комендатуре на четырёх БМП. Но до комендатуры так и не доехал. Колону бандосы раздолбали почти «под ноль», в результате чего получилось больше тридцати «двухсотых», которые сейчас там и находилась, а он сам на одной БМП с отделением оттуда еле ноги унёс …

Да-а-а! Не совсем весёлая картина получается! Полковник! Академию минимум с отличием заканчивал…

…Тем временем, нескончаемым потоком на встречу колонне из города тянулись беженцы, пешком, кто на чём, стоя в кузовах самосвалов с белыми флагами…

…К обеду прибыли к месту. Блокпост на горе. Временный пункт дислокации батальона откуда-то из Сибири. Расставили технику. На краю горы стоит Т-72. Совсем без снарядов. Рядом поставили и наш ПТ-76.

Пожаров в городе нет. Ничего не горит. Ну дымятся пару скважин нефтяных вдалеке. Следов ковровой бомбёжки города и не наблюдается вовсе…

Километрах в двух с половиной от этого батальона, прямо теперь по курсу и стоит эта злополучная комендатура. Её хорошо видно с горы-возвышенности, на которой мы и закрепились. Перед ней недостроенный частный сектор. В комендатуре сводный отряд ОМОНа и СОБРа из Калининградской, Волгоградской, Вологодской, Тюменской, Ростовской и Краснодарской областей. Это, примерно около ста человек. Взрослые дяди попали не на шутку. Вокруг комендатуры в пятиэтажках-хрущобках закрепились бандосы и почти безнаказанно, прицельно и просто расстреливали их в упор, пытаясь уничтожить. Вчера ночью, вроде как, к ним прокрались три милиционера в белых маскхалатах из их вышестоящего штаба, только у самых ворот комендатуры одного подстрелили насмерть… Вот такая весёлая картина.

… Потом узнали, что они взяли и закатали в скотч своего главного командира! Типа у него крыша «съехала на совсем и безвозвратно» и поэтому он отдавал «неадекватные приказы». Ну прямо банда батьки Махно какая-то!


У меня в батальоне восемнадцатилетние пацаны и их всего меньше сотни на трёх БТРах! Готовы к бою хоть прямо сейчас! Батальон меньше роты! А в бригаде всего-то около трёх сот человек, солдаты срочники все…

…А тут, оказывается, ещё и на вокзале горемыки в окружении: СОБРы и ОМОНы из Мордовии, Чувашии, Марий Эл, Калмыкии, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Нижнего Новгорода, Москвы и Подмосковья...

…Поразил своей бестолковостью Мордовский ОМОН. Он как приехал в двух классных пассажирских вагонах, так и жил там, до тех пор, пока уважаемые бандиты не возмутились такой наглостью и не сделали из этих вагонов нормальные такие дуршлаги для промывания макарон… Здесь вспомнил своего ротного командира из ТВТКУ и его неизменное выражение в подобных случаях: «ДоВбаёбы, ёб!!!»

…Ещё перед вокзалом, оказывается, ежедневно велась откровенная разведка подозрительными личностями, а мер, соответствующих, вообще никто не принимал. Никто их не задерживал, не опрашивал, этих личностей. Их всё время предупреждали сердобольные местные жители, что скоро вам всем наступит «кирдык» (конец, гибель). И что город полон бандосов. А те, спокойно так, привлекли на кухню для приготовления пищи местную жительницу…

Ещё стал известен тогда один ну очень интересный факт. То, что написали в СМИ, полный бред и не соответствует действительности совсем. Город не был и не мог даже подлежать никакому массированному обстрелу с применением авиации, артиллерии включая установки «Град». Там, оказывается, всё это время спокойно работал нефтеперерабатывающий завод, и при том в самую полную силу. Топливо оттуда вывозилось беспрепятственно, даже во время его штурма, в сопровождении вооружённых парней в масках. Кто это был? По информации местного милиционера, который откуда-то взял, да и прибился к нам уже после боя, при проведении так называемой зачистки, топливо под охраной оттуда вывозилось прямо в авиационных заправщиках с московскими номерами. Ну прямо воистину: кому война, а кому мать родна! Был там также и главный партизан-бандос, на трёх «УАЗиках» спокойно проехался, оценил обстановку, понял, что и без него здесь справятся и так же спокойно покинул его. Поэтому о полной блокаде федеральными силами города речь тоже не могла идти...

…Бандосы, тем временем, выставили небольшие засады на главных дорогах, по которым с вероятностью в сто процентов будут подходить федеральные войска на выручку к осаждённым, под самым лучшим нашим лозунгом «Ща прорвёмся и всех порвём!», и спокойно их «кромсали»…

…Но это стало известно всё гораздо позже. Сейчас задача стояла, как можно быстрее освободить заложников и двигать в обратную сторону, на свою базу. Как-то не очень и хотелось встречать здесь Новый год!

Связь с комендатурой была устойчивая по Р-159. Ходил мальчишка-связист с ней на спине. Собрал комбриг на рекогносцировку и для уточнения задачи. Стоим в куче на горе, разглядываем в бинокли объект атаки. Комбриг пытается объяснить нам обстановку, чертя на снегу палкой схему. Да всё понятно! На снегу-то! Чего же не понять! Мой батальон слева, первый справа, а третий, как в Боевом уставе, в середине и с утра «алга»! (Алга (каз. Алға) вперёд!)…

Подходит к нам мальчишка-связист с радиостанцией и к комбригу:

– Товарищ подполковник! Из комендатуры просят огнём поддержать. Из пятиэтажки не дают покоя бандосы.

– Понятно! Сейчас придумаем, что-нибудь…

А чем поддержать? Особо-то и не чем. Дальность два с половиной километра до пятиэтажки этой. Танк Т-72 без снарядов. Пара ЗУ-23 уже лупят, да толку с них мало, разброс большой и все снаряды в воздухе взрываются! Из СПГ долбанули… Из БМД-1 можно ещё до полутора километров, да ПТ-76 тоже не добьёт, стабилизатор не работает…

– Танкисты! Давайте из ПэТэхи, попробуйте!

А что пробовать? Электрика в башне не работает. Стабилизатор тоже. Тарахтит движок и только.

– Ну что, уважаемые бандосы? С наступающим!

Первый выстрел осколочным снарядом из ПТ-76 больно ударил по перепонкам рядом стоящих зевак.

– Ух и не чего себе, «ёбаквакнуло»!

Весь хлам, который был не закреплён на рядом стоящей "семьдесят двойке", попадал с бортов и кармы на землю…

Дубликаты не найдены

Отредактировал RolandDeschain71 209 дней назад
+3
Бляха муха, что за грусть то такая? Почему жопа то такая непросветная? Сука, ну ведь армия, почему вск просрано-то. Нехера не работает, никто нехкра не знает, бля ну как так
+1

Прочитал.Понравилось. Царство небесное Липинскому...Прапорщик Мамедов ушёл на пенсион подполковником.

раскрыть ветку 1
0

Спасибо...

+1
Комментарий удален. Причина: данный аккаунт был удалён
раскрыть ветку 1
+1

Спасибо...

+1

Понравилось. Где целиком прочитать можно?

раскрыть ветку 9
+3

...пока нет целиком... в производстве..

раскрыть ветку 1
0
Ждем
+1
Тоже интересно
0

ещё по этой теме смотрите здесь, всё от первого лица:

https://zen.yandex.ru/profile/editor/id/5b28894b50f84c00a890...

раскрыть ветку 5
0
Автор- Вы сам?
раскрыть ветку 4
Похожие посты
Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: