91

«Послание на Угру» ростовского архиепископа Вассиана

Послание было вызвано политическими спорами, возникшими в русском обществе в связи с нашествием ордынского хана. Архиепископ Вассиан был обеспокоен известиями ο колебаниях Ивана III во время «стояния на Угре» и призывал его к решительной борьбе. Настоящий "замполит".

«Послание на Угру» ростовского архиепископа Вассиана Лига историков, Московское княжество, 15 век, Стояние на Угре, Иван III, Архиепископ Вассиан, Длиннопост

«Послание на Угру» сохранилось как в отдельных списках, так и в летописных сводах.


"Благоверному и христолюбивому, благородному и Богом венчанному, Богом утвержденному, в благочестии во всех концах вселенной воссиявшему, самому среди царей пресветлейшему и преславному государю нашему всея Руси великому князю Ивану Васильевичу, богомолец твой, господин, архиепископ Вассиан ростовский шлет благословение и челом бьет.


Молю величество твое, о боголюбивый государь, не прогневайся на меня, смиренного, что давеча дерзнул я заговорить с твоим величеством откровенно, твоего ради спасения. Нам подобает, государь великий, помнить о твоих делах, а вам, государям, нас слушать. Ныне дерзнул я написать твоему благородству, хочу кое-что напомнить из Священного писания, как Бог вразумит меня, на крепость и утверждение твоей державе.

«Послание на Угру» ростовского архиепископа Вассиана Лига историков, Московское княжество, 15 век, Стояние на Угре, Иван III, Архиепископ Вассиан, Длиннопост

По Божьему изволению, наших ради согрешений, охватили нас скорби и беды от безбожных варваров, и ты, государь, приехал в царствующий город Москву за помощью и заступлением ко всемилостивой госпоже Богородице и к святым чудотворцам, к отцу своему митрополиту, и к матери своей, великой княгине, к благоверным князьям и богобоязнивым боярам, за добрым советом — как крепко постоять за православное христианство, за свое отечество против безбожных басурман. Ты, государь, повинуясь нашим молениям и добрым советам, обещал крепко стоять за благочестивую нашу веру православную и оборонять свое отечество от басурман; льстецов же, которые нашептывают в ухо твоей власти предать христианство, не послушав, так ты обещал.


Только мужайся и крепись, духовный сын мой, как добрый воин Христов, по великому слову Господа нашего в Евангелии: «Ты пастырь добрый, который жизнь свою отдает за овец. А наемник — это не пастырь, ему овцы не свои; он видит приближающегося волка, бросает овец и убегает; а волк расхищает овец и разгоняет их. А наемник бежит, потому что наемник, и не заботится об овцах». Ты же, государь, сын мой духовный, не как наемник, но как истинный пастырь постарайся избавить врученное тебе от Бога словесное стадо духовных овец от приближающегося волка.

«Послание на Угру» ростовского архиепископа Вассиана Лига историков, Московское княжество, 15 век, Стояние на Угре, Иван III, Архиепископ Вассиан, Длиннопост

Ныне же слыхали мы, что басурманин Ахмат уже приближается и губит христиан, и более всего похваляется одолеть твое отечество, а ты перед ним смиряешься, и молишь о мире, и послал к нему послов. А он, окаянный, все равно гневом дышит и моления твоего не слушает, желая до конца разорить христианство.


А еще дошло до нас, что прежние смутьяны не перестают шептать в ухо твое слова обманные и советуют тебе не противиться супостатам, но отступить и предать на расхищение волкам словесное стадо Христовых овец.


О боголюбивый вседержавный государь, молим мы твое могущество, не слушай таких советов их...А что советуют тебе эти обманщики лжеименитые, мнящие себя христианами? Одно лишь — побросать щиты и, нимало не сопротивляясь этим окаянным сыроядцам, предав христианство и отечество, изгнанниками скитаться по другим странам.


Подумай же, великоумный государь, от какой славы к какому бесчестью сводят они твое величество! Когда такие тьмы народа погибли и церкви Божий разорены и осквернены, кто настолько каменносердечен, что не восплачется о их погибели!

«Послание на Угру» ростовского архиепископа Вассиана Лига историков, Московское княжество, 15 век, Стояние на Угре, Иван III, Архиепископ Вассиан, Длиннопост

Слышал, что сказал Демокрит, древнейший из философов: «Князь должен трезво рассуждать о всем происходящем, а против супостатов быть крепким,и мужественным, и храбрым, а к своей дружине иметь любовь и ласку». Вспоминай сказанное неложными устами Господа Бога нашего Иисуса Христа: «Блажен человек, который положит душу свою за друзей своих».


А это, как мы слышим, безбожное племя агарян приблизилось к земле нашей, к вотчине твоей. Уже многие соседние с нами земли захватили они и движутся на нас. Выходи же скорее навстречу... Последуй примеру прежде бывших прародителей твоих, великих князей, которые не только обороняли Русскую землю от поганых, но и иные страны подчиняли; я имею ввиду Игоря, и Святослава, и Владимира, которые с греческих царей дань брали, а также Владимира Мономаха, — как и сколько раз бился он с окаянными половцами за Русскую землю, и иных многих, о которых ты лучше нас знаешь.


А достойный похвал великий князь Дмитрий, прадед твой, какое мужество и храбрость показал за Доном над теми же окаянными сыроядцами — сам он впереди бился и не щадил жизни своей ради избавления христиан.


Он не усомнился, не убоялся татарского множества, не обратился вспять, не сказал в сердце своем: «У меня жена, и дети, и богатство многое; если и возьмут мою землю, поселюсь где-нибудь в другом месте». Но без сомнения устремился он на подвиг, и вперед выехал, лицом к лицу встретил окаянного разумного волка Мамая...

«Послание на Угру» ростовского архиепископа Вассиана Лига историков, Московское княжество, 15 век, Стояние на Угре, Иван III, Архиепископ Вассиан, Длиннопост

Если же ты будешь спорить и говорить: «У нас запрет от прародителей — не поднимать руку против царя, как же я могу нарушить клятву и против царя стать?» — послушай же, боголюбивый царь, — если клятва бывает вынужденной, прощать и разрешать от таких клятв нам повелено, и мы прощаем, и разрешаем...


Уж лучше тебе солгать и приобрести жизнь вечную, чем остаться верным клятве и погибнуть, то есть пустить их в землю нашу на разрушение ...А это что — какой-то пророк пророчествовал, или апостол какой-то, или святитель научил, чтобы этому богомерзкому и скверному самозванному царю повиноваться тебе, великому страны Русской христианскому царю!"

«Послание на Угру» ростовского архиепископа Вассиана Лига историков, Московское княжество, 15 век, Стояние на Угре, Иван III, Архиепископ Вассиан, Длиннопост

Полный текст оригинала и перевод

Найдены дубликаты

+2

Огонь адаптация... "во всех концах вселенной воссиявшему," . Сразу вспоминаю фильм операция ы и другие приключения Шурика. "Космические корабли бороздят..." сознание архиепископа...

раскрыть ветку 2
+1

"во всех концах вселенной воссиявший"

Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 1
+1

"других .... иройством превосходящий")

+3

Жжёт глаголом!

+3
Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 12
+1
Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 2
+2

А кто придумал англо-саксов?

раскрыть ветку 1
+1

только вот требования оплаты задолжностей может и были бы естественны от Батыя, Берке, Узбека или даже того же Тохтамыша. Но не от Ахмата же:)

раскрыть ветку 8
+2

Тащем-то, Ахмат чингизид и хан Большой Орды, его требования были вполне правомерны в рамках выстроенной Бату системы. Другое дело, что саму систему ВКМ отказалось признавать.

раскрыть ветку 7
+1

Решил почитать текст оригинала и прозрел, там тоже про вселенную. Короче вечер субботы удался... Пошел изучать этимологию этого слова и возможность его присутствия и значения в те времена

Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 3
+1

возвращайтесь и рассказывайте

раскрыть ветку 2
+2

Слово оказалось жуть какое старое, происходящее от какого-то греческого слова, обозначающего все вокруг или все сущее. В старославянском читалось как вселённыа и означает весь сотваренный мир замедленный людьми. Как то так.

раскрыть ветку 1
0

Сыроеды наступают

раскрыть ветку 5
0

В авангарде веганы-сыроеды

раскрыть ветку 4
0

А почему ордынцев автор послания так называет?

раскрыть ветку 3
-1

Это что, так записано: "Не ссы, прорвемся"?

-2

Как человек грамотно жопу царьку лижет.

-8

Читаешь, а пред взором предстает коллежский асессор с завитыми усиками и ровным пробором скребущий гусиным пером по листу. Дубовое бюро, массивная чернильница с медведем и портрет Благоверного и христолюбивого, благородного и Богом венчанного, Богом утвержденного, в благочестии во всех концах вселенной воссиявшего императора Александра III.  Новодельный новодел.

раскрыть ветку 7
+2

Ну, Иван Великий - как раз создатель централизованной бюрократической машины, которая в дальнейшем и породила коллежских асессоров и иже с ними. Так что в этом плане все в порядке.

+1

Круть. Садись за докторскую.

раскрыть ветку 1
-1

колбасу

+1

Скорее всего текст адаптирован к современному русскому языку, если бы было написано на языке того времени вряд ли бы кто что-нибудь понял.

раскрыть ветку 3
+2

Конечно это перевод. Оригинал по ссылке. И отдельно и параллельный.

-6

я прошел по ссылке и почитал "оригинал", асессор остался сидеть на месте

раскрыть ветку 1
ещё комментарии
ещё комментарии
Похожие посты
314

Василий Тёмный — триумф неудачника. Как слабый правитель усилил Россию

10 марта 1415 г. у литовской княжны Софьи и русского князя Василия родился сын. Назвали его, как и отца. Через 10 лет отец умрёт. Тогда мальчик получит к имени порядковый номер — двойку. Ещё через 20 лет удостоится прозвища Тёмный.


А ещё через 600 лет — невнятной скороговорки в учебниках и пособиях: «Великий князь московский Василий II продолжал объединение русских земель вокруг Москвы». Для особо интересующихся историей небольшой бонус — оказывается, в ходе междоусобной войны его ослепили, выжгли глаза. Отсюда и прозвище Тёмный. Негусто.


Между тем его правление длиною в 37 лет — сплошной парадокс. Одна из тех загадок, которые с трудом поддаются не то что разгадке — осмыслению. Всё, за что бы ни брался Василий, валилось у него из рук. Причём с катастрофическими последствиями. А итоговый результат — впечатляющая победа. Как?


Виктор Муйжель. Свидание Дмитрия Шемяки с князем Василием II Тёмным.

Василий Тёмный — триумф неудачника. Как слабый правитель усилил Россию Междоусобица, Московское княжество, 15 век, Василий второй, История, Казанское ханство, Власть, Длиннопост

Василия II трижды вышибали с престола. Два раза родной дядя Юрий, и один раз — двоюродный брат, Дмитрий Шемяка. Каждый раз обстоятельства были для князя Василия позорными. Дядя бил его как хотел. 25 апреля 1433 г. они столкнулись в 20 верстах от Москвы, на Клязьме. Василий разбит, бежит в Кострому. Там его берут в плен. Один – ноль. Спустя год дядя с племянником снова сходятся в битве, на этот раз у горы святого Николы, близ Ростова Великого. Василий снова разбит и снова бежит. На этот раз в Новгород, потом в Нижний Новгород, оттуда собирается спасаться даже в Орду. Два – ноль. В третий раз с Василием расправился уже Дмитрий Шемяка. Воспользовавшись беспечностью и ротозейством двоюродного брата, он в феврале 1446 г. захватывает его на богомолье, ослепляет и ссылает сначала в Углич, потом в Вологду.


Карл Гун. «Великая княгиня София Витовтовна на свадьбе великого князя Василия Тёмного» (1861

Василий Тёмный — триумф неудачника. Как слабый правитель усилил Россию Междоусобица, Московское княжество, 15 век, Василий второй, История, Казанское ханство, Власть, Длиннопост

Оправиться после таких поражений невозможно. Тем не менее Василию это удаётся. Да, он бежит с поля боя. Да, он искалечен и в ссылке под охраной. Но всякий раз, когда князь терпит неудачу, в дело вступает неожиданный ресурс, с которым приходится считаться. Победители не могут воспользоваться плодами своих побед — люди отказываются им служить. Знаменитый лозунг «Москва для москвичей» ещё не был так точно сформулирован. Но московские бояре, воеводы и даже купцы действовали в полном с ним соответствии: «Не привыкли мы служить чужим галицким князьям, у нас есть свой, природный, московский». Недруги под шквал насмешек уходят, Василий снова в Москве. И так — три раза подряд.


Борис Чориков. Князья и бояре вызываются возвратить Василию Тёмному великокняжеский престол, 1446 год.

Василий Тёмный — триумф неудачника. Как слабый правитель усилил Россию Междоусобица, Московское княжество, 15 век, Василий второй, История, Казанское ханство, Власть, Длиннопост

Мечта московских князей того времени — обзавестись церковной самостоятельностью и не зависеть от решений Константинопольского патриарха. Василий провалил её с треском. Началось всё за здравие — в 1432 г. в Москве был наречён новый митрополит всея Руси — рязанский епископ Иона. Однако, пока он собирался за подтверждением сана в Константинополь, оттуда уже явился другой. Грек Исидор. Князю пришлось утереться.

И тут снова возник неожиданный фактор. Греки готовили объединение православной и католической церквей, причём православию в этом проекте была уготована самая жалкая роль.


Исидор был яростным сторонником проекта. На Флорентийском соборе 1439 г., посвящённом объединению, он поставил под актом подчинения православной церкви римскому папе самый льстивый автограф: «Подписуюсь с любовью и одобрением».


Князь Василий умел пользоваться моментом. Вернувшийся в Москву митрополит за такое предательство был низложен и объявлен еретиком, после чего трусливо бежал. Во главе Русской православной церкви встал русский епископ Иона уже безо всяких разрешений со стороны. РПЦ стала самостоятельной, а Москва совсем скоро провозгласит себя Третьим Римом.


Василий Темный

Василий Тёмный — триумф неудачника. Как слабый правитель усилил Россию Междоусобица, Московское княжество, 15 век, Василий второй, История, Казанское ханство, Власть, Длиннопост

Утро 7 июля 1445 г. для князя Василия было тяжким. Накануне он с войском в тысячу сабель стал лагерем близ Суздаля, чтобы изготовиться к битве с казанскими царевичами Мамутяком и Якубом. Тех пока не было видно, и потому князь «ужинал у себя со всею братией, и с бояры, и пил, и бражничал долго ночью». Что бывает после этого наутро, известно всем. Но в тот раз было стократно хуже — на страдающее похмельем войско обрушились татары. Результат предсказуем — наши жестоко разбиты. Князь снова и в который раз попадает в плен. Но теперь уже не к дяде, а к казанскому хану Улу-Махмету. Это не просто разгром. Это катастрофа, щедро приправленная позором. Хан диктует князю условия выкупа. Они откровенно кабальные. По данным новгородских летописей, Улу-Махмет потребовал то ли 200 тысяч рублей, то ли «всю московскую казну», что, в общем, одно и то же. Кроме денег, Василий был должен отдать несколько областей своего княжества «в кормление» сыновьям хана, царевичам Касиму и Якубу. Московская Русь, которую поколениями собирали предки Василия, могла на этом просто закончиться. Но здесь опять вступил в действие неожиданный фактор — личное обаяние Василия.


Будучи в плену у казанцев, Василий сумел расположить к себе тех, кому предстояло поселиться на Руси, — царевичей Касима и Якуба. Он делал для этого всё — дарил подарки, раздавал обещания, лгал и даже говорил правду. Недаром одним из самых важных пунктов обвинения, которое Шемяка выдвинул князю перед ослеплением и ссылкой был: «Чему еси татар привёл на Русскую землю, и грады и волости дал им в кормление? А татар любишь, и речь, и язык их любишь без меры, и злато, и серебро, и имение даёшь татарам». Казалось бы — хуже этого и придумать нельзя.


Однако розданные в кормление «грады и волости» принадлежали Москве лишь формально. Князь Василий умудрился посадить пришедших с ним казанцев мало того что в глушь, так ещё и на спорные земли. Городец Мещерский — болотистый и лесной уголок. Этакая буферная зона между Москвой, Рязанью и Ордой, куда стекались беглецы и которая толком никем не управлялась. Зато теперь там сел приятель и вассал князя, свой, «карманный» татарин Касим. В Европе бы сказали: «Для битвы с драконом нужен дракон». На Руси тогда вспомнили сюжет с Ильёй Муромцем, который как-то раз, оказавшись без оружия, «схватил чужого богатыря за ногу и стал бить татар татарином». Получалось это превосходно — сам Касим неоднократно бил татар Большой Орды и ходил походами на Казань против своих же братьев. А его сын Данияр и вовсе участвовал в свержении татаро-монгольского ига.

Обычно, когда подводят итоги его княжения, копаются в мелочах. Да, он упорядочил управление. Да, при нём серьёзно прижали вольный Новгород. Да, он усилил зависимость от Москвы Суздаля и Нижнего. Но всё это мелочи. Главный итог несколько иной. Сын Василия, княжич Иван, будущий Иван III, прозванный Великим, получил в своё распоряжение эффективную корпорацию, полностью лишённую внутренней конкуренции. Очень скоро она станет самым крупным государством Европы.

https://aif.ru/society/history/vasiliy_tyomnyy_triumf_neudac...

Показать полностью 3
740

Реконструкция итальянского доспеха середины XV века (1440-1450 гг.)

Автор реконструкции Тобиас Кэпвелл. Доспех изготовлен Робертом Макферсоном.

Реконструкция итальянского доспеха середины XV века (1440-1450 гг.) Лига историков, Доспехи, Реконструкция, 15 век, Длиннопост

Тобиас является действующим реконструктором, куратором отдела истории оружия музея Уоллеса в Англии, автором множества книг и статей таких как «Благородное искусство меча: мода и фехтование в Европе эпохи Возрождения», «Шедевры европейского искусства», «Энциклопедия холодного оружия: ножи, кинжалы, штыки».


Далее процесс облачения Тобиаса Кэпвелла в доспех.

Реконструкция итальянского доспеха середины XV века (1440-1450 гг.) Лига историков, Доспехи, Реконструкция, 15 век, Длиннопост
Реконструкция итальянского доспеха середины XV века (1440-1450 гг.) Лига историков, Доспехи, Реконструкция, 15 век, Длиннопост
Реконструкция итальянского доспеха середины XV века (1440-1450 гг.) Лига историков, Доспехи, Реконструкция, 15 век, Длиннопост
Реконструкция итальянского доспеха середины XV века (1440-1450 гг.) Лига историков, Доспехи, Реконструкция, 15 век, Длиннопост
Реконструкция итальянского доспеха середины XV века (1440-1450 гг.) Лига историков, Доспехи, Реконструкция, 15 век, Длиннопост
Реконструкция итальянского доспеха середины XV века (1440-1450 гг.) Лига историков, Доспехи, Реконструкция, 15 век, Длиннопост
Реконструкция итальянского доспеха середины XV века (1440-1450 гг.) Лига историков, Доспехи, Реконструкция, 15 век, Длиннопост
Реконструкция итальянского доспеха середины XV века (1440-1450 гг.) Лига историков, Доспехи, Реконструкция, 15 век, Длиннопост
Реконструкция итальянского доспеха середины XV века (1440-1450 гг.) Лига историков, Доспехи, Реконструкция, 15 век, Длиннопост
Реконструкция итальянского доспеха середины XV века (1440-1450 гг.) Лига историков, Доспехи, Реконструкция, 15 век, Длиннопост
Реконструкция итальянского доспеха середины XV века (1440-1450 гг.) Лига историков, Доспехи, Реконструкция, 15 век, Длиннопост
Реконструкция итальянского доспеха середины XV века (1440-1450 гг.) Лига историков, Доспехи, Реконструкция, 15 век, Длиннопост
Реконструкция итальянского доспеха середины XV века (1440-1450 гг.) Лига историков, Доспехи, Реконструкция, 15 век, Длиннопост
Реконструкция итальянского доспеха середины XV века (1440-1450 гг.) Лига историков, Доспехи, Реконструкция, 15 век, Длиннопост
Реконструкция итальянского доспеха середины XV века (1440-1450 гг.) Лига историков, Доспехи, Реконструкция, 15 век, Длиннопост
Реконструкция итальянского доспеха середины XV века (1440-1450 гг.) Лига историков, Доспехи, Реконструкция, 15 век, Длиннопост
Реконструкция итальянского доспеха середины XV века (1440-1450 гг.) Лига историков, Доспехи, Реконструкция, 15 век, Длиннопост
Реконструкция итальянского доспеха середины XV века (1440-1450 гг.) Лига историков, Доспехи, Реконструкция, 15 век, Длиннопост
Реконструкция итальянского доспеха середины XV века (1440-1450 гг.) Лига историков, Доспехи, Реконструкция, 15 век, Длиннопост
Реконструкция итальянского доспеха середины XV века (1440-1450 гг.) Лига историков, Доспехи, Реконструкция, 15 век, Длиннопост
Реконструкция итальянского доспеха середины XV века (1440-1450 гг.) Лига историков, Доспехи, Реконструкция, 15 век, Длиннопост
Реконструкция итальянского доспеха середины XV века (1440-1450 гг.) Лига историков, Доспехи, Реконструкция, 15 век, Длиннопост
Реконструкция итальянского доспеха середины XV века (1440-1450 гг.) Лига историков, Доспехи, Реконструкция, 15 век, Длиннопост
Показать полностью 23
131

Любовь похожая на сон

В музее Кастелла Сфорца в Милане есть Camera Picta – целая комната, полностью перенесенная из замка Роккабьянка. Там это была комната новобрачной, заказанная хозяином замка для женщины, которая по сути и новобрачной-то не была. Но все по порядку.

Любовь похожая на сон Лига историков, Италия, 15 век, Яндекс Дзен, Длиннопост

Пьер Мария II де Росси граф Сан Секондо, кондотьер, друг Франческо Сфорца (основателя миланской династии герцогов), знаток математики, астрономии, гуманист, короче «большой просветитель был наш барин» встречает при миланском дворе прекрасную Бьянку Пеллегрини. Бьянка на тот момент была фрейлиной герцогини Бьянки Марии Висконти. Как увидел ее Пьер Мария году примерно в 1440, так умом и поехал ̶л̶и̶б̶о̶,̶ ̶г̶о̶в̶о̶р̶и̶т̶,̶ ̶ж̶е̶н̶ю̶с̶ь̶,̶ ̶л̶и̶б̶о̶ ̶и̶з̶ ̶м̶р̶а̶м̶о̶р̶а̶ ̶и̶з̶в̶а̶я̶ю̶ амор, в общем, с ним случился. Одна была проблема, вернее две: он был уже женат, а она замужем. Впрочем, граф наш был ниэпически знатен, да и заслуг у него перед отечеством вообще и перед действующим герцогом в частности было несть числа, поэтому он, не особо заморачиваясь этической стороной проблемы ̶с̶х̶в̶а̶т̶и̶л̶ ̶с̶в̶о̶ю̶ ̶л̶а̶у̶р̶у̶ ̶н̶а̶ ̶к̶о̶н̶я̶, построил для возлюбленной замок и поселил ее там.

Любовь похожая на сон Лига историков, Италия, 15 век, Яндекс Дзен, Длиннопост

замок Роккабьянка


Почему муж-рыцарь по имени Мельхиорре ди Арлуно не возмутился, история умалчивает, то ли происхождения был сильно менее знатного, то ли поднадоела она ему к тому времени, то ли с приятелем герцога связываться не хотелось — сейчас уже не узнаешь. Но жили все участники этого любовного квадрата долго и вроде даже вполне счастливо, а граф наш аж сразу на две семьи. Жена Антония с многочисленными отпрысками вела тихую жизнь в фамильном замке Рокка деи Росси, а для любовницы Пьер Мария построил их аж два - Торрекьяру и Роккабьянку в качестве зимней резиденции.


В 1468 году жена любвеобильного графа умирает, по всей видимости, от чумы и вроде бы развязывает любовникам руки, но, на самом деле, нет свидетельств, что, овдовев, он женился на Бьянке, не исключено, что они посчитали себя выше этих условностей. В 1480 году Бьянка тоже умерла, и с ее смертью закончилась безмятежная жизнь Пьера Марии. Поставив не на ту фигуру в борьбе за герцогский титул, по пришествии к власти Лодовико Сфорца он потерял все преференции и замок за замком – сначала фамильный, а потом и Роккабьянку.


Что касается Камера Пикты  – это комната метров пятнадцати, скорее всего спальня, полностью перенесенная в музей Сфорца из зимней резиденции Бьянки Пеллегрини Роккабьянки, украшенная по периметру стильными монохромными фресками раннего Возрождения — практически комикс, иллюстрирующий десятую новеллу о терпеливой Гризельде из Декамерона.

Любовь похожая на сон Лига историков, Италия, 15 век, Яндекс Дзен, Длиннопост

Кто не в курсе и не читал, там полная жесть, конечно: охреневший от охоты и прочего безделья аристократ по имени Гуальтеро берет в жены красивую крестьянскую девушку и давай издеваться, по версии Боккаччо «испытывать». Забирает у нее новорожденных детей, утверждая, что народ не примет детей крестьянки в качестве наследников и вроде как отдает их убить. Гризельда терпит. Потом он выгоняет ее к отцу в одной рубашке. Гризельда уходит и терпит.

Любовь похожая на сон Лига историков, Италия, 15 век, Яндекс Дзен, Длиннопост

Потом он возвращает ее в замок, чтобы она все приготовила к его новой свадьбе. Гризельда возвращается, готовит и терпит. Зовет ее на свадебный пир и спрашивает, как ей нравится его юная невеста. Эта овца отвечает, что ваще красотко, только пусть он ее не испытывает так, а то ведь и коньки может отбросить, все-таки, похоже, не крестьянская дочь — похлипше будет. Тут Гуальтеро понимает, что такой дуры ему больше не найти и раскалывается, что не невеста ему девица та, а дочь их, а вон тот прыщавый юнец — сын. Все танцуют.

Любовь похожая на сон Лига историков, Италия, 15 век, Яндекс Дзен, Длиннопост

Итальянские аристократы очень любили изображать эту историю на стенах своих замков, чтобы их жены и любовницы видели перспективу, типа терпи, как муж шляется по бабам и развлекается и все будет, когда-нибудь. Наверное. Например, в лондонской Национальной галерее, выставлены работы сиенского мастера 1490-1500 годов, назидательные картины о верности Гризельды, которые были заказаны богатым сиенским семейством Спанокки к свадьбе, и ранее украшали одну из спален в их особняке.


И вот я никак не могу понять, что должно быть у мужика в голове, чтобы заказать такие обойки для комнаты любовницы, которую только что увел у законного мужа.

https://zen.yandex.ru/media/id/5d0ca026dff1d500aef882cc/liub...

https://ru.wikipedia.org/wiki/Бембо,_Бенедетто

https://ru.wikipedia.org/wiki/Мастер_истории_Гризельды

https://ru.wikipedia.org/wiki/Гризельда_(сюжет)

https://www.tripadvisor.com.tr/LocationPhotoDirectLink-g1878...

Показать полностью 4
981

Да в гробу я вас всех... видел?

Турнирный шлем и кираса для доспеха штехцойг -  усиленного турнирного доспеха для конных поединков рыцарей на копьях. Что может пойти не так?

Да в гробу я вас всех... видел? Лига историков, Доспехи, Турнирные доспехи, 15 век, Длиннопост

Этот экземпляр, экспонирующийся в оружейной палате венецианской Палаты дожей еще тяжелее и прочнее, нежели аналогичные шлемы из коллекции Венской оружейной палаты во дворце Ховбург. А посмотрите на его крепления к кирасе? Оно же прямое попадание снаряда выдержит, не то что копья. И становится очевидно, что богатым венецианцам еще меньше хотелось погибать на турнирах чем их немецким коллегам.

Да в гробу я вас всех... видел? Лига историков, Доспехи, Турнирные доспехи, 15 век, Длиннопост

Казалось бы эти доспехи - вершина степени защиты их владельца от любого современного им комплекса наступательного вооружения. 

Да в гробу я вас всех... видел? Лига историков, Доспехи, Турнирные доспехи, 15 век, Длиннопост

Но , перефразируя, "на любой любой противогаз, найдется свой газ".

Да в гробу я вас всех... видел? Лига историков, Доспехи, Турнирные доспехи, 15 век, Длиннопост

Из собрания The Metropolitan Museum of Art. Инвентарный номер 04.3.233.

Да в гробу я вас всех... видел? Лига историков, Доспехи, Турнирные доспехи, 15 век, Длиннопост

Турнирный шлем для конного поединка на копьях типа "жабья голова", Италия, 1475-1500 годы. Высота общая 508 мм (20 in.); ширина 375 мм (14 3/4 in.); глубина 406 мм (16 in.); вес 8769 грамм (19 lb. 5 oz.). Чем его били не знаю. Но били сильно и много. Сзади, что было может быть, не по рыцарски, но судя по всему, эффективно. 

Да в гробу я вас всех... видел? Лига историков, Доспехи, Турнирные доспехи, 15 век, Длиннопост
Показать полностью 5
514

Дипломатические письма Ивана IV Грозного. Аффтар жжот.

Дипломатические письма Ивана IV Грозного. Аффтар жжот. Лига историков, Иван Грозный, Дипломатия, Письмо, Швеция, Московское княжество, Длиннопост

Первое послание шведскому королю Юхану III


Божьей [следует перечисление атрибутов] милостью, властью и хотением скипетродержателя Российского царства, великого государя, царя и великого князя Ивана Васильевича всея Руси [следует полный титул], от нашего высочайшего царского порога грозное повеление и наставление.


Когда ты получишь это наше государево послание, тебе, Юхану, королю Шведскому, Готскому и Вендийскому, будет уже известно и другое наставление, данное нами прежде, в январе месяце. В этом наставлении было подробно описано, как ты присылал к стопам нашего владычества бить челом Павла, епископа Абовского, когда наше высокое величество было в своей вотчине, в Великом Новгороде, как о приезде твоих послов было донесено нам в Великий Новгород, как мы по прежнему обычаю дали твоим послам наставление, как твои послы раздражили наше величество своим нелепым поведением и мы на них разгневались, как мы, находясь в Великом Новгороде, хотели за твое малоумие обратить свой гнев на твою Шведскую землю, и по какой причине наше величество, надеясь, что ты образумишься, отложило свой гнев... и как мы, отпустив твоих послов, послали с ними к тебе наставление и повеление, как тебе заслужить прощение нашего высокого величества. Об этом тебе неоднократно было писано подробное наставление и установлен срок для прибытия твоих послов к нам в нашу вотчину, Великий Новгород...Мы же, как истинный христианский государь, умилосердились над твоей Шведской землей, удержали свой гнев и остановили бранную лютость. Мы надеялись, что ты и Шведская земля уже осознали свою глупость.


А мы до сих пор ожидали от тебя ответа, милостиво и кротко пребывая здесь со всей своей царской роскошью и со всей своей думой, с ближними людьми и без рати, но до сих пор про твоих послов слуху нет, прибудут они или нет.


Не надеешься ли ты, что Шведская земля может по-прежнему плутовать, как делал твой отец Густав, нападавший вопреки перемирию на Орешек? Как тогда досталось Шведской земле! А как брат твой Эрик обманом хотел нам дать жену твою Катерину, а его свергли с престола и тебя посадили! А потом осенью нам говорили, что ты умер, а весной сказали, что тебя согнали с государства брат твой Карл да зять твой герцог Магнус. А после этого пришла весть про послов твоих, будто они идут и будто ты на своем государстве. Ныне же про послов твоих слуху нет; говорят, что ты сидишь в Стокгольме, в осаде, а брат твой Эрик на тебя наступает. И тут-то ваше плутовство и обнаруживается: оборачиваетесь, как гад, разными видами.


Ныне же мы поехали на свое царство в Москву, а в декабре опять будем в своей вотчине, Великом Новгороде, и тогда ты посмотришь, как мы и наши люди станем у тебя мира просить! Если же ты захочешь бранную лютость утолить и пришлешь послов, согласно нашему наставлению, то мы тебя за твою покорность пожалуем.


Дано это величественное наставление в нашей вотчине, в Великом Новгороде, в 7080 году, 11 августа [11 августа 1572 г.], на 39-й год нашего правления, 26-й год принятия Российского царства, 20-й год Казанского царства, 18-й год Астраханского царства.

Дипломатические письма Ивана IV Грозного. Аффтар жжот. Лига историков, Иван Грозный, Дипломатия, Письмо, Швеция, Московское княжество, Длиннопост

Юхан III


Второе послание шведскому королю Юхану III


Божьей [следует перечисление атрибутов] милостью, властью и хотением скипетродержателя Российского царства, великого государя, царя и великого князя Ивана Васильевича всея Руси [следует полный титул] наставление и слово Юхану, королю шведскому [следует титул].


Ты прислал к нам через пленника свою грамоту, наполненную собачьим лаем, - мы дадим тебе на нее отповедь позже. А сейчас, по своему государскому обычаю, достойному нашего высокого величества, посылаем тебе пространное наставление со смирением.


Первое: ты пишешь свое имя впереди нашего - это неприлично, ибо нам брат - цесарь Римский и другие великие государи, а тебе невозможно называться им братом, ибо Шведская земля честью ниже этих государств, как будет доказано впереди. Ты говоришь, что Шведская земля - вотчина отца твоего; так ты бы нас известил, чей сын отец твой Густав и как деда твоего звали, был ли твой дед на престоле и с какими государями он был в братстве и в дружбе, укажи нам всех их поименно и грамоты пришли, и мы тогда уразумеем.


Если бы ты хотел жить по правде, так ты бы прислал ко мне послов - все бы и без крови разрешилось. А ты крови желаешь, поэтому ты бессмыслицу говоришь и пишешь. Никто на тебя не покушается, делай с женой и с братом что хочешь; об этом много говорить не стоит.


А это истинная правда, а не ложь - что вы мужичий род, а не государский. Пишешь ты нам, что отец твой - венчанный король, а мать твоя - также венчанная королева; но хоть отец твой и мать - венчанные, но предки-то их на престоле не бывали! А если уж ты называешь свой род государским, то скажи нам, чей сын отец твой Густав, и как деда твоего звали, и где на государстве сидел, и с какими государями был в братстве, и из какого ты государского рода? Пришли нам запись о твоих родичах, и мы по ней рассудим. А нам хорошо известно, что отец твой Густав происходил из Смоланда, и еще потому нам известно, что вы мужичий род, а не государский, что, когда при отце твоем Густаве приезжали наши торговые люди с салом и с воском, то твой отец сам, надев рукавицы, как простой человек, пробовал сало и воск и на судах осматривал и ездил для этого в Выборг; а слыхал я это от своих торговых людей. Разве это государское дело? Не будь твой отец мужичий сын, он бы так не делал.


Всего же достовернее будет, если ты пришлешь запись о своем государском роде, о котором ты писал, что ему четыреста лет, кто после кого сидел на престоле, с какими государями были в братстве, и мы оттуда уразумеем величие твоего государства. Какие ваши предки жили в городах и столицах, а не в мужицких деревнях, и кто входил в ваш род, кроме твоего отца (сообщи все это обстоятельно!), и какие у вас в Швеции были еще короли и из какого рода.


...И с этими послами ты сообщи нам, был ли кто-нибудь королем в Шведской земле до отца твоего, кто именно был и из какого рода и с кем он был в братстве; а мы об этом не слыхали,- уж не нашел ли ты этих королей у себя в чулане?


Сам ведь ты написал, что ваше королевство выделилось из Датского королевства, а если ты еще нам пришлешь грамоту с печатью о том, как бессовестно поступил отец твой Густав, захватив королевство, то и того лучше будет, нам и писать будет нечего об этом: сам ты свое холопство признал!


А твоего титула и печати мы просто так не хотим: если тебе хочется с нами сноситься помимо наместников, то ты нам уступи и подчинись и отблагодари нас как следует, и тогда мы тебя пожалуем ...


(Дальше мое любимое место, ТС) А если ты хочешь присвоить титулы и печати нашего царского величества, так ты, обезумев, можешь, пожалуй, и государем вселенной назваться, - да кто тебя послушает?


А себя мы не хвалим и не прославляем, а только указываем на достоинство, данное нам от Бога; и тебя мы не хулим, а пишем это лишь для того, чтобы ты пришел в сознание...


А что ты писал, будто мы просим у тебя твою королеву, так ты, неразумный человек, не понял. Мы писали тебе, что так же возможно, чтобы ты нам свою жену отдал, как и то, чтобы мы сами тебе крест целовали; но ведь это невозможно, чтобы у мужа жену взять, всякий это знает (да мы и не хотим этого!), также невозможно и то, чтобы мы с тобой сами сносились помимо наместников, - настолько это недостижимо! (Ну тупыыыые...!!, ТС)


А что ты писал к нам лай и дальше хочешь лаем отвечать на наше письмо, так нам, великим государям, к тебе, кроме лая, и писать ничего не стоит, да писать лай не подобает великим государям; мы же писали к тебе не лай, а правду, а иногда потому так пространно писали, что если тебе не разъяснить, то от тебя и ответа не получишь. А если ты, взяв собачий рот, захочешь лаять для забавы - так то твой холопский обычай: тебе это честь, а нам, великим государям, и сноситься с тобой - бесчестие, а лай тебе писать - и того хуже, а передаиваться с тобой - горше того не бывает на этом свете, а если хочешь перелаиваться, так ты найди себе такого же холопа, какой ты сам холоп, да с ним и перелаивайся. Отныне, сколько ты не напишешь лая, мы тебе никакого ответа давать не будем.


Писана в нашей вотчине, в Ливонской земле, в городе Пайде [Вейссенштейн], в 7081 году, 6 января [6 января 1573 г.], на 40-й год нашего правления, на 26-й год нашего Российского царства, 21-й - Казанского, 18-й - Астраханского.

источник

Показать полностью 1
608

Шлем из под стен Падуи

Этот шлем (сервильер) 15 века, с тремя отверстия от арбалетных болтов, был обнаружен в крепостном рву внутренней стены итальянского города Падуя. Характер отверстий показывает нам трагическую судьбу защитника средневековой крепости. 

Шлем из под стен Падуи Лига историков, Шлем, 15 век, Италия, Длиннопост

Шлем был изготовлен в миланской оружейной мастерской Миссалья (Missaglia) о чем говорит клеймо.


Шлем пробит тремя арбалетными болтами, четвёртое попадание выдержал, от него только вмятина. Все трассологические характеристики указывают на то, что следообразующие объекты это арбалетные болты. Направление полета болтов - спереди и снизу. Скорее всего по шлему, то есть по его владельцу, защитнику крепости. стоявшему на стене, штурмующие стреляли снизу.

Шлем из под стен Падуи Лига историков, Шлем, 15 век, Италия, Длиннопост

Защитные бляхи по бокам шлема отсутствовали. Рядом со шлемом были найдены несколько кинжалов 15 века.


Изначально, болтов в шлеме не было. При реставрации шлема они были вставлены для наглядности знаменитым оружиеведом и хранителем (куратор) оружия и доспехов в Художественном музее Метрополитен Башфордом Дином.


То есть, боец  высунулся  из-за зубца стены или там бойницы и получил свои четыре арбалетных болта, а затем рухнул вниз в ров. Или труп остался на стене, а шлем, после того как из него вынули покойника, выбросили, что представляется маловероятным. 

https://archive.org/details/europeanarmsarmo00amer_0/page/88

Показать полностью 1
1386

Псковское побоище из-за капусты

Если открыть 2-ю псковскую летопись, то там под 6985 годом от сотворения мира (1477 год от Рождества Христова) есть шикарная запись от 5 сентября

Псковское побоище из-за капусты Лига историков, Псков, Наместник Оболенский, 15 век, Длиннопост, История

«…всегда ненавидя человеческого добра диавол, пропиная многие сети свои, веля быть в ненависти и вражде друг на друга, свади пскович с княжими людьми…».


На самом деле, дьявол тут был ни при чем. Во всем оказались "виноваты" кочаны капусты.

Псковское побоище из-за капусты Лига историков, Псков, Наместник Оболенский, 15 век, Длиннопост, История

Один псковитянин вез капусту с огорода через торг, находившийся возле княжьего двора, где на тот момент жил и руководил военными делами города московский ставленник Ярослав Васильевич Оболенский. Так вот пока горожанин вез свою капусту, «княжий шестник» (слуга на княжеском дворе) силой схватил с воза несколько кочанов («наручье», как говорится в летописи), и бросил один из них барану. Покормить, значит, скотинку решил, раз уж все равно капусту мимо везут.

Псковское побоище из-за капусты Лига историков, Псков, Наместник Оболенский, 15 век, Длиннопост, История

Само собой, псковичу это не понравилось. Он кликнул подмогу. Слуги на княжеском дворе схватились за ножи и луки и начали из них стрелять по горожанам. Псковичи в ответ похватали дрыны и камни. Вместе со своими слугами с псковичами начал драться и князь Ярослав, который спьяну надел доспехи и промчался по городу, стреляя из лука. Да так, что двоих застрелил.


Тут против княжеской челяди и князя объединился весь город, в том числе бояре. Они поймали на торгу княжеского повара с очень характерным именем Курва и пристукнули его. Совсем.

Псковское побоище из-за капусты Лига историков, Псков, Наместник Оболенский, 15 век, Длиннопост, История

Дальше грянуло вече. Князю предложили убираться. Но он был против и не уехал. Тогда послали гонца в Москву и там, хоть и не с первого раза, но смогли достучаться до Ивана III, добившись, чтобы Ярослав убирался. Кстати, он еще и прихватил с собой псковичей, возивших ему провиант, пока он стоял за городом. И только когда псковские послы еще раз побывали в Москве, их отпустили.

Псковское побоище из-за капусты Лига историков, Псков, Наместник Оболенский, 15 век, Длиннопост, История

И кто же виноват во всем? Капуста и водка? Нет. 


Еще в 1474 году псковичи жаловались на Оболенского московскому князю, что Ярослав Васильевич выходит пьяным на улицу и в таком виде стреляет в людей. Однако далее его отношения с псковичами видимо улучшились и в 1475 году он ездил с депутацией горожан в Москву. Однако далее псковичи снова жаловались на него в Москву за излишние поборы, но московский князь принял его сторону. После этого княжий наместник ещё более увеличил давление на жителей.

источники: https://ru.wikipedia.org/wiki/Оболенский,_Ярослав_Васильевич

http://bookre.org/reader?file=762222

https://zen.yandex.ru/media/valerongrach/pianoe-russkoe-pobo...

Показать полностью 3
623

Надгробие Филиппа де По

Филипп де По (1428—1493) — бургундский вельможа, военный и дипломат. Был сеньором де Ла Рош де Ноле, рыцарем Ордена Золотого Руна, сначала Великим сенешалем, а затем губернатором Бургундии. При Карле Смелом командовал эскадроном камергеров. Участвовал в сражениях при Нейсе, Грансоне, Муртене и Нанси

Надгробие Филиппа де По Лига историков, Надгробие, Филипп де по, Лувр, 15 век, Длиннопост

Надгробная плита на могиле Филиппа Пота изначально находилась в Бургундии, в монастырской церкви аббатства Сито в Бургундии. Высота 180 сантиметров, ширина 265 сантиметров.


В 1889 году надгробие было приобретено Лувром, где и находится по настоящее время.

Надгробие Филиппа де По Лига историков, Надгробие, Филипп де по, Лувр, 15 век, Длиннопост

Сейчас разве что специалисты-историки вспоминают бургундского феодала Филиппа По, но его имя навсегда вошло в историю искусств благодаря таланту ваятеля. Запоминается не столько Филипп По, лежащий в полном боевом снаряжении на каменной плите, сколько поддерживающие эту плиту плакальщики. Их восемь, по четыре с каждой стороны. Они застыли в скорбном оцепенении. Тела едва угадываются за траурными одеждами, ложащимися на землю тяжелыми, ломкими складками. Лица почти не видны за низко опущенными капюшонами. В наклонах голов, жестах рук есть элементы театральности, которые придают сцене величественность и торжественность.

Надгробие Филиппа де По Лига историков, Надгробие, Филипп де по, Лувр, 15 век, Длиннопост

Плакальщики несут восемь щитов с гербами, говорящих о благородном происхождении умершего мужчины.


Автор неизвестен, но предположительно, это Антуан ле Мойтюрье.

Надгробие Филиппа де По Лига историков, Надгробие, Филипп де по, Лувр, 15 век, Длиннопост
Надгробие Филиппа де По Лига историков, Надгробие, Филипп де по, Лувр, 15 век, Длиннопост
Надгробие Филиппа де По Лига историков, Надгробие, Филипп де по, Лувр, 15 век, Длиннопост

https://en.wikipedia.org/wiki/Philippe_Pot

https://en.wikipedia.org/wiki/Antoine_Le_Moiturier

http://louvre.historic.ru/books/item/f00/s00/z0000000/st008....

Показать полностью 5
221

Предатель Гришка Котошихин

Тело его было анатомировано,

а кости его, нанизанные на проволоку,

использовались в качестве учебного пособия...

Предатель Гришка Котошихин Лига историков, Григорий Котошихин, Предательство, Московское княжество, 17 век, Длиннопост

Григорий Карпович Котошихин, подьячий Посольского приказа, не снискал себе славы ни как талантливый дипломат, ни в какой либо другой сфере деятельности. Он известен другим. Котошихин - первый перебежчик, о котором нам известно. Так что всякие гордиевские, шевченко, резуны, калугины являются продолжателями того, что впервые сделал "вор Гришка".

Предатель Гришка Котошихин Лига историков, Григорий Котошихин, Предательство, Московское княжество, 17 век, Длиннопост

Кстати, начальство да и сослуживцы считали его способным молодым человеком, который вполне мог сделать карьеру. Правда, однажды произошел небольшой инцидент - при написании официальной грамоты он либо по рассеянности, либо из-за недосмотра во фразе "великий государь"пропустил слово "государь", за что был бит батогами. Вы можете сказать, что вот то, что заставило Гришку обидеться на царя и начальство, только это было обычное наказание того времени за допущенную ошибку. Сейчас бы его лишили премии или объявили выговор, а тогда наказывали вот таким простым способом.. Тем боле, что наказание никакого влияния на идущую в гору карьеру.


В 1641 году Котошихин принимает участие в заключении мирного договора между Россией и Швецией, а в августе того же года царь посылает его в Стекольну (так тогда русские называли Стокгольм) с письмом к шведскому королю,в котором Алексей Михайлович предлагает ему прислать своих представителей для обмена ратификационными грамотами. Как вы понимаете, кого попало с таким заданием не пошлют....

Предатель Гришка Котошихин Лига историков, Григорий Котошихин, Предательство, Московское княжество, 17 век, Длиннопост

Договор был был успешно ратифицирован и начались переговоры об урегулировании взаимных денежных претензий. Вели их с российской стороны Василий Семенович Волынский и шведский постоянный представитель в Москве (как тогда называли резидент) Адоль Эберс. Именно Эберс в своем зашифрованном донесении от 26 января 1664 года упоминает о существовании у себя на связи ценного источника, который имел доступ к секретной информации. Как зовут источника, этого в донесении нет, но мы по ряду косвенных признаков достаточно уверенно сказать, что речь идет именно о подьячем Посольского приказа Гришке Котошихине. Как то так..


Что же подтолкнуло Котошихина на предательство? Бедность. Не думаю. В архивах сохранились сведения, что герой данной статьи в 1661 году получал 13 рублей в год. Сумма, конечно, не ахти, но на такие деньги тогда жить было можно. Тем более, что в 1663 году он получал уже 30 рублей. Правда, был еще случай с отцом Котошихина, монастырским казначеем, которого сначала обвинили в растрате, отобрали дом со всем имуществом, а потом, после расследования, обвинение сняли, но имущество не вернули... Впрочем, на карьере сыночка это никак не сказалось...

Предатель Гришка Котошихин Лига историков, Григорий Котошихин, Предательство, Московское княжество, 17 век, Длиннопост

Последние сведения о Котошихине в архивах России относятся к 1665 году. Это запись в ведомости на выплату жалования служащим Посольского приказа. Эта запись гласила, что в прошлом году Гришка Котошихин, будучи в полках князя Черкасского "своровал, изменил, отъехал в Польшу". Сам Гришка объяснял свой поступок тем, что оказался в центре интриг между двумя воеводами - князем Черкасским и князем Долгоруким (якобы князь Черкасский заставлял его написать письмо с обвинениями князя Долгорукого, что тот "сгубил царское войско"). Понимая, что от князя Черкасского, если он откажется, не будет ничего хорошего, а если не откажется, то ему не будет ничего хорошего от князя Долгорукого, Гришуня решил сделать ноги. Конечно, тут Котошихину можно посочувствовать, если не принимать во внимание сотрудничество за деньги со шведским дипломатом (он же шведский разведчик) в деле краж государственных секретов, о чем было указано выше. Так что особо сочувствовать я бы не стал. Тем более мы знаем только версию самого перебежчика.


В общем Гришка бежал в Польшу, где предложил свои услуги королю Яну-Казимиру, который назначил ему жалование в 100 рублей в год. Но Гришке этого было мало. Он просит короля оставить его при своей особе, обещая ему рассказать множество ценных сведений о России, прося взамен самую малость - чтобы ему сообщали все последние новости о России, и чтобы ему был предоставлен свободный доступ к королю. Я представляю, как польский король офигел от подобной наглости...

Предатель Гришка Котошихин Лига историков, Григорий Котошихин, Предательство, Московское княжество, 17 век, Длиннопост

Так вот, обидевшись на короля Яна-Казимира, или еще по какой причине, но Котошихин уехал в Пруссию, а потом в город Любек. И тут, в Любеке, ему улыбнулась удача. Он встретил бывавшего в Москве иностранца Иоганна фон Горна, который был тайным агентом Алексея Михайловича. Фон Горн знал Котошихина как подьячего Посольского приказа и ничего не знал о его измене, поэтому он попросил Гришку доставить в Москву тайное сообщение, и эта гнида, воспользовавшись ситуацией, решил как можно выгоднее продать попавшую к нему в руки секретную информацию и первым же кораблем рванул в Нарву.

В Нарве в тот момент была резиденция шведского генерал-губернатора Ингерманландия.


Из Нарвы он быстренько сочинил послание уже к шведскому королю, где предлагал свои услуги, и, кстати, признавался, что продавал шведам секреты еще в бытность подьячим Посольского приказа. Кстати, российская разведка смогла установить местонахождение предателя, и у Швеции потребовали его выдать.


Котошихина не выдали. 24 ноября 1665 года шведский король подписал специальный указ, гласивший, что "Поелику до сведения нашего дошло, что этот человек хорошо знает русское государство, служил в канцелярии великого князя и изъявил готовность делать нам разные полезные сообщения, мы решили всемилостивейше пожаловать этому русскому 200 риксдаллеров серебром". Так что Гришке опять повезло...

Предатель Гришка Котошихин Лига историков, Григорий Котошихин, Предательство, Московское княжество, 17 век, Длиннопост
Предатель Гришка Котошихин Лига историков, Григорий Котошихин, Предательство, Московское княжество, 17 век, Длиннопост

Котошихин приезжает в Стокгольм и под именем Иоганна Александра Селецкого был зачислен в штат архива чиновником. Поселился он у служившего в том же архиве переводчика русского языка Даниила Анастазиуса. В это время Котошихиным был написан труд "О России в царствование Алексея Михайловича", которое до сих пор используется историками в качестве ценного источника сведений о России XVII века.


25 августа 1667 года в пьяной драке Котошихин наносит смертельные раны своему хозяину, Даниилу Анастазиусу, у которого жил. За это перебежчика задержали, судили, и приговорили к смертной казни. Приговор был приведен в исполнение. Тело его было анатомировано в университете Упсалы, а кости его, нанизанные на проволоку, использовались, а может и сейчас используются, в качестве учебного пособия для студентов медицинского факультета. Вот такую достойную "награду" за свое предательство получил перебежчик Григорий Карпович Котошихин.


На этом можно и закончить с данным персонажем.

источник

Показать полностью 6
82

Французский "Минас Тирит" или Непокоренное аббатство. Часть 2.

Часть 1

Французский "Минас Тирит" или Непокоренное аббатство. Часть 2. Лига историков, Мон-Сен-Мишель, Столетняя война, 15 век, Длиннопост

В декабре 1422 г. – январе 1423 г. защитники монастыря предприняли морской поход против англичан. Об этом свидетельствует датированный 29 января 1423 г. отчет о трофеях английского гарнизона Шербура, одержавшего победу в морском сражении с солдатами Мон-Сен-Мишеля и моряками Сен-Мало. В нем сказано: «Кристоф Хьюет, конный копийщик, и многие другие ниже перечисленные… 29 января вышли в море на судне из Шербура, в море также вышла небольшая эскаффа (Небольшая лодка. - Авт.) из Пула, на помощь одному английскому галиоту, которое сражалось с другим судном из Сен-Мало; судно из Сен-Мало было захвачено солдатами английского галиота и сдалось ему сразу же, как только к ним смогли подойти корабль из Шербура и эскаффа из Пула. Кристоф и его компаньоны возвратились обратно в тот же день.

Французский "Минас Тирит" или Непокоренное аббатство. Часть 2. Лига историков, Мон-Сен-Мишель, Столетняя война, 15 век, Длиннопост

И кажется, вместе с ними в Шербур прибыли люди с английского галиота и привели с собой судно из Сен-Мало, на котором находились бретонцы, моряки Сен-Мало, солдаты Мон-Сен-Мишеля и несчастные жители Ко…». Судя по тексту, французская сторона в этом сражении была представлена не только солдатами Мон-Сен-Мишеля и Сен-Мало, но также бретонскими моряками и даже жителями Ко и Дьеппа.

Французский "Минас Тирит" или Непокоренное аббатство. Часть 2. Лига историков, Мон-Сен-Мишель, Столетняя война, 15 век, Длиннопост

Скорее всего, январская битва 1423 г. состоялась у берегов Англии и явилась результатом спланированной защитниками Мон-Сен-Мишеля операции.


Таким образом, пассивное противостояние аббатства английскому давлению в начале 20-х гг. сменилось активными действиями в тылу противника. В начале 30-х гг., воспользовавшись антианглийскими волнениями жителей Нижней Нормандии и походом французских рыцарей, один из бретонских защитников Мон-Сен-Мишеля, согласно данным перечня 1427 г., повел флотилию на Гранвилль, где были захвачены и приведены в аббатство несколько английских кораблей.

Французский "Минас Тирит" или Непокоренное аббатство. Часть 2. Лига историков, Мон-Сен-Мишель, Столетняя война, 15 век, Длиннопост

В ответ англичане ужесточили блокаду. 11 октября 1422 г. герцог Бедфорд запретил всем нормандцам, «какого бы положения они не были», совершать паломничество в монастырь под угрозой конфискации имущества. Тем самым монахи лишались одного из самых важных источников своего существования - подаяний, даров, пожертвований и т.д.


Ввиду неудачной блокады аббатства летом 1423 г. англичанами был разработан план осадных действий. 30 июля 1423 г. Джон де ла Поль, сеньор де Муайон, был назначен ответственным за его покорение: «Генрих, милостью Божьей король Франции и Англии, - всем, кто видит эти письма. Да будет известно, что по причине особого доверия, которое Мы испытываем, мужества, преданности и рвения нашего возлюбленного и верного кузена рыцаря Джона де ла Поль… Мы передали и настоящими письмами передаем ему власть и полномочия… потребовать у тех, кто удерживает и оккупирует место, крепость и церковь Мон-Сен-Мишель, чтобы они вернули ее под наше покровительство…; получить с них клятву окончательного мира и заверение в том, что они будут нашими добрыми и покорными подданными…».

Французский "Минас Тирит" или Непокоренное аббатство. Часть 2. Лига историков, Мон-Сен-Мишель, Столетняя война, 15 век, Длиннопост

Джон (Иоанн) Ланкастерский, 1-й герцог Бедфорд  — третий сын короля Англии Генриха IV

Англичанам удалось договориться с Анри Мюрдраком, который числился в составе гарнизона Мон-Сен-Мишеля, и тот обязался сдать им аббатство, в качестве залога этого выдав Томасу Бургу, капитану Авранша, своего племянника Рауля. Англичане заплатили нормандцу за его предательство 1 000 золотых экю, которые он должен был возвратить в случае невыполнения своих обещаний. В течение восьми месяцев, с июля 1424 г. по апрель 1425 г., по поручению Томаса Бурга Рауля Мюрдрака охраняли несколько рыцарей, которые получили вознаграждение в размере 48 турских лир. Выплатить 1 000 золотых экю герцог Бедфорд поручил Пьеру Сюрро, главному сборщику налогов в Нормандии, 12 апреля 1424 г. Томас Берг выдал квитанцию о получении этих денег 27 апреля, а Анри Мюрдраку их передали только в тот день, когда он сдал своего племянника англичанам в качестве заложника, то есть 8 июля.

Французский "Минас Тирит" или Непокоренное аббатство. Часть 2. Лига историков, Мон-Сен-Мишель, Столетняя война, 15 век, Длиннопост

26 августа 1424 г. Джон Бедфорд, регент Франции, обнародовал в Руане постановление, согласно которому руководство операцией по осаде Мон-Сен-Мишеля, «в настоящее время оккупированного врагами и противниками монсеньора короля», он возложил на Николя Бердета, бальи Котантена. Ему поручалось «установить, держать и продолжать осаду перед этим местом до тех пор, пока оно не будет захвачено и приведено в повиновение».


Этим же распоряжением устанавливалась общая численность осаждающих сил. Из 40 всадников и 120 лучников Николя Бердета 6 всадников и 18 лучников должны были составить личную свиту бальи Котантена. Помимо этого предполагалось, что в осаде Мон-Сен-Мишеля примут участие солдаты английских гарнизонов Кутанса (12 всадников и 36 лучников), Сен-Ло (10 всадников и 30 лучников), Авранша (40 всадников и 120 лучников), Шербура (16 всадников и 48 лучников), Понт-д’Увэ (1 всадник и 3 лучника) и Парк-л’Эвека (9 всадников и 27 лучников).26 Таким образом, «для того, чтобы привести к повиновению город, место и крепость Мон-Сен-Мишель», герцог Бедфорд определил под начало Николя Бердета 130 всадников и 390 лучников. Поскольку каждого всадника обычно сопровождал паж и coutilier, а на каждую пару лучников приходился один слуга, получится, что армия сухопутного фронта англичан под Мон-Сен-Мишелем насчитывала около 1 000 человек.

Французский "Минас Тирит" или Непокоренное аббатство. Часть 2. Лига историков, Мон-Сен-Мишель, Столетняя война, 15 век, Длиннопост
Французский "Минас Тирит" или Непокоренное аббатство. Часть 2. Лига историков, Мон-Сен-Мишель, Столетняя война, 15 век, Длиннопост

Блокирование Мон-Сен-Мишеля с моря было поручено герцогом Бедфордом адмиралу Бертену де Энтвислю, наместнику графа Саффолка в Нормандии, в подчинении которого находились 27 всадников, 84 лучника и 24 моряка.


13 сентября напротив аббатства англичане начали строительство крепости Ардевон. «Чтобы подчинить, покорить и привести к повиновению короля нашего суверенного сеньора город и крепость Мон-Сен-Мишель, - пишет Николя Бердет, - Мы распорядились построить около этого места крепость, расположенную на берегу Ардевон, настолько близко от аббатства, насколько это возможно. Для ее возведения Мы пригласили Ришара Колибера, плотника… и назначили этого Колибера ответственным за строительство этой крепости и многочисленных укреплений для осады Мон-Сен-Мишеля, чем он и занимался непрерывно в течение 102 дней, начиная с 13 сентября этого года».

Французский "Минас Тирит" или Непокоренное аббатство. Часть 2. Лига историков, Мон-Сен-Мишель, Столетняя война, 15 век, Длиннопост

Однако успехом осада Мон-Сен-Мишеля не увенчалась.


В мае 1425 г. англичане выставили против монахов 20 кораблей и 800 солдат, во главе которых стоял сам адмирал граф Саффолк. Распоряжение о фрахтовке судов было подписано еще 8 марта, когда Томасу де Кламоргану и Джону Гедону было приказано «найти определенное количество судов для осады Мон-Сен-Мишеля».


В этом сражении против защитников аббатства выступил его бывший аббат и капитан Робер Жоливе. Благодаря его стараниям английский флот дополнили одно голландское грузовое парусное судно, баржа из Лондона, суда из Гернеси, Портсмута, Саутэмптона, Диеппа, Кана и Руана. 21 мая английский флот подошел к стенам аббатства в надежде своим видом устрашить монахов, упорствующих в своей верности королю Франции.


Командование гарнизоном Карл VII возложил на Жана Орлеанского, назначенного капитаном Мон-Сен-Мишеля после гибели Жана д’Аркура в битве при Вернейе 17 августа 1424 г. Вся община монахов принесла ему клятву верности. Позже он передал свои полномочия своему наместнику Николя Пенелю. В начале июня на помощь осажденным подошли бретонский флот из Сен-Мало и армия Бриана де Шатобриана.

Французский "Минас Тирит" или Непокоренное аббатство. Часть 2. Лига историков, Мон-Сен-Мишель, Столетняя война, 15 век, Длиннопост

Находчивыми бретонскими моряками в этой битве был использован прием со стальными скобами и крюками, которыми они цепляли вражеские корабли, брали их на абордаж и, минуя таким способом перекрестный обстрел при дальнем бое, один на один сражались против захватчиков. И битва закончилась полным поражением англичан. Немногим уцелевшим в этой схватке английским кораблям удалось вернуться в Томбелен. Монахи, которые могли наблюдать беспорядочное бегство вражеских судов из келий, торжественно встретили Бриана де Шатобриана и его бретонцев.

Французский "Минас Тирит" или Непокоренное аббатство. Часть 2. Лига историков, Мон-Сен-Мишель, Столетняя война, 15 век, Длиннопост

Продолжение следует...

источник

Показать полностью 10
222

Французский "Минас Тирит" или Непокоренное аббатство

Часть I : "В хорошем месте, но в трудное время"

Французский "Минас Тирит" или Непокоренное аббатство Лига историков, Столетняя война, Аббатство Сен Мон Мишель, 15 век, Длиннопост

Все помнят, как орки штурмовали Минас-Тирит в "Возвращении короля" (финальной части трилогии Питера Джексона)?


В роли Минас-Тирита "снималось" французское аббатство Мон-Сен-Мишель (свято-мишанина гора), а его, в свою очередь, яростно штурмовали англичане в 1433-1434 гг. В роли главного назгула тогда выступил Томас де Скейлз, кавалер ордена подвязки, долго стажировавшийся у самого Жана Ланкастерского, герцога Бедфорда. В роли катапульт, метавших обломки стен, выступали две бомбарды, метавшие каменные ядра.


И оркам Минас-Тирит не обломился, и Мон-Сен-Мишель - англичанам.

Французский "Минас Тирит" или Непокоренное аббатство Лига историков, Столетняя война, Аббатство Сен Мон Мишель, 15 век, Длиннопост

Первая военная кампания короля Генриха V на континенте в 1415 г. закончилась взятием торгового города Арфлера и победой при Азенкуре. Подготовка к новому вторжению завершилась высадкой англичан в Туке 1 августа 1417 г. На этот раз целью Генриха V стало завоевание Нормандии, в возможность чего он так страстно верил. И к концу 1419 г. Нормандия была завоевана.

Французский "Минас Тирит" или Непокоренное аббатство Лига историков, Столетняя война, Аббатство Сен Мон Мишель, 15 век, Длиннопост

Единственным островком французской земли на ее территории осталось аббатство Мон-Сен-Мишель. Мощная гранитная скала, увенчанная колоссальным собором и полностью отрезанная от берега в периоды самого высокого морского прилива, когда до церкви-крепости можно добраться только на лодке, неизбежно должна была стать и действительно стала оплотом населения Нормандии в борьбе с английскими завоевателями.

Французский "Минас Тирит" или Непокоренное аббатство Лига историков, Столетняя война, Аббатство Сен Мон Мишель, 15 век, Длиннопост

Макет аббатства Мон-Сен-Мишель, начало 15 века.

В 1419 г. Робер Жоливе, аббат и капитан монастыря Мон-Сен-Мишель, обратился за помощью к королю Франции: «Мон-Сен-Мишель расположен в морском порту, на границе с англичанами, древними врагами и противниками моего сеньора и нашими, в настоящее время находящимися в Нормандии, и потому нуждается в укреплениях, охране и ремонте города и замка таким образом, чтобы из-за недостатка ремонта, защиты и укреплений, он не попал в руки этих врагов…». А между тем большую часть доходов, «принадлежащих этому месту», англичане «удерживают… и используют», и все тяжелее положение «буржуа, вилланов, жителей и других людей… численность которых значительно уменьшилась и которые сильно обеднели из-за их (англичан) набегов». По названным причинам, отметил Робер Жоливе, «он не может и не имеет ничего для охраны, укреплений и ремонта этого места, если только не последует какая-то помощь… что в настоящее время необходимо… для блага этого места и всех окрестных земель, чтобы всегда удерживать его в повиновении моего сеньора…».

Французский "Минас Тирит" или Непокоренное аббатство Лига историков, Столетняя война, Аббатство Сен Мон Мишель, 15 век, Длиннопост

Карл VI , король Франции

Французский "Минас Тирит" или Непокоренное аббатство Лига историков, Столетняя война, Аббатство Сен Мон Мишель, 15 век, Длиннопост

Генрих V ,король Англии

Приняв во внимание местоположение аббатства и «добрую и достойную службу» Робера Жоливе королю Карлу VI, дофин Карл, регент королевства, 13 ноября 1419 г. издал специальный ордонанс. Он разрешил капитану и монахам Мон-Сен-Мишеля в течение трех лет собирать налоги в размере 20 турских су (далее – т.с.) с каждой проданной на территории монастыря «queue» элитного (bon) вина, 10 т.с. с каждой «queue» местного вина (vin du cru du pays), 5 т.с. с сидра, произведенного в аббатстве, 20 т.с. с элитного вина, привезенного в порт Мон-Сен-Мишеля и 10 т.с. с других напитков.


Критическое положение, в котором оказались монахи, до крайности осложнилось переходом аббата и капитана монастыря Робера Жоливе на сторону англичан. В исторической литературе утвердилось мнение, что произошло это не ранее 1420 г.


За свое предательство бывший аббат получил щедрое вознаграждение: актом, подписанным в день английской осады Мелена, 29 октября 1421 г., Генрих V распорядился передать в его руки все доходы Мон-Сен-Мишеля. Более того, впоследствии он был назначен комиссаром и советником короля Генриха VI и даже участвовал на стороне англичан против своей бывшей паствы в морском сражении в мае 1425 г.

Французский "Минас Тирит" или Непокоренное аббатство Лига историков, Столетняя война, Аббатство Сен Мон Мишель, 15 век, Длиннопост

1.Аббатство 2.Церковь 3.Город 4.Дозорная терраса 5.Внешние ворота 6.Бульварные ворота 7.Королевские ворота 8.Королевская башня 9.Аркадная башня 10.Башня свободы

11.Низкая башня 12.Башня ‘Пряжка’ 13.Церковь Сан-Пьер 14.Северная башня 15.Башня Клодин

16.Дамба 17.Башня Габриэль 18.Укрепленные склады 19.Часовня Сен-Обер 20.Источник Сен-Обер

Если раньше помощь дофина аббатству была вызвана исключительно просьбами монахов, то с мая 1420 г. эта инициатива исходит уже от французских властей. Учитывая в целом пассивную роль Карла VII в движении сопротивления англичанам вплоть до его Нормандской кампании середины 40-х гг., в своих действиях по отношению к Мон-Сен-Мишелю на данном этапе он руководствовался скорее личными интересами: стремлением самоутвердиться в роли наследника короля, титула которого он был лишен, отстоять свои права, прерогативы и компетенцию, создать форпост французской власти на оккупированной территории.


23 июня 1420 г. Жан д’Аркур, граф Омаль, и Жан Алансонский, граф дю Перш, виконт де Бомон и сеньор де Фужер были назначены дофином Карлом его наместниками и главными капитанами в герцогствах Нормандия и Алансон, графстве Перш и виконстве Бомон, «чтобы вести войну с давними и смертельными врагами англичанами».


Документ о назначении графа Омаля интересен и тем, что в нем впервые сообщается: англичане пытались завладеть Мон-Сен-Мишелем.

Французский "Минас Тирит" или Непокоренное аббатство Лига историков, Столетняя война, Аббатство Сен Мон Мишель, 15 век, Длиннопост

1 мая 1421 г. в Мон-Сен-Мишеле прошел первый смотр войск в составе одного баннерета, четырех рыцарей-башелье и четырнадцати всадников. В мае 1423 г. Карл VII выплатил Жану д’Аркуру 751 турских лир для целей защиты, после чего граф Омаль приказал Гийому ле Престрелю снабдить крепость 140 фунтами селитры, 60 фунтами серы, 50 мотками тетивы для арбалетов и другим. Солдаты совершали из Мон-Сен-Мишеля партизанские вылазки, использовали тактику дорожных засад, чтобы прерывать сообщение между отдельными английскими землями и воинскими частями.

Французский "Минас Тирит" или Непокоренное аббатство Лига историков, Столетняя война, Аббатство Сен Мон Мишель, 15 век, Длиннопост

Продолжение следует....

использованы материалы:

https://cyberleninka.ru/article/n/angliyskaya-osada-mon-sen-...

https://vk.com/uzhukoffa

https://warspot.ru/4515-artilleriyskaya-revolyutsiya

http://www.diary.ru/~Niv-Mizzet/p166871376.htm?oam

Показать полностью 8
174

Цена войны, или Во сколько обходилась война московскому государю

Цена войны, или Во сколько обходилась война московскому государю Лига историков, 16-17 век, Московское княжество, Цена войны, Длиннопост
Война — это не только ратные подвиги, мастерство и слава. Война — это ещё и деньги. И деньги немалые. У европейских путешественников, посещавших Русское государство в XVI столетии, складывалось впечатление, что русское войско воюет из любви к своему правителю. Конечно же, это было не так. На примере Ливонского похода 1577 года посмотрим, какие расходы на это мероприятие должна была понести государственная казна.

«Воюют не по найму, а из любви…»


С лёгкой руки иностранцев, побывавших в России в XVI веке, утвердилось мнение, что война Московиту ничего (ну или практически ничего) не стоит. Стоит ему только бросить клич — и на его зов явится тьмочисленное пешее и конное воинство, готовое воевать за свой кошт, ища себе чести (не забывая при этом о «животах» и пленниках), а своему государю — славы. Вот, к примеру, что отмечал посол Священной Римской империи Франческо да Колло в своем отчёте императору по итогам пребывания в Москве в 1518—1519 годах:

Цена войны, или Во сколько обходилась война московскому государю Лига историков, 16-17 век, Московское княжество, Цена войны, Длиннопост
«Сей князь (то есть Василий III) может поставить под ружьё около 400 тысяч конников, по большей части лучников, а также других — копьеносцев и владеющих саблями, при весьма малых расходах, ибо они воюют не по найму, но из любви, уважения, страха и подчинения, и обильное питание является для них единственной наградой…».


Впрочем, отмечал да Колло, особо доблестных воинов государь московский жаловал дорогой шубой или богатым кафтаном со своего царского плеча. На этом, пожалуй, расходы Московита на войну и заканчивались.

Цена войны, или Во сколько обходилась война московскому государю Лига историков, 16-17 век, Московское княжество, Цена войны, Длиннопост

Иностранцев, полагавших вслед за имперским послом, что война Московиту обходилась дёшево — существенно дешевле, чем их государям, — можно понять. Они привыкли к тому, что для ведения войны нужны деньги — много денег, ещё больше денег. Ибо «Point d’argent, point de Suisse» — «нет денег, нет швейцарцев». Или ландскнехтов, или рейтар, или ещё кого-нибудь другого — со времён Средневековья рынок наёмников в Западной Европе никогда не страдал от дефицита предложения. Услуги же наёмников, составлявших основу армий ведущих европейских держав того времени, стоили ой как недёшево. Профессионалы во всём, что касалось военного ремесла, они ценили себя достаточно высоко и задёшево продавать свою жизнь и свои умения не собирались.


Московит же долго обходился без наёмников. И даже когда стал прибегать к ним, всё равно наёмные отряды — конные и/или пешие, что при Василии III, что при Иване Грозном, что позднее — всегда составляли меньшую, сильно меньшую часть московского войска. Английский дипломат и мемуарист Джайлс Флетчер, посетивший Россию вскоре после смерти Ивана Грозного, писал, что таких иноземцев, с оружием в руках служивших московскому государю, было тогда немногим больше 4 тысяч, тогда как собственно русских воинов насчитывалось более 90 тысяч человек.


Вопросы, вопросы…


Естественно, что при таких раскладах структура военных расходов Русского государства была несколько иной, чем в Западной Европе. Но означало ли это, что Ивану III, его сыну и внуку война не стоила ничего или, как минимум, обходилась дёшево? Дать однозначный ответ на этот вопрос сложно. В XVI веке Московия ещё только вступила на путь формирования современного, раннемодерного государства с характерными для него институтами: «регулярной» бюрократией, государственным бюджетом и прочим. К тому же не стоит забывать, что мы не имеем чёткого представления о структуре и размерах московских государственных доходов и расходов в целом для этого столетия (впрочем, это справедливо будет и для большей части следующего столетия). Причина проста: московские приказные и царский архивы сильно пострадали от пожаров и политических неурядиц середины XVI — начала XVII века. Лишь после 1626 года, после очередного великого московского пожара, положение с документами существенно улучшилось. Не было в то время, судя по всему, и самого понятия «государственный бюджет» со статьями доходов-расходов в современном понимании сути этого термина.

Цена войны, или Во сколько обходилась война московскому государю Лига историков, 16-17 век, Московское княжество, Цена войны, Длиннопост

Да и сами военные расходы носили, если так можно выразиться, «размытый» характер. Само собой, война относилась к «делу государеву» — вместе с дипломатией и внешней политикой вообще. Впрочем, война и есть продолжение политики, но только иными средствами. И эта максима К. Клаузевица в XVI веке — веке экспансии и конфликта, по выражению британского историка Р. Маккенни — была актуальна как никогда. Однако «земля» в обязательном порядке привлекалась к финансированию этой части «дела государева». Собственно, в этом и заключалась одна из первейших, если не первейшая, её обязанность, «служба» (или, точнее, «тягло») государю.


«Земля» не только платила налоги в денежной форме, но и несла разного рода натуральные повинности — перечень и тех, и других впечатляет. Вот, к примеру, от чего освобождал Иван Грозный земли московского Чудова монастыря в 1556 году:

Цена войны, или Во сколько обходилась война московскому государю Лига историков, 16-17 век, Московское княжество, Цена войны, Длиннопост
«Не надобе моя царева и великого князя дань, ни ямские деньги, ни посошная служба, ни городовое, ни ямчужное дело, ни денег за посошных людеи и за городовое и за емчужное дела не дают, ни камени, ни извести, ни хлеба моего, ни лесу не возят, ни ядер каменных, ни прудов моих не делают, ни города не кроют, ни в селех моих дворов, ни ямов, ни наместничих, ни волостелиных дворов не делают, ни с подводами на ямех не стоят, ни мостов по дорогом не мостят, ни никоторых дел не делают, ни кормов к моему цареву и великого князя объезду, ни наместнича, ни волостелина корму не дают, ни коня моево не кормят, ни сен не косят, ни тукового, ни закосного не дают, ни к соцким, ни к десяцким с тяглыми людми не тянут ни в какие проторы, ни в розметы, ни иных им никоторые пошлины не надобе…»


Нетрудно заметить, что в этом длиннейшем списке наряду с денежными поборами немалую часть составляют и всякого рода натуральные повинности — вплоть до таких диковинных, как изготовление каменных ядер для государева наряда по присланным меркам-кружалам. Эти повинности, согласитесь, довольно сложно перевести в денежную форму — хотя в грамотах и встречаются случаи «конвертации» натуральных повинностей в денежные выплаты — и учесть в соответствующей графе «государственного бюджета». Безусловно, они тоже чего-то стоили тяглым людям.

Цена войны, или Во сколько обходилась война московскому государю Лига историков, 16-17 век, Московское княжество, Цена войны, Длиннопост

Есть и другая проблема. Чтобы ни писали иностранные наблюдатели о том, что московские ратные люди служат своему государю из чести, довольствуясь малым, однако же из документов следует, что определённое жалование от казны им пусть и нерегулярно, но всё же выплачивалось. Ещё тот же барон Сигизмунд фон Герберштейн, оставивший внушительные записи о своём пребывании в загадочной Московии, отмечал, что Василий III детей боярских средней руки и тем более бедных «ежегодно принимает к себе и содержит, назначив им жалованье, но не одинаковое. Те, кому он платит в год по шести золотых, получают жалованье через два года на третий; те же, кому каждый год даётся по двенадцать золотых, должны быть без всякой задержки готовы к исполнению любой службы на собственный счёт и даже с несколькими лошадьми…». Тем более это имело отношение к стрелецкой пехоте, служилым казакам, пушкарям, воротникам, затинщикам и прочим служилым людям «по прибору». Они, не имея поместных окладов (кроме их начальных людей), служили за денежное и кормовое жалованье — не считая выдачи им сукна на служилое платье и, частично, оружия и амуниции. Это жалование они получали по полугодиям или ежегодно.


«Ординарные» расходы: государево денежное жалование


Нам точно не известно, сколько всё-таки было внесено при том же Иване Грозном в сметные списки ратных людей всех чинов и каким же был порядок выплаты им государева жалования. Поэтому и представить себе размер ежегодных военных расходов чрезвычайно сложно. Можно попробовать лишь определить некую нижнюю планку «непременных», «ординарных» военных расходов, включавших в себя только выплату государева денежного жалования. И то, сделать это можно только очень приблизительно.

Цена войны, или Во сколько обходилась война московскому государю Лига историков, 16-17 век, Московское княжество, Цена войны, Длиннопост
Если взять за основу приведённые Дж. Флетчером цифры, то выходит, что государево денежное жалование стрельцам (12 тысяч человек) составит около 84 тысяч рублей, то есть по 7 рублей на человека. 4,3 тысячи наёмников ежегодно обойдутся государевой казне ещё примерно в 14—15 тысяч рублей — и это половинное жалование. Ежегодное же жалование 80-тысячной поместной конницы Флетчер оценил примерно в 95 тысяч рублей. Надо полагать, это усреднённое значение. Для примера: служилым поместным татарам в 1549 году выплачивалось «кормовых денег» на время их полевой службы по полуденьге в день на человека, то есть по ¼ копейки. Поэтому сумма, названная англичанином, не выглядит совсем уж несообразной и завышенной — скорее, заниженной. Исходя из этого, можно прикинуть, что ежегодные выплаты денежного жалования служилым людям только этих чинов в конце правления Ивана Грозного легко переваливали за 200 тысяч рублей.
Цена войны, или Во сколько обходилась война московскому государю Лига историков, 16-17 век, Московское княжество, Цена войны, Длиннопост
Золотой наградной «угорский» дукат времён Ивана III.
Эти ежегодные выплаты денежного жалования назовём «ординарными», обычными расходами. «Экстраординарными» же посчитаем расходы на проведение одной военной кампании. Конечно, наши расчёты будут иметь достаточно приблизительный характер и, касаясь преимущественно затрат из государевой казны, денежных и натуральных, покажут опять же вероятную нижнюю планку расходов. Сохранилось несколько достаточно подробных походных росписей: роспись Полоцкого похода 1562—1563 годов, Молодинской кампании 1572 года и Ливонского похода Ивана Грозного 1577 года. Возьмём за основу сведения, что сохранились в разрядных книгах относительно последнего похода, и попробуем рассчитать, в какую сумму обошлась казне Ивана Грозного его «бранная лютость».
Цена войны, или Во сколько обходилась война московскому государю Лига историков, 16-17 век, Московское княжество, Цена войны, Длиннопост

Сколько стоил один средней руки поход?


Жалование. Согласно разрядным записям, царское войско в Ливонском походе насчитывало 7 279 детей боярских всех статей, 1 280 государевых стрельцов и 5 190 стрельцов земских, 1 440 казаков, 4 229 татар и прочих инородцев. Кроме того, при обозе и при наряде была многочисленная посоха — 8 193 человека пешей и 4 229 человек «коневой» (то есть с повозками). Также при войске было некоторое количество послужильцев детей боярских, но для наших расчётов их численность не принципиальна, поскольку в любом случае государево денежное жалование, «подъёмные» для похода, получали дети боярские в зависимости от той статьи, в которую они были записаны. Таким образом, округляя, можно полагать, что с собой Иван взял «строевых» (без учета послужильцев) 19,4 тысяч «сабель и пищалей», «нестроевых» (посохи) — 12,3 тысяч человек.

Цена войны, или Во сколько обходилась война московскому государю Лига историков, 16-17 век, Московское княжество, Цена войны, Длиннопост

Зная примерный порядок цифр, теперь попробуем вычислить, сколько государева казна должна была израсходовать средств на выдачу денежного жалования ратникам и посошным людям. С последними проще всего. В псковских летописях сохранилось немало сведений о том, сколько и в каком порядке посошные получали денег за свою службу. Кампания 1577 года длилась примерно с апреля по сентябрь, то есть полгода. По «полоцкому» счёту посоха получала в месяц на пешего по 2 рубля, а на конного — по 5 рублей. Следовательно, выплаты жалования посошным от казны в месяц составляли около 37 тысяч рублей, а на полгода — около 220 тысяч.


Теперь о стрелецком жаловании. В аналогичном случае, когда в 1591 году 500 конных стрельцов были вызваны из Астрахани на северо-запад, для участия в походе на шведов, по царскому указу велено было выдать стрельцам «сверх годового нашего жалованья по полтине человеку, а годовое денежное и хлебное жалованье велели дати сполна». Если взять встречающиеся в актовых материалах суммы в 2—3 рубля, что выдавались выступающим в поход стрельцам и казакам, и добавить к этой сумме полтину, то выходит, что расходы казны на денежное жалование стрельцам и казакам в Ливонском походе составили бы около 20—27 тысяч рублей (в среднем около 25 тысяч).

Цена войны, или Во сколько обходилась война московскому государю Лига историков, 16-17 век, Московское княжество, Цена войны, Длиннопост
Перейдём к жалованию детям боярским. Накануне похода, весной 1577 года, был устроен смотр детям боярским с их разбором по статьям и выплатой государева денежного жалования в качестве своего рода «подъёмных» для того, чтобы служилые люди могли снарядиться на службу как положено, «конно, людно, оружно и збройно». По аналогии с разбором детей боярских Ряжска, что был осуществлён в 1579 году и сопровождался постатейной денежной выплатой, будем исходить из того, что в среднем сын боярский получал «подъёмных» по 5—6 рублей. В таком случае выплаты для 7 тысяч детей боярских обошлись бы царской казне примерно в 35—40 тысяч рублей.
Цена войны, или Во сколько обходилась война московскому государю Лига историков, 16-17 век, Московское княжество, Цена войны, Длиннопост
Монеты XVI века.

Денежные выплаты полагались и служилым татарам. Выше мы уже отмечали, сколько им причиталось «кормовых денег» от казны с тем, чтобы «крестьянству того для дорогою силы и грабежу кормового не было», но покупали себе и лошадям своим корм по цене, по которой им провиант и фураж будут продавать. Из расчёта по полденьги на человека на всю кампанию длительностью в полгода можно заключить, что на содержание служилых татар и прочих инородцев будет израсходовано около 2 тысяч рублей.


Подведём предварительный итог. Только на выплату денежного жалования как служилым людям всех чинов, так и посошным, пешим и конным, казна израсходует около 290—300 тысяч рублей. Остаётся решить вопрос о том, сколько денег уйдёт на закупку провианта, фуража и всякой амуниции, включая сюда зелье, свинец, ядра и прочий необходимый для войны снаряд.

Цена войны, или Во сколько обходилась война московскому государю Лига историков, 16-17 век, Московское княжество, Цена войны, Длиннопост
Провиант, фураж и снаряжение. Из царских грамот следует, что и посоха, и дети боярские должны были являться на службу со всем своим запасом, рассчитанным, как минимум, на три месяца. Что же до остальных, то, по опыту организации снабжения государевых ратей в «Немецком» походе 1555—1556 годов против шведов, ратные должны были получать провиант и фураж на почтовых станциях-ямах, где местные власти заблаговременно собирали необходимые запасы. Любопытно, что из наказа, присланного воеводе князю М. И. Воротынскому перед началом Молодинской кампании 1572 года, следует, что этот провиант и фураж надлежало «собрать с сох, а платить велеть по цене; да сотцкого и целовальников учинить у збору у корму, чтобы даром не имать с сох корму».
Цена войны, или Во сколько обходилась война московскому государю Лига историков, 16-17 век, Московское княжество, Цена войны, Длиннопост
Копейка времён Ивана Грозного.
Предположим, что «корм» должны были получать все ратные люди — что стрельцы, что казаки, что татары с инородцами, что дети боярские со своими людьми: поход был дальний, и в полки собирали служилых не только с северо-западных городов. Значит, надо исходить из того, что ежедневный расход провианта должен составить около 26,5 тысяч «рационов». Путь от Москвы до Новгорода, а оттуда до Пскова занимал в те времена в среднем около трёх недель, то есть нужно было запасти провианта примерно на 550—560 тысяч «рационов». Минимальная норма выдачи нам известна по опыту того же «Немецкого» похода: «на восмъдесят человек яловица, по полъосмине круп, по полубезмена соли, или на десять человек по борану, круп и соли на денгу». В среднем выходит, что на человека в день полагалось выдавать примерно фунт мяса, полфунта крупы, 20 г соли и 2 л пива. Получается, что на провиант казна должна будет потратить около 3 тысяч рублей.
Цена войны, или Во сколько обходилась война московскому государю Лига историков, 16-17 век, Московское княжество, Цена войны, Длиннопост
На фураж (из расчёта примерно 50 тысяч голов под седлом и под вьюком) по норме «на десять лошадей по четвертки овса да по острамку сена, на день» должно быть потрачено ещё около 12,5 тысяч рублей. Принимая во внимание, что войско должно ещё вернуться обратно, эту сумму можно увеличить по меньшей мере на ¾. В итоге это даст около 25 тысяч рублей на «корм» и для людей, и для лошадей. Хлебное жалование стрельцам и казакам даст ещё около 3 тысяч рублей. На фураж для их лошадей (ездящая пехота — по лошади на каждого стрельца и казака) понадобится ещё примерно 3,5 тысячи рублей. Итого расходы на «кормовое» жалование составят примерно (по минимальным оценкам) 30—35 тысяч рублей.
Цена войны, или Во сколько обходилась война московскому государю Лига историков, 16-17 век, Московское княжество, Цена войны, Длиннопост

Осталось посчитать стоимость «зелья», свинца, фитиля для стрельцов и казаков. Точных данных на этот счёт нет. Согласно разнарядке на сбор пищальников с Новгорода в преддверии Первого Казанского похода Ивана IV, новгородцы должны были выставить людей в полном снаряжении, включая по 12 гривенок (фунтов) свинца и столько же «зелья» на человека. Вряд ли «норматив» выдачи боезапаса стрельцам и казакам сильно разнился, потому будем исходить из этой цифры. При расценках на свинец и порох в конце 1570 — начале 1580-х годов получим, что на закупку боезапаса для пехоты казна должна была потратить примерно 2 тысячи рублей на свинец и ещё около 2 тысяч рублей на «зелье». Добавим сюда фитили (по 10 на каждую пищаль) — это ещё 8 тысяч рублей. В итоге, расходы на всякий «вогненный» припас для стрельцов и казаков должен обойтись казне примерно в 12 тысяч рублей.

Цена войны, или Во сколько обходилась война московскому государю Лига историков, 16-17 век, Московское княжество, Цена войны, Длиннопост
Наконец, последнее: во что обойдётся подготовка «наряда». Согласно разрядным записям, в поход было взято 57 разнокалиберных орудий, «36 пищалей да 21 пушка». Зимой 1577 года, во время осады Ревеля, как сообщал перебежчик, московитская артиллерия имела боезапас от 250 до 500 ядер на ствол. Пускай у нас будет по 300 выстрелов на ствол. В сумме на 57 орудий это составит приблизительно 23 тысяч ядер. По очень грубому подсчёту, на эту артиллерию потребуется «зелья» на 300 рублей. На всякие прочие материалы — холст, бумага, овчины, лён, веревки-ужища и прочее — ещё примерно 100 рублей. В сумме это составит не менее 400—500 рублей. Пушкарям и поддатням пушкарским на «корм» (считая по 3 человека на орудие, выйдет 170 человек и ещё 15—20 кузнецов и плотников) потребуется 350—400 рублей денежного жалованья, провианта на 600 рублей и фуража для их лошадей на 600 рублей. Итого на артиллерию, пушкарей и их лошадей выйдет примерно 2 тысячи рублей.
Цена войны, или Во сколько обходилась война московскому государю Лига историков, 16-17 век, Московское княжество, Цена войны, Длиннопост
Наградной золотой времён Ивана Грозного

Итоги


По минимальным оценкам, с учётом цен на провиант, фураж и прочее, выходит, что затраты казны на подготовку и проведение Ливонского похода в 1577 году должны были составить около 350 тысяч рублей. Отметим, что это военное предприятие Ивана Грозного было далеко не самым крупным и масштабным. В том же Полоцком походе 1562—1563 годов участвовало около 50 тысяч ратных людей и не менее 100 тысяч лошадей. Кроме того, тогда было задействовано до 80 тысяч посохи и значительно более могущественная артиллерия. Такие данные получаются, если верить псковским летописям. Цифра на первый взгляд может показаться завышенной, однако, если принять во внимание колоссальный объём подготовительной работы: те же дороги, те же мосты и прочее, — то она вовсе не выглядит невозможной. И расходы на эту кампанию, соответственно, превосходили означенную нами сумму в разы. Так что война обходилась московскому государю совсем не дёшево.

источник

Показать полностью 17
92

Московская логистика при Иване Грозном

http://pikabu.ru/story/moskovskaya_logistika_chem_kormili_ru...
Поход князя Михаила Ярославича на Новгород в 1316 году обернулся трагедией для него и его войска, обнажив проблемы продовольственной логистики для армий того времени. Впрочем, через 250 лет после неудачи тверского князя московские дьяки великого князя и государя всея Русии Ивана IV сумели удовлетворительно разрешить те проблемы, о которые споткнулся Михаил и его воеводы. Как у них это получилось?

Новое время, новые задачи


В 1956 году английский историк М. Робертс озвучил концепцию «военной революции», одним из признаков которой он полагал рост численности армий государства позднего Средневековья-раннего Нового времени (как общей численности, так и выставляемых в поле).


При всей спорности этой концепции, вызвавшей оживленную дискуссию среди историков, отмеченная им черта развития военного дела в XV–XVI веках действительно присутствовала. Европейские монархи, и великие князья московские в их числе, действительно могли выставить в случае необходимости армии, насчитывающие десятки тысяч пехотинцев и всадников, и это не считая гарнизонов крепостей. И то, что во времена Михаила Тверского и Василия Тёмного было из ряда вон выходящим случаем, при Иване III и тем более при его внуке Иване IV стало нормой. Во многом это было обусловлено тем, что, как отмечал отечественный историк А. Смирнов, «военная централизация была достигнута гораздо раньше, чем политическая или экономическая, – уже при Иване III». Этот тезис поддержал Ю.Г. Алексеев, который, подводя итоги своего анализа военной политики Ивана III, писал:


«Старая система межкняжеских военных конвенций не была отменена формально, но была ликвидирована фактически … Политика Ивана III привела к созданию новой структуры – единого Российского государства, обладающего суверенными правами на всей своей территории. Этот основной факт решающим образом повлиял на военную систему Русской земли … Совокупность княжеских ополчений превратилась в единое российское войско под единым командованием и централизованным руководством».

Московская логистика при Иване Грозном Лига историков, Военная логистика, Московское княжество, 15-16 века, Длиннопост

В итоге, уже Василий II Тёмный на закате своего правления мог выставить в поле без особых проблем рать, насчитывающую несколько тысяч всадников. Что уж тогда говорить об Иване III, в распоряжении которого оказались после покорения Новгорода и Твери и подчинения Рязани и Пскова ресурсы практически всей Русской земли! Это, конечно, не 90 тысяч конных и пеших воинов, как полагал Ю.Г. Алексеев, но послать на своих неприятелей 15–20-тысячную рать (имея при этом еще и сильный резерв на всякий случай) ему было вполне по силам. Внук же Ивана III, Иван Грозный, обладал и того большими возможностями. Анализ росписи Полоцкого похода 1562–1563 годов, — пожалуй, крупнейшего военного предприятия его правления, — позволяет предположить, что в нем с русской стороны участвовало до 40–50 тысяч «сабель» и «пищалей» (не считая посохи и «кошовых»). Так что полевая рать в 10–15 тысяч «сабель» и «пищалей», не считая обозников-кошевых и посошных людей, выполнявших всякого рода саперные и вспомогательные работы при войске, стала вполне обычным явлением.


При этом существенно меняется структура ратей великого князя. Пехота и артиллерия регулярно сопровождает конную милицию в походах, и это касается не только осад, но и набеговых операций. Таким образом, логистические задачи, которые стояли перед государевыми дьяками, существенно усложнились – ведь теперь надо было задумываться не только о провианте и фураже (а те же стрельцы и наемные казаки обеспечивались «кормом» от казны), но еще о свинце, ядрах, «зелье» и прочем «огнестрелном припасе», который нужно было еще и доставить на театр военных действий.

Московская логистика при Иване Грозном Лига историков, Военная логистика, Московское княжество, 15-16 века, Длиннопост

И ведь это еще не все. Согласно расчетам генерал-интенданта 1-й русской Западной армии Е.Ф. Канкрина, принцип «Война кормит войну» удовлетворительно работает только в том случае, если плотность населения на предполагаемом театре военных действий составляет не меньше 2000 человек на 1 квадратную немецкую милю (или примерно 35–36 человек на км2). Такая плотность населения характерна для наиболее развитых регионов западной, но никак не восточной Европы. Так, в начале XVIII века в Ломбардии этот показатель составлял 55 человек на км2, во Франции – 39, Силезии – 31, Пруссии – 15, тогда как в Речи Посполитой – 8, а на западе России – 6. И в рассматриваемый нами период ситуация на той же Новгородчине в лучшую сторону никак не отличалась. В упомянутой прежде Деревской пятине в начале 40-х годов XVI века деревни-однодворки составляли почти 45% от общего числа сельских поселений, двухдворки – несколько больше 31% и чуть больше 16% – трехдворки. Больших сел, насчитывающих более 20 дворов, было всего лишь 0,1%. И даже с поправкой на то, что войско XIV–XVI веков требовало для прокорма меньше, чем армия начала XIX века, все равно очевидно, что (принимая во внимание известное, ставшее притчей во языцех, состояние русских дорог), что серьезных проблем со снабжением государевых ратей было не избежать.


Старые проблемы?


Действительно, на первый взгляд, проблемы остаются – копнув источники, мы без особого труда найдем соответствующие примеры. Например, в 1502 году поход сына великого князя Дмитрия Ивановича Жилки на Смоленск закончился неудачей, и во многом потому, что, как писал Иван III своему другу, брату и союзнику крымскому «царю» Менгли-Гирею, его сын «Смоленска не взял затем, что … пришла великая рать, ино корму не стало, не на чем было стояти города доставати». Сам же Дмитрий, оправдываясь перед отцом за неудачу, жаловался, что де «многые дети боярские подступали под град и в волости отъежщаа грабили без его ведома, а его не послоушашя». Очевидно, что дети боярские, не желая сидеть день за днем на «пище спортсменов и нравственных людей» и поститься неделю за неделей, занялись мародерством (попутно пополняя и свою «казну» награбленными «животами»).

Московская логистика при Иване Грозном Лига историков, Военная логистика, Московское княжество, 15-16 века, Длиннопост
Проходит десять лет, и уже другой сын Ивана, Василий, дважды подступал под все тот же Смоленск и дважды вынужден был отступить, будучи не в силах гарантировать снабжение немалой рати (порядка 15–20 тысяч «сабель» и «пищалей» и несколько десятков, если не сотен, артиллерийских орудий) провиантом, фуражом и «огнестрелным припасом» в условиях надвигающейся весенней распутицы. В 1518 году «сила новгородская и псковская» осадила Полоцк, однако очень скоро опустошение местности из-за затянувшейся осады и невозможность наладить снабжения по причине непогоды очень скоро привели к тому, что в русском лагере начался острый недостаток провианта и фуража. Псковский летописец с горечью писал, что среди осадивших Полоцк русских ратников «бысть глад велик, колпак соухареи в алтын и боле, и коневыи корм потому ж дорог был…». В итоге осаду пришлось снимать.
Московская логистика при Иване Грозном Лига историков, Военная логистика, Московское княжество, 15-16 века, Длиннопост

Однако при Иване IV таких проблем мы уже не наблюдаем. Нет, конечно, не все было гладко, однако прекращать кампанию из-за того, что войско испытывает острейшую нехватку провианта и фуража – такого уже не было. И это при том, что, собственно, дьяки Разрядного приказа, решая логистические проблемы, Америку не открывали и пороха не изобретали, а комбинировали старые, привычные способы и методы обеспечения войск провиантом, фуражом и всякой амуницей. Что же это были за способы?

«Лошадей кормить и запасы пасти…»


Самым древним был, пожалуй, порядок, когда служивые сами должны были позаботиться об обеспечении себя и своих боевых друзей «кормом». Не случайно в грамотах, рассылаемых великокняжескими дьяками к ратным, говорилось, чтобы те, готовясь к походу, «лошади кормили и запасы пасли». Выступая в поход, дети боярские должны были с собой везти и весь необходимый припас в расчете на 3–4 месяца. Так, английский дипломат и мемуарист Дж. Флетчер писал, что «каждый обязан иметь с собою провиант на четыре месяца и в случае недостатка может приказать, чтобы добавочные припасы были ему привезены в лагерь от того, кто обрабатывает его землю, или из другого места…».


Что из себя представлял этот запас, можно судить, к примеру, по выдержкам из «обидного» списка и грамот полоцкого воеводы князя А.И. Ногтева-Суздальского, датируемых 1571–1572 годами и подробно расписывающих взятые литовским людьми у московских служилых «животы» и припасы. Так, люди луцкого помещика Федора Яковлева сына Чирикова везли ему 10 четвертей сухарей пшеничных и 20 четвертей «людцких» (ржаных) сухарей, 8 четвертей ситной пшеничной муки, 10 четвертей ржаной «людцкой» муки, толокна и заспы 12 четвертей, 20 полтей ветчины, 90 косяков солонины, 2 пуда сливочного масла, несколько пудов меда, 12 ведер вина, 20 ведер уксуса. Поснику Гаврилову сыну Рябинину его люди везли «запас» из 4 четвертей муки, 2 четвертей гречневой да 2 четвертей овсяной крупы, 1 четверть толокна, 4 фляги и 2 четвертины «вина горячево» (водки) – всего 12 ведер, 3 пуда сливочного масла, 8 сыров и 200 яиц.

Московская логистика при Иване Грозном Лига историков, Военная логистика, Московское княжество, 15-16 века, Длиннопост

Те дети боярские, что были победнее, и «запас» имели поменьше – но тоже немалый. Никита Матвеев сын Чириков лишился в результате «наезда» «литовских людей» 5 четвертей сухарей и 5 четвертей пшеничной ситной муки, четверти толокна и крупы, а его брат Замятня – 12 четвертей ситной пшеничной муки, 6 четвертей сухарей, 2 четвертей толокна и крупы и 3 пуда меда. Из тех же грамот следует, что и стрельцы тоже не питались одной лишь рожью, разбавляя ее крупой и толокном. «Литовские люди», напав на обоз, который вез припасы для полоцких жилецких стрельцов Дмитрия прибору Уварова, отняли у них, помимо сухарей (25 четвертей) и ржаной муки (25 четвертей) еще и 50 полтей ветчины. Пятидесятник казачий Федорова прибору Бурцова Третьяк Панин со товарищи вез своим людям 5 пудов меду, четверть орехов, 3 пуда масла, 2 бочки сельдей, лук, чеснок, 10 полтей ветчины, хлеб и калачи, 3 четверти пшеничной муки и четверть гречневой крупы.

Московская логистика при Иване Грозном Лига историков, Военная логистика, Московское княжество, 15-16 века, Длиннопост

Согласитесь, что эти перечни содержимого утраченного «запаса» весьма далеки от хрестоматийной картины русского ратника, питающегося разведенной на воде мукой, приправленной кусочком свинины и луком с перцем (ну а если их, свинины, лука и перца, нет, то и пустая похлебка сойдёт), описанной Сигизмундом Герберштейном! Можно, конечно, на это возразить, что в полоцких грамотах речь идет о запасах, которые везли к «годующим» на гарнизонной службе детям боярским (равно как и стрельцам, несущим такую же службу). Однако, вероятно, герберштейново описание подходит прежде всего для «лехкой рати», посланной в набег или в погоню за столь же легким и подвижным неприятелем, не отягощенным немалым обозом и потому не могущей тянуть с собой большой обоз с разносолами. В противном случае неприятель, взявший с бою обоз государева воинства, мог похвалиться, как, к примеру, литовский наивысший гетман Н. Радзивилл Рыжий в январе 1564 г., тем, что он, ПОБЕДИТЕЛЬ, «вдоволь позапасся съестными припасами, мехами, одеждою и серебряною посудою, как-то, стаканами и другим, употребляемым для питья скарбом…».


Не менее древним и распространенным был обычай «силного имания». Суть его хорошо видна из многочисленных жалованных грамот, коими государи русские освобождали своих поданных от тягостной повинности обеспечивать проезжающих ратников всем необходимым: «В тех селцах у них не ставятца мои, великого князя, бояре, и воеводы, и ратные люди, и никакие ездоки, ни подвод, ни проводников у их людей не емлют, ни кормов на них не збирают, ни овса, ни сена, ни иного ничего…». Более того, что в эту формулу был внесен пункт о наказании мародеров и грабителей («а хто у них станет силно, да что возьмет, и тому платити без суда и без ысправы»).

Московская логистика при Иване Грозном Лига историков, Военная логистика, Московское княжество, 15-16 века, Длиннопост

Любопытно, но польский шляхтич С. Немоевский отмечал в своих записках в начале XVII века, что у московитов в обычае правило – «если бы кто в походе насильственно взял что-либо из припасов, хотя бы только сена – суровое наказание». Впрочем, этому не стоит удивляться – от государя его подданные ожидали как от сурового, но справедливого отца, в первую очередь именно защиты и справедливости, «иссушения беззакония потоков», и, стремясь соответствовать этим ожиданиям, московские великие князья беспощадно наказывали преступавших всякие берега ратных.


Государева «интендантская» служба


Наказания наказаниями, но пустое брюхо ко всякого рода призывам и угрозам глухо. Но как быть, если свои припасы приедены, а награбить «кормов» на редкозаселенной местности, жители которой к тому же успели по старому доброму обычаю, «как поидет рать, ино хлебы все свозят в городы, а сена пожгут», не получается? А если «силное имание» и вовсе, по политическим, к примеру, мотивам, воспрещается государевыми воеводами (как это было, к примеру, в ходе кампании 1380 года, когда Дмитрия Иванович при вступления своих ратей на Рязанщину «заповеда коемуждо полку, глаголя сице: «Аще кто идет по Рязаньской земле, да никтоже ничемуже коснется, и ничтоже возметь у кого, и ни единому власу коснется»)?


Тут в дело вступает великий князь, который берет на себя решение задач снабжения своего воинства. Он может, к примеру, наказать своим вассалам и союзникам обеспечить свое воинство всем необходимым, как это было, к примеру, в 70-х годах XV века. Тогда, в 1473 году, псковичи взяли московскую рать, пришедшую к ним на помощь против немцев, на полное содержание, «начаша к ним на Завеличье по чередам вожити ис коньчов» «корм, хлеб и вологоу и мед и пиво, и конем своим овес, и сено…». Больше того, после 9-недельного стояния во Пскове, псковичи еще и обеспечили снабжение уходящего великокняжеского войска «до роубежа» (чтобы москвичи не занялись на обратном пути «силным иманием»). Спустя четыре года, в ходе кампании на северо-западном направлении в 1477–1478 годах Иван III предложил псковичам «послоужить» ему. «И псковичи же и всем князю великомоу в тыа часы по его словоу, и хлеб, и мед и моуку пшеничноую и колачи и рыбы пресныа, все сполоу покроутивь, своими извожникы к немоу послали».

Московская логистика при Иване Грозном Лига историков, Военная логистика, Московское княжество, 15-16 века, Длиннопост

Русское войско промышляет охотой и рыболовством на походе.

Миниатюра из Лицевого свода. Том 21

Кроме того, ратные могли рассчитывать и на содействие местных властей, которые по указанию великого князя должны были заготавливать заблаговременно (о чем уже говорилось прежде) «по ямом» «корм людцкой и конский». Как вариант, собранные припасы могли на «срубленных» с сох (податных единиц) телегах отправляться на «передовую», как это было в кампанию 1535 года. Тогда псковичи не только «нарядиша» на государеву службу 900 пищальников, но еще и снарядили «3000 конеи оу телегах и человека на кони, и 3000 четвертеи овсянои заспы, толокно, 3000 полтеи свинины, 3000 четвертеи солоду, 360 четвертеи горохоу, а семени ко[но]пляного 360 четвертеи» для гарнизона возведенной на озере Себеж крепости Ивангород и прокорма войска, охранявшего строителей.


Наконец, великокняжеская власть могла взять содержание ратных и на себя, снабжая их «кормом» от своих щедрот. Чуть ли не хрестоматийный пример относится к осени 1469 г. Тогда, после тяжелого и кровопролитного набега на Казань великий князь Иван Васильевич «пожаловал» пробившихся сквозь татарскую судовую рать устюжан, выслав им своего «запасу» «семь сот четвертеи муки, да триста пудов масла, да триста луков, да шесть тысяшь стрел, да 300 шуб бораньих, да триста однорядок, да триста сермяг» на «зимованье» под Казанью.

Московская логистика при Иване Грозном Лига историков, Военная логистика, Московское княжество, 15-16 века, Длиннопост

Подводя общий итог, можно с уверенностью сказать, что государевым дьякам и подьячим удалось к середине XVI века отработать достаточно совершенную (по тем временам, конечно) и эффективную систему обеспечения не только полевых, но и гарнизонных войск и добиться более или менее удовлетворительной работы «интендантской» службы. В этом отношении показательна третья по счету, 1552 года, казанская кампания Ивана IV (из всех его военных предприятий логистика этого похода освещена в источниках, пожалуй, наиболее подробно). Тщательная предварительная подготовка по заготовке и доставке к месту предполагаемых боевых действий запасов провианта, фуража и иных военных припасов, меры по защите команд фуражиров-«коръмовщиков», своевременная доставка взамен утонувшего или испорченного из-за бури продовольствия, выдача провианта и фуража ратникам из царских запасов – все это позволило избежать за время растянувшейся более чем на полгода кампании способных сорвать ее каких-либо серьезных проблем с обеспечением многочисленного войска.


Успешный опыт организации снабжения государевой рати во время Казанской кампании 1552 года позднее был повторен в ходе крупнейших военных предприятий Ивана Грозного – во время Полоцкого похода 1562–1563 годов, Молодинской кампании 1572 года, государева Ливонского похода 1577 года. Эта смешанная система исправно функционировала вплоть до 30-х годов XVII века, когда в ходе Смоленской войны выявились её недостатки и потребовалось перестроить всю систему снабжения действующей армии.

http://warspot.ru/8227-moskovskaya-logistika-pri-ivane-grozn...
Показать полностью 9
96

Сторожевая служба Великого княжества Московского

Сторожевая служба Великого княжества Московского Лига историков, Сторожевая служба, 15-16 века, Московское княжество, Окраина, Северские земли, Длиннопост
На юго-западных границах Московского княжества историки обычно указывают на двух противников русских: польско-литовские силы и татар.
Первые являлись армией европейского образца, вооруженной огнестрельным оружием. Ее многочисленная пехота была обучена полевому бою, штурму и обороне крепостей. Широко применялось инженерное обеспечение на маршах и в сражении. Основной целью этих сил был захват территорий, нанесение максимального военного, экономического и демографического урона.
Сторожевая служба Великого княжества Московского Лига историков, Сторожевая служба, 15-16 века, Московское княжество, Окраина, Северские земли, Длиннопост
Польско-литовское войско
Вторым врагом были крымские татары. Татары, кое-как вооруженные луками, кривыми саблями и ножами, редко пиками, на своих малорослых, но сильных и выносливых степных лошадях, без обоза, питаясь небольшим запасом сушеного пшена или сыра да кобылиной, легко переносились через необъятную степь, пробегая чуть не тысячу верст пустынного пути. Частыми набегами они прекрасно изучили эту степь, приспособились к ее особенностям, высмотрели удобнейшие дороги, сакмы, или шляхи, и выработали превосходную тактику степных набегов; избегая речных переправ, они выбирали пути по водоразделам; главным из их путей к Москве был Муравский шлях, шедший от Перекопа до Тулы между верховьями рек двух бассейнов, Днепра и Северного Донца. Скрывая свое движение от московских степных разъездов, татары крались по лощинам и оврагам, ночью не разводили огней и во все стороны рассылали ловких разведчиков. Так им удавалось незаметно подкрадываться к русским границам и делать страшные опустошения. Углубившись густой массой в населенную страну верст на 100, они поворачивали назад и, развернув от главного корпуса широкие крылья, сметали все на пути, сопровождая свое движение грабежом и пожарами, захватывая людей, скот, всякое ценное и удобопереносное имущество. Это были обычные ежегодные набеги, когда татары налетали на Русь внезапно, отдельными стаями в несколько сотен или тысяч человек, кружась около границ, подобно диким гусям, по выражению Флетчера, бросаясь туда, где чуялась добыча.
Сторожевая служба Великого княжества Московского Лига историков, Сторожевая служба, 15-16 века, Московское княжество, Окраина, Северские земли, Длиннопост
Атака крымских татар

Основу войска татар составляла легкая конница. Их главной целью был захват полона и скота. Овладение имуществом отодвигалось на второй план, так как быстрые передвижения исключали использование обозов. Татарам было экономически не выгодно кровопролитие, почему они обычно и избегали боя.

Существовал и третий противник - «воровские черкасы» - казаки, жившие на юго-восточных окраинах Речи Посполитой (образована в 1569 г.), выступавшие в данном случае, как сила, независимая от верховной власти. Их активные вторжения в русские земли начались со второй половины 80-х гг. XVI в., что было связано со столкновением русской и украинской колонизации Поля. Черкасы владели огнестрельным оружием, умели воевать в пешем строю и штурмовать крепости, но при этом не брали в набег тяжелого вооружения и обозов, умело применяли маскировку и татарскую тактику стремительного отступления.

Сторожевая служба Великого княжества Московского Лига историков, Сторожевая служба, 15-16 века, Московское княжество, Окраина, Северские земли, Длиннопост

Казачье войско

Их основной целью был разбой, свойственный татарам, причем черкасы в отличие от последних вели активную охоту за русскими служилыми людьми, а иногда даже шли на захват городов. Ущерб от таких набегов был весьма значительным. Другая цель была связанна с колонизационным движением Речи Посполитой_по захвату новых территорий на Поле и ограничением движения в этом направлении России.

Границы Московского княжества, подвергаемые частым и опустошительным набегам литовцев и ордынцев, требовали постоянной и деятельной обороны. Если в борьбе с Литвой города-крепости имели большое значение, то в борьбе с крымскими татарами постройка городов мало помогала. Они их просто обходили, и необходимо было изыскать какие-нибудь средства против внезапности татарских набегов. Нужны были такие воины, которые выслеживали бы татар в степи и давали бы знать в «украинные» города северской земли об их приближении.


Для этого во второй половине XVI века у окраинных городов Московской Руси была введена так называемая постоянная сторожевая служба, задачей которой было заблаговременное выслеживание татар и предупреждение об их приближении к городам. Сторожевые пункты создавались впереди самых окраинных городов, примерно в 4-5 днях пути от них.

Сторожевая служба Великого княжества Московского Лига историков, Сторожевая служба, 15-16 века, Московское княжество, Окраина, Северские земли, Длиннопост

Первые подобные службы являлись скрытыми караулами разъезжих сторожей и станичников, обязанностью которых было наблюдение за движениями татар, ведение разведки и предупреждение о набегах степных кочевников.

С распространением границ Московского княжества на юг и восток сторожи против татар стали увеличиваться, и мало по малу принимать вид линии настоящих укреплений на всем протяжении юго-восточных границ государства.


В результате в северских пограничных городах учредился особый класс служилых воинских людей, известный под именем городовых казаков, которые обязывались постоянно быть на службе, ездить в степи, смотреть за движениями татар по известным степным дорогам, называемым шляхами, перехватывать языков, и доставлять вести воеводам и великому князю, а в случае набега ордынцев защищать пограничные города. В службу эту набирались вольные люди из всех сословий; они получали за свою службу определенное количество земли, освобождались от всех податей, а иногда награждались и денежным жалованьем, вооружение же и лошадей должны были иметь за свой счет.

Сторожевая служба Великого княжества Московского Лига историков, Сторожевая служба, 15-16 века, Московское княжество, Окраина, Северские земли, Длиннопост
Русская пехота с "вогненным боем" 1550-70-е гг.

Городовые казаки в первый раз встречаются в наших летописях под 1444 годом. Они были учреждены правительством и находились в полной от него зависимости. В царствование Ивана ІV они поступили в ведение Стрелецкого приказа и, наравне со Стрельцами, составляли особый разряд войска, противоположный дворянам и детям боярским, которые находились в ведомстве Разряда.

Выдвинутые далеко в Дикое поле «сторожи» и подвижные станицы скрытно контролировали огромные степные пространства. Обнаружив выбитую конскими копытами землю — «сакму», станичники умели определить, сколько и каких людей крадется к русским рубежам. Особое внимание уделялось степным дорогам на Русь.


Сторожевые огни, гонцы-«сеунчи» предупреждали окрестные станицы и порубежных воевод о приходе врага, его силах и направлении удара. В конце XVI века южная граница покрылась цепью новых крепостей, были усилены «засечные черты» из лесных завалов, валов, острогов и постоянных гарнизонов. В XVII веке мощная Белгородская черта засек и крепостей, а вслед за ней Изюмская черта призваны были перенести линию борьбы дальше от мирных русских земель.

Из передовой линии городов в разных направлениях, дня на четыре и дней на пять пути от города, а не редко и ближе, назначались в степи «сторожи», отстоящие друг от друга на день, очень редко на два, а более на полдня пути и ближе. Сторожи сии были в беспрестанных сношениях друг с другом и составляли несколько неразрывных линий, пересекавших все степные дороги, по которым татары ходили в Русь.


В 1571 году Царь Иван Васильевич, желая дать больше порядка сторожевой и станичной службе, приказом своим от 1-го января назначил главным ее начальником знаменитейшего воина своего времени, князя Михаила Ивановича Воротынского и предписал дать ей лучшее устройство. В помощники Михаилу Воротынскому для освидетельствования и назначения сторожей на месте были определены: со стороны крымцев – князь Михаил Тюфякин и дьяк Ржевский, знаменитый подвигами степной войны и хорошо знакомый с крымскими степями, с ногайской стороны – Юрий Булгаков, опытный степной служака, не раз поражавший крымцев и ногайцев.

Сторожевая служба Великого княжества Московского Лига историков, Сторожевая служба, 15-16 века, Московское княжество, Окраина, Северские земли, Длиннопост

Умный исполнитель царской воли, Воротынский, начал дело подробными справками и допросами о настоящем состоянии этой службы и о всем, в чем она требовала изменения, и что можно было оставить, в прежнем виде, перебрал все росписи и книги об этой службе, хранившиеся в Разряде, сделал подробные расспросы станичников и cторожей.

Из его исследований видно, что при Царе Иране Васильевиче, лет за 15 до 1571 года, существовала уже длинная цепь укрепленных городов по всей степной «украйне», и что сторожевая служба была в ведении Разрядного Приказа в который доставлялись все росписи станиц и сторожей.


Сторожевая служба получила стройную организацию в 1571 году на основе разработанного под руководством воеводы М.И. Воротынского Устава. Сторожевую службу несли сторожи (сторожевые наблюдательные посты) и станицы (небольшие конные отряды), высылавшиеся из пограничных крепостей в степь в период с середины весны до наступления зимы. Они поддерживали связь между собой и с крепостями, ведя разведку и оповещая сигналами о приближении противника.

Сторожевая служба Великого княжества Московского Лига историков, Сторожевая служба, 15-16 века, Московское княжество, Окраина, Северские земли, Длиннопост

Служба сторожей считалась очень трудной и опасной, поэтому они получали большее жалование, нежели другие служилые люди, а также вознаграждение за убытки, которые они могли понести (например, потеря лошади и т. д.).

В каждом из городов службы были свои воеводы и осадные головы с отрядами служилых людей, боярских детей, казаков и стрельцов (со временя Ивана IV). Стрельцы собственно были городовые воины, очень редко высылавшиеся в степи и на засеки; боярские же дети и казаки вместе с севрюками и служилыми татарами, разделялись на городовых или полковых, и на станичных и сторожевых. Первые употреблялись только для защиты городов и для отражения неприятеля на границах, вторые же – «стражи» – поочередно отправлялись в степь для разъездов и по сторожевым пунктам.


"Стражи» делились на станичников, вожей и сторожей. Они за сторожевую службу получали особое жалованье, большее полкового или городового и удовлетворялись от казны за все убытки и потери, которые могли случиться в разъездах. Лошади, сбруя и вооружение, при отправлении в степь, оценивались воеводами, которые эту расценку вносили в особые книги, и по сим книгам выдавали вознаграждение, в случае потерь и убытков.


Обычно дворяне одного уезда служили вместе. Один раз в год в уездном городе проводился смотр, куда съезжалось дворянство всех окрестных волостей. Им руководил обычно полковой воевода, придирчивым взором следивший за исправностью воинов, оружия, коней.


На смотр каждый должен был прибыть в соответствующем вооружении и привести с собой указанное число вооруженных людей (в зависимости от размеров землевладения, позднее — от числа крестьянских дворов). Здесь же верстались на службу с 15-летнего возраста «новики» и раздавалось денежное жалованье.

Сторожевая служба Великого княжества Московского Лига историков, Сторожевая служба, 15-16 века, Московское княжество, Окраина, Северские земли, Длиннопост
Смотр служилых людей

На картине С. Иванова Смотр служилых людей изображен воевода, перед которым на столе лежит список прошлого смотра — «десятня». Новая «десятня», которую пишет тут же подьячий, тщательно сверяется со старой: кто-то из дворян умер, кто-то получил новый оклад и должен привести с собой больше людей, кто-то верстается на службу впервые, кто-то «устарел» и просит отставки «по болезни старых многих ран».


Часть дворян уже прошла смотр, другие готовятся представить себя и своих людей «налицо». Так, например, в смотре 1569 года есть такая запись подьячего: «Ташлык Степанов сын Приклонского, …на службе будет на коне, в доспехе, в шеломе, с саадаком, саблей, копьем. А за ним: два человека на конях, в доспехах, в шеломах, с саадаками, саблями, с рогатиной; конь простой да два человека на меринах с вьюками и с топориками».

В начале XVI в. южная степь, лежавшая между Московским государством и Крымом, начиналась непосредственно за Старой Рязанью на Оке и за Ельцом на Быстрой Сосне, притоке Дона.


Для защиты своих границ Русское государство развернуло широкое крепостное строительство. Фактически в 40-х годах была создана, передовая оборонительная линия. Русские воеводы с полками стояли теперь на рубеже Пронск—Михайлов—Зарайск—Тула—Одоев—Белев—Козельск—Карачев—Мценск. Кроме того, русские полки взяли под защиту Северскую землю. Здесь до 1571 г. была создана укрепленная линия Новгород-Северский—Путивль—Рыльск, а после 1571 г. – Калуга—Брянск—Почеп—Стародуб.. Ежегодно "с благовещенья" (с 25 марта) "воеводы от поля на первый срок" ставились во многих городах вдоль южного рубежа.

Сторожевая служба Великого княжества Московского Лига историков, Сторожевая служба, 15-16 века, Московское княжество, Окраина, Северские земли, Длиннопост
Засечные черты Московского государства в XVI веке

Во второй половине 40-х — начале 50-х годов XVI века основное внимание правительства Ивана IV было обращено на восток, это было связано с Казанской войной. В эти годы русские воеводы с войсками лишь изредка оказывались в северских землях: в 1549—1550 годах — в Почепе, в 1550—1551 — в Карачеве, однако после присоединения в 1552 г. к Москве Казанского ханства они уже находились почти во всех северских городах.


Так в частности, в приложении к Уставу Разряда предписывалось: «… детям боярским с головами на Государевой службе быти на Донце на Северском усть Уде: из Северы, из Брянска, из Почапа, из Стародуба, из Новагородка из Северского; да к тем же в прибавку из Орла, из Карачева, да казаком из Новосили да из Орла".


В 1553 году "с благовещеньева дня" русские воеводы с полками находились в Рыльске, Путивле, Новгороде-Северском, Чернигове, Трубчевске. В 1557 году "воеводы по украинным городам на первый срок" были поставлены еще в большем количестве крепостей: добавились в Стародубе и Почепе. Сентябрьская "роспись" того же года рисует картину плотного прикрытия всей "крымской украины" от самого края Дикого поля.

Сторожевая служба Великого княжества Московского Лига историков, Сторожевая служба, 15-16 века, Московское княжество, Окраина, Северские земли, Длиннопост
Реконструкция городка-заставы на пути через засечную черту

Чтобы укрепить обороноспособность края, который сражался то против врагов с запада – польских и литовских войск, то против врагов с юга – крымских татар, - правительство увеличило здесь количество служилых людей – помещиков. Юго-западные уезды России все больше превращались в область, населенную мелкими землевладельцами. На южной окраине укреплялась сторожевая и пограничная служба. На определенный срок служилые люди посылались на границу. Они ездили вдоль нее небольшими группами – сторожами – и, заметив поднимавшуюся пыль от движения татарского отряда, зажигали сигнальные костры. Весть об опасности долетала до города, куда собирались под защиту крепости местные жители. Внезапность татарского нападения пресекалась. А приготовившемуся к обороне населению враг был уже не страшен.

Сторожевая служба Великого княжества Московского Лига историков, Сторожевая служба, 15-16 века, Московское княжество, Окраина, Северские земли, Длиннопост
Сторожевая башня и сигнальный огонь
Для службы в пограничных районах требовались люди особого рода — неприхотливые, предприимчивые, привыкшие смотреть в лицо опасности. Служилый люд Северщины сильно отличался от дворянства центральной России, а воеводы здесь смотрели сквозь пальцы на происхождение тех, кого они зачисляли на службу, так как свойства врагов, с которыми приходилось бороться Московскому государству, особенно татар и литовцев, требовали быстрой мобилизации, постоянной готовности встретить неприятеля на границах. Отсюда естественно возникала мысль рассыпать служилых людей по внутренним, особенно по окрайным, областям с большей или меньшей густотой, смотря по степени их нужды в обороне, сделать из землевладельцев живую изгородь против степных набегов. Для этого и пригодились обширные земельные пространства, перешедшие Москве от Литвы.
Сторожевая служба Великого княжества Московского Лига историков, Сторожевая служба, 15-16 века, Московское княжество, Окраина, Северские земли, Длиннопост

Только в самом исходе XVI века, когда в центральных областях количество служилых людей достигло желаемой степени, явилась мысль, что в государеву службу следует принимать с разбором, не допуская в число детей боярских "поповых и мужичьих детей и холопей боярских и слуг монастырских". Складываясь из лиц самых разнообразных состояний, служилый класс рос с чрезвычайной быстротой. Он требовал для своего хозяйственного обеспечения громадного пространства земель, и эти земли отводились ему преимущественно в южных и западных частях государства, по близости от возможного театра войны (с татарами, литвой и "черкасами").


В первой половине XVI века оседлое население заканчивалось на Калужских, Тульских и Рязанских землях, а за ними на юг простиралось Дикое поле – пустыня без городов и сел, без пашен и иных хозяйственных заимок, лишь с временными "станами" и "юртами" охотников и рыболовов. До середины XVI века в этой пустыне хозяйничали татары: их "казаки" рыскали у границ русских поселений и"искрадывали" русскую «украйну» разбойничьими набегами. Но в середине века дело изменилось: преобладание перешло к русским "казакам", выходившим на Поле из Московского государства и Литовско-Польских украин. "Ныне, государь, казаков на поле много - и черкасцев, и киян, и твоих государевых: вышли, государь, на поле изо всех украин", так доносил Путивльский воевода в 1546 году.

Сторожевая служба Великого княжества Московского Лига историков, Сторожевая служба, 15-16 века, Московское княжество, Окраина, Северские земли, Длиннопост

Насколько велика была строгость дисциплины в этой службе во время Царя Ивана Васильевича, можно видеть из того, что ежегодно доставлялись в Разряд подробные росписи всем сторожам и станицам, в которых отчетливо показывались все приезды на службу, с указанием, кто сколько дней был в дороге и на какой срок явился в назначенное ему место, и кто его сменил и когда.

Вот один отрывок из подобной росписи, который наглядно говорит о высокой организации сторожевой службы.


"… В 1-м месте стояли головы на поле на Донце на Северском усть-Уде: с весны Брянчанин Игнатей Ондреев сын Тютчев; а велено ему на поле идти из Рыльска. И Игнатей стал в Рылску на велик день, апреля в 8 день; а из Рыльска пошел на срок на Радуницу апреля в 15-й день, на Донце стал апреля в 24-й день, шел 10 день; а людей с ним было Стародубцев, Новогородка Северского, Почапцов, Болховичей, всего детей боярских 63 человека, да казаков из Новосили да из Орла 30 человек, по 15 человек из города; всего 93 человека.


Игнатья обменил Брянчанин Иван Семичев, стал на срок в Рыльску в четверг на другой недели Петрова поста, июня в 13 день; а на Донце стал июля в 1-й день; в Рыльску жил и до Донца шел три недели; а людей с ним было детей боярских Брянчан, Стародубцев, Новогородска Северского, Карачевцев, Болховичей всего 48 человек; да казаков из Новосили да из Орла 30 человек по 15 человек из города, обоего 79 человек.


Ивана обменил Брянчанин Афонасий Панютин, стал на срок в Рьльску в 1-ю середу по Госпожине дни, августа в 21-й день, а на Донце встал сентября в 1-й день, шел до Донца до Северского 10 день; а людей с ним было детей боярских Брянчан, Стародубцев, Карачевцев, Болховичей, всего 49 человек, да казаков из Новосили да из Орла 30 человек по 15 человек из города; обоего 69 человек".

Сторожевая служба Великого княжества Московского Лига историков, Сторожевая служба, 15-16 века, Московское княжество, Окраина, Северские земли, Длиннопост
В царствование Федора Ивановича в «украинскую» сторожевую службу Московского государства начали поступать черкасы или малороссийские казаки. Они первоначально стали селиться в Путивльском уезде, как ближайшем к Малороссии. Причем малороссияне за сторожевую и станичную службу получали поместья и жалованье также, как и коренные служилые люди Московского Государства.
Показать полностью 14
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: