-2

Постановка КП к весеннему марафону 2018

На мартовские праздники Саша предложил поехать на Алтай, в Красногорский район, чтобы поставить КП к предстоящему весеннему марафону. По этому поводу меня привычно одолели сомнения. С одной стороны, сидеть в городе надоело до чёртиков, я жаждала побывать на природе. С другой — в течение четырех дней предстояло ходить на лыжах (с которыми я не в ладах) по довольно сложному рельефу. Бывать в Красногорском районе мне уже доводилось, и я знала, идти там приходится по синусоиде — вверх-вниз. Так что была не уверена, что смогу выдержать сложный для меня переход в нужном темпе, учитывая, что ехать собирались человек 12, и все гораздо опытнее меня. В конце концов, желание проветрить голову победило, и я согласилась.


Организация мероприятия мне крайне не понравилась. Очень долго не могли решить, когда выезжать, кто какие КП пойдёт ставить и некоторые другие организационные вопросы.


Проблема со временем выезда действительно была актуальной до последнего. Мы с Сашей должны были ехать с семейной парой, Ильей и Алёной. Выехать нужно было как можно раньше, так как добираться до места общего сбора предполагалось около семи часов. Сложность состояла в том, что Илья и Алёна живут в Кольцово, и под утро доехать до них можно только на такси (деньги на которое мы благополучно зажали). В итоге в среду вечером мы приехали к Илье и Алёне, переночевали, а утром, в половину седьмого, выехали.


В дороге выяснились весьма интересные подробности. Как оказалось, Алёна вовсе не горела желанием ходить на лыжах все выходные и согласилась только под усиленным напором Ильи. Помню, мы отъехали уже довольно далеко от Новосибирска, когда она спокойным, обыденным тоном сказала: «Я по-прежнему не хочу никуда ехать». Мы с Сашей переглянулись, и у нас на лицах явственно было написано: «Вот это поворот». Илья же, не менее спокойно, чем его жена, заявил, что она непременно передумает, когда встанет на лыжи. Но кроме него, похоже, так никто не думал.


На месте, в деревне Иваново, мы оказались гораздо быстрее остальных и ждали их больше часа. Более менее разобравшись с маршрутом, двинулись сначала по деревне, на въезде в которую оставили машины. Примерно через километр резко свернули и попёрли в гору. Этот маневр я, кстати, так и не поняла, хотя бы по той причине, что была приличная альтернатива. Я помнила, что, когда мы Сашей были здесь в ноябре, снега не было, и мы долгое время шли по дороге. Дорога, конечно, шла в обход, но на мой дилетантский взгляд, позволяла сократить время и силы. Ибо, как однажды сказал Саша: «Короткий путь и быстрый путь не всегда одно и то же».

Ради справедливости должна заметить, что спуск с этой горы был, пожалуй, самым весёлым событием за весь поход. Здесь падали все, поднимались, проезжали несколько метров и падали снова. Я же в снегу набарахталась вволю. Причём, это не вызывало у меня раздражения, как бывает, когда что-либо не получается. От этих снежных ванн я получила настоящее удовольствие.


Надо сказать, пока тропили лыжню в гору, мы с Сашей шли почти в самом начале цепочки, держать скорость было легко. Зато потом, когда спустились и оказались на накатанной дороге, отстали очень быстро и, насколько я могу судить, отставание нарастало. Алёна же с Ильей остались далеко позади нас.


Путь наш лежал к урочищу Авангард. Прямо до него шла нормальная дорога, по которой можно было дойти прямо до места назначения, но головная группа почему-то упорно лезла в горы прямо в лоб. Неудивительно, что через некоторое время мне стало очень тяжело идти. Это очень неприятное чувство, когда ощущаешь, что сил у тебя как у необъезженной лошади, но физически не можешь заставить себя идти быстрее, словно на ногах гири висят. Мы продолжали отставать, помимо этого мне казалось, что я торможу Сашу, который мог бы идти гораздо быстрее, и это меня злило. Так что, когда мы подошли к очередному и самому сложному на тот день подъёму, я уже была в откровенно дурном расположении духа.


Карабканье по довольно крутому наклону было адовым мероприятием, особенно на поворотах. Я проваливалась в снег, откатывалась назад, ругалась как сапожник и думала, что сегодня до ночёвки точно не дойду. На некоторых особо сложных участках, где нужно было резко подняться наверх, Саша вытягивал меня за палку.


Наконец, мы добрались до вершины. Я рухнула отдыхать на рюкзак, вслух горестно сетуя на предстоящий спуск, который, я была уверена, мне не пережить. И тут Саша вспомнил, что предусмотрительно взял тормозило, которое преспокойно лежало в моем рюкзаке.


Идти с намотанным тормозилом было непривычно и очень медленно, но, по крайней мере, я шла, а не теряла равновесие поминутно. Я уже достаточно устала, поэтому то, что днем воспринималось как веселое купание в снегу, сейчас никакой радости не вызывало.

Когда мы дошли до лагеря, начинало темнеть. Остальные участники похода успели только определиться с местом для лагеря, так что мы сразу приняли участие в разравнивании места под палатки и приготовлении ужина. Илья и Алёна пришли минут через 40, когда уже совсем стемнело.


Пока я резала овощи для плова, Илья отвел Сашу в сторону и они активно начали что-то обсуждать. Хотя это «что-то» вовсе не было тайной за семью печатями. Я подозревала, что Илья хочет сократить количество ходовых дней и вернуться домой раньше, так как Алёна очень медленно идёт. Причём что-то мне подсказывало, что она делает это нарочно.


Саша вернулся к костру и подтвердил мои догадки. Илья предлагал походить ещё завтрашний день, то есть пятницу, а в субботу повернуть назад и вернуться домой на день раньше. Я согласилась с энтузиазмом, потому что три дня на лыжах я вполне могла выдержать, а вот на четвёртый, чувствую, туго бы мне пришлось. Как раз только что начали распределять КП между участниками, мы взяли три ближайших. Хотя, на мой взгляд, надеяться с такой скоростью поставить аж три штуки было весьма оптимистично.


А тем временем пора было ложиться спать. Для меня это была первая ночёвка в зимней палатке, а также, предстояло моё первое ночное дежурство. Я немного волновалась, так как не была уверена, что где-нибудь не накосячу (как, впрочем, всегда, когда делаю что-то впервые). Передо мной дежурил Саша. Когда закончилась его смена, он разбудил меня, провел короткий экскурс и оставил наедине с печкой. Несмотря на монотонность действий (раз в пять-семь минут я проверяла, нужно ли подкидывать дрова, потом залипала на огонь), час пролетел незаметно. Печка не погасла, не раскочегарилась до уровня машины смерти, и я даже не обожглась. Разбудив сменщика, я с чистой совестью отправилась досыпать три оставшихся часа.


Утром собирались относительно неторопливо. Позавтракав, мы с Ильей и Алёной ещё раз обсудили стратегию нашего пути. Идти до Авангарда оставалось недолго. По плану, мы все должны были дойти до него, разбить лагерь и оттуда радиально ходить ставить КП.

Как и в предыдущий день, основная масса быстро оторвалась и ушла вперед, потом мы с Сашей и сзади Илья и Алёна. Они отстали очень быстро. В этот день мы шли в низине, по обширному открытому пространству. Время от времени мы оборачивались, чтобы оценить отставание наших товарищей по КПшкам, но глазам неизменно представало лишь белое поле. Илья и Алёна за линию горизонта не выползали.


Идти было гораздо легче, может, я расходилась, может, тому способствовал относительно ровный рельеф. Но не могло же всё быть хорошо, без проблем. Через некоторое время устали и начали сильно болеть плечи. Это немного напрягало, так как рюкзак был довольно легким, шли мы всего ничего и уставать было слишком рано. Посмотрев, как идёт Саша — без использования палок — я решила последовать его примеру, чтобы разгрузить плечевой пояс. И да, спина и плечи ныли уже не так сильно.


Этот день стал для меня весьма успешным. Примерно через час ходьбы мы подъехали к недлинному, но крутому спуску. Во всяком случае, мне он таким запомнился. Морально подготовившись падать, я плюнула на палки, которые заткнула за лямки рюкзака и поехала вниз без них. Стоявший внизу Саша внимательно наблюдал за мной, наверняка, чтобы в случае падания помочь распутать мои конечности, лыжи и всё, что к ним прилагалось. Каково же было его и моё удивление, когда я довольно лихо спустилась вниз, только на мгновение утратив равновесие в самом сложном месте! Меня распирала гордость за саму себя, да и Саша выглядел довольным. Однако, спустя метров 100 я поняла, что потеряла палку. Её нашел Саша рядом со спуском. Вероятно, она вылетела в тот момент, когда я резко взмахнула рукой, ловя равновесие.

Дальше местность стала более неровной — небольшие подъёмы сменялись такими же спусками. Я научилась подниматься вверх «елочкой». «Лесенка» давалась хуже, но прогресс был налицо. Спускалась я с каждым разом все увереннее и уже внутренне не вздрагивала, если видела, что дорога идёт вниз. Правда, было одно небольшое «но». Я научилась всё это делать без палок. Стоило мне начать их использовать, как я тут же сбивалась, путалась в них и в итоге падала.


Мы стали чаще останавливаться на отдых. Первая причина — мои плечи, которые никак не хотели приходить в тонус. Вторая — мы ждали, когда Илья и Алёна окажутся в пределах видимости, но пока ожидания были безрезультатны.


На одном из таких мини-привалов мы догнали троих участников ПВД, отставших от основной группы. Они поведали нам, что планы относительно места для лагеря изменились. Решили пройти дальше Авангарда на 2 км и только там разбить лагерь. Аргументировали это тем, что так всем удобнее будет идти радиально. Мы тут же развернули карту. Конкретно для нас это было совершенно неудобно, так как пришлось бы эти 2 км возвращаться назад. Кроме того, у Ильи были гвозди и светоотражающая лента, так что мы с Сашей вдвоем не пойти сразу ставить КП. В любом случае пришлось бы ждать наших отстающих друзей. Единственным вариантом было не идти до лагеря сразу, а по пути к нему поставить КП, чтобы потом не возвращаться. Тут я решила озвучить идею, которая зрела в моей голове после получения последней информации.


- Со скоростью Алёны и Ильи мы до Авангарда дойдём в лучшем случае к вечеру, - начала я. - И не факт, что успеем поставить сегодня хоть одну КП. А потом ещё раз пройти весь этот путь в обратную сторону. Я не уверена, что мы за завтрашний день успеем выйти к машинам. Предлагаю поставить КП и сегодня же повернуть назад.


- Ну да, - согласился Саша. - Тогда мы должны успеть к темноте дойти до места предыдущей ночёвки, а завтра к деревне пойдём по дороге, так будет проще и быстрее. Осталось всё это обсудить с ребятами.


Оптимальным решением было остаться и ждать наших компаньонов. Ребят, которые пошли дальше, попросили передать, что, если к вечеру мы не придём в лагерь, значит, повернули обратно.


Ожидая, мы осматривали местность. В стороне от дороге, на пригорке, Саша приметил избушку. Зная, что в этих местах пасека, мы подумали, что это изба пасечника. Решили, что нужно попробовать в неё попасть. Я представила бревенчатое помещение, где скорее всего есть печка, где можно будет скинуть рюкзак, лыжи и расслабиться, и настроение незамедлительно поползло вверх.


Дождавшись ребят, изложили им новый план действий. Он был принят единогласно, хотя я заметила, что мужская часть нашей компании взгрустнула. Видимо, их ожидания с реальностью не совпали.


Избушка нас разочаровала. Это было тесное помещение, где хранились рамки для ульев. Места для отдыха там не было. Тут же, посовещавшись, пришли к решению, что Саша и Илья пойдут ставить КП, а мы с Алёной разведем костёр и приготовим обед. Саша спрашивал, не хочу ли я пойти с ними. Честно говоря, такая мысль имела место быть, из тех соображений, что Алёна не казалась мне слишком дружелюбной, и я не очень представляла, как с ней общаться. С другой стороны, в нашей ситуации ключевым фактором была скорость, а я прекрасно понимала, что наравне с Сашей и Ильей идти не смогу и буду их тормозить. Поэтому приняла решение остаться.

Мужчины скрылись, Алена расположилась на рюкзаке, явно намереваясь вздремнуть. Мне сидеть без дела было скучно, да и прохладно, поэтому я отправилась за дровами.


- Ты хочешь уже костер развести? - приоткрыв один глаз, спросила Алёна, когда я вернулась с первой охапкой.


- Ну да, чаю бы неплохо выпить. Правда, я никогда не разводила костра, - призналась я.

Алёна тут же включилась в работу. Мы натаскали сухих веток, потом я ломала их, Алёна разводила огонь. Мы постарались вырыть яму для костра как можно глубже, но результат оказался плачевным. Снег таял, костер проваливался всё дальше, постоянно приходилось поправлять котел и сучья, на которых мы его закрепили.


Солнце вошло в зенит, становилось жарковато. Костер горел более менее ровно и следить за ним поминутно уже не было нужды. Я прилегла на рюкзак, чтобы расслабиться и не заметила, как задремала.


Проснулась я как от толчка. Костер почти погас, снег в котле растаял, но и не думал закипать. Оказалось, что Алёна тоже заснула, но вскочила, как только я потянулась за дровами. Огонь удалось расшевелить, и с горем пополам мы наконец вскипятили чай. За чаем обменялись вкусняшками (такой вот своеобразный брудершафт) и разболтались. Разговор вела в основном Алёна. Я изредка вставляла что-то в тему, но, похоже, ей больше хотелось выговориться, чем слушать. Я не стала этому препятствовать, тем более, что мне бывает сложно общаться с малознакомыми людьми.


Часа через полтора я предложила развести новый костер и начать готовить обед. Моя собеседница, кажется, была слегка этим разочарована, но всё же пошла со мной за новой порцией дров. Снег вытаял до самой земли, мы удобнее укрепили сучья для котла, набрали в него снега и продолжили беседу.


Суп был почти готов, когда вернулись Илья и Саша. Они поставили два КП. Ещё около часа мы обедали, пили чай и просто отдыхали, потом тронулись в обратный путь.


Уже стемнело, когда мы вернулись на место прежней стоянки. Быстро поставили палатку и разожгли костер для ужина. Вставать утром решили пораньше, часов в 6, поэтому засиживаться никто не стал, немного поболтав у огня, пошли спать.


Ночью в палатке было ужасно жарко. Это понятно — раньше я думала, что комфортно в ней может спать не больше трех человек, а нас набилось четверо. Было тесно, но зато мы не мерзли.


Утром я проснулась, чувствуя себя невероятно разбитой. Сильно болела голова и проклевывалась боль в горле. Ничего животворящего в аптечке не было, поэтому все дружно убеждали меня, что это последствия вчерашней усталости. Поев, я почувствовала себя лучше и сочла этот довод убедительным. Зато когда мы встали на лыжи и пошли, я всерьез задумалась о том, что могу и не дойти. Так тяжело мне ещё не было. Каждый шаг давался с огромным трудом, мне казалось, что за одно движение я преодолеваю пару сантиметров, не больше. Особенно сложным был подъем в перевал. В какой-то момент я упала и несколько минут просто лежала, прежде чем смогла собраться с силами и попытаться встать. Алёна, кстати, резво ускакала вперед, чем подтвердила мои подозрения, что не так уж она плохо ходит на лыжах.


Когда дорога пошла вниз стало несравненно легче. Настроение поднялось, и мы стали двигаться быстрее. Спуски здесь были гораздо длиннее и круче, чем вчерашние, и так вышло, что мы с Сашей случайно изобрели новое направление в лыжном спорте под названием «парное фигурное катание на лыжах». Всё дело в том, что держать равновесие во время спуска я научилась, а вот одновременно при этом притормаживать палками — нет. Саша ехал впереди меня, но он тормозил, поэтому, разогнавшись, я его догоняла, заезжала лыжами на его лыжи и дальше мы мчались вместе. Было немного страшновато, особенно вписываться в повороты, но я приноровилась выглядывать из-за Сашиного плеча и заодно училась правильно ставить палки, чтобы тормозить. На одном из поворотов мы-таки упали и довольно долго распутывали клубок конечностей, лыж и палок.


Бешено несясь по виражам мы снова обогнали Илью и Алёну. Поэтому, выехав на относительно ровное место, остановились передохнуть и заодно подождать их. Скоро из-за кустов показалась Алёна.


- А зачем вы так едете, вместе? Ты ведь так и не научишься спускаться, - ещё не подъехав к нам сделала она замечание, и меня это задело. Я, по крайней мере, не торможу всю группу из-за своего упрямства.


- Я, вообще-то, умею спускаться, - немного резко ответила я. - Только тормозить пока плохо получается, поэтому догоняю Сашу.


Алёна недоверчиво перевела взгляд на Сашу.

- Она довольно неплохо научилась спускаться, - подтвердил он.


Алёна кивнула и больше эту тему не поднимала.


Дальше дорога снова шла то вверх, то вниз, но я уже разбегалась, так что некоторые места преодолевала хоть и с трудом, но быстро.


Мы дошли до урочища Частинка и встали перед выбором: идти вверх в гору и выйти сразу в деревню или в обход по накатанной дороге. Выбрали дорогу и, пока шли, заметили забавную вещь. Сама деревня казалась чуть ли не заброшенной, домишки там мало походили на жилые. Но зато на дороге нас обогнала машина, набитая людьми и явно держащая путь в деревню. Затем нам навстречу выехала телега, запряженная лошадью. Жизнь кипела где угодно, только не в самом Иваново.


Дорога эта, кстати, казалась бесконечной. Мы скрашивали время разговором, но заветный белый дом, рядом с которым оставили машины, казалось, совсем не приближался. Кроме того, мы снова оторвались от Ватников и ещё минут 20 ждали их у машины.


Весь обратный путь я спала. А дома оказалось, что температура у меня всё-таки есть, 38 с копейками. Так что можно сделать вывод, что всё сложилось к лучшему. По крайней мере, даже думать не хочу, каково мне было бы тусить в заснеженных горах с температурой ещё сутки.

Дубликаты не найдены

+1
Помню тот марафон. Неплохой. Самое главное,все вышли вовремя. Спасибо вам за постановку дистанции.
раскрыть ветку 1
+1

Пожалуйста:)

Похожие посты
228

Чивруайская трагедия. Гибель туристической группы во время лыжного похода по Кольскому полуострову

В январе 1973 года в Мурманской области во время лыжного похода при невыясненных обстоятельствах погибли десять студентов из Куйбышева (Самара). Официальная причина смерти — переохлаждение.

Чивруайская трагедия. Гибель туристической группы во время лыжного похода по Кольскому полуострову Туризм, Поход, Трагедия, История, Интересное, Длиннопост

Состав группы. Верхний ряд (слева направо): Михаил Кузнецов, Валентин Землянов, Илья Альтшулер, Лидия Мартина, Александр Новоселов. Нижний ряд: Юрий Ушков, Артем Лекант, Сергей Гусев, Юрий Кривов, Анатолий Пирогов.

Фото: личный архив Виктора Ворошилова


В конце января 1973 года десять студентов авиационного института города Куйбышев (Самара), закрыв сессию, отправились в лыжный турпоход на Кольский полуостров. Маршрут был выбран не самый сложный — II категории. По плану на переход отводилось меньше недели: 25 января группа вышла из посёлка Ревда, а уже 31-го должна была добраться до Кировска.


СОСТАВ ГРУППЫ

Руководитель Михаил Кузнецов, разрядник по лыжному туризму, студент-заочник юридического вуза - 24 года.

Руководитель Валентин Землянов, выпускник КуАИ - 23 года.

Илья Альтшулер, выпускник КуАИ, кинооператор - 23 года.

Лидия Мартина, инженер в НИИ «Экран» - 26 лет.

Александр Новоселов, первокурсник КуАИ - 18 лет.

Юрий Ушков, первокурсник КуАИ - 18 лет.

Артем Лекант, первокурсник КуАИ - 17 лет.

Сергей Гусев, первокурсник КуАИ - 17 лет.

Юрий Кривов, первокурсник КуАИ - 17 лет.

Анатолий Пирогов, первокурсник КуАИ - 17 лет.

Чивруайская трагедия. Гибель туристической группы во время лыжного похода по Кольскому полуострову Туризм, Поход, Трагедия, История, Интересное, Длиннопост

На второй день пути при прохождении перевала в горах Ловозерских тундр над рекой Чивруай все десять человек погибли.

Первых погибших обнаружили случайно: с отставанием в один день тем же маршрутом шла группа студентов МАИ. На перевале они наткнулись на уже почти занесённые снегом тела Михаила Кузнецова, Сергея Гусева, Юрия Кривова, Александра Новосёлова и Анатолия Пирогова. Туристы сделали фотографии, нашли в вещах погибших документы одного из руководителей группы — Кузнецова — и, дойдя до Кировска, доложили спасателям о ЧП.

2 февраля из Кировска на вертолёте гражданской авиации на место обнаружения тел вылетели следователь прокуратуры и команда спасателей, среди которых был начальник спасслужбы турклуба МАИ Владимир Борзенков. Он был лично знаком с некоторыми из погибших по турпоходам.

Чивруайская трагедия. Гибель туристической группы во время лыжного похода по Кольскому полуострову Туризм, Поход, Трагедия, История, Интересное, Длиннопост

По словам Борзенкова, все пятеро студентов лежали на палатке, а Кузнецов держал в руке её край, которым, очевидно, пытался прикрыть себя и товарищей.

Позже к поискам были привлечены военнослужащие из Кандалашской дивизии. Они прочёсывали местность с миноискателем.

Однако только в марте удалось найти ещё двух членов группы — Лидию Мартину и Юрия Ушкова. Их тела, как отмечает Борзенков, находились примерно в 300 м от места обнаружения первых погибших.


«Они укрылись за камнями, и их полностью замело снегом. Когда поднимался вертолёт, ветром от лопастей сдуло слой снега — и показалась рука»

Ещё через месяц в 3 км от основной группы нашли Валентина Землянова и Артёма Леканта. По мнению спасателей, молодые люди шли в сторону Умбозера, пытаясь найти варианты для спуска с плато. Сил вернуться назад им не хватило. Тело Ильи Альтшуллера обнаружили только в июне.


«Он лежал у подножия склона, прямо под тем местом на плато, где первую пятёрку нашли. Увидеть его смогли, только когда растаял снег»

В справках о смерти медики указали 27 января. А время гибели, по словам Борзенкова, определили по остановившимся наручным часам. Туристы, найденные лежащими на палатке, скончались около часа ночи. Землянов и Лекант прожили на два-три часа дольше.

Чивруайская трагедия. Гибель туристической группы во время лыжного похода по Кольскому полуострову Туризм, Поход, Трагедия, История, Интересное, Длиннопост

По мнению Владимира Борзенкова, трагедия произошла из-за внезапно изменившихся погодных условий: резкого похолодания и поднявшегося сильнейшего ветра, от которого на плато негде было укрыться. Из-за ветра туристы не смогли поставить палатку.

«С помощью метеорологов нам удалось установить, что в том месте было резкое понижение температуры — столбик термометра опустился до -28 °С. Внезапно поднялся мощнейший ветер, порывы которого достигали 50 м/с (это 150 км/ч). Идти под таким ветром было невозможно, и ребята могли быстро выбиться из сил. Я думаю, что Землянов и Лекант, возможно, ползком отправились на разведку, но вернуться уже не смогли. Очевидно, с ними шёл и Альтшуллер, который пытался вернуться понизу, но не дошёл. Об этом говорит положение его тела: он лежал на животе, головой к перевалу, как будто поднимался к месту, где была палатка» 
Чивруайская трагедия. Гибель туристической группы во время лыжного похода по Кольскому полуострову Туризм, Поход, Трагедия, История, Интересное, Длиннопост

Владимир Борзенков

Родной брат погибшего на Чивруае Анатолия Пирогова отмечает, что власти не объявили причин трагедии. Также не были обнародованы результаты вскрытия тел, поэтому до сих пор  неизвестно, были ли у погибших травмы.

«Выводов по итогам расследования правоохранители нам не сообщили. Помню, что на поминках только это и обсуждали, но никто не знал толком ничего. Говорили про какой-то взрыв, который там мог произойти. Или пуск метеоракет»
Чивруайская трагедия. Гибель туристической группы во время лыжного похода по Кольскому полуострову Туризм, Поход, Трагедия, История, Интересное, Длиннопост

На фото метеоролог Табрис Шарафиев на фоне остатков метеоракеты на острове Белый в Карском море, был знаком с погибшим Михаилом Кузнецовым. (фото не связано с погибшей группой)

Подозрения, что истинные причины гибели студентов стараются скрыть, возникли не только из-за молчания правоохранительных органов.


«Например, мы точно знали, что брат брал с собой в поход фотоаппарат «Смена», но ни камеру, ни плёнки нам не отдали, хотя некоторые личные вещи были возвращены. Также было странно, что многих ребят в Куйбышеве по неизвестной причине хоронили в закрытых гробах».

Тамара Муравьёва, дружившая с погибшими студентами, пыталась узнать результаты расследования.


«Я ездила в Кировск, хотела получить информацию от военных и спасателей. Узнать ничего не удалось. Сказали только, что наши ребята погибли из-за непогоды. В тот день даже из кинотеатров не выпускали людей — настолько сильный был мороз».
Чивруайская трагедия. Гибель туристической группы во время лыжного похода по Кольскому полуострову Туризм, Поход, Трагедия, История, Интересное, Длиннопост

По её словам, из-за грифа секретности на материалах расследования даже личные связи с силовиками не помогли родственникам узнать подробности трагедии.


«Отец Миши Кузнецова, который был военным, мне сказал тогда: не суй туда нос — всё равно ничего не скажут. Сам он, по его словам, также ничего не выяснил. Даже встретиться с патологоанатомом, проводившим вскрытие, ему не дали. Отец Ушкова был особистом. Он тоже говорил, что ничего не смог узнать. Сейчас этих людей уже нет в живых»
Чивруайская трагедия. Гибель туристической группы во время лыжного похода по Кольскому полуострову Туризм, Поход, Трагедия, История, Интересное, Длиннопост

Вместе с тем спасатель Борзенков убеждён, что ничего странного ни в самой Чивруайской трагедии, ни в расследовании не было.


«Да, военных привлекали. Двое солдат, которых меняли каждые десять дней, ходили с нами искали тела. В какой-то момент привезли сотрудника милиции с овчаркой, но пёс быстро поранил лапы об острые камни, и первым же вертолётом его с кинологом отправили обратно. Военный вертолёт занимался в основном снабжением поисковой группы. Лишь иногда мы просили его сделать кружок, чтобы осмотреть местность сверху. Так что никакой секретности там не было».
Чивруайская трагедия. Гибель туристической группы во время лыжного похода по Кольскому полуострову Туризм, Поход, Трагедия, История, Интересное, Длиннопост

На плато поисковики нашли спальник туристов, который унесло ветром. Фото: из личного архива Владимира Борзенкова

По мнению Борзенкова, «закрытость» расследования сильно преувеличена.


«То, что некоторым родственникам гробы не давали открывать, — понятно, ведь зачем людям такое зрелище, — говорит он. — То, что не давали никакой информации, тоже объяснимо: данные предварительного расследования не подлежат разглашению. Только из-за того, что там были военные, стали появляться все эти слухи о секретности расследования. Но военные и я видел это своими глазами, принимали опосредованное, вспомогательное участие в поисковых работах. А КГБ если и участвовал, то на уровне мониторинга общественного мнения».
Чивруайская трагедия. Гибель туристической группы во время лыжного похода по Кольскому полуострову Туризм, Поход, Трагедия, История, Интересное, Длиннопост

Единственная статья о гибели куйбышевцев была напечатана в 1973 году в журнале «Турист». Спецкор издания сообщал, что студенты погибли из-за недостатка опыта, хотя «не были ни трусами, ни паникёрами и хорошо знали друг друга». В материале говорилось, что за серьёзные недостатки в организации турпоходов чиновникам, отвечавшим за туризм в Куйбышеве и Мурманской области, были объявлены выговоры.

Чивруайская трагедия. Гибель туристической группы во время лыжного похода по Кольскому полуострову Туризм, Поход, Трагедия, История, Интересное, Длиннопост

Спустя почти полвека после происшествия ответы на вопросы об истинных причинах трагедии стал искать двоюродный брат одного из погибших — нижегородец Виктор Ворошилов.


Ему удалось выяснить, все материалы по факту гибели десяти человек пропали или были уничтожены.

В те годы расследованиями гибели людей, занимались органы прокуратуры. Однако в прокуратуре Мурманской области заявили, что в архивах документов о происшествии на Чивруае не обнаружено.

«Прокуратура области не располагает сведениями об органе, который мог бы возбудить уголовное дело в связи с указанным фактом»

— заявили в региональном надзорном ведомстве.


Прокурора Ловозерского района, работавшего в 1973 году, возможно, уже нет в живых. Он родился в 1926-м, то есть когда случилось ЧП, ему было 47 лет.
«В конце 1980-х он уехал из области, и едва ли он жив сейчас.

В надзорном ведомстве отметили, что версии о засекречивании дела звучат сомнительно.


Непосредственно секретного там ничего нет»

При этом представители прокуратуры отмечают, что дело могло быть уничтожено через 25 лет, по истечении срока хранения.


«Могли уничтожить не только дела, но и акты — столько лет прошло»

В прокуратуре Самарской области  также заявили, что материалов уголовного дела в их архивах нет и никогда не было.


В МВД России сообщили, что в архивных фондах ведомства также нет никаких документов по Чивруайской трагедии. В Минобороны, которое направляло военных и технику на поиски тел туристов, на запрос  о наличии архивных документов, имеющих отношение к трагедии, ответили отрицательно. В пресс-службе ФСБ сообщили, что ответ на запрос займёт не менее месяца, и обещали представить информацию о наличии уголовного дела в архивах КГБ позднее.

Чивруайская трагедия. Гибель туристической группы во время лыжного похода по Кольскому полуострову Туризм, Поход, Трагедия, История, Интересное, Длиннопост

Виктор Ворошилов рассказал о том зачем он  принял решение посетить место гибели группы.

«О том, что брат погиб, я знал с раннего детства, хотя в 1973-м мне было всего два года. Говорили, что замёрз в горах. Но на все вопросы, которые позднее я задавал родственникам, как такое могло случиться с опытными походниками, вразумительных ответов я не получал. Теперь решил всё сам выяснить, пусть и столько лет прошло уже. В январе этого года я побывал на месте трагедии. Это было очень сложно и даже опасно. Я посмотрел на погоду, как она меняется. Проверил, можно ли ходить там по снегу без лыж. Сверил GPS-координаты».
Чивруайская трагедия. Гибель туристической группы во время лыжного похода по Кольскому полуострову Туризм, Поход, Трагедия, История, Интересное, Длиннопост

Виктор Ворошилов у обелиска на месте гибели группы


В ходе экспедиции Ворошилову удалось найти и человека, который одним из последних видел группу.

«Лев Тимофеевич Гурин видел наших ребят в общежитии и сообщил им о штормовом предупреждении. По его словам, ребята ответили, что если что — вернутся и переждут ураган».

Кроме того, Ворошилов пообщался с местным синоптиком Валентиной Афанасьевой.


«Она рассказала, что ветра там могут внезапно очень резко усиливаться, — рассказывает он. — Говорит, что метеоракеты в том районе не запускались».

Метеоролог Табрис Шарафиев, знавший погибших, также считает, что студенты погибли из-за урагана. При этом он не исключает, что группа не разделялась — их просто разнесло ветром.

«Я не понаслышке знаю, что такое сильный ветер, который даже здание с места может сорвать, не то что человека. А в горной местности такое часто бывает — беспорядочные течения, мощная конвекция. В тот день объявили шторм, ожидалось падение температуры на 20 градусов — и был запрет на нахождение в горах, а они забрались на плато».

Шарафиев, отмечает, что был хорошо знаком с Кузнецовым и ходил вместе с ним в походы.

«Несмотря на его опыт, думаю, что он мог недооценить риски, связанные с непогодой».
Чивруайская трагедия. Гибель туристической группы во время лыжного похода по Кольскому полуострову Туризм, Поход, Трагедия, История, Интересное, Длиннопост

На Кольском полуострове то ли в силу суровых погодных условий, то ли в силу каких-то других обстоятельств порой случаются подобные ЧП.


Рассказывает директор Музея кольских саамов Галина Кулинченко.


«У нас постоянно происходят похожие трагедии. Люди тонут на Сейдозере (это намоленное место, где шаманские обряды проводились), пропадают в горах. Был даже случай, один в один похожий на то, что произошло на перевале Дятлова. Четверо туристов разрезали палатку и замерзли, разбежавшись в разные стороны».

При этом о гибели куйбышевских туристов в январе 1973-го  Галина Кулинченко узнала совсем недавно, когда Виктор Ворошилов приехал в их края в экспедицию.


«Я не удивлена, что мы ничего не знали про тот случай. Взять хотя бы ситуацию с профессором Петроградского института мозга Александром Барченко, который был с экспедицией на Кольском полуострове и изучал феномен меряченья (психопатическое состояние, которое называют арктической истерией.). Мы запрашивали в архивах документы об экспедиции для музея и везде получали отказ. Отвечали, что они секретные, что сгорели во время войны»
Чивруайская трагедия. Гибель туристической группы во время лыжного похода по Кольскому полуострову Туризм, Поход, Трагедия, История, Интересное, Длиннопост

Домик спасателей, искавших тела студентов из Самары

Случаи гибели туристов при невыясненных обстоятельствах происходили как до Чивруайской трагедии, так и после.

Так, в конце 1950-х при восхождении на пик Ангвундасчорр погибли двое опытных альпинистов. Остальные члены группы убежали из долины, оставив тела товарищей и снаряжение, а после рассказывали о необъяснимом страхе, который их тогда охватил.

Летом 1965 года в Ловозерских тундрах исчезла группа из четырёх человек. Спасатели нашли последнюю стоянку туристов — там валялись палатка, рюкзаки и вещи. Останки туристов нашли в другом месте, но так и не смогли установить, от чего они погибли.

Спустя несколько лет в этих местах погибли ещё 11 человек. Официальная причина смерти — отравление грибами. При этом все туристические маршруты по Ловозерским тундрам после того случая на долгое время были закрыты.

В 1999 году на одном из перевалов вблизи Сейдозера при невыясненных обстоятельствах погибли четверо туристов. По свидетельствам очевидцев, на их лицах застыло выражение ужаса.

Ещё одна странная история произошла сравнительно недавно, летом 2017 года. Вблизи Сейдозера туристами были обнаружены две палатки с разбросанными вокруг вещами. Владельцев туристического снаряжения найти не удалось.

Чивруайская трагедия. Гибель туристической группы во время лыжного похода по Кольскому полуострову Туризм, Поход, Трагедия, История, Интересное, Длиннопост

Сейдоозеро

Из источника от от 26.02.2019 года

Виктор Ворошилов планирует совершить ещё одну экспедицию по Ловозерским тундрам.


«Я надеюсь отыскать новые предметы, принадлежавшие членам группы, с помощью которых можно установить, что же на самом деле случилось, — говорит он. — Кроме того, этими экспедициями я надеюсь привлечь внимание к этой истории тех, кто мог бы пролить на неё свет. Чивруайская трагедия — это второй перевал Дятлова, о котором очень мало информации. О перевале Дятлова споры не утихают по сей день, и как результат — новая проверка Генпрокуратуры, которая сейчас проводится. Возможно, и Чивруайской трагедией правоохранители займутся снова».
Чивруайская трагедия. Гибель туристической группы во время лыжного похода по Кольскому полуострову Туризм, Поход, Трагедия, История, Интересное, Длиннопост

Виктор Ворошилов на месте трагедии

17 сентября 2019 года Виктор Ворошилов был убит. Подозреваемым окозался недовольный покупатель, которому накануне Ворошилов продал прицеп.

В «КП»-Нижний Новгород» выяснили, что покупатель позвал Виктора на встречу, показать какие-то недостатки прицепа. Когда Виктор стал уходить, тот кинул ему кирпич в голову. Испугался, затолкал труп в машину и поджег ее.

Источник1

Источник2
Источник3



Через горы к морю. Трагедия на тридцатом маршруте в 1975 году

Показать полностью 16
183

ШИШКОБОЙ

Часть 10 и последняя.  Начало здесь

ШИШКОБОЙ Тайга, Кедр, Забайкалье, Природа, Охота, Туризм, Путешествия, Длиннопост

ГОЛОД


Осталось только вывезти тонны ореха, что мы заготовили. Время шло, трелевщика не было. Кончились продукты. Не было голода, мы не съели друг друга. Но в животах было пусто, и желудки не довольные этим обстоятельством, рычали громче медведя. Сентябрь прошел, а нашего танка все не было. Продукты закончились. Гораздо страшнее, то, что закончились сигареты, а курила вся бригада. Собрав деньги, у кого, сколько было, снарядили Нанайца в поход к обжитым местам. Парень ушел, но каждый понимал, что это дело не одного дня. Пешком по конной тропе, восемьдесят километров… Грустная математика. Сняли доски с пола землянки, никогда не думал, что там целые залежи окурков. Но и они кончились, закурили чай. Слава богу, он еще оставался. На всю жизнь запомнил едкий дым и гадкий привкус во рту. Витек пытался курить мох, но, по-моему «хрен редьки не слаще». Грибы уже давно отошли, да, если честно, немного их было в этих краях, видимо места не грибные. На орехи уже не могли смотреть, ни на сырые, ни на жареные. Пригодилась мелкокалиберная винтовка, ежедневно кто-нибудь брал ее и уходил на промысел, «Тозовка» оказалась настолько «расстреляна», что попасть из нее нужно было уметь, благо патронов хватало. Целый месяц, мы упорно разгоняли все живое, в округе, стуча по деревьям, а теперь пытались найти, хоть кого ни будь. К вечеру обычно удавалось добыть несколько белок, иногда удавалось подстрелить кедровку. Сварив добычу, мы рассуждали, на что похоже их мясо. Говорю сразу – оно похоже на белку и кедровку. Ситуация была не так плоха, оставался почти полный мешок сухарей, спасибо папе, перед отъездом неделю гонял духовку и скупал хлеб, который давали по три буханки в одни руки ( чтобы люди не кормили им скот, хлеб стоил 12 копеек черный и 22 копейки белый). Но больше не было ничего. Зарядили дожди, работы не было. Каждый из нас мысленно уже был дома, домашним обещали вернуться в конце сентября, а уже был ноябрь. Всерьез похолодало. Лес, после того как опала листва, стал прозрачным и не уютным. На таборе царило уныние. Самое плохое, что нельзя было ничего сделать, ничего узнать. Сотовых телефонов тогда не было. Просто ждали. Хотя, не помню, кто из философов сказал, что умение ждать – одна из высших добродетелей.


ТРЕЛЕВЩИК


У всего есть свой конец, свое завершение. Ближе к обеду, появился едва слышный звук мотора. Звук рос, усиливался, и наконец, материализовался, в довольную физиономию Нанайца и угрюмое лицо водителя. На вопрос: Что и как? Получили односложный ответ:

-Сломался.

И не было смысла уточнять, кто сломался, трактор или водитель. Глядя на опухшую физиономию нашего танкиста, все было ясно без слов. Нанаец привез сигареты, немного водки и покушать, как он объяснил:

- В магазине лесхоза отоварили в кредит.

Большие запасы нам были не нужны, планировали выходить на следующий день. Витек и его товарищ оставались, у них были другие планы. Был вечер у костра, ночь и настало утро. Утром нас ждал «подарок» – первый снег. Выпало его около пяти сантиметров. Хорошего мало, но надо выбираться. Решили идти по снегу, ждать, когда растает, смысла не было. Ореха получилось довольно много, места в кузове почти не оставалось. Долю Вити и Нанайца мы должны были выгрузить у их доверенного лица в Ленинске, там же надо было оставить для них расчет. Перекурили, и с «Богом, двинулись»! Домой шагалось легко, каждый думал о том, какой он молодец, и как будет классно, когда он доберется домой. На ровных участках подсаживались в кузов, так что перемещались довольно шустро. Оставалось несколько километров, и за бродом через болото, появятся «Куцоны». Несколько больших пятистенных хат, где в сенокос жили люди. Наш водитель решил немного срезать угол, и полез на довольно крутой косогор, ему виднее. Мы не спеша двигались вперед, В низине показалось болотце, за которым были видны следы машин у брода. Раздавшийся сзади треск, заставил обернуться. Этот болван, перевернул трелевщик! Каким-то чудом машина на косогоре, зацепилась передним ножом за мощную лесину и зависла под углом. Мешки с орехом лежали на земле, порванных мешков вроде-бы не было.

Ситуация была сложная. Перед нами было болото, через него мог пройти только трелевщик. Трелевщик висел сзади нас на своем ноже, и его дальнейшая судьба нас не волновала, водитель реально «достал». Обсудив ситуацию, закинули по полмешка ореха зятю и его товарищу за спину, и отправили за техникой. Орех в этой местности являлся валютой. За орех, как за деньги, можно было купить все. На удивление, быстро, на той стороне болота появился лесовоз и радостное лицо зятя, вытаскивающего из кабины целый ящик водки. Выхода не было, нужно было закинуть пятидесятикилограммовый мешок на спину и перенести его через болото к лесовозу. И так много раз. Воды в болоте было примерно по колено. Так как это было подобие брода, то на дне лежали жерди, и уложены они были качественно, без щелей. Несложная математика: воды по колено, плюс снег – уже по пояс и безвыходная ситуация. Ходить пришлось много, водка привезенная зятем, оказалась как нельзя кстати. То один из нас, то другой, сделав очередной рейс с мешком, прикладывался к бутылке.

Мы сделали это! Понятия не имею, почему никто из нас не заболел. Лесовоз уехал в Ленинск, нам в нем места, конечно, не было. К вечеру мы добрели до Куцонов, зашли в дом. Обстановка не богатая, но голые панцирные сетки кроватей казались нам перинами. Спали почти двое суток.

Что дальше? Дальше был Ленинск, была заготконтора, где получили расчет. Получили полностью, при Советской власти не обманывали. Был Егорыч, который звал нас в гости, и к которому мы завалились переночевать. Все было хорошо… Лежа на матрасе в доме у Егорыча, засыпая, я думал о том, что мы выбрались, кедрач позади, подступали мирские заботы. А потом был сон: шумела от ветра тайга. Бурундук, нагло ухмыляясь, тащил шишку с нашего табора. И лапа (ветка) кедра, раскачиваясь на ветру, звала назад. Звала вернуться…

Показать полностью
106

ШИШКОБОЙ

Часть 5

ШИШКОБОЙ Тайга, Кедр, Кедровые орешки, Забайкалье, Природа, Туризм, Охота, Путешествия, Длиннопост

КОЛОТ


Кедр бьют каждый год, и каждый год он плодоносит, но не каждый год одинаково. Считается, что особо урожайным бывает один год из четырех. Восемьдесят четвертый был таким годом. От постоянной обработки колотом, на кедре набивается «морда» (пятно на стволе, где кора содрана ударами, это место затекает смолой, и видно его далеко). Опытные лесовики считают, что битье кедра стимулирует урожайность, дерево начинает давать больше шишки, но сам я в этом разобраться не пытался. Смотреть по сторонам особо некогда, молотобоец наносит три удара, втыкая колот рядом со стволом, несколько секунд пауза, пока сыплется шишка и переход к следующему стволу. Иногда в массиве кедра попадается лиственница, на ней так же набита «морда». Год от года ей достается за то, что имела неосторожность, вырасти в кедровнике, разбираться некогда. Такое дерево радует работника обильным падением сухих сучьев и мусора и вызывает улыбку, обычно кто- нибудь из ребят обязательно прокомментирует это событие, съехидничав насчет того, что будем ветки вместо шишки собирать. Задача сборщиков собирать упавшую шишку. Сбор идет в фартук- небольшой мешок, привязанный веревкой к талии, у кого она имеется. Одной рукой держишь собранный в руке мешок, а второй безостановочно его пополняешь. Набрал – вываливаешь в лантух, при этом Витя требовал, чтобы обязательно трамбовали шишку в мешке, залезали внутрь и прыгали. Как он говорил: «Нечего воздух таскать!». Хочу попробовать описать, что чувствует человек с колотом после трех ударов. Во-первых, бить надо быстро. Если замешкаешься-попадёшь под град падающей шишки, а это не совсем приятно. Хотя у молотобойца есть возможность спрятать голову под колот, но по спине и плечам прилетает довольно сильно. После первого удара кедр вздрагивает, предчувствуя неладное, второй удар, догоняя первый, заставляет дерево встряхнуться уже сильнее. Начинает падать спелая шишка. Третий раскачивает вершину уже всерьез и шишка начинает падать. С крупного кедра мы насчитывали более сотни шишек, поэтому падение похоже на сход лавины, но лавины очень быстрой, заканчивающейся звонкими и глухими ударами. Бывает, шишка впивается в мох у подножия дерева так, что залазишь по локоть, чтобы ее достать.

Вообще существует несколько способов сбора кедрового ореха. Первый я вам описал, второй – человек залазит на ствол с помощью проволоки, ремня, или монтажных когтей электрика. Одного из таких «электриков» нашли в Ададае (это любительский кедровый хребет), поднявшись на вершину дерева, он стал сбивать шишки, и по какой-то причине не удержал равновесие и опрокинулся на спину, вниз. Он был одиночкой, поэтому, когда его снимали с дерева, это был уже почти скелет, птички постарались. Одному богу известно, сколько он провисел со сломанными ногами, пока не скончался. К сожалению, бывает и так. Тайга не любит самоуверенных людей, и шутить с ней не рекомендуется, прощать она не умеет. Но вернемся к сбору шишки. Оставшийся метод заготовки – это весной по снегу собирают паданку. Паданка- это полностью созревший орех, а поэтому самый вкусный. Делают черпачок из проволоки на длинной ручке, и, проходя у подножия кедров, ищут лунки, показывающие, куда упала шишка. Увидев такую ямку, остается только погрузить в нее черпак и вытащить шишку. Есть еще методы сбора шишки. Видел как в Горекацане (хребет, где кедрач очень старый, толстый, и из-за этого промыслового значения не имеет) солдатики, заготавливающие шишки под руководством офицера для кого-то из своих начальников, били кедр прямо БТРом, били так, что вершины отлетали. Не свое-не жалко.

ШИШКОБОЙ Тайга, Кедр, Кедровые орешки, Забайкалье, Природа, Туризм, Охота, Путешествия, Длиннопост

НОЧИ


Географически хребты довольно высоко над уровнем моря, там чистый прозрачный воздух. Создается иллюзия, что небо проникло в тебя, медленно вливая свою прохладу, слегка покалывая лучами своих звезд. Небо рядом, оно в тебе. Легонько шумит ветер в кронах кедров, пищит беспокойная мышь, устраиваясь на ночь. Тишину ночи нарушал только звук радиоприемника. Зять не мог жить без цивилизации. И мы, лежа у костра, вслушивались в таинственный и запрещенный голос диктора радио «Свобода». Навсегда врезались в память слова:

-Афганские партизаны обстреляли колонну Советских войск.

А дальше перечисление, сколько советской техники подбито и сколько уничтожено личного состава.

Тишина не вечна, в следующий вечер было шумно, шумело все: вода, потоками падающая с неба, шумел ветер, в попытке согнуть и переломать все вокруг. В землянке полы были застланы досками, было сухо и тепло. Усевшись в кружок, в свете свечи поиграли в 1001, потравили байки, и,наконец, угомонились. Заснули, вслушиваясь в буйство погоды, творящееся снаружи. А утром проснулись от рева бензопилы. Первый вопрос, кому надо пилить дрова, если они были заготовлены? Выползая из землянки и щурясь на свет как мыши, мы увидели весьма странную картину. Отец валил лес, он спиливал все кедры на стоянке, пара стволов уже лежало на земле и Витя рубил сучья. Радовало, что если папа сошел с ума, то не в одиночку. Только оглянувшись, мы нашли объяснение происходящему. Кедр, стоящий у костра, тот самый, который любезно поставлял щепу для розжига, лежал на земле. Ветром его сломало как раз по тому месту, где строгали щепу. Буря промахнулась немного, полметра вправо и кедр похоронил бы нас в землянке заживо.

ШИШКОБОЙ Тайга, Кедр, Кедровые орешки, Забайкалье, Природа, Туризм, Охота, Путешествия, Длиннопост
Показать полностью 2
62

ШИШКОБОЙ

Часть 3

ШИШКОБОЙ Тайга, Кедр, Забайкалье, Кемерово, Природа, Длиннопост, Дикая природа, Туризм

ВЕШКИ


Папа любил лес, любил чистой любовью. Он никогда не пытался получить от леса что-то в ответ на свою любовь. Он не был охотником, он был рыбаком, грибником, ягодником, любопытным натуралистом, но не охотником. Следующий день начался рано. Спали у костра, укрывшись одеялами. Холодок, поднимаясь из низины, залезал под одеяло, и, особо не уговаривая, заявлял – подъем! С вечера никто не захотел залазить во влажное нутро непросохшей землянки, кроме этого, перина была под ногами, шелуха от ореха податливо пружинила под ногой, и до одурения пахла кедровой смолой. Вообще, мне кажется, что воздух, напитанный кедром, можно было пить, настолько он был осязаем! Правда, перина была влажновата, но после вечерних двести грамм за заезд, на это никто не обратил внимание. Отца на таборе не было, я знал, что удержать его невозможно, он в тайге. Хотя его прогулку праздной не назовешь. Папа обходил будущие рабочие участки, определял колотовник, подручный (тонкий молодой кедрач) и «мамки» ( кедрач старый, раскачать такой одним ударом сложно, но шишки падает больше), где и как начинать, попутно он веховал. Веховал - это означает, что он проходил по прямым линиям от табора, развешивая на уровне глаз в пределах видимости куски мха. Делалось это с одной целью, чтобы было невозможно пройти мимо табора. Эти вехи чуть позже мы оценили по достоинству. Когда тащишь мешок на спине, довольно сложно оглядываться по сторонам, и ориентацию теряешь очень быстро, а вешки – спасение и облегчение жизни. Заехали рано, поэтому было время спокойно обжиться, обустроить табор, хочешь - не хочешь, но это был наш дом, во всяком случае, на ближайший месяц. Отец не спеша готовил инструмент, делал колот. Колот - огромный деревянный молоток, делается из тяжелой лиственной чурки примерно метровой длины и черенка, обрубка дерева высотой с человека. На таборе был колот, еще пару мы нашли, пройдясь, в радиусе ста метров. Отец всегда делал свой, насколько я понимаю, хорошо сбалансированный, с подогнанной под человека рукояткой, запиленной в «ласточкин хвост», это такое очень прочное соединение двух деревянных деталей. Нужно отдать должное, папин колот, не крутился на плече, и ходить с ним было удобнее, хотя он явно был тяжелее тех, что лежали возле табора. А тяжелее – это плюс. Почему? Я постараюсь объяснить это в ходе моего рассказа.


ГОСТЬ


Ближе к вечеру на тропе, довольно натоптанной, и ведущей в никуда, точнее, это мы считали, что в никуда, появился человек. Всё было на месте, улыбка, открытый взгляд. Присел у костра, безошибочно определив, что отец старший, познакомился и завел разговор. Витя, так звали нового знакомого, готовился обрабатывать соседний кедрач, падь Фокино. Кедрач там молодой, но стрелок не много. Стрелками называли рощи кедрача, он предпочитал расти по верху хребта, вытягиваясь вдоль гребня вершины, и действительно был похож на стрелки, выделяясь более темным цветом из другой растительности. В Фокино кедрача было немного, поэтому вся бригада Витька состояла из него самого и напарника, которого почему-то звали Нанайцем, хотя он был русский. В ходе беседы выяснилось, что «Худая» - хребет, который Витя обрабатывал много лет, но после того, как поругался с начальством, что, учитывая его вспыльчивый характер, не удивительно, его попросили… Витек не выдвигал претензии, скорее наоборот, он предлагал сотрудничество. Его предложение - взять его и напарника в состав нашей бригады на общих условиях. Учитывая его знание местности и профессионализм, кроме этого, он был охотником, и его переломка (одноствольное ружье) 12 калибра, лишней не была, отец согласился. Хребет действительно был очень большой, ореха хватит всем, вдобавок, у нас с собой была только мелкокалиберная винтовка, но, бродя по округе, мы видели довольно свежие какашки и следы медведя. Скажу сразу – очень разумное решение. Витек и Нанаец вкалывали наравне со всеми, но Витя учил, как рациональнее, очень большой опыт позволял ему это делать. Во всяком случае, я у него научился многому, и не только понятию тайги, но и простой жизни. Чем больше я узнавал о нем, тем более удивительным человеком он становился в моих глазах. Я бы хотел отвлечься от основного повествования, и рассказать о нем подробнее. Мой рассказ составлен не только из общения с ним. Выяснил, что Витек живет неподалеку от нас, в соседней деревне, вернувшись из тайги, я навел справки. И убедился не только в правдивости его рассказов, но и узнал многое из того, о чем Витек умолчал. Главу о нем я бы хотел назвать: МЕДВЕДЬ.

ШИШКОБОЙ Тайга, Кедр, Забайкалье, Кемерово, Природа, Длиннопост, Дикая природа, Туризм
Показать полностью 1
65

ШИШКОБОЙ

Часть 2.

ШИШКОБОЙ Тайга, Кедр, Забайкалье, Кедровые орешки, Природа, Туризм, Охота, Путешествия, Длиннопост

НИКОЛАЕВСК


Начну с каламбура. Моего лучшего друга, друга детства, хохла и просто классного парня звали Николай, и он был из Николаевска. Возможно, деревня была названа в его честь, но более детальное рассмотрение показало, что украинцы образовали здесь поселение еще в 1805 году, Коляна тогда еще не было! Ну, образовали, и ладно, но дело в том, что до сегодняшнего дня это украинская деревня, с украинским языком, с бытом, с обычаями. Никакие годы не смогли перемешать украинцев с другими народностями. Именно там, приезжая со своим другом к его бабушке, проведывать ее, ну, а если точнее - погулять, порыбачить, попить водки и прочее, прочее, прочее… дело молодое, я получил начальные знания украинского языка. Меня поражало уважение, оказываемое мне просто потому, что я приехал в гости к их односельчанину. Когда я подходил к ребятам, они тут же переключались на русский язык, хотя я видел, что украинский был им ближе и привычнее. Так продолжалось, пока один из моих новых знакомых не понял, что я понимаю украинский, но это было, конечно же, не в первый приезд в Николаевск. В будущем, я обязательно расскажу о наших похождениях с Колей в тех местах, о рыбалке, об охоте, но сегодня я заговорил об этом селе из-за Колиной бабушки. Редко встретишь настолько чистого и заботливого человека. Ну, кто я был для нее, просто товарищ внука, ан нет. Когда мы пересаживались на адскую машину, которая повезла нас в Ленинск, свои две машины мы попросили оставить у нее. Конечно, не отказала, но это слабо сказано, она встала в дверях своей хаты и заявила, что никуда нас не выпустит, пока не накормит в дорогу. Представляете, пять здоровых мужиков сожрали все, что у нее было приготовлено на обед. А ей было приятно, она по-людски встретила гостей, пусть и незваных. Глядя на ее посветлевшее лицо, руки изрезанные морщинами, я понимал, не о борще она думала, она была «Человеком», чистым и светлым, вечная ей память…Конечно, было совестно… Но вкуснее борща я в жизни не ел, только моей жене не говорите!

ШИШКОБОЙ Тайга, Кедр, Забайкалье, Кедровые орешки, Природа, Туризм, Охота, Путешествия, Длиннопост

Грохот и лязг гусениц по грунтовой дороге. Пыль, скрипящая на зубах. Нетерпение от любопытства – что там впереди? Ну, конечно, водочка, помогающая перенести «тяготы и лишения», тогда она стоила четыре рубля двенадцать копеек и называлась «Андроповка». Вот основные впечатления от дороги. После моста через Ингоду начиналась Тайга, Тайга с большой буквы! Худая падь находилась в восьмидесяти километрах от ближайшего жилья, то есть от Ленинска. Дороги туда не было, была конная тропа, змейкой извивающаяся среди деревьев, распадков и болот. Если Вы помните, нам платили за прокладку дороги, но прокладкой это назвать было трудно. Нам платили за то, что трелевщик, на котором мы ехали, дойдет до табора в Худой пади, а это примерно восемьдесят километров. Передний нож у тягача стоял, поэтому основную работу делал он, подминая под себя заросли и мелкие деревца, в нашу задачу входило ему помогать. Там, где он не справлялся, бензопилами валили деревья и кряжевали (распиливали) их на чурки, продвигаясь вперед. Когда мы ехали из Николаевска в Ленинск, я считал, что это медленно. Но настоящее «медленно» начиналось здесь. Все это напоминало битву, битву с природой. Тогда это зрелище впечатляло и веселило, сейчас не знаю… Двигались в основном по низинам, деревья там были тоньше. Распадок за распадком подминали мы гусеницами и, хоть медленно, но продвигались вперед. Чавкали болотца и с треском падали деревья, пришел «царь природы» - человек. Наконец, вылезая из очередной ключевины, на небольшом взлобке засветились бело-жёлтыми пятнами кедры с затёсанными боками. Мы приехали.


ТАБОР


Табор представлял собой ровную сухую площадку с землянкой, которую со стороны было сложно разглядеть, настолько плотно она заросла кустарником и вросла в землю. Место, где стояла мельница (приспособление для лущения кедровой шишки), определить можно было безошибочно. Кучи шонора (шелухи) от шишек не давали ошибиться. Все кедры на таборе были затесаны, и некоторые довольно глубоко. Это «лень-матушка человеческая», неохота искать растопку для костра, нащипал щепы и зажёг. С трудом открыли двери землянки, пахнуло сыростью, землянку нужно было сушить, давненько здесь никого не было. Сама землянка оказалась довольно просторной, во всяком случае, наша бригада из пяти человек размещалась свободно, еще и место оставалось, правда, перемещаться по ней можно было только на «полусогнутых», низковатая, зато натопить легко. Сразу за землянкой, в сторону низины убегала тропинка, пройдя по ней, становилось ясно, что благоустроенных санузлов здесь нет. Осмотрели потолок нашего жилья: крыша не пробегала, что уже было хорошо. Затопили железную печурку, чтобы просушить помещение. В воздухе запахло дымком. Смешиваясь с запахом кедровой тайги, дым создавал непередаваемый аромат. Дымок стелился низом, оставляя причудливые клочья на мелких кустах. Установили большую солдатскую палатку – наш продовольственный и вещевой склад, и, наконец, разгрузили наше транспортное средство. Водитель спешил, хотел до сумерек, выбраться из чащи. Попрощались. Трелевщик, взревев мотором, двинулся по своему следу обратно. Увидеться с ним мы должны были через месяц, в конце сентября. Мотор ревел, потихоньку отдаляясь, и вскоре звук исчез, кончился. Переговаривались мужики, обустраивая табор, но эти голоса тонули в легком шуме ветра в кронах огромных кедров. До ближайшего жилья было восемьдесят километров.

Кедровые хребты представляют собой, по большей части, каменные россыпи, заросшие мхом. Моховая подушка настолько толстая, что, идя по ней, проваливаешься по щиколотку, а иногда и по колено. Рядом с табором была такая каменная россыпь. Под камнями была вода. Раздвинув довольно большие камни по сторонам, мы получили колодец с чистейшей ключевой водой. Температура воды была настолько низкая, что из ключа тут же сделали холодильник. Немного мяса, жир, сало, были плотно запакованы в пакеты и уложены в ключевину, сверху придавили камнем. Горел костер, для розжига которого опять нащипали щепы от кедра. Весело трещал огонь, пламя кидало блики на лица пятерых людей. Стемнело, костер очертил круг света вокруг нас, за ним была темнота, но только до той поры, пока не выйдешь из круга. Стоит отступить шаг в темноту, как тьма распадается на деревья, небо и тишину. Кружки с водкой в руках, нарезанное сало, огурчики… С заездом!..

ШИШКОБОЙ Тайга, Кедр, Забайкалье, Кедровые орешки, Природа, Туризм, Охота, Путешествия, Длиннопост
Показать полностью 2
103

ШИШКОБОЙ

ШИШКОБОЙ Тайга, Кедр, Забайкалье, Кедровые орешки, Природа, Охота, Туризм, Путешествия, Длиннопост

ШИШКОБОЙ


Шишкобой – Есть два времени-«Время набивать шишки», и «Время сбивать шишки с деревьев». Мудрость, но не народная.

Чтобы Вам, мои читатели, был понятен мой рассказ, я решил сделать своеобразную вводную часть. Итак, прежде всего, шишкобой – заготовка кедровых орехов. Орехов очень вкусных, питательных и дорогих. Кроме как в пищу, сей орех употребляется в косметике.

События происходили в Забайкалье. Однажды, работая в строительной бригаде, между мной и нашим сварщиком, зашел спор. Я заявил, что в Забайкалье кедра нет, оппонент мне возразил. Поспорили на коробку шампанского. На следующий день я принес энциклопедию и показал незадачливому спорщику, что кедр произрастает только на Дальнем востоке, а на территории Забайкалья – кедровая сосна. Разница между ними огромная. При внешнем сходстве Дальневосточный кедр дает более крупные орехи, в гораздо более крупных шишках. Казалось бы, хорошо, но и скорлупа у этого ореха очень прочная, разбить можно только молотком. В связи с этим, промыслового значения данное дерево не имеет, а вот забайкальский орех ценится весьма высоко. За время проживания в Забайкалье я побывал в нескольких кедрачах: Улюлей, Ададай, Горекацан – это любительские хребты в Ленинском районе. Там добывают орех для личных нужд, заплатив немного за билет. В конце августа съездить в кедрач и привезти домой пару мешков чистого (вылущенный из шишек) ореха на зиму было в ту пору обычным делом. Собирался коллектив, заезжали в тайгу, за недельку успевали набрать шишки и домой. В любительских хребтах народу довольно много, желающих получить «нахаляву» сей продукт хватает. В промысловых хребтах все сложнее и проще, там только одна бригада, твоя, но у тебя есть разнарядка, сколько ореха ты обязан сдать государству. То есть, ты заключаешь договор с лесничеством, и становишься их временным работником. Вот именно о таком кедраче пойдет речь в моем рассказе. Я не знаю, как мой отец заключил такой договор, но он был подписан и нас ждал кедрач в месте, которое называлось «Худая падь». Хорошее название))).


ХУДАЯ ПАДЬ


Восемьдесят четвертый год, когда можно было, смело смотреть в будущее, мы знали, что будет дальше, время «застоя», время уверенности в себе, это ностальгия, и я этого не скрываю. Восемьдесят четвертый для меня, год, когда нужно было уходить отдавать долг родине, потом оказалось, что я у нее не занимал, но три года были потеряны. Год, когда я, еще будучи ребенком, большим, правда, но ребенком, обзавелся своей семьей. Девушка, с которой мы расписались, носила моего ребенка. «Свадьба» состоялась чуть позже, в сельском совете обменялись кольцами, которые взяли напрокат у сестры и зятя. Все понимали, что это свадьба «по залету», все, кроме меня, но об этом когда-нибудь в другой раз. В восемьдесят четвертом я окончил техникум и получил диплом. Много что произошло в этот год, но было еще событие, не такое значимое, но всё-таки повлиявшее на меня, на мое видение окружающего мира. Отец подписал договор с Ленинским лесничеством, договор на заготовку кедрового ореха, на прокладку дороги в падь «Худую» и на строительство зимовья, все в той же Худой пади. Средняя заработная плата на тот момент составляла сто рублей, ну, может, немного больше. А нам платили за каждый килограмм «чистого» ореха один рубль, норма сдачи была по одной тонне с каждого члена бригады, кроме этого, пятьсот рублей за прокладку дороги и пятьсот за зимовье. Дополнительно разрешалось взять по одной тонне каждому чистым орехом, если, конечно, сможем добыть. Как видите, расклад неплохой, где еще можно было заработать две тысячи за месяц в те годы. Немного позабавило, что орех мы заготавливали по заказу Канадского косметического концерна.

Итак – здравствуй, Худая падь! Сезон заготовки начинался двадцать седьмого августа, при этом было важно – именно двадцать седьмого. И дело не только в спелости шишки, насколько я помню, если кто-то начинал бить раньше, Кирка начинала пакостить. Кирка – скандальная птица, Киркой ее называли местные, а так - Кедровка. Было ее много, и, если она слышала где-то звук ударов колота, все стаи слетались туда, и начинали «спускать» шишку вниз. Они просто обрывали ее и бросали. Орех для кедровки основная пища, возможно, обрывала шишку из опасения, что ей ореха не достанется. Выехали числа двадцатого августа, дорога была неблизкой. Транспорт, на котором нам предстояло ехать, был ну очень оригинальным. Тяжелая гусеничная машина, погрузчик леса, с которого был снят щит, а на его место поставлен кузов. Пересесть в этот танк мы должны были в Николаевском, там же мы оставляли свои машины. По асфальту ему было двигаться запрещено, поэтому ехали сбоку от трассы, преодолеть нужно было двести километров до Ленинска, откуда начинался наш поход за богатством. Это были самые длинные двести километров, самые длинные, самые шумные и самые пыльные. Но сначала было село Николаевское.

ШИШКОБОЙ Тайга, Кедр, Забайкалье, Кедровые орешки, Природа, Охота, Туризм, Путешествия, Длиннопост
Показать полностью 1
127

Дуэт крокусов

Фото с походика 7-9 марта, хребет Морг-Сырты, район Архыза.

Дуэт крокусов Горы, Фотография, Туризм, Поход, Природа, Цветы, Горный туризм, Кавказ
Дуэт крокусов Горы, Фотография, Туризм, Поход, Природа, Цветы, Горный туризм, Кавказ

Открыли многодневный походно-горный сезон ещё 20-25 февраля маршрутом на Дженту, хочется всё рассказать и показать, но пока времени совсем нет.

487

ИЛИ ЧТО ПОХУЖЕ…

Как-то раз мы с нашей славной командой ночевали в гроте у подножья одной из небольших вершин Краснодарского края, наутро собирались проводить скальные тренировки.


Пришли на грот поздно, распалили костер, готовили еду, все как обычно. Начал накрапывать мелкий дождик, совсем стемнело. Народ в нашей команде был суровый, маловпечатлительный и много-чего-повидавший, короче говоря — совсем не «кисейные барышни», а тут — все почувствовали ЧТО-ТО НЕ ТО!


Сидим у огня, молчим, никаких шуточек, все подавлены и по сторонам оглядываются. Ощущения, прежде всего, — очень явные, они присутствуют у всех, и очень гадкие. Как будто кто-то все время смотрит в спину из леса. Мы поделились неприятными ощущениями, да и пошли спать. Ну а что делать? Залезли в сырой грот и расползлись по спальникам.


Но никто не спит!


Всем неуютно, люди ворочаются и тихо переговариваются.


РЕАЛЬНО — СТРАШНО!


Среди нас был один здоровенный мужик-афганец, которому вообще-то по жизни сам черт был не страшен. И вот он вдруг во всеуслышание изрек: «ЗНАЕТЕ, а у нас была такая хорошая армейская традиция — одиночное хождение запрещено! И ЗНАЕТЕ… Мне почему-то совсем не стыдно позвать с собой до ветру сопровождающего!»

А наутро… прямо возле входа в грот мы обнаружили свежий труп собаки без головы!


Чуть не споткнулись об него!


До ближайшего жилья, между прочим, было не близко. Короче, мы отложили свои тренировки на скалах, поспешно собрали вещи и рванули вниз… Я думаю, вряд ли нас кто-то осудит за малодушие и отступление.


В поселке, пока ожидали автобус, разговорились с местным мужичком, который подошел спросить сигарет. Рассказали ему о нашей кровавой находке.


Он понимающе покивал головой и посмотрел туда, где над темными массивами лесов высилась мрачная скальная вершина, окруженная рваными тучами. А потом сказал:


«Наверное, там у волчицы логово… Щенки. Вот она вас и «отпугнула». Я думаю ,этой ночью в поселке пропала чья-то собака… Хотя места у нас тут странные, бывает всякое, но это наверняка — волчица!»


Он закурил, немного помолчал, прищурился и продолжил: «...ИЛИ ЧТО ПОХУЖЕ…»

Показать полностью
909

КУРОРТНЫЙ РОМАН

КУРОРТНЫЙ РОМАН Истории, Юмор, Смешные истории, Поход, Туризм, Горный туризм, Путешествия, Страшные истории

Лето.

Черноморское побережье Краснодарского края, мы с командой на диком пляже, рядом скалы, мы цивилизованно отдыхаем и заодно собираемся потренироваться и испытать новое снаряжение.

Вокруг полно народа, все загорают, отдыхают, радуются солнцу, морю и легкому июльскому ветерку!

КАК ВДРУГ!

Мы слышим, как нарастающая волна непонятного звука начинает приближаться к нам!

Такой равномерный то ли вой, то ли многоголосый рев, и все громче и громче!

А потом видим, как люди, только что беспечно нежившиеся на солнышке, ВСКАКИВАЮТ как по команде «ВОЗДУХ» и начинают панически бежать прочь!

Часть людей забегает в воду подальше!

Мы тупо смотрим на этот «фильм ужасов» и не понимаем, что происходит.

Цунами?

Годзила?

Высадка инопланетян?

Когда толпа проносится мимо, мы наблюдаем следующую картину.

БЕЖИТ С ВОПЛЯМИ БЛОНДИНКА В КРАСНОМ КУПАЛЬНИКЕ!

Уже по совершенно пустому пляжу.

За ней на всех парах мчится здоровенный окровавленный мужик с ТОПОРОМ и ВЕДРОМ!!! И ревет что-то страшным голосом вслед.

Ничего себе… Приехали отдохнуть!

Ну, наши мужчины скрутили быстренько «злодея», отобрали топор, окунули в водичку, немного привели в чувство и начали опрашивать, что же произошло.

Что же его сподвигло среди бела дня за девушками с ведром и топором гоняться.

Кто он, маньяк, или… так… просто, от души, чисто из любви к искусству…

Мужичок был сильно нетрезв, но немного пришел в себя и пояснил.

Они с друзьями культурно отдыхали неподалеку, ну жарко… Развезло от «культурного отдыха» немного. Взял топор и пошел в лес нарубить дров для шашлыка. Не будем вдаваться в подробности, где он тут собирался найти лес и дрова, это не имеет значения. По пути к «лесу» несколько раз упал и разбил себе лицо об камни, поэтому в крови, но топор не бросил, ценный топор — собственность его любимого дедушки.

И вдруг видит, что у источника чистых вод стоит юная прекрасная девушка в красном купальнике с ведром, а ветерок развевает ее пышные золотые волосы!!!

И ТАК ЕМУ ЭТА ДЕВУШКА ПОНРАВИЛАСЬ, что он сразу влюбился, решил подойти и познакомиться. Улыбнулся и пошел к ней… с самыми благородными намерениями!

Весь окровавленный.

Пошатываясь.

С топором!

Девушка странная какая-то попалась, его благородных намерений не оценила, заорала, швырнула в него ведром и побежала прочь, оглашая окрестности жуткими воплями! И почему, собственно, совершенно неясно!

— Хорошо, - говорят наши мужчины, — это понятно! Но зачем ты, родное сердце, впоследствии за этой девушкой с ТОПОРОМ погнался?

— Ну так ... — смущенно отвечает «пленный». —- Ведро вернуть хотел! И дальше познакомиться… А топор не бросил, потому как сопрут же, алкаши….

Он вдохновенно посмотрел куда-то туда, где в прибрежных водах безмолвно прижимали друг к другу жен и детей обомлевшие граждане, где солнышко играло нежными лучиками в игривых волнах, а вдалеке прибрежный песок еще хранил следы убежавшей вдаль прекрасной блондинки в красном купальнике…

А затем шмыгнул носом, вытер смачно кулаком кровавые сопли и мечтательно изрек:

— Надо было бросить топор… КРАСОТА — ТРЕБУЕТ ЖЕРТВ!

Показать полностью
207

Заброшенная церковь Казанской иконы божьей матери в Липецкой области

Приятели с г.Скопина, коими я был знаком больше года, пригласили меня пройти с ними небольшой участок по его величеству Дону.


Так вот на одном из берегов Дона, на открытом поле, на гладком косогоре стоит себе некая церковь из красного кирпича.

Заброшенная церковь Казанской иконы божьей матери в Липецкой области Сплав, Дон, Баян, Пвд, Поход, Рязанская область, Церковь, Скопин, Видео, Длиннопост

Крупная кирпичная церковь в стиле классицизма, была построена в 1794 году новым владельцем села Стрешнево графом Фёдором Андреевичем Остерманом. Которую я лицезрел в тот момент. Само село Стрешнево не сохранилось до наших дней.


Стрешнево, называемое также старым Донковским Городищем и Старым Донковом, находится направо от большой Епифанской дороги, на берегу р. Дона; на месте его находился древний город Донков, время основания которого хотя и неизвестно, но должно быть отнесено ко времени образования первых славянских колоний на верховьях р.Дона. Донков в летописях упоминается под именем Дубка на Дону, не ранее 1147 г. Дубок был сожжен Мамаем в 1378 г.; под собственным именем Донков упоминается уже по своему разрушению, которому он подвергся в 1521 г., при нашествии Махмет-Гирея.
Заброшенная церковь Казанской иконы божьей матери в Липецкой области Сплав, Дон, Баян, Пвд, Поход, Рязанская область, Церковь, Скопин, Видео, Длиннопост
Заброшенная церковь Казанской иконы божьей матери в Липецкой области Сплав, Дон, Баян, Пвд, Поход, Рязанская область, Церковь, Скопин, Видео, Длиннопост

Данная церковь имеет статус памятника архитектуры федерального назначения.

Центрический двусветный четырёхстолпный храм, увенчанный ротондой с ризалитами, вероятно, завершавшимися малыми главками. Боковые фасады здания украшены портиками.

Оконные проемы первого светового яруса двусветного объема церкви – имеют прямоугольную форму, второго светового яруса – квадратные.

Заброшенная церковь Казанской иконы божьей матери в Липецкой области Сплав, Дон, Баян, Пвд, Поход, Рязанская область, Церковь, Скопин, Видео, Длиннопост
Заброшенная церковь Казанской иконы божьей матери в Липецкой области Сплав, Дон, Баян, Пвд, Поход, Рязанская область, Церковь, Скопин, Видео, Длиннопост
Заброшенная церковь Казанской иконы божьей матери в Липецкой области Сплав, Дон, Баян, Пвд, Поход, Рязанская область, Церковь, Скопин, Видео, Длиннопост

Внутри небольшая разруха все же присутствует, а так в целом состояние вполне удовлетворительное

Заброшенная церковь Казанской иконы божьей матери в Липецкой области Сплав, Дон, Баян, Пвд, Поход, Рязанская область, Церковь, Скопин, Видео, Длиннопост
Заброшенная церковь Казанской иконы божьей матери в Липецкой области Сплав, Дон, Баян, Пвд, Поход, Рязанская область, Церковь, Скопин, Видео, Длиннопост

Внутри имеется очень узкая винтовая лестница, её невозможно сразу найти, потому что она как бы спрятана и находится в одном из толстых столбов.

Заброшенная церковь Казанской иконы божьей матери в Липецкой области Сплав, Дон, Баян, Пвд, Поход, Рязанская область, Церковь, Скопин, Видео, Длиннопост
Заброшенная церковь Казанской иконы божьей матери в Липецкой области Сплав, Дон, Баян, Пвд, Поход, Рязанская область, Церковь, Скопин, Видео, Длиннопост

Взобравшись на вверх открываются просторы окружающие данную церковь, а именно урочище Стрешнево

Заброшенная церковь Казанской иконы божьей матери в Липецкой области Сплав, Дон, Баян, Пвд, Поход, Рязанская область, Церковь, Скопин, Видео, Длиннопост
Заброшенная церковь Казанской иконы божьей матери в Липецкой области Сплав, Дон, Баян, Пвд, Поход, Рязанская область, Церковь, Скопин, Видео, Длиннопост
Заброшенная церковь Казанской иконы божьей матери в Липецкой области Сплав, Дон, Баян, Пвд, Поход, Рязанская область, Церковь, Скопин, Видео, Длиннопост
Заброшенная церковь Казанской иконы божьей матери в Липецкой области Сплав, Дон, Баян, Пвд, Поход, Рязанская область, Церковь, Скопин, Видео, Длиннопост

На горизонте собственно виднеется и сам Дон

Заброшенная церковь Казанской иконы божьей матери в Липецкой области Сплав, Дон, Баян, Пвд, Поход, Рязанская область, Церковь, Скопин, Видео, Длиннопост

Поднявшись можно заметить пустые отверстия ведущие к 1 этажу, как мне сказали они строились для хранения зерна, эдакие зерновые, которые сверху засыпали до верху, а снизу уже черпали для своих нужд.

Заброшенная церковь Казанской иконы божьей матери в Липецкой области Сплав, Дон, Баян, Пвд, Поход, Рязанская область, Церковь, Скопин, Видео, Длиннопост
Заброшенная церковь Казанской иконы божьей матери в Липецкой области Сплав, Дон, Баян, Пвд, Поход, Рязанская область, Церковь, Скопин, Видео, Длиннопост
Позади самой церкви на данный момент находиться Стрешневское сельское кладбище
Заброшенная церковь Казанской иконы божьей матери в Липецкой области Сплав, Дон, Баян, Пвд, Поход, Рязанская область, Церковь, Скопин, Видео, Длиннопост

Данный храм принадлежит к числу наиболее интересных культовых сооружений, построенных в стилевых формах классицизма на территории Липецкой области, которая простояла уже более двух веков и ещё постоит.

Заброшенная церковь Казанской иконы божьей матери в Липецкой области Сплав, Дон, Баян, Пвд, Поход, Рязанская область, Церковь, Скопин, Видео, Длиннопост

Вышли через арку и поплыли дальше.

Ну, а почему бы и нет

Показать полностью 18 1
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: