253

Последняя Гимназия и Республика ШКИД

Наверное еще во втором классе я прочел замечательную и любимую многими книгу «Республика ШКИД», именно так сначала прочел , а уж потом смотрел фильм – ибо в конце 80-х, а потом и 90-х его не часто показывали по двум с половиной каналам имеющегося ТВ, а всяких там интернетов и в проекте не было. Несколько позднее я познакомился и со «Шкидскими рассказами» Пантелеева и немногими произведениями о ШКИДе Григория Белых – выдержаны они были в том же ламповом, уютном контексте. Хотя вот в рассказах когда авторы уже разделились, не мог не заметить – неуловимо витало что-то злое и неприятное – например неадекватность Викниксора, в остевом произведении, эта неадекватность тоже есть, но Пантелеев и Белых по максиму сгладили острые углы, и к сожалению речь не только о Викниксоре.

Тем более непонятно мне было почему в фильме 1966 года Викниксор выведен аж главным героем, этаким борцом, пусть не очень удачливым, но справедливым. Великолепная игра Юрского, что говорить…


Так вот пару лет назад решил я пересмотреть это кино, полез как водиться в яндекс-поиск и обратил внимание на ссылку – документальный фильм «Главная Тайна.Республика ШКИД» - о судьбах героев, 2011 года вроде. Пострел фильм уже после написания данного текста, и с удивлением, читая аннотацию увидел, что оказывается есть и еще одна книга про ШКИД, написанная шкидцами же – один из них Павел Ольховский, выведенный в основном произведении как Сашка Пыльников/Панька Ельховский. Вот только сразу предупреждалось что писал Ольховский совсем с другой колокольни и произведение, его и товарища открывает мрачные страницы истории этой школы… Кстати и раньше на одном из форумов читал, что республика ШКИД в итоге превратилась в «малину», но тогда не обратил на это внимания…



Начал читать и, скажу вам, подобный разрыв шаблона я ощутил, когда после многолетнего просмотра в юности сказочных бразильских сериалов, я случайно зацепил в библиотеке книжку «Генералы песка». Ощущения примерно те же самые. Так что скажу сразу – те кто обожает книгу «Республику ШКИД» не читайте этот пост дальше и не ищете в поисковиках книгу Павла Ольховского «Последняя гимназия». Умышленно не даю на нее ссылку. Ибо книга эта печальна и страшна. Образ созданный великолепным Сергеем Юрским разлетается даже не в дребезги, а на атомы..


Вкратце дам описание первых трех глав. Честно говоря, я был слегка шокирован уже с первой страницы. Первые три главы «Последней гимназии» накладываются, собственно, на конец «Республики ШКИД», описываются те же события, но к моему великому удивлению местами немного не так, а местами совсем не так. Так что буду проводить сравнение.


Итак, ближе к концу своей повести Пантелеев и Белых рассказываю о создании в школе Юнкома – так сказать, протокомсольской организации, возникшей сначала подпольно, а потом и официально одобренной завом. Создать пионерскую, а тем паче комсольскую ячейку в дефективной ШКИДе было нельзя. Чуть ли не дословно помню умилительную сцену «провала» организации и раскрытие ее Викниксором – активное ядро Японец, Саша Пыльников, Дзе, Воробей и Янкель с Пантелеевым собираются по ночам в старом сарае и культурно образовываються читая лекции по политграмоте. В одну из ночей поднятый по тревоге дворником зав, палит ребят, ну а далее все образовывается – Юнком признан в школе, борется с воровством, открывает читальню, делает субботники и несет политпросвет в массы шкидцев. Упоминается оппозиция в лице Цыгана, Бессовестина и новичка Долгорукова, которые поначалу серьезно противодействуют Юнкому, но потом сдуваются видя энтузиазм школы.


Далее, хронологически (что важно) следует глава «Содом и Гоморра» ( честно говоря, я думал авторы ввернули этот эпитет просто для красного словца, к сожалению отнюдь, здесь тонкий авторский намек). В ней повествуется от том, что после уезда Викниксора на какой-то съезд(работников соцвоса, говориться в «ШКИД», а вот у Ельховского это сельскохозяйственная выставка. Как бы делать там директору дефективного детдома, не имеющего никакого отношения и даже презирающего всякий физический труд, совершенно нечего…) и ухода в отпуск лучших халдеев Сашкеца и Костеца ( к этим «лучшим» мы еще вернемся), в ШКИДе «внезапно» начинается беспредел – повальное воровство под предводительством Цыгана, Долгорукова и Бессовестина. Юнком пытается бороться, безуспешно, обратите внимание и проблема решается только по возвращению Викниксора, который прибегает к остракизму, выявляет и шельмует воров и милостиво отправляет четверку главных зачинщиков Цыгана и К в петергофский сельхозтехникум. Жизнь налаживается, воры побеждены.


А теперь читаем Ольховского.


Первое, что бросается в глаза так это то что Юнком был создан не до, а во время Содома и Гоморры, тем же самым активом, как средство борьбы с беспределом в школе. Вот только начал Юнком даже не с воров:


«Летом того же года, среди шкидцев появился новый воспитанник – Вознесенский.



Новичок (про которого рассказывали, что он сын знаменитой балерины) прежде учился в балетной школе и был оттуда исключен за воровство.



Был он высоким шестнадцатилетним юношей, очень стройным, легким на ходу, с красивым девичьим лицом и длинными, слегка вьющимися волосами… В четвертом классе, куда его посадили, он держался скромно и незаметно, но через несколько дней сдружился и сблизился со многими из младших шкидцев. Потом поползли слухи, что он занимается скупкой краденого, "наводит" и сам ходит на "дела" и снабжает своих подручных деньгами "под сдачу". Потом стали обращать на себя внимание некоторые ненормальности и подозрительно-странные отношения с младшими ребятами. Впрочем, всё было замаскировано, и о скупке краденого и обо всём прочем знали только по слухам. И выходило, что дела у Вознесенского во всех областях идут крупно и успешно На другой день после разговора в музее Дзе подошел вечером к Вознесенскому, заговорил с ним и за разговором как бы невзначай подвёл его к дверям. Он неожиданно втолкнул своего собеседника в комнату и защелкнул за собой дверь.



В музее за длинным столом сидели Иошка, Гришка и Воробей. Сбоку Сашка приготовлял для протокола бумагу. Дзе и Лёнька стояли возле Вознесенского…



– Тебя сейчас будет судить тайный трибунал, – сказали они и подтолкнули его к столу.


Иошка задавал вопрос, Сашка записывал.



Вознесенский спросил, в чём его обвиняют. Иошка начал перечислять, но при словах "развращение младших" обвиняемый подскочил и дал ему хлесткую пощечину. Тогда Дзе наотмашь ударил Вознесенского по лицу. Сашка вскочил из-за стола и замахал руками. Началась свалка.



Ночью приехал из Москвы вызванный тревожным письмом Викниксор. Днём было общее собрание, где он громил воров (на что, впрочем, "особенные" небрежно заметили: "пугает"), а вечером вызвал к себе в кабинет весь "тайный трибунал".



3



Викниксор кричал, что не потерпит у себя в школе никаких самосудов, и при этом тряс письмом, которое ему оставил Вознесенский, убежавший утром из Шкиды.



Когда Викниксор, накричавшись, замолчал, Иошка объяснил, что они хотели этими судами очистить школу от всей накопившейся за лето дряни. И хотели делать это, исключительно желая помочь выправить школу (вообще-то Иошка говорил долго, много, горячо и путано, но такова была основная его мысль).



Викниксор слушал удивленно. Потом обрадовался, захлопотал, усадил ребят и, забыв о Вознесенском, принялся обсуждать с ними планы общешкольной воспитательной работы. Проговорив до полночи, решили организовать кружок – ячейку школьного строительства под названием "Юный Коммунар", которое сейчас же сократили в "Юнком", а себя решили называть "юнкомцами".



Далее описывается как Юнком пытается боротся с «основными», то есть ворами и огребает от них знатных звездюлей. В конце концов Викниксор прочухивается и решает исключить воров, методом посадки их в тюрьму. Но Юнком вступается за своих бывших товарищей (которые их зверски отволохали) и ходатайствует о переводе их в какую-нибудь трудовую школу. Заметьте, Юнком это лоббирует, а у Пантелеева и Белых это инициатива Викниксора…



Что же было дальше? Обратимся к «Республике Шкид» - Пантелеев и Белых повествуют, что их изгнали из Юнкома за несогласие с «линией партии» по поводу приема новых членов, они озлобляются, в отместку забирают свои книги из читальни, что бы продать их – ведь сламщики мечтают уехать на кинофабрику, начинают выпускать газету «День» где успешно громят Юнком, которому грозит чуть ли не гибель из-за этого. Но потом, дескать, им надоедает воевать и они увлекаются созданием игрушечного кинематогрофа, и бесплатно показывают «кино». Потом Янкелю приходит мысль брать за вход деньги, и когда спрос резко упал, друзья создают – так в книге «явно неприличную ленту «Пупкин Дон-Жуан». Юнком стучит Викниксору и друзей наказывают.



Потом Гришка с Ленькой каются, вновь вступаю в Юнком, участвуют в спектакле и тут у Гришки, который заведует декорациями кто-то тырит 2 одеяла из десяти… Белых наказывают и не вынеся этого они с Пантелеевым принимают решение оставить школу, сердечно прощаются с Викниксором и парнями и собираются ехать на юг на кинофабрику… Здесь, собственно, книга кончается почти и далее идет эпилог, к нему я еще вернусь, сильно как оказалось приукрашенный авторами…



Читаем снова Оьховского:



«Для Гришки и Лёньки дисциплина коллектива оказалась тягостной. Им скоро наскучило работать в юнкоме. Лёнька уже успел провороваться. Гришка бузил и занимался производством порнографических открыток. Книги, пожертвованные ими в читальню, они взяли обратно, чтоб загнать на рынке. На лекциях хулиганили, подсмеиваясь, курили, не обращая внимания на постановления общих собрании, а когда им делали замечания, покрикивали:


– Ну, ну, молчи!… Не твое дело учить членов Цека…


Наконец у "членов Цека" потребовали объяснений. Гришка и Лёнька дать их отказались. Состоялось собрание, и они ушли из организации.


Ушли озлобленные, с желанием отомстить.


На завтра на стене в столовой уже висела вновь


родившаяся газетка "День", где Лёнькиным фельетоном "Коллектив матерых матерщиков" против Юнкома открывалась кампания… Наряду с этим Гришка склонил Лёньку вступить в его предприятие, носившее громкое название "Шкидкино", где предполагался "прокат порнографических туманных картин собственного производства…". Предприятие оказалось выгодным. Друзья бойко заторговали, но зато много шкидцев уже через несколько дней были кругом в долгу у ловких предпринимателей…


А Юнком медленно переживал кризис. Вначале казалось, что уход двух шкидцев, учредителей коллектива, развалит всю организацию, – на это и били ушедшие, об этом злорадно писал "День".


Но Юнком оправился, пополнился новыми членами; вместо громоздкого и медлительного "Ц. К." учредили президиум из троих человек: Иошки, Дзе и Сашки. А оправившись, – обрушился на врагов.


Первым своим постановлением обновленный коллектив прикрыл "Шкидкино", лавочку похабщины, которая окончательно превратилась теперь в гнездо вымогательства и ростовщичества.


Оставшиеся без доходов редактора, доведённые этим до бешенства, с новой силой ударили по Юнкому…


Коллектив решился и здесь. Многим, правда, было жалко расправляться с бывшими товарищами, но – так было нужно…»



Юнком громит их в своей печати и…



«Экстренный выпуск "Дня" смог опять ответить на это обращение только бранью и обещанием переколотить всем морды. Но даже и этому никто в Шкиде уже не верил, и "День" кончился так же внезапно, как и начался. Его редактора, в конец скомпрометированные, без друзей, без доверия, без надежд, махнули на всё рукой, мечтая только собрать денег и уехать на юг, на кинофабрику к Перестиани.


В ноябре, вскоре после этой склоки, с бывшими юнкомцами случилось ещё одно и последнее несчастие: они засыпались с казенными американскими одеялами.


Это было тёмное дело, и никто не мог поручиться, Лёнька ли с Гришкой тиснули одеяла, или у них украли. Викниксор не стал разбираться в подробностях и, будучи скор на расправу, вышиб обоих приятелей.»



Вот так почти бесславно, Гришка Белых и Ленька Пантелеев были вынуждены покинуть ШКИДу…



Впрочем, для Юнкома наступают последние дни… Викниксору противна сама мысль о советской пионерии и комсомоле к которому стремятся ребята, он мечтал на базе Юнкома создать что-то вроде аглицких «тутеров» - первых учеников. Действительно, в условиях Советской России затея гениальная… Юнкомцы, разумеется отказываются и сей великий педагог затаивает злобу.



Дело усугубляется тем, что то ли от осознания близкого краха, то ли о слабости характера председатель Юнкома Ионин (Японец в «Республике ШКИД» вместе с грузином Дзе попадают под влияние новичка Фоки и…начинают бухать. Заметив Ионина пьяным Викниксор исключает его из Юнкома. Юнком во главе с Сашей Пыльниковым заявляет Викниксору, что сам разберется с Японцем, а он, Викниксор не имеет права никого исключать. Пользуясь моментом заведущий разгоняет Юнком…



«– Довольно этой комедии, – заговорил он. – Вы не хозяева в моей школе – прошу помнить. Кто не хочет оставаться – пусть уходит… Не беспокойтесь, у меня будет Юнком еще почище вашего…


– Хватит! – крикнул Будок. – Слышали!…


– Довольно!


– Долой!


Крик.


Свист.


Топот.


– Долой!


– Долой!


– Виктор Николаевич, если этим вы всё уже высказали, нам остается только уйти. Верно я говорю ребята?


– Верно-о!


– Кончай разговоры.


– Уходи, ребята.


– Долой!


– Долой!


Викниксор с силой стукнул по столу кулаком. От удара заплясала по столу чернильница.


– Юнком распускается! – крикнул он. – Но вы ещё мне вспомните об этом!»



И это начало конца Шкиды…Викниксор начинает возню со своими любимыми тутерами, но затея терпит полный крах. Дисциплина в школе, которую поддерживал Юнком, падает ниже плинтуса и вот наслушавшись одного новичка шкидцы лупят смертным боем «лучшего халдея» Сашкеца. «Лучшего» по книге Пантелеева и Белых… «Лучший халдей» Сашкец обвиняет в нападении на себя совершенно безвинного Дзе…



«У Дзе с утра болела голова. После уроков он сразу ушел в спальню и заснул.


Проснулся он от визга, свиста и грохота рядом в зале. Света не было… Дзе полежал еще немного и наконец осторожно выглянул из спальни в коридор. В ту же минуту вспыхнул свет, и шкидец увидел бросившихся врассыпную ребят и зашевелившийся под клеенкой на полу какой-то предмет. Предмет оказался Сашкецом. Поднявшийся с полу избитый и потрепанный воспитатель тоскливо взглянул на Дзе и вдруг, перекосившись от злобы и слез, закричал:


– А-а… это ты!… Это ты всё, негодяй!… Ты!… Ты! Ты!…


– Что я? – растерялся Дзе.


– А вот увидишь! – всхлипнув, взвизгнул Сашкец и побежал вниз навстречу Викниксору.



4



Дзе знал, что про него в этой суматохе не забудут, и на другой день решил объясниться. Но его предупредили.


На первом же уроке в класс вошел Викниксор и, посмотрев на поднявшегося грузина, коротко приказал:


– Вот что, – убирайся домой…


– Это была ошибка, Виктор Николаевич, это было так,


– Довольно. У тебя хватает еще наглости не только хулиганить, но и врать…


Дзе вспыхнул:


– Позвольте…


– Я ничего не могу позволить. Я всё знаю, и мне, известна ваша лисья манера отпираться…


– Вы не даете мне сказать, Виктор Николаевич…


– Я не хочу слушать хулигана.


– Ну, и чёрт с тобой! – заорал садясь и хлопая партой Дзе. – Викниксор от неожиданности шатнулся и, справившись с волнением, деланно-спокойно заговорил:


– По-жа-луй-ста, пожалуйста без грубостей… После всего этого ты, конечно, понимаешь…


– Понимаю, – огрызнулся шкидец, шаря в парте и вытаскивая свое барахло: – Не пой, чирий сядет. Без вас обойдемся.


Викниксор сдержался и, отойдя к двери, прикрикнул:


– Скорей убирайся.


– Успеешь! – процедил Дзе.


– Сволочь, – кинул Воробей, когда зав вышел. Ребята окружили Дзе. Никто не знал, за что его вышибают.


– За вчерашнее. За избиение! – говорил собираясь, Дзе. – Только напрасно всё… А, впрочем, чёрт с ней, со Шкидой… Всех мало-по-малу вышибут. Сегодня меня, завтра вас.


Гурьбой провожали шкидцы до выхода. Долго невесело прощались.


Из канцелярии вышел Викниксор и раздраженно сказал:


– Дежурный… Выпустить вот этого!


Дверь отворилась.


– Всего.


Одним старым шкидцем в Шкиде стало меньше.»



А теперь вспомним как Джапаридзе покидает школу в «Республике Шкид»:


«Март, как всегда, сменил апрель. В городских скверах зазеленели почки, запахло тополем и вербой, на улицах снег делался похожим на халву. В середине апреля четвертое отделение лишилось еще одного – Джапаридзе. Не дождавшись экзаменов и выпуска, Дзе ушел к матери – помогать семье. Викниксор отпустил его, найдя, что парень выровнялся, жить и работать наверняка может и обществу вреда не принесет.»



Вот интересно кто из двух пар авторов лжет? А вот как у Пантелеева и Белых уходят из Шкиды Купец, Воробей и Кальмот:



«В январе ушли еще трое – Воробьев, Тихиков и Горбушка. Их, как не отличавшихся особенными способностями и тягой к умственным наукам, Викниксор определил в фабзавуч одной из питерских типографий. Жили они первое время в Шкиде, потом перебрались в общежитие….


…. В мае сдал зачет в военный вуз Купец – Офенбах. Карьера военного, прельщавшая шкидского Голиафа еще в приготовительных классах кадетского корпуса, снова соблазнила его. Он был счастлив, что сможет служить в Красной Армии. Через две недели после ухода из Шкиды Купа явился одетый в новенькую шинель с голубыми обшлагами и в шлеме с сияющей улыбкой заявил:


– В комсомол записался. Кандидатом.


От бычьего лица его веяло радостью. И после этого он часто наведывался в школу…



….В августе ушли из школы Кальмот и Саша Пыльников. Кальмот уехал к матери.»



Читаем Ольховского:


Тут же, на дворе, резвился сынишка Викниксора, Костя, или Кронпринц в словесном обиходе шкидцев. Этот кронпринц считал всех ребят своими рабами: дарил им пощечины, лягался, когда они проходили мимо, запускал камнями и землей, – словом, развлекался неудержимо.


Сейчас, наскучив возиться с песочком и лопаточками, он глядел на развалившегося с видом победителя на бревнах Купца, который подставил солнцу свое толстое лоснящееся лицо. Это лоснящееся лицо и привлекло внимание Кронпринца; он подошел ближе, наморщил свой лобик и, не говоря ни слова, с чисто-монаршей небрежностью отвесил крепкую оплеуху.


В следующий момент голова Кронпринца уже была зажата между коленями Купца, а сам шкидец неторопливо снимал ремень.


– Пусти! – утробно завизжал Кронпринц. – Я папе скажу, он тебя в изолятор посадит!… Пусти-и…


– Ах, сволочь! – искренне изумился Купец.- Такой плашкет и такая стерва? Вот тебе!… Вот тебе!… За оплеуху, за накатку! – добродушно приговаривал он, стегая воющего Кронпринца. – Для твоей же пользы пойдет, гаденыш… Ну, а теперь иди, накатывай…


Кронпринц, держась за ягодицы, плача побежал разыскивать отца.


– Попадет тебе, Купа! – встревоженно заговорил Голый Барин, на своей шкуре испытавший крутой нрав и скорую расправу Викниксора. – Выгонит ведь, смотри…


– А что ж? – лениво ответил, снова разваливаясь на бревнах, Купец. – Мне, по правде сказать, братишки, здесь порядочно, надоело, ей-богу!…


За ужином старшие лишились сразу четырех своих товарищей.


Во-первых, Купцу было велено немедленно убираться из Шкиды, а когда друзья выгоняемого Воробей и Кальмот подняли протестующий крик, взбешенный Викниксор выгнал и их. Во-вторых, он сказал Фоке:


– Вот что… твои родители просили отпустить тебя на лето из школы домой… Я не возражаю… Можешь сегодня и уезжать.


Обрадованный Фока, довольный предстоящей свободой, не докончив ужина, ушел сдавать казенное белье…


Провожали сразу всю четверку. Все четверо были настроены весело и бодро. Фока радовался отпуску, остальные… свободе…


– Ничего, ребята… – бодро говорил Купец.- Работку подыщем – работать будем… Я работать люблю, не бойсь. А спать теперь и на улице можно. Тепло…



Какой-то прямо-таки жуткий диссонанс…Кстати, меня еще при первых прочтениях смущало вот это про Купца «сдал зачет в военный вуз». Это бывший-то кадет? Стольсомнительного непролетарского происхождения? Из дефективного приюта, да к тому же еще и двоешник?


В довершении несколько крупных мазков от Ольховского к портрету Великого Педагога Викниксора, которого некоторые, не мало сумняшеся сравнивают даже с Макаренко:



«В дверь вошел высокий пожилой человек, одетый в серый пиджак и синие кавалерийские рейтузы. У него было тяжелое худощавое лицо, маленькие глаза, блестящие за очками в роговой оправе, стриженные ёжиком волосы и широкие, похожие на лопухи уши.


– Новенький?


– Да, Виктор Николаевич, – разом заговорили оба воспитателя. – Только что прислали, от профессора Подольского.


Виктор Николаевич взял из рук Сашкеца бумажку, быстро проглядел её и уставился на Химика.


– Ты у меня смотри, каналья! – крикнул вдруг, багровея, заведующий. – Я, брат, не потерплю!… Я с тобой живо расправлюсь!


Викниксор подбоченился и топнул ногой (дворник расплылся в улыбке).


– Я тебя, голубчика насквозь вижу!… Ты так и знай, что воровства и хулиганства я не потерплю! Стой смирно! Выпрямься!… Вынь руки из кармана!… Ты у меня здесь по-другому заговоришь… Что?… Что ты там бормочешь?


– Я ничего… – потерявшись, прошептал Химик. Он никак не мог догадаться о причине гнева заведующего, зная за собой только одну вину: украденные у торговки по дороге в Шкиду две пачки папирос.


"Но как он узнал?" думал Химик.


– То-то, ничего. Если не нравится, можешь убираться на все четыре стороны. Я воров и хулиганов не держу!… – Викниксор закашлялся и приказал:


– Уведите!…


– А вы обратили внимание, Виктор Николаевич, – спросил в учительской Сашкец, – что новичок – инвалид?


– Нет, не заметил.


– У него нет левой руки….



….Через несколько минут в класс пришел Викниксор.


– Ребята! – хмурясь сказал он. – В вашем классе есть преступники, картежники – майданщики. Ты, – обратился он к Голому, – сейчас пойдешь домой. Мне рецидивистов и атаманов не нужно… Убирайся сейчас же из школы и не задерживайся!


– Мне некуда идти.


– Домой.


– У меня нет дома…


– К матери…


– У меня нет матери.


Викниксор приподнял брови:


– У тебя есть мачеха.


– Она не примет меня к себе.


– Нас это не касается… Мы преступников в школе держать не можем.


– Мне некуда идти, Виктор Николаевич.


– Виктор Николаевич, – заговорил Иошка: – ему верно некуда идти. Нельзя же выгонять, ведь ещё зима, куда же он пойдет?…


– а о чём он думал, картежничая… Вы со своим тюремным товариществом только разлагаете школу. Тебе говорят, – крикнул Викниксор: – уходи! Слышишь?


– Куда же? – криво и сдерживаясь, чтобы не всхлипнуть, спросил Голый. – Куда же идти? Воровать? В Фонтанку с Калинкина моста?…


– А это твое дело… Можешь с Калинкина, можешь с Обводного.»



Здесь Голого Барина спасает Сашкец, ходатайствуя об оставлении в школе… За это ему многое прощают шкидцы… Читаю дальше и все хуже и хуже. Наконец в конце – Шкида превратилась в настоящий притон и ее разгоняют уже с помощью милиции… А сравнение главы «Шкида влюбляется» с тем как эти события в реальности описывает Ельховский…



Теперь заключение. Надо ли говорить о том, что книга Ольховского и Евстафьева не переиздавалась с 1930-го года? И не пользовалась популярностью, как вещает нам унылая педивикия? Думаю не сыщет популярности и мой пост… Мне кажется это именно тот случай когда правды лучше не знать… И остается открытым вопрос – кто же все-таки написал именно ПРАВДУ -Белых с Пантелеевым или Ольховский и Евстафьевым?



P.S. Еще одна загадка «Последней гимназии» - здесь полностью отсутсвует такой персонаж как Мамочка – пожалуй, самый харизматичный герой фильма… Почему? Может быть ,Костя Федотов попросил авторов исключить его из повествования?

Дубликаты не найдены

+14

ПРАВДА, скорее всего, где-то посередине.

+9

Похоже, что правда посередине или ближе ко второй версии. А еще думается мне, что "Республика ШКИД" не про школу для дефективных, а про идею. "Последняя гиманзия" же как раз про школу, как она есть.

+8

Истина скорее всего где-то посередине. Возможно что в книге Ольховского события показаны более натуралистично, чем в "Республике ШКИД". Вполне возможно Пантелеев и Белых приукрасили и немного по другому интерпретировали события, чтобы получилась хорошая детская повесть с благим смыслом, чем писали в стиле Гюго. К тому же повесть уже позже переписывал сам Пантелеев, став уже старше, опытнее и мудрее и скорее всего именно тогда повесть приобрела тот вид, благодаря которому запала в сердца многих многих читателей.

+7
ТС, почему тэг "мое", когда эта статья, слово в слово, три года на ЯПе висит?
https://www.yaplakal.com/forum7/topic1266830.html
раскрыть ветку 2
+3

Что ж, вы меня спалили.Так это я и есть - это мой текст. "Писатель" я не очень плодовитый, вот знаете ли и не хватает на каждый форум по своему посту. Различия косметические - пост на ЯП писался по горячим следам. Ну право, вечером на Пикабу, утром на ЯПе, а я вот наоборот решил попробовать, причем заметьте с "родным" текстом.

-6

Vitoldi, опочки. Так ТС шандалом надо бить и за дверь выбрасывать?

ещё комментарий
+5

Не люблю я в такие оживленные дискуссии вмешиваться, но тут вставлю свои пять копеек. Сразу после универа пришлось поработать в такой вот "Республике ШКИД". Детки после 9 класса - каждый второй на учете в комиссии ПДН, каждый третий на учете у психиатра. каждый месяц кого-то из парней отправляли за решетку, а из девушек - в декрет. Но не суть. Так вот - удивило как-то что об одних и тех же ребятах мнение у меня и других сотрудников было иногда диаметрально противоположним. Если об одном ученике я отзывался хорошо, то иногда слышал о нем негативные характеристики. И если бы сейчас меня попросили описать то время, наверняка что-то бы забылось, что-то сгладилось и в итоге разительно отличалось бы от воспоминаний коллег. И тут не было бы какого - то злого умысла просто каждый видит свое. Так что - ИСТИНА где-то посередине.

+5

И РШ,  и ПГ- литературные произведения. Нельзя отождествлять персонажей и авторов, это первое правило чтения любого художественного текста. Рассказать "как все было на самом деле" не ставил целью никто.

+5

Жизнь редко бывает глянцевой.

Настоящая жизнь не учень интересна и увлекательна - слижком уж события растянуты во времени.

Поэтому даже авторское кино, которое ближе к жизни массового, не вызывает широкого интереса.

И люди, которые думают, что проблемы только у них, сильно ошибаются.

+4

Чугунная жопа реальности.

Так а какая разрица в шкида влюбляется? Я по их примеру волосы укладывал, не работало правда :)

раскрыть ветку 4
+8

В чем отличие, спрашиваете? Романтизьму хотите? Что ж... Я предупреждал...


Будит его громкий и сердитый женькин голос.


— Задрыга грешная, — кричит кухонный староста: — развалился… Для тебя я, что ли, матрацы приволок?.. Слазь!


Капаневич с руганью поднимается и трет глаза.


— Слазь скорей, — нетерпеливо торопит староста и, обернувшись к дверям, сладенько добавляет: — Сейчас, Верочка, нам освободят комнату…


Верочка переступает порог. Идет она развалисто, потряхивая куцым задом и поводя руками. На ней черное приютское пальто и черный матерчатый треух…


Это очередная женькина любовь…


Живет Вера Бондарева в детдоме для дефективных девочек, что против Моргоса. С детдомом этим Шкида связана крепчайшими узами сердечных отношений. Трудно сказать, когда они установились, но одно известно, что вместе с бузой вспыхнула и любовь. Конечно, птички здесь не пели, луна не светила, вода не сверкала, — поэзии никакой не было, нежных слов и поцелуев тоже не было. Своих возлюбленных вели прямо в ломаный флигель, где на заранее заботливо приготовленных матрацах и начинали супружескую жизнь.


С Женькой Вера Бондарева сошлась недавно; верней, он получил её от Балды, сменявшись на Маньку Солдатову. Мена казалась выгодной, и староста про себя прозвал даже Балду дураком…


Он не знал, что недавно Балда побывал случайно в канцелярии верочкиного детдома и прочитал там такую характеристику своей любовницы:


'Задержана на Октябрьском вокзале за бродяжничество и проституцию. Груба, цинична, недисциплинирована. Детдом называет бардаком, воспитательниц бандершами. Устроила в распределителе побег трех задержанных подруг, пыталась бежать сама, но была поймана…


'В детдоме ворует. Будучи уличена, не споря отдает украденное обратно. Лукава. Лжива. Употребляет косметику, чтобы скрыть на лице прыщи… Прожорлива. Съедает по пять-шесть порций за раз. Ест неопрятно: куски вместе со слюной падают обратно на тарелку и опять подбираются в рот.


'Наружность. Маленькая, с маленькой головкой, с бесцветными, ничего не выражающими глазами, которые всегда закрывают спутанные, жидкие волосы. Большой мокрый рот с заездами по углам. Карриозные зубы. Запах. Рано разнившееся тело. Длинные руки. Расхлябанные движения.


'Половая жизнь. Жить начала с восьми лет. Говорит: 'не могу жить без мужчины', 'вы требуете от меня хорошего поведения, дайте мне каждую ночь мужчину, и я буду у вас первая'. На прогулках пристает к проходящим: 'мужчина, угостите папироской', 'мужчина, прогуляемся'… Имела ребенка, которого задушила. Болела гонореей. Была помещена на излечение в венерическую больницу, но оттуда убежала…' [7]


И, несмотря на всю свою неприхотливость и неповоротливость, Балда сразу же постарался сплавить кому-нибудь от себя Веру… Женька охотно взял её и сейчас с явно выраженным нетерпением выставлял из своей спальни Капаневича.


— Так пущай остается, — передернула плечами девица. — Мы к этому привыкши.


Но непривыкший шкидец уже был за дверьми, а в комнате дико закричали:


— Вер-pa… Жена моя… Раба моя… Ляжь…


Под лестницей Суслик храпел и свистел носом. Холод опять охватил Капаневича, он закутался поплотнее в пальто и усиливаясь задремал… Через полчаса шкидец вздрогнул и открыл глаза. Между ступеньками, сверху, виднелось женькино лицо.


— Теперь иди, — сказал он, и пошел вниз. Капаневич вылез и пробрался в комнату. В темноте он нащупал матрац и с криком отскочил.


— Хи-хи-хи, — засмеялись из темноты: — спужался… Это я, Вера… Иди сюда…


Капаневич выскочил за дверь, кубарем скатившись под лестницу. Суслик разом перестал храпеть и поднялся.


— Что ты? Что с тобой?..


Шкидец тяжело дышал и ответил не сразу.


— В комнате был… Там гамыра эта, женькина, как ее…


— Вера?


— Ага…


— С Женькой?


— Нет, одна…


— Ну, тогда я пойду, — встрепенулся Суслик.

раскрыть ветку 3
+4

Реализм похлеще розовых соплей. Но мне уже не страшно, почидался я говна, это - явно ближе к реальности

раскрыть ветку 2
+3

А я почитаю...

+3

Интересно. Спасибо!

+5

Не сочтите за рекламу.
Некий "издательский проект А и Б" в 2015 году выпустил "Республику ШКИД" с комментариями и послесловием (легко гуглится), в котором среди прочего сравнивается в историческом контексте РШ и "Последняя гимназия".
Там, в некотором смысле, объясняется, почему РШ - хорошая книга, интересная как детям, так и взрослым, а "Последняя гимназия" - пасквиль, написанный под влиянием Н.К.Крупской и А.С.Макаренко.
РШ - одна из моих любимых детских книг. Свою я давно утратил, подруга подарила свежее издание. С удовольствием перечитал. Прочёл и "Последнюю гимназию". Что я могу сказать. Каждый написал, что хотел. Одни писатели - книгу о своём пусть и не всегда безрадостном, но интересном детстве. Другие - коньюнктурщики - ушат говна на головы одноклассников в целом и Сорока-Росинского, в частности.

раскрыть ветку 6
+3

Вот оценки вы резко все-таки ставите. Коньюктурщики -под это определение как раз подают именно что Белых и Пантелеев, причем Пантелеев в больше степени. Сценарий-то к фильму 1966 года писал Пантелеев - сравните с книгой, насколько там авторы критичны к самим себе. Янкель - выжига и плут, Ленька склонен к хулиганству, а в фильме ну прямо идейные борцуны. Что касается критики Крупской и Макаренко - так эти два разных по сути и положению товарища, по моему мнению абсолютно правы. Босяками дети заходили в ШКИД и босяками выходили как бедолага Кузя.

раскрыть ветку 4
+6

В данном случае я говорю о коньюнктуре - как о критике идеологически неправильной системы воспитания, которую раскритиковала Крупская (Маршака она тоже критиковала, да) и Макаренко, а Ельховский, что называется, попал в струю. Советский подход перевоспитания через труд, как показывает практика, далеко не всегда давал (и даёт) положительный результат, чему подтверждением вся пенетенциарная советская и постсоветская система.

О макаренковских исправленцах мы знаем только и исключительно потому, что ПП написана им самим. Тогда как система Сорока-Росинский мемуаров не оставил. А все его система, как исправления через образование - жёстко критиковалась как вырождение буржуазии.
Оценки я ставлю субъективные, ваша правда. Считаю РШ хорошей детской книгой, написанной талантливыми авторами, а ПГ - плохой и написанной бесталанными критиканами, только и всего.

раскрыть ветку 3
0
Так вроде самому Макаренко немало доставалось от Крупской и ее приспешников.
+2

Спасибо за пост...

+2
Да уж, диссонанс дикий... И пожалуй лучше не читать, дабы не портить воспоминания...
+8

На всякий случай - "Капитаны песка". И Капитаны песка имеют такое же отношение к Генералам песчаных карьеров, как балерина к проститутке.

второе. А какая разница, что было на самом деле? Мы здесь что, трибунал? Так и Эланлюм с фашистами ушла. И что, время такое было.

Может, еще историю будем изучать по Дюма и Акунину?

Есть прекрасная книга "Республика ШКИД". И прекрасный фильм того же названия. И лично меня это устраивает.

Пысы. Тут 5 февраля по 1 программе показали фильм про Лаврентия Берию. Посмотрел - какой прекрасный человек и великий руководитель. Подумал - а может и правда?

раскрыть ветку 12
+6

По "Капитанам Песка" - оговорка, да, моя. Здесь я имел ввиду именно книгу, что подчеркнул отдельно, а не фильм, которыйц значительно отличается от источника.


Большая разница. Время такое? В то же время жил Макаренко который из махновцев и скокарей ваял врачей, инженеров и офицеров.


Дюма с Акуниным вообще не к месту. Как не к месту вообще упоминание вместе великого французского писателя и вот этого вашего Акунина.


По Берии - историю писал победитель Хрущев. Хороший ли это руководитель страны по общему итогу?

раскрыть ветку 11
+2

А апломба то сколько... "К месту", "не к месту", "победитель Хрущев"... Вы кто - великий критик? Белинский, Писарев, Чернышевкий, Ипполит Тэн? Хотите беседы - будьте любезны парировать, а не ярлыки лепить. А с чего вдруг  Санька Пыльников - истина в последней инстанции? Задрот, который потом отмстил - почему нет?

Был такой человек - Александр Навроцкий. Современники писали - редкая мразь. Но создал песню - "Есть на волге утес". Я к чему - давайте хорошие книжки от вколачивания гвоздей в гробы ныне покойных отделять. А то так то Агния Барто в определенный исторический этап тоже не заслуживает добрых слов как человек. "Идет бычок качается" тоже будем препарировать?

раскрыть ветку 10
+3

А я бы вот прочитала "Последнюю гимназию". Потому, что ситуацию нужно всегда разглядывать со всех сторон. К сожалению, я не литературный критик, нос не дорос, но мне думается, что истина ближе к ПГ. Раньше же в книгах на первое место выставлялась идейность, стремление к лучшей, новой жизни. Павел Корчагин, все комсомольцы-добровольцы...Мы же стремились перерасти всё буржуазное, несоветское, - поэтому и писались такие книги. Даже в аннотациях всегда писалось - автор воспевает Советскую страну и её скромных героев. Поэтому и РШ писалась в такой же манере: труд делает из обезьяны человека, низменные инстинкты порицаются, все стремятся к высокому и красивому. Именно такие книги печатались в первую очередь, что вовсе не означало, что "секса у нас нет". Есть, просто замалчивался

раскрыть ветку 3
0

Ewa112, а Вы в РШ ищете веселую детскую литературу или гимн молодой советской республике? Так гимна там нет, трудового воспитания тоже (там и мастерских то не было). И ярлычки книгам и времени цепляете а-ля Крупская. Вы и Швамбранию рассмотрИте как книгу о гимназической юности красного бойца Степки Атлантиды.

раскрыть ветку 2
0

Да никаких ярлычков я не цепляю. Изначально Республика ШКИД рассматривалась как книга для детей, так же как и Швамбрания. Именно такой ярлычок, если уж на то пошло, я нацеплю на эти книги. А ещё мне безумно нравится "Белеет парус одинокий" Катаева, "Динка. Динка прощается с детством" Осеевой. Мне тоже нацепить на них ярлычки? В детстве я не воспринимала эти книги иначе, как детские. Вся идейность и революционная атрибутика для меня оставалась за кадром.

Это уже, когда взрослеешь и перечитываешь, понимаешь, что автор не только веселое или трудное детство описывал, а состояние той эпохи.

раскрыть ветку 1
+1

"развращение младших"

Так там, получается, гомосятина  развелась? Авторы не зря Содом и Гоморру ввели в название главы?

+1
Спасибо, прочитала. Было интересо сравнить.
+1

Тогда уж у Сорока-Росинского,  «Школа им. Достоевского» есть, с третьей стороны

+1
Спасибо, почитаю. Хотя и побаиваюсь - у меня Республика в свое время оставила тягостное впечатление, несравнимое с Педагогической поэмой и Флагами.
0

Если всё было настолько мрачно, то о чем вообще писали авторы ШКИД?


Можно приукрасить, можно умолчать, но здесь же всё диаметрально противоположно.


В ШКИД ВИКНИКСОР всячески поддерживает творчество и самовыражение. подкидывает идеи, учит самоуправлению, элементарно снабжает канцтоварами для бесчисленных газет, контролирует дежурных.


Здесь же он напротив всё рушит. только ходит и сеет хаос.


Понятно, что не будет отбившийся от рук пацан, который двух слов связать уметь не должен говорить красноречивым художественным языком. Скорее он будет выражаться очень коротко и матом. Ясно ,что не станут они ангелами с сияющими глазами, которым только дай газету написать или спектакль поставить, после того как их пристыдили за ужином.

Но равно не мог безумный деспот не умеющий слушать и чинящий расправы налево и направо стать прообразам для такой светлой и вдохновляющей повести. 


О чем тогда вообще писать? Предположим: Пантелеев, Белых подались в редакцию, им дали заказ, завербовали в пропагандисты, ок. Они из своего опыта брали основу сюжета или писали с нуля своё фэнтези, зачем - то привязывая к реальным людям? Тем более если они были завербованы в ряды мозгопромывателей - где покровительство от нанявших их господ? И почему такая "подлая ложь" не аукнулась им от старых товарищей?


Сорокина разгромили, обвинили в самоуправстве ,что он вместо возложеных на него  обязанностей придумывает отсебятину. Макаренко обвинил в не профессионализме.


Но ведь две повести рассказывают две совершенно разных истории.


Да, мы можем со всей уверенностью предположить что в реальности небыло ни воодушевляющих выкриков еще вчерашних гопников и воров. Скорее приводили их к порядку как путем дисциплинарных взысканий так и находя индивидуальный подход. И к концу это маленькое "государство" начало помалу раскалываться. Здесь же я в каждой строке вижу ненависть в школе. А если это был мрачный мордор - значит произведение могло быть только одно. "последняя гимназия" а ШКИД никогда бы не появился даже в головах. Ему на замену нашли бы более благополучный пример.



В завершение хочу сказать важную вещь.

Автор поста сначала делает вид ,что находится посередине и рассматривает равно обе версии. Однако скоро в посте, а ниже и в ответах на комментарии становится ясно, что сторону он выбрал сразу и однозначно. Да, гимназия мрачнее и жизненнее, но у нее есть ряд весомых противоречий и главное из них "могла ли существовать повесть Республика ШКИД", если этого всего никогда не было"


Ты поднял тему волнующую многих, но не стоит так яросто отстаивать ее, вступая в прения с каждым несогласным.

раскрыть ветку 3
0

Знаете, совсем недавно перечитывал обе книги. И вот что заметил, все-таки после первого "шока" слегка угасшая моя любовь к "республике ШКИД" снова почти восстановилась. Но и "Гимназию"я также не сбрасываю со счетов.


Попробую оспорить некоторые ваши пункты.

Все мрачно -нет, и в "Гимназии" не все, можно было не любить Викниксора, но любить товарищей и писать о них - что делали и Белых с Пантелеевым и Ельховский.


Насчет диаметральной противоположенности, хм, это вопрос больше к уважаемому и любимому не смотря ни на что Алексею Пантелееву. Оставим чуть в сторонке "Гимназию" и сравним книгу с фильмом Полоки, сценаристом которого был Пантелеев - вы разве не видите там совершенно противоположенных вещей? Например, Янкель в книге не видит ничего плохого в утаивании хлебушка на посту кухонного старосты. А в фильме, ну он, прямо, орел! Да и себя самого Пантелеев изобразил не так критично, прямо скажем совсем не критично.


Всяческая поддержка Викниксора? Да ладно, он в "Шкиде" просто не мешает особо никому, местами он просто "мебель" - и это как раз приукрашивание - авторов как известно, заставили переписать образ помягче. Безумный деспот не мог вдохновить а юность и товарищи - вот они да могли, и ни при чем здесь Викникосор.

раскрыть ветку 2
0

Вообще-то Пантелеев писал, что фильм грубее и проще книги. Но, думается, в ограниченное экранное время не уместить целую эпопею и не развернуть все характеры, так как это сделано в книге. Ведь не зря тот же «Золотой Телёнок», или «Собачье Сердце», которые является признанными шедеврами литературной экранизации, и где всё приближено к авторскому тексту, разбиты на две длинные части.

0

я с вами согласен. вообще трудно судить то время сегодняшними мерками.

0
Ничего страшного и ужасного, о чем пишет автор не прочитал. Пошел качать книгу. Хорошая реклама.
0

P.P.S  а трудовое воспитание, которое эта книга яро пропагандирует, сразу дает понять какой системе противопоставляется система Виктора Николаевича!

0

Как же интересно было прочитать обе книги! И да, обе мне понравились.


Речь идет об описании событий внутри малой группы. И вот имея определенный ракурс, ты можешь посмотреть на события глазами другого участника этой группы. И узнаешь характеры, и не скажешь что не они, всех узнаешь, но другие ньюансы, другое настроение преломляет свет окоюрашивая жизнь своими тонами. Получается в середине пути такая интересная смена жанра с трагикомедии к триллеру с теми же действующими лицами. И ведь все в сущности правда. Обе книги подробные воспоминания.


Последняя Гимназия это продолжение Республики ШКИД. Кто был внимателен читая Республику и от кого за комичными происшествиями не ускользнули реалии бытия "колонии-поселения", увидят в Последней Гимназии вполне логичное продолжение.


Для автора по поводу вопросов:


1. Ольховский с Евстафьевым писали в сущности продолжение истории Шкиды. Ольховский начинает книгу примерно с того момента где заканчивается Республика и не повторяется о событиях изложенных Белых и Пантелеевым в Республике. Глава "Шкида влюбляется" и описание гулянок нескольких шкидцев с конченными девками не является изложением одних и тех же событий! Описанные гулянки имели место на стадии полного разложения, когда Шкида превращалась в притон. Насколько я понимаю, это было где-то через год после ухода Белых с Пантелеевым. Подавляющего большинства из главы "Шкида влюбляется" на тот момент в школе уже не было.


2. Насчет Мамочки скорее всего то же самое и его уже не было в школе.


ПС. Кстати, целостность картины приходит от чтения, скажем так, мимо призмы автора, одного из четырех на два произведения. Плюс редакторов, если говорить о Республике. Как пример - последняя сцена Гимназии, где лично мне импонировал Кузя, а не Евстафьев (Химик), описывающий эту встречу. И "опустившийся шкидец", и "пожалел сигаретку", и "не скажу, будет злорадствовать" и "хочется сказать, но бесполезнo". А все равно в неразговорчивости Кузи больше искренности и  правды, чем в том, кто пытался его расположить баснями об отсидке.

0

Прочитал обе книги. Что могу сказать РШ - добротное, позитивное литературное произведение. Насколько там все приукрашено. Да настолько же, как и в других литературных произведениях. Но вместе с тем, суть системы Виктора Николаевича Сорока - Росинского передана очень точно. Учитель должен быть "породистым". Воспитание через образование. 10 уроков в день. Насчет ПГ могу сказать, там есть правда. Так я например абсолютно уверен, что Вик. Ник. Сор. запретил своим воспитанникам лезть в политику. А в остальном наглое вранье - поданное через призму восприятие недалекого молодого человека. Как этот Сашка спорит с Вик. Ник. Сором - всегда идейно и политически грамотно. На этом фоне, и возникает восприятие  заведующего как недалекого и отсталого. Но вместе с тем этот ребенок явно не понимает что происходит и почему. Ему неизвестно почему первых учеников Вик. Ник. Сор отбирал сам (да потому, что в те времена дефективные это и преступники и инвалиды. Причем Виктор Николаевич Сорока Росинский считал что девиантное поведение поддается педагогической коррекции, в  отличии от заболевания или увечья.) Или такой момент, на даче Сашка заявляет школа нас ни чему не научила, нам надо самим заниматься. От такой сознательности у меня пригорело. Так как ранее Сашка и товарищи вовсю бузили и  срывали  уроки. И там много таких примеров, где он явно воспроизводит с чужих слов. Приукрашивает.  Выгораживает воспитанников в угоду принижения Вик. Ник. Сора. Даже тот момент где он пугает педагогов газетами - мне лично сказал о многом DS: явный заказ на дискредитацию педагогической системы Виктора Николаевича.

P.S. мое мнение - система развалилась из -за внешних воздействии - гражданская война, другое поколение детей, уже не дефективные, а преступники. И ряд внутренних - воровство, неготовность педагогов к стагнации такого  состояния.

раскрыть ветку 3
0

Попробую ответить по пунктам.

1. Конечно "ШКИД" книга добрая и нужная, на днях, кстати, перечитал. Так же как перечитываю "Петра Первого" - красиво, талантливо, но какая же чушь местами!


2. "Система", да видна, и позаимствована она из старой России, из гимназий. Но вот применим ли и действенен ли такой метод в России Советской? Нет. Куда пойдет ученик после этих 10 уроков в день? А никуда, попрошайничать как Кузя. Ибо в отличии от Макаренко никакой трудовой базы ему ВикНикСор не дал и к рабфаку не подготовил, что бы Кузя стал педагогом/летчикам/врачом/инженером.


3. Учитель должен быть "породистым"? А кто кроме Викниксора был в Шкиде породистым? Увы.


4. Запретил лезть в политику... Да нельзя было без политики в то время.


5.Вернемся к таким элементам "системы" как "Летопись" и шикардосное наказание  -оставление без обеда. Тут я вспоминаю другое произведение - "Кондуит..." Кассиля. Летопись это же Кондуит в чистом виде - краеугольный камень зла в "Кондуите..." Его как и "безобеды" Викниксор бесхитростно притащил из старой школы в новую. Вот здесь поподробнее - насколько я понял из книжек о старой царской гимназии. провинившегося оставляли на некоторое кол-во часов в школе после уроков и обед ДОМА он пропускал. Обеспечение детей пищей лежало на семье а не на школе, таким образом мажорчик получал вместе с розгами и причитающиеся ему калории но позже, а бедный гимназист и без наказаний недоедал. Какая ему разница, когда он придет домой если суп все равно жидкий? А Викниксор тупо пытал своих воспитанников голодом - совершенно исключая из дневного рациона львиную часть пищи.

раскрыть ветку 2
0

Кондуит -Летопись. Никто и не спорит о преемственности педагогических систем. Но как было написано в аннотации к ПГ. Эта школа за свой короткий срок выпустила трех писателей. Так же и в РШ и ПГ отмечается Япончик который стал режиссером.  Драк и воровства в РШ ничуть не меньше чем в ПГ, но там они лакируются литературным мастерством, а в ПГ они маскируются типа они не хотели, они хорошие, но так уж получилось"!!! Когда Дзе избивает Амебку, но это пытаются  выдать за то, что Вик. Ник. Сор не разобрался в ситуации - деспот, тиран. Я  такой "Да, ладно".

раскрыть ветку 1
0

Наверное, стоило бы отметить такую деталь, что обе книги были написаны до провозглашения в 1934 году курса на соцреализм, то есть изображения действительности не «как есть», а в её революционном развитии, то есть «как должно быть».

«Последняя гимназия» этому совершенно не удовлетворяла, именно поэтому и не была переиздана даже в 60-х годах, несмотря на то, что содержала критику «гимназии» и «бурсы» без технических мастерских, зато с 10-12 уроками в день.

Один из авторов «Последней гимназии», Ольховский, выведенный в «Республике ШКИД» как Саша Пыльников, Недотыкомка, сам окончил учительский институт и попросту сровнял с землёй Сорока-Росинского, сделав единственную оговорку в эпилоге. Вчерашний шкидец, который вышел в люди благодаря этой же ШКИДе, вдруг заявил, что всему достигнутому был обязан только себе. Это уже звучит сведением старых счётов.

-2

Спадают розовые очки советской пропаганды....

Я тоже был воспитан: "Рабочий тащит пулемет, сейчас он вступит в бой..."

А потом как начал читать...

У Махно орден Красного Знамени..

Так он же... Зелёные....

Скорее всего и проституция была, и карточные игры, и детоубийство. Думаете про это будет писать агитка?

0

Как детдомовец и колонист с 1949 г по 1966 г утверждаю: враньё РШ, ПГ -ближе к реалиям Сиротлага, котрый в качестве некоторого баласта (до 30 %) содержал малолетних правонарушителей из воли ( девиантное поведение увы -генетическое уродство по многим статьям). Лагерь лагерем, только разница в режиме содержания, внутреняя конструкция социальных отношений была и есть - банальная иерархия статусов, которую великолепно описал Хикс в иследовании о распределении ограниченного количества ресурсов для жизнедеятельности в закрытых группах. Есть только одна книга (Белое по черному) в которой есть правда, все остальные, а я прочитал огромное их количество, от Макаренко и Видгоровой до Рекемчука и Медынского) посвященных ДД и ДВК ) лгут по определению, как правило от первой до последней строчки! Наврано всё -герои, быт, отношения, коллизии сюжетов -пульпа, не более!

0

Оставлю коммент, чтобы не потерять сообщение. А то потом приходится всю ленту лопатить.

раскрыть ветку 2
0

Есть кнопочка с дискетой, можно посты и комменты сохранять. Хотя щас не все знают что это :)

раскрыть ветку 1
0

Спасибо, теперь буду знать.

Я знаю, что такое дискета. Даже работал на компутере с магнитной лентой. Только не обращал внимания на этот знак. Всё на бегу, всё в делах.

-3

Хороший анализ! Плюс!

Похожие посты
39

Фантастика и фэнтези июля 2020

За последний месяц успело выйти немалое книжных новинок в жанрах фантастики и фэнтези. И вот восемь любопытных книг июля, на которые стоит обратить внимание.

Ребекка Куанг — «Республика Дракон»

Фантастика и фэнтези июля 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Продолжение нашумевшей «Опиумной войны» (одной из самых ярких фэнтези-книг прошлого года) получилось еще более напряженным и серьезным. Мрачность и жестокость происходящих в Никане событий значительно повысились, когда на смену войне с внешним врагом пришел междоусобный конфликт.

В «Республике Дракон», как и в первом романе, множество отсылок к истории и мифологии Китая. У Ребекки Куанг получилось образцовое военное фэнтези с азиатским колоритом, эпическими сражениями, неоднозначной, но очень колоритной героиней и динамичным сюжетом, богатым на крутые повороты.

Роб Харт — «Склад»

Фантастика и фэнтези июля 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Может показаться, что в 2020 году антиутопиями особо никого не удивишь, однако в жанре продолжают выходить новые яркие произведения. Примером тому может служить «Склад», в котором антиутопия сочетается со шпионским триллером. Действие разворачивается в стенах корпорации «Облако», где люди не только трудятся, но и живут. Когда за стенами компании мир переживает глубокий кризис, желающих пожертвовать свободой ради работы находится немало.

Роб Ховарт приобрел права на экранизацию романа незадолго до того, как он вышел в свет. Сюжет действительно должен хорошо подойти для кино — по духу роман напоминает сериал «Черное зеркало», в котором авторы схожим образом показывают возможные проблемы, которые могут поджидать общество уже в ближайшем будущем.

Тэд Уильямс — «Империя травы»

Фантастика и фэнтези июля 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

«Империя травы» — второй роман новой трилогии Уильямса по вселенной Светлого Арда. Если первая книга цикла скорее подготавливала почву для будущих событий и знакомила нас с новыми персонажами, то в «Империи травы» событий становится гораздо больше и они принимают крутой оборот.

Интриги и древние тайны, смена декораций и множество приключений, войны и приключения, — в романе есть все, чего ожидаешь от эпического фэнтези. А еще Уильямс значительно обогащает уже знакомый читателям мир Светлого Арда новыми интересными элементами.

Алексей Савченко — «Киберсайд»

Фантастика и фэнтези июля 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Алексей Савченко — лицензионный менеджер Epic Games. Несколько лет назад вместе с нарративным дизайнером Бертом Дженнингсом он написал роман о будущем, в котором человечество с головой погрузилось в виртуальную реальность. Книга была написана на английском, вышла на Amazon и завоевала немало положительных отзывов — в частности за изящные аллюзии на популярную культуру в целом и игры в частности.

Теперь «Киберсайд» увидел свет и на русском языке. По сюжету герои книги, а это наемник Молчун Джеймс и цифровая ведьма-мутант Матильда, отправляются в большое приключение, чтобы узнать, что на самом деле представляет из себя мир Киберсайда.

«Сломанные звезды»

Фантастика и фэнтези июля 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Если вы зачитывались Лю Цысинем, Чэнь Цюфанем и Баошу, то знаете, что в Китае есть своя фантастика — причем самобытная и оригинальная. Однако она не ограничивается лишь этими авторами, что демонстрирует сборник «Сломанные звезды». Его составителем выступил американский писатель и переводчик с китайского Кен Лю, который постарался познакомить читателей с широким спектром авторов из Поднебесной и отобрал для книги полтора десятка ярких научно-фантастических историй.

Аластер Рейнольдс — «Медленные пули»

Фантастика и фэнтези июля 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Масштабный сборник рассказов и повестей от одного из самых самобытных научных фантастов современности. В книгу в числе прочего вошел рассказ «За разломом орла», на основе которого был снят эпизод антологии «Любовь, смерть и роботы» от Netflix. Да и остальные произведения писателя заслуживают не меньшего внимания.

Роберт Хайнлайн — «Двери иных миров»

Фантастика и фэнтези июля 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Роберт Хайнлайн прежде всего известен работами в крупной форме: «Звездный десант», «Луна — суровая хозяйка», «Дверь в лето», «Чужак в стране чужой» едва ли нуждаются в представлении любителям фантастики. Но есть на счету автора и отличные рассказы, с которыми предлагает познакомиться сборник «Двери иных миров». Эти истории получались у писателя не менее сильными, чем его произведения в крупной форме.

Эд Макдональд — «Знак ворона»

Фантастика и фэнтези июля 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Вторая часть цикла «Черные крылья», о которой лестно отзывались читатели и критики. Автор написал темное фэнтези в духе произведений Джо Аберкромби и Глена Кука. Получилось по-настоящему кровавое и суровое фэнтези с нетривиальными идеями и атмосферным миром. Главным героем выступает Рихальт Галхэрроу — охотник на монстров, что рождаются в огромной и мрачной пустыне, именуемой Мороком. На сей раз вместе со своим отрядом Рихальт отправляется по следам того, кто украл артефакт ужасающей силы.

Материал подготовлен редакцией издательства интеллектуальной фантастики fanzon.

Показать полностью 7
87

5 шедевров мировой литературы, по которым были сняты фильмы, и их стоит увидеть

Жизнь взаймы

5 шедевров мировой литературы, по которым были сняты фильмы, и их стоит увидеть Фильмы, Книги, Что почитать?, Что посмотреть, Копипаста, Интересное, Сюжет, Длиннопост

Книга: роман немецкого писателя Эриха Марии Ремарка, впервые опубликованный в 1959 году.

Фильм: кинолента режиссера Сидни Поллака 1977 года в оригинале называется «Bobby Deerfield» («Бобби Дирфилд»). Это история любви гонщика «Формулы-1» и больной туберкулезом девушки. Аль Пачино, сыгравший в этом фильме главную роль, был номинирован на «Золотой глобус» как лучший актер.

Пена дней

5 шедевров мировой литературы, по которым были сняты фильмы, и их стоит увидеть Фильмы, Книги, Что почитать?, Что посмотреть, Копипаста, Интересное, Сюжет, Длиннопост

Книга: роман французского писателя Бориса Виана. Впервые опубликован в 1947 году.

Фильм: картина режиссера Мишеля Гондри с Одри Тоту и Роменом Дюрисом в главных ролях. Гондри удалось найти визуальные средства для экранизации фантасмагорического романа о любви, самопожертвовании и водяной лилии, растущей в груди прекрасной девушки. В фильме есть и люди с удлиняющимися во время танцев ногами; и шеф-повар, живущий в телевизоре и через экран подающий специи; и дом, который уменьшается в размерах и теряет цвет.

Имя розы

5 шедевров мировой литературы, по которым были сняты фильмы, и их стоит увидеть Фильмы, Книги, Что почитать?, Что посмотреть, Копипаста, Интересное, Сюжет, Длиннопост

Книга: роман итальянского писателя и профессора семиотики из Болонского университета Умберто Эко. Впервые был опубликован в 1980 году.

Фильм: кинолента режиссера Жан-Жака Анно 1986 года. Это история о расследовании серии трагических и таинственных смертей монахов в бенедиктинском монастыре Италии в период смуты и эпидемии чумы XIV века.

451 градус по Фаренгейту

5 шедевров мировой литературы, по которым были сняты фильмы, и их стоит увидеть Фильмы, Книги, Что почитать?, Что посмотреть, Копипаста, Интересное, Сюжет, Длиннопост
5 шедевров мировой литературы, по которым были сняты фильмы, и их стоит увидеть Фильмы, Книги, Что почитать?, Что посмотреть, Копипаста, Интересное, Сюжет, Длиннопост

Книга: научно-фантастический роман-антиутопия Рэя Брэдбери, изданный в 1953 году.

Фильмы: кинолента 1966 года, снятая режиссером Франсуа Трюффо (фото вверху). Фильм несколько отличается от романа — в нем отсутствует ряд эпизодов из книги. Но в целом автор романа экранизацией был доволен.

Телефильм 2018 года компании HBO (фото внизу), снятый режиссером Рамином Бахрани, был представлен на Каннском кинофестивале, а также признан лучшим телевизионным фильмом на вручении 30-й ежегодной премии Гильдии продюсеров Америки.

Ярмарка тщеславия

5 шедевров мировой литературы, по которым были сняты фильмы, и их стоит увидеть Фильмы, Книги, Что почитать?, Что посмотреть, Копипаста, Интересное, Сюжет, Длиннопост

Книга: роман английского писателя Уильяма Мейкписа Теккерея, действие которого происходит в эпоху Наполеоновских войн. Впервые был опубликован в журнале Punch в 1847–1848 годах.

Фильм: картина режиссера Миры Наир. Главную роль амбициозной англичанки, которая благодаря своему уму, обаянию, хорошему воспитанию и красоте поднимается по социальной лестнице, исполнила Риз Уизерспун. Этот красивый костюмированный фильм был номинирован на премию «Золотой лев» Венецианского кинофестиваля в 2004 году.

Продолжение следует...

Показать полностью 4
369

Мартин Иден: роман Лондона о разочаровании в собственных мечтах

Мартин Иден – рабочий парень, моряк, выходец из низов случайно знакомится с Руфью Морз – девушкой из состоятельной буржуазной семьи. Желая стать достойным нее и попав под обаяние высшего общества Мартин берется за самообразование. Узнав, что журналы платят приличные гонорары авторам рассказов Мартин берется за писательство будучи уверенным, что может писать гораздо лучше других.


Больше, чем просто основанный на автобиографии роман писателя. Джек Лондон еще со времен своих первых литературных опытов не по наслышке узнал о тяготах писательского труда. О журналах, которые не читая отправляют твои работы в корзину. О журналах, которые зажимают гонорары авторам. И о тех же самых журналах, которые стоит тебе достичь успеха, готовы миллионы класть у твоих ног, только бы следующую рукопись ты отправил по почте именно им. В то же самое время когда скучные и бесталанные авторы мгновенно получают финансовую отдачу. Такой распорядок дел не мог не коробить молодого Лондона и его собратьев по перу.

Мартин Иден: роман Лондона о разочаровании в собственных мечтах Книги, Что почитать?, Рецензия, Джек Лондон, Литература, Чтение, Длиннопост

Но не все в романе списано с жизни Лондона. Хотя он имеет много сходств со своим героем – оба моряки из рабочего класса и писатели с ошеломительным успехом – судьба Мартина Идена гораздо более трагична. Отношения с Руфью Морз заранее были обречены на провал ввиду пропасти в социальном положении обоих. Тогда, в начале 20 века, встать на ноги и достичь высот будучи ребенком из рабочей семьи было чем-то фантастичным. И только смельчаки вроде Идена, которые были готовы месяцами сидеть над учебниками, изучая математику, родной язык, этикет и избавляясь от жаргона могли заработать мизерный шанс на успех. Но шанс этот был настолько маленьким, что девушки из высшего общества должны были сто раз подумать, перед тем как связать свою жизнь с бедняком. Но Мартина Идена трудности не пугали.


После прочтения сотен книг мир вокруг менялся, приобретал краски, казался свежим и насыщенным. Вместе с ним преображался и главный герой. Светские вечера не казались теперь такой уж далекой перспективой. Мартин вполне мог занять свое место среди всех этих адвокатов, судей, профессоров и банкиров. Но вместе с тем люди, на которых Мартин равнялся и желал походить, которым втайне завидовал, оказались всего лишь глупыми лицемерами с шаблонным мышлением. И это в конец сломало тонкую душевную натуру Идена. А вернуться к старым друзьям, коллегам по флоту он уже не мог, ибо стал сильно превосходить их по интеллекту. Не в состоянии до конца как покинуть прежнее окружение, так и влиться в новое он застрял на перепутье. Случайное обстоятельство познакомило Мартина с буржуазным обществом и оно же стало главной ошибкой его жизни. Достигнув высот, но не найдя того, что искал, он ушел в глубокую депрессию.


Единственным утешением для него осталось море. Последняя его связь со «старой жизнью», с предками, среди которых он родился. Море – важный мотив произведения. В то время как для большинства моряков море – это командировка, период между отплытием с суши и возвращением назад. Для Мартина Идена море – родная стихия, лишь рядом с которой он может обрести счастье. Последнее место, куда он может прибиться, будучи не в состоянии жить в обществе полного лицемерия, лжи и скудоумия. В обществе слишком сложном для честного творческого человека.

Мартин Иден: роман Лондона о разочаровании в собственных мечтах Книги, Что почитать?, Рецензия, Джек Лондон, Литература, Чтение, Длиннопост
Показать полностью 1
250

Шагреневая кожа: роман Бальзака о том, стоит ли сделка с дьяволом того

Молодой писатель на грани отчаяния, Рафаэль де Валантен собирается покончить с собой, утопившись в реке Сене. Перед самоубийством он заходит в сувенирную лавку где задаром получает кусок шагреневой кожи. Кожа обладает магическим свойством: она исполняет любое желание. Но с каждым исполненным желанием она отнимает несколько лет из жизни ее владельца.


Все в романе Бальзака отдает тем старым, классическим стилем повествования. Размашистые описания, метафоры, многочисленные эпитеты. И сложные сравнения с шедеврами литературы, картинами художников и симфониями композиторов — понятные просвещенным, но никак не простому люду. Бальзак любит перескакивать с повествования на длинные рассуждения, которых, кажется, в романе гораздо больше первых. Но это не отвлеченные, абстрактные размышления обо всем подряд, а вполне уместные комментарии, которые как воронка устремляются к центру и конкретизируются на чем-то одном: персонаже, предмете, ситуации.

Шагреневая кожа: роман Бальзака о том, стоит ли сделка с дьяволом того Что почитать?, Оноре де Бальзак, Литература, Книги, Рецензия, Обзор книг, Длиннопост

Поначалу эта громоздкость отпугивает, особенно, когда привык читать книги более современных писателей, которые, минуя вступление, сразу переходят к сути (не все). Бальзак не торопится. Хотя произведение названо в честь шагреневой кожи, Рафаэль пользуется ею от силы 2-3 раза за весь роман. И этого достаточно, чтобы она успела разрушить его жизнь до основания. Прежде чем это наступит, Бальзак с головой окунет читателя в тяготы бедной жизни, покажет все хитрости, на какие только способен опустившийся человек, чтобы сохранить в обществе положение и видимость богатства. И, от лица самого Рафаэля, расскажет о романтических страданиях героя и неудавшейся карьере писателя, которые, в критический момент, и заставят его взять в руки дьявольский амулет — шагреневую кожу.


Согласны ли мы обменять неведение перед завтрашним днем на мгновенное обогащение? Готовы ли мы отказаться от всех радостей жизни, чтобы своим успехом отомстить неприятелям? Будущее нам, к сожалению, не подвластно. Никогда не знаешь в какой день и какой час к тебе придет счастье. Иногда для этого достаточно подождать всего пару дней. Но если накануне ты заключил сделку с дьяволом — контракт уже не расторгнуть.

Шагреневая кожа: роман Бальзака о том, стоит ли сделка с дьяволом того Что почитать?, Оноре де Бальзак, Литература, Книги, Рецензия, Обзор книг, Длиннопост
Показать полностью 1
27

Хлеб с ветчиной: откровенный роман Чарльза Буковски о трудностях взросления

Едва ли можно назвать семью Генри Чинаски адекватной: деспотичный отец лупит героя за любые провинности, а слабовольная мать не только не перечит ему, но даже подбадривает. Повествование охватывает период взросления Генри с малых лет до поисков работы, а также рассказывает о первых писательских опытах и отношениях с отцом, которые с годами только осложняются.


"Грязный реализм" Буковски не настолько и грязный, как любят его преподносить. Да, этот "роман воспитания" сверху донизу наполнен разного рода откровенностями, которыми Буковски делится не тая. Но при всем при этом, этот "реализм" не отталкивает и не сбивает с сути, а позволяет лучше эту суть понять. Откровения присутствуют не ради самих откровений. Генри (Буковски) не сдерживает себя в подборе выражений, не утаивает факты, чтобы обелить себя, а вываливает все под чистую, вызываю тем самым симпатию со стороны читателя.

Хлеб с ветчиной: откровенный роман Чарльза Буковски о трудностях взросления Чарльз Буковски, Книги, Что почитать?, Взросление, Рецензия, Контркультура

Название "Хлеб с ветчиной" (Ham on Rye) тонко намекает на "Над пропастью во ржи" (The Catcher in the Rye), но на этом их сходства кончаются. "Хлеб с ветчиной" – циничная и жесткая история взросления. Проблемам молодого Генри не позавидуешь. Отсутствие какого-либо успеха у противоположного пола, токсичные родители, уродливые фурункулы по всему телу – комплекс недостатков, какой только может присниться в страшном сне. Отсюда, никак, берет корни циничное отношение к миру, которое будет сопутствовать Буковски на протяжении жизни.


"Хлеб с ветчиной", пожалуй, больше, чем все остальные книги писателя, дает представление о том, каким человеком являлся Чарльз Буковски. Какие проблемы волновали его всю жизнь и как он с ними справлялся. А некоторые темы станут визитной карточкой его произведений. Это, конечно, и алкоголь – верный спутник писателя. Генри не винит в своем алкоголизме родителей, друзей, Америку, а находит в нем утешение, возможность укрыться от тягости этого мира. Можно сказать, что Генри Чинаски находит в вине свою истину.

Хлеб с ветчиной: откровенный роман Чарльза Буковски о трудностях взросления Чарльз Буковски, Книги, Что почитать?, Взросление, Рецензия, Контркультура
Показать полностью 1
493

Как большой бизнес превращается в Большого Брата

Автор злободневной антиутопии «Склад» Роб Харт рассказывает о современных проблемах и тенденциях, которые легли в основу его романа

Как большой бизнес превращается в Большого Брата Антиутопия, Литература, Книги, Длиннопост, Что почитать?, Фантастика

Захватывающий и одновременно пугающе реалистичный роман-антиутопия американского писателя Роба Харта «Склад» рассказывает о том, что даже в современных развитых странах люди могут стать по сути дела рабами крупных компаний.

Права на экранизацию романа уже приобрел режиссер Рон Ховард («Аполлон 13», «Игра разума», «Код да Винчи»), а именитые писатели лестно отозвались о книге. Среди них — любитель мрачных сюжетов Стивен Кинг: «Захватывающий роман, из-за которого вы забудете о любимых стриминговых сервисах на несколько ночей... Большой Брат встречает Большой Бизнес...».

Чем вдохновлялся Роб Харт при написании романа и есть ли в этой антиутопии правдивые факты, рассказывает сам писатель в статье на CBS News]. В честь выхода «Склада» на русском языке, мы подготовили перевод этой публикации.

Роман-антиутопия «Склад» не слишком далек от реальности, считает автор

Новый научно-фантастический роман Роба Харта «Склад» повествует о компании, где настолько стремятся к получению прибыли, что работники постепенно превращаются в современных рабов. Это мрачное видение другого мира — но мира, который для некоторых будет ужасающе похож на тот, в котором мы живем.

В кибер-триллере Харта магнат рассматривает работников исключительно как средство повышения производительности и прибыли. Фирма, ставшая центром всей системы, называется «Облако» — Харт настаивает, что ее описанное не основано на какой-либо реальной компании.

«Все это полностью вымышлено, придумано, — рассказывает он, добавляя, — связывать описанное с какой-либо одной компании, я думаю, весьма опасно».

Как большой бизнес превращается в Большого Брата Антиутопия, Литература, Книги, Длиннопост, Что почитать?, Фантастика

Но рабочие пространств, которые Харт описывает в книге, по его словам, существуют на самом деле. «Я провел множество исследований по данной теме, в основном везде писали о том, что крупные корпорации относятся к нам как к одноразовым продуктам, — рассказывает автор. — Словно, мы — пища, которую они едят, чтобы расти и становиться больше».

«В «Складе» описываются помещения для работы и жизни. Поскольку компания расширяется, руководство строит общежития для своих сотрудников, — добавляет Харт. — Вы там не только работаете, но и живете. Вам больше не нужно возвращаться домой. Это модель азиатской компании Foxconn».

Автор также исследовал идею Большого Брата, контролирующего все с помощью смарт-устройств — таких как Apple Watch. «Держу пари, что где-то в какой-то компьютерной системе существует карта всех мест, где мы с вами когда-либо бывали, пока носили это устройство», — говорит он.

«Это ужасно, — добавляет Харт он. — Но у меня есть Apple Watch, и я ношу их, потому что это круто и прикольно, согласны? И это компромисс, на который мы идем, когда вроде как предоставляем немного информации о нашей частной жизни в обмен на удобства».

На многие идеи Харта натолкнули две статьи, случайно попавшиеся в поле зрения. Первая — из журнала Mother Jones — «Я была зарплатной рабыней на складе» (I Was a Warehouse Wage Slave). «[Автор] получила работу в центре самореализации, и там действительно людей заставляли работать до изнеможения, чтобы те соответствовали их безумным стандартам, — рассказывает Харт. — И все же люди по-прежнему выстраивались в очередь, чтобы получить эту работу, ведь подобные вакансии создаются в экономически отсталых районах. Помню, как прочитал об этом и подумал: «Здесь скрывается история на целую книгу».

Писатель отложил эту идею на какое-то время — пока не наткнулся на статью 2014 года в New York Times о работнице Dunkin’ Donuts Марии Фернандес. По словам судмедэксперта, Фернандес умерла из-за вдыхания паров бензина, когда заснула в своей машине между сменами.

«История о Марии — про отсутствие человечности, — рассказывает он. — Мария работала в трех заведениях Dunkin’ Donuts неполный рабочий день, и это было просто ужасно. В тот год, когда она умерла, она изо всех сил пыталась наскрести 550 долларов в месяц на квартиру на полуподвальном этаже в Ньюарке. В том же году генеральный директор Dunkin’ Donuts заработал 10 миллионов долларов».

Как большой бизнес превращается в Большого Брата Антиутопия, Литература, Книги, Длиннопост, Что почитать?, Фантастика

Главные герои романа «Склад» — Цинния и Пакстон — сталкиваются с теми же проблемами и в то же время они задаются вопросом, о своем месте в этом альтернативном дивном новом мире.

Харт надеется, что его роман заставит читателей задаться некоторыми вопросами — и приведет к каким-то изменениям. «Думаю, что нам нужно начать действовать более активно, чем раньше, — говорит он. — Раньше я шел на компромиссы и принимал неверные решения. Но мне кажется, по-настоящему хороший первый шаг — начать думать об этом».

«Я мог бы написать кучу статей, кучу научно-популярных статей об этом, — добавляет он. — А в художественной литературе главное — это сопереживание, понимаете? Речь идет о том, чтобы поставить себя на чье-то место и понять его жизнь. Чувствуется совершенно иначе. Роман — это способ затронуть чью-то историю и как бы помочь увидеть общие и связующие нити между кем-то и вами. Вот почему мне кажется, что литература — это правильный способ рассказывать об этом».

Материал подготовлен редакцией издательства интеллектуальной фантастики fanzon.

Показать полностью 2
234

Жизнь: роман Ги де Мопассана об утрате всяческих надежд

Жанне только-только исполняется 17 и, как и все ровесницы, она видит свое счастье и предназначение лишь в удачном замужестве. Кандидат в мужья подбирается сразу — сын разорившегося дворянина Жюльен де Лямар. Но в браке Жюльен оказывается склочным, жадным человек, совершенно чуждым человеческим эмоциям. Жанне предстоит жить с ним до конца своих дней.


Завязка «Жизни» вполне бы сошла за завязку какого-нибудь из женских романов, так популярных в те годы. Прекрасные замки, изысканные манеры, сквозящая в каждом слове почтительность… измены в порядке вещей, браки по расчету, укоренившееся в обществе лицемерие и абсурдные в своей сути традиции, которые соблюдают, только лишь потому, что так принято. И вот на шее Жанны, вчерашней мечтательной девочки, затягивается невидимый узел обязательств и запретов, принуждающий её знать свое место и ни в чем не перечить мужу. Вряд ли после этого повествование хоть чуточку походит на женский роман.


Стоит ли говорить, какой фурор воспроизвела книгу на тогдашнюю публику? Да, критиковали, но «Жизнь» слишком точно отразила пороки французского общества, чтобы уличать её во лжи и преувеличении. Мопассан, прежде занятый написанием рассказов, после выхода «Жизни» получил признание даже от таких мастеров слова, как Тургенев и Толстой. Едва ли найдется человек, который после прочтения романа сможет с тем же восторгом смотреть на эпоху дуэлей, балов, пышных нарядов и публичных казней.

Жизнь: роман Ги де Мопассана об утрате всяческих надежд Книги, Что почитать?, 19 век, Ги де Мопассан, Франция
1039

Интересные фантастические рассказы, которые читаются за пару часов

Интересные фантастические рассказы, которые читаются за пару часов Книги, Фантастика, Что почитать?, Длиннопост

Роберт Шекли

Форма


Под командованием Пида-пилота отряд свободно меняющих обличье инопланетян с планеты Глом прибывает на Землю с целью подготовки плацдарма для последующего вторжения их расы на планету. Странно, но все их предыдущие попытки провалились и предыдущие двадцать разведывательных отрядов пропали без вести...

Филип Дик

Колония


Шесть месяцев назад разведывательный корабль открыл Голубую планету. Планета-сказка, планета-рай: бескрайние леса и холмы, зелёные склоны оживляются бесчисленными цветами и лианами; водопады и висячие мхи; фруктовые деревья, акры цветов, озёра. Вообще нет вредных форм жизни: ни болезнетворных микробов, ни вшей, ни мух, ни крыс!

Исследования подходили к концу, когда случилось ЧП: на майора Лоуренса Холла напал... его микроскоп и попытался задушить. И это было только начало...

Рэй Брэдбери

Урочный час


Пришельцы никак не могли придумать способ, чтобы застать землян врасплох и завоевать их, но какая-то умная голова предложила использовать детей до 10 лет в качестве пятой колонны...

Стивен Кинг

Всемогущий текст-процессор


Каждый мечтает о том дне, когда каждое его желание начнёт сбываться. Но не каждый представляет, во что это может обернуться. Одному из писателей представилась возможность почувствовать на себе силу желаний и сполна за неё расплатиться: ему в руки попадает Всемогущий Текст-Процессор...

Клиффорд Саймак

Дом обновлённых


Доктору юриспруденции, бывшему декану юридического факультета Фредерику Грею в скором времени предстоит перебраться в дом престарелых. Перед этим он в последний раз приезжает на рыбалку на свое любимое место в глухом уголке, где никто никогда не бывает. Грей намеревается запомнить это безлюдное и живописное место как символ своей прежней жизни, счастливой и насыщенной, и сберечь это дорогое ему воспоминание. Представьте себе его разочарование, когда на холме над рекой он видит чей-то свежепостроенный дом!

Уильям Гибсон

Захолустье


Трасса... Космонавты-одиночки — пушечное мясо науки. Артефакты — новые открытия для человечества. Кто же играет человеческим разумом в неизведанном пространстве? Боль? Отчаяние? Страх? А ведь так хочется просто жить!

Роберт Янг

В сентябре тридцать дней


Ушли в прошлое обычные школы с нормальными учителями, обучение детей идет по телевизору. «Ромео и Джульетта» — ковбойский боевик, «Леди Макбет» — детектив, разве такие передачи могут чему-то научить детей?! И вот, однажды вечером, для занятий с девятилетним Биллом и в помощь по хозяйству жене, Денби покупает школьную учительницу — мисс Джонс...

Айзек Азимов

Хозяйка


Биолог Роуз Смоллет смогла добиться права принять у себя в доме доктора Харга Толана, гаукинянина, изучающего нашу Землю. До сих пор было непонятно, что нужно Толану от нашей планеты. Во время ужина в семье Смоллет он рассказал, что в галактике существует пять разумных рас, и только земляне не подвержены смертельному заболеванию, которое грозит вымиранием остальным разумным инопланетянам. Найти лекарство и является целью гаукинянина...

Ричард Матесон

Тест


В будущем существует закон, согласно которому все старики каждые пять лет проходят тест с разными задачками. Они предельно простые, но ставят целью выявление одного лишь факта — пригоден и полезен ли ещё пожилой человек к жизни?

Гарри Гаррисон

Только не я, не Эймос Кэйбот!


В одно прекрасное утро семидесятидвухлетний Эймос Кэйбот получил журнал со странным названием — «На краю могилы». Обратившись к издателю, он услышал, что по статистике должен умереть в течение этих двух лет. Не тут-то было...

Архив. Приятного чтения.

Подготовлено телеграм-каналом Литературный журнал

Угостить автора чашечкой кофе

Показать полностью
353

Еще мощнее: свежие фэнтезийные сиквелы, которые даже лучше первых книг циклов

Очень часто первая книга — это эдакая визитная карточка серии автора. Она дает старт всем событиям, погружает читателя в мир книги и удостаивается наибольшего внимания. Недаром считается, что первое впечатление самое важное. Бывает и так, что последующие произведения цикла получаются уже не столь яркими. Но сегодня мы поговорим о фэнтезийных историях, сиквелы которых не только не уступают стартовым книгам, но даже превосходят их.

Тэд Уияльмс — «Империя травы»

Еще мощнее: свежие фэнтезийные сиквелы, которые даже лучше первых книг циклов Книги, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Тэд Уияльмс — многоопытный мастер эпического фэнтези. Его «Орден манускрипта» считается важной вехой жанра, вдохновившей на творчество таких авторов, как Джордж Мартин и Патрик Ротфусс. По прошествии трех десятилетий Уильямс вернулся в мир Остен Ард с новой трилогией, действие которой тоже перенеслось на 30 лет вперед.

Как это часто бывает в эпическом многотомном фэнтези, поначалу история начинается очень неторопливо. В сюжете участие принимают как постаревшие герои «Ордена манускрипта», так и молодое поколение персонажей. Немалое внимание отводится тому, что произошло с миром за тридцать лет, и какая угроза для человечества вновь дает о себе знать.

«Империя травы» получилась куда более динамичной и богатой на события, чем первый роман трилогии. Из подогреваемых ранее тем и сюжетных линий Уильямс сплетает прочный узел, и создает на редкость масштабный и захватывающий эпик.

Ребекка Куанг — «Республика Дракон»

Еще мощнее: свежие фэнтезийные сиквелы, которые даже лучше первых книг циклов Книги, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

В своем дебютном романе «Опиумная война» Ребекка Куанг рассказала историю девушки, которую приемные родители хотели выдать замуж по расчету, чтобы укрепить торговые связи. Чтобы избежать этой судьбы, Рин сдала экзамен в лучшую военную академию империи.

Но обучение боевым искусствам, стратегии и развитию энергии ци, а также взаимоотношения с однокурсниками и наставниками — лишь небольшая и, пожалуй, самая легкая часть книги. Дальше начинается жестокая война, в которой Рин предстоит сыграть ключевую роль. И роман резко перетекает в суровое военное фэнтези — с кровью, горами трупов, насилием над гражданскими и другими мрачными сторонами конфликта, основанного на Второй Японо-китайской войне.

Если «Опиумная война» какое-то время «раскачивалсь», прежде чем раскрыться в полной мере, то «Республика Дракон» сразу погружает читателя в пекло событий. Теперь одна война сменилась другой — гражданской. И с ее началом сюжет становится еще более напряженным и драматичным, чем прежде. В «Республике Дракон» все так же проглядываются аллюзии на историю Китая и Японии, интересно используется азиатская мифология, а сюжет захватывает не на шутку.

Фонда Ли — «Нефритовая война»

Еще мощнее: свежие фэнтезийные сиквелы, которые даже лучше первых книг циклов Книги, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Фонда Ли написала фэнтези в необычных декорациях, напоминающих Гонконг середы XX века. В городе Жанлун криминальные кланы борются за власть над городом. Самым ценным ресурсом здесь считается нефрит — магический минерал, наделяющий людей сверхсилами. Неподготовленного человека он быстро «сожжет», а некоторые люди и вовсе нечувствительные к нефриту. Однако когда его используют подготовленные бойцы, Зеленые Кости, он значительно увеличивает их силу, ловкость и боевые возможности.

Первую книгу цикла, «Нефритовый город», часто называли фэнтезийной версией «Крестного отца». И она действительно напоминает классические криминальные триллеры, с той лишь разницей, что тут вовсю используются магические боевые искусства.

В сиквеле Фонда Ли решила значительно расширить сеттинг. Теперь стал виден и мир за пределами Жанлуна, а события охватывают несколько лет. Получили большее развитие и центральные персонажи истории, а сама она стала более глубокой и многослойной.

Сергей и Марина Дяченко — «Ведьмин зов»

Еще мощнее: свежие фэнтезийные сиквелы, которые даже лучше первых книг циклов Книги, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

«Ведьмин век» был написан авторами в конце прошлого столетия и считается одной из лучших работ супругов Дяченко. Сюжет разворачивался в мире, которой во многом схож с нашим, но в нем существуют ведьмы, и за ними охотятся инквизиторы, а спецслужбы чугайстров отлавливают навков.

Не так давно свет увидел «Ведьмин зов» — продолжение, в котором супруги Дяченко вернулись к героям первой книги. События сиквела разворачиваются спустя десятилетия, за это время многое изменилось в жизни персонажей, но старые проблемы вновь напоминают о себе.

Сиквел получился более остросюжетным, напряженным, да еще и предлагающим некое переосмысление событий из прошлой книги. Мир в «Ведьмином зове» вновь напоминает нашу нынешнюю современность — со смартфонами и интернетом. А еще продолжение может похвастаться гораздо большим количеством экшена, нежели первая книга.

Ричард Морган — «Хладные легионы»

Еще мощнее: свежие фэнтезийные сиквелы, которые даже лучше первых книг циклов Книги, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Хотя Ричард Морган известен прежде всего как автор фантастических боевиков и киберпанка, на его счету есть и темное фэнтези — цикл «Страна, достойная своих героев», которая тоже отличается изрядной брутальностью.

Вся трилогия Моргана представляет из себя своеобразную деконструкцию жанра и одновременно обращается к актуальным проблемам современности.

Во втором романе, «Хладные легионы», изгнанный с севера Рингил отправляется в столицу южной Империи, где настоящие опасности только начинаются. Сталкиваясь с ними герои раскрываются по-новому и не раз удивят читателей, а еще Морган намекает, как это мир связан со вселенной «Видоизменённого углерода».

Материал подготовлен редакцией издательства интеллектуальной фантастики fanzon

Показать полностью 5
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: