-24

Политзаключенные современной России

Политзаключенные современной России Соколов, Репрессии, Референдум, Владимир Путин, Без рейтинга, Длиннопост, Кирилл Барабаш
Журналист РБК Александр Соколов и двое его соратников до сих пор сидят в тюрьме.


Напомню:


Дело


Юрий Мухин, системный администратор Московской объединенной энергетической компании (МОЭК) Валерий Парфенов и журналист РБК Александр Соколов были арестованы 27 июля 2015 года. Причем публициста Мухина задержали на пляже в Севастополе и прямо в плавках повезли в отделение, где ему пять часов не давали одеться.


Позже Мухин — из-за возраста и слабого здоровья — был переведен под домашний арест, а Соколову и Парфенову суд уже дважды продлевал срок содержания в СИЗО, последний раз — до 22 января 2016 года.


По мнению следствия, ИГПР ЗОВ стала преемником признанной ранее экстремистской и запрещенной организации «Армия воли народа» (АВН). Ее возглавлял Мухин, и главной целью деятельности АВН с 1997-го по 2010-й было проведение того же самого референдума об «ответственности власти перед народом».


Кроме того, следствие считает, что «создание инициативных групп по проведению референдума и последующее его проведение с целью внести изменения в Конституцию РФ об ответственности высших органов власти перед народом» — это лишь прикрытие: истинные мотивы ИГПР ЗОВ заключаются в «расшатывании политической обстановки в РФ в сторону нестабильности» и «смене существующей власти нелегальным путем».


Дело было возбуждено по статье 282.2 УК РФ (продолжение деятельности запрещенной экстремистской организации); оно грозит Мухину, Соколову и Парфенову тюремным заключением на срок до двух лет. Адвокат Соколова Ольга Чавдар отмечает: на этой неделе «из постановлений и экспертиз следствия» стало понятно, что обвиняемым собираются инкриминировать еще и 280-ю статью УК — публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности; наказание — до четырех лет лишения свободы.


Референдум


Участники «Армии воли народа», а затем и ЗОВа еще с 1990-х годов выступают за проведение референдума об ответственности власти, написали на эту тему несколько законопроектов; ничего преступного в своей деятельности они не видят.


На встречу со мной пришли сразу четыре сторонника организации — Кирилл Барабаш, Вячеслав Горбатый, Павел Выборнов и Виталий Шаманин. «Наша идея — покруче марксизма. Она впервые за всю историю ставит такой важнейший вопрос. Ведь пока сами избиратели не будут давать уголовно-правовую оценку власти, все бессмысленно — будет „что хочу, то и ворочу“», — говорит Шаманин.


По плану сторонников референдума, в УК РФ нужно ввести новый состав преступления — «ухудшение жизни народа». Негативная оценка населения снимает с президента и депутатов Федерального Собрания неприкосновенность, после чего следствие будет разбираться с ними как с рядовыми гражданами и потенциальными преступниками. «Если была, например, коррупция, то следователь еще добавит», — говорит Барабаш. Он подполковник ВВС запаса, на встречу пришел в свитере с символикой ИГПР ЗОВ.


"Референдум — это идея на будущее. «Эта бумажечка не является панацеей от всех бед, просто с ней будет лучше. Эта штука не избавит нас от тех, кто в Кремле. Как бороться с нынешней мерзотой, которая страну разваливает — это вопрос отдельный. Мое личное мнение, что во власти порядочных людей не осталось, и тех, кого крутят по телеку, нужно немедленно арестовать, но это мое мнение, никак не связанное с нашей концепцией», — отвечает Барабаш.

В РБК говорят, что делают все, что могут, и регулярно пишут про дело Соколова. «В суде больше шансов добиться его освобождения по формальным юридическим основаниям, чем если делать из процесса шоу. Это не мешает нам ходить по разным кабинетам и рассказывать про Сашино дело всем, до кого можно дотянуться», — говорит мне главный редактор агентства РБК Роман Баданин.


Соколов начал работать в РБК еще до прихода туда в начале 2014 года новой команды во главе с шеф-редактором Елизаветой Осетинской. «Он один из немногих членов бывшей команды, которые успешно прижились в новой редакции», — говорит Баданин. Соколов, по его словам, «занимался, в первую очередь, исследованиями и чуть-чуть расследованиями». Он подготовил три «больших труда»: про зарплаты чиновников; о том, как зарабатывают на строительстве космодрома Восточный и проект про самые бедные и богатые российские города. «Парень он, конечно, молодой и недостаточно опытный, и с ним работала толпа редакторов, но главное, что он очень хорошо дружит с цифрами, умеет их находить, интерпретировать и строить математические модели», — добавляет Баданин.


Первый обыск у Соколова был еще в феврале 2015 года. Незадолго до него журналист защитил кандидатскую диссертацию на тему «Влияние рентоориентированного поведения на инвестиции российских государственных корпораций». «Новой газете» Соколов рассказывал, что на допросе после обыска его расспрашивали, в том числе, и о диссертации. «Когда к нам в феврале ворвались с обыском, то изъяли диссертацию и спрашивали его, зачем он такую критическую работу написал. Его научного руководителя и меня приглашали как свидетелей и спрашивали именно про это. Про референдум не было ни слова», — подтверждает мне жена Соколова Дарья.


В четверг, 17 декабря, РБК удалось донести информацию о деле Соколова до президента. Журналист Михаил Рубин задал вопрос об этом в ходе ежегодной пресс-конференции Путина. Тот заявил, что впервые слышит о деле, обещал разобраться и, возможно, помочь. Рубин сказал президенту, что в редакции «опасаются, что речь может идти о каком‑то давлении на свободу слова». Адвокат Соколова Ольга Чавдар также заявила мне, что «у защиты есть все основания полагать, что Соколова преследуют за его журналистику».


Баданин, впрочем, оговаривается, что фактов, прямо указывающих на это, у РБК нет: «Я знаю, что по некоторым его заметкам ему предлагали взятки или угрожали, но из этого еще не следует, что против него будет возбуждено уголовное дело».


Сергей Шаргунов не считает, что речь идет о преследовании Соколова за журналистскую деятельность. «У нас многие пишут разоблачительные материалы, а его, думаю, все-таки взяли заодно с Мухиным», — говорит Шаргунов.

Патриот-антисемит


Члены ИГПР тоже уверены: власть прицельно хочет посадить именно Юрия Мухина, а не Соколова. «В последние годы статьи Мухина били в самые больные места. Как публицист он человек гениальный. И в команду подбирал таких же — тот же Саша [Соколов] делал в РБК уникальные материалы», — говорит Барабаш.


Мухин известен своими радикальными взглядами. Например, он не признает факт расстрела польских офицеров в Катыни сотрудниками НКВД, считает, что в Голодоморе виноваты сами крестьяне. Не чужд Мухин и антисемитизма. Его «Армию воли народа» называли леворадикальным и сталинистским движением.


Сторонники Мухина антисемитом его не считают. «Это просто жупелы. Мол, национализм — это плохо, антисемитизм — это плохо. У него статьи, направленные против фашиствующего сионизма, который прямо цветет и пахнет повсюду!» — отвечает Барабаш. По мнению Горбатого, людям, прочитавшим труды Мухина «внимательно и честно», сразу становится ясно, что «реальной враждой к какой-либо нации там и не пахнет».


СУД

Судья Тверского районного суда Москвы Алексей Криворучко признал журналиста РБК Александра Соколова виновным в организации деятельности экстремистской организации — и приговорил к трем с половиной годам колонии общего режима. Его соратники из инициативной группы по проведению референдума «За ответственную власть» Кирилл Барабаш и Валерий Парфенов получили по четыре года колонии, а создатель группы публицист Юрий Мухин — четыре года условно. Никто из них свою вину не признал; в РБК приговор комментировать отказались. Корреспондент «Медузы» наблюдал завершение процесса в Тверском суде.


Юрий Мухин — единственный из четырех обвиняемых прибыл в суд самостоятельно. В отличие от Соколова, Парфенова и Барабаша (они с 2015 года сидят в СИЗО), Мухин находился под домашним арестом. В зал суда он пришел с женой, а в руках держал объемную сумку — на тот случай, если придется отправиться в тюрьму.


— Вы хорошо подготовились! — прокомментировал это Валерий Парфенов, системный администратор по профессии.


— Если вас всех вместе повезут, то вам всем будет хорошо, — пошутила супруга Мухина, намекая на содержимое сумки.


— Я уже один раз попал в плавках, — вспомнил Мухин лето 2015 года, когда его задержали прямо на пляже в Севастополе и пять часов держали в отделении полиции, не давая одеться.


Некоторые родственники подсудимых пришли в суд в футболках с надписями: «Запрет референдума — это экстремизм». В ней же был и Александр Соколов.


— А почему наручники не сняли? — продолжал общаться с соратниками Мухин.


— На оглашение — только в наручниках, такая мода, — продолжал шутить Парфенов.


Судья Алексей Криворучко начал зачитывать приговор, когда оба зала (во втором велась прямая трансляция) заполнились слушателями и журналистами. Криворучко напомнил, что Мухин, Соколов, Парфенов и Барабаш обвиняются в том, что под предлогом проведения референдума они занимались массовым изготовлением и распространением экстремистских материалов, в которых высказывались призывы к насильственному изменению власти, а также содержались признаки оправдания терроризма, возбуждения ненависти и вражды.


Формулировка статьи, по которой в итоге были осуждены все четверо, — «продолжение деятельности запрещенной судом экстремистской организации» (часть 1 статьи 282.2 УК). Ее применение следствие и суд объяснили тем, что когда в 2010 году Мосгорсуд признал деятельность организации «Армия воли народа» (АВН) экстремистской (ее основателем также был Юрий Мухин), то инициативная группа по проведению референдума «За ответственную власть» (ИГПР «ЗОВ»), основанная подсудимыми, фактически продолжила ее деятельность, изменив лишь название, но переняв все цели и задачи.


Доказательством вины Мухина, Соколова, Парфенова и Барабаша суд считает показания свидетелей, причем данные некоторых из них были засекречены. Свидетели обвинения подтвердили, что ИГПР «ЗОВ» — это преемник АВН, и рассказали, что у Мухина были планы вербовать новых участников в Крыму и распространять на полуострове экстремистские материалы. Они также рассказали, что Парфенов спрашивал новых членов ИГПР «ЗОВ», готовы ли они «пойти до конца, включая пролитие собственной крови».


По материалам следствия, журналист РБК Соколов зарегистрировал на свое имя сайт ИГПР «ЗОВ», на нем велась «пропаганда целей и задач организации», также с его помощью вербовались новые члены и собирались деньги (сайт до сих пор работает и регулярно обновляется; например, в нем было опубликовано последнее слово журналиста Соколова). В приговоре также говорится, что Соколов занимался продвижением идей ИГПР «ЗОВ» в интернете, администрировал ее сайт и группу во «ВКонтакте». В приговоре также прописано, что нет никаких доказательств того, что Соколов общался с другими членами ИГПР «ЗОВ» по редакционному заданию РБК.


Ни один из подсудимых своей вины не признал, все указали на то, что дело было сфабриковано в ответ на то, что члены ИГПР «ЗОВ» публиковали материалы о фальсификациях на выборах и хищениях государственных средств. Александр Соколов от дачи показаний в суде отказался.


Судья Криворучко зачитал показания десятка свидетелей защиты, по словам которых члены ИГПР «ЗОВ» не призывали к экстремизму, вооруженному свержению власти и конституционного строя, а их главной целью было внести в Конституцию изменения, по которым на очередных президентских выборах граждане России должны будут не только выбирать нового президента, но и оценивать работу прежнего. От народной оценки будет зависеть и судьба бывшего правителя — если его правлением большинство останется недовольно, то ему может грозить тюремный срок. Их показания суд во внимание не принял. «Это частные мнения конкретных лиц», — прокомментировал их судья.


Не доверять свидетелям обвинения, в том числе тем, кто дал показания под псевдонимом, суд оснований не нашел и приговорил Юрия Мухина к четырем годам условно, учитывая его состояние здоровья — у него инвалидность третьей степени. Остальные получили реальные сроки: Парфенов и Барабаш — по четыре года, Барабаш также был лишен воинского звания (он подполковник ВВС в отставке), Соколов — три с половиной. Их исправление, по мнению, суда возможно только в условиях изоляции от общества.


После оглашения приговора Соколов, Парфенов и Барабаш, поблагодарили всех журналистов и несколько раз прокричали на камеры: «Россия будет свободна от глупости и безнаказанности!» и «Запрет референдума — это экстремизм!» Сторонники осужденных пели «Вставай, страна огромная» и «Варшавянку».


Адвокат Юрия Мухина и Александра Соколова Алексей Чернышев сказал «Медузе», что собирается обжаловать приговор Соколова, а Мухин уже подал апелляционную жалобу. По его словам, приговор никого не удивил: «Суд дал то, что просил прокурор — это согласованная позиция. Но обвинение так и не предъявило никаких доказательств — показания наших свидетелей камня на камне не оставили от того, что сказали их подосланные засекреченные свидетели, показания которых противоречили сами себе и материалам дела».


Пресс-секретарь РБК Егор Тимофеев заявил, что в издании не комментируют приговор суда. Работавшая шеф-редактором РБК в 2014–2016 годах Елизавета Осетинская сказала про приговор Соколову: «Мне жалко Сашу как молодого идеалиста и горько от всеобщей нашей беспомощности — со всеми этими письмами Путину, вопросами на прямой линии, [уполномоченной по правам человека Татьяной] Москальковой с [главой ЦИК Эллой] Памфиловой, союзами журналистов и прочими декорациями общественной жизни».


УДО (из интервью Генерал-майора полиции Татьяны Москальковой 28 июля 2018 года.)


корреспондент — У нас есть ощущение, что в последнее время стали гораздо реже выносить решения об УДО. Например, журналист РБК Александр Соколов обращался за УДО несколько раз. Олег Навальный, который только что вышел на свободу, тоже много раз обращался с просьбой об УДО, и ему отказывали. Следили ли вы за этими ситуациями?


Москалькова — Действительно, до 2015 года существовала ярко выраженная тенденция к уменьшению числа осужденных, освобождавшихся условно-досрочно. Но после принятия постановления пленума Верховного суда России 2015 года картина несколько изменилась.


В постановлении было четко указано, что тяжесть совершенного преступления и наличие взысканий у осужденного не могут сами по себе становиться причиной отказа в УДО. Напротив, наличие у заключенного заболевания, препятствующего отбытию наказания, должно стать основным фактором при решении вопроса об условно-досрочном освобождении. К сожалению, эти указания суды на местах иногда не принимают во внимание.


Александр Соколов ко мне по поводу УДО не обращался. А без официального ходатайства о защите прав уполномоченный, согласно закону, не вправе принимать какие-либо меры.

Политзаключенные современной России Соколов, Репрессии, Референдум, Владимир Путин, Без рейтинга, Длиннопост, Кирилл Барабаш

ДИССЕРТАЦИЯ (о том, как через госкорпорации воруют деньги из бюджета)


Вот, что вошло в заключение работы Соколова – не часто услышишь от тех, кто называет себя учёными (выделение жирным от редактора сайта):

"Либерально настроенные чиновники полагают, что госкорпорации необходимо преобразовать в открытые акционерные общества, и это позволит решить проблему. Однако инсайдерский контроль наблюдается повсеместно в АО с преобладающим государственным участием. Другая точка зрения состоит в том, что необходимо ужесточить контроль за этими структурами. Однако без коренных изменений во всей системе управления экономикой подобные меры будут иметь крайне незначительный эффект. Необходима полная ликвидация инсайдерского контроля во всей корпоративной экономике России, в первую очередь в крупнейших корпорациях. А значит, необходимо устранение причин, эту систему породивших: пересмотр итогов приватизации, национализация естественных монополий и распределение национальных богатств и доходов от их реализации в интересах всего народа, экспроприация нечестно нажитых богатств олигархов, введение жёсткого госконтроля за государственными расходами. Это должно сопровождаться ужесточением ответственности за коррупцию и проведением массовых проверок и расследований.

Создание системы планирования помогло бы сориентировать экономику на долгосрочный рост, справиться с проблемой перерасходов и ошибочных инвестиционных решений за счёт усиления государственного и общественного контроля и механизмов ответственности за результат..."

Ссылка на автореферат: http://www.cemi.rssi.ru/news/cemi/sokolov.pdf

и источники инфы поста:


https://meduza.io/feature/2017/08/10/konets-dela-o-referendu...


https://lenta.ru/articles/2017/08/10/sokol/


https://www.novayagazeta.ru/articles/2015/08/04/65121-hoches...


http://pravfond.ru/?module=articles&action=view&id=2447


http://зассср.рф/node/7027


Если было, то извините, но напомнить нужно, люди до сих пор в тюрьме.

Дубликаты не найдены

Отредактировала ltomme 16 дней назад
+4
Можно в двух словах? Чё натворили эти жертвы рэжима?
раскрыть ветку 12
+5
Власть судить хотели. Честным революционным судом.

но не вышло, и теперь власть судит их.

По-моему, все абсолютно правильно: за что боролись, на то и напоролись.
+4

леворадикалы леворадикалили-леворадикалили да не вылеворадикалили

0

долбоебы, сэр

ещё комментарии
-2

хотели объявить референдум о доверии к нонешней власти. Но самое интересное, что Соколов защитил диссертацию, где прямо доказывал, что деньги из России выводятся через Госкорпорации.

раскрыть ветку 6
+1
Что значит "объявить референдум"? Можно собирать подписи о проведении референдума, можно просто пиздоболи ь с экрана о том, что "было бы неплохо провести референдум...". Можно учредить партию и главной целью провозгласить проведение референдума.....

Чё именно они делали?

П.С. Ща погуглил - какие-то мутные товарищи, с неясными целями и странными агитками.
раскрыть ветку 5
+3

"коммунисты" и "патриоты", работающие в либерастском РБК и дающие интервью откровенно вражеской Медузе.

Кек.

Версия, что до любителей наносить в чужие страны демократию наконец дошло, что через либерду у них это в России не выйдет и они начали действовать через типа "левых", пытаясь сыграть на естественном стремлении народа к социальной справедливости, выглядит все более и более правдоподобной.

раскрыть ветку 2
+1
Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 1
-4

Да, только Путин прав, остальные не имеют прав.

+3

рафик неуиноуен!)

0

Ух, сколько текста, не осилил. Потом опять окажется, что на "жертву режима" заведено конкретное уголовное дело с основательной доказательной базой, которую, конечно же, подкинул лично Путин.)))

-2

мухин клоун

-4

ишь чаво захотели

чтобы "слуги" перед "хозяевами" отчитывались

-5

А что, #онжесисодмин и #зобанюзаобсуждениедействиймодератора в реальном мире не работают?

ещё комментарий
Похожие посты
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: