-1

Потерянная. Глава 18.

Потерянная. Глава 18. Автор, Потеря, Роман, Книги, Любовь, Писатель, Фэнтези, Длиннопост

Я проснулась от надоедливого крика петуха за окном еще ранним утром, но подняться с кровати так и не решилась, потому что всю ночь очень плохо спала из-за кошмаров и все еще надеялась хоть немного отдохнуть. Но как бы я ни старалась закрывать подушкой свои уши, назойливые звуки то и дело раздражали мой слух. Мне не оставалось ничего, кроме как лежать на постели и разглядывать деревянный потолок, в котором не было абсолютно ничего интересного. Все мое тело оставалось неподвижным, за исключением головы, которую я поворачивала в разные стороны, надеясь найти достойный внимания объект, но этого не случилось. Комната была точно такая же какой я увидела ее вчера поздно вечером, когда вернулась с гуляний. Небольшое помещение прямоугольной формы, которое не было забито ненужной мебелью и другими предметами дизайна. Здесь было устроено все довольно просто и лаконично. Обычных размеров кровать стояла вплотную к стене, напротив нее, на противоположной стороне комнаты, уместился туалетный столик с зеркалом, рядом с которым был шкаф, вполне приличных размеров. Приемные родители добродушно дополнили мой гардероб новыми платьями, рубашками, сарафанами, обувью, платками, жилетками и прочей одеждой, которую я вряд ли смогу износить даже за всю жизнь. Но, как бы там ни было, все девушки любят наряжаться и большое количество нарядов только порадовало меня, хотя я и испытала чувство неловкости из-за того, что Добромире и Говену пришлось так потратиться из-за меня.


Решив, что стоит подняться и помочь хозяевам по дому, я надела обычный повседневный сарафан с тонкой рубашкой и вышла из комнаты. В коридоре в мой нос сразу врезался приятный запах свежей выпечки и в мгновенье у меня свело желудок от голода, который ранее я не чувствовала. Спустившись на первый этаж и безошибочно определив месторасположение столовой, я столкнулась с Добромирой, которая встретила меня милой улыбкой.


- Уже встала? Я думала, что раньше обеда мы тебя не добудимся. - смеется женщина, а я даже не знаю что ей на это ответить. Думаю, мои рассказы о том, что местные петухи мешают спать никоим образом не поспособствуют укреплению дальнейших отношений, поэтому я лишь легонько улыбнулась и попросила Добромиру проводить меня до умывальника, где я могла бы привести себя в нормальный вид. Но вместо обычного умывания, я полностью приняла ванну, которая была нагрета Говеном для его жены. На мои протесты, что искупаться я могу и позже, Добромира ничего не хотела слышать и буквально затолкала меня в ванну, где я провела добрых сорок минут, после чего уже с необузданным чувством голода принялась за завтрак.


Ела я в одиночестве, так как приемные родители уже давно позавтракали и приступили к своим повседневным делам. Я не хотела показаться неблагодарной и поэтому, быстро затолкав в себя еду, отправилась на поиски какого-нибудь поручения. Добромира, чересчур сердобольная женщина, отказывалась от любой помощи с моей стороны, ссылаясь на то, что мне стоило бы сначала привыкнуть к новой обстановке, а потом уже заниматься хозяйством. Но, более толковый с этой стороны, Говен быстро нашел мне применение и отправил наводить уборку в доме. Я слышала как Добромира ругала своего мужа за то, что он повесил на меня слишком много работы, но его непреклонные ответы и убеждения в том, что иномирян можно сделать нормальными людьми только через труд, не нашли достойных ответов со стороны женщины и той пришлось смириться с решением мужа. А я лишь посмеялась про себя, сравнивая себя и всех иномирян с обезьянами, которые стали людьми только благодаря упорной и трудоемкой работе.


Не смотря на то, что дом приемных родителей был совсем небольшой, пусть и двухэтажный, через пару часов надраивания стен, полов и протирания пыли на всех поверхностях, я была выбита из сил и чувствовала себя ужасно вспотевшей и грязной, из чего сделал вывод, что принимать душ с утра здесь совсем неправильно. Вечером нужно будет нагреть для себя еще воды, чтоб смыть всю ту пыль, что осела на мне за время уборки.


- Устала? - спросил Говен, когда я выливала за сараем очередное ведро грязной воды.


- Немного.- солгала я, не желая признаваться мужчине в своих слабостях.


- Ты хорошо поработала. - слышать похвалу из уст Говена показалось чем-то неестественным и диким, от чего я не сразу нашлась с ответом.


- Спасибо. - я слабо улыбнулась мужчине, потому что на настоящую искреннюю улыбку у меня не осталось сил.


- У меня есть для тебя поручение. Не хочешь прогуляться по селению немного?


- Что нужно сделать?


- Отнести сушеные травы Бажене. - Говен протянул мне в руки небольшой мешочек от которого сильно пахло мятой и принялся объяснять где именно живет эта женщина. Я не уверена, что запомнила дорогу верно, но заблудиться здесь нереально, тем более, что на улице всегда можно встретить человека, который обязательно подскажет верное направление.


- Я все сделаю. Только умоюсь.


- Хорошо. До обеда можешь не торопиться. На сегодня с тебя хватит. Вечером только поможешь Добромире с ужином и можешь быть свободна до утра.


- Можно я тогда ненадолго забегу к подруге по пути?- я понимаю, что Говен и так отпускает меня до обеда, но почему-то решила, что лучше спросить разрешения, чем уходить в самоволку.


- Иди куда хочешь. Только к обеду будь дома. - небрежно сказал мужчина, кажется немного раздраженный моим ненужным вопросом, но меня это не волновало. Я успокоила саму себя, получив разрешение на прогулку и теперь без зазрения совести могу идти на все четыре стороны.


Неспешным шагом я бродила по улицам в поисках нужного дома и, к собственному удивлению, добралась до пункта назначения без посторонних подсказок. Передо мной стоял весьма заурядный дом, не отличавшийся ничем от большинства абсолютно таких же построек. Я поднялась по ступенькам ко входу в дом и постучала. Дверь мне открыла пожилая женщина, которая смерила меня оценивающим взглядом прежде, чем разрешила войти в дом.


- Меня к вам Говен отправил. - сказала я сразу после того, как обменялась с женщиной приветствиями. Бажена взяла из моих рук мешочек с травами и скупо поблагодарив, деликатно намекнула, что в этом доме мне делать больше нечего.


Не имея никаких намерений завязывать дружбу с этой особой, я, соблюдая все правила приличия, пожелала женщине всего самого хорошего и отправилась на выход. Бажена все так же скрупулезно попрощалась со мной и почти захлопнула за моей спиной дверь. Ситуация была совсем не типичная и щекотливая, что навело меня на мысль - не выполнять больше просьбы Говена, если те будут хоть как-то связаны с этой женщиной.


- Аня? - возле входа в дом я столкнулась с парнем, чей шрам через все лицо снова врезался в мою голову. - Ты что тут делаешь?


- Пришла с небольшим поручением от Говена. А ты здесь откуда?


- Я тут живу. - усмехнулся парень, заставляя меня чувствовать неловкость. - Может быть чаю, раз уж ты пришла?- Ждан добродушно улыбался мне и, кажется, его приглашение было вполне искренним, что очень меня обрадовало. Но, как бы мне ни хотелось завести побольше друзей и приятелей, я не могла принять предложение парня, так как его мама весьма своеобразная женщина. Да и планы у меня были совсем иные.


- Вообще-то, мне нужно найти Айгуль. Я обещала ей вчера, что зайду. - лицо Ждана за секунду приняло очень озадаченное выражение лица, чего я никак не могла не заметить. Он показался мне даже немного растерянным и напуганным, хотя я и не понимала, что могло в нем вызвать такую бурю эмоций, если только мое предположение при первой встрече не является правдой.


- Ты подружилась с ней? - задал вопрос парень, но, кажется, будто он и вовсе ничего не собирался говорить по этому поводу. Вопрос из его уст вырвался случайно.


- Да. Сблизились почти сразу же, как только я поселилась в доме иномирян. - я старалась отвечать как можно более непринужденно, чтоб своими догадками и мыслями еще больше не заставлять парня нервничать, но как же сложно не сорваться и не задать вопрос, который буквально мучает мой воспаленный разум.


- Она очень милая девушка, правда? - я готова была услышать все что угодно, но только не комплимент в адрес подруги. Ждан покраснел и как-то очень счастливо улыбнулся собственным мыслям, но быстро взял себя в руки и принял уже привычное для меня выражение лица.


- Ты прав. Она милая.


- Не хочу тебя задерживать. Наверняка ведь торопишься. - засуетился парень после моего ответа и я поспешила уйти сразу же, как только попрощалась с ним.


От дома Ждана я уходила с тяжелой от мыслей головой. Сначала его мама повела себя очень странным образом, затем этот глупый разговор об Айгуль окончательно ввел меня в ступор, не хватало еще Немира встретить где-нибудь по дороге, чтоб окончательно взорвать мою голову.


Дом иномирян находился на другом конце селения и мне предстояла немаленькая прогулка перед тем, как я все-таки дойду до подруги. Мое сердце разрывалось от волнения, когда я представляла, как счастливая Айгуль выбежит ко мне навстречу и сообщит радостную и такую долгожданную новость. Я уверена, в селении не найдется ни одного человека, лично знакомого с девушкой, который искренне не порадовался бы за нее. Такие люди, как Айгуль обязательно должны быть счастливы, потому что этим счастьем они делятся с другими, окрыляя и подталкивая тех на различного рода действия.


Я шла по улицам окраины, так как это единственное место, где я еще не все обошла и очень скоро наткнулась на невероятной красоты дом, который весь был украшен резьбой и витиеватыми рисунками. Мой взгляд зацепился за это строение еще и потому, что выглядело оно явно заброшенным. Там, где должна проходить тропинка ко входу, растет трава, и пусть сейчас только начало лета, сразу заметно, что здесь уже давно никто не ходит. По колоннам, которые стоят по обе стороны от крыльца, тянутся сухие ветки плюща, а на окнах осело невероятное количество пыли, из-за которой они казались абсолютно черными. Еще более одиноким этот дом делало то, что стоял он немного на отшибе, относительно остального селения, но тем не менее, возвышался над всеми, располагаясь рядом с обрывом. Мне стало интересно, насколько высоко он стоит и я, будучи не в состоянии усмирить собственное любопытство, свернула с дороги и направилась прямиком к дому.


Вблизи, строение выглядело еще более заброшенным, хотя, если рассматривать его с близкого расстояния, дом оказался совсем новым, пусть и не ухоженным. Мне стало невероятно жалко стараний того человека, который построил такую красоту, не имея возможности присматривать за своим творением. Да и хозяева, наверняка не от лучшей жизни бросили свое уютное гнездышко.


Немного походив вокруг дома, я подошла к краю обрыва и ужаснулась, когда увидела этот невероятный склон. Вообще, я давно заметила, что здешние места очень холмистые. Даже мост, с которым у меня так много здесь связано, и то проходит через пропасть, пусть и самую маленькую из всех, что я уже здесь видела.


Вид с этого места открывался невероятный. Думаю, я понимаю тех людей, которые решили построить тут дом. Только ради одних здешних красот дух захватывает. Я с радостью бы здесь поселилась, даже не смотря на то, что дом существует отдельно от селения.


Где-то вдали, на поляне под склоном, я заметила несколько человеческих фигур, которые двигались в сторону селения. Интересно, каким образом они туда спустились? Я была бы совсем не прочь прогуляться там и увидеть селение с другого ракурса. Картина наверняка открывается просто потрясающая, я уверена.


Неожиданно меня грубо схватили за запястье и потянули в противоположную от обрыва сторону. От неожиданности и резкой боли я чуть вскрикнула, но когда увидела человека, держащего меня за руку, живо успокоилась.


- Ты что делаешь, Радибор? - спросила я, когда выдернула руку из захвата друга.


- Это я у тебя спросить хотел. - повысил на меня голос парень, складывая на груди руки и хмуро глядя мне в глаза. - Разбиться решила? - от такого чудовищного предположения у меня аж ком в горле встал.


- Я просто любовалась видом. - попыталась я успокоить друга, указывая рукой на просторы за моей спиной. .


- Видом можно любоваться и не подходя к краю так близко. - Радибор все еще злился на меня, что вообще не требовалось, так как я уже давно не маленький ребенок, не способный контролировать свои поступки и действия.


- Не реагируй так остро. Я сама могу решать что можно делать, а что нет. В твоих переживаниях нет необходимости. - я устроилась на крыльце дома, вытянув перед собой ноги и стала с преумноженным интересом разглядывать несуществующие узоры на своем сарафане.


- Ты права. Я не должен был повышать на тебя голос. Извини. - стушевался друг и присел рядом со мной на ступеньки. - Просто этот дом чертовски бесит меня.


- А что не так с этим домом?- тот факт, что Радибора что-то связывает с этим местом не мог оставить меня равнодушной. Все острые углы сразу как-то сгладились и мне было важно услышать только ответ на свой вопрос.


- С самим домом-то все в порядке, - усмехнулся друг, но как-то совсем невесело, - а вот с хозяином было не так все просто.


- Что именно случилось между вами?- парень не так уж сильно горел желанием рассказывать о произошедшем, но я решила во чтобы то ни встало, вытащить из него интересующую меня информацию.


- По правде говоря, меня хозяин дома даже не знал. Все дело в Вериле.


- Твоей невесте?


- Именно. - я была удивлена словам друга, но все еще жаждала подробностей.


- Я хотела бы знать историю целиком, если это не какая-то тайна.


- Брось. Здесь нет никакой тайны. Просто Верила была помолвлена с хозяином дома. - я много чего ожидала услышать в ответ на свои вопросы, но уж точно никак не могла предположить, что невеста Радибора однажды уже почти вышла замуж.


- Ее насильно замуж выдать хотели?- неуверенно задала я новый вопрос, боясь растеребить старые раны.


- Нет. Она хотела этого. - окончательно запутавшись в собственных мыслях и не смея более строить нелепые предположения, я попросила друга рассказать всю историю с самого начала, хотя и не надеялась, что он выполнит мою просьбу. - Лет восемь назад, а может чуть меньше, в селение переехал молодой парень. Он был достаточно привлекательным и девушки так и норовили сделать его своим женихом. Но парень был какой-то нелюдимый, ото всех шарахался и старался ни с кем подолгу не разговаривать. Вскоре, на него перестали обращать внимания и, даже те девушки, которым он нравился, стали обходить его стороной. Парень много работал и совсем скоро построил этот дом. Видя его добротное состояние, родители сами посылали своих дочерей к нему, надеясь выгодно женить детей, но у них ничего не получалось. А когда Вериле исполнилось 16, она сама к нему отправилась и он принял ее напиток. Глупышка была так рада, что буквально порхала над землей. Меня так сильно это бесило, что я пытался заставить ее разорвать помолвку, но она отказывалась. Ее не смущала даже разница между ними в десять лет. Она будто опьянела от него. А я ведь всю жизнь ее любил, понимаешь? А тут этот... Я уже подумывал разобраться с ним по-мужски, но над селением неожиданно нависла угроза. Соседнее государство хотело расшириться за наш счет и князь велел собрать армию из самых лучших воинов, коим и оказался тот парень. Уже пять лет прошло, как они покинули селение... Я тогда молодой еще был, меня в армию не взяли и... Знаю, прозвучит плохо, но я рад, что так все обернулось. Если бы он остался здесь, то я бы так всю жизнь и мучился, не имея возможности быть рядом с Верилой.


Эта история меня потрясла до глубины души и, не смотря на последние эгоистичные слова Радибора, я не испытывала к нему неприязни и не осуждала его. В любом случае, друг не виноват, что те ребята так и не вернулись. У жизни были свои планы на счет судеб тех людей. Никого нельзя винить за мысли, когда речь идет о сражении за собственное счастье.


- Пять лет прошло, прежде чем Верила предложила мне испить напиток. Это случилось несколько месяцев назад, но я так счастлив, будто произошло все только вчера. Ты же видела нас вместе, ну неужели она могла бы так же быть счастлива с кем-то другим?


- Уверена, что когда она выйдет за тебя, станет самой счастливой женщиной на этой земле. Вы отличная пара. - после моих слов Радибор мгновенно просиял, а я почувствовала как после этого разговора мы стали чуть ближе к друг другу. Сегодня, этот парень открылся мне с совершенно новой стороны. Уверена, ранимого и уязвленного Радибора мало кто видел. И я рада, что парень доверяет мне настолько, что решился раскрыть передо мной свою душу. Именно таких друзей я здесь и ищу. Именно с такими хочу быть рядом. Именно с такими хочется идти рука об руку по жизни.



_______________________________________________________________________________________________

Не забывайте ставить плюсы, писать комментарии и подписываться на мой профиль! :)

Найдены возможные дубликаты

0
Бажена все так же скрупулезно попрощалась со мной и почти захлопнула за моей спиной дверь.

Скрупулезный - точный, педантический, мелочной. Синонимы - аккуратный, въедливый, въедчивый, добросовестный, докапывающийся до сути, дотошный, неупустительный, педантичный, пунктуальный, тонкий, точный, тщательный, филигранный, ювелирный
(Современный толковый словарь русского языка Ефремовой)
Читаю, интересно, не обижайтесь на поправки, придираюсь только к тому, что очень режет глаз.

раскрыть ветку 1
0

Я не обижаюсь:)
Спасибо за ваши поправки!:)

Похожие посты
722

День рождения К.Чуковского

День рождения К.Чуковского Писатель, Длиннопост, Текст, Книги, Корней Чуковский

31 марта 1882 года родился Корней Чуковский, детский поэт, писатель, литературовед.

 

Личное дело

Николай Васильевич Корнейчуков (1882 – 1969), ставший известным как Корней Чуковский, родился в Санкт-Петербурге. У его матери, крестьянки Екатерины Осиповны Корнейчуковой, работавшей горничной, была также дочь Мария. Отец вскоре после рождения сына оставил семью. По документам мальчик числился незаконнорожденным. «Мы не такие люди, мы хуже, мы самые низкие – и когда дети говорили о своих отцах, дедах, бабках, я только мялся, краснел, лгал и путал. Эта тогдашняя ложь, эта путаница – и есть источник моих фальшей и лжей дальнейшего периода» – писал Корней Иванович впоследствии. Корнейчуковы переехали в Одессу, где Коля стал гимназистом. Однако из пятого класса гимназии он был отчислен, неофициальной причиной отчисления было низкое происхождение (незадолго до этого появился печально знаменитый циркуляр «о кухаркиных детях»). О своей гимназической жизни он потом рассказал в повести «Серебряный герб».

Оказавшись на улице, Чуковский перепробовал много разных профессий, вплоть до маляра. Однако одновременно он упорно занимался самообразованием, изучал английский язык. Наконец, в 1901 году он становится сотрудником газеты «Одесские новости», пишет о выставках картин, новых книгах, иногда публикует и собственные стихи. Женится и вскоре после свадьбы отправляется с женой в Лондон, куда газета командировала его в качестве корреспондента. «Корреспондентом я оказался из рук вон плохим, - вспоминал Корней Иванович, - вместо того чтобы посещать заседания парламента и слушать там речи о высокой политике, я целые дни проводил в библиотеке Британского музея, читал Карлейля, Маколея, Хэзлитта, де-Куинси, Мэтью Арнолда. Очень увлекался Робертом Браунингом, Россетти и Суинберном». Полтора года лондонской жизни дали ему блестящую возможность углубить свое самостоятельное образование.

Редакция газеты была недовольна. Наконец она перестала публиковать лондонские очерки Чуковского, далекие от злободневных новостей. Но они заинтересовали Валерия Брюсова, который пригласил молодого журналиста в свой журнал «Весы». Вернувшись в Россию в 1905 году, Чуковский увидел в Одессе восстание моряков броненосца «Потемкин-Таврический», даже побывал на корабле и познакомился со многими участниками восстания. Приехав в Петербург, он начал издавать сатирический еженедельник «Сигнал». Из четырех вышедших номеров два конфисковали, а журнал закрыли «за поношения существующего порядка». Чуковский оказался под следствием, провел четыре месяца в тюрьме, но благодаря заступничеству петербургских литераторов и усилиям адвоката был оправдан. В тюрьме он занимался стихотворными переводами, в частности стихов Уолта Уитмена. В 1907 году эти переводы  вышли отдельной книгой.

Чуковский продолжил сотрудничать в различных петербургских изданиях: «Нива», «Русская мысль», «Речь» и постепенно стал одним из ведущих литературных критиков. Его статьи стали выходить отдельными книгами: «От Чехова до наших дней», «Лица и маски», «Книга о современных писателях», «Футуристы», «Книга об Александре Блоке», «Две души М. Горького» и многие другие. Чуковский анализировал не только ведущих писателей, но и одним из первых отечественных критиков исследовал и так называемую «массовую литературу», в частности посвятил одну из работ детективам о Нате Пинкертоне, попурлярным в те годы. Помимо книг и статей, он много читал лекции и прославился как блестящий мастер устных выступлений.

Чуковский поселился в финском местечке Куоккала, где познакомился с Ильей Репиным и Владимиром Короленко. По совету Короленко, Чуковский начал изучать творчество Николая Некрасова. Он проделал огромную текстологическую работу, опубликовав множество неизвестных произведений поэта, писем, черновиков. Первая книга Чуковского о Некрасове – «Некрасов как художник» – вышла в 1922 году. Изучением творчества Некрасова Чуковский продолжал заниматься всю жизнь. Он опубликовал ряд книг, важнейшая из которых - «Мастерство Некрасова», принимал участия в подготовке собрания сочинений поэта.

После революции 1917 года жизнь литературного критика стала куда сложнее. Независимая пресса в течение нескольких лет прекратила свое существование. «Как критик принужден молчать, - пишет Чуковский в дневнике в 1925 году, - ибо критика у нас теперь рапповская, судят не по талантам, а по партбилетам». В издательстве «Всемирная литература» он занимается английскими и американскими авторами, готовит издание сочинений Диккенса. При работе над этим изданием, Чуковский стал сверять с оригиналом существующие переводы Диккенса на русский язык и был поражен огромным количеством обнаруженных неточностей, переводческих ошибок и просто расхождений с авторским сюжетом. В итоге издательство решило выработать принципы художественного перевода. За эту работу взялись Чуковский и поэт Николай Гумилев. Они совместно выпустили брошюру, которая так и называлась - «Принцип художественного перевода». Брошюра содержала много ценных наблюдений и рекомендаций, выдержала два издания, но после расстрела Гумилева не переиздавалась. Теория художественного перевода стала еще одним делом всей жизни Корнея Ивановича. Он посвятил этому вопросу немало статей и книгу «Высокое искусство». Но Чуковский был не только теоретиком, благодаря его переводам русские читатели узнали произведения Марка Твена, Артура Конан Дойля, О. Генри, Честертона, Дефо, Уитмена, Уайльда, Шекспира и других авторов. В 1957 году Чуковскому за работы о Некрасове была присвоена ученая степень доктора филологических наук  honoris causa, а в 1962 году он получил почетное звание доктора литературы Оксфордского университета.

Чем знаменит

Чуковский пришел к детской поэзии благодаря Максиму Горькому, пригласившему его в 1916 году возглавить детский отдел издательства «Парус». Собственную стихотворную сказку для детей – «Крокодила» – Чуковский сочинил в том же году для своего заболевшего сына. Детская поэзия оказалась нелегким делом: «Далеко не всегда мне выпадало веселое счастье: писать стихи для маленьких детей. Тянулись месяцы, а порою и годы, когда в качестве детского автора я чувствовал себя жалкой бездарностью, способной вымучивать из вялого мозга одни лишь постыдно корявые вирши. Досаднее всего было то, что всякие прочие жанры в это самое время давались мне без всяких усилий. Я писал и этюды по истории словесности, и мемуарные очерки, и критические статьи, и памфлеты, но, чуть дело доходило до детских стихов, оказывался неумелым ремесленником». К счастью, Чуковский не опустил руки, и в двадцатые – тридцатые годы появились «Муха-Цокотуха», «Тараканище», «Мойдодыр», «Бармалей», «Айболит», «Краденое солнце» и многие другие известные нам с детских лет стихи.

Если детям стихи Чуковского нравились, то взрослые современники часто встречали их в штыки. В 1928 году в журнале «Красная печать» появилась статья «О Чуковщине». В начале говорилось: «Вокруг Чуковского группируется и часть писательской интеллигенции, солидаризирующаяся с его точкой зрения. Таким образом, перед нами, несомненно, общественная группа с четко формулированной идеологией». Завершалась же статья строго: «с идеологией Чуковского и его группы мы должны и будем борoться, ибо это идеология вырождающегося мещанства, культ отмирающей семьи и мещанского детства». После этой публикации в печати началась «борьба с чуковщиной», которая продолжалась до 50-х годов. Крайне резко отзывалась о Чуковском Надежда Крупская, работавшая в Наркомате просвещения.

Детская литература вызвала у Чуковского интерес и к языку детей. В результате в 1928 году получилась книга «Маленькие дети». Читатели помогли Чуковскому пополнить ее, присылая новые образцы детского словотворчества. Так сложилась знаменитая книга «От двух до пяти» (1933).

О чем надо знать

В доме Чуковского в Куоккале бывали многие другие литераторы, актеры и художники. Благодаря его гостям возник знаменитый рукописный альманах «Чукоккала». Название придумал Илья Репин. Альманах пополнялся до конца жизни Корнея Ивановича. Среди авторов «Чукоккалы» были Александр Блок, Анна Ахматова, Борис Пастернак, Осип Мандельштам, Андрей Белый, Иван Бунин, Максимилиан Волошин, Николай Гумилев, Максим Горький, Владимир Маяковский, Алексей Толстой, Виктор Шкловский, Александр Солженицын, Федор Шаляпин, Юрий Анненков, Александр Бенуа, Всеволод Мейерхольд, Владимир Набоков. Альманах был издан уже после смерти Чуковского: в 1979 году в сокращенном виде, а в 1999 году целиком.

 

Прямая речь

«На редкость способный и развитой для своих лет юноша доставлял, однако, своим наставникам и особенно директору много хлопот и огорчений, за что они его дружно терпеть не могли. Он не укладывался в рамки обычного понятия «ученик». Даже внешне. Чрезмерно вымахнул он в высоту, да еще и волосы, хотя ты их и стриги, никак не улягутся, а торчат. Ведь неудобно получается, если большинство учителей должны глядеть на ученика снизу вверх. На узком бледном лице выделяется большой длинный нос, и кажется, будто Корнейчуков всегда к чему-то принюхивается. Ему был свойственен особый тип озорства: тихого, артистического; никаких типично школьных шалостей за ним не числилось, но он отличался способностью организовывать такие выходки, которые в голову не пришли бы обыкновенным шалунам. Его считали отъявленным лодырем, а он в то же время был одним из самых начитанных учеников гимназии. Тем, что его увлекало, он умел заниматься со страстью, то, что заставляло его скучать, встречало с его стороны яркое сопротивление. Он умел мастерски «разыгрывать» учителя, отвечая урок, которого он и не думал готовить. Если это не удавалось, Корнейчуков молча глядел сверху вниз на раздраженного учителя и даже, казалось, жалел его», - из воспоминаний литературоведа Л. Р Когана, одноклассника Чуковского по гимназии

«Я написал двенадцать книг, и никто на них никакого внимания. Но стоило мне однажды написать шутя "Крокодила", и я сделался знаменитым писателем. Боюсь, что «Крокодила» знает наизусть вся Россия. Боюсь, что на моем памятнике, когда я умру, будет начертано "Автор „Крокодила“". А как старательно, с каким трудом писал я другие свои книги, например "Некрасов как художник", "Жена поэта", "Уолт Уитмен", "Футуристы" и проч. Сколько забот о стиле, композиции и о многом другом, о чем обычно не заботятся критики!… Но кто помнит и знает такие статьи! Другое дело — "Крокодил"», - Корней Чуковский

«У Чуковского и его соратников мы знаем книги, развивающие суеверие и страхи ( "Бармалей" , "Мой Додыр", "Чудо-дерево") , восхваляющие мещанство и кулацкое накопление "Муха-цокотуха"), дающие неправильные представления о мире животных и насекомых "Крокодил" и "Тараканище"). В переживаемый страной момент обострения классовой борьбы мы должны быть особенно начеку и отдавать себе ясный отчет в том, что если мы не сумеем оградить нашу смену от враждебных влияний, то ее у нас отвоюют наши враги. Поэтому мы, родители Кремлевского детсада, постановили: Не читать детям этих книг, протестовать в печати против издания книг авторов этого направления нашими государственными издательствами», - Журнал «Дошкольное воспитание»

«Надо ли давать эту книжку маленьким ребятам? Крокодил... Ребята видели его на картинке, в лучшем случае в Зоологическом саду. Они знают про него очень мало. У нас так мало книг, описывающих жизнь животных. А между тем жизнь животных страшно интересует ребят. Не лошадь, овца, лягушка и пр., а именно те животные, которых они, ребята, не видели и о жизни которых им хочется так знать. Это громадный пробел в нашей детской литературе. Но из "Крокодила" ребята ничего не узнают о том, что им так хотелось бы узнать. Вместо рассказа о жизни крокодила они услышат о нем невероятную галиматью. <…> Вторая часть "Крокодила" изображает мещанскую домашнюю обстановку крокодильего семейства, причем смех по поводу того, что крокодил от страха проглотил салфетку и др., заслоняет собой изображаемую пошлость, приучает эту пошлость не замечать. Народ за доблести награждает Ваню, крокодил одаривает своих землячков, а те его за подарки обнимают и целуют. "3а добродетель платят, симпатии покупают" - вкрадывается в мозг ребенка. <…> Крокодил целует ноги у царя-гиппопотама. Перед царем он открывает свою душу. <…> Что вся эта чепуха обозначает? Какой политической смысл она имеет? Какой-то явно имеет. Но он так заботливо замаскирован, что угадать его довольно трудновато. Или это простой набор слов? Однако набор слов не столь уже невинный. Герой, дарующий свободу народу, чтобы выкупить Лялю, - это такой буржуазный мазок, который бесследно не пройдет для ребенка. Приучать ребенка болтать всякую чепуху, читать всякий вздор, может быть, и принято в буржуазных семьях, но это ничего общего не имеет с тем воспитанием, которое мы хотим дать нашему подрастающему поколению. Такая болтовня - неуважение к ребенку. Сначала его манят пряником - веселыми, невинными рифмами и комичными образами, а попутно дают глотать какую-то муть, которая не пройдет бесследно для него. Я думаю, "Крокодил" ребятам нашим давать не надо, не потому, что это сказка, а потому, что это буржуазная муть», - Надежда Крупская.

«Сказка Чуковского начисто отменила предшествующую немощную и неподвижную сказку леденцов-сосулек, ватного снега, цветов на слабых ножках. Детская поэзия открылась. Был найден путь для дальнейшего развития», - Юрий Тынянов.

Умер Корней Иванович Чуковский в Москве 28 октября 1969 года.

Показать полностью
207

5 фантастических и фэнтезийных книг марта

В марте на русском языке вышло несколько примечательных книжных новинок — в том числе в жанрах фантастики и фэнтези. Вот пять любопытных книг, на которые стоит обратить внимание.


Адриан Чайковски — «Дети времени»

5 фантастических и фэнтезийных книг марта Длиннопост, Фантастика, Фэнтези, Книги, Что почитать?, ЛучшеДома

Твердая научная фантастика для тех, кто соскучился по романам в духе «Пламя над бездной» Вернора Винджа и «Академии» Айзека Азимова. Долгое время Адриан Чайковски был известен, как автор фэнтези, однако «Дети времени» практически моментально стали самым прославленным его трудом и принесли ему премию имени Артура Кларка.


Сюжет начинается с того, что в будущем человечество решило создать разумную жизнь на другой планете. С помощью специально занесенного вируса приматы должны были научиться мыслить, но эксперимент был сорван, а человеческая цивилизация погрузилась в новые темные века. Однако, как оказалось, на планете разум все-таки зародился. Когда спустя два тысячелетия туда прибывает корабль-ковчег, люди сталкиваются с цивилизацией разумных пауков. И их развитию автор не меньше внимания, чем сложностям, с которыми сталкиваются последние люди во время своего путешествия.


Фонда Ли — «Нефритовая война»

5 фантастических и фэнтезийных книг марта Длиннопост, Фантастика, Фэнтези, Книги, Что почитать?, ЛучшеДома

В 2018 году на русском языке вышел «Нефритовый город» — фэнтезийный гангстерский боевик с восточными единоборствами и магическим нефритом. События разворачиваются в альтернативном мире, напоминающем середину прошлого века. В центре сюжета — противостояние двух криминальных кланов, которые заправляют городом Жанлун и борются за власть над ним.


Теперь свет увидело продолжение — роман «Нефритовая война». На сей раз клановые конфликты выходят на новый уровень, а нестабильная ситуация в мире подливает масла в огонь. Как и первый роман, «Нефритовая война» может похвастаться отлично прописанными боевыми сценами, жестокими клановыми интригами, напряженным сюжетом и интересным развитием персонажей.


Том Светерлич — «Завтра вновь и вновь»

5 фантастических и фэнтезийных книг марта Длиннопост, Фантастика, Фэнтези, Книги, Что почитать?, ЛучшеДома

Том Светерлич — сценарист, работающий с режиссером Нилом Бломкампом. Роман Светерлича «Исчезнувший мир», вышедший на русском в 2019 году, стал одной из самых ярких фантастических новинок года и получил большое количество лестных отзывов. Теперь пришел черед его дебютного романа «Завтра вновь и вновь», также написанного на стыке фантастики, детектива и триллера.


На сей раз Светерлич рассказывает об Архиве — виртуальной реальности, в которой восстановление Питтсбург, уничтоженный в страшной катастрофе. Джон Доминик Блэкстон занимается тем, что расследует убийства, которые произошли в городе до катастрофы. Очередное дело приводит его к неожиданным открытиям, которые оказываются связаны с реальным миром.


Жан-Филипп Жаворски — «Неумерший»

5 фантастических и фэнтезийных книг марта Длиннопост, Фантастика, Фэнтези, Книги, Что почитать?, ЛучшеДома

В последние годы в России все чаще начинают появляться книги не только англоязычных писателей, но и авторов из стран Европы. «Неумерший» — яркий представитель французского фэнтези, вдохновленного кельтскими легендами. У автора получилось нетривиальное военное фэнтези, которое разворачивается в мире богов и чудовищ — реальность и миф здесь сочетаются в удивительной гармонии. В центре сюжета сын вождя, который погиб от руки собственного брата, но почему-то вернулся к жизни. Теперь он полон решимости разгадать загадку своего воскрешения и отомстить за предательство.


Йен Макдональд — «Восставшая Луна»

5 фантастических и фэнтезийных книг марта Длиннопост, Фантастика, Фэнтези, Книги, Что почитать?, ЛучшеДома

Йен Макдональд написал, пожалуй, один из самых продуманных и изобретательных циклов о колонизированной Луне. «Восставшая Луна» — финальный роман трилогии, которая повествует о напряженной борьбе за власть династий, контролирующих главные промышленные компании Луны. Закрученности местных интриг и жестокостям позавидует даже «Игра престолов», а еще книги могут похвастаться высоким уровнем научной достоверности, с которой автор описывает жизнь на спутнице Земли.


Материал подготовлен редакцией издательства интеллектуальной фантастики fanzon.

Показать полностью 5
146

Что почитать о Конце света?

Об апокалипсисе писало такое количества разных авторов в разных жанрах, что практически любой найдет себе книгу по душе. Космические и природные катаклизмы, восстание машин и даже библейские сюжеты могут рассказать, как эпоха человечества заканчивается и что происходит потом. Мы подготовили подборку из десяти очень непохожих книг, объединенных этой темой.


«Благие знамения»

Что почитать о Конце света? Что почитать?, Фантастика, Фэнтези, Постапокалипсис, Конец света, Книги, Длиннопост

Юмористическое фэнтези от мэтров жанра — Терри Пратчетта и Нила Геймана. Два приятеля из враждующих лагерей, ангел Азирафаэль и демон Кроули, узнали, что Конец света близок, так как на Земле уже родился маленький Антихрист. Являясь большими поклонниками земной жизни, они решают попытаться воспитать предвестника апокалипсиса на свой лад, чтобы по возможности предотвратить катастрофу. И только когда до Армагеддона остается буквально неделя, оказывается, что в плане друзей был один существенный недочет. Тем временем, силы Добра и Зла уже собрались на битву, а Всадники Апокалипсиса оседлали мотоциклы. Из-за ошибки Азирафаэля и Кроули и старой книги с таинственно-точными пророчествами ведьмы Агнессы Псих в предотвращение конца света окажутся втянутыми самые разные удивительные персонажи.


«Семиевие»

Что почитать о Конце света? Что почитать?, Фантастика, Фэнтези, Постапокалипсис, Конец света, Книги, Длиннопост

«Космическая» фантастика, тем более про уничтожение Земли, стала достаточно неожиданной книгой для Нила Стивенсона, но, будучи написанной, книга идеально ложится в его библиографию. Это неспешное, эпических масштабов повествование о конце жизни и ее возрождении.


Луна взрывается, и в скором времени планету ждет жесточайший метеоритный дождь, который грозит человечеству полным уничтожением. Все государства объединяются для строительства орбитального ковчега, в котором несколько тысяч избранных смогут переждать катастрофу и впоследствии заново заселить Землю. Атмосфера близости конца и невосполнимой пустоты при потере дома пронизывает ту часть романа, которая приходится на жизнь свидетелей взрыва Луны. А дальше книга задает вопросы, есть ли у остатков человечества в такой ситуации право на конфликты, и на что они готовы пойти, чтобы их решить.


«Море ржавчины»

Что почитать о Конце света? Что почитать?, Фантастика, Фэнтези, Постапокалипсис, Конец света, Книги, Длиннопост

Голливудский сценарист Роберт Каргилл собирался написать динамичный постапокалиптический боевик про роботов. Несомненно, «Море ржавчины» вышло романом с блестяще прописанным экшеном и насыщенным сюжетом. Но также это глубокая и интересная книга на тему причины возникновения конфликта между людьми и машинами и его последствий.


Человечества не осталось. Его уничтожили роботы и сверхмощные компьютеры с искусственным интеллектом. Теперь они промышляют на ржавеющих скелетах мегаполисов и строят свою цивилизацию. Правда, утопии не вышло. ИИ сражаются за власть, поглощая слабых ботов, которым, в свою очередь, свобода и выживание даются нелегко. К таким независимым роботам принадлежит главная героиня по прозвищу Неженка. Она, как и большинство жителей этого мира, вынуждена мародерствовать на собственных собратьях, но еще не потеряла способности договариваться. Сама став объектом охоты и попав в неприятности, она выкручивается, соглашаясь на самоубийственное задание…


«Станция Одиннадцать»

Что почитать о Конце света? Что почитать?, Фантастика, Фэнтези, Постапокалипсис, Конец света, Книги, Длиннопост

Роман, получивший премию Артура Кларка, возможно, представляет собой один из самых поэтичных и лирических постапокалипсисов. Это история о судьбе искусства и хрупкой красоте мира, которая параллельно разворачивается в мире «до» и «после» ужасающей пандемии. В мире, распавшемся на небольшие поселения выживших, группе странствующих артистов придется бросить вызов самопровозглашенному пророку, спасая своих товарищей. А в другой линии актер Артур Линдер строит свою историю, ведущую к смерти на сцене в роли Короля Лира. Свидетельницей этой смерти становится восьмилетняя Кирстен Реймонд. Она же станет главной героиней «постапокалиптической» части сюжета.


«Станция Одиннадцать» мало касается вопроса, как погибал мир. Это книга о том, что остается после конца — по-своему жуткая, но не лишенная надежды.


«Пятое время года»

Что почитать о Конце света? Что почитать?, Фантастика, Фэнтези, Постапокалипсис, Конец света, Книги, Длиннопост

Нора Кейт Джемисин создала удивительный мир, чтобы рассказать историю о людях, которые каждый день проживают в тянущем страхе перед грядущими катаклизмами. Неудержимым буйством стихии, которая замораживает прогресс или существенно откатывая его назад, сметая недавно окрепшие человеческие цивилизации. Так живет континент Спокойствие уже много веков — катаклизмы обрушиваются на него регулярно.


Неизменными остаются ощущение, что катастрофа может настать в любой день.

Читатели наблюдают Спокойствие в разные эпохи благодаря трем героиням романа. Все они — орогены, люди наделенные магической силой, но находящиеся в угнетенном положении. Дамайя, самая молодая, для которой жестокое обучение только начинается. Сиенит, на долю которой выпало время расцвета цивилизации, уже отучившаяся и вовлеченная в сложные интриги. И Иссун — возможно, центральная героиня романа, на чью долю выпали самые тяжелые испытания, мать, потерявшая своих детей. Именно вокруг нее будет рушиться мир. Или

это она его разрушит?


«Золотая пуля»

Что почитать о Конце света? Что почитать?, Фантастика, Фэнтези, Постапокалипсис, Конец света, Книги, Длиннопост

Пример яркого смешения жанров в изяществе, свойственном постмодерну. Постапокалипсис, вестерн, хоррор и сюрреализм. В большей степени это роуд-стори по сознанию безумца, нежели по пыльным дорогам Америки после конца света. Возможно, именно безумие можно считать причиной (или метафорой) апокалипсиса. Впрочем, это каждому читателю предстоит решить самостоятельно, авторы не дают подсказок. Три сюжетные ветки здесь не движутся параллельно, а перетекают друг в друга в странном ритме лихорадочного сна. Вот Роб, он охотится на маньяка, хотя сам, как идеальный герой вестерна, не без греха. Вот Джек, он ещё совсем ребенок, но готов на многое, чтобы спасти своего отца. Вот Бетти, ее отца уже не спасти. Куда они идут, именно все втроем, можно будет по-настоящему оценить только к концу книги. Но это будет, возможно, одно из самых впечатляющих символических литературных путешествий, написанных за последнее время.


«Противостояние»

Что почитать о Конце света? Что почитать?, Фантастика, Фэнтези, Постапокалипсис, Конец света, Книги, Длиннопост

Полное издание «Противостояния» считается самой объемной работой Кинга и не менее знаковым для «короля ужасов», чем «Темная башня». Это постапокалипсис, смешанный с характерными для Кинга мистикой и хоррором. Сложно поверить, но роман создавался с идеей написать эпопею в духе «Властелина колец», но в современной Америке и, если знать об этом, можно даже увидеть определенные параллели. Но исключительно при желании.


Все начинается с цепочки заражения страшным вирусом, который был разработан как биологическое оружие. Мы можем в реальном времени наблюдать, как, несмотря на крайние меры, распространяется эпидемия, уносящая жизни большинства обитателей земного шара. А потом начинается история выживших, которым придется строить общество заново и противостоять абсолютному злу, «темному человеку» с ужасающими паранормальными способностями.


«Я — легенда»

Что почитать о Конце света? Что почитать?, Фантастика, Фэнтези, Постапокалипсис, Конец света, Книги, Длиннопост

Книга, ставшая одним из родоначальников жанра зомби-апокалипсиса. Несмотря на то, что «зомби» здесь имеют все признаки вампиров. Изданный в 1954 году, роман Ричарда Мэтисона повествует о всемирной эпидемии. Вот только жертвы болезни здесь не умирают, а превращаются в чудовищ, напоминающих вампиров. Почти все люди превратились в жаждущих крови хищников, и Роберт Нэвилл, возможно, последний оставшийся человек на Земле. Он живет в бронированном доме, каждую ночь переживая осады, а днем убивает спящих вампиров и пытается найти ответ на вопрос, что именно погубило человечество. Что случится раньше: отчаянный Нэвилл преуспеет в попытках найти лекарство или победит человеческая способность адаптироваться? Или главного героя сломает голос бывшего друга, который вместе с другими вампирами пытается выманить его из укрепленного убежища?


«Этот бессмертный»

Что почитать о Конце света? Что почитать?, Фантастика, Фэнтези, Постапокалипсис, Конец света, Книги, Длиннопост

Земля пришла в упадок, став «туристической» планетой для инопланетян-веганцев, вы вряд ли ее узнаете. В Средиземноморье воссозданы древние времена, отсылающие к античной мифологии. Этой атмосферой сочетания великолепия греческих мифов и искалеченного, отравленного мира вокруг, ставшего просто песчинкой в космосе, пронизан весь роман.


Главный герой, Конрад, работает гидом. Не ему ли, прожившему множество эпох и оставившему заметный след в истории, знать все о культуре, на которой паразитирует инопланетный туризм. Этот бессмертный решил больше ни во что не ввязаться, раз человечество погубили себя. Но истинный герой не может игнорировать зов к приключениям, как говорят нам все исследования архетипов мифологии.


«Мировая война Z»

Что почитать о Конце света? Что почитать?, Фантастика, Фэнтези, Постапокалипсис, Конец света, Книги, Длиннопост

Зомби-апокалипсис, написанный в необычном жанре «сборника интервью» выживших из разных стран мира. Они складываются в историю пандемии планетарного масштаба, при этом частную, человечную, все еще пронизанную страхом и болью от потери близких. Персонажи в романе очень разные, от солдат до детей, от героев до мерзавцев. Многогранная подача играет знакомому сюжету на руку, не ограничиваясь одним взглядом, а действительно создавая атмосферу жуткой катастрофы. Мир един, как никогда, при этом каждый опыт уникален.

А если вам не хватит информации о природе вируса и истоках болезни, у автора есть еще одна книга, «Руководство по выживанию среди зомби». И названия вас не обманывает, это в первую очередь сборник ценных советов на случай зомби-апокалипсиса.


Материал подготовлен редакцией издательства интеллектуальной фантастики fanzon.

Показать полностью 10
121

5 фантастических книг февраля

Каждый месяц на прилавках отечественных книжных магазинов появляется множество новинок — в том числе в жанре фантастики, фэнтези и хоррор. Вот пять примечательных книг этих жанров, которые увидели свет в феврале.


Грег Бир — «Королева ангелов»

5 фантастических книг февраля Длиннопост, Фантастика, Фэнтези, Ужасы, Книги, Что почитать?

Грег Бир — один из ветеранов твердой научной фантастики. Он начал свою писательскую карьеру еще в конце 70-ых годов прошлого века, но в России увидели свет далеко не все его книги. Сейчас до наших краев добралась «Королева ангелов» — пожалуй, один из ярчайших научно-фантастических романов Бира.


События разворачиваются в высокотехнологичном будущем, которое на первый взгляд может показаться утопичным. Люди живут в достатке, большая часть болезней побеждена, а нанотехнологии позволяют модицифировать тела до неузнаваемости. А редких преступников теперь исправляют с помощью психокоррекции. В центре сюжета «Королевы ангелов» — поэт, который внезапно совершает серию убийств. На его поиски отправляется несколько разных людей, а тем временем в районе Альфа Центавра зонд с ИИ, готовым вот-вот обрести самосознание, на борту обнаруживает форму жизни.


Роман объединяет в себе причудливую антиутопию, напряженный детектив и психологическую фантастику, исследующую природу личности.


Марк-Уве Клинг — «Страна качества»

5 фантастических книг февраля Длиннопост, Фантастика, Фэнтези, Ужасы, Книги, Что почитать?

Немецкий автор написал книгу о будущем Германии, в котором за благополучную жизнь людей отвечает система компьютеров. Искусственный интеллект начисляет гражданам социальный рейтинг, в соответствии с которым человеку подбираются партнер, работа, друзья, увлечения и даже товары.


Антиутопия получилась одновременно пугающей и ироничной. Будто смотришь новый эпизод «Черного зеркала», щедро приправленный юмором. Главный герой книги, Петер Безработный, занимается утилизацией машин. Он был заурядным гражданином Страны Качества, плывущим по течению, пока однажды не получил от TheShop секс-игрушку в виде розового дельфина. Товар, который он не заказывал, означает, что система работает неидеально. Герой хочет вернуть товар, и это оборачивается для него началом очень забавных и увлекательных приключений, а для системы оборачивается настоящим кризисом.


«Дети Лавкрафта»

5 фантастических книг февраля Длиннопост, Фантастика, Фэнтези, Ужасы, Книги, Что почитать?

Мифология Говарда Филлипса Лавкрафта не теряет актуальности, скорее даже наоборот — из года в год выходит все больше книг, графических романов, настольных и компьютерных игр по мотивам «Мифов Ктулху» или, как минимум, вдохновенных от лавкрафтовскими идеями.


Сборник «Дети Лавкрафта» составлен из таких рассказов. Его составитель Эллен Датлоу собрала работы современных авторов разных жанров, выросших на произведениях Лавкрафта. Каждый из них по-своему видит и чувствует лавкрафтовские идеи, поэтому рассказы получились очень разными. Но все эти произведения объединяет любовь авторов к творчеству Лавкрафта и его мифам.


Кристофер Руоккио — «Империя тишины»

5 фантастических книг февраля Длиннопост, Фантастика, Фэнтези, Ужасы, Книги, Что почитать?

Эпическая космоопера «Империя тишины» была написана 22-летним Кристофером Руоккио, который написал не по возрасту зрелую книгу. На Западе ее сравнивают с «Дюной» Фрэнка Герберта и «Именем ветра» Патрика Ротфусса. От первого она взяла масштабы событий и богатое мироустройство, от второго — стиль повествования.


Действие происходит в галактической империи, культура и традиции которой отчасти напоминают Рим и Византию. Главный герой, Адриан Марлоу, успел сделать много и хорошего, и плохого. Он рассказывает собственную версию истории. Еще в детстве Адриан сбежал с родной планеты, чтобы не пойти по пути, который уготовил ему отец — безжалостный правитель. Вместо этого он стал сначала гладиатором, а затем оказался в эпицентре галактических интриг и конфликтов.


Ник Харкуэй — «Гномон»

5 фантастических книг февраля Длиннопост, Фантастика, Фэнтези, Ужасы, Книги, Что почитать?

«Гномон» — очень объемный и сложный фантастический роман, сочетающий в себе детектив, антиутопию, киберпанк и философскую головоломку. В будущем человечество живет под надзором нейтронных сетей, именуемых Системой. Героиня книги следователь Нейт расследует дело о смерти женщины, которая погибла во время допроса.


Чтобы выяснить правду, Нейт придется залезть в воспоминания всех людей, кто с ней контактировал. Погружаясь в нейрозаписи, она приходит к выводу, что в сознании погибшей находилось четыре личности, одна из которых — таинственный искусственных интеллект из дальнего будущего.


Материал подготовлен редакцией издательства интеллектуальной фантастики fanzon.

Показать полностью 5
60

Попова Н.А. Цикл "Конгрегация"

О цикле "Конгрегация" от автора.


В начале подобной статьи как-то ожидаемо и традиционно должен идти рассказ автора о себе, но... Зачем? Это скучно и неинтересно, ибо - ну, что тут можно сказать? Я Надежда Попова, автор на данный момент шести книг цикла "Конгрегация"... Да и всё, собственно. Остальное не столь уж важно.


Авторская личность вообще стала занимать слишком много места во внимании читателя. Уже и текст многими принято оценивать, исходя из того, мужчина его автор или женщина, молодой или в возрасте, технарь или гуманитарий. Если все это становится известным до прочтения - зачастую это прямо влияет на то настроение, с которым читатель берется за книгу, создает своего рода предубеждение, осознанное или нет. Если узнаётся после - читатель будет вспоминать авторские ошибки (мнимые или реальные) или, наоборот, особо удачные моменты и объяснять их деталями биографии писателя. Я предпочитаю, чтобы оценивали не мою персону, а мои книги.


А что это, собственно, за книги? Прежде, чем рассказать о них самих, следует заметить, что вначале, как водится, была идея. Но не идея именно этих книг. Была идея рассказа.


Зародилась она при изучении истории Инквизиции и была примерно такой: "Допустим на минуту реальность, в которой действительно существовали бы люди с паранормальными способностями. Отсюда вопрос: сколько из них в соответствующие времена попало бы в сферу инквизиторского внимания вместе с псевдо-колдунами? И сколько из них действительно оказались бы применившими эти способности во зло? И насколько оправданным в такой реальности являлось бы само существование Инквизиции?". На основе таких идей-допущений в 2002 году был написан небольшой рассказ-псевдопьеса "Ради всего святого": повествование о работе инквизитора в условиях, когда обвиняемый может с равной вероятностью оказаться и простым смертным, и обладающим необычными способностями, но добропорядочным человеком, и справедливо обвиненным преступником-колдуном.

Попова Н.А. Цикл "Конгрегация" Книги, Попова, Конгрегация, Фэнтези, Длиннопост

Рассказ вышел довольно тяжелым эмоционально, а идея, заложенная в него, проросла и поднялась, но не столько оформилась, сколько получила толчок для развития. Помимо прежних вопросов, возник следующий. Если существование такой структуры как Инквизиция оправдано в подобном мире - то какой она будет? Каким будет этот мир, к чему он будет идти? К чему будет стремиться он и к чему, кто и как будет желать его подтолкнуть?


Четыре года я занималась другими проектами, совсем на другую тему, а идея все это время продолжала оформляться, и вот однажды из нее родился мир Конгрегации. Точнее, идея выросла в Идею и стала целым миром. Подрастая, она подпитывалась не только размышлениями и теориями, но и наблюдениями - за нашей, земной реальностью, за людьми и их идеями; да и за собой в том числе. И что показали эти наблюдения? Мир менялся. Менялся незаметно, не стремительно, но неумолимо; мир менялся, а люди - нет.


Когда-то человечество начало свой долгий путь к выживанию. Реальность требовала смены идей, и тот, кто понимал это первым, кто мог доказать другим, что эта идея важна, кто мог добиться от окружающих следования за этой идеей - тот менял мир. Идея, когда-то создавшая современное человечество, была - консолидация. Именно она сделала дикую человеческую стаю действительно доминирующим видом, она повела нас дальше по нашему собственному эволюционному пути. Не выживать отдельными особями, семьями, стаями, племенами, а сплачиваться, не бежать, бросая слабых, а защищать их. Отчасти в этом заключался историко-социальный парадокс: для выживания отдельного человека, а не только человечества, для комфорта отдельного человека, а не только человечества, от отдельного человека требовалось порой отказаться от выживания и комфорта. Тонкость заключалась в том, что отказываться приходилось немногим, в то время как пользоваться плодами их дел - великому множеству соплеменников.


Можно сказать, что в этом и заключается общий сюжет, общая идея всего цикла "Конгрегация". Ее герои - те немногие, которым приходится отказываться порой даже от самих себя, чтобы жила, дышала, продолжала действовать та система жизнеобеспечения, за счет которой живут многие.


В последнее время на первый план в литературе и кино торжественно выступил образ благородного борца с Системой. Система всегда жестока, неоправданно цинична, всегда существует сама для себя, подчиняя человека своим потребностям, и лишь внезапный герой восстанавливает справедливость, освобождая человека из-под ее гнета.


Я решила создать мир, на который читатель посмотрит глазами Системы. Той самой, которую пытаются разрушить. И моим главным героем стал тот, кого долгое время было принято пренебрежительно называть "винтиком системы": один из тысяч рядовых ее служителей, который просто делает свою работу и пытается сохранить то хрупкое равновесие, которого до него десятилетиями добивались другие.

Попова Н.А. Цикл "Конгрегация" Книги, Попова, Конгрегация, Фэнтези, Длиннопост
Итак, что это за мир? Это параллельный мир, очень похожий на наш, и события цикла развиваются в подобии Священной Римской Империи рубежа XIII и XIV, а точнее - Германии. Это странное, парадоксальное время подъема и спада одновременно; время расцвета феодализма и - упадка Церкви, который предварял собой Реформацию. Крестовые походы остались позади, и правители устремляли все силы на захват власти; все - от Императора до поместных князей и церковных чинов. Папский престол делили два, а потом и три полупризнанных Понтифика, Европа разделилась сама в себе, Священная Римская Империя трещала по швам и была, по большому счету, лишь эфемерным понятием, а не государством. В нашей истории для нее это было временем начала конца.


В мире "Конгрегации" ситуация схожая, но отличия есть, и они заметны; они, я бы сказала, судьбоносны. Для начала, здесь существует и действует магия. Все те легенды и жуткие предания, что существовали в нашем Средневековье, в этом мире реальны. И как следствие - здесь намного раньше, чем в нашей реальности, возникла Инквизиция. Как и в нашем мире, здесь был период оголтелой охоты на ведьм, но случился он гораздо раньше; к тому времени, когда "наша" Германия еще не была знакома с этим явлением, в "моей" оно уже себя исчерпало. Разумеется, не само по себе, а усилиями тех людей, что смогли повести остальных за своей идеей, самой главной идеей: человечество должно быть едино. Перед лицом любой опасности, перед любой угрозой, будь она материальной или потусторонней, сила человека - в единении.


Так зародилась новая Инквизиция - Конгрегация по делам веры Священной Римской Империи. Возникла академия инквизиторов, выпускники которой, обученные уже по-новому, стали единственным буфером между человеческим миром и теми силами, что стремились его разрушить. Охота на потусторонних тварей, защита от людей, что порой хуже этих тварей - это всё они. Это в том числе и главный герой цикла Курт Гессе.


И укрепление Империи (а точнее - фактически оживление полутрупа, которым она была) - это тоже отчасти легло на плечи Конгрегации. Именно она взяла на себя пресечение опасных ересей и выявление сект и мятежей, тех сил, уже вполне человеческих, которые стремились разрушить и без того слабую Империю изнутри. Именно Конгрегации пришлось распутывать этот змеиный клубок, в котором переплелись человеческие преступления и потустороннее зло. Построение и удержание в равновесии той самой Системы, без которой противостоять надвигающейся Тьме стало бы делом невозможным.


Каждая из книг - отдельная история из жизни Курта Гессе, которая чем дальше, тем больше и тесней переплетается с судьбой Конгрегации, Империи и мира в целом. Он не избранный, не великий Герой Пророчества, он простой смертный, не наделенный никакими силами, кроме преданности долгу и веры в свое служение. Просто человек, который делает свою работу и стремится сделать ее хорошо. Как у него это выходит - покажет и рассудит время.


Автор Попова Надежда Александровна

http://samlib.ru/p/popowa_nadezhda_aleksandrowna/010.shtml

Опубликовано в журнале "Панорама" вып. 3(71) 2013 г.

Показать полностью 2
185

Чисто английское волшебство

Чисто английское волшебство Книги, Что почитать?, Рекомендации, Фэнтези, Англия, Магия, Волшебство, Альтернативная история, Длиннопост

Сюзанна Кларк - "Джонатан Стрендж и мистер Норрелл". 2004

(ссылка на livelib)


Приветствую, друзья.

Сегодня спешу порекомендовать ещё одну отличную книгу. Наткнулся на неё когда-то случайно и понял, что это просто алмаз. Почти 900 страниц незамутненного удовольствия (в конце мне показалась, что это так мало).


Жанр: фэнтези, альтернативная история.

Сюжет развивается в Англии XIX века, в эпоху Наполеоновских войн. Магия давным давно ушла из старой доброй Британии, и нынешним волшебникам остаётся только назвать себя "магами-теоретиками" и философствовать о былых временах на своих нудных бесконечных собраниях. Но всё меняется, когда появляется первый за долгие годы практикующий волшебник: мистер Гилберт Норрел.


Книга является замечательным представителем британской литературы. Написана прекрасным языком, стилизованным под произведения XIX века. Автор работала над романом десять лет, и это заметно: мир английской магии проработан настолько тщательно, насколько это вообще возможно. Книга наполнена всевозможными справками-сносками по псевдоистории британского волшебства. Сделано всё очень правдоподобно и достоверно.

Получилась захватывающая история о старой доброй Англии, волшебстве, любви, войне и природе безумия.


В 2015 по книге сняли одноименный, весьма годный, мини-сериал. (КП:7.7, IMDb:8.2)

(ссылка на КП)

Показать полностью 1
184

Коллекционные издания книг — Терри Пратчетт «Плоский мир»

Незримый университет — Unseen University Collection


Плоский мир, согласно всем канонам, покоится на спинах слонов, которые, в свою очередь, стоят на панцире гигантской черепахи. Естественно, существование такого мира без магии совершенно невозможно. А где есть магия, там есть и волшебники — умеющие творить самые сложные заклинания, вызывать демонов, смело смотреть в лицо опасности... или удирать от нее со всех ног, как это делает Ринсвинд — единственный волшебник на всем Плоском мире, который не может сотворить даже самого простенького заклятия. И тем не менее, именно на его долю выпадают самые залихватские приключения и именно его неумелыми руками творится магия, от которой подчас зависят судьбы мироздания...


В коллекции 8 книг:


Цвет волшебства — The Colour of Magic

Безумная звезда — The Light Fantastic

Посох и шляпа — Sourcery

Эрик — Eric

Движущиеся картинки — Moving Pictures

Интересные времена — Interesting Times

Последний континент — The Last Continent

Незримые Академики — Unseen Academicals

Коллекционные издания книг — Терри Пратчетт «Плоский мир» Книги, Фэнтези, Терри Пратчетт, Плоский мир, Длиннопост, ЛучшеДома

Ведьмы — The Witches Collection


В Плоском Мире умеют колдовать не только в Незримом Университете славного Анк-Морпорка! В забытом всеми картами маленьком королевстве Ланкр живут три самых настоящих ведьмы, три вещие сестрички. Солидная матрона Эсмеральда Ветровоск, весёлая и бесшабашная старушка Гита Ягг и трудный подросток — их ученица Маграт Чесногк. И хотя традиции запрещают ведьмам вмешиваться в жизнь простых людей, вещим сестричкам не раз приходилось спасать свою родину и своих друзей от серьезных неприятностей.


В коллекции 6 книг:


Творцы заклинаний — Equal Rites

Вещие сестрички — Wyrd Sisters

Ведьмы за границей — Witches Abroad

Дамы и Господа — Lords and Ladies

Маскарад — Maskerade

Carpe Jugulum. Хватай за горло! — Carpe Jugulum

Коллекционные издания книг — Терри Пратчетт «Плоский мир» Книги, Фэнтези, Терри Пратчетт, Плоский мир, Длиннопост, ЛучшеДома

Смерть — The Death Collection


Смерть в Плоском Мире — это не только неизбежное явление, но и двухметровый скелет с косой. Он носит чёрный балахон, измеряет время нашей жизни по песочным часам, и РАЗГОВАРИВАЕТ ЗАГЛАВНЫМИ БУКВАМИ. А раз у Смерти есть личность, значит, не исключено и любопытство, и чувство юмора. Чёрного юмора, конечно. А раз так, Смерть не откажет себе в удовольствии время от времени шалить и отлынивать от работы. Чтобы почувствовать себя смертным человеком, или раздать детям подарки на Страшдество. А обязанность махать косой можно свалить на внучку или на ученика. Несправедливо? Справедливости нет, есть только Он!


В коллекции 5 книг:


Мор, ученик Смерти — Mort

Мрачный Жнец — Reaper Man

Роковая музыка — Soul Music

Санта-Хрякус — Hogfather

Вор времени — Thief of Time

Коллекционные издания книг — Терри Пратчетт «Плоский мир» Книги, Фэнтези, Терри Пратчетт, Плоский мир, Длиннопост, ЛучшеДома

Городская Стража — The City Watch Collection


«Двенадцать часов ночи, и все спокойно!» — таков девиз Ночной Стражи Анк-Морпорка, самого славного города на всем Плоском мире. А если «не все» спокойно, значит, вы просто ходите не по тем улицам.

А вообще, чтобы стать настоящим ночным стражником, нужно приложить немало усилий. Во-первых, следует научиться бегать не слишком быстро — а то вдруг догонишь! Во-вторых, требуется постичь основной принцип выживания в жестоких схватках — просто не участвуйте в таковых. В-третьих, не слишком громко кричите, что «все спокойно», — вас могут услышать...


В коллекции 8 книг:


Стража! Стража! — Guards! Guards!

К оружию! К оружию! — Men at Arms

Ноги из глины — Feet of Clay

Патриот — Jingo

Пятый элефант — The Fifth Elephant

Ночная Стража — Night Watch

Шмяк! — Thud!

Дело табак — Snuff

Коллекционные издания книг — Терри Пратчетт «Плоский мир» Книги, Фэнтези, Терри Пратчетт, Плоский мир, Длиннопост, ЛучшеДома

Промышленная революция — The Industrial Revolution Collection


Давайте знакомиться с новым героем. Мойст фон Липвиг — профессиональный мошенник, облапошил уйму простофиль. Но ныне верой и правдой служит на благо новообретенного отечества — Анк-Морпорка. Его бросают на самые безнадежные поручения, которые требуют нестандартных решений. И Мойст фон Липвиг может все...


В коллекции 5 книг:


Правда — The Truth

Пехотная баллада — Monstrous Regiment

Держи марку! — Going Postal

Делай деньги! — Making Money

Поддай пару! — Raising Steam

Коллекционные издания книг — Терри Пратчетт «Плоский мир» Книги, Фэнтези, Терри Пратчетт, Плоский мир, Длиннопост, ЛучшеДома

Боги — The Gods Collection


Эта история произошла давным-давно, когда по пустыне еще бродили горящие кусты и разговаривали со случайными прохожими. Человек, который имеет привычку гулять по пустыне, ничуточки не удивится, если с ним вдруг заговорит ящерица, булыжник, а тем более куст...


В коллекции 2 книги:


Пирамиды — Pyramids

Мелкие боги — Small Gods

Коллекционные издания книг — Терри Пратчетт «Плоский мир» Книги, Фэнтези, Терри Пратчетт, Плоский мир, Длиннопост, ЛучшеДома

В посте представлены книги издательства Gollancz. Каждый подцикл, если вы уже захотели купить, обойдется вам от 25 до 103 фунтов стерлингов. Вся коллекция обойдется в 420 фунтов стерлингов... Слезы...

Подготовлено телеграм-каналом Литературный журнал

Телеграм автора

Показать полностью 5
123

Названы самые издаваемые в России писатели

Названы самые издаваемые в России писатели Книги, Издательство, Тиражи, Писатель, Длиннопост, Стивен Кинг
В 2019-м году в России больше всего выпускали книги американского писателя Стивена Кинга, следует из статистических показателей на сайте Российской книжной палаты.


За 2019-й год 163 издания опубликовали произведения Кинга, общий тираж превысил миллион экземпляров. В предыдущие два года Стивен Кинг занимал в российском рейтинге второе место.

Названы самые издаваемые в России писатели Книги, Издательство, Тиражи, Писатель, Длиннопост, Стивен Кинг
Российская писательница Дарья Донцова стала вторым самым издаваемым автором в России за прошедший год. За 2019-й ее произведения выпустили 68 изданий, а тираж составил 776 тысяч экземпляров. Донцова с 2012 года занимала первое место по количеству издаваемых в России произведений и лишь в этом году уступила американскому коллеге.
Названы самые издаваемые в России писатели Книги, Издательство, Тиражи, Писатель, Длиннопост, Стивен Кинг
Также в первой пятерке оказались Александра Маринина, Рэй Брэдбери и Татьяна Полякова.
Названы самые издаваемые в России писатели Книги, Издательство, Тиражи, Писатель, Длиннопост, Стивен Кинг
Среди детских писателей наиболее издаваемый — Корней Чуковский, в прошлом году издали 1 миллион 380 тысяч книг писателя. В числе тиражируемых детских авторов оказались также Вебб Холли, Николай Носов, Ирина Гурина и Джоан Роулинг.
Названы самые издаваемые в России писатели Книги, Издательство, Тиражи, Писатель, Длиннопост, Стивен Кинг
Показать полностью 3
177

Евгений Замятин "Мы"

Далекое будущее, примерно 32 век нашей эры, судя по некоторым обрывочным фразам. Люди живут в обществе, где царствует логика и математика. Сделано все, чтобы нивелировать разное социальное положение и уровнять всех и каждого в правах. Одинаково бритые головы, одинаковая одежда, так называемая юнифа. Одинаковый распорядок дня и одинаковые комнаты для проживания, со стеклянными стенами. Одинаковая еда и одинаковый быт. Каждый трудоустроен и приносит пользу системе в четко заданных рамках. По сути роман фантазирует на тему, как выглядело бы общество, если бы идея Тейлоризма использовалась бы на самом деле.

«Тейлоризм - одна из теорий управления или научная организация труда, проанализировавшая и обобщившая рабочие процессы. Её основной целью было повышение экономической эффективности, особенно производительности труда. Использование данного подхода было одной из первых попыток применить науку для конструирования процессов и управления. Основоположник теории — Фредерик Уинслоу Тейлор»

Имена тоже упразднены, вместо них используются так называемые нумера, которые разделены по половой принадлежности с помощью букв в начале идентификатора, Согласные буквы для мужчин и гласные для женщин. Например, главного героя идентифицируют по номеру Д503. Социальный институт семьи тоже претерпел изменения. Моногамии больше не существует, и все имеют право по специальным розовым талонам провести сексуальный час с любым понравившемся ему нумером. Дети так же принадлежат государству и обучаются роботами, понятие мать и отец как таковые не существуют. Таким образом система контролирует отсутствие привязанностей и любви, в угоду эффективности каждого жителя. Вся пища синтетическая и одинаковая, недостатка в ней нет. Государство по факту обуздало два самых мощных инструмента управления нумерами – голод и любовь, стирая индивидуальность каждого с помощью Часовой Скрижали – расписания, которое регулирует практически все время жителей. В одну и ту же минуту все просыпаются, в одно и то же время засыпают. Работают, едят, занимаются сексуальным часом, обучаются в лекториях – все расписано. Но главный герой произведения, о которым я расскажу чуть позже, признает, что Скрижаль не совершенна – в ней присутствуют часы, когда нумер предоставлен сам себе, и может проявить своеволие, которое сделает его менее счастливым. В понимании государства конечно же.

Евгений Замятин "Мы" Евгений Замятин, Роман, Книги, DTF, Длиннопост

Я – перед зеркалом. И первый раз в жизни – именно так, первый раз в жизни – вижу себя ясно, отчетливо, сознательно – с изумлением вижу себя, как кого-то «его». Вот я – он: черные, прочерченные по прямой брови; и между ними – как шрам – вертикальная морщина (не знаю, была ли она раньше). Стальные, серые глаза, обведенные тенью бессонной ночи: и за этой сталью… оказывается, я никогда не знал, что там. И из «там» (это «там» одновременно и здесь, и бесконечно далеко) – из «там» я гляжу на себя – на него, и твердо знаю: он – с прочерченными по прямой бровями – посторонний, чужой мне, я встретился с ним первый раз в жизни. А я настоящий, я – не – он…

Отрывок из произведения

Главным героем произведения, как я уже упомянул ранее является математик и главный инженер космического корабля под названием «Интеграл». В рамках его строительства было предложено всем желающим внести свой вклад, написав свое послание жителям далеких планет. Послание, естественно должно быть напичкано агитацией политического строя общества и не допускать иного трактования. Как сознательный нумер Д503 начинает вести мемуары, которые он и хочет использовать как вклад в общее послание. Поэтом готовьтесь, стиль романа близок к эпистолярному, то есть состоит практически полностью из выдержек тех самых мемуаров главного героя. Манера подачи текста – соответствующая. Каждая глава названа «Записью» и имеет в своем названии различные, казалось бы, не связанные между собой слова. Например, «Запись 2-я Конспект: Балет. Квадратная гармония. Икс». Нечто подобное было использовано в «Таинственном острове» Жюля Верна, где в названии главы частично закладывалось краткое ее содержание. Так и тут – эти слова, это отражения мыслей главного героя, под впечатлением от определенных событий, которые он и описывает. Раз мы затронули стиль романа, еще немного хочу уделить внимание и тем литературным приемам, которые автор мастерски использует для воссоздания строгой математической картины будущего.

Евгений Замятин "Мы" Евгений Замятин, Роман, Книги, DTF, Длиннопост

автор сознательно писал роман сухим математическим, лишенным эмоций языком, что сказалось на его однообразии. На 10 тысяч слов приходилось чуть более двух тысяч уникальных, доля диалогов составляла всего одну пятую от романа, а средняя длина предложения на двадцать знаков была короче среднестатистической. О чем это говорит? О том, что автор намеренно упростил манеру повествования, для того, чтобы передать образ мыслей человека, который живет в строгой математической реальности. Совсем небольшое количество ярких эмоциональных прилагательных, восклицательных знаков, общая нейтральность повествования – все это играет на руку атмосфере.

Звонок. День. Все это, не умирая, не исчезая, – только прикрыто дневным светом; как видимые предметы, не умирая, – к ночи прикрыты ночной тьмой. В голове – легкий, зыбкий туман. Сквозь туман – длинные, стеклянные столы; медленно, молча, в такт жующие шароголовы. Издалека, сквозь туман потукивает метроном, и под эту привычно-ласкающую музыку я машинально, вместе со всеми, считаю до пятидесяти: пятьдесят узаконенных жевательных движений на каждый кусок. И, машинально отбивая такт, опускаюсь вниз, отмечаю свое имя в книге уходящих – как все. Но чувствую: живу отдельно от всех, один, огороженный мягкой, заглушающей звуки, стеной, и за этой стеной – иной мир…

Отрывок из произведения

Главный герой, проходит очень интересный путь развития. Читатель, через призму его мемуаров получает возможность познакомиться с обществом, в котором он обитает, и понять его законы и правила. Д503 с каждой новой записью в дневнике знакомит нас с различными аспектами того мира, будь то Часовая Скрижаль, рассказ о системе образования или пояснения об управлении чувствами через сексуальный час. Несмотря на то, что он считает себя крайне эффективной единицей системы, внутри него есть зародыш бунтарства, но на ранних этапах развития истории это выражается только в предпочтении одной и той же особы для сексуального часа. Это с одной стороны не возбраняется, но с другой стороны имеет предпосылки к возникновению привязанности и любви, что уже является нарушением закона.

Евгений Замятин "Мы" Евгений Замятин, Роман, Книги, DTF, Длиннопост

В его жизни все меняется, когда появляется I-330 и переворачивает все с ног на голову. У них завязывается общение, которое регулярно заставляет героя идти, сначала на мелкие, а потом довольно крупные нарушения правил и законов общества. Примерно в это же время повествование в романе становится более человечным и менее математическим. Все больше общаясь с I-330 и влюбляясь в нее герой начинает сомневаться в тех устоях, которые сформировались в обществе. По факту он пытается понять, как соотносится счастье и свобода. Законы общества построены на простых качелях – чем меньше у человека свобод, тем больше он счастлив и наоборот.  Слово «Мы» как нельзя лучше передает некоторые контекстозависимые вещи, и это тоже автором сделано мастерски. В разных эпизодах романа, с помощью этого слова подчеркивается определенное единство, но каждый раз с разными составляющими и даже разной эмоциональной окраской. То с восхищением, принадлежности к обществу, то наоборот с неприятием. За счет этого приема автор регулярно фокусирует читателя на тех важных вещах, которые он пытается донести и могу сказать, что название подобрано очень точно и выполняет эту функцию целиком и полностью. О романе можно много еще рассказать, что осталось за кадром – о людях ренегатах, о куполе, окружающем город, в котором живет главный герой, о старом доме – осколке прошлого.


Автор статьи Виктор Гераскин

https://dtf.ru/read/99371-knigi-kotorye-stoit-prochitat-my-e...

сайт DTF

Показать полностью 2
767

Как связаться с автором с Мракопедии?

Всем привет. Прошу помощи или совета.

Есть на Мракопедии отличная повесть "Курочка, открой дверь" за авторством некоего Mikekekeke. По прочтении этого произведения мы с другом, который трудится в книготорговле, решили, что повесть однозначно стоит того, чтобы существовать в бумажном виде. Я, упомянутый друг и, возможно, ещё несколько любителей жанра хотим скинуться и издать "Курочку" в том количестве экземпляров, на которое нам хватит денег.

Но! Для этого нам нужен автор - во-первых, важны авторские права, во-вторых - редактура. Нормальные правки реально вносить только вместе с автором.

Так что будет просто отлично, если найдётся человек, который поможет нам в этом вопросе. В конце концов - где, как не здесь. Сила Пикабу работает.))))

Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: