3

Пока живу — помню. Каширин Н.А. 1.АРЕСТ ч.2

1.АРЕСТ ч.1 http://pikabu.ru/story/poka_zhivu__pomnyu_kashirin_na_1arest...


Повернул коня и поскакал в Верхнеуральск. Дома сходил в баню, убрал коня и отправился в кинотеатр. В этот вечер я убедился, что сердце — вещун. Мне так стало плохо, как никогда раньше. Нет, физической боли я не чувствовал — это была непреодолимая, всеобъемлющая душевная боль. Мне казалось, что у меня плачет само сердце.

Извинился перед девушкой, объяснив свое состояние, хотя проводить её осталось метров 100, и пошел домой. Ни до, ни после за всю мою жизнь такого состояния у меня не было. Подумалось, что украли коня. Нет, конь был дома. Напоил его, дал еще сена и уже спокойно лег спать.


Утром ко мне зашел Федя Скоков, друг юности, и мы с ним отправились на рынок. Без цели, просто так. Только завернули за угол улицы Красно армейской, как сзади окрик:


— Стой! Кто из вас Каширин?


— Я Каширин. В чем дело?


— Вы арестованы. Пройдемте к вам в дом.


Вернулись домой. Там были только братишки, мать ушла на рынок. Только вошли на кухню, милиционер бросился к моей койке и сорвал со стены мое ружье, конечно, незаряженное:


— Дайте сюда патроны.


Патронташ всегда у меня был закрыт под замком в одном из ящиков буфета. Я открыл ящик и выкинул ему патронташ.


— Дайте ваш паспорт.


Запоздало требую:


— Предъявите ордер на арест.


Он показал ордер, надписанный прокурором района, и я отдал свой паспорт.


— Сейчас идем в милицию. Вы впереди, мы — показывает на Федю, — сзади.


Таким порядком мы и пришли в милицию. День был воскресный; дежурный по отделу зарегистрировал мой арест, и определил меня в одну из камер КПЗ. В ней находился вор-рецидивист из поселка Краснинска. Познакомились. Когда он узнал мою фамилию и как я был арестован, махнул рукой.


— Считай, с сегодняшнего дня твоя жизнь и копейки не стоят. Взяли тебя по 58-й статье, а эта статья самая паршивая из всего уголовного Кодекса. Так что хоть сейчас в петлю лезь, хоть чуть позднее. Есть один выход — уйти в воры. Отсидеть пару сроков по воровским делам, 58-я забудется. А после этого «завязать» с воровством. Но воровать начнешь — не остановишься, затянет.


— Ну, воровать-то, положим, я никогда не буду. Да и картину ты мне нарисовал, не пожалел мрачных красок.


— Чудак-человек, мне ведь все равно, поверишь ты мне сейчас или убедишься в правоте моих слов в будущем. Ты не знаешь о тюрьмах, пересылках, этапах. Не знаешь, чего стоит пайка хлеба. А я это все прошел и не один раз. Вот испытаешь все сам, и, думаю, вспомнишь и эту «капезуху», и мои слова.


— Ну, а ты за что сел?


— Мое дело — не твое. До «стукача» ты еще не дорос, тебе можно кое-что и сказать. Осенью я обделал крупное дело там, в России, а чтоб «замести» след, намеренно нахулиганил в Красинске. Получу год— полтора ИТЛ или колони. А там вновь — юг, вино, девочки...


— А когда кончатся деньги?


— Вор, Коля, живет одним днём: и никогда не думает о будущем.


Я впервые слушал воровские песни и дивился красоте мелодии, созвучных со смыслом слов.


Вечером во время отправки я увидел, что в КПЗ сидят мои двоюродные братья Абросимовы. Михаил — учитель, вместе со мной окончил педкурсы, я раза два— три был у него дома, помогал ему по математике. Василий, двоюродный брат Михаила, года на два старше нас, тракторист. Дважды видел я его у Михаила и оба раза пьяным. Успел спросить, за что их взяли. Они ответили, что взяты в субботу, за что — не знают.


Ночью 18 января, в понедельник, меня привели к начальнику Верхнеуральского РО НКВД Жукову. Внешность его соответствовала фамилии: он действительно был до того черным, что чисто выбритое лицо отливало густой синевой. Говорили, что его взгляда не выдерживают, смущаются. Предложив мне сесть, он молча впился в меня своими черными глазами. Я принял вызов и спокойно стал смотреть на него. Я подумал, что преступники, может, и не выдерживают его взгляда, но ни в чем не повинный человек — выдержит.


— Ну, рассказывай, Каширин, какую контрреволюционную деятельность ведешь в Верхнеуральске?


— Об этом я хотел бы услышать от вас, товарищ начальник.


— Во-первых, забудь слово «товарищ», когда разговариваешь со мной или следователем, а во-вторых, — где твой отец?


— Об отце, я думаю, вы больше знаете, гражданин начальник.


— Значит, основательно «лег на дно» ... Ты знаешь братьев Абросимовых?


Я рассказал, как я их знаю.


— Припомни все, что говорилось между вами.


Я ответил, что между нами ничего противоправного не было.


— А кто у вас организатор контрреволюционной группы?


— На подобные вопросы я отвечать не буду. Почему? На глупый вопрос всегда труднее ответить, тем более, что исходит он от начальника НКВД.


Мне думается, он поверил в мою непричастность к обвинению. Он рассказал, что раскрыты контрреволюционные группы в райкоме партии и райисполкоме:


— Я подключу тебя к одной из этих групп, ты пройдешь там маленьким человеком, получишь всего 5— 6 лет лагерей. В противном случае я буду вынужден отправить тебя в область, а там на основании твоей фамилии соорудят такое дело, что у тебя глаза на лоб полезут. Все это я мог бы сделать здесь, но мне не хочется применять к тебе строгих мер. Подумай хорошо, завтра дашь ответ.


Ещё два раза он вызывал меня по ночам, предлагая то же самое. Я категорически отказался: за что получить 5— 6 лет лагерей?


Если бы я знал весь трагизм страны, находящейся в «ежовых» рукавицах опричников Сталина и что ждет меня в области, я, конечно, согласился бы.


продолжение следует.

Дубликаты не найдены

+1
Похоже на историю под копирку из какой-то книги..
0
Ежов действительно лютовал и беспридельничал . за что ему в дальнейшем бошку прострелили . а товарища Берия десятки тысячь реабилитировал .
0

Прослезился бля!

-1

для - кому надо