45

Подумалось тут

У ранних травматиков не хватает ключевого компонента, который обеспечивает удароустойчивость у не-травматиков - глубинного знания, что все в итоге образуется, сложится, что решения найдутся, что придет помощь. У не-травматиков этот опыт есть.


Травма сама по себе, как явление, случается со всеми детьми. Не сама травма, а то, что произошло после нее, определяет, будут ли у травмы долгосрочные последствия. Если сразу после травмы ребенок получил помощь и поддержку, если он был услышан и его чувства и право на них были признаны, то психика успешно переработает травму и выплюнет ее. Если же, как это чаще всего бывает, ребенка оставили один на один разбираться и с ужасом от события, и с непосильностью переживаний, в одиночестве, без помощи, а еще и при этом насмехались или ругали за слабость, тогда травма в психике застревает надолго. А защитные механизмы психики делают ее центральным событием, вокруг предотвращения которого в будущем строится вся жизнь. Вся жизнь травматика сосредоточена на том, как избежать повторения травмы, и поэтому внутри него живет столько кривых, опасных, вредных, но очень стойких убеждений и страхов.


Этот опыт барахтания в травме в полном одиночестве закрепляет идею, что все будет плохо, и не просто плохо, а хуже некуда. Тогда любые перемены в жизни или негативные события - это не просто препятствие, это предвестник грядущей глобальной жизненной катастрофы.


Чаще всего травматик боится совсем не самих трудностей. Он боится при встрече с препятствием снова почувствовать тотальное одиночество, полную беспомощность с нарастающим ужасом при встрече с непосильной задачей. Именно этого состояния он всеми силами пытается избежать. Стратегия избегания бывает разная. Кто-то ложится лицом к стене и опускает руки, потому что это легче, чем иметь дело с проблемой и почувствовать то ужасное состояние. Кто-то же слепо кидается в бой без разбора, лишь бы не соприкоснуться с этим ужасным состоянием. Кто-то себя всеми силами отвлекает (работой, алкоголем, круизом по постелям, играми и так далее).


Под этим всем - отсутствие опыта, что все образуется, и что ты не один. Второе можно добыть на терапии, а когда есть второе, то понемногу накапливается и опыт первого.


Источник

Дубликаты не найдены

+3
Чем больше читаю. Тем интереснее становится. Что-то о себе узнаешь , что-то о близких людях. И всегда что-то новое, маленькие дополнительные детали/штрихи. А методы борьбы с этим почти всегда одинаковые,это как-то странно.
раскрыть ветку 2
0

Метод по большому счету один: обращение к хорошему психологу.

раскрыть ветку 1
+1
Это да,наверное,спорить не буду,так как до него не дошел.
+3

Да-да!

Только здесь:

"Если сразу после травмы ребенок получил помощь и поддержку, если он был услышан и его чувства и право на них были признаны, то психика успешно переработает травму и выплюнет ее"


я бы заменил "переработает травму", на переработает "потенциально травмоопасное событие или состояние", потому что, как раз если у человека хватает ресурсов (своих или своих + поддержка со стороны), то как раз травмы и не происходит.


По аналогии, любое падение в гололед - потенциально травмоопасное событие -  но получите ли вы травму зависит от многих составляющих, куда вы падаете, крепкие ли у вас кости или связки, имеете ли вы возможность схватиться (или быть поддержанным) за того с кем вы рядом идете, предусмотрели ли вы заранее о возможной опасности (и, например, надели каску), ну и т.п.

+1
Кто-то же слепо кидается в бой без разбора, лишь бы не соприкоснуться с этим ужасным состоянием.

Да, детка! Это я)

Второе можно добыть на терапии

Этим сейчас и занимаюсь, очень надеюсь.

+1

Взрослые тоже живые люди. Их не бывает рядом, они бывают не в ресурсе и не в настроении. Травмы, различной степени тяжести и в разном количестве - но бывают у всех.

раскрыть ветку 1
+1

В контексте статьи говориться о детской травме. Именно оттуда все идет. То что происходит в детстве. Те реакции. Они тянутся до тех пор, пока сам человек сознательно не поменяет их. Сам или с помощью психотерапевта. Что понимается у вас травмой уже во взрослой жизни, не совсем понятно.

-1

Травма сама по себе, как явление, случается со всеми детьми.

Эм... Нет? Если у ребёнка нормальные родители, которые его любят и обеспечили ему нормальное и здоровое окружение, то откуда у ребёнка взяться именно травме? А то от этого заявления уже даже непонятно, почему это травма, собственно, травмирует: обычное ж явление, случается со всеми. Но честное слово, вполне можно вырасти, получив счастливое детство без травм. Как минимум, без травм от окружающих.

Похожие посты
73

Почему "возьми да сделай" не работает у травматиков

Речь будет о нетерапированных травматиках или тех, кто еще в начале пути.


Навеяно разговором об эффективности кпт в одном из предыдущих постов.


"Возьми да сделай" ("перестань думать негативно, начни думать позитивно", "перестань бояться и дай сдачи" и тп) - это примерно как "встань и ходи", сказанное неходячему человеку. Это предполагает, что человек:


1) В принципе может ходить, у него есть работающие ноги и достаточно развитые мышцы для ходьбы.


2) У него есть силы на ходьбу.


3) У него нет физиологических причин (боль, головокружение, тошнота и тп) которые мешают ходить, даже если он ходить может и на ходьбу есть силы.


4) Встать и ходить для него безопасно (вокруг него подходящая для ходьбы пространство, и никто на него не нападет с кулаками за это).


В переводе на психику, это значит:


1) У человека есть нейросвязи под новое поведение и положительный опыт этого поведения. У многих травматиков его просто нет, так как поведение с детства было запрещено или внутренне считалось опасным. Например, то же "давать сдачи" или "мыслить позитивно".


2) У него есть ресурс и время на новое поведение, то есть, он психологически достаточно внутренне благополучен и не живет на грани выживания каждый день.


3) У него нет депрессивного или тревожного расстройства в активной фазе. У него нет внутренних запретов на новое поведение.


4) Он находится в среде, где на его новое поведение будет нейтральная или положительная реакция. Или у него достаточно внутреннего ресурса и/или внешней поддержки (от терапевта, например) справиться с негативной.


Все это можно постепенно развить, изменить и достроить в терапии, и это занимает не один год. По щелчку "перестать делать А и начать вместо этого делать Б" могут только нетравматики, у которых 1-4 и так более-менее в наличии и в порядке, или травматики, которые уже проработались и организовали себе 1-4.


Источник

42

Как понять, насколько травмирующим стало для вас событие?

Можно ли предположить, что событие стало травмирующим?


Не всякое событие, вызвавшее сильный стресс, является психической травмой. Однако есть признаки, характеризующие травматичность происходящего.


Это:

* Повышение возбудимости;

* Оцепенение и сжатие;

* Сочетание усиленного избегания и навязчивого повторного переживания события в мыслях, чувствах и воспоминаниях.


Вопросы, которые могут прояснить ситуацию:


1) Возникают ли у вас болезненные, причиняющие сильный дискомфорт воспоминания или представления о событии?


2) Возникла ли у вас настороженность, поиск угрозы более выраженные, чем это было до события?


3) Стали ли вы пугаться или реагировать на вещи, которые раньше не вызывали у вас сильной реакции (звуки, движения вокруг, прикосновения, запахи)?


4) Бывает ли у вас чувство, как будто событие повторилось?


5) Расстраиваетесь ли вы от чего-либо, что напоминает вам о событии?


6) Видите ли вы расстраивающие, портящие настроение сны о событии?


7) Пытаетесь ли вы избежать мысли связанные с событием?


8) Стараетесь ли вы избежать ситуации или деятельность, которые могут напомнить Вам о событии?


9) Возникает ли у вас спутанность или пустота в уме, при попытке вспомнить важные детали или хронологию события?


10) Чувствуете ли вы затруднения в том, чтобы радоваться вещам, которые раньше вызывали у вас радость до события?


11) Чувствуете ли вы что стало невозможно переживать грусть или какие либо приятные чувства?


12) Чувствуете ли вы себя как будто вы отделены, изолированы от других людей больше, чем это было до события?


13) Появились ли затруднения в том, чтобы представить себе достижение ваших долгосрочных планов, реализацию мечты?


14) Возникли ли у вас трудности засыпания или проблемы со сном большие, чем это было до события?


15) Возникают ли у вас какие либо физиологические симптомы (боли, одышка, сердцебиение, онемение, расстройства пищеварения) в связи с воспоминанием о событии?


16) Стали ли вы более агрессивным и раздражительным?


17) Ухудшилось ли ваше внимание , способность к концентрации?


Важно учитывать как часто у вас появляются эти переживания и насколько сильно они захватывают вас. Если в течение последней недели в связи с каким то событием у вас часто и сильно проявляются эти переживания, то можно предположить, что событие для вас является травмой независимо от того, как давно оно произошло и независимо от того, какое значение ему придают другие люди.


Сильно это значит, значительно сильнее, чем чувства не связанные с событием.

Часто это значит каждый день или практически постоянно.

Много это более шести из перечисленных переживаний.


Если с вами происходит что-то такое, то возможно, вам будет полезно обратиться к специалисту по работе с психическими травмами чтобы прояснить для себя свое состояние и если необходимо, получить поддержку.


В любом случае, если вы находите у себя какие-то из перечисленных переживаний не оставайтесь в одиночестве ищите эмоциональную, информационную и практическую поддержку у других людей.


Источник

Показать полностью
787

Исповедь психолога. #2 "Мама"

Написал про отца психопата, теперь история мамы, было много вопросов постараюсь ответить.

"Мама"
В детстве был ревматоидный артрит, очень сильное обострение, и еë выписывают из больницы умирать дома, что бы не портить статистику. Она выжила, поставили стигму, "ярлык" инвалида который не будет жить полноценной жизнью. В подростковом возрасте заменили сустав тазобедренный которым ходит до сих пор.

Она очень сильно хромает, ноги разной длины, была не уверенна в себе, и просто хотела быть как все. После школы отучилась на бухгалтера, и всю жизнь работала. Рассказывала как радовалась первой работе, что она такая как все. Про буллинг писать не буду, думаю вы сами понимаете что это такое.

Первый муж, Афганец. Вышла замуж родила ребëнка, потом война. Он едет домой его убивают. Она пять лет растит моего брата и работает. Брат в итоге принял иудаизм сейчас работает хирургом в Израиле, с женой и тремя детьми.
Фото со свадьбы. Он два раза женился на одной женщине). После принятия иудаизма ему пришлось жениться по обряду иначе брак считался не действительным.

Исповедь психолога. #2 "Мама" Психология, Психологическая травма, Мама, Длиннопост

Второй муж африкацен.
Как вы понимаете мама очень много самоутверждалась. И за счëт мужей в том числе. Второй брак, рождается моя сестра. По неизвестным мне причинам он уезжает. С сестрой долгая история жила в Америке сейчас гражданка Швеции. Вот кстати фото племянника. И мелкий я.

Исповедь психолога. #2 "Мама" Психология, Психологическая травма, Мама, Длиннопост
Исповедь психолога. #2 "Мама" Психология, Психологическая травма, Мама, Длиннопост

Третий муж, это мой "Батя".
Так получилось что мама осталась одна с двумя детьми и матерью(моей бабушкой) больной раком. Которая долго умирает дома, а в соседней комнате два ребенка. Потом дефолт проподают всë накопленное, и смерть бабушки. Это всë очень тяжело далось маме, и она встретила " Проблему" Моего отца. Это классические созависимые отношения. Она решает проблемы отвлекаясь от боли внутри.

Короче, инвалид с детства, клеймëнный докторами и учителями, хромая, не уверенная в себе желающая доказать миру что она нормальная, и желающая убежать от своих страхов и болезни. Выбирая сложных людей, в жаждет доказать что она может, более 40 лет рабочего стажа.

Отсюда демонстративное поведение и такие интересные мужья. Однажды иду домой, встречаю соседку, она говорит "-передай маме что она святая трëх детей вырастила и т.д.", ну я передаю маме, а она отвечает:
"-Всю жизнь проституткой называли теперь святой. " И смеëтся.

Спасибо за внимание.
прошу прошения за грамматику и т.д. для тех кто читает не в первый раз знают что у меня дисграфия и что мои посты интерактивные и надо ",,,,,,,,, " расставить по местам.

Показать полностью 2
101

Тропинки детских психологических травм №3

В этом посте расскажу вам про 3 из 3 факторов, которые находятся корнями в детстве и очень часто приводят в кабинет к психологу. Это очень частые, распространённые случаи, может, узнаете себя. Или, благодаря этой информации, не допустите эти ошибки сами.

Хаотичный стиль воспитания.
Вариантов такой ошибки 2 типа.
1. Родители не могут объединиться и выстроить единую систему воспитания, дисциплины и способов наказания.
Например, один из родителей практикует ремнежопную систему дрессировки, второй категорически против приучения дитя к БДСМ. В итоге ребëнок делает что-то неприемлемое, но вместо наказания видит скандал, и винит себя в нëм, но одновременно рад избежания наказания. Так родители теряют авторитет, а ребëнок переходит в ряды нигилистов.
2. Ребëнка за любое действие могут наказать или похвалить, но это редко. Пример из практики: отец безработный, пожизненно спит до 15 часов дня, ребëнок приходит из школы, надо обедать. Если он ест один, то он - эгоист, жрëт в одну харю и куча непечатных слов. Если будит отца, то он его не уважает, и опять моральное давление. Если ребенок ждет пробуждения отца, то в итоге он ленивая сволота, которая настолько тупая, что не может себе еду подогреть.

Ребенку необходима стабильность и наличие четких конкретных ориентиров в оценках и поведении. Родители, применяющие разные стили воспитания и общения, лишают ребенка такой стабильности, формируют тревожную, неуверенную в себе, импульсивную, в некоторых случаях агрессивную, неуправляемую личность.

При хаотичном стиле воспитания у ребенка не сформируется самоконтроль, чувство ответственности за себя и других людей. Ребенок будет отличаться незрелостью суждений.

470

Не прикасайся ко мне

Моя мама была очень красивой женщиной. Она жива, но лоск растеряла с возрастом и с течением болячек. Так вот, она была холеной, шикарной женщиной. Идеально одетой, при макияже с безупречно подобранными аксессуарами. Я была обычным ребенком, мне надо было гоцать и орать. Я любила с разбегу обнимашки с родителями. Ну как... С папой это получалось. А с мамой нет. Она выставляла руки вперед, потому что я могла испачкать брюки, отдавить обувь, прислониться неудачно к ее лицу и нарушить макияж. Папе, кстати, она тоже делала замечания – зачем ты ее берешь, она же испачкает тебя и все время отряхивала его от меня.


Прошло 25 лет. Я обожаю обнимашки и прикосновения. Моя мама отчаянно в них нуждается и все время просит. Я позволяю подержать себя за руку или обнять, но сама я не люблю трогать маму, мне неприятно. Зато брюки остались не мятые, а обувь чистая.


Моя мама жертва, весьма талантливая, и знатно раскачивает меня на качелях «Агрессор-Спасатель». Я чувствую попеременно всепоглощающий гнев по отношению к ней и глубокую жалость. Я обратилась к психологу, чтобы поработать над отношениями с мамой. Я очень хотела найти в себе силы обнять её, ведь она так хочет этого, а то потом будет поздно, я буду стоять над гробом и бла-бла-бла так далее. Психолог мне сказала, что в этой ситуации, как и во всех других, я качаюсь на качелях. И что, если я не хочу кого-то обнимать, я могу его не обнимать хоть всю жизнь. И не чувствовать за свои чувства/желания/нежелания никакой вины. Потому что обеспечить себя обнимашками – ответственность того, кто в них нуждается. А жертвы, как известно, ответственность на себя брать не любят.


Неважно, кто перед вами – мама, папа, муж, брат, сестра, друг, учитель и еще черт знает, кто. Главное – вы и ваши ощущения. Я знаю, как многие попадают в ужасные ситуации, руководствуясь убеждением «это же МАМА». Мама это в первую очередь просто человек. Ни больше, ни меньше. А каждый человек, во-первых, сам кузнец своего счастья, а во-вторых должен только себе и больше никому. Так что вы маме ничего не должны. Будьте счастливы и свободны!

68

Травматическая диссоциация, как я ее вижу

или еще одна причина, по которой я люблю книги Робин Хобб.


Порой во время травмы с личностью происходит что-то совершенно волшебное - она рассыпается, как лего, и перестраивается. В этом действительно есть что-то магическое: человек словно отключает какие-то свои части, какие-то уводит в сторону, а какие-то - выдвигает на передний план.

А когда травма заканчивается, та часть, которая была на переднем плане - например, жалкий, хнычущий ребенок или парализованная ужасом жертва, или же беспомощный юноша, - она как бы капсулируется.

Это имеет и биохимическое, и структурное обоснование - наш мозг устроен таким образом, чтобы мы выжили, чтобы мы максимально не соприкоснулись с болью.


Поэтому больная часть личности покрывается броней, которая защищает всю остальную личность от боли. Но это парадоксальным образом не позволяет этой части жить, развиваться, реализовываться - и тормозит всего человека.

Мне такой вариант напоминает попытку спрятать Иова в обычной однокомнатной квартире и сделать вид, что его нет. А он есть. Он пахнет, страдает, плачет, порой перекраивает все существование. И в некоторых случаях жизнь человека после травмы превращается в некоторый процесс наматывания очередного слоя полиэтилена на травмированные части.


Кому-то подобные размышления напоминают безумие - потому что при сильной диссоциации оно действительно случается: человек начинает слышать голоса или терять целостность личности. И это пугает.


Но я считаю, что одна из лучших стратегий при диссоциации - присоединить больную травмированную часть к ресурсам всего человека. Показать ей безопасное место.

Технически это напоминает усыновление семилетнего ребенка из детдома. И я всегда говорю своим клиентам, что мозги у нас разные (в силу строения мозга - при травме включаются работают другие отделы и структуры, именно поэтому думать рационально часто не помогает), а вот уши - общие. Поэтому, если не думать какие-то вещи про себя, а говорить вслух или хотя бы писать (лучше говорить за счет того, что порой травмирующий опыт случается до развития навыков чтения), это может работать лучше.

Я предлагаю своим клиентам устраивать экскурсии по своей квартире, рассказывать новости, говорить о том, что о травмированной части есть сейчас кому позаботиться.

И часто выясняется, что диссоциированная часть действительно напоминает узника замка Иф - не знает, какой сейчас день, что происходит, кто все эти люди и вообще, откуда все берется.


Когда ей рассказывают о событиях: смотри, мы выросли, пьющий папа с нами больше не живет, у нас есть своя комната (квартира), запас продуктов в холодильнике, я выучилась в вузе, работаю на работе, у меня есть кот - она часто реагирует недоверчиво и неадекватно, может даже ругаться или пытаться проявлять другие формы агрессии.

Но со временем начинает отвечать - плакать, рыдать, швыряться вещами, забиваться в угол и чего-нибудь требовать. А потом - потихоньку - начинает разговаривать, делиться своими несчастиями и воспоминаниями, а со временем постепенно присоединяется к целой структуре личности и становится осознанным опытом.


Например, у девушки с лишним весом внезапно оказывается внутри очень худая голодная барышня, которая кричит при попытке подойти: "Не приближайся! Ты снова попытаешься заставить меня голодать!", у взрослого мужчины - мальчик, который говорит "Они все врут, чтобы подкрасться и высмеять меня!". Или девочка, которой мама запрещает плакать по ночам, угрожая сдать в психушку. Или маленькая первоклассница, которая отчаянно пытается сделать домашнее задание идеально, а уже третий час ночи, и это пятнадцатая попытка, и руки дрожат и размазывают чернила.

Все они понятия не имели, что уже выросли, что школы, мамы, диеты, высмеивателей рядом нет.


И мы устраиваем такую встречу - себя из будущего с собой в прошлом, то, о чем, может быть, многие из нас мечтали. И тот - из будущего - говорит, может быть, не совсем радужные вещи в духе "они тебя обижали - а теперь ты космонавт", но правду: "Ты - справился, ты вырос, ты работаешь, у тебя семья, ты красивая, ты хорошо зарабатываешь, ты не спился, тебе больше не надо отвечать за маму" и так далее. И - обязательно - "я с тобой, я больше не оставлю тебя в одиночестве. Я всегда буду рядом и буду стараться тебе помочь".


Источник

Показать полностью
132

Ликбез: эндорфиновая “подушка безопасности” & Лекция психиатра Бессела ван дер Колка

В 1989 году в профессиональной газете психотерапевтов США вышла статья доктора медицины Бесселя ван дер Колка. В ней сообщалось, что выброс эндорфинов в кровь - это что-то вроде безусловного рефлекса, смысл которого оградить нас от смертельного шока. Эндорфины — это болеутоляющие и доставляющие удовольствие опиаты, которые секретирует наш гипофиз, когда мы волнуемся или испытываем оргазм. В ситуации нашей гибели количество эндорфинов удваивается и утраивается, поэтому люди, пережившие серьезные несчастные случаи, вспоминают, что ничего не видели, ничего не слышали, ничего не чувствовали за несколько секунд перед тем, как потерять сознание - так срабатывает эндорфиновая “подушка безопасности”. Более того, выяснилось, что спасительная доза эндорфинов - это тот самый единственный случай в жизни, когда мы чувствуем себя лучше, чем когда-либо. Тот факт, что эндорфиновый кайф появляется только при очень большом риске причинения физической травмы, по мнению Ван дер Колка, является причиной появления всякого рода «эндорфинозависимых» людей — мазохистов, флагеллантов, боксеров и прочих, кто сознательно ставит себя в ситуацию получения физических повреждений. Таким образом эти люди пытаются еще раз испытать неповторимые в своем блаженстве эндорфиновые объятия. Объятия смерти.


Бессел ван дер Колк (Bessel van der Kolk) психиатр, ведущий специалист по проблемам посттравматического стресса и психотравмы. Профессор психиатрии в Медицинской школе Бостонского Университета; медицинский директор Центра травмы (Trauma Research Foundation in Brookline, Massachusetts). Сторонник междисциплинарного подхода, объединяющего методы классической психотерапии, межличностной нейробиологии, теории привязанности и психологии развития, а также комплементарные подходы медитации и хатха-йоги. Автор книги «Тело всё помнит» («The Body Keeps the Score»), ставшей бестселлером «Нью-Йорк Таймс».


© Исходный ролик The Body Keeps the Score. Bessel van der Kolk (2015). Автор идеи психолог, гипнотерапевт Геннадий Иванов. Перевел психолог Павел Авдеев

Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: