10

Последняя Хромосома

Глава 36


Рассматривая снимки, женщина азиатской внешности кивала головой.


- Да это она, я уверена. Но как им это удалось? Я была на сто процентов уверена в ее преданности!


- Важно другое – она оказалась крайне эффективной против тварей леса. Наш человек докладывает, что Союз даже послал ее вместе с их желтоглазым в джунгли, и они вернулись целыми и невредимыми, выполнив возложенную на них миссию. Более того – в городе ее эффективность тоже превзошла все ожидания. В тесных переулках, там где не справляется огнестрельное оружие, вооруженные холодным оружием воины, лучшее решение. Так же как и в джунглях, где нет возможности обнаружить противника на большом расстоянии.


Отвечала ей другая, принесшая снимки. На небольшом постаменте, за сидящей дамой находились несколько японских длинных мечей, в ножнах. А еще, в углу комнаты, в специальной урне лежали несколько бамбуковых, тренировочных синаев.


- К чему вы клоните, тайсё?


- Проект «тысяча дочерей». Мы запустили его с исходным кодом вашей подопечной, сенсей! Мы не можем больше терять города, да и скрывать это мы больше не в состоянии. Императрица в ярости, Великая Азиатская Ассоциация теряет лицо!


Названная сенсеем тяжело вздохнула, отвернувшись в сторону.


- От меня вы чего хотите?


Спросила она, поднимаясь из-за стола.


- Первая партия будет готова через неделю. Вы должны испытать продукт. Если они будут хотя бы вполовину так сильны как предательница, пошлем их на зачистку Наньнин и Чжаньцзьян. Если эти города отбить не удастся, огромная территория будет отрезана и навсегда потеряна!


***


Конечно про Карину я не забыл, но ее, оказывается, забрали в монастырь те самые выжившие сектантки, по ее же собственной просьбе. Персонал больницы отзывался о них очень хорошо, заявив что о «девочке» монашки заботились без сна и отдыха. К счастью ей удалось выжить без особых осложнений, так как жизненно-важные органы задеты не были. Все удары принял на себя плод. Врачиха качала головой, сокрушаясь о том что такая молодая и здоровая девочка потеряла возможность иметь детей... Что ж, надеюсь в монастыре ей будет хорошо, раз уж она сама решила туда вернуться.


Как-нибудь, когда все закончится, я наведаюсь к ней в гости, но сейчас – дела. Первое, наиважнейшее дело – поесть. Второе – поспать! Но вместо этих важных дел, я бреду за пухлой поварихой. Ольга сказала – понадобится время, чтобы собрать людей. А еще для солидности, и чтобы поварихе сразу поверили, я должен ее сопроводить.


Шли мы достаточно долго, пока не выбрались на самую окраину города. Здесь я еще не бывал, но райончик тут был загляденье – почти все дома наполовину разрушены, в переулках кучи мусора, запахи тоже соответствующие. Прямо сейчас, белым днем, облезлые крысы снуют меж этих куч, даже не думая прятаться.


Нужное нам здание оказалось здоровенным складом, окна которого были заложены кирпичом, а у двери валялась пьяная в хлам девица, в грязных лохмотьях.


- Подождите здесь, пожалуйста, господин Тим. Я позову, если понадобится ваша помощь.


Попросила повариха.


- Ладно. Сколько времени ждать если что? А то, я смотрю, тут небезопасно.


- Ох, вам нечего волноваться. Напасть на вас никто не посмеет. Слухи о вашей силе уже давно здесь распространились.


Заохала пухлая дама, но я ее остановил, подняв руку.


- Я не о себе говорил. Ладно минут десять подожду.


Женщина удивилась, но ничего не сказала, открыл незапертую дверь склада. Небольшое облачко дыма сразу вырвалось из помещения. Это явно не от пожара, догадался я, узнав запах сигарет и еще какой-то дряни. В прошлой жизни я как-то попробовал, что такое табак, и мне не понравилось. «Что вообще люди в этом находят? Никакого кайфа, только вред здоровью. А еще они денег стоят, и все это ради понтов!», думал я, слушая бормотание пьяной женщины, которая пыталась куда-то ползти.


Минут пять прошло и мне надоело ждать. Очень раздражали бегающие вокруг крысы, и запахи тоже! Даже мой зверский аппетит почти улетучился! Распахнув дверь, я ворвался в этот мир порока и упадка. Дым стоял такой, что хоть топор вешай. По бокам, около стен расположились старые игровые автоматы, а чуть дальше находилась барная стойка. В это время народу тут было не много, но даже так на меня сразу же обратили внимание. Девушка в грязном пиджаке, с металлической дубинкой на поясе, криво улыбаясь, вынырнула из клубов дыма, но разглядев новых посетителей, открыла рот и замерла. Я поднял ее отвисшую челюсть и спросил:


- Женщина. Полная. Только что вошла. Где она?


Говорить здесь было очень неприятно – во рту сразу появлялся горький привкус дыма. Встретившая нас дама не смогла вымолвить и слова. Она трясущейся рукой указала на дверь, в конце зала, за барной стойкой. Туда мы с Ай сразу же и направились.


Никто не пытался нас остановить или окликнуть, поэтому я не останавливаясь открыл дверь и вошел в плохо освещенный коридор. По бокам было несколько дверей, но нужная мне находилась прямо в конце, и была открыта. Здесь почти не было дыма, поэтому я видел стоящую в комнате, около двери повариху. Ее широкая фигура закрывала обзор, поэтому я не мог разглядеть кто там еще кроме нее есть и сколько их. Однако разговор был слышен хорошо. Мы с Ай тихо приблизились и остановились где-то в метре.


- Да че ты тут базаришь? Лены в городе нет, еще неизвестно когда вернется, а Ольга овощем лежит в больнице! Я сама видела – она никакая! От кого приказы? Меня за старшую оставили, или ты рамсы попутала?


Этот цветастый говор меня порадовал. Я будто попал в кино про гопников каких-то. Особенно смешно было слышать это в исполнении женского, высокого голоса. Повариха уже собиралась что-то ответить, когда над ее головой, из темноты коридора показалась моя зубастая улыбка. Не знаю насколько устрашающе это выглядело, но сидевшая за столом девушка вскочила, опрокинув стул, и уперлась спиной в стену.


- Вечер в хату!


Выдал я единственное известное жаргонное приветствие своим хриплым от дыма голосом. Справа на диванчике сидели еще две женщины, которые тоже вскочили, и потянулись руками под куртки.


- Вот этого не надо.


Обратился я к ним, но обнаженное лезвие у горла одной из дам подействовало намного лучше. Ай разговаривать не стала, а перешла сразу к действиям.


- Итак, вы, уважаемые, не верите нашей доброй подруге? Мне-то поверите? Ольга в порядке, приказы передала через нее. Ну а если кто сомневается – сходите в больницу и спросите лично.


Дама у стены нервно поправила одежду и подняла упавший стул.


- Мы... Э-э-э... Верим конечно, я с вами к монастырю ездила, помните?


Заискивающе спросила старшая. И правда, она там была, только тогда она рот почти не открывала.


В общем дальше все пошло как по маслу – и машина нашлась, и место, где будут содержаться пленницы, и даже провизии нам в дорогу организовали.


- Не убивать и не калечить, остальное на ваше усмотрение.


Сказал я, передавая пленных азиаток.


Одна из них, с синяком на лице, глядя на мое зажившее ухо широко раскрытыми глазами вдруг произнесла что-то типа «бакэмоно». Как оно переводится я не знал, зато знала, похоже Ай. Девушка подошла к пленнице, обнажив клинок, но та ее не испугалась. Пленница попыталась плюнуть в мою подругу, но та, естественно с легкостью увернулась, занеся руку для удара. Хорошо что я вовремя успел это остановить. Нужно будет с ней поговорить – чем больше эмоций появляется, тем более кровожадной она становится. «Или мне это только кажется», думал я, поднимаясь на борт своего, пусть и временно, корабля.


Когда мы закончили со всеми делами и уже собирались завести двигатель, на горизонте показался микроавтобус. Это Соня, наконец закончила со своими делами, и видимо приехала попрощаться. Однако молодая журналистка, выскочила с пассажирского сиденья, и уверенно направилась к трапу. За ее плечами виднелся огромный рюкзак, под весом которого девушка сильно горбилась. Ее мать вышла попрощаться и я обратился к ней:


- Мы вообще-то не на прогулку собираемся. Там опасно будет...


На что получил надменный ответ.


- Пф-ф, будто я не знаю. Она уже взрослая, меня не слушает, а профессия журналиста очень часто сопряжена с рисками. Тем более, ты ведь будешь ее защищать!?


Пришлось кивнуть. Знала бы она что меня и самого, в последнее время, частенько приходилось защищать. Итак, наше путешествие началось. Путь был не близким, но это даже к лучшему.


В дороге я начал тренировки с бамбуковыми мечами, которые хранились у Ай в каюте. Здесь вообще было много тренировочного инструмента и всяких приспособлений. Так же на борту был компьютер, которым я пользовался, пытаясь разобраться в исследованиях Безобразовой и вообще всего северного института, где было создано тело одиннадцатого.


Как выяснилось, не такого уж большого прогресса добились ученые – шанс рождения мальчика меньше одного процента, даже после всей гадости, которую они вводили женщинам перед оплодотворением. Еще они разработали способ определить пол в первую же неделю после зачатия. Вот так они и делали – оплодотворяли яйцеклетку, через неделю проверка, не повезло – уничтожали ее, и через месяц пробовали снова.


Женщины после таких процедур быстро теряли здоровье и репродуктивную способность, поэтому ученым требовалось много подопытных. И хотя численность населения постоянно падала, найти молодых женщин, готовых на все ради денег, труда не составляло. Большей проблемой были как раз деньги. Их поначалу выделяли в достаточном количестве, но постепенно, из-за неудовлетворительных результатов сократили до необходимого минимума. А после побега одиннадцатого, и смерти двух других подопытных мужского пола, исследования в этой области вообще прекратились.


Я и раньше думал, что на мне лежит огромная ответственность, но теперь, осознав сколько труда и ресурсов ушло, только чтобы одиннадцатый появился на свет, стало совсем грустно. И пусть бы проблемы закончились на плохой рождаемости, но нет – еще и твари из джунглей лезут, да и сами джунгли как-то уж очень быстро разрастаются.


Проплывая близ берега бывшей индии, я специально попросил Ай подплыть ближе. Кривые деревья, с большими листьями, которых и в природе-то раньше не существовало, сейчас росли прямо на песке. Их кроны торчали из воды, забравшись в океан на добрых десять метров. Если это результат мутации, то очень скоро можно ждать их появление на других континентах. Семена распространятся с пометом птиц, или еще каким-нибудь способом...


Пару раз мелькали темные силуэты монстров, медленно бредущих меж этих деревьев, но бросаться в воду, к кораблю они не пытались. Рассмотреть тварей я не мог без способности. И даже в бинокль, из-за широких, больших листьев, сделать это оказалось не просто.


На счет способности я уже совсем отчаялся – не получается ее задействовать и все. Что бы я ни делал, результат один – начинает болеть и кружиться голова. Без нее разобраться в сложной науке оказалось практически невозможно, я перечитывал по нескольку раз исследования ученых, так ни в чем и не разобравшись! Девушки тоже пытались, с тем же успехом. Альба так вообще, сразу отказалась, заявив что ее сильная сторона это мускулы, а не мозги.


По поводу мускулов. Тренировки с бамбуковым мечом показали что именно я – самое слабое звено нашей команды. Соню я вообще не считаю – она снимает видео для общественности, а не сражается. С Ай шансов у меня вообще не было. Единственное в чем я ее превосходил – это сила и вес, но если вы не собираетесь заниматься армрестлингом или перетягиванием каната, две эти характеристики не очень важны. Хотя и в этих дисциплинах техника играет не последнюю роль.


Но если с проигрышем мастеру боя на мечах Ай я мог смириться, то поражения от Альбы меня совсем расстраивали. Я полностью очистил ее совершив два дополнительных «захода» в ее организм, и она начала участвовать в наших тренировках. Как заявила девушка после победы: «Ты совсем деревянный и предсказуемый», а потом еще несколько раз меня победила. Кстати, шатающаяся палуба, в бою доставляла, наверное, наибольшее неудобство, в то время как девушки наоборот пользовались этим, чтобы меня поймать, проскользнув сбоку или вообще между ног. Последнее было фишкой маленькой Ай, и потом она обязательно больно била меня по затылку. Я понимал что так она хочет научить меня защищаться, но все равно сильно злился. Ах да, злым я потом допускал еще больше ошибок и проигрывал быстрее...


Хорошо хоть я научился восстанавливать свои травмы за час медитации, и к следующему дню был как огурчик. Девушки занялись моей растяжкой, и это оказалось очень больно. Не знаю почему, может проблема в быстрой регенерации, но растяжка у меня продвигалась крайне медленно. А может все дело в том, что я мужчина? Ведь тела женщин более гибки и эластичны.


Ай и Альба занимались этим почти с рождения – их готовили к битвам, в то же время одиннадцатого просто гоняли, заставляли подтягиваться, отжиматься и таскать тяжести ради экспериментов. Однажды я предложил Соне попробовать позаниматься с нами, но она наотрез отказалась:


- Нет-нет, даже не просите – это слишком больно!


Категорично ответила она, глядя на мои синяки и шрамы. Настаивать никто не стал – это и правда довольно больно!


На тринадцатый день, не замечая улучшений, я решил схитрить. Перед сном, усевшись медитировать со своим мечом, я достал знания из генетической памяти. Оказалось что мечников в моем роду было немало. Сотни и тысячи взмахов, техник, их названия и разновидности этого вида оружия заставили голову поболеть, чего не было уже давно. Жаль с наукой генетикой такого фокуса не вышло – ну не было ученых среди моих родственников, что поделать.


На следующее утро я в первый раз сумел одолеть Альбу. Ее техника была основана на бою с дубинкой, и нужна была для выведения из строя противника, которого необходимо захватить живым. Поэтому сильного упора на нее учителя не делали, предпочитая учить способам убийства. А убийства легче всего совершать из огнестрельного оружия. Четыре мои победы в пяти раундах был наш утренний результат.


Девушки сильно удивились такому качественному скачку, а потом Ай выиграла все пять поединков.


- Тим стал намного лучше!


Радовалась Ай, пока Альба накладывала пластырь на мою рассеченную бровь. Ай наконец перестала называть меня господином, и начала относиться больше как к другу, что не могло не радовать. Хотя ее обращение в третьем лице никуда не делось. Возможно это из-за сложностей языка, не знаю.


А все благодаря нашей практике по изменению ее барьера. Каждый день я пытался его перенаправить. Оставить путь эмоциям, но сохранить медленное старение и иммунитет. Эта работа была очень тонкой, не то что выводить токсины и другие вещества, как в случае с Альбой или Ольгой. Ошибка может стоить слишком дорого, поэтому на третий день я начал ставить эксперименты над собой.


И вот сейчас, закрывая глаза, с руками Ай в своих ладонях, я начинаю: «Я есть мир. Мир есть я...», и создаю собственный барьер, копируя тот, что есть у девушки. Он появляется, но очень слабый, ущербный, а как только я выхожу из темноты своей сосредоточенности, прекращая медитировать, все рушится. Снова старый-добрый я, без барьера, стареющий с той же скоростью, что и другие люди.


Ай независимо от этого меняется самостоятельно. И это не так хорошо, как кажется на первый взгляд – ее старение, или пока взросление, начало ускоряться. Так как в этом есть моя вина, я сам себе поклялся, что не остановлюсь, пока не добьюсь успеха.


На двадцатый день путешествия Ай вдруг позвала всех на палубу.


- Смотрите, это город Чжаньцзьян. Когда я плыла в другую сторону, он еще был населен людьми.


Мы подплыли достаточно близко, чтобы можно было рассмотреть город в бинокль. Зрелище оказалось устрашающим – деревья захватили несколько первых кварталов. По гавани бродили монстры, а над зданиями летали те самые летучие мышки, размером с теленка.


Меня вдруг привлек какой-то блеск на крыше одного высотного здания. К сожалению, рассмотреть что там происходит не получалось. Возможно там шло сражение, так как летучие твари пикируя вниз больше не поднимались, а некоторые падали со здания, явно кем-то сброшенные. Странно еще то, что никаких звуков слышно не было – ведь если идет бой, военные должны стрелять, а ветер дует в нашу сторону.


Все стояли молча, даже когда город скрылся за горизонтом, и мы снова отплыли подальше в океан. В том городе, с Власовой, мы одержали победу, но похоже все идет к тому, что война будет проиграна, если мы не преуспеем. Разрозненное и ослабленное человечество не сможет противостоять мощи природы.


***


Стряхивая кровь с бамбукового меча, названная сенсеем устало снимает защитную маску с головы.


- Не так уж и плохо, тайсё. Раза в два слабее оригинала, но качество можно перекрыть количеством. Как вам удалось? Они не понимают?


На полу, расплескав черные гладкие волосы, лежали три девушки. Свои синаи из рук они так и не выпустили, но были без сознания. Нос одной кровоточил, а у другой рука была неестественно вывернута в сторону.


- Идеальный исходный код!


Усмехнулась пожилая собеседница.


- Раньше ведь сходили с ума, когда понимали что они такое.


Возразила сенсей.


- Они осознают, но им все равно. Все так же, как с вашей бывшей ученицей. Жаль что для размножения не пригодны – срок эксплуатации слишком короткий. Но мы над этим работаем. Так что скажете, сенсей, можно отправлять?


Убирая синай в урну, женщина кивнула и добавила, уходя:


- Волосы обрежьте – эти не умеют ими пользоваться. Им они мешают, закрывая обзор.

Последняя Хромосома Фантастика, Постапокалипсис, Сверхъестественное, Попаданцы, Текст, Последняя Хромосома, Онгоинг, Почти ранобэ, Длиннопост

Глава 1: https://pikabu.ru/story/poslednyaya_khromosoma_6821245


Глава 35: https://pikabu.ru/story/poslednyaya_khromosoma_6828350

Найдены дубликаты

+1
У ГГ мана кончилась что-ли?))) Он не может использовать способность
раскрыть ветку 1
0

Манна - атрибут фэнтези или техномагии. "Последняя Хромосома" - фантастика. Здесь все научно(или псевдонаучно) объяснимо ;)

+1

Отличный рассказ, читается на одном дыхании, постоянно с нетерпением приходится ждать продолжения. Поскорее бы.

раскрыть ветку 1
0
Иллюстрация к комментарию
+1
Моэстро! Это прэкрассно, прэкрассно) Пилите ещё.
раскрыть ветку 1
0
Иллюстрация к комментарию
0
Прекрасно! Качественно, много. Давай есчо! Спасибо что не бросаешь. Зачитываюсь каждый раз
раскрыть ветку 1
+1

спасибо! обязательно допишу до конца (сначала думал вложусь в 30-35 глав, но сейчас планирую 40-45) ;)

-1
Чуть палец не отвалился, пока проматывал эту ленту пля!! Зато палец прокачал)))
Похожие посты
46

Лифт в преисподнюю. Глава 43. «Бывший» с рыжей бородой

Предыдущие главы


— Ты кушай-кушай! Это твой ужин.


— Ага, — опомнился Саша и нервно принялся за еду.


— Я давно наблюдаю за этой тварью. «Рыбаком», хм.


— Сколько? — с набитым ртом спросил он.


— Месяца два. Но они для меня, как вечность, — тяжелым голосом ответила Маша.


— Понимаю.


— Там убили кого-то. Даже уже и не помню, как, — упершись взглядом в стену, продолжила рассказывать женщина. — Кажется, кто-то в машине той долго орал. Но тогда почти весь город кричал, так что не могу сказать точно.


Казалось, что ей было нелегко говорить об этом. Но почему? Ответ на этот вопрос гость надеялся узнать позже.


— Люди же каждый день умирали тогда. Те три дня. Потом оставшихся добивали ещё с месяц. Ну как добивали, дожирали… А потом «трупники» просто бродили по улицам толпами. И вот в первые дни, эта машина, кажется, и горела, — кивнула в сторону упомянутого авто хозяйка квартиры. — Он, видимо, там и «засел» после этого. А потом ещё несколько бродяг было.


Саша прервал трапезу и внимательно посмотрел на Машу.


— Да. Какие-то бродяги. Здесь дворами ходили. Но по большей части неприятные люди это оказались.


— В смысле?


— В том смысле, что плохие. Один раз двое парней шли, и девчонка с ними, — скучным будничным тоном пояснила рассказчица.


— Ну и?


— Так руки у неё были связаны. И вели добры молодцы её на верёвке.


— Да ладно?! — удивлённо воскликнул собеседник.


— Прохладно! — в тон ему, не очень вежливо, ответила Маша.


— Так и что дальше-то было? — проглотил Саша её грубость, ради скорейшего продолжения истории.


— Компания шла по парковке. Там же, где и ты нарвался. Смотрели, видимо, машину себе. Не знаю! И знать не хочу. Ну а эта зараза, видимо, давай им там мурлыкать.


— Звал их?


— Не знаю я, что делала эта тварина! Я ж сверху, не забывай, не слышу толком. Но в городе-то тишина теперь, и вроде правда, она издавала звуки свои! Ты ведь тоже слышал?


При этих словах больной почувствовал, как у него внутри пошевелилось нечто неприятное. Иное. Сглотнув слюну в секундном приступе тошноты, он кивнул.


— Тебя самого случайность спасла. Я когда крикнула, ты обернулся, — попыталась повторить то его движение Маша, — а «трупник» в это время тебя лапой своей ударил, — женщина взмахнула рукой. — Ты, получается, на звук развернулся и чуть-чуть назад отклонился. И он, видимо, промахнулся. Мне кажется, примерно так получилось.


«Да. Как-то так всё и было», — поёжившись, согласился Саша.


— Но тварина-то не знала, что с тобой она промахнулась! Ведь зацепила же всё-таки? Чувствует же, наверное, это? Не понимала же она, что не мясо зацепила, а куртку. Для неё ведь нет различий? Ну это я так надумываю себе. Она же не может оказаться умной-разумной? И поэтому, наверное, просто полагаю, — женщина как бы примирительно развела руками, — она тебя не пыталась ещё раз наколоть! Потому что ты для неё уже был наколот. Иначе бы тебе конец однозначно!


Есть перехотелось.


— Ладно. Продолжаем не про тебя. И вот шли они по парковке. И подошли к этой машине. Посмотреть, что там такое. И тварь первого парня проткнула.


Немного помолчала, видимо, вспоминая, как всё случилось. Или свои ощущения от увиденного. Посмотрела в коридор. Потом на Сашу.


— Ты же, наверное, помнишь, он когда рукой выстреливает из себя, то как будто взрывается. Ошмётки всякие летят. Мне толком не видно, но на зрение своё я никогда не жаловалась. Вроде что-то брызгает из «трупника» машинного.


Мужчина несколько раз кивнул, но говорить ничего не хотелось. Эти воспоминания и так уже перебили ему аппетит.


— Он, значит, проткнул первого парня. И девушку, похоже, что ослепил. Чем-то ей в глаза попал.


— Ну она же отползла? — не удержался от вопроса Саша.


— Куда девчонка отползёт? Она же привязана была к его поясу! Или к руке. Не помню уже. Я же сразу сказала, что они её на верёвке вели. Я ещё не сразу в это поверила. Думала, вдруг показалось. А может, просто они так привязались друг к другу, чтобы… не потеряться, не знаю…


— Так и что с ней?


— Парня этого он сожрал, — будничным тоном продолжала Маша. — А девчонку вместе с верёвкой затащил к себе. И, полагаю, тоже сожрал.


— Ну она же кричала бы во всё горло! Мы бы тоже у себя услышали?


— Не кричала она почему-то. Хрипела что-то вроде бы, кувыркалась, но не кричала и ничего не говорила. Может, даже немая была.


— Немая? — скривил лицо Саша от показавшегося ему дурацким предположения.


— Ну не знаю я! — немного разозлилась рассказчица. — Немая она была или глухая, а может, этот «трупник», когда взорвался, что-то выплеснул на неё. Сонную слюну какую-нибудь. Не знаю. В общем, печальна судьба девчонки.


— Так, а там же ещё один был.


— Да. Стоял, смотрел. Такой крупный, кажется, с рыжей бородой.


— Смотрел? Он её не спас?!


— Нет, — спокойно ответила Маша. — Стоял в сторонке. Курил.


— Но почему? Я не понимаю!


— Ну а почему девчонка связанная была? — с вызовом посмотрела на своего собеседника женщина.


— Может быть, её «бывший» укусил, и они связали её, пока ждали…


— Я такой вариант, если честно, не рассматривала, — холодно прозвучал ответ. — Девчонка-то нормальная была с виду. Как я смогла рассмотреть. Хотя, возможно, ты и прав. Но моё предположение другое.


Саша покосился на Машу.


— Ну, ты мальчик взрослый. Понимаешь, о чём я. Сейчас проще с «бывшими», как ты их называешь, управляться, чем с людьми. Тем более с такими. Ты думал, раньше людишки погано себя вели? А вот оказалось, что всё это ещё были цветочки.


Она немного помолчала.


И он не находил слов. Был раздавлен рассказом и опечален судьбой несчастной девушки, так глупо умершей в это страшное время. Или не глупо? А подло. И как ему растить сына в таком мире?


— Люди сейчас отвратительные. Я этих как-то сразу отличила. Двигаются плохие люди всегда отлично от таких, как ты. И не крикнула им. А тебе крикнула. Ты не такой.


Саша ничего не понял из её последней фразы. Мистика какая-то! Маша как-то странно на него смотрела. С добротой? С доверием? С заботой? Нет, всё не те слова. С надеждой. Но надеждой на что? Что за чепуха?


— То есть, ты считаешь, что эти парни ту девчонку взяли в рабство? Или как-то так?


— Как минимум. Или как-то так, — словно передразнивая, добавила последнюю фразу хозяйка квартиры.


— Ничего себе! — в сердцах сказал Саша. — Но зачем? Да что же это такое? Мы же сейчас все вместе должны держаться! Объединяться как-то против общей беды.


— Ага. Ищи дураков.


— Нет, ну правда. Каких дураков? Без дураков! Я думал о подобном… Предполагал, что где-то это может быть. Но не о прямо таком вот! Как ещё нам выживать-то? Сколько нас вообще осталось?


— Не знаю, как. Но тот третий рыжебородый тип убегал от твоих «бывших» в сторону центра города.


Мужчина удивлённо поднял брови.


— Да, «трупники» тут как тут через несколько минут были.


— «Первые»?


— Скорее всего.


— Он убежал?


— Здоровый мужик. С ружьём. А выстрелов я не слышала… Думаю, да. Смог убежать от этих недоделков.


— Знаешь, я никому живому зла не желаю, но надеюсь, что не убежал он.


— Я тоже. Ну если увидишь «бывшего» с рыжей бородой, то будешь знать, кто это.

Показать полностью
146

Что почитать о Конце света?

Об апокалипсисе писало такое количества разных авторов в разных жанрах, что практически любой найдет себе книгу по душе. Космические и природные катаклизмы, восстание машин и даже библейские сюжеты могут рассказать, как эпоха человечества заканчивается и что происходит потом. Мы подготовили подборку из десяти очень непохожих книг, объединенных этой темой.


«Благие знамения»

Что почитать о Конце света? Что почитать?, Фантастика, Фэнтези, Постапокалипсис, Конец света, Книги, Длиннопост

Юмористическое фэнтези от мэтров жанра — Терри Пратчетта и Нила Геймана. Два приятеля из враждующих лагерей, ангел Азирафаэль и демон Кроули, узнали, что Конец света близок, так как на Земле уже родился маленький Антихрист. Являясь большими поклонниками земной жизни, они решают попытаться воспитать предвестника апокалипсиса на свой лад, чтобы по возможности предотвратить катастрофу. И только когда до Армагеддона остается буквально неделя, оказывается, что в плане друзей был один существенный недочет. Тем временем, силы Добра и Зла уже собрались на битву, а Всадники Апокалипсиса оседлали мотоциклы. Из-за ошибки Азирафаэля и Кроули и старой книги с таинственно-точными пророчествами ведьмы Агнессы Псих в предотвращение конца света окажутся втянутыми самые разные удивительные персонажи.


«Семиевие»

Что почитать о Конце света? Что почитать?, Фантастика, Фэнтези, Постапокалипсис, Конец света, Книги, Длиннопост

«Космическая» фантастика, тем более про уничтожение Земли, стала достаточно неожиданной книгой для Нила Стивенсона, но, будучи написанной, книга идеально ложится в его библиографию. Это неспешное, эпических масштабов повествование о конце жизни и ее возрождении.


Луна взрывается, и в скором времени планету ждет жесточайший метеоритный дождь, который грозит человечеству полным уничтожением. Все государства объединяются для строительства орбитального ковчега, в котором несколько тысяч избранных смогут переждать катастрофу и впоследствии заново заселить Землю. Атмосфера близости конца и невосполнимой пустоты при потере дома пронизывает ту часть романа, которая приходится на жизнь свидетелей взрыва Луны. А дальше книга задает вопросы, есть ли у остатков человечества в такой ситуации право на конфликты, и на что они готовы пойти, чтобы их решить.


«Море ржавчины»

Что почитать о Конце света? Что почитать?, Фантастика, Фэнтези, Постапокалипсис, Конец света, Книги, Длиннопост

Голливудский сценарист Роберт Каргилл собирался написать динамичный постапокалиптический боевик про роботов. Несомненно, «Море ржавчины» вышло романом с блестяще прописанным экшеном и насыщенным сюжетом. Но также это глубокая и интересная книга на тему причины возникновения конфликта между людьми и машинами и его последствий.


Человечества не осталось. Его уничтожили роботы и сверхмощные компьютеры с искусственным интеллектом. Теперь они промышляют на ржавеющих скелетах мегаполисов и строят свою цивилизацию. Правда, утопии не вышло. ИИ сражаются за власть, поглощая слабых ботов, которым, в свою очередь, свобода и выживание даются нелегко. К таким независимым роботам принадлежит главная героиня по прозвищу Неженка. Она, как и большинство жителей этого мира, вынуждена мародерствовать на собственных собратьях, но еще не потеряла способности договариваться. Сама став объектом охоты и попав в неприятности, она выкручивается, соглашаясь на самоубийственное задание…


«Станция Одиннадцать»

Что почитать о Конце света? Что почитать?, Фантастика, Фэнтези, Постапокалипсис, Конец света, Книги, Длиннопост

Роман, получивший премию Артура Кларка, возможно, представляет собой один из самых поэтичных и лирических постапокалипсисов. Это история о судьбе искусства и хрупкой красоте мира, которая параллельно разворачивается в мире «до» и «после» ужасающей пандемии. В мире, распавшемся на небольшие поселения выживших, группе странствующих артистов придется бросить вызов самопровозглашенному пророку, спасая своих товарищей. А в другой линии актер Артур Линдер строит свою историю, ведущую к смерти на сцене в роли Короля Лира. Свидетельницей этой смерти становится восьмилетняя Кирстен Реймонд. Она же станет главной героиней «постапокалиптической» части сюжета.


«Станция Одиннадцать» мало касается вопроса, как погибал мир. Это книга о том, что остается после конца — по-своему жуткая, но не лишенная надежды.


«Пятое время года»

Что почитать о Конце света? Что почитать?, Фантастика, Фэнтези, Постапокалипсис, Конец света, Книги, Длиннопост

Нора Кейт Джемисин создала удивительный мир, чтобы рассказать историю о людях, которые каждый день проживают в тянущем страхе перед грядущими катаклизмами. Неудержимым буйством стихии, которая замораживает прогресс или существенно откатывая его назад, сметая недавно окрепшие человеческие цивилизации. Так живет континент Спокойствие уже много веков — катаклизмы обрушиваются на него регулярно.


Неизменными остаются ощущение, что катастрофа может настать в любой день.

Читатели наблюдают Спокойствие в разные эпохи благодаря трем героиням романа. Все они — орогены, люди наделенные магической силой, но находящиеся в угнетенном положении. Дамайя, самая молодая, для которой жестокое обучение только начинается. Сиенит, на долю которой выпало время расцвета цивилизации, уже отучившаяся и вовлеченная в сложные интриги. И Иссун — возможно, центральная героиня романа, на чью долю выпали самые тяжелые испытания, мать, потерявшая своих детей. Именно вокруг нее будет рушиться мир. Или

это она его разрушит?


«Золотая пуля»

Что почитать о Конце света? Что почитать?, Фантастика, Фэнтези, Постапокалипсис, Конец света, Книги, Длиннопост

Пример яркого смешения жанров в изяществе, свойственном постмодерну. Постапокалипсис, вестерн, хоррор и сюрреализм. В большей степени это роуд-стори по сознанию безумца, нежели по пыльным дорогам Америки после конца света. Возможно, именно безумие можно считать причиной (или метафорой) апокалипсиса. Впрочем, это каждому читателю предстоит решить самостоятельно, авторы не дают подсказок. Три сюжетные ветки здесь не движутся параллельно, а перетекают друг в друга в странном ритме лихорадочного сна. Вот Роб, он охотится на маньяка, хотя сам, как идеальный герой вестерна, не без греха. Вот Джек, он ещё совсем ребенок, но готов на многое, чтобы спасти своего отца. Вот Бетти, ее отца уже не спасти. Куда они идут, именно все втроем, можно будет по-настоящему оценить только к концу книги. Но это будет, возможно, одно из самых впечатляющих символических литературных путешествий, написанных за последнее время.


«Противостояние»

Что почитать о Конце света? Что почитать?, Фантастика, Фэнтези, Постапокалипсис, Конец света, Книги, Длиннопост

Полное издание «Противостояния» считается самой объемной работой Кинга и не менее знаковым для «короля ужасов», чем «Темная башня». Это постапокалипсис, смешанный с характерными для Кинга мистикой и хоррором. Сложно поверить, но роман создавался с идеей написать эпопею в духе «Властелина колец», но в современной Америке и, если знать об этом, можно даже увидеть определенные параллели. Но исключительно при желании.


Все начинается с цепочки заражения страшным вирусом, который был разработан как биологическое оружие. Мы можем в реальном времени наблюдать, как, несмотря на крайние меры, распространяется эпидемия, уносящая жизни большинства обитателей земного шара. А потом начинается история выживших, которым придется строить общество заново и противостоять абсолютному злу, «темному человеку» с ужасающими паранормальными способностями.


«Я — легенда»

Что почитать о Конце света? Что почитать?, Фантастика, Фэнтези, Постапокалипсис, Конец света, Книги, Длиннопост

Книга, ставшая одним из родоначальников жанра зомби-апокалипсиса. Несмотря на то, что «зомби» здесь имеют все признаки вампиров. Изданный в 1954 году, роман Ричарда Мэтисона повествует о всемирной эпидемии. Вот только жертвы болезни здесь не умирают, а превращаются в чудовищ, напоминающих вампиров. Почти все люди превратились в жаждущих крови хищников, и Роберт Нэвилл, возможно, последний оставшийся человек на Земле. Он живет в бронированном доме, каждую ночь переживая осады, а днем убивает спящих вампиров и пытается найти ответ на вопрос, что именно погубило человечество. Что случится раньше: отчаянный Нэвилл преуспеет в попытках найти лекарство или победит человеческая способность адаптироваться? Или главного героя сломает голос бывшего друга, который вместе с другими вампирами пытается выманить его из укрепленного убежища?


«Этот бессмертный»

Что почитать о Конце света? Что почитать?, Фантастика, Фэнтези, Постапокалипсис, Конец света, Книги, Длиннопост

Земля пришла в упадок, став «туристической» планетой для инопланетян-веганцев, вы вряд ли ее узнаете. В Средиземноморье воссозданы древние времена, отсылающие к античной мифологии. Этой атмосферой сочетания великолепия греческих мифов и искалеченного, отравленного мира вокруг, ставшего просто песчинкой в космосе, пронизан весь роман.


Главный герой, Конрад, работает гидом. Не ему ли, прожившему множество эпох и оставившему заметный след в истории, знать все о культуре, на которой паразитирует инопланетный туризм. Этот бессмертный решил больше ни во что не ввязаться, раз человечество погубили себя. Но истинный герой не может игнорировать зов к приключениям, как говорят нам все исследования архетипов мифологии.


«Мировая война Z»

Что почитать о Конце света? Что почитать?, Фантастика, Фэнтези, Постапокалипсис, Конец света, Книги, Длиннопост

Зомби-апокалипсис, написанный в необычном жанре «сборника интервью» выживших из разных стран мира. Они складываются в историю пандемии планетарного масштаба, при этом частную, человечную, все еще пронизанную страхом и болью от потери близких. Персонажи в романе очень разные, от солдат до детей, от героев до мерзавцев. Многогранная подача играет знакомому сюжету на руку, не ограничиваясь одним взглядом, а действительно создавая атмосферу жуткой катастрофы. Мир един, как никогда, при этом каждый опыт уникален.

А если вам не хватит информации о природе вируса и истоках болезни, у автора есть еще одна книга, «Руководство по выживанию среди зомби». И названия вас не обманывает, это в первую очередь сборник ценных советов на случай зомби-апокалипсиса.


Материал подготовлен редакцией издательства интеллектуальной фантастики fanzon.

Показать полностью 10
53

Лифт в преисподнюю. Глава 42. Калека

Предыдущие главы


Однорукий «первый» вывалился из-за машины и захромал к Марине.


Сзади.


Ещё далеко.


К ним уже неслась свора разномастной нежити. «Первые». «Вторые». Даже «третьи».


А тут ещё этот.


«Калека».


Так как ступню левой ноги «бывший» уже где-то потерял, он протыкал грязь голой костью и цокал ей об асфальт. Ручища, которой он тянулся к жертве, не досчитывалась нескольких пальцев, вместо них только чернели дырки. Медленный, покромсанный «нежизнью», он собирался урвать свой кусок из тела человека.


«О божечки, о боже, о боже…» — только и повторяла про себя испуганная женщина.


Она почувствовала, что попала в западню. «Первый» вынудил её отступать назад, навстречу целой своре «немертвецов».


«Куда бежать?» — возникла и пропала мысль, потому что, сделав несколько шагов назад, Марина поскользнулась.


Пытаясь поймать равновесие, она взмахнула руками и, наступив на какой-то мусор, с шумом свалилась на спину. Тут же сверху на неё прыгнул «бывший» и в полёте ударил своей лапищей по голове.


Марина остановила «первого», выставив для защиты руки вперёд. Он повис на них, клацая гнилыми зубами у её лица.


Лёгкий.


От омерзения женщина с криком выгнулась как кошка. С неестественной силой, руками и ногами оттолкнула «бывшего», перекинув через себя. Послышался звук удара о машину. Человек бы от такого, в лучшем случае, потерял сознание, но тварь только несколько раз тряхнула головой и начала подниматься.


Правда, Марина встала первой.


Поскользнулась.


Упала.


Снова вскочила.


И опять поскользнувшись, в падении обрушила холодный металл топора на затылок мертвеца.


Череп хрустнул.


Убила почти случайно.


Почувствовала, как приятное тепло разливается внутри при виде поверженного врага. Эта неизвестная энергия плавила страх и освобождала покорённое ему тело. Если бы у Марины была минутка для самоанализа, она бы поняла, что просто получает удовольствие от убийства тех, кто разрушил её жизнь. И, возможно, это справедливая награда. Хотя на справедливость в этом мире уже никто не рассчитывал.


Поверженный «первый» зашевелился.


Глаза женщины расширились от удивления.


Но времени на размышления не осталось. Стая разномастных «бывших» стремительно приближалась к ней. Не пытаясь добить однорукого «первого», Марина бросилась со всех ног к своему дому. В очередной раз за последние несколько минут.


Спотыкаясь и почти упав снова, пересекла проезжую часть и ворвалась во дворы.


«Теперь только дом обогнуть, и будет мой подъезд!»


Стараясь не сбрасывать скорость на поворотах, не заметила, как что-то попало ей под ноги. Это перебегала дорогу «бывшая» кошка. Хотя возможно, мёртвое животное пыталось даже напасть. Но выбрало неудачный момент. Кошачий череп хрустнул под подошвами зимних ботинок, а глаза выдавились наружу. Не успев даже захрипеть, зверёк испустил свой теперь уже точно последний дух.


Из-за блохастого монстра женщина снова растянулась на грязном асфальте. Издав жалостливый стон, едва нашла в себе силы подняться. Встав, шатаясь побежала к видневшейся уже двери в подъезд. Она не заметила, но и у этого «бывшего» животного тоже были странные зубы, словно сделанные из обломков чёрного камня.


Вбежала в свой двор. Из разбитого окна соседнего дома, прямо напротив её подъезда, высунулась морда «бывшего». У него не хватало части черепа, носа и верхней губы, можно было даже разглядеть его почерневшие зубы.


«Ох, мамочки, гадость какая!» — пропищала она, замешкавшись на секунду, и с удвоенной силой заработала ногами. Но «первый» не сдвинулся с места, а лишь наблюдал. Возможно, именно эта его странность спасла ей жизнь.


Подбежав к подъезду, Марина ловко перепрыгнула через лежавшую у входа покрышку, рванула на себя дверь и внеслась в здание.


«Иначеживой», что выглядывал из окна дома напротив, медленно растворился в темноте квартиры.


С рекордной скоростью преодолела три этажа ступеней. Подбежав к своей двери, быстро вставила ключ в скважину. Два раза провернула и потянула на себя. Почувствовала сырой запах дома и юркнула внутрь.


Но закрывая дверь, она успела заметить, что на площадке между третьим и четвёртым этажами сидел ещё один «бывший»!


Весь голый, с увеличенной головой и неестественно длинными конечностями от локтей и колен. У существа была болотного цвета кожа и большие жёлтые глаза, которые глядели на женщину с… любопытством. Так ей показалось за те доли секунд, что она успела его рассмотреть. Монстр выглядел страшным, но не опасным. Не пытался напасть, а просто смотрел вытянув голову. С грохотом закрыв дверь и провернув щеколду замка, Марина приникла к глазку и сразу же отпрянула. Существо за секунду преодолело лестничный пролёт и уже стояло перед дверью!


Снова медленно приблизилась к глазку. «Бывший» уже уходил вниз по лестнице, но неожиданно застыл на месте. Слегка повернул голову назад в её сторону, как будто прислушиваясь.


«Уходит».


Обессиленная Марина опустилась на пол.


А где же Миша?

Показать полностью
54

Лифт в преисподнюю. Глава 41. Водить умею я

Предыдущие главы


Саша нервничал.


Его можно было понять. Его спасительница случайно сказала «у нас» вместо «у меня», хотя и утверждала, что живёт одна. Вела себя слегка странно. Часто во время разговоров смотрела куда-то в сторону.


А ещё.


Он не заразился.


Хотя должен был.


И это, пусть и радовало, но выглядело слишком подозрительным, чтобы расслабиться и просто получать удовольствие от... ран.


«Значит, с ней был кто-то ещё, — продолжал размышлять мужчина. — Но кто? И где этот человек?»


С того момента, как Маша проговорилась, гостю её поведение стало казаться подозрительным. Навязчивая мысль поселилась в его голове. Подпитываемая действием препаратов и скованная квадратными метрами «больничной палаты», эта идея не желала никуда уходить.


— Есть хочешь?


Саша кивнул.


«Отравит?»


Женщина зашуршала чем-то в другой комнате.


— Хотя нет, — услышал он, как Маша сказала это сама себе и вернулась к нему в комнату.


Она оценивающе посмотрела на больного и спросила:


— Лёжа-то ты есть не сможешь? — обрисовала женщина перед ним проблему.


«А я и не подумал об этом».


— Давай мы тебя поднимем, и я ещё одну подушку диванную под спину подсуну… — сказала Маша, сняла с дивана большой упругий прямоугольник и поставила рядом.


Саша протянул женщине руки, за которые та уверенно взялась, и медленно подняла его вверх. Скорчил гримасу от боли:


— Ух, ё!


— Так, потерпи!


Отпустив одну руку больного, она ловко подсунула ему под спину подушку и плавно его на неё опустила.


— Больно сильно? — спросила Маша, увидев перекошенное лицо своего гостя.


— Да мне так в жизни больно не было, — прохрипел Саша с облегчением устроившись на обновлённом лежаке.


Болели не только ноги. Конечно, они пострадали сильнее всего, но и на руках горело много ссадин и ранок. Снова опухли губы, которые едва успели зажить после схватки со странными «бывшими» — дедом и внуком. Зудела и побаливала спина, на голове выросло несколько шишек, а в левом ухе иногда появлялся посторонний шум. Да и просто было сложно сконцентрироваться на чём-то одном — подташнивало. Скорее всего, он в добавок ко всему получил лёгкое сотрясение. Ну и вишенка на торте — противная температура.


— Вот, — хозяйка поставила на колени гостю деревянную разделочную доску, как поднос.


На маленькой тарелочке лежало несколько крохотных солёных огурчиков, две светло-розовых помидорки и половина очищенной луковицы, порезанной крупными дольками. Рядом стояли кружка с водой и вскрытая банка с мясом цыплёнка, в неё воткнули гнутую алюминиевую вилку.


— Чем богаты, — с хмурой улыбкой сказала Маша.


«И чем же?» — спросил про себя Саша, но вслух лишь ответил:


— Тем и рады. Спасибо, — мужчина поднял руки, и их развязали. Взял вилку негнущимися пальцами, чтобы проверить свою моторику, и попробовал наколоть сначала огурчик.


Получилось. Положил в рот.


«Кислый», — сморщил он лицо.


— Так зачем ты шёл сюда?


Саша едва не подавился от такого вопроса.


— За смертью, видимо, — попробовал отшутиться.


Он наколол кусок тушёного, как обещала этикетка, мяса цыплёнка на тупые зубчики вилки.


— Нет. Я серьёзно, — настаивала собеседница. — Не просто же так ты вдруг спустя столько времени пошёл к этому дому.


Саша понял, что первую трапезу после его чудесного спасения придётся потратить на рассказы. Он не хотел спорить или раздражать хозяйку жилища, ведь она всё-таки спасла ему жизнь. Причём сильно рискуя своей собственной. А ещё у неё был пистолет. И нож. И кажется, странности.


«Вот только почему она не использовала оружие тогда? — задал себе Саша резонный вопрос. — Гораздо проще было издалека застрелить эту штуку, чем подходить вплотную и разрезать мне одежду».


Его взгляд остановился на Маше, и та, подняв брови, кивнула как бы обыгрывая фразу: «чего не рассказываешь?»


— Ладно. В одной квартире я нашёл записку и ключи от машины. Судя по записке, некие люди должны были собраться у какого-то магазина, но не все пришли на встречу. И этот старик вернулся домой.


— Какой ещё старик? Это он тебе про всё это рассказал?


— Старик умер. Я осматривал его квартиру в поисках еды и нашёл записку в тумбочке. Так вот. Где-то, недалеко от какого-то магазина, должна стоять машина, от которой у меня есть ключи.


«Стоп. А где собственно они?»


Саша нахмурился и ощутил покалывание в голове.


«Шёл к той машине с ключами в руке. Но когда увидел это чудовище, то должен был положить их в карман».


— А ты не находила в моей одежде ключи от машины?


Женщина задумалась на секунду. Отрицательно покачала головой.


— Плохо, — расстроенно произнёс Саша.


Он почувствовал, как шанс выбраться из этого города снова растворялся в темноте будущих дней.


— Но если ты не находила, значит, они лежат где-то там...


— Или выпали по дороге. Ты же падал. И одежда твоя была сплошными лохмотьями, — подключилась к его рассуждениям Маша. — Так, а что в той машине такого должно лежать?


— Не знаю. Просто на ней они собирались уезжать.


— Куда?


— Не знаю.


— Хм.


— Да и… — Саша замолчал.


—Иии? — в ожидании продолжения фразы нетерпеливо произнесла Маша.


— Да и шёл я, видимо, не туда, — он задумался.


Женщина с подозрением посмотрела на него.


— Та машина, если память мне не изменяет, должна была стоять под окнами. Кажется.


— А записка где?


— Дома.


— Почему ты не к той машине тогда пошёл?


— Марка указана на брелке с ключами. Она подходила. Я решил попробовать.


— Ага. И нарвался.


Маша посмотрела в коридор. Скорчила грустную гримасу, покачала головой. Сильно зажмурилась, потом широко открыла глаза, как после долгой работы за компьютером. Проморгалась.


— То есть, какого-то плана, как действовать, у вас нет? — как будто утвердительно спросила она.


Саша покачал головой.


— Благодаря своему плану я здесь…


— А жена твоя… медсестра, врач какой-нибудь, может, с военными как-то связана?


— Нет. Мы обычные люди.


— Машину водить умеет? Самбо какое-нибудь, может, знает?


— Водить умею я.


Женщина снова с силой зажмурила глаза. Как будто пыталась не заплакать.


— Плюс маленький ребёнок… — словно для самой себя прошептала она.


— Да, Миша его зовут.


Грустно покачала головой будто из-за чего-то расстроилась. Лицо её стало совсем невесёлым.


— А что это за тварь такая на меня напала? — решил разорвать неприятную тишину гость.


— О, мы за ним давно наблюдаем.


Саша поперхнулся.

Показать полностью
49

Лифт в преисподнюю. Глава 40. С тобой что-то не так

Предыдущие главы


«Бывшие» бродили по улице вокруг дома, где Саша нашёл своё спасение. Мужчина раз за разом восстанавливал в своей голове картину произошедшего и пытался понять, как ему теперь быть. Совершил один выход на улицу в этом новом мире, и жизнь круто изменилась. Чуть вообще не прекратилась.


Обезболивающие в сочетании с алкоголем, призванным усилить их эффект, держали Сашу в весьма странном состоянии. Если он бодрствовал, почти всегда быстро терял концентрацию. Часто не понимал, действительно ли не спит. И наоборот. К тому же, мужчина постоянно чувствовал тянущую боль в ногах, спине и голове. И противную температуру 37-38.


Но несмотря на посттравматические муки, желание понимать, что происходит, заставляло его бороться со сном и болью.


— Ну ладно, в квартиру «трупники» вряд ли смогут забраться, — стараясь успокоить своего гостя, сказала Маша и села на диван.


Саша скривил лицо от слова, которым женщина называла «бывших».


— Что? Тебе опять больно?


— «Трупники»… — отрицательно качая головой, недовольно произнёс он и облизнул разбитые губы. — Мы называем их «бывшими». Они ведь бывшие люди. Ну, раньше были людьми…


— Да не надо мне разжёвывать, и так ясно. Какая только от этого разница?


— Так я не договорил, — сдержав раздражение, сказал Саша. Вздохнул. — Мы видели, как «бывшие» забрались в одну квартиру через окна. Потому что заметили в ней людей.


— Серьёзно? — с удивлением и недоверием спросила женщина. — На каком этаже?


— На втором. Серьёзно, — кивнул гость. — Своими глазами видели. С тех пор вот стараемся смотреть из окон только через тюль... Чтобы нас с улицы не заметили.


— Ну, вполне разумно. Я хоть и на пятом живу, тоже так делаю, — согласилась хозяйка квартиры. — Ты бы завёл себе ещё одно правило: не нарываться на «трупников»!


«Хотя, может, они для тебя не такая уж и угроза» — подумала про себя Маша.


Саша нахмурился и проглотил насмешку, сказанную подозрительно серьёзным голосом.


— А ещё я недавно видел... Как один «третий» ходил и смотрел в окна.


— Что за «третий»?


— Фух, — выдавил из себя мужчина, собираясь с мыслями. — Мы для себя их разделили так… «Первые» — это, которых больше всего. Примити… — Саша запнулся.


— Примитивные? — подсказала Маша.


— Ага, — с благодарностью кивнул больной, этот разговор давался ему всё труднее. — «Первые» — самые примитивные «бывшие». Их много. Они опасны, но реально тупы, — ненадолго задумался. — То есть, они могут тебя убить запросто, дури-то в них полно. Но если ты спрячешься, то запросто и мимо пройдут. Я так думаю.


— А запах?


Саша удивлённо посмотрел на собеседницу, явно сбитый с толку.


— Ну, а запах они чувствуют?


— Думаю, да. Скорее всего. Ну не как собаки. У людей же не такое обоня…


— Обоняние?


— Да, поэтому не знаю. Что-то они точно должны чуять.


— Не зря, значит, я тогда хлоркой возле подъезда землю полила, — задумчиво произнесла Маша.


Саша вопросительно на неё посмотрел. И женщина объяснила, что сделала это после нападения «рыбака», чтобы замести следы.


— «Вторые» — это более серьёзная угроза. Они чуть быстрее. Думаю, что и сообразительнее. Уже такие, с изменениями внешности. Но их меньше.


— Меньше?


— Чем «первых», но больше чем «третьих» и прочих. Они ещё опаснее. Тут и от «первых» стоит драпать сразу. А от этих тем более.


Саша зевнул и продолжал:


— Затем идут «третьи». Они уже сильно отличаются от «первых». «Третьих» совсем немного.

Женщина нахмурила лоб и, не произнося ни слова, вопросительно смотрела на своего собеседника.


— Видела таких? — Саша задумался, подбирая слова. Сосредоточиться удавалось с трудом, картинка плыла, но он не сдавался. — Знаешь, вот «бывший» ещё на человека похож. Но уже начинает становиться… — мужчина не мог найти нужное слово. — Превращаться в кого-то другого. У него пальцы вытягиваются. И уши. Лицо становится мордой. Появляются такие, знаешь, сразу заметные изменения внешности… или даже, правильнее будет сказать, изменения тела. Если «первый» ещё в какой-то степени с виду человек. То «третий» — уже однозначно персонаж из фильма ужасов. От таких и не убежать. Они быстрее остальных.


Маша кивнула:


— Я поняла, о чём ты говоришь. Мимо моего дома такие проходили. Они ещё не плетутся по дороге, как эти твои «первые-вторые», а перебежками двигаются, — в довершение фразы, женщина быстро посмотрела в коридор и словно сама себе кивнула ещё несколько раз.


— Точно. Мы говорим об одинаковых «бывших». И вот такой… «трупник» совсем недавно бежал по твоей стороне улицы. И заглядывал в окна домов.


— «Третий»? Прямо заглядывал? — с подозрением спросила Маша.


— Ну, не так, как это сделал бы человек. Но подходил, смотрел издалека в окна. Даже во дворы забегал.


— Да ладно? Никогда за «почти уродами» такого не замечала.


Он вопросительно поднял бровь.


— Ну, «почти уроды» у нас — это твои «третьи»…


Саша не подал виду.


Но заметил.


Женщина сказала «у нас». А не «у меня».


«Что за ерунда? Может, оговорилась?»


— … а дальше уже бывают «совсем уроды» с длинными руками такие, — как ни в чём ни бывало продолжала Маша.


Саша напрягся, но не потерял нить разговора и сказал чуть дрогнувшим голосом:


— «Гончие». Так мы зовём их. После «третьих» — «гончие».


— Странные у вас названия, — ответила она, глядя в сторону.


— Да у тебя тоже. Вполне, — парировал Саша и, сам не зная, почему, сделал небольшое ударение на слове «тебя».


Женщина никак на это не отреагировала, что Саше не понравилось. Странные новые мысли начали закрадываться в его голову.


***


«Зачем она меня спасла, если было уже почти поздно? Почему она сказала "у нас"? Может, ненормальная? Или, наоборот, я уже поехал от всех этих коктейльчиков? — размышлял Саша. — Ну то есть, она чуть-чуть того? Вполне возможно. Три месяца провести в одиночестве в этом аду. Ещё и не такое с головой случится. А может, мне просто показалось? Ну оговорился человек, с кем не бывает?»


Теперь для Саши «климат» этой квартиры перестал быть комфортным. Захотелось домой. К родным. К своим, которые не предают и не обманывают. На которых ты можешь злиться, ругаться, но только потому что они свои — кусок тебя. То, что есть часть всего в твоей жизни, дне, минуте, мысли.


«Возможно, странности "проросли" в Маше уже настолько глубоко, что она и не помнит себя без них? Но наверное, я себя накручиваю».


Саша очнулся от своих раздумий и вздрогнул. Женщина сидела напротив и молча смотрела прямо на него.


— Что? Я что-то прослушал? Извини, как-то голова туго соображает. Бывает, теряю мысль, — он почувствовал, что испугался.


«С другой стороны, — предположил Саша, — возможно, эти все мысли от лекарств, алкоголя и боли? Или я просто сам потихоньку схожу с ума. Тоже?»


— Так нет. Это ты говорил, но замолчал.


«Что? Да я же спал!»


Саша ничего не ответил.


Психологический дискомфорт нарастал. Жутко хотелось уйти из этой квартиры, но он понимал, что такой возможности у него нет. Мужчина знал, что придётся остаться здесь. И возможно, бороться не только со своими, но и с чужими демонами.


— О чём размышлял? — прищурившись, спросила Маша.


— О том, что ты давно не проверяла «бывших», — глядя ей прямо в глаза, недрогнувшим голосом ответил Саша. — Только аккуратно, — как будто говоря о свершившемся факте, продолжал он, — чтобы в окне не заметили. Иначе все твои старания пойдут «коту-трупнику» под хвост, — закончил Саша, намекая на собственное спасение.


Женщина на несколько секунд задумалась:


— А ты знаешь, что и коты тоже «нетакие» бывают?


— Предполагал, но не встречал лично. А вот собаку «бывшую» убил.


Маша удивлённо подняла бровь. И улыбнулась.


— А собака тебя не кусала, случайно? — подозрительно, но всё же больше в шутку спросила женщина.


— Н-нет… — немного испуганно ответил Саша.


Она помолчала.


Посмотрела куда-то в коридор. Сделала странное движение бровями.


«Стоп. Она посмотрела куда-то? Или на кого-то?»


Обернулась. Скривила гримасу, встретившись глазами с Сашей.


— Хипленький ты совсем, Шурик. Подозрительно это всё. Странно.


— Насчёт странностей, я согласен, — сказал Саша одно, а подумал совсем другое.


— Я думаю, с тобой что-то не так.


«Я про тебя тоже так думаю, "трупник" тебя подери!»


— Что?


— А сам, как считаешь? Что бы ты думал про человека, которого искромсал этот твой, ну давай назовем его... Ээ...


— «Рыбак»?


— «Рыбак». И после «рыбака» этот человек преспокойненько выжил?


— Так ты же меня спасла!


— Спасла… но своими культями мерзкими он тебя проткнул хорошенько! И слюнями ядовитыми забрызгал тоже! Много дырок, Шурик. В тебе много лишних дырок! Но ты не заболел!


«А ведь и правда, чёрт подери эту… странную женщину. Ведь всё, что она говорит, правда».

Показать полностью
60

Лифт в преисподнюю. Глава 39. Он не делал попыток встать

Предыдущие главы


Марина вскрикнула.


«Первый» висел в воздухе, насаженный на кривой костяной крюк странной конечности — она тянулась от существа из соседней машины. Убиваемый что-то шепелявил губами в чёрно-красной крови. Из его живота торчал коготь. Через секунду он захрипел, а безымянная особь подняла его выше, стремясь размозжить о Маринину машину.


Этот удар принёс больше пользы, чем предыдущий. Монстру удалось запихнуть «мертвочеловека» в окно пассажирской двери. От удара плечо «неживого» вмялось в тело, рука неестественно выгнулась и безжизненно повисла.


Но «бывший» не отключился.


«Возможно ли это вообще?»


Страшная конечность совершила новый рывок, но жертва успела схватиться своей неповреждённой лапищей за предплечье Марины! Помогло. Безымянный намеревался вытащить «первого» из машины. Но женщина, невольно препятствуя этому, крепко вцепилась в руль и кричала от испуга и боли.


Мёртвый человек от натяжения повис в воздухе почти горизонтально земле. Марине казалось, что он сжимает её руку так сильно, что кость предплечья вот-вот превратится в труху.


— А-а-а-а-а-а! — сквозь зубы хрипела она. — Мерзкая гадина!


Из носа и рта «бывшего» пузырилась чёрная пена, а глаза вылезали из орбит. Когда крупные пузыри его кровавой слюны лопались, тёмные частички плоти, плававшие в них, летели в лицо вопившей от ужаса Марины.


В какой-то момент «первый» крякнул, будто отрыгнул, и рука-крюк энергичным движением разорвала его пополам! Смертоносная конечность взмыла вверх с мелкими ошмётками красно-чёрной плоти.


Нижняя половина туловища «первого» упала на землю.


Монструозная рука-крюк вернулась на место, к своему обладателю. А через несколько секунд он снова ей «выстрелил»: мощным ударом разрубил брошенную часть добычи, и отделённые ноги разлетелись в разные стороны.


То, что осталось от мертвеца, повисло на руке Марины.


«Бывшего» разделили пополам! Но, как и в случае с дождевыми червями, это не значило, что он сыграл в ящик. Ведь эту игру, пусть и с оговорками, «нечеловек» завершил уже давно… Сейчас он тяжело выдыхал воздух, а его зыркалы замерли и смотрели в одну точку. В глаза Марине.


Женщина уже не кричала.


Её вроде бы даже не особо трясло. Или она этого просто не замечала. Кровь бурлила от адреналина и остальных вброшенных в неё организмом веществ. Сердце бешено стучало, качая кровь и поставляя химический допинг туда, куда нужно. В мышцы! Бей или беги!


Почти отнявшаяся рука начала отходить после того, как разорванный «первый» ослабил свою хватку. Вместе с болью в пережатую часть руки возвращалась кровь, и уже совсем скоро Марина со стоном, но смогла двигать пальцами.


Половина «первого» впала в лёгкое беспамятство и не совершала пока активных пожирательных действий.


«Собирается с силами?»


Странная тварь из соседней машины наколола на крюк одну ногу «бывшего» и затащила в себя.


«Сожрала, гадость поганая, — подумала женщина. — Времени зря не теряет».


Внезапно страшная мысль ворвалась в её голову:


«Это чудовище так, наверное, и Сашу убило! — на глазах Марины навернулись слёзы. — Гадюшница вонючая!»


Злость захлестнула её!


Неуклюжими движениями, она левой рукой достала из кармана сырой куртки свой маленький топорик. И перехватив его поудобнее, начала колотить по голове «первого», всё ещё сжимавшего её руку.


— Кусок гнили мерзкой!


— От, — удар.


— Пу, — ещё.


— Сти! — снова.


Повторить!


«Неживой» человек полностью провалился в машину и лежал на правом боку на коленях у трупа, который обосновался здесь раньше всех. Старожил…


Сначала у неё не получалось. Марина попадала по голове «первого» то обухом, то боковой стороной лезвия. Но злость, точнее желание причинить боль твари и освободиться, помогла ей сообразить, как нужно держать ручку и какой замах возможен в салоне машины.


— Хочешь ещё топорика, гад криволапый? — зло шептала она, затравленно оглядываясь по сторонам.


Теперь женщина старалась наносить удары уголком лезвия в висок «бывшего». Левой рукой бить было неловко, но правую всё ещё сжимала тварь, поэтому выбора у Марины не осталось.


Тут, тук, хрусщь.


«Ага!»


Хрусь, хрусьщь.


Она пробила мертвецу череп, и теперь от виска до переносицы чернела одна сплошная дыра. Со следующим ударом топорика пальцы «первого» разжались.


Марина вздохнула с облегчением и начала высвобождать свою руку. В твари, что сидела в машине напротив, что-то булькало и хрипело, её туша то вздрагивала, то замирала.


«Переваривает? — подумала женщина, пытаясь отдышаться. — Голодная гнилюка! Всё ещё? А вдруг… Раз она голодная, может, Саша смог убежать? И она его не сожрала?»


Её глаза вспыхнули надеждой. Из них брызнули тёплые слёзы, сделавшие лицо Марины ещё грязнее.


«Может быть, он убежал, а на его крики принеслись эти "бывшие"? — развивала женщина свою спасительную версию. — Но тогда, где же он? Надо его найти! Куда он мог спрятаться?»


С усилием толкнув дверь, Марина вышла из своего убежища на колёсах.


«А где другой?»


Второй «первый» сидел у автомобиля, брошенного перпендикулярно тем двум, в которых развивались последние события. Все вместе они складывались в букву «П».


«Нечеловек» опирался спиной на переднее колесо. Его тело вздрагивало, но он не делал попыток встать. Отойдя чуть-чуть в сторону, Марина разглядела, что он был разрублен вдоль, начиная с головы и примерно до живота. Его левая часть висела как отдельный кусок и покачивалась от вздрагиваний.


Женщина, подавив рвотный рефлекс, быстрым шагом направилась в сторону своего дома.


У Марины шла кругом голова от увиденного. Пережитого. И убитого. Оглядываясь по сторонам, она семенила в сторону своей красной пятиэтажки. Лицо и волосы были вымазаны грязью, а мокрые штаны противно липли к ногам.


Холодно.


Слева!


На дороге. В тумане. На пределе возможностей её зрения возникали маленькие фигурки. Это «первые» не спеша брели в сторону поднятого странным существом шума.


«Три. Пять. Семь. Божечки мои…»


Твари двигались медленно, видимо, с такого расстояния они ещё не видели женщину. Марина ускорилась и уже выскочила на середину проезжей части, когда вдалеке из тумана вынырнули «вторые», а затем и «третьи». Она на секунду замерла и присмотрелась.


Теперь ей стало понятно, почему Саша всегда безошибочно определял, что именно за «бывший» перед ним. Походка, движения рук, сутулость и скорость у каждого «вида» были разными. Только увидев их всех вместе, Марина смогла заметить то, что для её мужа уже давно казалось очевидным.


Внезапно справа раздался скрежет!


Марина нервно повернулась и увидела, как из-за брошенной машины вывалился однорукий «первый». Женщина громко вскрикнула от испуга. И в тот же миг фигурки вдалеке перешли на бег.

Показать полностью
45

Лифт в преисподнюю. Глава 38. Просто звук ветра

Предыдущие главы


Женщина с любопытством взглянула на Сашу. Увидев, что он проснулся, отложила книгу и подошла ближе.


Мужчина смотрел на Машу и не знал: стоит у неё что-то спросить или, наоборот, что-то ей рассказать. Хозяйка квартиры тоже не спешила завязывать разговор. Видимо, пыталась оценить, насколько её гость пришёл в себя.


— Ты понимаешь, что сейчас происходит? — всё же спросила она.


— Да. Понимаю. Не понимаю только, как всё так произошло.


— По глупости, — строго сказала женщина. — По незнанию. По невнимательности. Ты дурень! Зачем полез сюда?


Мужчина слегка кивнул головой. Понял. От него ждут не вопросов, а ответов. Справедливо. Впрочем, она вроде и не обещала вести себя как заботливая медсестра из ванильного сериала.


Ломило виски. Пахло перегаром. Хотелось пить. Обездвиженное тело затекло. Жизнь, во всех её преимуществах, сжимала выжившего в своих объятиях.


— Меня самого зовут Саша. Я женат, есть сын, — он чувствовал себя так, будто отчитывается экзаменатору. Но такое немного унизительное ощущение всегда выгоднее перебороть: решить проблему в свою пользу и забыть. — Мы, точнее Марина — это моя жена, заметила тебя на балконе. Наш дом стоит через дорогу. Второй от перекрёстка.


— Так ты шёл ко мне? — удивилась Маша. На её лице выразилось такое недоумение, что Саша почувствовал себя ещё более некомфортно.


— В том числе, да.


— Сколько вас, ты говоришь?


— Трое: двое взрослых и ребёнок.


Собеседница скривила лицо, задумавшись. Отрицательно покачала головой.


— Ну а почему нельзя было помахать рукой с балкона? Ты же чуть не погиб, когда полез сюда!


— Мы смогли застать тебя на нём только один раз, — не соврал он.


Женщина недоверчиво подняла брови, но ничего не сказала.


— Потом, сколько мы ни сидели у окна, ты там так ни разу и не появилась, — со вздохом произнёс Саша. — Поэтому я решил проверить, не стоит ли тут одна машина, от которой у меня есть ключи, и заодно попытаться найти выживших.


Маша молча смотрела на него. В своём взгляде она не скрывала подозрительность. Недоверие. В её голове не укладывалось, зачем взрослому мужчине в здравом уме идти на смерть ради поисков какой-то машины.


Женщина вздохнула и снова покачала головой, как бы вынося вердикт: ну ты и дурачок, но несмотря на это, тебе вроде бы можно верить.


— И, как видишь, оружия у меня нет.


Тут её глаза немного подобрели. Будто услышав какую-то глупость от студента-первокурсника, она слегка кивнула в знак одобрения и отвела взгляд в сторону, собираясь с мыслями.


Волосы Маши были собраны в короткую толстую косу, перетянутую резинками. На её бледном лице уже виднелись морщины, ну или это были просто неровные полоски грязи.


Женщина вытащила из-за пояса пистолет. От глаз мужчины не скрылся и большой нож, висевший на ремне.


Без какого-либо осознанного участия Саши, его лицо напряглось, челюсти плотно сжались.


Он не знал, какая марка у пистолета, но в фильмах такие обычно полицейские направляли на преступников.


— «ПМ», — сказала она. — Тут, думаю, ничего объяснять не нужно?


Саша отрицательно закачал головой, хотя и не помнил, как расшифровывается «ПМ». Пневмат? Но он прекрасно понимал, что в конкретном случае означает демонстрация оружия.


— У вас есть еда?


— Её во всём городе полно, — уклончиво ответил мужчина.


— Да мне чужого не надо, я наоборот, — немного виновато ответила Маша, улыбнувшись. Как начальник, который рассчитывает тебе премию. — Может быть, ребёнку твоему нужно.


— Спасибо, у нас пока есть запас на пару недель, — напряжённо выдавил Саша.


— Но с водой, наверняка, туго?


— Ну, можем позволить себе только пить.


— А не мылись сколько?


— Думаю, столько же, сколько и ты.


Женщина хмыкнула и улыбнулась.


«Отлично, — расслабившись подумал Саша. — Вроде бы адекватная. И у неё есть оружие. Теперь всё может наладиться, только…»


— А что там со мной? — указав глазами на ту часть одеяла, что укрывала его ноги, спросил мужчина.


— Я не врач, но «трупник» в тебе наделал много дырок. Я, наверное, час вчера зашивала. Но может, так долго, потому что я никого живого раньше не штопала.


— Это же всё произошло вчера? — слегка удивился Саша. Ему казалось, что прошло гораздо больше времени.


— Да, утром.


— А пролежал я?


— Весь вчерашний день, ночь, ну и сегодня уже почти шесть.


— Как мне сообщить моим, что я жив? — заволновался мужчина и попытался пошевелиться. Через секунду его всего перекосило от боли.


Маша вспомнила, что Саша просил её повесить куртку на балкон. Ей тогда эта задумка не понравилась, и она выбросила грязное тряпьё. Женщина решила, что так нежданный гость может сообщить каким-нибудь своим головорезам, где он. И хотя с мужчиной, кажется, всё было в порядке, Маша не стала напоминать ему о той его просьбе. Себе дороже.


— В тебе столько новых, ненужных твоему телу дырок, что пока ты дойдёшь до дома, истечёшь кровью. Я что тебя зря зашивала?


— Да я и встать-то не смогу, боже, как же больно, — застонал он. — Зачем я только пошевелился.


— Я могла бы выйти на балкон и… — Маша задумалась. — И помахать твоей жене рукой. Она ведь, скорее всего, глаз не сводит с этого места.


— И что она поймёт? Что решит, когда я не выйду с тобой? Что я тут жить остаюсь? — немного разозлился Саша.


— Сам подумай, с чего бы мне просто так ей там размахивать? Я же про неё как бы не знаю!


— Это да, — согласился он, пытаясь вытереть слёзы о полотенца, которыми были перевязаны его руки. — Но всё равно надо конкретнее как-то.


— Хоть так, — не слишком доброжелательно бросила женщина и вышла в коридор.


Саша понял, что лежит во второй комнате квартиры, в углу у входа. За ним, скорее всего, зал, из которого можно выйти на балкон. Руки не туго, но связаны. В принципе, за какое-то время он справится с такими путами, но зачем? Ведь Саша понимал, с какой целью его связали. И, кажется, пронесло?! Но как? Почему?


Ещё он заметил одну странность в своей боли. Болели не только ноги, но и спина. Она, пожалуй, мучила его даже сильнее, но Саша не помнил, чтобы вчерашняя тварь могла ранить его туда.


Он услышал звук открывающейся балконной двери и шум улицы. Точнее, теперь это нельзя было назвать шумом, ведь все машины заглохли, как и люди... Просто звук ветра.


Женщина чертыхнулась и вернулась в квартиру.


На вопросительный взгляд Саши она ответила:


— «Трупники» ходят! С балкона заметить могут. Я там примотала тряпку белую к перилам, не знаю, может, твоя жена увидит.


— А много их там?


— Штук десять. И дальше ещё, кажется, идут, — нервно ответила она.


— Десять? Вот чёрт! Я такого количества в одном месте давно уже не видел! — сказал Саша. — Дела наши плохи.


— Смотря с какой стороны посмотреть.


— Ты о чём?


— О насущном! Ты нарвался на «трупника». Он тебя вскрыл немного. Ты выжил.


— Только благодаря тебе, спасибо, — не совсем понимая направление разговора, ответил Саша. Ему показалось, что настроение собеседницы снова переменилось.


— И ты не заразился, Саша, — строго глядя на спасённого, сказала женщина.


— Повезло…


— Шмовезло! Фигня твоё «повезло»!


— Ну может…


— Давай-ка колись, в чём дело?


— Я не понимаю, — попытался развести руками Саша.


Женщина улыбнулась от этого его жеста.


— Это я не понимаю, как ты не превратился. Тебя цапнули, а ты целёхонек. Как так? Ни одного живого лица за последние месяцы, а тут ты! Весь покромсанный, но не болезный!


Автоматически начал оправдываться мужчина:


— Я тоже этого не знаю. Но если честно, ещё даже подумать об этом не успел. Может, тот… стационарный «трупник» незаразный?


Женщина улыбнулась, закатила глаза и покачала головой с таким видом, что Саше захотелось провалиться сквозь землю.


***


Маша посмотрела на своего спящего гостя. Потом в черноту коридора. Холодно. Сыро. Страшно.


«Может ли неживой быть незаразным? Чушь! Каждый из них — сплошная кожаная банка с заразой! С гнильцой!»


Женщина встала с дивана и бесшумно подошла к мужчине. Её пальцы сжимали рукоятку ножа. Присела на корточки возле спящего. Стала всматриваться в его лицо.


«Человек, который не умер. Первый человек, который не умер от их заразы».


Лицо как лицо. Грязное. Худое. Бледное.


Маша быстро посмотрела в коридор. Словно проверила, не стоит ли там кто-нибудь. Вернула взгляд к мужчине.


Лицо чуть вытянутое. Но это как раз может быть из-за того, что пришлось худеть. С такой физиономией человек незаметен в толпе. В жизни. Везде. С таким лицом ты обычный.


«Но видимо, ты, Шурик, как раз таки и не обычный! А чем ты необычнее, тем ценнее! Но только — один ты из нас».


— Но нам всем не спастись, Саша. Ребёнок и твоя жена, уверена, ещё одна бесполезная женщина — обуза, которую мы не вытянем. С этого дна нам всем не подняться.

Показать полностью
48

Нужен воздух

У отца была добрая привычка обходить перед сном свой участок. Неторопливо, основательно, с ружьем в руках. Безопасность всегда должна быть на первом месте, всегда. И тем более в такое время, как сейчас, когда весь мир покатился неведомо куда…

Вокруг стояла удивительная тишина, а воздух был сырым от тумана; лишь далеко-далеко брехал одинокий пес. Собаки. Их не отец не жаловал, впрочем, как и многих других. "Я никогда не буду доверять тому, кто может стать моим другом. Когда он предаст, удар будет во много раз больнее. А то, что предаст, не стоит сомневаться. В этом мире не осталось верности".

Сын неоднократно пытался спрашивать, почему отец так думает, но ответа ни разу не добился.

— Но я-то никогда не предам тебя!

— На тебя вся надежда, сын, - отвечал отец и потрепав парня по плечу, шел заниматься своими делами.

Жили они в стороне от поселка, скромно, не привлекая внимания. Отец возился со своим яблоневым садом, сын помогал ему по мере возможности, но большую часть времени занимался учебой – из-за слабого здоровья, он был на домашнем обучении. Отец и сын ладили, или по крайней мере не ругались, каждый был погружен в свои дела и уважал дела другого.

Их участок было сильно вытянут вдоль реки, и полностью был засажен яблонями, которые отец посадил задолго до рождения сына. Отсюда была и привычка патрулировать по вечерам и ночам – гонять охотников за бесплатными яблочками. Любители халявы хорошо знали это место, набрать здесь яблок считалось делом опасным и благородным; про это говорили шепотом и с оглядкой.

Время "хорьков" уже минуло, деревья стали голые, практически готовые к зимнему сну, разве что снег все не выпадал. Отец стоял, сам немного похожий на кривоватое дерево, и крепко держа в руках ружье, вглядывался в звездное небо. В зубах дымилась сигарета, но даже сквозь дым он видел их. Огни. Эти чертовы огни.

Отец не был трусом. Не нужно думать, что мог воевать только с яблочными воришками. В его жизни были разные стычки, которые по-разному заканчивались, но никогда он не накладывал в штаны перед лицом опасности. Сейчас прямой опасности не было, но он чувствовал его – мерзкий, липкий страх. Холодный как лед, приложенный к животу.

Огни. Они летают по всему небу. Каждый размером с луну, разве что не такой яркий… Зато их десятки. Иногда они кружатся хаотично, иногда собираются в странные фигуры… И снова разлетаются. Они появились пару недель назад – сразу по всему миру. Миллионы, миллиарды очевидцев. И до сих никто не может сказать, что это такое. Людей кормят жидкой сказочкой про миражи, про оптические явления… Даже про массовые галлюцинации. Объяснения нет. Ни одна аппаратура их не видит. Их невозможно сфотографировать – они просто не отображаются. Их не видели в космосе – или просто так говорят, скрывая правду. Люди сходят с ума, глядя на них; в мире стала ощутимо сбоить связь, а последние дни часто пропадает электричество. Все катится в тартарары, а официальные лица по-прежнему улыбаются и говорят, что повода для паники нет.

Они будут лить в уши свое дерьмо до последнего. Может быть, они захвачены, эти лица, и скоро черед всех остальных.

Осенний воздух был свеж, и спокойствие разливалось вокруг. Чем меньше людей вокруг, тем меньше проблем… Очень хотелось постоять здесь подольше, вглядываясь в небо, стараясь понять. Будто, если постоянно смотреть на огни, то можно отвезти беду, удержать их.

— Паскудники, кто вы такие? – мужчина осклабился, глядя в небо.

— Я знаю, вы что-то замышляете. Просто знайте, - он поднял ружье, — Тепленьким я вам не дамся!

Огни безмолвствовали, равнодушно скользя по небу.

Отец еще немного постоял, вглядываясь в глубь Вселенной и ему начало казаться, что он может любую звезду, любую планету достать рукой. Что угодно, кроме этих паршивцев.

Он тщательно потушил окурок и пошел домой.

***

Сын что-то читал и делал торопливые пометки в блокноте, сгорбившись у керосиновой лампы – опять не было электричества.

Отец, тяжело ступая, вошел в дом, сел в кресло. В доме повисла тишина, злая и напряженная. Так молчат люди перед похоронами; или перед неприятностями, которые никак не миновать, никак не обойти, не отсрочить.

Ручка быстро скользила по бумаге, еле слышно шуршали страницы.

— Сын?

— Да, пап?

— Ты боишься смерти?

— Наверное нет… - с небольшим удивлением ответил сын, — А почему ты спросил?

Отец немного помолчал и ответил лишь:

— Молодец.

И снова погрузился в свои мысли. Это было в его стиле – спросить что-нибудь о смысле жизни, смерти, бытии, а потом лишь сказать одно слово или вообще промолчать, более не отзываясь ни на что. Сын уже привык.

Отцовский сплин сейчас мало интересовал юношу. Он спешил. Нужно было закончить как можно быстрее. Хорошо, что это не Библия, с ней наверно разбираются другие.

А еще нужно было успеть немного поспать. Они всегда приходят за час перед рассветом. Перед ними нельзя зевать и мямлить.

— Что за книгу изучаешь? – спросил отец.

— "Преступление и наказание".

— Думаешь, ее можно понять вот так – бегло читая и выписывая цитатки?

— Я уже не в первый раз ее читаю. И каждый раз нахожу для себя что-то новое, чего не замечал… Или не понимал.

— Это хорошо. Скажи, сын, тебя не тревожат огни?

— Немного, - признался юноша, — Но мне кажется, они неопасны. В них загадка, а это всегда пугает. И люди сходят с ума. Погромы… И то, что делают фанатики… Помнишь, ты говорил: "Плохо информированный человек страшнее бомбы"?

— Надеюсь, теперь ты понимаешь, почему мы живем вдали от большого города.

– Да, пожалуй, понимаю.

— Погромы по телевизору видел?

— Да, утром.

— Нужно позвонить, узнать, когда включат электричество.

— Нужно, - равнодушно ответил сын и вернулся к Достоевскому.

Он не увидел, как странно посмотрел на него отец и как побелели костяшки на его крепко сжатых кулаках.

***

Парень проснулся за час до рассвета, наскоро умылся – Они уже ждали его, он чувствовал. В голове слегка гудело, покалывало кожу – так было, когда Они где-то неподалеку.

"Мы испытываем похожие чувства, насколько возможна эта аналогия. Мы с вами из очень разной материи, поэтому приходится испытывать дискомфорт. И вам, и нам. Но мы должны взаимодействовать".

Отец спал – сын постоял возле его комнаты, прислушиваясь к легкому храпу. Хорошо. Не нужно ему пока ничего знать. Потом. Когда пути назад не будет. Но события нельзя торопить…

Мы должны понять Их. А Они – нас. Без контроля военных и ученых. Без всех тех, кто не видит дальше собственного носа и живет в своем ограниченном мирке. Этим отношениям нужна свобода. Свежий воздух.

Юноша взял с собой только фонарь и блокнот и отправился на улицу, в самое холодное и темное время. Перед рассветом.

В небо было спокойно, лишь крутилось двое патрульных. Остальные отправились слушать и понимать. Рассказывать.

Его ждали в самом конце участка, почти возле реки.

Он прошел половину пути, когда услышал сзади тихий щелчок.

— Куда это ты, сын, пошел?

— Подышать свежим воздухом, пап. Не спится.

Парень обернулся, осветил отца фонарем. И – попятился. Отец целился в него из ружья.

— Папа! – вышел лишь тихий хрип.

Отец видел, как трясется сын.

— ТЫ ведь в сговоре с ними, верно?

— Папа, убери ружье!

— А если они уже захватили тебя? Что тогда?

— Папа, ты спятил!

— Нет, сын. Спятил ты. А я до последнего надеялся, что мне показалось. Я надеялся, что этой ночью ты останешься дома.

— Они не хотят нам зла… - прошептал сын и по его лицу потекли слезы.

— И потому решили начать с захвата наших детей, - горько сказал отец, — Не бойся. Пошли домой. А завтра с утра мы поедем в больницу. Пусть они хорошо тебя обследуют. Чтобы я знал, что ты – это ты.

— Опусти ружье, папа!

— Они пришли, чтобы поработить нас. Мы для них лишь ресурс.

— С чего ты взял?!

— Тот, кто пришел с миром, не станет таиться. Не станет склонять детей предавать родителей. На вас воздействовать проще всего… С вас легче всего начать порабощение. Пошли сын. Мы больше не играем в их игры.

Юноша бросил фонарь на землю и наугад побежал в сторону. Грохнул выстрел.

— СТОЙ!!!

Но парень, петляя между яблонями, уже бежал туда, где его ждали. Отец не отставал. Вдруг что-то полыхнуло ярко – так, что почти вызывало слепоту. После этой вспышки, и без того темная ночь оказалась просто непроглядной. Мужчина бешено заревел, закричал, бросил на землю бесполезное ружье, побежал наугад…

***

Когда рассвело, отец сидел, прислонившись к старой яблоне, и курил, глядя в небо. В нем стало больше огней. Имя одного из них он знал.

Показать полностью
297

Три плохих фантастических произведения - 1

Последнее время не попадается мне нормальных фантастических книг.

Опишу 3 последних книги, которые прочитал.

Три плохих фантастических произведения - 1 Фантастика, Книги, Попаданцы, Отзыв, Мнение, Чтиво, Длиннопост, Литература

Во все тяжкие

Автор:

Станислав Минин


Отзыв:

Жил был чувак. Юрист. Прям самый-самый умный. И тут бац и попал в прошлое в свое тело в 90е года.

Казалось бы, зная будущее, когда какие кризисы, какие компании и товары будут расти в цене, кто станет президентом и разные способы обоити закон (не забываем, ГГ - супер юрист), можно мутить разные аферы. Но нет! ВНЕЗАПНО выясняется, что ГГ откуда-то знает супер рецепты всего. ОТ лекарства от рака до схемы невероятно дешевых и простых источников энергии. Но и этого мало. ГГ находит кучу обворожительных красоток и занимается с ними сексов каждые десять страниц! В разных позах. В замен ГГ дает девочкам шоколадку, 200 баксов или шубу.

Читабельность по 10ти бальной шкале ДВА

Три плохих фантастических произведения - 1 Фантастика, Книги, Попаданцы, Отзыв, Мнение, Чтиво, Длиннопост, Литература

Аннотация


Потомственный военный хирург, после дня рождения у друга, попадает в параллельный мир. Прикладывает все силы и умения, чтобы выжить в чужом мире. Находит в новом мире свою любовь. Несмотря на трудности строит будущее с учетом открывшихся новых способностей.


А вот отзыв, мой:

ГГ невероятно крут, впитав с молоком матери любовь к языкам, он уже в 6 лет знает 3 языка и программу средней школы до 7го класса. Затем он становится чемпионом в неких "обычных единоборствах" и секретный инструктор из ГРУ обучает его супер действенному искусству убивать слонов и людей одним касанием пальца. Между делом ГГ становится великолепным хирургом и может выпить 15 литров спирта не пьянея. Попав под удар молнии он переносится в средневековую украину, где говорят на чистейшем современном русском языке и первым делом убивает бандитов, держащих в страхе полукраины, мимоходом перетрахав всех красивых баб вокруг, а те с восхищением говорят ему, что хотя сами они весьма умелые в сексе, но наш ГГ научил их чему прям вау какому!


В общем, крайне НЕ ЧИТАБЕЛЬНО.

Три плохих фантастических произведения - 1 Фантастика, Книги, Попаданцы, Отзыв, Мнение, Чтиво, Длиннопост, Литература

Автор: Иван Юдичев

Название: Хирург для дракона

Год: 2018



Идеальное произведение, для нанесения на длинный рулон туалетной бумаги.

Сначала, примерно на половину книги идет такой сюжет: много лет, веков, тысячелетий ништяковый собирающий луч собирал ништяки и убивал людей. Но нашего современника он не добил и бросил в кусты с ягодами, сожрав которые можно обрести вечную молодость, вылечить все болезни и отрастить достоинство в 50 см. И вот наш герой ходит бродит хз где и собирает ништяки... Во второй половине книги он продолжает собирать ништяки, неожиданно, да? Находит мертвого учителя, который учит его "самому убийственносу способу убить все", дракона, сожрав которого можно научиться читать мысли и т.д. Для кого это книга??? я не знаю. Прочитать можно, чтобы понять как не надо писать книги. По пятибальной шкале - ноль.

Показать полностью 2
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: