-7

Почему провал с интернетом в Узбекистане лечат новыми льготами для государственных компаний?

Почему провал с интернетом в Узбекистане лечат новыми льготами для государственных компаний? Узбекистан, Ташкент, Интернет, Длиннопост

Интервью Spot.uz с генеральным директором Beeline Uzbekistan Дмитрием Шуковым о государственной монополии в сфере ИКТ и нерыночных условиях конкуренции в Узбекистане.


21 ноября стало известно, что оператор сотовой связи UMS, который на 100% принадлежит государству, получает нового владельца в лица Фонда «Цифровое доверие», а также право прямого выхода на международные сети (у его конкурентов Beeline и Ucell такого права нет).


Дмитрий Шуков:


Когда в прошлом декабре президент объявил 2018-й Годом поддержки активного предпринимательства, инновационных идей и технологий, мы в Beeline были полны надежд на технологический, а главное — регуляторный прорыв в ИКТ.


Всем уже тогда было ясно, что закон «О телекоммуникациях» от 1999 года безнадежно устарел вместе со всеми остальными нормативными актами, а инициатива главы государства казалась историческим шансом на быстрое и кардинальное улучшение законодательной базы и практики.


Увы, сегодня, год спустя, можно утверждать, что шанс этот, очевидно, упущен.


И речь даже не о странной структуре рынка, при которой два из четырех операторов мобильной связи принадлежат государству (UMS и Uzmobile — прим. Spot). Это как раз не вызывает вопросов, поскольку продиктовано стечением обстоятельств. Но то упорство, с которым регулятор из года в год наделяет государственных операторов льготами и преференциями за счет налогоплательщиков и частных операторов, вызывает искреннее недоумение.


Ни для кого не секрет, что во всем мире государственные предприятия, особенно в сфере сервиса, зачастую малоэффективны: они, при прочих равных условиях, используют больше ресурсов для достижения меньших результатов. Даже не рассуждая о том, каковы достижения того же Uzmobile за четыре года пользования беспрецедентными льготами, всё равно не получится обойти стороной вопрос: «А так ли уж необходимо было попутно еще и ущемлять успешный бизнес западного инвестора?»


Ведь только за последний год при поддержке телеком- и антимонопольного регуляторов у Beeline были изъяты в пользу конкурентов значительная часть радиочастотного спектра и более 100 млрд сумов выручки за фактическое обнуление интерконнекта. И это при том, что Beeline обслуживает наибольшее число абонентов и утилизирует частотный ресурс гораздо эффективнее.


Про многомиллиардные штрафы со стороны ГИС за якобы «спящие передатчики», которые вызвали абсолютное непонимание даже у Международного союза электросвязи, я вообще не хочу упоминать. И, разумеется, штрафы были наложены в таких колоссальных размерах не на государственных операторов, а только на частных.


При этом, нам регулярно самые разные инстанции рекомендуют наращивать инвестиции в развитие сети. И мы не отказываемся, наоборот: предлагаем решения, которые способны придать новый импульс отрасли.


Именно Beeline на протяжении, как минимум, полутора лет продвигал идею демонополизации доступа к внешнему интернет-каналу. И весть о том, что с 2020 года право выхода на международные сети будет предоставлено всем игрокам, вселила в нас новую надежду на прогресс в этом направлении.


Однако новость о безвозмездной передаче UMS Фонду «Цифровое доверие» с наделением всеми мыслимыми и немыслимыми преференциями опять вызвала, мягко говоря, чувство обеспокоенности (UMS до 1 декабря 2021 года освобождается от уплаты государственной пошлины за выдачу лицензий, платы за использование радиочастотного спектра, эксплуатационного сбора за использование радиоэлектронных средств; помимо этого, оператор получает право прямого выхода на международные сети телекоммуникаций, чего нет у других, а также многое другое — прим. Spot).


Сказано, что это сделано в целях создания условий для ускоренного развития цифровой экономики. При этом почему-то не говорится о том, что те же льготы, предоставленные Uzmobile еще четыре года назад, не привели к декларируемым результатам. Почему же предполагается, что не сработавший ранее способ на сей раз будет эффективен?


Думаю, не ошибусь, если скажу, что никогда еще в истории отечественного телекома пользователи не были настроены настолько негативно в отношении качества и скорости интернета, как в Год инновационных идей и технологий.


Это — факт, мы убеждаемся в нем ежечасно на основе заявок в наш колл-центр: люди искренне недоумевают, почему весь мир свободно пользуется сервисами YouTube и Facebook, а в Узбекистане для этого нужно установить VPN.


И нас хотят убедить в том, что всех спасет срочное предоставление антиконкурентных преимуществ компании UMS вместе с Uzmobile? И что тогда, и только тогда, к 2021 году в Узбекистане вдруг сформируется цифровая экономика?


Могу сказать с очевидной долей скепсиса: не сформируется. Хотя бы потому, что диджитал-экосистема рождается исключительно в условиях рынка и жесткой конкуренции, а не в тепличных условиях для госкомпаний. Льготы для госпредприятий — вообще плохой звоночек для зарубежных инвесторов, а уж когда они предоставляются за счет частного сектора — это явный deal breaker для международного капитала.


Ведь за освобождением UMS от платы за неэффективно используемый им радиочастотный спектр почти наверняка последует резкое повышение аналогичного платежа для частных операторов — не должен же госбюджет пострадать. Но парадокс в том, что именно бюджет так или иначе понесет огромные потери от новых упущенных лет технологического развития — до тех пор, пока не наступит осознание того, что ИКТ развивается только в рыночных условиях. И главный бенефициар развитого сектора ИКТ — это абонент и экономика в целом.


Рассчитываю ли я на то, что решение по льготам для госкомпаний будет отменено? Нет.


Но мы всё еще надеемся, что Beeline также будет предоставлено право прямого выхода на международные сети телекоммуникаций. Пусть без прочих льгот — нам они не нужны, поскольку мы привыкли работать эффективно и никаких льгот никогда не получали.


Но равные условия по доступу к внешним каналам нужны нам для улучшения качества жизни наших абонентов. Тех самых 9,5 млн граждан республики, которые доверяют свою связь Beeline.

Дубликаты не найдены

+2

От Билайна хорошего не услышишь.

Они сильно злы на власти Узбектелеком за "Отжим - по их версии", частот, которые они в своё время вместе с МТС (до того как МТС проворовался) прихватизировали.

Ранее, в незапамятные времена, когда тянулся оптоволоконный кабель из РУз в "мир интернета" через Казахстан, там творилась всякая дичь, типа саботажа.

Да, Узбекистан не сделал того, что сделал Таджикистан или Китай (внутренний "нэт" (не помню термин)). Казахи дважды рвали кабель.

Статистику видел, в крупных городах ещё есть конкуренция, но в областях Узтелеком монополист.

+2

Да, в узбекистоне полный пиздец со связью

0

Да нафиг это YouTube и Facebook! Зачем не работает Нормальные сайты? Pornhub например?

0
люди искренне недоумевают, почему весь мир свободно пользуется сервисами YouTube и Facebook, а в Узбекистане для этого нужно установить VPN.

Почему весь мир свободно пользуется Linkedin, а в России для этого нужно установить VPN?

И это несмотря на то, что выход на международные сети в России не монополизирован?

раскрыть ветку 2
+3

У вас Роскомпозор действует, а у нас эти блокировки даже не анонсируются на государственном уровне. Сайты просто перестают работать и ни один провайдер не может дать внятного объяснения - почему?

раскрыть ветку 1
0
Некоторые мысли есть на эту тему, как у бывшего гражданина РУз. Мне кажется, что весь трафик попросту фильтруется через органы, а аппаратура не позволяет делать это быстро, поэтому и скорость интернета хуже дохлой клячи. Не сторонник всяких теорий заговора, но у меня другой версии нет :) З.Ы. ведь не могу в Узбекистане просто так взять и поставить тарелку под интернет, если не прав, извиняюсь.
Похожие посты
Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: