12

Подписчикам своим. С любовью. Когда тянет писать, пользуюсь случаем. История из жизни.

Вчера...или сегодня, я попросил прощения у одной моей давней подруги. Вот что-то захотелось очень, как увидел ее письма ко мне, мои к ней и вспомнил что написал ей обидные слова. Для женщины обидные, хотя каждое слово правда. Но женщины на это обижаются страшно и вечно. И если она тогда задумалась о них, обижаясь, то сейчас она выглядит намного лучше. Алкоголь..чего же еще. Она ответила по христиански, зла держу и поздравила с праздником преподобного Сергия Радонежского, моего тезки и Великого человека.
И вспомнилось мне, как попал я в православие. Именно попал. Потом выбрался. И пока мои подписчики не разбежались, и у меня есть часок-другой на писульки, расскажу как это было.
Постараюсь не сумбурить, но пишу как голова говорит. Меня советую читать не быстро, а лучше перечитывать, это как грибы искать, внимательным надо быть, может чего найдете. Найдете, если захотите.
Было это в девяностых, конечно, гонял я на шестисотом и что-то стало давить так на плечики широкие какая -то странная тяжесть. Энергия. Все есть энергия. И давила тоже она. А ходил я тогда к Михалычу, по утрам на бокс. Нас было приходящих тогда как получится, то трое придут, то с десяток нормальных таких боксеров. Райончик у нас спальный и сами понимаете, без бокса никуда, хотя иногда и он не помогал. Но зато Михалыч помогал, как доктор. Парни к нему на реабилитацию приходили, кто с бухла слезал, кто еще с чего, а Михалыч был гестаповец и под шутки и припевы Высоцкого, мы умирали к концу тренировки, но были счастливы, что выдержали. К слову Михалыч, метр с кепкой, лысоватый мужичок, восемь ударов в секунду наносил. И не в лучшие годы, а во время наших занятий. Так что будьте осторожны посылать нахуй мужиков, которые кажутся не такими мощными как вы.
Познакомился я с на тренировке в Витьком. Хороший был парень, сейчас не общаемся. Разругались. На религиозной почве, но именно этим фактом я рассказ и закончу. И в какой-то момент он начал мне причесывать за мужика, который массаж делает такой, что после этого летаешь как МИГ-108 )). Чего меня туда повело?.... Судьбинушка. Вроде не кривой был, а вот что-то потянуло туда. Да и тяжесть эта с плеч не слезала. Кстати, не девяностые уже были, вспомнил, я тогда в МГУ учился, у него там квартира была съемная и я как раз первый раз к нему попал на ту квартиру. Он сразу вычислил, что я попыхиваю, хотя я чистый к нему приехал. Положил, покрутил меня, помял, никаких там поглаживаний, разогревов, соли кулаками пудовыми погонял, вывернул меня как тряпку в одну, другую сторону, голову также и спросил: десять дней выдержишь не есть ничего? Епт. Конечно, опрометчиво ответил я. Но выдержал. Шестнадцать. А надо было выход еще делать из голодовки, кто знает, там по капле сока в день выход такой, так что считай голодаешь. Там месяц надо было по капельке то морковки, то огурчика. На шестнадцатый день я купил килограмм квашенной капусты, положил на подлокотник своей Мерседеса и захерачил весь килограмм в пять минут. Надо сказать, что летать я действительно начал. Просыпался в четыре утра, и летел по МКАД к Григоричу на массаж. Он сам почти не спал и не ел. Клизьму делал себе так. Садился в таз с водой и засасывал всю воду сами понимаете как. Сам не видел, но кто в теме, знают, что это круто. Ел он только орехи, пил воду, сухофрукты там, курагу, вообще к еде пристрастия не питал. Здоровенный, бородаты и очень сильный. И было у него два сына. Один с Грузии жил, инвалид, во время войны чего-то там словил и на коляске ездил. А второй монах Троице -Сергиевой Лавры, отец Зотик, дорогой мой человек. Вот так я с ними и познакомился. С монахами. Их было несколько друзей и их называли в Лавре Неунывающая Братия. Они все время веселые были. До сих про их люблю и если увижу когда в ноги паду.
Стал я возить туда-сюда по просьбе Григория Михалыча иконы здоровенные. Из Лавры мастерам и обратно. Оказалось, что Григорий Михалыч личный массажист был Алексия Второго, покойного. Не верите, не надо. Я видел как он из покоев его выходил в Лавре, когда праздник был большой Сергиев. На ноги его ставил если что с ним не так.
Монахов возил тоже туда-сюда, отец Авакум, эх, девки, видели бы вы его, никогда не забыли бы красавца того. Глаза с ресницами как у..........ну таких ресниц я даже искусственных не видел, настолько густые и длинные, глаза глубокие, губы пухлые красные и говорит красиво, тихо и ласково. Ну монах же. Он и Зотик стали моими духовными братьями. Им то я рассказал о своем состоянии, что давит что-то на меня. "Грехи, чего еще..." Ну в той обстановке не согласиться было сами понимаете. Согласился. "Исповедаться, причаститься и богу молиться, Серега, и как можно быстрее, враг не дремлет". Почувствовал облегчение и причастность к Создателю тогда, аж слезы хлынули.
Есть ли жизнь на Марсе, нет ли жизни на Марсе, а слезы хлынули. Ну не расплакался, конечно, за рулем тогда, но защемило в глазах, вытирал с лица. Видел краем глаза их улыбки...
Однажды привезли они меня туда, где им по послушанию жить приходилось. Официальная общага у них была прямо в Лавре, в кельях, где еще сотни лет назад такие же монахи жили. Маленькие, с толстенными стенами, окошками, кроватками и полочками под книги. Ничего боле. Но они там были, если уроки были в семинарии или послушание какое, а так жили они аскетично в пяти километрах от Лавры в маленьких отдельных кельях в лесу. Деревянных и с маленькой деревянной церковью посреди их скромных жилищ. Вот это меня впечатлило тогда, похлеще их номеров в толстенных стенах Лавры. Лес густой, ели, сосны и деревянные домики и церковь маленькая и деревянная. "Исповедоваться и причащаться тут будешь".
Ну а где же еще, подумал я, у меня все "по полной" подумал я, когда увидел самого старшего, отца Филарета. Весь в черном, седая борода до колен, колпак черный и посох. Выходит из леса. Обратной дороги не было. Стал я всенощные стоять с ними. Знаете что такое всенощная. Это вечерняя служба в церкви. Ага... ВсеНощная это Вся Ночь. То бишь с трех до шести утра. До этого можешь спать, но лучше молиться и после можешь спать, но лучше молиться и работать. Послушники так делали, я после всенощной садился в машину и летел домой спать или отвозить какую икону или монаха в Москву. Назначили день исповеди и причащения. Должен был я написать о грехах своих. Написал. Как на духу. Но кое-чего умолчал. Не, про рукоблудие то как на духу, но кое о чем пришлось умолчать. На двух листах в клеточку полностью без пробелов мелким почерком.
Филарет читал молча и крестился. Смотрел я на его лицо украдкой и не видел ничего. Ни удивлений, ни злости, ни осуждения. Ничего. Прочитал и велел сжечь. Исповедал, причастили посветлому. До этого всенощную отстоял. Тяжко было, церковь маленькая, ночь, свечей десятки, монахи черные кругом. Некоторые аскеты такие,что я их только на всенощных и видел. Они по кельям сидели и в огородиках копались, аскеза на молчание. В тишине они были, а может в аду. Враг же ж он не в святых писаниях. Кто еще не посмотрел или не понял фильма "Револьвер" вспомните с чего начинается фильм.
"Величайший враг прячется там, где меньше всего можешь его обнаружить". Где он прячется в конце фильма рассказывают и даже показывают. Внутри он прячется. Вот что говорит там в голове, он там. Между пойду пописаю и пойду покакаю. "Пойду убью, пошел на хуй, котенок хорошо летел с десятого, да пошел ты у самого мало.."
Да почитайте комменты, увидите как Враг куражится. Меня однажды задел один давно еще на Пикабу. Ебал, говорит, твою мамку и папку. Юден, еврей у него погоняло пикабужное было и значок даже. Ну обиделся я тогда, найти хотел, порвать. Тоже он - Враг. Демоны. И хоть я и не в лоне православия уже, слава богу, и все равно они есть и Он и Его Помощник - Враг. Почитайте Йогуду Берга "Сатан". Там сам Враг и расскажет как он над нами куражится и что надо делать, чтобы быть Светом. А в Откровениях Люцифера найдете, что Он заебался уже на этой работе, нас учить Любить, а не зло творить. Ну да что я повторяюсь, слышаший да услышит, видящий да увидит.
Очистился я, вышел из церквушки, спать пошел Филарет, а я Благодать такую ощутил, груз энергетический сбросил. Истинная благодать кому-то поведать о тайнах своих. Хоть кому, главное откровенно и можно на кухне. И всенощной не надо. Только бухла тоже не надо. Искренне, без бухла, без надрыва маек. Церковь нашу нельзя убрать, хоть и понятно стало, что она так себе религия, вопросов больше чем ответов. Но нельзя, вот как мавзолей нельзя, так и церковь нельзя. Когда будем в другое измерение переходить, так все это золото и расплавится. А пока порядок на Руси засчет нее. Именно за счет.
Вдохнул я воздуха лесного и поехал грехи свои закапывать. Набралось с коробочку. Любил с девчонками своими домашнее видео снимать, жена покойная, до нее, после. Все чинно, без насилия, но грехом показалось. Сжег и закопал. Потом жалел, пиздец. Бесценные для памяти кадры и невосполнимые.
И понеслась моя жизнь православная! Дома устроил иконостас, свечи жег, ладан, родные стали сходить с ума потихоньку от меня. От запахов, от молитв моих ежедневных. Я ж если делаю что-то, то на совесть, если увлекусь, конечно... Стал я ссориться с родными, упрекать их в грехах и невежестве. Короче, еще бы немного и не знаю чем бы кончилось.
Но стало все само заканчиваться потихоньку. Как водится к своим духовникам водишь своих же близких. Олег мой американец, тот самый приехал я его сразу в Григорию спину он ему поправил, а вот жену облапал, да основательно так. Врет она или нет, незнамо никому. Узнал Григорий Михалыч, что Олег может пожертвовать немалую сумму, попросил на коляску для сына на модную с джойстиком, чтобы ездила, ноги прострелены у него были. По легенде... Я не знаю до сих пор правда или нет, но Зотик если врал, то....... Думаю не врал, они с отцом не очень то были близки как раз из-за того, что отец просил... денег. Выяснилось как-то, что тот братик на машину себе собирал. Тридцатки зелени не хватало, Олег уже было приготовился отдать, как случилось вот что.
Небезызвестный вам Ф

Дубликаты не найдены

+4
Небезизвестный вам Федор Филлипович Конюхов является крестным моей племянницы и вообще моих добрым если не другом, то товарищем. Ну в приятелях с такими людьми не походишь, не того полета он, но если он меня в толпе увидит, то узнает и крикнет Как жизнь, Серега... Мы часто были в его мастерской на Павелецкой и пытались с братом раскрутить его имя в виде брэнда здорового, чай там, на продуктах, но наш партнер оказался шибко недалекий, но главный ибо он познакомил и я, пославши его куда подальше, от этих дел отошел, но с Федором общался и привозил ему людей не бедных, кто с ним в коммерческий рейс готов был пойти. Узнал Федор, что я знаком близко с доктором самого Алексия Второго и попросил меня договориться через Григория Михалыча об аудиенции с Патриархом, чтобы благословил тот его стать священником. Мечта детства у Федора была. Поговорил, пообещал Григорий. Звонит мне утром в назначенный день Витек мой с бокса и говорит, не будет Григорий Михалыч за Федора просить. "Отчего такие плохие новости в столь ранний час, Витенька, али случилось чего? - скорбно вопрошаю я друже. "Грешен Федор, по самые сапоги!!" "Чем же, пощади ухи мои, святее не знавал я человека или одержим ты, Витя, демонами?!"
И тут он мне ответил словами Григория, который с денежкой от Олега уже обломался. Кто-то первый из монахов проговорился про машину брату Зотика, за что Зотику стыдно было. Истинно говорю, отец Зотик, святой мужик, настоящий человек, совестью наделенный. "Женат Федор был неоднократно, поэтому не будет ему встречи с Алексием!"
"Ах, вы ж уроды вы ебанные" - заорал я прямо с постели с утра самого - "Вы сами то кто будете, а? Святые, блять? Как на машину выруливать, как жен лапать чужих, думал ей понравится, а она вон мужу рассказала, вы то кто???!!"
Витя молчал, только иногда вставлял что-то вроде "не надо так уж резко то". Надо говорю, надо, решала сукин твой Григорий, так и передай ему!". Не знаю передал ли, но тот мне больше не звонил и просьб я его больше не выполнял. А так почти таксистом был уже.
Но не это меня из православия дернуло тогда. Не это.
Случилась у нас лекция и была тема самооценка. А как раз в это время на меня другая тяжесть давить стала - тяжесть РАБА божьего. Очень давить стала. Я стал утренние читать в нашей местной микрорайонной церкви и каждый раз при слове раб и ничтожество, сгибало меня все сильнее и сильнее.
И вот задал я вопрос нашей преподавательнице. Она, по счастливому случаю заменяла кого-то из коллег, она была кореянкой, если я правильно выразился, ну это когда Пак фамилия у женщины. Она была замечательная. Танцевала на улице когда хотела, могла в метро, лучистая была и светлая. И вот я сидел на первой парте прям перед святой женщиной, и спрашиваю ее, как же мне самооценку поднять, если я в православии и "раб и ничтожество." Она взяла мою тетрадь и написала: Нил Доналд Уолш "Разговоры с Богом". Книга 3.
С того самого момента жизнь моя изменилась. Бог стал мне другом, а не карателем. И ушел я от Неунывающей Братии, проводили они меня с улыбками и молитвой за меня. Авакума я видел в последний раз, когда он уезжал на послушание на Кавказ, на Мерседесе 124, полным церковного вина и разной провизии, с котлетой денег. Зотик так и остался святым, невинным, но ушел из леса. В тот лес я привез Конюхова познакомить с Филаретом, а тот ему бизнес-план вынес как построить в этом лесу крепость для монахов, замок буквально. Деньги нужны были. Федор расстроился сильно тогда, впрочем после того и разбежались монахи оттуда. Филарет деньгами одержим стал.
А моя жизнь стала намного легче, когда Бог с тобой дружит и даже разговаривает. Но впереди еще было много испытаний, враг не дремал. О них я рассказывал в ранних постах. Может и еще чего расскажу. Низкий вам всем поклон, братья и сестры. Смотрю и удивляюсь русскому языку, "впереди было" много еще испытаний. Ну да ладно...Кстати, про Кодекс Дурака слышали? А читали? Иному то как библией покажется... )) как мне, например.. Враг он же друг тоже..)) Это ж понять надо, тогда все на свои места и станет.
+3
интересно написано)) незнаю как другим, но мне понравилось. язык легкий, прочла на одном дыхании и персонажи все перед глазами как живые. кстати… неоднократно задавалась вопросом почему в православии "рабы божьи" а не дети, друзья и т д "божьи"