-3

Почему я не люблю дачу?

Скорее здесь речь не о любви - нравится или не нравится, а о страхе.


Пять лет прошло с того момента, как я стал бояться ездить на дачу: свою, да и на любую в принципе. А если уговаривают друзья, то из дома ночью ни ногой…


Вспоминаю тот случай, когда я не мог долго уснуть, а часы показывали около двух часов ночи. Лето было прохладным, поэтому печку я затопил знатно - переборщил в общем, душно. Чтобы охладиться, я вышел на веранду, где стоял холодильник. Взяв из него пачку молока "Тёма", я стал пить, пристально смотря на дорогу, проходившую вдоль нашего участка.


В эту ночь мне было жутковато, но от того, что через дорогу промелькнула тень, стало не по себе ещё сильнее. Я стал всматриваться, ведь думал, что показалось. На том месте, куда проскользнуло что-то, росли кустарники, которые периодически тряслись. - Может ветер? А соседние деревья стоят неподвижно. - строил догадки я.


Тут вдалеке я увидел свет от мобильника: кто-то шёл по дороге в мою сторону. Не страшно же ночью кому-то бродить. По силуэту понятно, что это человек, но всё равно мне было жутко. Когда этот пешеход поравнялся с кустарниками, я офигел! Из зарослей протянулись к нему то ли щупальца, то ли ещё что-то, схватили несчастного и резко утащили внутрь.


Мой шок не передать словами! После увиденного я простоял как вкопанный часа два, смотря, в то место, куда тень утащила человека. В ту ночь я не спал и до рассвета наблюдал в окно, опасаясь, каких-то действий со стороны этого существа, шугаясь от каждого шороха.


Возможно, кто-то скажет, что привиделось или приснилось, но на утро я сходил к тому месту. Там были следы крови и валялся раскрученный телефон, а позднее на столбах дачного участка стали вешать объявления о пропаже человека.


После этой истории, слово "дача" заставляет идти мурашки по моей коже.

Почему я не люблю дачу? Страшные истории, Страшилка, Ужасы, Хоррор

Найдены возможные дубликаты

+3

Угорел человек. Печку перетопил. Вот глюки и начались.

+2

Там блять щупальца, а он два часа стоял...

+2

молоко "тёма" не такое и простое !

раскрыть ветку 1
+1
Вот тоже думаю, фигассе как от "Тёмы" вставляет. И недорого, и эффективно.
+2

Чувствуете чем пахнет ?Принюхайтесь повнимательней,пахнет ПИЗДЕЖОМ!!!))))))

раскрыть ветку 1
+1

Молоком пахнет, молоком!

+1
Иллюстрация к комментарию
0

Вот в место молока вмазал бы стакан водочки -  и не стоял бы , а хоть бы крикнул или прогулялся и спас бы человека, ну или тебя бы съели..., если что,  я сейчас тоже на даче, так что в тему страшилка.

0
Несколько раз перечитала, чтобы понять кого там утащило
раскрыть ветку 1
0

тут без поллитры молока не разберёшь!

0
Не ссы, оно ещё придёт за тобой.
0

Т.е. ты, в самых лучших жанрах хоррора, не пошёл посмотреть?

Тогда пиздишь!

раскрыть ветку 2
-2

Что простите?

раскрыть ветку 1
0
Похожие посты
36

Надеюсь, я вас всех спасу (часть 1)

Дверь чуть не свалилась, когда Леонид Александрович толкнул её. Вроде всего лишь легонько надавил на старое скрипучее дерево, а дверь уже повисла на проржавевших петлях, грозя оторвать их и грохнуться в коридор, поднимая облако пыли. А пыль будет точно — видно невооружённым глазом, что тут давно никто не живёт. Как и во всём полуразвалившемся доме. Все квартиры пустуют. Только поэтому это место и было выбрано для очередного...


— Леонид Александрович, — устало раздалось где-то в глубине помещения.

— Да-да, — пробормотал мужчина, тряся головой. Сколько он уже не спит? Мысли с каждым днём становятся всё медленнее, всё сложнее рационально соображать, давать поручения...да даже выполнять свою собственную работу настолько тяжело, что...Ну, вот...забыл, что хотел сказать... — Иду.


Шаги громко отдались по коридору, подошвы туфлей скреблись по дощатому полу, противно проникая в уши. Мужчина поморщился и постарался поднимать ноги повыше. Сейчас в пыли заметно множество следов, но несколько часов назад тут были только отпечатки больших ботинок, с толстой подошвой. Толку с этой информации...

Пальто зацепилось за почти неприметный кусок дерева, который будто нарочно торчал из дверного косяка. Мужчина дёрнулся, чудом не разорвав плотную материю.


— Чёрт, — пошатнувшись пробормотал Леонид Александрович, смотря на измазанный пылью рукав. Мысленно плюнул.

"Потом отряхнусь"


Зашёл в комнату, пропустив грязную тёмную кухню и мелкий закуток — скорее всего туалет или ванная. Скудное освещение, благодаря солнечному свету пробивающемуся сквозь мутные стёкла, давало различить такой же скудный интерьер. Вещи, которые за всё время не разграбили и не унесли — односпальная кровать у двери, шкаф с различной посудой, пара тумбочек, кособокий стул, настолько древний, что даже касаться его было страшно, пузатый телевизор с разбитым экраном, прямиком из 90-х, и зеркало напротив - большое и...чистое. Всё остальное вокруг в пыли, наверное толщиной с палец, а вот зеркало..."трельяж"— подсказал внутренний голос ненужную на данный момент информацию ...чистое, ни единого пятнышка.

Зато пятнышек много в другом месте. На полу. Красных, навсегда впитавшихся в дерево.


Посередине всего этого безобразия стоял молодой человек, лет тридцати — тридцати пяти. Невыспавшееся и усталое лицо, всклокоченные волосы, форма, толком не заправленная и отсутствующий взгляд — сейчас примерно так же выглядит и он сам.


— Здравствуй, Игорь, — слабо махнул ему рукой мужчина. Хотелось присесть, но он знал, что если сейчас куда-нибудь завалится, то может просто отключиться. Лишь постоянные звонки от начальства, да крепкий кофе — вот две вещи, которые не дают ему провалиться в спасительное забытье.

— Всё тоже самое, — сказал Игорь, протягивая фотографии.


Мужчине совсем не хотелось на них смотреть...но это нужно. Лучше так, чем приехать сюда на полчаса раньше и лицезреть всё своими глазами. Хотя в первые разы он так и делал.

Даже зная, что на них запечатлено, Леонид Александрович всё равно сглотнул мерзкий ком, грозящий вырваться наружу. Хорошо, что он сегодня не завтракал. И скорее всего уже не пообедает.


— Никаких изменений?

Глупый риторический вопрос...Надежда, что в этот раз где-нибудь тварь ошиблась...

— Как и в прошлых семи случаях — анонимный звонок с "левой" симки, которая обнаружилась здесь же, приехали...ну и нашли...очередной "подарок" от Спасителя.

— Хватит его так называть! — процедил мужчина, смотря прямо на ошеломлённого Игоря своими красными от усталости глазами. — Долбанные журналисты дали кличку и теперь все её наперебой цитируют. Какой, к чёрту, Спаситель стал бы так делать?!

— Извините, — пробормотал парень, взлохматив волосы. Покраснел от волнения и уставился в пол.

— Ты меня извини, — своим обычным тоном продолжил Леонид Александрович. — Просто...

— Понимаю, — не стал обижаться Игорь. Печально покачал головой. — Я сам виноват. Не стоило идти на поводу у прессы.

— Снова никто ничего не видел? — ещё один риторический вопрос.

— Он продолжает выбирать самые заброшенные места. И безлюдные. А оцепить их во всём городе никогда не получится — слишком много нужно человек...


Другого ответа Леонид Александрович и не ожидал. Ради чего он сюда приехал? Узнать, что опять ничего не известно? Бред...все эти недели как бред безумца или сон сумасшедшего...хотя лучше чтобы всё и оказалось его обычным кошмаром. Чтобы он сейчас проснулся и с весёлой улыбкой пошёл завтракать с сыном, а не стоять в замызганной заброшенной квартире, пялясь на пол и стены. На одну из стен он пока что так и не посмотрел.


— Мда, — хоть тело уже убрали, но вокруг всё равно витал прогорклый запах. Запах смерти. И вонь, впитавшаяся в пол...и скорее всего начавшая проникать в пальто. Но это привычно — одежда тоже повидала на своём веку многое. То, отчего он сам время от времени не может уснуть, либо просыпается в конвульсиях. Происходящие уже два месяца события рассудок переносит очень плохо.

— Езжай назад, — Леонид помассировал веки пальцами. — Я тут ещё побуду, может всё таки что-нибудь найду...


Игорь открыл рот, но тут же передумал, глядя на осунувшегося коллегу. Тот был слишком упрямым человеком. А это дело уже настолько въелось в него, что жажда разыскать безумца похоже всё больше превращает Леонида Александровича в какого-то зомби. Он хотел предложить довести его до дома, хоть немного вздремнуть, но вместо этого пожал протянутую, чуть потрясывающую руку, и вышел.


Оставшись один Леонид наконец-то развернулся и уставился на грязную стену. Эта вещь тоже повторяется из раза в раз — надпись прямо под телом. На полуотклеившихся обоях было написано красной краской..."не ври себе, ты прекрасно знаешь, что это не краска"... красивым, даже каллиграфическим почерком — Надеюсь, я вас всех спасу.

Кулак со всей силы впечатался в буквы, отдаваясь жгучей болью в костяшках.


* * *

Спасителем его как раз и прозвали из-за подписи. Журналисты, как всегда и бывает, про всё узнали и придумали такую кличку, сразу же прилипшую намертво. Вначале в кавычках, показывая тем самым негативный смысл слова, но затем со временем их убрали, хотя люди продолжают жаловаться на это. Сам убийца никак не реагировал на прозвище — просто продолжал звонить в полицию, говоря адреса, по которым следует прибыть.


Леонид Александрович притормозил на светофоре,через пару мгновений загорелся красный и по переходу прошествовал грузный мужчина, шатаясь, но непонятным чудом держась на ногах. Заныли отбитые пальцы от желания врезать по этой пьяной морде. Злость требовала выхода.

"Но какая вина подвыпившего мужичка? Ты сам бы хотел так сделать - нажраться до беспамятства, забыться хоть на одну ночь"

"Нет" — Леонид попытался отрицать очевидное.

"Да, и ты это прекрасно знаешь" — неумолимая правда разбила все неуклюжие попытки.


Звук сигнала еле-еле проник в уши. Через несколько секунд повторился. Только тогда Леонид встрепенулся. Увидел в зеркало заднего вида яростно сигналящую машину.

— Чёрт! — задумался и пропустил зелёный. Да и чуть не задремал.


Бухой дядька невозмутимо продолжал ковылять по асфальту, уходя дальше.

Вот таким вот...людям...похрен на всё — и на позднее время, и на отсутствие людей, и на маньяка, орудующего в городе. Из-за которого даже днём боятся оставлять детей без присмотра. Но которые продолжают исчезать...и появляться потом в неприглядном виде. Уже первый труп потряс город своей жестокостью. Точнее второй...первый на время удалось скрыть от общественности, думали, что обойдётся...привыкли, что городок тихий и почти ничего не случается. Испугались паники, которая непременно начнётся.

А тут такое.


Его разбудил рано утром звонок от начальства, даже толком не объяснившее что к чему. Лишь приехав на место — древний, провонявший плесенью частный дом где-то на окраине, он понял почему никто не смог ничего рассказать. Это надо было видеть своими глазами.

Труп ребёнка, лет десяти, прибитый гвоздями к полу. Один удар ножом в сердце. Глаза вырезаны — аккуратно и, как потом скажут эксперты, профессионально. А дальше...дальше убийца вскрывал тело. Тоже методично и осторожно. Ну и последний штрих — непонятные символы, которые он чертил жертве на руках. Закорючки так и остались неразгаданными - не нашлось совпадений ни на одном языке. Просто сумасшедшие каракули.

Либо маньяк был умнее и пытался распылить внимание полиции на несуществующих деталях. Что на время ему даже удалось.


В любом случае только когда появилось второе тело подключилось телевидение. Кто-то слил некоторые нелицеприятные моменты. Хотя в эпоху всеобщего интернета и большого количества камер спрятать хоть что-нибудь становиться всё труднее.

Но этой твари удаётся. Удаётся каждый раз!


После третьего трупа началась всеобщая паника, которой хотели избежать. На них стали давить сверху, видимо думая, что такие вещи расследуются по взмаху руки, от любого щелчка пальцев.

После пятого получили взбучку те, кто повыше. От тех, кто ещё выше. Но толку не было — никаких следов, никто ничего не видел. Понятно только одно. Маньяк забирал лишь тех, кому было десять лет — ни больше, не меньше. Дети из вполне благополучных семей, возраст, в котором ты уже не сядешь в машину и не подойдёшь к незнакомцу, который хочет угостить конфеткой — и всё равно исчезновения продолжались. Из парка, с улицы, с остановки, даже из дома — Спаситель умудрялся каким-то образом не попасться ни на одну камеру, никто не смог его сфотографировать или увидеть. И как ему удавалось заговорить ребёнка так, чтобы тот пошёл с ним? Леонид Александрович стыдливо радовался, что его сыну четырнадцать — явно неподходящий возраст для этого урода.


Ещё в убийствах не было порядка. По поводу второго ребёнка он позвонил в полицию через пару дней, третий — почти неделю, четвёртый — практически сразу на следующий день. Никто не знал, когда тварь нанесёт удар, что ещё больше деморализовало людей. После седьмого, ублюдка не было слышно целых семнадцать дней, но Леонид Александрович точно знал — это совсем не конец.


Озлобленные горожане, доведённые до кипения, сами начали патрулировать свои районы, не надеясь на правоохранительные органы, но...Спаситель был как призрак. Некоторые особо умные стали реально его считать каким-то высшим созданием, наказанием, отбирающим самое ценное.

Единственные так называемые улики — отпечатки ботинок и предполагаемый мотив. Поданный тоже не без помощи журналистов и повылазивших изо всех щелей доморощенных экспертов по криминалистике. Что маньяк убивает детей, думая, что они попадают в рай. Тот тип серийных убийц, которые считают, что у них есть какая-то великая миссия.

Ищет самые невинные создания, отправляя их наверх. Оттуда и подпись — Спаситель пытается сказать, что детишки в лучшем месте.

Какого хрена они тогда так обезображены? На этот вопрос все скромно затыкали рты. Но находились люди, верящие в такое безумие. В соцсетях появились группы поддержки...но не семей погибших, а этой пародии на человека!


"Безумное время...Ещё несколько жертв и у него могут появиться подражатели, вот тогда начнётся самая жесть..."


* * *

Он неспешно прогуливался по парку. Весна только недавно началась — поэтому под ярким солнцем пока ещё довольно прохладно, время от времени порывы ветра подталкивают вперёд, словно намекая на то, что нужно поторопиться.

"Может это тоже знак?"

"Может быть" — он не стал спорить. — "Ко многим вещам, которые сейчас происходят нужно прислушиваться"


Прошёл мимо детской площадки. Очень мало мамочек с колясками, мелкотни, бегающей по асфальту и скатывающейся с горок. Несмотря на светившее солнце людей почти нет. Хоть и с телевизоров сотню раз сказали возраст погибших детей, но все негласно решили, что проще перестраховаться. Редкие прохожие поглядывают с опаской друг на друга.

"Что поделать, такая цена... Мне жаль, но по другому никак..."


Чуть подальше дети под присмотром взрослых, уныло раскачиваются на качелях. Он присмотрелся...Нет, никто не подходит. Увидел, как одна из мамаш толкнула плечом, сидевшую рядом подругу, кивая на него.

"Ну, конечно, просто так человек не может проходить мимо. Обязательно в каждом видеть маньяков и убийц..." — тут же перебил себя. — "Не буду их винить...вина всё равно лежит на мне. Но скоро всё должно закончиться"


Он не сбивая шаг, прошествовал дальше, даже не вздрогнув под взглядами женщин. Пусть смотрят, даже если его остановят — документы на месте и объяснение почему он тут гуляет тоже. Так что нет никаких проблем. Тем более подходящих кандидатур не видно. Такое происходит время от времени, он уже привык, что по несколько дней, а то и недель, ему не попадается нужное. Главное — быть готовым, когда придётся совершать то...что необходимо. Пора ехать дальше.


Он развернулся и, спрятав руки в карманы длинной куртки, дошёл до парковки. Сел в свою машину, откинувшись на сидении. Заболела голова, покалывая виски. Неприятное ощущение разлилось от затылка, проникая всё глубже. Жаль нельзя принимать таблетки, от них он слабеет и становится более уязвимым. С пятым так и произошло — ребёнок чуть не сбежал от него, просто чудом удалось предотвратить ужасное... Сложно тянуть этот груз в одиночку, но он должен справится. Обязан.

"Потерпи, осталось немного" — внутренний голос подбодрил. — "Помни, ради чего ты всё делаешь"


Мужчина прислонил лоб к рулю, ощущая слабость. Ужасно хочется спать...чем ближе он к цели, тем меньше остаётся сил. Но после "ритуалов" на несколько дней пропадает аппетит, а заснуть получается всего лишь на пару часов.

"Ты сам решился, поэтому терпи"


Встряхнулся, заглушая боль, загоняя её в дальний уголок мозга. Похрустел шеей и широко зевнул. Завёл машину и поехал по дороге, посматривая то в одну, то в другую сторону. Его чувства обострены до предела, он буквально ощущает малейшие изменения в поведении окружающих людей. Точнее детей... Малочисленных, но всё же. Неважно, проходят ли они мимо или сидят дома — "компас" проникает даже сквозь стены, отсеивая неподходящих. Главное быть неподалёку. Как это всё работает...? Ненужный вопрос — значение имеет только лишь цель. Цель, которая видится остальным, как нечто ужасное, неправильное...даже безбожное. Но он не будет ничего им объяснять — сделает, что требуется, а дальше...дальше неизвестность. Но она не страшит его.


Резко ёкнуло в груди. Настолько быстро и болезненно, что он еле справился с управлением, чуть не пропустив светофор. Нельзя привлекать лишнее внимание! Мужчина скривился и потёр рукой в районе сердца, чувствуя, как оно трепыхается, как разливается адреналин по телу. Еле сдерживаясь припарковался неподалёку и вышел, аккуратно закрыв за собой дверь. Всё нужно делать без суеты — это главное правило, особенно сейчас.

Что же его так взбудоражило? Спокойно, спокойно... дыши размеренно. Он сделал вид, что копается в телефоне, но взгляд в это время перебегал с одного лица на другое. Зашагал вперёд, продолжая выискивать необходимое. Грустные, весёлые, в морщинах и молодые лица проплывают мимо, не обращая на него никакого внимания. Не то, всё не то...

Центр города, одно из немногих оживлённых мест, тут будет довольно сложно поймать свою цель. Если она найдётся. Пока что проходят одни взрослые, лишь изредка попадаются дети и подростки. Обычные.

Сердце всё равно продолжает колотиться, а по телу волнами расходятся мурашки.


Что...? Взгляд зацепил идущего на него человека. Не...не может такого быть...А ведь он его знает, видел не один раз!

Мужчина потерянно похлопал глазами, не веря себе. Мысли молниями носились в голове, ища объяснение, но его не находилось.

"Что же делать?"

Человек шёл, не обращая внимания, уткнувшись в дорогу. Ещё секунд пятнадцать и будет совсем рядом.

"Что делать?" — повторный вопрос так же исчез в тишине.


Он накинул капюшон на голову и присел, якобы отряхивая штанину. Чуть отвернулся в сторону. Мышцы напряглись, готовые к предстоящему. Закололо кончики пальцев — ещё один безошибочный знак, вкупе с пульсирующей болью, гудящей в висках.

"Не здесь...Нужно знать точно. Аккуратно проследить и увидеть всё своими глазами"



Продолжение следует...

Показать полностью
52

Поиграй со мной (часть 1)

Ночь подкралась незаметно, разбросав тёмное полотно на всё небо. Вроде только недавно было достаточно светло, приятный вечер...и буквально за несколько минут солнце пропало, уступив своё место тьме. Осенние сумерки такие — не успеешь опомниться, а вокруг уже одни фонари горят. Зимой будет ещё веселее — просыпаешься в потёмках и приходишь с работы так же. Падаешь на диван или кровать и усиленно думаешь, пытаясь что-нибудь разглядеть в окне — мне пора вставать или я только лёг?


Денис мрачно покачал головой, ёжась от налетевшего ветерка. С лавки тем не менее вставать не стал, продолжая пялиться в никуда. Деревья на детской площадке чуть слышно шелестели оставшейся зеленью, словно переговариваясь друг с другом, а в окнах близлежащих домов зажигались один за одним огни. Погода не слишком хорошая для посиделок наедине с собой, но выпитая ранее водка пока что согревает. Он пощупал карман куртки. Нет, ещё осталось немного, а он думал, что выкинул бутылку. И как не почувствовал её раньше?

Медленно достал, побултыхал перед лицом, прислушиваясь к ощущениям.

"Нужно или нет?"


Наконец решившись, открутил крышку и, хрипло выдохнув, одним залпом глотнул жидкость. Сразу же обожгло горло. Резко замутило и Денис еле удержал содержимое желудка. Сделал вдох-выдох и сморщился. Зато потом почувствовал приятно разливающееся тепло в груди.

Радует ещё, что в это время тут нет детей с мамашами или вездесущих бабулек. Максимум прошли несколько собачников, да девушка с пакетом — направлялась к подъезду и сморщила нос, увидев его, сидящего на лавке. Может решила, что бомж.


А в целом ощущал Денис сегодня себя очень препаршиво, о чём не преминул напомнить внутренний голос.

"Что горюешь? Уже ничего не изменить..." — мысли были такие же, как настроение. — "Должен радоваться, как никак одной проблемой меньше..."

"Двумя" — исправил он себя. — "И легче почему-то не стало"


Тихий скрип неподалёку привлёк внимание и оторвал от созерцания кустов, шевеливших ветками. Они, как десятки ежесекундно двигающихся мелких рук, тянулись во все стороны и словно пытались схватить каких-то невидимых существ. Помутневшими от алкоголя глазами Денис уставился на небольшую детскую карусель, которая от ветра медленно крутилась, еле слышно поскрипывая несмазанными деталями.

"Ветер не такой и сильный..." — вползла пьяная, но здравая мысль в голову.

Карусель ещё немного продвинулась по кругу, звякая старыми сочленениями. Синяя краска давно поблёкла и в темноте вместо нарисованных цветочков и розовых сердечек виделись извивающиеся белёсые черви и уродливые скалящиеся черепа.


Обычная площадка, которая есть рядом с большинством домов, ночью выглядит совсем не так, как днём.

"Неуютно..." — лаконично охарактеризовал Денис, положив бутылку под лавку. — "Надо не забыть унести её с собой, нечего мусорить"

Горка с различными турниками высилась во мраке, словно громадное, готовое вот-вот проснуться чудовище. Раззявило пасть, протягивая щупальца - брусья.

В песочнице, похрустывая, шуршали разносимые ветром листья... Денис хотел в это верить, потому что слышал только звуки — из-за высокого бортика ничего не было видно. Лишь в дальнем углу прямо на плоской кирпичной поверхности сидела игрушка. Небольшой медведь чуть покачивался вперёд-назад от порывов ненастной погоды.


"Он тут был всё время?" — Денис поёжился, продолжая разглядывать плюшевое животное. — "Наверное забыл кто-то из детей..."

Неподалёку от дома наконец-то зажёгся фонарь, давая чуть больше света. Наклонная поверхность горки поблескивала, приглашая окунуться в детство, спуститься по ней. Но для этого вначале нужно протиснуться в широкий чёрный зёв.

— Да, сейчас...— пробормотал под нос парень. Первые слова, произнесённые за полдня.

"Пора домой" — холод начинал уже пробираться по телу, пролезая в мельчайшие зазоры на одежде, — "нечего тут рассиживать"

"А зачем ты вообще сюда пришёл...Хотелось посмотреть, как она тут жила, как гуляла, проходя мимо...?"


Вместо ответа, которого он не знал, Денис молча достал телефон. Поискал приложение для поездки домой. Пять минут и таксист подъедет по этому адресу. Замечательно!

Медведь продолжал буравить его своими пуговками. Даже сидел он как-то вполоборота, словно нарочно передвинулся сам, пока Денис отвлекался на горку и невесёлые мысли. Казалось игрушка небрежно кивает ему — "да, да, виноват только ты в случившемся, больше никто"


Неожиданно проснулась злоба, вспыхнув в голове. Больше на себя, чем на детскую безделушку, но задела его именно она. Заворчав, Денис всё же поднялся и, чуть качаясь, подошёл к песочнице. Медведь, как ни в чём ни бывало, пялился на приближающуюся фигуру. Ещё один мелкий порыв ветра, он накренился...и через несколько томительных секунд опрокинулся на опавшие листья. Денис шумно выдохнул и протянул руку, наклонившись. Взял игрушку и отряхнул от песка. Вблизи морда медведя оказалась довольно потрёпанной, тут и там торчала набивка. Одна пуговка, заменяющая глаз, еле держалась на нитке. Рот тоже был порван наискосок, отчего весь вид игрушки больше выглядел неприятным, отталкивающим, чем вызывающим веселье. Рваная линия вместо улыбки, превратилась в подобие зловещей ухмылки.

"Не завидую ребёнку, приносящего такое...а может наоборот он понял, что пора выкидывать такой мусор..."


Держать медведя в руках больше не хотелось. Денис поставил игрушку на то же место и отвернулся. Как оказалось рано. Кусты справа зашелестели. Из-за ветра этот звук и так преследовал его везде, но шум был более громким, похожим на то, что кто-то быстро прополз по земле. Денис принялся вглядываться в переплетения веток, стараясь понять, что же там. И при этом ощущая, как кровь начала пляску, пульсируя в венах.

"Может быть кот?"

Но нет... Под его изумлённым взглядом, шурша по листве между кустами, прокатился синий мячик. Стукнулся об край песочницы и замер яркой кляксой в ночи. Денис помотал головой, но мяч остался, очертания даже стал чётче. Обычный мячик, но...

"Но с чего он прикатился?"


Дрожь по рукам пролетела волной, затылок резко кольнуло ледяным шипом опасности. Он вытер вспотевшие пальцы об куртку.

"Мне это совсем не нравится..."

Шаг назад, ещё парочка, ещё один. Он отступал, пятился спиной к скамейке, продолжая с тревогой рассматривать мяч и чёртового медведя, который снова начал еле заметно покачиваться, словно насмехаясь над пошатнувшейся психикой Дениса. Хорошо, хоть с каждым шагом, видимость снижалась, пока игрушка не расплылась во тьме. Ощутил ногой прохладное дерево. А вот и скамейка.


Шины по дороге, прозвучавшие вдалеке, заставили нелепо улыбнуться. Такси пожаловало, как раз вовремя. Чувствуя за спиной шелест листьев, похожий на чьё-то аккуратное передвижение, Денис ускорил шаг, почти перейдя на бег. Давящее напряжение на затылок усилилось, словно под тяжёлым недобрым взглядом.

— Дерьмо, — сквозь зубы прошипел со страхом Денис.


Хотелось обернуться, проверить медведя, его месторасположение, но он лишь передёрнул плечами. А может мяч продолжает катиться за ним, огибая листву и все шуршания исходят именно от него? Угу, и на бордюре рядом с машиной... будет сидеть...она...и руки в крови...

"Тьфу на тебя, идиот" — мысленно выругался Денис.


Провожаемый насмешливым взглядом игрушки...как ему казалось, подскочил к такси и влетел внутрь, излишне громко хлопнув дверью. Таксист недовольно покосился, но ничего говорить не стал. Денис извинился вполголоса сам и расслабленно откинулся на сидение. Машина стала разворачиваться, он чуть повернул голову, в последний раз глянул на детскую площадку...и тут же нахмурился, припав к стеклу. Неприятные мурашки разбежались по рукам.

"Не...не может быть"


В растерянности похлопал глазами. Буквально на пару секунд ему показалось, что на качелях сидит маленькая девочка. Босоножки, простенькое фиолетовое платье, надетое совсем не по погоде, волосы, уложенные в две косички. Лицо скрывалось в тени, да и за такой короткий промежуток времени он всё равно бы ничего не разглядел.

Но сейчас на качелях никого нет. Лишь деревянная сидушка едва заметно подрагивает туда сюда. Кажется, что невесомая миниатюрная девочка спрыгнула во мрак, оставив Дениса с нарастающим страхом осматриваться по сторонам.


Таксист снова зыркнул на него искоса и прибавил скорости, выезжая на широкую трассу.

— Всё в порядке? — спросил у своего непонятного пассажира.

Денис постарался придать как можно более спокойный вид.

— Да, показалось что-то увидел.

Лишь когда дом совсем скрылся из вида, он повернулся к окну.

Ветра уже не было, но сидящий на песочнице медведь качнулся, накренился вправо и упал опять...



* * *

С Лилей они познакомились практически случайно. Денис шёл с работы на остановку, телефон пиликнул о новом сообщении, парень достал его, уткнулся в экран и тут же врезался в неожиданно вынырнувшую на пути фигуру. Телефон вылетел из рук и с тихим хрустом упал на тротуар. Денис горестно взвыл и кинулся поднимать его. Фигура сделала примерно тоже самое и они стукнулись головами. Только тогда он поднял взгляд, хотелось сказать много нелицеприятного человеку, так глупо влезшему помочь. Злость сменилась удивлением, а затем интересом. Проблемой на дороге оказалась миловидная девушка, которая в данный момент потирала лоб, но при этом задорно смеялась, над нелепостью ситуации. Смех был заразительный и Денис сам не почувствовал, как начал улыбаться в ответ.


— Сильно задела? — произнесла незнакомка тихим тоном. Как же соблазнительно он звучал, хотелось чтобы девушка продолжала говорить дальше.

— У меня лоб крепкий, — Денис протянул руку помочь ей встать.

Парочка поднялась обмениваясь заинтересованными взглядами.

— Ты поднимать-то будешь? — девушка кивнула на телефон, продолжавший валяться на асфальте.

Денис хлопнул себя по голове. Вот, баран, забыл совсем!


Слово за слово и парень не заметил, как они дошли до остановки, как пропустили несколько маршруток, время пролетало, словно минуты превратились в секунды. Телефон кстати остался цел, лишь по экрану пролегла длинная трещина, но не слишком заметная. Девушка предложила компенсацию в виде кофе и Денис с радостью согласился, так как сам думал, как позвать её куда-нибудь.

Встретились, потом ещё, на этот раз по инициативе парня и так же незаметно стали парой.


Но была существенная проблема, возникшая спустя 2 месяца отношений. Назревала она медленно, но верно, потихоньку въедаясь в мысли Дениса. Поначалу он гнал все глупости из головы, искал плюсы, стремился угодить Лиле, но...всё-таки они были разные...И по характеру и по духу. Девушка хотела видеться чаще, считай каждый день, а в дальнейших планах съехаться. Денису же такой расклад не нравился, совсем не устраивал. Он был довольно свободолюбивым человеком и терпеть не мог, когда к нему начинали лезть с нравоучениями или вот с такими просьбами-приказами. Ведь Лиля настойчиво вдалбливала, что встречаться раза по 3-4 в неделю её не устраивает, что девушку бесит, когда он ночует один. Нелюдимый характер Дениса тоже подливал масла в огонь, ему хватало склок на работе и хотелось хоть дома временами побыть в одиночестве, наслаждаясь тишиной.


Ссоры, в основном, были с его стороны. Девушке никак не получалось объяснить, почему Денис бывает не отвечает на звонки, не горит желанием встретиться именно в этот день. Он всё больше бесился и по итогу вспыхнувшая когда-то любовь закончилась на печальной ноте — Лиля расплакалась, а он выставил её за дверь, наорав напоследок, чтобы никогда не приходила. Что не хочет её видеть. Не слишком хороший поступок.

После этого он несколько раз порывался извиниться, но эгоизм и самолюбие брали извечно вверх.

Затем Денис выкинул девушку из головы, решив, что так даже будет лучше. И не видел Лилю почти полтора месяца.



* * *

— Приехали..., — голос, откуда-то издалека, отвлёк его и вернул из воспоминаний.

Денис покрутил головой, пытаясь понять, где находится.

— Что? — не сразу понял он, что ему сказали. Не ожидал, что так быстро смогут домчаться. Или просто слишком погрузился в своё прошлое.

— До адреса, доехали говорю, — мужчина побарабанил руль, в надежде поскорее избавиться от странного попутчика.

— Ага, — заторможенно отозвался Денис, шаря по карманам в поисках денег.

"Совсем о них позабыл... Вот смеху будет, если только на карточке. А, нет, нашлись"


Расплатился с таксистом и вышел из машины, зевая. Уже совсем стемнело, но благо фонари давали много света. Денис глянул на маячившие вдали силуэты детских развлечений, до которых отблески ламп не дотягивали. Площадка рядом с домом была такая же, практически один в один, если не присматриваться. Менее старая, без ржавчины, не так давно перекрашена, да и турников побольше. А так почти копия.

"Не хватает лишь того жуткого медведя" — игрушка всё не выходила у него из головы, о чём услужливо напомнил внутренний голос.

Воспоминания вернули и те ощущения, которые он испытал. Необъяснимый страх и небольшую панику, но сейчас-то тут всё родное, всё своё. И пугаться нечему.


Ветер ударил в спину, норовя добраться до костей. Взъерошил волосы и устремился дальше. Не успел Денис выругаться, как со стороны площадки громко зашуршало. Хрустнули ветки, словно под чем-то тяжёлым. Кусты, тёмными кляксами, тряслись, как при урагане, исторгая из себя черноту, расплывающуюся во все стороны. Во всяком случае Денису всё показалось именно так. Тьма перетекала во тьму, приближаясь и шелестя листьями, напоминая звуками предсмертный шёпот. Вот чернильное щупальце протянулось к границе света...Денис таращился в густую вязкую темноту, не в силах сказать ни слова, затем моргнул... и всё исчезло.

Лишь сердце грохотало, отдаваясь в ушах, а лоб покрылся холодным потом.

"Что за чертовщина сегодня творится...И пил вроде не так много, чтобы горячка наступила..."


Денис, стараясь не смотреть в сторону детской площадки направился к подъезду. За спиной снова зашелестело, но он сжав зубы быстро преодолел оставшиеся метры, повозился в карманах, нашаривая ключи и со вздохом открыл дверь. Юркнул внутрь и лишь тогда перевёл дух.


Спустя пару минут уже был в квартире. Наконец-то тихое и уютное место. Небольшое, как раз для одинокого человека с самым необходимым оборудованием - плита, холодильник, стиралка и диван. Ну и кресло, на котором обычно валяется его одежда.

"А могло быть и не для тебя одного...Помнишь Лилю всегда злил этот мужской беспорядок...?"

"Хватит!"


Он нашёл в почти пустом холодильнике несколько бутылок пива, купленных ещё на прошлой неделе. Поколебался, совсем немного, нужно ли ему продолжение или хватит. Взвесил все "за" и "против". Против было больше, но Денис плюнул — сегодня хотелось именно напиться, забыть про все необъяснимые и пугающие случаи. Ведь он дома, здесь уж ничего не сможет произойти.


Включил первое попавшееся кино на компьютере, свалился на диван и принялся пить, практически не обращая внимания на происходящее на экране. Мелькали картинки, а Денис против воли всё равно вспоминал. Случай, произошедший несколько дней назад. И из-за которого он теперь не находит себе места. Общая усталости давала о себе знать, глаза то и дело закрывались, хотя он прикладывал все силы, чтобы не провалиться в сон. Наконец отяжелевшая голова завалилась на спинку дивана, мягкая набивка приятно щекотала затылок и Денис мгновенно соскользнул в тягучее забытье.


Продолжение следует...

Постараюсь сегодня, но скорее всего завтра вечером

Показать полностью
463

Лицо за окном

Эта странная история произошла со мной в середине осени, в октябре. В то время я жил в родительском доме один - мать с отцом на неделю уехали погостить к дяде в Болгарию. Так вышло, что я как раз в это время очень сильно заболел, и приехал домой (я студент) на больничный, лечиться. И в итоге остался там за главного.

Дом у нас был деревянный, большой: четыре комнаты, кухня, тёплый туалет. Во дворе стояла будка, в которой жил наш охранник Ричи - немецкая овчарка. А по комнатам вечно сновали туда сюда два кота: Тима и Гоша. С этой троицей я и встретил следующие загадочные события.

Как сейчас помню, случилось это на второй день моего пребывания дома. Я лежал, укутавшись в одеяло, с температурой, заложенным носом, больным горлом - в общем, всем набором пакости, которую приносит простуда. От нечего делать я пересматривал топ «Кинопоиска». Тогда черёд дошёл до «Бойцовского клуба». Была как раз середина фильма - во всю бушевал проект «Разгром».

За окном давно стемнело, поэтому комната освещалась лишь экраном телевизора. Вставать и включать свет мне было лень. Да я и не мог - Тима с Гошей решили использовать меня как свой лежак. Я, впрочем, был не против - мешать этим боярам спать мне не хотелось.

В общем и целом - прекрасный и спокойный вечер, если не считать болезни.

Я не сразу обратил внимание на то, что Ричи начал слишком активно возиться под окном, бренчать своей цепью. Пёс он был умный, но порой от скуки мог начать наворачивать круги по отведённой ему территории и пугать соседских кошек. В этом не было ничего не обычного. Проходило пять минут, и он успокаивался.

Но не в этот раз.

Побренчав цепью пару минут, он вдруг несколько раз гавкнул. Так, знаете, осторожно, предупреждающе. Затем снова послышалось трение цепи. Я, в общем, всё ещё не обращал особого внимания - если бы кто-то и зашёл на наш участок, то он бы залаял намного активнее.

Через минуту он снова гавкнул: раз, два, три - громче, чем в прошлый раз. И снова завозил цепью, как будто хотел до чего-то дотянуться.

После этого я всё-таки прислушался, потому что такое его поведение мне показалось странным. Что же он там увидел, что никак не может успокоиться? Я сделал фильм потише и начал слушать. Потом и вовсе отключил звук.

Нет, Ричи всё-таки точно что-то там заметил, и это что-то его беспокоило. Уж слишком активно он себя вёл. Правда, кроме его бренчаний цепью я не услышал ничего, как ни старался.

Но я всё же поборол свою лень, и решил встать. Уже когда я начал медленно стаскивать одеяло, чтобы как можно меньше побеспокоить своих пушистых, Ричи залаял. И на этот раз по-настоящему залаял. Протяжно, как на чужого.

Это придало мне энергии, и, смахнув одеяло, я таки встал с дивана.

Встал, и испугался. Потому что Ричи замолчал. Очень резко замолчал, будто ему пасть зажали. Буквально секунду я вслушивался в наступившую тишину, а потом ринулся к окну. К тому самому, которое выходило на будку Ричи.

Следующая картина совсем поставила меня в тупик. Ричи сидел. Да, просто сидел на месте, замерши как по команде. Даже хвост его не совершал ни каких хаотичных действий, как это было всегда. В темноте он выглядел словно статуя, которая смотрела куда-то в сторону калитки.

Честно говоря, всё это мне тогда так не понравилось, что по спине пробежали мурашки. Но я всё же взял себя в руки, и подошёл к следующему окну. Когда я посмотрел в него, то чуть было не выругался вслух.

У нас во дворе стоял человек. Он вошёл через калитку - она была открыта - и теперь стоял на месте, поворачивая головой в разные стороны, будто что-то ища. Одет он был в короткую куртку и джинсы, вроде бы. Света уличного фонаря хватало, чтобы более менее его разглядеть.

Я уже хотел было постучать в окно - мол чего ты тут забыл, но потом разглядел кое-что, что заставило меня напугаться во второй раз - и куда более сильно.

Это был мужчина, я уже сказал? И вот на лице у этого мужчины была маска. Это точно была маска, потому что у настоящего человека ни за что не может быть таких больших глаз. Это были даже не глаза, а просто какие-то чёрные впадины размером с шайбу. А рот... он был странный, искривлённый то ли в приступе сильной боли, то ли в мерзкой ухмылке. Ужасно уродливая маска, я бы таких в жизнь не видел. А уж о том, что это было его настоящее лицо я и думать теперь не хочу. Потому что если это так, то в ту ночь в нашем дворе стоял не человек. Не бывает у людей такого лица.

Я остолбенел. А он тем временем продолжал рассматривать наш двор. Пару раз задержал взгляд на том месте, где сидел Ричи.

Бедняга Ричи, ему ведь тогда пришлось столкнуться с этим лицом к лицу.

Мужчина вроде бы уже хотел зашагать вперёд, когда его «лицо» случайно наткнулось на моё окно. Мгновение мы смотрели друг другу в глаза. Не знаю, наверное, эта картина теперь навсегда теперь останется в моей голове.

Он (или оно), конечно же, заметил меня, и... его шея начала вытягиваться, а ухмылка становиться ещё больше. Знаете, в тот момент мне подумалось: «Ну давай, смотри на меня. Поиграем с тобой в гляделки?». А он подмигнул мне. Не знаю как, но подмигнул. Однако, мне же показалось, так ведь? Маски не могут шевелиться.

В общем, я рефлекторно сделал шаг назад, и его голова скрылась за подоконником. Сердце забилось бешено. Даже ноги чуть было не подкосились. Я просто впал в какое-то шоковое состояние. Что-то точно могло произойти, смотри мы друг на друга чуть дольше. Но не произошло.

Тем временем там, под окном, послышался шелест травы. Да, я точно помню как он зашагал ко мне. Повезло, что дом у нас стоит на высоком фундаменте. Если бы в тот момент в окне появилось его... он, то я бы точно умер там, на месте, просто от страха. Поэтому я как-то инстинктивно отвернулся от окна, и посмотрел на столик перед телевизором, на котором лежал телефон. Не знаю, зачем я это сделал - голова была абсолютно пуста - но, возможно, это меня спасло. Потому что я услышал, как он ухватился за подоконник, и встал на основание дома.

Стук-стук.

Затылком почувствовал на себе его взгляд. Точно что-то начало прожигать меня сзади. Пробираться куда-то в мозг. Оно хотело заставить меня обернуться.

Стук-стук.

Стук-стук.

Но я так и не обернулся...

Не знаю, сколько я простоял вот так вот. Две минуты, может больше, но стук прекратился. Не поворачиваясь, я медленно подошёл к дивану и сел. Коты всё ещё мирно спали, а по телевизору безмолвно сменялись кадры «Бойцовского клуба». Не знаю, что на меня тогда нашло, но я просто сидел и тупо пялился в экран, боясь лишний раз шевельнуться.

Скажу лишь, что когда пошли финальные титры фильма - а это произошло минут через двадцать пять - я услышал, как за окном кто-то спрыгнул в траву. А потом скрипнула калитка. Странно, - подумалось мне, - почему я не услышал, как она открывалась.

Конечно, в ту ночь я и глаза не сомкнул. А встать с дивана смог только тогда, когда за окном пронеслась сирена скорой помощи. Похоже, кому-то стало плохо.

Ричи я не увидел - он как-то бесшумно забрался в будку. После того вечера он стал вообще каким-то... другим. Слишком спокойным. Или слишком грустным. Хвостом, во всяком случае, он впредь махал редко.

На утро выяснилось, что в нескольких соседних домах ни с того, ни с сего померли собаки. И не только собаки. У одной старушки случился сердечный приступ. Хорошо, у неё в этот момент гостила внучка. Скорую вызвала. Вот только всё равно не спасли.

Внучка сказала, что бабушка услышала что-то во дворе, и подошла к окну. Смотрела в него где-то с пол минуты, а потом вскрикнула, схватилась за сердце, и упала. Сама девушка ничего там не увидела, да и не пыталась - ей бабулю надо было спасать.

В полицию вроде бы сообщили о каком-то человеке, который разгуливал по чужим дворам. Но никого так и не нашли, на сколько я знаю. Хотя городок у нас небольшой.

А он теперь приходит ко мне каждую ночь. Во снах - если это, конечно, сны. Приходит, и мы с ним долго играем в эти чёртовы гляделки.

Что и говорить - бывает, в мире происходят очень странные штуки. Надо быть осторожнее.

Так и живём.

Показать полностью
57

Чёртова пляска

В дверь постучали настолько тихо, что, если бы я не шла мимо с кружкой чая, наверняка ничего не услышала бы.

Поставив кружку и кое-как пригладив волосы, я поплелась открывать, гадая кому я понадобилась этим ранним субботним утром. Посмотрела в глазок – там стояла соседка по лестничной площадке, Мария Алексевна. Пожилая женщина, очень интеллигентная, про такую никогда не хотелось говорить – "бабка". Я открыла дверь.

— Олеся, здравствуй. Не разбудила?

— Здравствуйте. Нет, что вы. Что-то случилось?

По улыбающемуся лицу соседки пробежала тень – точь-в-точь как от облака, закрывшего солнце, но тут же исчезла.

— Ничего случилось. Просто внучка моя… Уехала. И я тоже сегодня уезжаю, не знаю, когда вернусь. Ты не могла бы за моим котиком присмотреть?

Я задумалась. Котиков я люблю. Но…

— Наполнитель и корм я купила, - торопливо добавила Мария Алексевна, - И еще… Ты не могла взять его на этот период себе? Чтобы тебе не мотаться туда-сюда… Ты и так целыми днями на работе… А так – вечером придешь, покормишь и все…

— Ну… Хорошо. Я не против.

— Пойдем, ты его возьмешь? Знаешь, спину прихватило, даже не наклониться…

Все это Мария Алексевна говорила быстро, как-то странно на меня поглядывая. Ну что, торопится человек, да еще спина болит… Так я подумала.

— А куда уезжаете?

— К сестре, в деревню. Кота нет никакой возможности взять. Хотя там хорошо. Воздух, понимаешь. Новая церковь, говорят батюшка, там очень знающий…

Мы прошли к ней в квартиру. Как-то бросился в глаза странный беспорядок – раскиданные вещи, пролитая вода.

— Не обращай внимания, - суетливо говорила Мария Алексевна, - Собираюсь, все второпях…

Я не любитель судить людей. Поэтому я просто наклонилась за котом…

— Надо же, какой жилистый!

— Да, да, жилистый. Бери его пожалуйста, а я принесу корм и наполнитель.

Я занесла кота к себе. Он не двигался, не вырывался. Оказавшись на полу сел, пристально на меня уставившись.

На пороге появилась Мария Алексевна с тяжелыми пакетами.

— У вас же спина! – охнула я. –Ставьте сюда! Сказали бы, я бы сама принесла…

— Все нормально, детка. Все нормально. Ну… - соседка подняла руку, сжав пальцы щепотью, словно желая перекрестить. Но тут же безвольно опустила руку. — Побежала я. До свидания. Счастливо.

И я осталась с котом.

***

В одном из пакетов оказались мисочка и лоток, которые я тут же наполнила, подобрав каждому предмету пристойное место.

Кот равнодушно обнюхал еду, потом прошел в спальню и сел возле дивана. Я попробовала его погладить, но с таким же успехом я могла ласкать бетонную стену. Он не мурлыкал, не двигался, и был очень твердым. Мало походя на милого пушистика, он больше был похож на лысеющую летучую мышь (мордой) и на гиену (телом). Сколько, интересно, ему лет? Наверняка старый. Или может травму какую перенес?

Решив, что животное само разберется, я спокойно занялась своими делами. Передела кое-что по дому; приведя себя в порядок, сходила на прогулку. Когда я вернулась, кот сидел напротив двери, спокойно и оценивающе глядя на меня. Корма не убавилось, лоток был не тронут. С подозрением, я походила по квартире, выискивая "сюрпризы", но все было чисто.

Остаток дня я работала за компьютером. Как всегда, очнулась, когда совсем стемнело.

— Нужно спать, кот. Как, кстати, тебя зовут?

Почему за целый день этот вопрос ко мне не пришел? Нужно будет утром позвонить соседке, спросить…

***

Уже практически засыпая, я услышала тихий, но очень отчетливый смех. Вот блин… Под окнами? Или соседи? Я закрыла глаза.

Смех повторился. Источник был совсем рядом.

Меня продрал холодный пот. Что еще за?.. Я попробовала встать, но не смогла.

Это сонный паралич. Просто сонный паралич. Так бывает. Ничего страшного…

Мою грудь сотряс страшный удар. Из легких выбило воздух. Я, хрипя, попыталась кричать, пошевелиться, хоть что-то…

Смех раздался прямо перед лицом. Я вгляделась в темноту, плывущую красными пятнами…

Оно плясало прямо на моей груди. Существо на двух ногах, передние конечности страшно свисали, сверкая когтями. Длинная морда, похожая на свиное рыло. И глаза… Как туннели в Ад.

Прыжок, еще прыжок. Я услышала, как хрустят ребра…

Еще один удар сотряс меня, теперь боковой. Кот! Он толкнул меня, повернув на бок, существо слетело с меня на пол. Кот кинулся на него, разрывая тонкую на вид шею…

Я отключилась.

***

Утром все выглядело как обычно.

Кроме моей груди. На ней красовались огромные лиловые синяки, дышать было больно. Меня страшно трясло. Господи, что же это за такое, Господи?!

Кот смотрел на меня все с тем же усталым равнодушием. Никаких следов нечисти не было.

Соседка! Вот ведь старая курва! Подсунула не кота, а кусок нечистой силы!

Я, дрожащими пальцами, взялась за телефон. Номер Марии Алексевны был недоступен. Ее внучки тоже.

Я оделась и пошла к другой соседке. Но стоило мне сказать:

— Мне Мария Алексевна кота оставила… - как она захлопнула дверь и больше ее ни открывала.

***

Мне было страшно заходить к себе домой.

Я стояла, прислонившись к двери квартиры, и думала. Что делать? В мистических вопросах мой опыт ограничивался парой шоу, которые я когда-то смотрела. Ну, знаете – антуражно накрашенные люди рассказывают, что видят духов. Бред. Может в церковь идти? Интересно, там батюшка у виска покрутит, если рассказать, что случилось? Я вспомнила слова соседки – про деревню и новую церковь. В нашу, значит, уже ходила…

А потом на меня накатила решимость. Я вошла в квартиру, взяла большую спортивную сумку и положила в нее кота. Тот абсолютно не сопротивлялся.

***

Быстрым шагом я шла к церкви. Как удачно, бьют колокола! Они же должны изгонять нечистую силу, верно, котик?

А кот действительно задергался, буквально вырывая сумку из моих рук. Ничего, ничего… Под ошарашенные взгляды верующих – взлохмаченная, еле удерживающая спортивную сумку, я вошла в церковь. Кот вдруг страшно заорал, совсем не по-кошачьи. Я четко различила в этом вое слово "Нет!". Заорал и обмяк. Сумка опустела, словно там никого и не было. Я осела на пол и засмеялась…


***

***

Врачи гадают, откуда у меня берутся эти синяки. Рядом дежурили медсестры, устанавливали видеонаблюдение. Почему-то все думают, что я сама себя увечу… Но как, если на ночь меня давно привязывают и дают сильные седативные?..

Черт приходит каждую ночь и танцует на моей груди страшный танец. Столкнуть его некому.

Почему? Почему это все началось? Я уже не помню. Я знаю только, что чертов кот мог меня спасти. Но его больше не было. Это я его убила. Я.

— Ничего, - говорит мне медсестра, похожая на Марию Алексевну, - Скоро все закончится.

Скоро.

Показать полностью
325

Маленькая проблема

Все началось с дырки. Василий Геннадьевич всегда очень трепетно относился к своему внешнему виду, и от своей жены Клавдии требовал точно такого же отношения, но не только к одежде, но и к дому в целом. Он считал, что женины не способны заниматься чем-то кроме хозяйства, видимо, именно поэтому, он женился только в сорок лет. Клавдия была жениной тихой и спокойной, и беспрекословно выполняла все указания мужа. Они жили в браке вот уже пятнадцать лет, тихо, мирно и безмолвно. Разговаривать с женщинами не по делу Василий Геннадьевич тоже не любил.


Так вот, эта дырка сначала была маленькой дырочкой, но потом, видимо из-за ключей, карман в его любимом пиджаке стал неудобным. Василий Геннадьевич обнаружил это на работе, во время совещания, когда сунул руку в карман, что бы достать носовой платок, и не обнаружил там его. Благо, что все увлеченно слушали оратора, и не обратили внимания, на его выражение лица. С трудом дотерпев до конца совещания, Василий Геннадьевич бросился в свой кабинет, лихорадочно ощупывая подкладку пиджака, конечно, платок и ее несколько мелких вещиц оказались там. Кривясь от омерзения, он вытащил вещи и разложил их на столе, соблюдая идеальный порядок, после чего внимательно осмотрел пиджак.
Дырка в кармане была не единственной проблемой пиджака. Под воротником обнаружилось несколько ниток, а пуговица едва держалась. Василий Геннадьевич почувствовал возмущение, подкатившее к самому горлу. Клавдия!


***

Клавдия не выглядела на свой возраст. Миниатюрная, легкая, со светлыми, добрыми глазами, она производила очень приятное впечатление. Но на лице женщины был вечный отпечаток усталости и какого-то призрака горя. Вышла она замуж от отчаяния – личная жизнь у Клавдии не ладилась с самого подросткового возраста, и когда ей сделал предложение Василий Геннадьевич, которого она знала всего лишь три месяца, она без особых раздумий согласилась, посчитав, что запрыгнула в последний вагон уходящей жизни.


Справив тихую свадьбу, она окунулась в семейную жизнь, но налет романтичности и влюбленности были содраны быстро и безжалостно. Василий Геннадьевич оказался деспотичным, неспособным на ласку и внимание, маленьким и злым человеком. Но самое страшное в его характере была педантичность. Ему нужно было, что бы все всегда находилось на своих местах – будь то вилка в ящике со столовыми приборами, или его носки на полке в шкафу. Он требовал четкого распорядка дня, и не гнушался поднимать на Клавдию руку, если та, по его мнению, недостаточно точно выполняла его указы.


Клавдия потрясенно молчала на любые его претензии, смотрела, недоуменно, светлыми глазами, в которых, до сих пор, плескалась нотка детской наивной обиды на жизнь. Да, она была непростой. Мать погибла, отец спился, а сама Клавдия попала в детский дом с такими условиями, что она была готова сама последовать за родителями. Но, наверное, ей так и не хватило духу это сделать. Ей всегда не хватало духу сказать, выразить протест, отстоять свою точку мнения. Она сносила превратности судьбы молча и смиренно, не находя утешения даже в вере. Она просто не могла поверить, что есть кто-то, кто мог послать ей такие испытания.
Не взирая на всю боль и грязь в своей жизни, она всегда мечтала о тихой семейной жизни, хорошем муже, детях. Нормальное желание для женщины, которая пытается вырвать у жизни хоть кусочек просто счастья.


Пятнадцать лет. Пятнадцать лет строгого порядка. Она работала бухгалтером на маленьком предприятии и все пятнадцать лет в ее жизни ничего не менялось. Но сегодняшний день был особенным. Утром она только едва заметно улыбнулась своему мужу, приготовив завтрак ровно в восемь утра, и задумчиво смотрела в окно. Ровно в восемь пятнадцать Василий Геннадьевич закончил с едой и, даже не убрав посуду, отправился одеваться. Клавдия дождалась, пока не хлопнет входная дверь, после чего, с той же, легкой улыбкой, столкнула тарелку на пол, взяла телефон и позвонила на работу. Она никогда не брала отгулы, так что отпроситься не составило труда.


Положив телефон на стол, она медленно обвела помещение взглядом, после чего направилась наводить порядок. Пятнадцать прожитых тут лет ознаменовались тем, что женщина, для начала, смела осколки с пола в мусорное ведро и разбила чашку своего супруга, и пошла по квартире, меняя посуду местами, разворошив ровную стопку полотенец, сбив половик. Нужно было переставить книги. Вынуть из шкафа легкое, весеннее платье, которое муж запрещал ей надевать. Она чувствовала в душе небывалую легкость, в старой сумочке она нашла старую сигаретную пачку, которую не трогала все эти года, и с наслаждением закурила, распахивая окна, и включая музыку.


Платье великолепно на ней село и она с наслаждением накрасилась и улыбнулась помолодевшей женщине в зеркале. Улыбнулась самой себе.


***

Василий Геннадьевич с трудом сдерживал свой гнев. Ему с трудом удалось сконцентрироваться на работе. Глупая женщина! Не заметила такой мелочи, и теперь весь день на смарку! Он с трудом дождался шести часов, дежурно попрощался со всеми и направился на парковку к своему автомобилю. Столько лет угробил на становления привычного порядка и вот, эта идиотка не смогла даже проследить за целостностью его вещей! А ведь он даже разрешил ей выйти на работу! Гнев роился в нем злобными осами, грыз прямо под коркой мозга и мужчина зло скрипел зубами, направляясь в сторону дома. Жили они в обычной девятиэтажке на окраине города, ничего особенного, но он считал, то это отличное место – всегда можно было следовать установленному распорядку дня. Он ненавидел пробки и прочие мелочи, которые могли нарушить его правила.


Запарковавшись возле дома, он поднял взгляд на окна их квартиры и поморщился – окна на распашку – она что, забыла, что он не любит сквозняк?! Не могла этим раньше заняться?! Новая волна гнева придушила его, и он поспешил направиться домой. Открыв дверь он замер, пораженный – в квартире творился форменный бардак, звучала музыка. И слышался… смех?! - Клавдия! – Гаркнул он, заходя в квартиру, смотря на обувь, которая была разбросана по всему коридору. Смех не стихал и шел из спальни, куда и направился Василий Геннадьевич, сжимая руки в кулаки и готовясь хорошенько проучить жену, жену которую он столько лет учил быть правильной!


Клавдия великолепно знала, когда он возвращается и ждала его, спрятавшись на кухне. Она много думала об этом и готовилась. Она понимала, что сил уйти она не найдет, и решила поступить совершенно по другому. Ловушка расставленная в спальне сработала на ура, и она, бесшумно ступая голыми пятками, направилась за ним.
В её душе неожиданно проступил гнев на этого мужчину, который обманул её, предал доверие, отобрал мечту и веру в сказку. И другого выхода Клавдия не видела.


Когда супруг замер в дверях спальни она не колебалась ни одной секунды.


Ножи в их доме всегда были идеально острыми.

Показать полностью
228

Сон наяву

Сон наяву Ужасы, Крипота, Мистика, Страшилка, Луна, Осознанные сновидения, Колодец, Хоррор, Длиннопост

Сейчас я расскажу свою историю, после которой больше никогда не буду практиковать осознанные сны…


Возвращались как-то с девушкой ночью поездом от её родителей. Девушке очень не понравилось, как я вёл себя по отношению к её отцу, хотя у меня были на то причины. Ехать до Бреста из Гомеля около 500 км. И ещё тогда, стоя на перроне, я осознал, что целых 10 долгих часов мне предстоит выслушивать от неё, какой же я упрямый козёл. Как в воду глядел. В поезде Варя сразу начала меня пилить. В общем, не проехали мы и полпути, как в хлам разругались. В один момент я психанул и на эмоциях выскочил из поезда на ближайшей станции. Это оказалась крохотная деревушка. Решил пройти одну-две станции пешком, надеясь, что за это время эмоции меня отпустят, и потом доехать домой на следующем же поезде.


И вот иду я по шпалам, смотрю вслед уходящему поезду и понимаю, что пилить до следующей станции мне ещё ого-го сколько. Через часа 2 мои ноги гудели от усталости. Я сел на рельсы и начал разглядывать звёздное небо под громкий стрёкот кузнечиков и сверчков. В детстве у меня была такая странная игра: считать и запоминать количество стрекотаний сверчка, пока он не «собьётся», и очень радовался, если в последующем «залпе» количество стрекотаний было больше. За этим глупым занятием я провёл минут 15, и может, провёл бы ещё столько же, но что-то заставило насекомых замолкнуть. Даже, казалось, листва перестала шуршать. Наступила звенящая тишина. Я начал вслушиваться, пытаясь уловить хоть какой-нибудь звук, но слышал лишь своё дыхание. Тогда я закрыл глаза. Почему-то мне всегда казалось, что, закрыв глаза, будет легче что-то расслышать.


Через пару мгновений я уловил какой-то глухой звук. Это заставило меня инстинктивно повернуть голову налево. Было похоже, что кто-то идёт по шпалам в мою сторону. Я встал и начал вглядываться в сторону, откуда исходил звук. Через некоторое время я уже отчётливо слышал хруст гравия. Да, кто-то определённо шёл в мою сторону. Постепенно я начал различать вдалеке фигуру человека. Мне стало жутковато, ведь мало ли на кого можно нарваться ночью в таком месте. Не то, чтобы я трус, но, если бы я закричал, зовя на помощь, меня вряд ли бы кто-то услышал. По обе стороны от железной дороги в метрах 20 рос лес, и я решил незаметно перебежать туда, чтобы не столкнуться лицом к лицу с незнакомцем. Только решился бежать, как Луна вышла из-за туч, и я смог разглядеть, что таинственная фигура была явно женской. Я выдохнул с облегчением и на радостях помахал незнакомке.


- Эй! – громко прокричал я, но девушка будто этого не заметила. - Может в наушниках? – подумал я тогда.


Я сделал пару шагов ей навстречу, но потом всё же решил подождать на месте, чтобы вдруг не испугать её. Но девушка явно меня не боялась, она шла прямо на меня, не сбавляя шаг. Когда расстояние между нами сократилось до метров 5, я снова крикнул:


- Хей! Привет, ты чего тут делаешь?


Но она только продолжала медленно идти прямо на меня. Я включил фонарик на телефоне, посветил в её сторону. И вдруг почувствовал, как тысячи мурашек пробежали по моей коже: девушка шла босиком и была одета в белое короткое платье, которое даже больше походило на ночную сорочку. Было ощущение, будто я невольно стал героем дешёвого ужастика.


Тем временем девушка продолжала медленно идти на меня. Голова её была опущена вниз, и казалось, будто её подбородок прижат к груди. Жуткое зрелище. Её лица я не мог видеть. Я попытался разглядеть, держит ли она что-нибудь в руках, но они были пусты. Что же девушка может делать среди ночи абсолютно одна, полуголой и без вещей в таком месте?


- Тебе чем-то помочь?


Молчание. Вот уже нас разделяло каких-то 2 метра, и тут я заметил, что она насквозь мокрая: сорочка прилипла к её телу, а с волос спадали капли воды. Помню, как резко подскочил у меня пульс, стало тяжело дышать. Представляю свою рожу в тот момент. Я понятия не имел, как себя вести. Я чувствовал себя очень глупо, потому что осознавал, что до чёртиков боюсь эту девчонку. Меня начало трясти, а дыхание уже давно сбилось.


- Послушай…эй...всё нормально? – уже негромко спросил я, но ответа не последовало.


Незнакомка была уже совсем близко, но вместо того, чтобы сделать шаг назад, я сделал шаг в бок, зайдя за рельсы, зажал указательным пальцем фонарик и стал наблюдать, пройдёт она дальше или всё же обратит на меня внимание.


Когда она поравнялась со мной, то вдруг остановилась. Я замер, стараясь вообще не шевелиться, даже перестал дышать, хоть это было непросто. Что-то подсказывало мне бежать в лес, спрятаться, лишь бы не видеть её лица, но я слишком боялся повернуться к ней спиной. Я начал пятиться назад, но увидел, как она медленно начала поднимать голову и так же медленно поворачивать её ко мне. Мне казалось, что пройдёт вечность, прежде чем я всё же увижу её лицо. И вот она смотрит на меня, прямо мне в глаза. Я убрал палец с фонарика и посветил ей в лицо - она даже не сощурилась. Почему-то я не мог выдавить из себя ни слова, не мог даже пошевелиться. Я просто стоял и рассматривал её лицо: кожа чистая и бледная, мелкие черты лица, высокий лоб, тёмные волосы чуть ниже плеч и эти глаза…чёрные блестящие глаза, которые я никогда не смогу забыть. На вид ей было лет 18, максимум 20. Она тоже не спешила что-либо говорить, просто смотрела мне в глаза. Наконец, она звонко рассмеялась. Широченная улыбка растянулась на моём лице, как же я был рад, что обстановка наконец-то разрядилась, будто камень с души. Я отвёл фонарик в сторону и осторожно спросил:


- Привет, тебя как звать? Честно говоря, ты меня немного напугала, - соврал я, потому что напугала она меня до чёртиков. – Ты что тут делаешь? Ты вся промокла. Что с тобой произошло?


Но незнакомка проигнорировала все мои вопросы. Она продолжала улыбаться, не отрывая от меня пронизывающего взгляда, от чего у меня засосало под ложечкой. Не помню, сколько мы так простояли, таращась друг на друга, точнее это я таращился на неё, а она спокойно смотрела мне прямо в глаза, но следующее моё воспоминание – её рука, тянущаяся к моему лицу. Я резко отпрянул, сделав шаг назад. Я был ошарашен. Улыбка исчезла с её лица, и она грустно опустила голову.


- Эй, д-да что с тобой? - отчаянно спросил я. Тогда она вновь посмотрела на меня с надеждой в глазах и еле слышно спросила:


- Проведёшь меня?


Я был не в восторге от этой идеи, так как эта барышня наводила на меня нечеловеческий ужас, но всё же утвердительно кивнул.


- А где ты живёшь? Далеко идти?


В ответ она только отрицательно покивала, медленно подняла руку и указала пальцем в сторону, куда я изначально и направлялся, всё также продолжая смотреть мне в глаза. Так и быть. Так как я не хотел её касаться, я шёл на полшага впереди. Она шла очень медленно, и мне приходилось периодически оборачиваться, чтобы удостовериться, что она всё ещё идёт за мной. Что бы я её не спросил, в ответ она только улыбалась. Так мы прошли километра полтора, когда, в очередной раз обернувшись, я заметил, что она стоит на месте, а я уже успел отойти от неё метров на 10. Она просто стояла и смотрела на меня. Потом снова медленно подняла руку и указала направо от железной дороги. Там было поле, а за полем чернота – видимо, лес. На мгновение у меня возникла мысль просто побежать прочь, не оглядываясь, но всё же спросил:


- Нам теперь туда?


Она кивнула. Я вернулся к ней, и мы направились в ту сторону, куда она показала. Ночь была довольно тёплой, но на моё удивление, её сорочка была по-прежнему насквозь мокрой, и с волос стекала вода. Мы шли молча. Когда  прошли поле, она вдруг остановилась и негромко спросила:


- У тебя будет минутка заглянуть ко мне? Для меня это важно…Паша…


Этот вопрос заставил мой пульс подскочить в раза два. Откуда она знает моё имя?! Я точно помню, что не представился ей! А может мне послышалось, и она сказала не «Паша», а «Прошу»? Я просто стоял и таращился на неё, не знал, что ответить. Она продолжала на меня смотреть.


- Я...я…не знаю даже, - всё, что я смог выдавить из себя.


Тогда она засмеялась. Наверное, снова хотела разрядить обстановку, чтобы я расслабился и согласился на её просьбу. Она видела, что я стоял сам не свой. Но мне было не до смеха.


- Мне п-пора уже, вообще-то…моя девушка меня заждалась, - выцедил я.

- Паша, это не займёт много времени, мне надо тебе кое-что показать…просто пообещай мне…


Возможно, если бы она постоянно не таращилась на меня чёрными, как смоль, глазами, я бы, может, и согласился без лишних вопросов. Но что мне оставалось делать? Развернуться и убежать? Это выглядело бы глупо. Почему-то в тот момент мне было не всё равно, что она подумает обо мне. Мне пришлось собрать всю свою волю в кулак, чтобы выдавить из себя:


- Ладно.

- Пообещай мне, что будешь смотреть.

- Хорошо…

- Пообещай.

- Обещаю, - произнёс я, и это стало моей роковой ошибкой.

- Скажи хотя бы, как тебя зовут?

- Анна, - с улыбкой ответила девушка, беря меня за руку.


Как только она коснулась меня, тысячи…нет, миллионы мурашек пробежали по мне. Паника охватила меня, даже голова закружилась. Рука у неё была ледяная и склизкая. Я уже хотел сказать, что передумал, но она, будто поняв это, сжала мою руку сильнее и повела за собой в сторону леса. Шла она уже не медленно, а довольно быстро. Деваться было некуда. Я покорно шагал за ней.


Метров через 100 мы вышли на пустырь, на котором одиноко стоял небольшой деревянный дом. Девушка зашагала быстрее, мне даже иногда приходилось переходить на бег, так целенаправленно она тащила меня за собой. Подходя к забору, если его можно таковым назвать, ибо он представлял из себя сгнивший, местами поваленный на землю низкий частокол, Анна резко остановилась, из-за чего я чуть было не налетел на неё, и громко прошептала:


- Только тихо, она не должна нас слышать.


Мы вошли на территорию участка, но мою руку она отпускать не собиралась. Было очень темно, я достал телефон и включил фонарик. То, что я увидел, меня ошарашило. Дом был нежилой: крыши толком не было, входная дверь висела на одной петле, окна заколочены. Я перевёл фонарик на девушку.


- Слушай…это точно то место? Ты тут живёшь? – спросил я, махнув рукой на дом.

- О нет, что ты. Мой дом уже давно здесь, - с улыбкой прошептала она.


Только Анна произнесла последнюю фразу, как сделала пару шагов направо – и вот она стоит рядом с каменным некрытым колодцем, держась руками за бортик. Не успел я отреагировать, как она наклонилась и вниз головой полетела в колодец.


Сказать, что у меня был шок – не сказать ничего. Я стоял как вкопанный, из глаз катились градом слёзы, всё тело дрожало. Только когда мой телефон выпал из рук, я опомнился и побежал прочь со скоростью хорошего спринтера, не оглядываясь. Не знаю, сколько километров я пробежал, когда увидел огни – это был небольшой городок. К счастью, в заднем кармане джинсов я нашёл мятую купюру в 50 рублей. Я предложил её первому попавшемуся мужику на машине, чтобы он меня довёз до Бреста. Тот согласился.


Приехал под утро домой, рассказал всё девушке, но она, конечно, ни единому слову моему не поверила. Я её понимаю, она такой же скептик, как и я. А, как известно, при свете дня все страхи исчезают, так что к вечеру я уже почти и не вспоминал о ночном происшествии. С девушкой помирились и преспокойно легли спать.


Я уже пару лет занимаюсь техникой осознанных сновидений, неплохо получается, хоть удаётся удержать это состояние недолго. И вот той ночью после ночного пробуждения мне сразу удаётся сделать, так называемое, «разделение» - я в осознанном сне. Я подхожу к окну и хочу вылететь из него, что обычно делаю, когда удаётся войти в осознанный сон. Слышу, моя девушка зовёт меня шёпотом. Я решил, что полёт подождёт, стало интересно, что же она хочет мне сказать. Подошёл к кровати и сел на край. Девушка лежит лицом к стене, моё спящее тело обнимает её со спины – необычно такое наблюдать со стороны.


- Паша…Паша, ты же мне пообещал…

- Варь, ты всё ещё дуешься? Ну, прости, - пытался помирится я, забыв, что это всего лишь сон.

- Не думала, что ты мне солжёшь…думала, что ты не такой, как другие…

- Что? Варь, ну, ты чего?

- А бежал так, что аж пятки сверкали, - еле слышно прошептала девушка.

- Да что ты такое говоришь?


Я подвинулся поближе и взял её за плечо. Оно было ледяное и мокрое.


- Варя?!


Девушка начала медленно поворачиваться ко мне - и вот на меня смотрят два чёрных блестящий глаза. Моё спящее тело обнимало не мою девушку…оно лежало в обнимку с Анной! Меня всего заколотило. Я подскочил и метнулся в другой конец комнаты. Прижавшись к стене, я с ужасом наблюдал за ней. Её чёрные глаза, казалось, пронизывали меня насквозь.


- Ты думал, что можешь просто убежать от меня? Я просто позволила тебе это сделать той ночью…


И вдруг чудом ко мне пришло осознание, что я сплю. Мне надо было всего лишь заставить себя открыть глаза и всё, я буду в безопасности. Я заметил, что Анна начала подниматься, перелезая через моё спящее тело. Как не пытался, я никак не мог заставить себя открыть в реальности глаза, хотя всегда в осознанном сне у меня это получалось без труда. Тем временем Анна уже слезла с кровати и медленно направлялась ко мне. У меня началась паника. А точно ли я сплю? Я закрыл одной рукой рот, а второй зажал нос, но всё равно я мог дышать. Это означало одно - это всё нереально. Осталось выбраться из сна, и всё будет хорошо. Я вспомнил, что, если не можешь выйти из осознанного сна, надо вызвать у себя всплеск адреналина, например, спрыгнуть с большой высоты. Я ринулся к окну.


- Ты повёл себя негостеприимно, Паша.


Я с остервенением дёргал ручку окна, но оно ни в какую не открывалось. Я не мог управлять сном. Мой сон был под контролем Анны.


Я оглянулся: нас уже разделяло метра два. Я пытался разбить окно локтем, но, как во сне бывает, не ощущал никакой силы в ударе. Руки были будто ватные.


- Почему ты меня так боишься? – искренне недоумевала Анна.


Она уже стояла в метре от меня. Я попытался закричать, но вырвался только тихий писк. Меня накрыло отчаяние. Кошмар был слишком реалистичным.


- Паш, посмотри на меня…


Я сел на пол и закрыл руками голову, крепко зажмурил глаза - ни в коем случаем я не собирался смотреть на неё. Я чувствовал, что она уже сидит на корточках напротив меня. Мне было страшно даже шелохнуться. Я слышал, как капли слетают с её волос, ударяясь о пол. Потом она наклонилась к моему уху и прошептала:


- Паша, сейчас я тебе кое-что покажу, только веди себя тихо...


Анна резко схватила меня за плечи, и тут я понял, что сижу на траве. Помню, было сыро и я ощущал на себе дуновения ветра. Спустя какое-то время я всё же решился открыть глаза…


Я находился на участке того самого нежилого дома лицом к воротам, через которые той ночью я и зашёл сюда. С ужасом я осознал, что за моей спиной должен находиться колодец. Тот самый колодец! Меня  колотило. Я поднялся на дрожащих ногах и решил, что поворачиваться назад не буду, я знал, что за моей спиной стоит Анна. Я чувствовал это всеми клеточками тела. Медленными, но уверенными шагами я направился к воротам. Но не успел сделать и трёх шагов, ледяная мокрая рука схватила меня за локоть и резко дёрнула назад. От рывка такой силы я упал, но Анна отпускать меня не намеревалась. Я решил, что если лягу пластом, то она точно меня не сможет никуда утащить, ведь во мне кило 80 будет. Как же я ошибался. Анна схватила меня за ногу и без особых усилий начала тащить по земле в сторону колодца. Я пытался освободиться, но она держала мёртвой хваткой. От безысходности я начал рыдать, как маленькая девочка. Когда она дотащила меня до самого колодца, резким рывком поставила на ноги.


- То, что ты найдёшь на дне, ты должен сжечь - прошептала Анна мне в ухо.


Я снова предпринял попытку убежать, но она схватила меня и крепко прижала к себе. И тут случилось самое страшное – она повернула меня спиной к бортику колодца и навалилась на меня. Я не успел даже пискнуть, как оказался под водой. Вынырнув, стал нащупывать дно. Повезло - уровень воды мне был по грудь. Анна исчезла. Я ринулся к стенке колодца и начал искать выступы, тая надежду, что смогу выбраться… Однако быстро понял, что это едва возможно: стены колодца были гладкие, скользкие и слизкие. Я прислонился спиной к стене и зарыдал, как никогда не рыдал в жизни, давясь собственными слезами. «Неужели я умру здесь, в этом чёртовом колодце?! Это же абсурд! Чёрт подери, да мне же только 25, у меня ещё вся жизнь впереди! За что?! Да мои останки даже скорее всего не найдут, ведь кому придёт в голову заглядывать на дно…заброшенного колодца…», - и тут будто молния сверкнула у меня в голове: «На дно…то, что ты найдёшь на дне, ты должен сжечь».


Словами не описать, как я был счастлив в тот момент, ведь у меня появилась надежда…надежда спастись. Я собрался духом, задержал дыхание и нырнул в чёрную немного даже вязкую воду. Но уже через мгновение у меня появилось дикое желание вдохнуть, и не успев ни о чём подумать, я это сделал…под водой. В шоке я вынырнул и только потом вспомнил то, о чём я успел забыть: я же всё ещё сплю! Пусть даже я не мог проснуться, но зато осознавал, что я в относительной безопасности и вряд ли склею ласты в этом проклятом колодце. Может, если представить свой дом, то я окажусь там? Почему нет, это же мой сон! Но все мои попытки были тщетны. Анна всё ещё контролировала мой сон. Тогда я снова нырнул в колодец, не боясь дышать под водой, и начал шарить руками по дну. Почти сразу левой рукой я нащупал что-то твёрдое и тонкое, цилиндрической формы. Я хотел это вытащить, чтобы рассмотреть, но тут моя правая рука нащупала кое-что более интересное. Это что-то было сферической формы, гладкое и… «Господи, это что, глазницы?!»


Да, это определённо был череп, в чём я и убедился, вытащив находку на поверхность. С ужасом я осознал, что череп человеческий.


«Твою мать! - заорал я в ярости, задрав голову. – Как я сожгу этот чёртов скелет, будучи в колодце?! Отвечай! Отвечай, сука!»


- Паша! Паша, проснись!


Я открыл глаза. Рядом со мной в моей кровати сидела моя девушка вся в слезах, дико тряся меня за плечи.


- Паша, слава богу! Что случилось, почему ты весь в тине? Ты меня до смерти напугал!

- Я-я не понимаю...ничего не понимаю, - в шоке процедил я.

- Тебе приснился кошмар, ты кричал во сне! Паша! Не молчи, скажи что-нибудь!


Первым делом я закрыл рот и нос и попытался сделать вдох – не получилось. Я не сплю.


- Паш, что ты делаешь? – отчаянно прошептала сквозь слёзы Варя.

- Включи свет…пожалуйста…


При свете ламп я с ужасом заметил, что всё моё тело было покрыто тёмно-зелёной, почти чёрной, тиной. А ещё этот запах…запах болота, точно такой же, как был в том колодце. Я с ужасом перевёл взгляд на свои руки: все ногти были чёрными от земли. Видимо, я пытался вцепиться пальцами в землю, когда Анна тащила меня к колодцу. Я чувствовал себя чёртовым доктором Луисом из «Кладбища домашних животных» Кинга.


В ту ночь я больше не спал. Я заперся на кухне и думал о случившемся. Одна фраза крутилась у меня в голове снова и снова: «То, что ты найдёшь на дне, ты должен сжечь». У меня было лишь одно объяснение произошедшему: на дне колодца лежат останки Анны, и она просит меня их сжечь, чтобы обрести покой. Вы просто представить себе не можете, как же меня пугала мысль о том, что мне придётся снова спускаться колодец и вылавливать со дна человеческие кости. Но была одна вещь, которая меня пугала ещё больше – заснуть. Тянуть нельзя, как только встанет солнце, необходимо ехать туда и сжечь кости.


Утром я позвонил на работу и взял отгул, сославшись на плохое самочувствие, и сразу же помчался на вокзал, не посмотрев даже расписание поездов. Мне повезло, нужная мне электричка отправлялась около 10 утра, поэтому после обеда я был уже на месте. Помню, как долго я стоял у ворот, не решаясь зайти на этот злополучный участок. Мне казалось, что за мной следят, приходилось постоянно оборачиваться, чтобы усмирить свою паранойю. «Если меня кто-то увидит, как мне объяснить, зачем я полез в колодец? Да и вообще…с какой стати я так уверен, что на дне действительно лежит скелет?»


Прошло минут 5, прежде чем я собрался духом и подошёл к колодцу, недалеко от которого всё ещё лежал мой телефон. Снял с плеча рюкзак, достал из него крепкую верёвку, нырятельную маску и фонарик, который, как обещал производитель, водонепроницаемый. Верёвку привязал к яблоне, которая стояла совсем рядом с колодцем, пару раз с силой дёрнул – вроде надёжно.


Я долго всматривался в колодец, пытаясь разглядеть, не поджидает ли меня под водой Анна. Волновался безумно, ладони были влажные, даже скорее мокрые, дыхание частое, ноги ватные. Сняв рубашку, аккуратно сложил её, застегнув при этом все пуговички, совсем при этом не задумываясь. Очевидно, я тянул время. Хотя в глубине души понимал, что действовать надо здесь и сейчас, иначе без света дня я точно впаду в панику и ни за что не решусь лезть вниз.


Маску повесил на локоть, фонарик зажал в зубах и обвязал вокруг себя верёвку таким образом, чтобы спускаться «дюльфером», благо колодец был довольно широкий. Я перелез бортик колодца и начал потихоньку опускаться вниз. Верёвка сразу же больно впилась в бедро и плечо, а потные руки еле её удерживали, но меня это почти не волновало, так как все мысли были заняты предстоящим погружением. Медленно, но решительно я опускался в темноту, где пахло сыростью и болотом. Спустя несколько минут у меня уже дико болели щёки из-за зажатого в зубах фонарика, тогда я обернулся, чтобы проверить, сколько мне ещё так корячиться – оказалось, мои ноги уже почти доставали до воды. Я отвязался и аккуратно прыгнул в воду, боясь наступить на кость. Вода оказалась мне по грудь, как и во сне. На минуту я замер, прислушиваясь, не стоит ли кто наверху, но слышал лишь, как колотится моё сердце. Тогда я надел маску, достал большой синий пакет для мусора из заднего кармана джинсов и сжал его в кулак. Фонарик я снова зажал зубами, но в этот раз ещё и обхватил его плотно губами, чтобы вода, а скорее чёрная, немного даже вязкая жижа, не залилась мне в рот. Я был готов к погружению.


Сделав глубокий вдох, я нырнул и с огромным сожалением осознал, что вода залилась мне в уши. Я совсем забыл взять беруши. Однако я продолжил опускаться на дно, но лёгкие уже через пару секунд горели огнём, и я как пробка вынырнул на поверхность. «Конечно, с таким пульсом только и нырять! Надо успокоиться, иначе ничего у меня не выйдет». Немного погодя сердце уже не так колотилось, пульс нормализовался, и я снова нырнул, сделав перед этим несколько быстрых глубоких вдохов-выдохов, как говорила мой тренер по плаванью, - гипервентиляцию лёгких. Как только я достиг дна, моя рука наткнулась на уже знакомый мне цилиндрический предмет. Да, на дне лежали человеческие останки.


Я очень боялся, что пропущу какую-нибудь маленькую косточку, поэтому обшарил, наверное, каждый сантиметр дна колодца. На это ушло около часа времени. По итогу мешок с костями весил кило 3 максимум, поэтому я намотал его на кулак и без особых трудностей выкарабкался наверх по верёвке. Следующий час я протирал каждую кость полотенцем и собирал хворост. Много хвороста. В сотый раз убедившись, что за мной никто не наблюдает, я кинул кости в кучу хвороста, предварительно раскрошив их камнем, посыпал солью (если бы вы меня спросили зачем, я бы вряд ли смог дать внятный ответ…наверное, в детстве пересмотрел сериал Сверхъестественное) и полил обильно бензином. Чиркнул спичкой по коробку и швырнул её в груду костей.


«Покойся с миром, Анна. Я сделал всё, что мог. Надеюсь, теперь ты оставишь меня в покое».


В костёр я закинул верёвку, мусорный пакет и мои джинсы. Я смог бы их отстирать, но надевать вряд ли захотел бы снова. Надев сменные брюки, кроссовки и рубашку, я поспешил покинуть «место преступления». Взглянув в последний раз на бушующее пламя, быстрым шагом ринулся прочь.


«Я же всё правильно сделал? Почему чувство тревоги не покидает меня?» Тысяча подобных мыслей крутилась у меня в голове, пока не показался ближайший городок, в котором я отыскал вчерашнего мужичка. Когда мы выехали, уже начало вечереть.


- Что-то ты, хлопец, зачастил в наши края, - хитро подмигивая заметил дядя Миша, заводя мотор.

- Надеюсь, больше вы меня здесь не увидите, -  произнёс я.


Мужичок казался весёлым, добродушным, да и ехать далеко, вот я и решил рассказать кусочек моей невероятный истории. Про сон и кости говорить я ему, конечно, не стал, а про то, что девушку на путях встретил, рассказал.


- Я только одного не понял, - задумчиво протянул дядя Миша, - какого чёрта ты второй раз попёрся в ту хату?


Я решил сказать лишь небольшую долю правды:


- Да я телефон там уронил, когда провожал её, вот решил вернуться за ним.

- Девчонку ту там не встретил?

- Да нет…говорю же, разыграла она меня, по ходу. Не может же она и в правду жить в заброшенке.

- М-да, странная она. А имя то хоть своё назвала тебе?

- Ну да…Анна.

- Анна, говоришь…вот те на… - тихо протянул мужичок.

- А что? Что такое?


В ответ молчание. Посмотрел я на мужичка, а он сидит, вдавившись в кресло, в руль вцепился и смотрит каменным взглядом на дорогу, будто призрака увидел.


- Дядь Миш, да не молчите же вы!

- Да ты, хлопец, не пугайся. Просто вспомнил тут одну…страшилку, - прервал молчание мужичок, - её нам в детстве рассказывали бабки…Казали, что лет 70 назад недалеко отсюда поселилась цыганка, да видели её с дитём малым, младенцем совсем, причём явно не цыганским. Завалились к ней в хату, начали разбираться, откуда дитя. Та казала, что ночью у болота нашла, мол, избавиться от дитя явно кто-то хотел, да смелости не набрался утопить. Бабы, конечно, с подозрением отнеслись к такому заявлению, в соседних деревнях пораспрашивали, не терял ли кто дитя. Но никто о пропаже не заявлял. Ну, и оставили ту цыганку в покое. Тем более заботилась она о девчонке, Аней назвала. Шли годы, к цыганке все привыкли, сдружились, да вот только девчонку не видать было, никуда с собой цыганка её не брала, а когда народ начинал речь об Анечке заводить, та будто пугалась чего-то, тему сразу переводила. А потом и вовсе стало казаться, будто цыганка домой возвращаться боится, видели, как она ночью вокруг деревни околачивается. Не понравилось это народу, решили наведаться к ней, так она грудью у ворот встала и кричит: «Не пущу, что хотите делайте со мной, не дам пройти!» Мужики её схватили, а Проня, жена Никитича, старосты деревни нашей, вбежала в дом. У цыганки истерика, начала кричать чушь какую-то, мол, нельзя девчонку освобождать, тёмное она дитя, и что если её в деревню заберут, то вместе с ней и смерть придёт. Когда цыганка увидела, что Проня выходит из дома с бледной еле живой Анькой на руках, так вообще стала умолять спрятать её от ребёнка, не подпускать её к ней. Конечно, все посчитали, что цыганка-то с катушек слетела, а Аню забрали в деревню, решили, что будет жить в доме старосты. Але ж немного времени прошло, прежде чем народ попомнил слова цыганки. Младший сын Прони, ровесник Аньки, как это бывает у детей, приревновал мать, что та слишком много внимания девчонке уделяет: кормит её за двоих, спать укладывает, даже куклу ей тряпочную сшила, а про сына забыла. Вот малый с обиды взял и кинул в печку ту куклу, к которой девчонка  привязаться успела. Анька не плакала, не дулась, на удивление Прони. Но этой же ночью произошло кое-что. Вся деревня сбежалась к хате старосты. Все глазели, как его младший сын стоит на крыше сарая и вниз смотрит взглядом стеклянным. На все мольбы матери отойти от края он никак не реагировал. Не успели взобраться на крышу, как он шагнул вперёд и полетел головой вниз. Мать не успела словить. Разбился…

- Насмерть? - испуганно прошептал я.

- Насмерть. Шею свернул…Все давай реветь, кричать, суматоху подняли…одна только Анька, как говорят, стояла в сторонке и с улыбкой наблюдала за всем этим.

- Стоп, - прервал я рассказ мужичка. – Хотите сказать, что это девчонка заставила его это сделать?

- Ну, наверное…Чёрт её знает! Многие это видели, поговаривать начали за спиной у Прони, что с девчонкой что-то не то.  Но то, что случилось дальше… В течение следующих нескольких недель народ начал замечать, что скотина у всех дохнет, как мухи. И не понятно, то ли болезнь какая, то ли хищник. И как-то ночью баба одна услышала  шум во дворе, выглянула в окно и видит, что дверь в курятник открыта, прокралась она туда и увидела…

- Девчонку?

- Ага, её самую. Все куры дохлые лежат, а Анька сидит на корточках и играется с тушкой одной из них. Баба разозлилась и как залепит пощёчину малой, что та аж наземь упала. Но девчонка плакать не стала. Молча встала и коснулась живота бабы, а та беременна была. Была…В ту же секунду она скрючилась на земле от жуткой боли. Выкидыш, - с горечью в голосе произнёс мужичок, а через пару мгновений задал скорее риторический вопрос, - похоже на совпадение?

- Нет…не думаю, - отрешённо промямлил я.

- Вот и я не думаю. Да никто не думал. Народ набожный то был, начали девчонку как огня бояться и без долгих обсуждений решили её назад на привязь цыганке отдать, да только та их даже на порог не пустила, наотрез отказалась с Аней наедине оставаться. Тогда решили, что каждый день кто-то будет приходить к цыганке, помогать за девчонкой следить. Так продолжалось долго, лет 10. Всё это время Анну держали взаперти в маленькой комнате, не говорили с ней, да она и не пыталась завести разговор. Выпускали только в баню раз в неделю. Заходили к ней в комнату только чтобы накормить, напоить, горшок ночной поменять.

- А не слишком ли жестоко? Ну, она же ребёнок, как никак, - неуверенно спросил я.

- Ага, ребёнок! Думаешь, с ней просто так никто не говорил? Да она могла человека в такую депрессию загнать, один раз до самоубийства довела бабу, которая 5 минут с ней наедине провела. Ей даже в глаза боялись смотреть. Казалось, что она может манипулировать людьми, мысли всякие внушать. Хотели даже сжечь её, как ведьму, да никто не решался. Пока не произошло одно событие...

- Что же? – нетерпеливо спросил я.

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: