Найдены дубликаты

+102
Иллюстрация к комментарию
+290

"Женюсь на шейхе и уеду жить в славный город Багдад" - ожидание и реальность

Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 7
+111

так-то "выйду замуж!"

раскрыть ветку 3
+111

у каждого свои недостатки

+22
Под мешком не видно, так что там может быть и "муж"
+6
Шейха - она, всё верно!
+50
Вернувшись на родину с ребенком
+1
Арабская ночь! Шахиды горят!
раскрыть ветку 1
0
Но это же про евреев...шахиды лучше взрываются
+72

Хохохо! Черепа для Трона Черепов!

Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 4
+8

Кровь богу принцессе крови!

+4

Неважный трон черепов, черепов там и нет почти.

+1

мне кажется этой раскраске очень подошел бы антураж из клипа раммов sonne

0

Ей пива не хватает, и будет как в Старкрафте: "Что может быть лучше, чем хлебнуть холодного пивка на куче обугленных вражеских трупов"

+53
Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 1
+2
Блин, какая офигенная переделка. Прямо все в тему. Респект.
+104

Спасибо за вдохновение

Иллюстрация к комментарию
Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 5
+36

Ты бы ещё консервных банок насобирал...

раскрыть ветку 4
+1

Так, что-то я либо туплю под конец рабочей недели то ли не знаком с отсылкой. Кэп, выручай.

раскрыть ветку 3
+572
Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 8
+172

Сорян, но как по-другому предпоследнюю надо было раскрасить?

раскрыть ветку 6
+80
Как минимум юбка по задумке была непрозрачной)
+150

Например без садо-мазо атрибутики

раскрыть ветку 2
+6
Ага... И последнюю ! )))
+2

а по-моему великолепно

+6
Господи, бля... Это прекрасно
+17

Порвало с Ви гат Чарли ол ова :)) до слез сука

раскрыть ветку 12
+45

Вьетнамские флешбеки каждый день

Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 2
0

С пиздюками эта картинка угарнее)

раскрыть ветку 1
+3

Чарли это они так гуков называли? Оо почему?

раскрыть ветку 8
+52
Национальный фронт освобождения Южного Вьетнама - он же Вьетконг (от "вьетнам конг шан" — "вьетнамский коммунист"), в английском варианте "Viet Cong" сокращенно выглядит как VC, что в американском военном фонетическом алфавите соответствует "Victor Charlie", что зачастую срезали до просто "Charlie". И хоть Вьетконг был лишь одной из воинственных к амуриканцам сторон, по итогу какое-то время спустя без разбора всех враждебных вьетнамцев стали звать "Чарли", ибо хуйли разбираться в тонкостях политической организации, когда ОНИ НА ДЕРЕВЬЯХ ДЖОННИ
Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 7
+108
раскрыть ветку 19
+90
"Пиноккио, выдыхай!"
+75
раскрыть ветку 4
+20
Откуда?
раскрыть ветку 2
+11
+32

он чё, ебобо? сигары не вдыхают

раскрыть ветку 10
-1

Мне кажется курить можно как нравится. Я, лично, курил взатяг и ничего ужасного со мной не произошло.

раскрыть ветку 5
-1
А зачем их тогда курят?)
раскрыть ветку 2
0

Можно, ток никотина очень много.

+14

Выдыхай, выдыхай, бобёр

Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 1
+6
Я забыл, как дышать!!
+28
В школе все тетради так разрисовывал, учителям не нравилось, но одноклассники были в восторге.
+48
Иллюстрация к комментарию
Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 1
0

"All my friends are heathens take it slow" 😆

+48
Раскраски.
раскрыть ветку 1
+1

Для взрослых

+11
+29

Я живу в разъебанном поселке...

Иллюстрация к комментарию
+8
Что это у пня такое розовое с венами?
Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 4
0

Возможно, нога. Вроде как с копытом.

раскрыть ветку 2
0
Чет не похоже на ногу, меня тоже этот вопрос мучает...
раскрыть ветку 1
-2

Это...это...Dildo???

+17

Чем разукрашено, интересно?

Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 3
+34

Фотошопом

+26

нейронной сетью

0

у него же трусы есть

+5

У меня дяди, когда были студентами и жили у нас, подвергались пыткам - "нарисуй что-нибудь." Принцесс я не просила, а вот всякие демоны, страшные русалки и прочая нечисть меня устраивала))

+4

Из первой можно было прям сцену "Hold the door" из Game of Thrones сделать )

+4

"шиииикааарно..."

+2
И тут тоже эта сова
+8

Старею, что ли... Как-то неприятно стало от рисунков

раскрыть ветку 1
0
Взрослеешь)
+2
Кому-то пора к психологу..
раскрыть ветку 1
-2

Никому настолько не нужно к психологу, как психологу. Особенно с такими картинками!

+3

Есть подозрение, что взрослые как раз ни при чем...

+1
Комментарий удален. Причина: данный аккаунт был удалён
раскрыть ветку 2
-2

Выкладывай!

раскрыть ветку 1
+1
Комментарий удален. Причина: данный аккаунт был удалён
0
У взрослых лучше получается 😙😅🤣
0
Не понял последний
0

Нужен кэп: в чем прикол русалочки?

раскрыть ветку 1
-1

Для тебя я перевёл заголовок. Прямо в посте.

0

ты охуенен! раскрашивай ещё!

раскрыть ветку 1
-2

Это разные авторы. Reddit в тегах не смущает?

0
Гуф умер.
0
У Ариель похоже ихтиоз
0
Ребят, а что у совы в книге написано, в предпоследней картинке?
раскрыть ветку 2
+9
На будущее: Яндекс -> поиск по картинкам -> ищите фото в высоком разрешении.
Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 1
+1
а что это такое из под пня торчит? хм...
0
А есть вариант от лица детей?) мне кажется там не хуже будет.
раскрыть ветку 1
-2

Просто сделай это! Нужны дети и раскраски

-2

У кого то явно проблемы с психикой

раскрыть ветку 1
-2

Мама мы все тяжело больны...

-1

и ни одной картинки про секс(((((

раскрыть ветку 2
0

Там есть пень с членом)

-2

Правило 34: про секс их ещё больше!

0

Гурятинку подвезли...

0
Вспомнил мультики Disney)
-5
Взрослые, это травмированные дети)
-6
ДДТ так раньше назывался диихлофос, воняет так давно что уже болит нос !)
раскрыть ветку 1
-3

Нет. Гугл в помощь.

А дихлофос раньше назывался... дихлофос. Только имел другой состав, хлорпирофос и ничего кроме. Альфа-циперметрина (безопасен для людей) тогда ещё не было

ещё комментарии
0
Старо конечно ,но ностальгия.
-7
с бэмби перебор
раскрыть ветку 1
-2

То есть остальные нормальны. Ну ок

ещё комментарии
-2

БОНУС: первоисточник
https://www.reddit.com/r/coloringcorruptions/
Это пополняемый паблик, там ещё много

Похожие посты
362

Предыдущий жилец моей новой квартиры оставил руководство по выживанию. Пора положить конец этому безумию(восьмой пост Кэти)

На случай, если вы открыли пост случайно или забыли что было до этого или что-то недопоняли, вот хронология постов Кэти, которая сейчас на Реддите описывает события, происходящие с ней и её парнем Джейми и читает ответные комментарии:


Я не уверена, что хочу здесь жить дальше

(Комментарии к первому посту)

Похоже, помимо него мне понадобится что-то ещё

(Комментарии к второму посту)

Сегодня мы, наконец, встретились

(Комментарии к третьему посту)

И прошлым вечером выживание оказалось под угрозой

(Комментарии к четвёртому посту)

Всё становится непередаваемо странным

(Комментарии к пятому посту)

Вероятно, мне понадобится помощь

(Комментарии к шестому посту)

Некоторые люди слишком хороши для этого мира

(Комментарии к седьмому посту)

==== ВЫ НАХОДИТЕСЬ ЗДЕСЬ ====


За помощь с подготовкой перевода благодарим @julides и @RoseMadder, это было нелегко.


Оригинал (с) newtotownJAM (правда она крутая?)


~


Я поражённо замерла, увидев её. Она стояла, обеими руками вцепившись в садовые ножницы, с безумным выражением на лице.


Я не могла пошевелиться от шока. Лицо онемело, и боль от ожогов почти не чувствовалась. От облегчения из-за уничтожения соседей-самозванцев и радости от обретения надежного друга в лице Дерека ничего не осталось. Как и от моих кустов. Зачем она это сделала? Что я ей такого сделала?


Голова разрывалась от обилия мыслей. Я чувствовала, как внутри меня клокочет разочарование. Это место бесконечно подкидывало одну проблему за другой, и на каждое решение находился ещё десяток новых вопросов. Однако в тот момент только один из них был действительно важен.


Откуда Пруденс узнала?


Я вспомнила о Терри и её телефонных разговорах. Мне не хотелось думать, что Терри, казавшаяся такой милой, могла бы сделать это. Но почему-то это было моей первой мыслью. Я подумала о почтальоне Яне, у меня были плохие предчувствия и на его счёт, возможно, разнося почту, он увидел Дерека, поднимающегося по лестнице.


Я стояла, пытаясь это осознать, пока не увидела, как Пруденс рухнула на скамью, всхлипывая и обхватив голову руками. Она бросила ножницы на пол среди остатков того, что ещё недавно было моим маленьким садом.


Лестница была добра ко мне – чтобы спуститься, хватило всего 4 пролета. Я пробежала по коридору и выскочила через чёрный ход, понятия не имея, что собираюсь сказать.


– Пруденс! – Это всё, на что мне хватило фантазии. Отлично, Кэт.


Она резко выпрямилась, а затем повернулась и вскочила на ноги с прытью, неожиданной для её возраста.


– Ах ты злая, глупая девчонка! Ты хоть понимаешь, что натворила?! – закричала она. Гнев сделал её мимику невероятно яростной – всё лицо будто пульсировало, как вены разъярённого тяжелоатлета.


– Я?! Ты думаешь, что это я злая?! Ты оставила эту сраную записку чёрт знает где, не удосужилась написать то, что мне необходимо знать, и позволила убить моего парня! И то, что ты делаешь со своей собственной... – закричала я в ответ, слёзы покатились по моим щекам ещё до того, как она прервала меня.


– Не смей говорить о ней! – Её голос надломился, и она снова будто лишилась сил, на этот раз упав на колени. Ветки и листья прилипли к подолу её платья.


Я понятия не имела, что с этим делать. Поэтому опустилась на пол рядом с ней. Я знала, что это плохая идея, что этой женщине нельзя доверять. Я ничего не забыла, но вид пожилой дамы, рыдающей на цементном полу, заставлял меня чувствовать себя ужасно.


– Откуда вы знаете про сад? – Я решила сменить подход, стараясь сохранять спокойствие.


Она молча сунула мне в руку скомканный листок бумаги, не поднимая глаз.


“Дорогая Пруденс!

Я не мог жить, зная, что натворил.

Я не должен был говорить тебе ни слова об этом.

Последние двое не станут сильнее, она никогда не принадлежала им. Но я должен положить конец её страданиям.

Прости.

Дерек”


Я сразу поняла, что он сделал. Лайла, или то, что от неё осталось, исчезло навеки. Из всех тварей остались только двое убийц Джейми из лифта. Вот чем занимался Дерек те несколько часов, что я провела, забывшись во сне.


– Это твоя вина, – прошипела она. – Она была всей моей семьей, и теперь она погибла из-за тебя.


Её слова очень ранили меня. Я пыталась что-то сказать, но меня трясло от напряжения. Я всегда избегала конфликтов и сейчас чувствовала, что теряю контроль.


– К..как вы можете так говорить! Я видела... её запертой в крошечной клетке, Вы кормили её собачьим кормом и всякой падалью! Ваша семья погибла в лифте. Совсем как мой Джейми. – Я еле могла говорить, но не собиралась позволять Пруденс Хеммингс переложить вину за её решения на меня. Лайле лучше было умереть, чем быть тем, во что она превратилась, как бы ужасно это ни звучало.


– Что с твоим лицом? – прорычала Пруденс. – Он отвёл тебя на девятый этаж? Это он виноват в том, что случилось с Лайлой, а не я! А теперь он изуродовал и тебя! – Она всё ставила с ног на голову. Но стоило ей напомнить о моем лице, как оно начало пульсировать жгучей болью. Мне срочно надо было к врачу.


– Он тут ни при чём! Вы выбили его из колеи, и он сделал это с ней из-за вас! Вы же сами говорили. – Я отчаянно пыталась защитить Дерека, но в глубине души не могла игнорировать то, что он сделал с девочкой. Лайла была невинным маленьким ребенком, который не заслуживал наказания за ошибки Прю. Как же всё было запутано...


– Я так скорбела! И вот она вернулась ко мне! Потом я потеряла Берни, а потом и свой дом, и вот теперь мне снова приходится горевать о ней! – Пруденс причитала, продолжая рыдать, но уже не так отчаянно. Я оглядела хаос, который она сотворила, дом, в котором умер мой парень, и закатила глаза от её невероятной эгоистичности. Она продолжила:


– Позволь я расскажу тебе о Лайле. Она была красивой маленькой девочкой. Я уже упоминала, что у меня есть ещё двое детей. У меня были внуки от них, но ещё за два года до происшествия с Лайлой никто из старших со мной не общался.


Лайла была моей первой возможностью познакомиться с одним из внуков. Берни тоже обожал её, всегда читал ей сказки и тайком угощал конфетами.


Я раз за разом умоляла сына позволить ей остаться на пару дней. Мои дети выросли абсолютно неблагодарными. Они хотели легкой жизни и до сих пор на меня в обиде. Я дала им хорошее, строгое воспитание, но они этого не ценили. Они говорили, что я была жестокой матерью, – фыркнула Пруденс. – Только с отцом Лайлы мы ещё общались, но наши отношения не были и близко отношениями любящих матери и сына. Малютка была моим вторым шансом.


То, что он согласился, было просто невероятно. Меня ещё больше потрясло то, что он смог убедить жену. Эта чёртова шлюха никогда не любила меня, хотя я её тоже не переносила.


После всего случившегося они вычеркнули меня из своей жизни, и с тех пор я ни разу их не видела. У них прибавилось детей, которых я никогда не увижу. Я прекрасно понимала, что больше ни один из моих детей не хочет меня знать. Поэтому, когда Дерек обмолвился о возможном решении, ухватилась за него.


Я была не совсем искренна в нашем первом разговоре. Я сказала, что не хотела такого исхода, но была в отчаянии. Вот только никогда и не существовало способа вернуть её в целости и сохранности. Дерек объяснял мне, кем она станет. Он изначально пытался отговорить меня от любых попыток вернуть её. Так что я точно знала, во что ввязываюсь.


Но мысль, что моя прекрасная маленькая Лайла будет вечно нуждаться в своей бабуле, манила меня. Наверное, мне было слишком стыдно признаться в этом раньше. Но почему я вообще должна этого стыдиться?!


Ссора с Дереком случилась уже после её возвращения, когда он попытался убить её в первый раз. Он молол ту же чушь, что в этой записке. Но что за монстр пожелает убить маленькую девочку? Вот почему я разнесла тогда его сад. Он сказал, что был раздавлен новостью о строительстве здания по соседству, что не должен был говорить мне, как её можно вернуть, что это вообще возможно. Говорил, что она должна умереть. Мне пришлось скрывать её, пока не пришли бульдозеры.


Когда он наконец исчез, я приготовилась провести с ней всю оставшуюся жизнь.

Берни возненавидел меня. Поэтому я жила только ради неё. Я полюбила то, чем она стала.


Мне стало дурно. Рассказ Пруденс всколыхнул во мне все переживания о Джейми, о которых я старалась не думать. У меня не было времени горевать до этого момента, и я ужасно по нему скучала. Моя прежняя жизнь и мысли о будущем были бесконечно далеки, будто случились не со мной.


Я с облегчением встретила новость о том, что Дерек не обманул Пруденс и даже не собирался создавать крысо-Лайлу. Он действительно был хорошим человеком.


– Но разве это жизнь? Вы жили ради неё, но она не жила по-настоящему. Как может здравомыслящий человек так поступить со своей собственной плотью и кровью? – возразила я.


– О, ты даже не представляешь о чём говоришь. Это место может заставить тебя делать иррациональные вещи! Но у неё была своя жизнь! У неё была я! Это всё, что ей было нужно. – Она, конечно, была права насчет здания и иррациональных действий, боль, всё сильнее разгорающаяся на моем лице, была достаточным тому подтверждением. Но я всё ещё не сомневалась, что она превращалась в доктора Франкенштейна, когда дело касалось крысо-Лайлы.


Она больше не плакала. Ярость опять овладела ею. Я пыталась объяснить ей, что в том существе не осталось ничего от ребенка, которого она знала и любила, но она, казалось, была больше привязана к твари, заменившей ей потерю.


Каждый рациональный аргумент, который я приводила, она встречала всё более громким криком. Чем дальше мы заходили, тем менее адекватной она становилась. Спор ни к чему не приводил, мы топтались на месте, казалось, целую вечность.


Через некоторое время я заметила, что она понемногу приближается ко мне. Несмотря на изможденный и хрупкий вид, Пруденс выглядела пугающе. Она была явно не в себе.


Я её уже почти не слушала. Слишком много всего произошло, я была ошарашена, в голове без конца роились мысли, а сил на то, чтобы вникать в её разглагольствования, не осталось. Я сделала несколько шагов назад, увеличивая расстояние между нами.


Вопли Прю привлекли много внимания, и я видела краем глаза, как в окнах появляются лица соседей, наблюдающих за стычкой снаружи. Солнце заливало дворик, и я с трудом могла разглядеть их, но, быстро окинув взглядом ряды окон, я увидела Эдди и Элли, машущих мне из окна.


Они отчаянно жестикулировали и зачем-то указывали на меня пальцами, я помахала им в ответ и попыталась жестами показать, что всё в порядке, но они всё продолжали тыкать пальцами в стекло… на что они показывали?


И тут я услышала, как садовые ножницы скребут по земле. Пруденс подняла их и двинулась ко мне.


– Ах ты маленькая, невежественная сучка! Ты даже не слушаешь. Ты не заслуживаешь моего дома! Ты убила её! – взревела она.


Близнецы пытались меня предупредить. Я не должна была спускать с неё глаз.


К счастью, на этот раз я не замерла на месте, как в первый раз, когда увидела её в саду. Мой инстинкт “бей или беги” сработал на все сто, и я побежала так, как никогда ещё не бегала в жизни. Я ворвалась обратно в здание и услышала, как соседи на нижнем этаже запирают свои двери в симфонии щелчков засовов.


Я не могла их винить. Пруденс была не так уж далеко от меня, и, будь у меня выбор, я не хотела бы связываться с ней в её нынешнем состоянии. Но это не помешало мне колотить в их двери, умоляя вызвать полицию, хотя что-то подсказывало мне, что в этом здании такого не произойдет. Я побежала вверх по лестнице, а она преследовала меня по пятам.


На втором этаже большинство дверей были заперты, но некоторые жильцы вышли из своих квартир, вооружённые кто чем. Даже сейчас я не могла не восхититься здешней сплоченностью.


Я пробежала ещё один пролет, который превратился в два, но всё же добралась до третего этажа, а затем рванула в конец коридора и постучала в дверь Терри.


Мое сердце бешено колотилось, но когда я обернулась, Прю нигде не было видно. Я надеялась, что люди, вышедшие на второй этаж, остановили её, но что-то было не так. Я не слышала никакого шума. Это точно был ещё не конец.


Эдди и Элли крепко обняли меня, а Терри быстро закрыла за мной дверь. Я рассказала ей о том, что произошло. Она не могла поверить, что Прю на такое способна. Оказалось, о Лайле никто не знал.


Первый час я не находила себе места. Но Прю не появлялась. Терри помогла мне промыть ожоги и наложила на них холодный компресс. Она предложила отвезти меня в больницу, но сейчас я не могла об этом думать.


Я была слишком потрясена тем, что только что произошло. Я даже не представляла, как смогу объяснить, где получила такие травмы. К тому же я всё ещё не сообщила о пропаже Джейми. Его семья пока не оставляла сообщений, и с работы уже перестали беспокоить, но зато начали звонить его друзья. Они преследовали меня без остановки, но я отмалчивалась: я была так занята всем этим хаосом вокруг, что никак не могла придумать правдоподобную ложь.


С тех пор, как я переехала, прошла уже неделя и скоро люди поймут, что что-то здесь нечисто. Мои разговоры с семьей были короткими, и я настаивала, чтобы они не навещали нас, пока мы “не распакуем вещи и не устроимся”.


Вдобавок к кровожадной старушке и неисчислимому количеству ненормальных проблем, реальные проблемы обычного мира подбирались ко мне.


Я провела с Терри несколько часов, мы пили чай и говорили обо всём. Начало темнеть, и Эдди с Элли пришли в гостиную, наигравшись в своей комнате. Большие карие щенячьи глаза снова сменились чёрными провалами, и их когти заострились сегодня, казалось, ещё больше, но для меня они всё ещё были очаровательными малышами.


Их превращение напомнило мне, насколько уже поздно. Пора было возвращаться домой. Мне нужно было решить, что делать дальше и как выпутаться из этой кучи проблем. Я не могла продолжать сажать кусты. Нужно было разобраться с этим самой.


Я побрела вверх по лестнице, она добавила несколько пролетов, но ничего криминального. На пятом этаже я вежливо кивнула застрявшему там человеку и продолжила подниматься. Мне стало интересно, получил ли он уже письмо от комитета с выражением беспокойства. Кажется, он был немного встревожен.


Когда я добралась до своего этажа, то услышала, как мистер Прентис снова издает нечеловеческие звуки. Я улыбнулась, и боль пронзила мое лицо. После всего этого безумия я начинала находить безобидные ужасы этого здания странно успокаивающими.


Я добралась до своей квартиры и повернула ключ в двери, зашла и была готова уже запереть её на засов.


Что-то было не так. Я почувствовала это сразу, как только вошла. В квартире царил хаос, и в этом не было ничего такого, ведь мы переехали всего неделю назад, а я была слишком занята, чтобы распаковывать вещи. Но всё было не на своих местах, беспорядок был не таким, каким я его оставила перед уходом.


Затем она не спеша вышла из моей кухни. Пруденс Хеммингс. На этот раз она держала в левой руке большой разделочный нож, приготовившись к нападению. Она ухмыльнулась и подняла правую руку, позвякивая связкой ключей от моей квартиры.


Я резко развернулась, чтобы открыть дверь, но она подлетела сзади, схватила меня, прежде чем я успела повернуть ручку, и приставила нож к моему горлу.


– Я убью тебя за то, что ты сделала. – прошептала она мне на ухо.


Не раздумывая ни секунды, я размахнулась и изо всех сил откинула голову назад. С трудом верилось, что это сработало, но Пруденс выронила нож и схватилась за лицо, кровь струилась у неё между пальцев. Должно быть, я сломала ей нос.


Я потянулась подобрать нож, но она была ближе и сделала то же самое. У меня не было другого выбора, кроме как бежать. Я схватилась за ручку двери и даже повернула её, когда она попыталась ударить меня ножом первый раз. Я уже почти вышла из квартиры, но она оказалась достаточно близко, чтобы дотянуться до меня, и я почувствовала, как нож вонзился мне в бок.


Боль была невыносимой, но я не остановилась. Жуткие звуки из квартиры мистера Прентиса эхом гуляли по коридору. Это навело меня на мысль.


Я побежала к его двери, Пруденс не отставала и отчаянно колола меня ножом. Кровь фонтаном хлестала из её носа. Часть её смешалась с моей. Когда я остановилась перед квартирой 48, каждая клеточка моего тела вопила от боли, и я чувствовала, что начинаю терять сознание, я потеряла так много крови.


Я до последнего вздоха была готова пытаться покончить с Прю. Поэтому, на одном адреналине, я колотила в дверь 48-й квартиры и кричала:


– Мистер Прентис, не могли бы вы мне помочь!


Я действовала наудачу, понятия не имела, что произойдёт, но обязана была попробовать.


Она перестала колоть меня, ей нравилось смотреть, как я медленно истекаю кровью.


Я была невероятно слаба и почти теряла сознание, но тут услышала тяжёлый лязг открывающихся засовов квартиры 48. Всё расплывалось, но я видела, как что-то огромное, похожее на помесь быка и волка, выскочило из квартиры и затоптало старую ведьму насмерть.


Я услышала, как хрустнули её кости, и отключилась.


Я очнулась в больнице через сутки. Мои родители были там, как и полиция. Они сказали, что меня нашли на тротуаре около здания, а моя сумочка пропала. В полицию позвонил один из соседей, наблюдавший ограбление из окна.


Мне сказали, что этот человек видел, как двое мужчин подошли ко мне и Джейми и напали на нас. Они плеснули что-то мне в лицо, а когда Джейми попытался защититься, запихнули моего парня в машину, которую полиция безуспешно искала. Он официально считался пропавшим без вести.


Я была сбита с толку, но благодарна, что исчезновение Джейми теперь не свалить на меня. Я согласилась с этой версией и сделала вид, что он бросил работу, чтобы насладиться нашей первой неделей совместной жизни.


Прю ударила меня ножом 4 раза, но, к счастью, жизненно важные органы были не задеты. Я потеряла много крови, но всё будет хорошо. Все раны были поверхностными. Врачи предположили, что во время ограбления я получила химические ожоги.


Полиция обещала держать нас в курсе, но они до сих пор не смогли найти машину. И никогда не найдут. Хотела бы я, чтобы легенда, которую рассказали полиции, была правдой – это оставляло хоть какую-то надежду для Джейми.


Мои родители не хотели, чтобы я возвращалась в квартиру после того, что случилось. Они считали, что меня занесло в опасный район, чему я была живым доказательством. Они предложили собрать и перевезти мои вещи. Но я отказалась. Сказала, что мне нужно время, чтобы в себе разобраться, и они не могут заставить меня просто съехать.


Меня выписали из больницы через два дня после того, как я пришла в себя. Странное чувство овладело мной, когда я добралась до квартиры. Я была дома. Несмотря ни на что, что-то в этом месте притягивало меня.


Я поднялась на лифте в первый раз после смерти Джейми. Я была слишком слаба, чтобы одолеть столько ступенек, и не была уверена, что лестница не подкинет мне пару лишних пролетов. Я улыбнулась отсутствию кнопки 9 и поморщилась при мысли о крысо-людях.


Выйдя в коридор, я увидела мистера Прентиса, который шёл с газетой и молоком в пакете. Он повернулся ко мне и улыбнулся.


– Не был уверен, что ты вернешься. Приятно видеть тебя в здравии. – Он вёл светскую беседу, как будто это не он буквально затоптал женщину до смерти пару дней назад. Это так сбивало с толку, что я начала задаваться вопросом: может, мне действительно приснилась записка и то, что произошло с тех пор. Но следующая его фраза подтвердила, что всё было реально.


– Мне никогда не нравилась эта женщина. Но у тебя есть настоящий друг в лице дамы снизу. – Он подмигнул мне и повернул ключ в своей двери.


Я зашла к себе и села на потрепанный диван. Я чувствовала себя опустошенной, но и свободной. С исчезновением Прю и самозваных соседей единственной оставшейся угрозой были существа в лифте, а они представляли опасность только между 1:11 и 3:33.


Может быть, я смогу начать жить в этом месте почти нормальной жизнью.


Терри постучала в дверь. Она пришла занести мне сумочку, которую я забыла у неё перед тем, как Прю напала на меня с ножом. Мистер Прентис был прав, она была хорошим другом.


Я поблагодарила её за то, что она сделала, и за то, что она рассказала полиции. Терри сказала, что нашла меня и Прю на полу, когда шла вернуть мне сумочку. Счастье, что она успела вовремя.


Я спросила, что случилось с телом Прю, и она просто указала в направлении квартиры 48.


– Он его съел.


С тех прошло уже несколько дней, и я решила остаться. Я не могу представить, как жить обычной жизнью после всего пережитого, и очень привязалась к некоторым странностям этого здания.


Вместе с близнецами мы ещё раз попробовали восстановить сад. Я порвала несколько швов, но Дерек так и не пришел. Думаю, он ушёл навсегда.


Я готова полностью принять здешнюю жизнь. Последние несколько дней были тяжёлыми, но теперь настало время перевести дух. А вместе с ним пришло время скорбеть, и я ужасно горевала о Джейми.


Это подводит меня к последнему, что я должна вам рассказать.


Прошлой ночью я лежала в постели, терзаемая мыслями о Прю и обо всём, что случилось, но я никак не могла выкинуть из головы, какой счастливой она стала, вернув Лайлу. Я не могла думать ни о чём другом. Я знаю, что вы все просили меня не делать этого, но я сделала. Я повторила ритуал.


Я ещё не поймала его, но слышала, как он скребётся. Джейми вернулся.

Показать полностью
609

Этот малыш постоянно вылазил из своей кровати, чтобы спать вместе с псом на его подстилке

Перевод в комментариях (пост не разрешил вставить его позже, слишком много букав)).

Отсюда - https://redd.it/iwvmxw

546

Предыдущий жилец моей новой квартиры оставил руководство по выживанию. Некоторые люди слишком хороши для этого мира (седьмой пост Кэти)

Для тех, кто только что присоединился или что-то позабыл, вот хронология постов Кэти, которая сейчас на Реддите описывает происходящее с ней и её парнем Джейми и читает ответные комментарии:


Я не уверена, что хочу здесь жить дальше

(Комментарии к первому посту)

Похоже, помимо него мне понадобится что-то ещё

(Комментарии к второму посту)

Сегодня мы, наконец, встретились

(Комментарии к третьему посту)

И прошлым вечером выживание оказалось под угрозой

(Комментарии к четвёртому посту)

Всё становится непередаваемо странным

(Комментарии к пятому посту)

Вероятно, мне понадобится помощь

(Комментарии к шестому посту)

===== ВЫ НАХОДИТЕСЬ ЗДЕСЬ =====


За подготовку перевода благодарим @julides и @RoseMadder


Оригинал ©  newtotownJAM


~


Какое-то время я сидела молча, потрясённая тем, что мой план сработал. Всё получилось слишком уж легко. Но вот он здесь.


У Дерека было доброе лицо, а морщинки вокруг глаз и на щеках делали его только мягче. Седые волосы, выбившиеся из-под плоской кепки, серебрились в свете луны.


– Вы засадили чудесный маленький уголок. Я могу присмотреть за ним, если хотите, я ухаживал за местным садом раньше, – сказал он, нарушая молчание, возникшее после его первых слов.


– Я знаю, кто вы. Нам нужна Ваша помощь.– Это было всё, что я могла выдавить из себя, настолько сильно навалились на меня усталость и умственное истощение от всего пережитого.


Но появление садовника было сродни завершению тяжёлого рабочего дня в школе. Я почувствовала, что снова могу хоть немного расслабиться.


– Как тебя зовут, дорогая? – спросил он.


– Кэт. Я переехала в квартиру 42. – Его лицо просияло, стоило мне назвать номер квартиры.


– Пруденс уехала?


– Уехала. Но это место – чистый хаос. Здесь творится чёрт знает что, и жители не могут нормально существовать, – ответила я.


Мы проговорили, казалось, несколько часов. Во дворике, окружённые только лунным светом. Он сказал мне, что раньше считал здание частью сада, местом, которое он должен содержать, а жильцов – своими подопечными, как растения, за которыми он ухаживал.


Я перечислила всё, что случилось со мной с момента переезда. Рассказывая о смерти Джейми, я не смогла удержаться от рыданий. Дерек обнимал меня, плачущую навзрыд, и в его объятиях я чувствовала себя в безопасности. Я уже и забыла, как это, с тех пор, как получила записку Прю.


Он не перебивал, просто слушал.


Я пожаловалась ему на Наталью и сектантов, на ужасы, которые они творили. Он был практически раздавлен, когда услышал, что они воспользовались наивностью Эдди и Элли, чтобы получить приглашение. Он ушел ещё до их рождения, но помнил Терри милым ребёнком и был рад, когда я рассказала, какой милой взрослой она стала.


Меня немного обнадёжило то, что мои слова о секретном способе убийства самозванцев, который знала одна Пруденс, были встречены им скептически.


Дерек выслушал меня, почти ничего не говоря. Когда я закончила, он встал и пригласил меня следовать за ним. Я был сбита с толку, но сделала, как мне было сказано.


Он проводил меня до входа в лифт. Я тут же вскинула руку с часами. Мы пробыли снаружи довольно долго, и от мысли, что там внутри могут уже хозяйничать эти твари, сердце выпрыгивало из груди.


– Ты в безопасности. Сейчас 0:32 ночи, нет никакой необходимости беспокоиться или смотреть на часы, – сказал он и нажал кнопку вызова лифта. Несмотря на его уверения, мне всё равно не хватало воздуха.


Казалось, прошла вечность, прежде чем лифт наконец лязгнул, достигнув нижнего этажа. Пока двери открывались, я вся тряслась от ужаса. Не знаю, что я ожидала увидеть внутри, ведь сейчас опасности не было, но каждый раз при взгляде на лифт я представляла себе мёртвое, изломанное тело Джейми.


– Зайди,– сказал он.


– Я не могу. Пожалуйста, не заставляйте меня, – умоляла я его...


– Я не позволю, чтобы с тобой что-нибудь случилось. Но тебе нужно кое-что увидеть. – Его глаза были абсолютно искренними. Ещё ни разу я сполна не доверялась кому-то так быстро, но каждая клеточка моего существа знала, что этот человек был хорошим до мозга костей.


Я вошла в лифт.


Дерек встал позади меня, успокаивающе положив руку мне на плечо, пока я пыталась справиться с собой. Он мягко повернул меня лицом к панели управления лифтом.


– Скажи, видишь ли ты, что не так с этой панелью? – загадочно спросил он.


Я всмотрелась в ряды кнопок. Пробежалась по всем цифрам и пересчитала их. Я не видела ничего странного. Старалась найти хоть что-то, правда старалась, но всё казалось абсолютно нормальным. Там было всё, что вы ожидали бы увидеть, и ничего больше. Я покачала головой, с трудом приходя в себя.


– Не могла бы ты нажать на девятый этаж? – попросил он, слегка улыбнувшись.


Я повернулась, чтобы нажать кнопку, но девятого этажа не существовало. Я так растерялась, ведь буквально только что проверила цифры. Она была здесь! Должно быть, Дерек заставил её исчезнуть. Но панель была ровно такой же, как минуту назад. Не знаю, как это объяснить, просто, глядя на панель, я поклялась бы чем угодно, что с ней всё в порядке, даже зная, что 9 этажа не существует. Дерек видел, как я растеряна. Видимо, здание снова начало играть со мной.


Он вывел меня из лифта и усадил на нижнюю ступеньку лестницы. А потом, наконец, заговорил:


– Это здание похоже на живой организм. Оно может запечатывать некоторые места и открывать другие, которые вы и представить себе не могли. Когда эти нелюди сожгли целый этаж, я был опустошён.


В тех квартирах жили замечательные люди, как обычные, так и необычные. Но жестокость этих чудовищ была беспредельной. Целые семьи сгорели заживо. Эта трагедия безумно меня разозлила.


Я винил себя в этом. Я мог предсказывать намерения некоторых особо коварных жильцов и вовремя приходить на помощь. Но эти люди не имели никакого отношения к зданию. Я не мог видеть, что они задумали, и не мог их остановить.


В этот момент я заметила, что между нами примостилась одна из бесшёрстных кошек. Дерек взглянул на неё со слезами на глазах, погладил её, и она забралась к нему на колени.Её кожа совсем не обжигала пальцы Дерека. Он продолжил:


– Когда это случилось, здание защитило себя и перекрыло весь этаж. Это остановило распространение огня, но и удержало преступников на месте, предоставив им умереть от своих собственных рук.


Здание позволило вскрыть этаж только после того, как последний из них перестал дышать.


Прошло около недели, прежде чем эти монстры появились снова. Они шатались по этажам и просили сахар, первые несколько человек впустили их внутрь. Это было ужасное время, сгорело заживо так много жителей, что мне пришлось использовать свой сад, чтобы спрятать их останки. Вся община была в ужасе и скорбела о погибших.


Как бы я ни старался, я всё равно не мог ни предсказать их действия, ни увидеть их, поэтому решил отвести Пруденс, которая в то время казалась вполне разумной женщиной, на выжженный этаж.


Однако девятый снова был запечатан. В лифте не было кнопки, а лестница пропускала его.


Только никто этого не замечал. Это здание просто великолепно.


Я изумлённо смотрела на него, пока он рассказывал. Сложно передать, насколько я была измотана, но мой мозг работал как никогда, чтобы уложить в голове всю эту информацию. Я тоже начала гладить кошку, она обжигала мне пальцы, но я даже не вздрогнула: это успокаивало. Он продолжал:


– Я вернулся позже в тот же вечер и снова поднялся по лестнице, на этот раз один. Мои помыслы были чисты, поэтому лестница впустила меня на 9 этаж в первый раз с момента пожара.


В течении часа я привёл Пруденс. Лестница больше не пропускала 9-й этаж для меня, хотя, как я позже узнал, когда Пруденс попыталась пройти одна, ей не удалось войти.


Мы исследовали этаж, пробираясь среди остатков вещей наших мертвых друзей. И, в конце концов, наткнулись на одного из бездушных поджигателей, бродившего по коридорам. Похоже, именно там они проводят время, когда не терроризируют жителей, пытаясь навредить ещё больше.


Он был встревожен и дезориентирован, увидев на этом этаже чужака. Он слегка вздрогнул и, как будто рефлекторно, выдал эту свою речь о сахаре. Мне стало почти жаль его. Он утверждал, что пришёл из квартиры 66. За его спиной подходили остальные.


Пруденс была в ужасе, она покрылась испариной и попятилась от мужчины, но это не помогло – он медленно обжигал её. Я же не чувствовал жара. Видишь ли, странности этого дома не действуют на меня, никогда не понимал, почему. Иногда я даже знаю, как с ними справиться, как будто это заложено в мою голову. И даже здесь, в их владениях, я знал, что делать.


Я схватил мужчину и потащил его в квартиру 66, через четыре двери от того места, где мы стояли. Я втолкнул его в квартиру и стал ждать. Приближались другие поджигатели.


Мужчина пытался выйти из квартиры, у которой даже не было двери после пожара, спалившего все дотла. Но, когда он подошел к проему, что-то остановило его. Он не мог уйти, как ни старался, как ни кричал.


Пруденс схватывала на лету: она вцепилась в одну из поджигательниц, которая пыталась убить её подругу, Молли. Вспомнив номер квартиры, который та называла, она повторила мои действия, еще сильнее вспотев от жара и морщась от боли. Это снова сработало.


Пруденс хотела пойти и за остальными, но, когда они подошли ближе, я увидел, что тело её покрывается волдырями, и вытащил ее из коридора на лестницу. Мы побежали.


Она умоляла меня отвести её туда снова, твердила, что лестница ей не позволит пройти, что это слишком опасно. Жители научились не впускать их, и у нас больше не было потерь с тех пор, как мы поймали первых двух. Не пойми меня неправильно, я собирался заняться этой проблемой, но именно в то время мы впервые узнали, что совет будет строить это чудовище на месте моего сада. – Он махнул на окно, из которого виднелась часть соседнего многоэтажного дома.


– Это выбивало из колеи. А через несколько месяцев после того интуиция подвела меня: я позволил Пруденс и Молли заманить существ из лифта на 9-й этаж. Об этом я сожалею по сей день. Мне не следовало их туда провожать. Но я не знал, что она собирается сжечь их. Она не дала мне времени подумать.


Я стал рассеянным и никому больше не доверял. Вскоре после этого, я надолго пропал. А поджигатели остались и теперь измываются над вами.


Завтра я пойду туда. Я сделаю то, что должен был сделать уже давно. Мне так жаль, что тебе пришлось с этим столкнуться. И я бы с удовольствием познакомился с близнецами. Они, похоже, невероятно смелые малыши.


– Так и есть. И я хочу быть там завтра, – наконец прервала я его. – Я хочу навеки запереть Наталью.


– Я не могу этого допустить. Они нападут на нас, – сказал он твердо. Я не стала спорить, но в глубине души знала, что буду там, несмотря ни на что.


В ту ночь я ложилась спать, но голова у меня шла кругом. Интересно, где спит Дерек, и нужно ли ему вообще это делать?


На следующее утро я рано покинула квартиру, прошла мимо человека на 5-м этаже и села на ступеньках восьмого в ожидании. Я, конечно, проверила слова Дерека, и, как и ожидалось, при попытке подняться повыше сразу же попадала на 10-й этаж. Или на 11-й, в зависимости от прихоти лестницы. Так что я вернулась на восьмой этаж и стала ждать.


Дерек не сказал, в котором часу он придёт. Но я была готова ждать весь день и всю ночь, если бы пришлось. К счастью, это не понадобилось.


Дерек появился на лестнице около 11 утра. Я просидела там уже часа три, но оно того стоило. Он не особо удивился, увидев меня. Даже с мрачным выражением его лицо оставалось добрым.


– Ты не отступишься, не так ли? – Он вздохнул, и в его голосе прозвучало смирение.


– Ни за что на свете.


– Ты должна пообещать, что будешь держаться рядом. Если мы встретим ту девушку, ты сможешь сделать всё сама, но ты должна держаться рядом, – настойчиво попросил он.


Я кивнула и встала. Мы поднялись по лестнице, и первый раз за все время здесь я увидела большую пластиковую табличку с цифрой 9. Пропавший этаж.


Дверь открылась, и то, что я увидела, было похоже на портал в совершенно иной мир. Всё вокруг было чёрным. Сгоревшим до углей. Царил всепоглощающий запах гари. Здесь буквально ничего не осталось, кроме пустых оболочек жилищ и обломков того, что раньше было чьими-то памятными вещичками. Это было ужасающее зрелище.


Если вы когда-нибудь бывали на месте массового захоронения, то отчасти поймете, что я чувствовала. Тошно было думать обо всех этих бессмысленно потерянных жизнях. Но как раз думать-то времени и не было.


Наталья неслась ко мне. Буквально летела по коридору.


– Как, чёрт возьми, вы сюда попали?! – крикнула она. Её широко распахнутые глаза пылали гневом, и я сразу почувствовала жар.


Дерек схватил меня за руку, крепко сжав, и притянул к себе.


– Где ты живешь? – спросил Дерек, и я попятилась, чувствуя, как пот струится по лбу. Мне отчаянно хотелось выкрикнуть номер, но не получалось: было дико жарко, я плохо соображала.


События развивались так быстро, что я не могла вспомнить, из какой квартиры, по словам Натальи, она пришла.


– Не делай из меня дуру. Я видела, что с ними случилось. – Она указала через плечо туда, где, должно быть, раньше была квартира номер 66. Там на полу лежал человек, ещё дышащий, но выглядевший сломленным. Он просто существовал, запертый в этой комнате. Я совсем не это представила, когда услышала, что Прю может их убить. Она не убивала их, никто не может их убить.


Какой же номер называла Наталья? Я ломала голову, чувствуя, как жжет кожу на моем лице. Я вспомнила, как таяло лицо Джорджии, и сейчас это происходило со мной. Я была следующей.


А потом, когда мои волосы начали гореть и сворачиваться на кончиках, до меня дошло.


– 71! – Я крикнула так громко, как только могла. Я едва видела, как Дерек схватил её и побежал, не отпуская моей руки. Она вцепилась когтями ему в глаза, царапала лицо, кричала, требуя отпустить её. Но он не горел. Просто продолжал держать её. Подойдя к квартире 71, он сказал мне:


– Сделай это. А потом убирайся с этого этажа. – Он был резок, но рассудителен, и я не собиралась спорить.


Я толкнула изо всех сил. В её глазах не было ничего, кроме гнева, она сильно уперлась рукой в мое лицо, когда я пыталась заставить её пересечь границу квартиры 71. Я чувствовала, как моя кожа шипела и покрывалась волдырями. Всё лицо мучительно болело, но я не переставала заталкивать её внутрь.


Наблюдать, как Наталья пытается пробиться через дверь, которой не существует, было одновременно приятно и забавно. Остальные уже сбегались на шум. Я хотела задержаться, посмотреть, как она беснуется еще немного, но Дерек лишь бросил на меня взгляд, и я подчинилась. Пора было уходить.


Я пробежала по коридору и вернулась на лестничную площадку. Наверное, я задержалась дольше, чем следовало. Но я знала, что, возможно, больше никогда не попаду на 9-й этаж, и это того стоило. Я ждала Дерека на лестничной клетке. Я не могла не представить себе, как сектанты сгорали здесь заживо в первый раз.


Яростные крики, доносившиеся из коридора, заставляли меня беспокоиться о Дереке, но я знала, что на самом деле за него не нужно переживать. И вот, в конце концов, он вышел из дверей и присоединился ко мне на лестнице.


Он ничего не сказал, просто посмотрел на меня, на сильнейшие ожоги, покрывающие мое лицо.


Ему и не нужно было говорить, я знала, что проблема решена.


Мы молча спустились по лестнице в мою квартиру. Я последний раз оглянулась на девятый этаж, зная, что здание закроет его навсегда. Нам пришлось пройти на несколько этажей больше, чем нужно, чтобы добраться до седьмого. Я пригласила Дерека выпить чашечку чая. Он отказался, сказав, что хочет навестить старых друзей.


Несмотря на ожоги, я не смогла удержать улыбку: я сделала что-то полезное, помогла жителям всего здания. Я стояла у своей двери и смотрела вслед Дереку, радуясь, что в этом странном месте есть частичка настоящего добра.


Сделав всего несколько шагов по коридору, Дерек начал таять, почти как призрак в кино: с каждым шагом он становился всё более прозрачным. Я почувствовала, как мой желудок снова скрутило, прямо как перед дверями лифта. Я выбежала вслед за ним, крича его имя. Но когда добралась до середины коридора, он уже исчез. Я прошла весь коридор до окна в задней части дома и выглянула из окна в маленький бетонный дворик, в надежде увидеть его сидящим на мемориальной скамейке.


Его там не было. Вместо этого я увидела Пруденс. Кромсающую садовыми ножницами мой крошечный сад.

Показать полностью
563

Предыдущий жилец моей новой квартиры оставил руководство по выживанию. Вероятно, мне понадобится помощь (шестой пост)

Я не уверена, что хочу здесь жить дальше

(Комментарии к первой части)

Похоже, помимо него мне понадобится что-то ещё

(Комментарии к второй части)

Сегодня мы, наконец, встретились

(Комментарии к третьей части)

И прошлым вечером выживание оказалось под угрозой

(Комментарии к четвёртой части)

Всё становится непередаваемо странным

(Комментарии к пятой части)

===== ВЫ НАХОДИТЕСЬ ЗДЕСЬ =====


Огромная благодарность @julides и @RoseMadder за помощь с подготовкой перевода, запятыми и вот этим вот всем. Все части истории можно попробовать найти по тегу "Правила квартиры 42"


Я давно не уточнял, что для понимания атмосферы истории нужно помнить, что действия происходят в нашем мире, сейчас, и что Кэти описывает в постах на реддите происходящие с ней события, и читает ответные комментарии, но сейчас на это нет времени, просто читай дальше


Оригинал (с) newtotownJAM


~


Я провела утро в размышлениях обо всем, глотая одну чашку кофе за другой, лишь бы не заснуть. После ухода Яна я осталась наедине со своими мыслями, а они становились всё навязчивее.


Я думала о Наталье и секте. О детях и их ночных “шалостях”. О заседании комитета. О Джейми и том, как сильно я по нему скучаю, о Джорджии и вине, сжирающей меня заживо, и о мистере Прентисе, который наконец-то начал издавать те самые животные звуки.


Больше всего я думала о записке, найденной мною в день переезда. Как же она все поменяла. Вся моя жизнь стала другой: я осталась одна, и мой новый дом, казалось, атакует меня со всех сторон.


Я несколько раз перечитала записку, поглощая кофе. Я задумалась об арендной плате: сумма была велика для меня одной, но я кое-как могла с ней справиться. Школы в Британии пока закрыты, но как практикант, прикрепленный к школе, я всё ещё получаю небольшую зарплату в течении каникул. Арендная плата небольшая, и с подработкой на лето я могу кое-как обойтись без Джейми.


Так странно об этом говорить. Но было приятно хоть минуту побеспокоиться о чём-то обыденном. Даже если стоило бы беспокоиться о своем выживании и о всяких тварях, пытающихся меня убить.


Я не стала долго себя терзать – нужно было подготовиться к заседанию комитета. На фоне событий прошлой ночи и моего растущего недоверия к Пруденс было крайне важно привлечь соседей на свою сторону, если я хотела достичь цели и истребить соседей-самозванцев.


На доске объявлений в холле висел плакат, там говорилось, что встреча назначена на полдень в квартире 31. Я обрадовалась, увидев его, – Терри не упоминала о времени встречи, а события развивались так стремительно, что было не до уточнений. Плакат обещал чай с пирожными, и мой желудок нетерпеливо заурчал при одной мысли.Я нормально не ела уже несколько дней.


В 11:55 я вышла в коридор. Я ещё не видела столько соседей разом. Из квартиры мистера Прентиса всё ещё раздавались нечеловеческие звуки, но все проходили мимо неё как ни в чем не бывало. Было дико за этим наблюдать.


Я, как обычно, задумалась, подниматься мне по лестнице или поехать на лифте, но лестница опять победила. Находиться там, где умер Джейми, всё ещё было невыносимо, плюс, дополнительные этажи помогали поддерживать форму.


Квартира 31 принадлежала пожилой даме по имени Молли Томпсон и её мужу Эрику. Хозяйка носила прическу типичной домохозяйки из 50-х: подколотые к голове букли, выкрашенные в голубой цвет. Она очень постаралась сделать домашний Баттенбергский торт. Остальные соседи тоже принесли различную выпечку. Всё это напомнило мне школьную ярмарку.


Сама квартира была оформлена в стиле 70-х годов, бесчисленные фарфоровые статуэтки кошек теснились тут и там. Я села на пыльный пластиковый садовый стул, видимо, один из тех, что Молли хранила как раз для таких собраний. Я никогда в жизни не видела такого единения у чужих людей.


Вошла Терри с детьми – Эдди и Элли. Я улыбнулась им, приятно было видеть знакомые лица. Я заметила, что люди рассматривают меня, гадая, кто я такая. Наверное, не так уж часто у них появлялись новые соседи. Эдди подбежал ко мне, обнял и сел на шаткий садовый стул рядышком. Это было так мило. Терри улыбнулась и села по другую сторону от меня, а Элли устроилась рядом с братом. Карие щенячьи глаза вернулись. Никаких когтей.


– Я рада, что ты пришла! – сказала Терри достаточно громко, чтобы перекричать гомон толпы. – Я очень хочу, чтобы ты увидела дом с хорошей стороны. На самом деле мы не кусаемся! – Она нервно рассмеялась, осознав иронию такого заявления.


– Терри, мне нужна помощь, мы должны помешать этим людям вернуться снова и продолжить терроризировать людей. Нельзя так дальше жить. – Я хотела сразу объяснить ей мою цель, пришло время всё изменить.


– Но если ты их не впустишь, они тебя не побеспокоят. Я поговорила с детьми, они знают, что больше так делать нельзя, что эти люди опасны. – Она помолчала и вздохнула. – Хотя наша победа тогда не пошла на пользу – дети теперь думают, что неуязвимы. Они всё утро твердили мне, что собираются убить плохих людей.


Она выглядела такой безропотной. Но самозванцы действительно бежали от близнецов. Может быть, в этом что-то и было. Я знала, что их можно убить, просто пока не могла понять, как именно. Но когда эта мысль пришла мне в голову и я посмотрела на Эдди и Элли, то не смогла себе представить, что смогу рискнуть ими.


Я могла бы просто вернуться и спросить Пруденс. Но, честно говоря, я не хотела иметь с ней ничего общего. Она тревожила меня. Я сомневалась в каждом её слове.


– Да какая разница, можем ли мы держаться от них подальше. Мы не должны бесконечно жить в страхе. Твои дети не единственные в здании. – Я поняла это, осмотрев комнату.– Но держу пари, что не все дети здесь такие... особенные... как твои. Что, если другая семья сгорит заживо, потому что их дети баловались однажды вечером?


Я видела, что задела Терри за живое. Она смотрела на меня остекленевшими глазами, как будто была готова расплакаться.


– Ты совершенно права. Молли – председатель комитета, и она немного требовательная, но ты можешь поднять эту тему в разделе “Прочие вопросы”, – проговорила она сдавленным голосом. – Вот, возьми.– Терри протянула мне листок бумаги.


“Прочие вопросы”, конечно, не внушали оптимизма, но сойдет. Главное, чтобы мы это обсудили.

Я посмотрела на бумагу – это была повестка дня собрания. То, что такие вещи были написаны официальным тоном, казалось фарсом. Оказывается, у жителей других квартир и этажей были другие, но столь же странные проблемы, как и у меня.


В повестке дня было всего 6 пунктов, с “Прочими вопросами” в качестве 7-го. Они заключались в следующем:


1. Приветствие и представление с извинениями за отсутствие.

2. Замена мигающих светильников на 11-м этаже, возможно, провоцирующих злобное поведение домашних животных и пожилых людей.

3. Вручение официального письма жильцов с выражением беспокойства мужчине, который не двигается с нижней ступеньки лестницы на пятом этаже.

4. Финансы: утверждение бюджета на общее содержание и ежегодное барбекю.

5. Лестница без перил, ведущая на последний 14-й этаж, и опасность для здоровья и безопасности, которую она представляет.

6. Звукоизоляция квартиры Мистера Прентиса, номер 48.


Мне было приятно сознавать, что я не одинока со всеми этими странными происшествиями. А ещё меня до дрожи пробрало чёткое осознание, что вся эта чертовщина творилась из-за здания. Более чем “немного странного” здания.


Но особенно меня удивило то, что я действительно видела этого человека на пятом этаже, когда спускалась по лестнице. Но до этого момента не понимала, что он был там каждый раз и никогда не двигался.


Громкий, раздражённый звон отметил начало собрания.


К этому моменту крошечная, оформленная в стиле 70-х годов квартира была набита битком. Садовых стульев не хватало,и люди стояли вдоль стен. Молли Томпсон поднялась со своего кресла с цветочным узором и постучала чайной ложечкой по чашке.


Она напомнила мне очень строгую, дисциплинированную школьную учительницу, с которой я работала во время учебы в университете. И она требовала тишины в комнате.


– Я думаю, нам всем пора начинать! – Она пронзительно крикнула. Её голос становился громче с каждым словом, пока толпа не умолкла.


– Что ж, во-первых, мы не будем пропускать церемонию представления. Извинения принесли Джо и Стеф из квартиры № 2, а также мистер Прентис. У нас в доме появилось новое лицо, и я уверена, что многие из вас это заметили. – Она указала на меня и посмотрела в мою сторону, но глазами со мной встречаться не стала. Молли говорила в третьем лице, как будто меня не было в комнате. В конце концов она обратилась непосредственно ко мне.


– Встань, дорогуша, представься. Мы рады, что ты здесь.


Мне было очень неловко. Я почувствовала, как накатывает паника. Мне никогда особенно не нравилось выступать перед толпой. Но я всё равно встала.


– Эммм, привет. Меня зовут Кэт. Я живу в квартире номер 42, я переехала сюда вместе с моим парнем Джейми, но его в первый же день убили в лифте крысоподобные твари, с которыми вы делите здание. Люди, которые утверждают, что живут в сгоревших квартирах, не оставляют меня в покое, и одна из них, кажется, хочет моей смерти. О, и мойщик окон на моём балконе заставляет меня желать выцарапать себе глаза чайной ложечкой каждый раз, когда появляется. Приятно познакомиться со всеми вами. – Толпа слегка ахнула.


Я села. Из меня как будто выпустили воздух. Не знаю, что так повлияло на меня, но меня поразили обычность и структурированность собрания. Есть что-то такое в порядке среди хаоса. Это ломает тебе мозг. И я впервые за всё это время почувствовала себя на грани.


Я всхлипнула, шлепнувшись на стул, как от чисто умственного истощения, так и от разочарования, что упустила свой шанс собрать союзников против Натальи. Терри погладила меня по плечу. Молли нарушила неловкое молчание, повисшее в комнате.


– Приятно познакомиться, Кэтрин, я понимаю, что жизнь в этом здании может быть немного… ошеломлять.Мы просили предыдущего жильца позволить нам вмешаться, когда вы переехали, но она была настойчива. В свете этих событий нам, возможно, стоит пересмотреть нашу политику в отношении новых арендаторов. Я сожалею о потере вашего партнёра. С лифтом получилось очень неудачно.


Она привыкла общаться с позиции силы, отвечала профессионально, но холодно, в её соболезнованиях не было никакого чувства. Она говорила, как пойманный за руку политик, пытающийся выкрутиться из щекотливой ситуации. После моей вспышки гнева она решила свернуть знакомство.


А ещё я ненавижу, когда меня называют Кэтрин. Мои родители назвали меня Кэти, а я предпочитаю сокращение Кэт. Предположив, что моё полное имя - Кэтрин, она манерами ещё сильнее напомнила мне школьную учительницу.


Она шустро наладила ход собрания, и слово взяли интересные персонажи, присутствовавшие на встрече.


Больше всего мне понравилась крупная женщина средних лет с Карибских островов по имени Прешес Сент-Флюер, которая не собиралась соглашаться с утверждением Молли о том, что в бюджете недостаточно средств для замены освещения на 11 этаже.


Она встала и подняла рубашку, чтобы показать большой глубокий след укуса на животе, оставленного её собакой, когда лампы мерцали особенно долго. Когда и это не изменило позиции Молли, она подняла штанину, чтобы показать не такой большой, но все же очень заметный след укуса на ноге, от её пожилой матери, с которой они живут вместе. Молли была непоколебима.


Казалось, прошла целая вечность, прежде чем она добралась до “Прочих вопросов”. Если бы я не была так сконцентрирована на своей цели, я бы с удовольствием послушала о странностях других этажей, может, даже попыталась бы вовлечься в это всё, но я просто не могла сосредоточиться.


Председатель спросила, есть ли у кого-нибудь ещё вопросы, и бегло оглядела комнату. Я встала, и она впилась в меня взглядом.


Мои руки тряслись, и я чувствовала, как по всему телу струится холодный пот.


– Кэтрин, дорогуша, чем мы можем тебе помочь? – спросила она покровительственным тоном.


– Мне нужна помощь, чтобы избавиться от людей, притворяющихся, что они из сгоревших квартир. Я не могу быть единственной здесь, кого не устраивает жизнь в страхе, – смело заявила я, стараясь держать себя в руках.


– Дорогуша, мы обсуждали это несколько раз и давно сняли с повестки дня. Я знаю, что ты здесь новичок, но мы ничего не можем поделать с определенными проблемами в этом здании. В этом конкретном случае мы были бы признательны, если бы ты не впускала их в квартиру и игнорировала их, как и все мы, – огрызнулась она в ответ.


– Но этого недостаточно! Дети Терри пригласили их вчера вечером, они дети, это легко может случиться снова. Что если это произойдет в другой семье, которой не так повезёт? Одна из этих тварей так сильно обожгла мою подругу несколько дней назад, что она до сих пор без сознания в больнице. – Это я узнала из социальной сети.


Несколько человек из толпы выкриками поддержали меня.


– Единственная, кто когда-либо имел с ними дело, – Пруденс. А эта непростая женщина никогда не раскрывала своих методов. Не надо думать, что мы не спрашивали. То, что ты предлагаешь, – чистое самоубийство. Тебе не следует забывать, что ты здесь новичок, – процедила Молли сквозь зубы.


Ей действительно было необходимо упомянуть, что я новенькая, столько раз? Это дико раздражало.


– Ну, а я согласна! – крикнула Прешес. Она не так охотно прогибалась под нажимом Молли, как остальные, судя по своей предыдущей тираде. Я была рада, что она на моей стороне.


Она вышла вперед, и ещё несколько человек последовали за ней. Вскоре нас было пятеро плюс я сама, готовых сформировать подкомитет, чтобы избавиться от сектантов. Молли это не понравилось, но она согласилась.


Там были я, Прешес и Терри, а также леди по имени Шанти, живущая через несколько дверей от меня.


В группу также входили человек по имени Антон и его друг Лео с восьмого этажа. Честно говоря, у них просто чесались кулаки. Лео был громким и говорливым, Антон же в основном молчал.


Я пригласила их к себе домой после того, как Молли быстро свернула заседание. Приглашая кого-нибудь в свой дом, я не могла перестать волноваться. Я поймала себя на том, что изучаю лицо каждого из них, чтобы убедиться, что они не были слишком обычными, и я не пригласила кого-нибудь из самозванцев. Эдди и Элли устроились перед телевизором в спальне и не слышали нашего разговора. Пусть они всего лишь дети, но с ними я чувствовала себя в большей безопасности.


Мы часами обсуждали, как нам собрать самозванцев в одном месте и убить всех разом.


Лео был особенно изобретателен, он придумывал странные способы покончить с ними, один изощренней другого: например, запереть их в комнате и заливать огнетушителями, пока они не окоченеют, или загнать самозванцев в лифт между 1:11 и 3:33 утра.


Всё это время я с содроганием ждала стука в дверь, в ожидании, что они придут за нами. Но самозванцы не объявлялись, и у нас было время всё спланировать. Но, несмотря на спокойную обстановку, мы не родили ни одной осуществимой идеи.


Я рассказала обо всем, что знала сама. О моём разговоре с Прю, о произошедшем накануне в квартире Терри... обо всём. Прешес внимательно выслушала меня, прежде чем заговорить.


– Дерек мог бы помочь нам. Он был великим человеком, он обычно появлялся у моей двери ночью, когда загорались фонари, и брал мою собаку на прогулку. – Она говорила о садовнике с нежностью.


– Пруденс рассказала мне о Дереке. Она сказала, что его нет с тех пор, как сад сравняли с землей, – категорично возразила я.


– Когда он ушел, мы были раздавлены. Женщина, которая жила здесь до тебя, была противна ему. Я видела в окно, как она разрушает сад. Я знаю, что она горевала по той маленькой девочке, но также знаю, что все, чего хотел Дерек, – это помочь. – Шанти подала голос из угла. До того она сидела там молча. – Только благодаря ему эти мерзкие твари из лифта больше не хозяйничают в нашем доме. Одна из них убила моего брата, ещё до заключения соглашения. Ему было 4 года.


Я дёрнулась от её слов. У Шанти были такие грустные глаза, и разговор о её брате только ещё больше наполнил их печалью.


– Вот ещё одна вещь, которую я никак не пойму. Зачем вообще договариваться, если вам удалось убить большинство из них, почему не добить всех? – спросила я, чувствуя, как гнев из-за Джейми обжигает мне горло.


Прешес рассмеялась. Терри бросила на неё взгляд с другого конца комнаты.


– Никто ведь не рассказал вам всей истории, не так ли? – спросила Шанти, и одинокая слеза скатилась по ее щеке.


– Что вы имеете в виду? – Это всё сводило меня с ума. Есть ли в этом чертовом доме хоть что-то нормальное? Как я вообще могу кому-то доверять?


– Пруденс и некоторым другим удалось уничтожить этих тварей, только потому, что они убили большую группу одним ударом. Они поняли, что объедки и корм для домашних животных привлекают мутантов, собрали весь корм в здании в одну из сожженных квартир. Твари явились целой толпой, как и ожидалось, а жители подожгли квартиру. Снова.


Квартира сгорела дотла, и новый пепел смешался со старым. Ни одно существо не смогло бы пережить такой пожар.


Тут Лео перебил Шанти:


– А потом 3 гигантских крысиных ублюдка буквально восстали из пепла, втрое умнее и сильнее и всех вздрючили! – воскликнул он возбуждённо.


Шанти закатила глаза и продолжила:


– Так что, всё, что сделала Пруденс, – это в буквальном смысле создала ещё бОльшую проблему. Она не убила их, а только помогла им эволюционировать.


Их было всего трое, но они научились нападать исподтишка. Они перебили ещё больше народу, чем во время первой волны. Они были более умными, но не способными даже воспринять идею о каком бы то ни было компромиссе. Мы не могли ни поговорить с ними, ни урезонить их.

Терри смотрела в пол.


– Только Дерек был способен на это, он говорил с ними, как с и садом. Он снова сделал здание безопасным для всех. Меня там не было, я была слишком маленькой, но люди рассказывали, что он даже не использовал слова. Твари понимали только особые серии жестов и зрительный контакт.


Дерек объяснил правило насчет лифта. Он сказал нам, что это был жест доброй воли. Эти существа нуждались в доме и, казалось,здание привлекало их. Мы позволили им жить здесь и обещали не истреблять их вид, если они перестанут истреблять наш. Но чтобы выказать им некоторое уважение, мы разрешили им на несколько часов отдаться своим инстинктам. Но только если жертва сама к ним придёт.


Сейчас их осталось только двое. Пруденс убила одну тварь во время атаки на ее внучку. Но это только сделало их сильнее. Как будто они поглотили силу третьей.


Я не могла уложить эту новую информацию в голове.


– Дерек не вернётся, прошли годы, это бессмысленно! – Терри наконец взорвалась. Прешес снова рассмеялась.


– Откуда ты знаешь?! Ты, всё время болтающая со старой доброй Прю, знаешь что-то, чего не знаем мы? – Прешес говорила с сарказмом, но я думаю, она имела в виду именно то, что сказала. Стало ясно, что Пруденс Хеммингс не слишком-то популярна в этом доме.


– Я не разговариваю с ней все время! Мы просто поддерживаем контакт, она всегда была добра ко мне! – Терри слабо попыталась защититься.


– Это потому, что ты наивна и легкомысленна! Она пользовалась тобой, потому что никто не хотел с ней общаться! – Прешес собиралась разразиться гневной тирадой на Терри. Я была рада, что Эдди и Элли были в другой комнате и не слышали всего этого. Интересно, видела ли она их ночью?


Я решила её прервать. Собрание становилось контрпродуктивным, и наши идеи ни к чему не приводили. Я вмешалась и сказала всем, что им пора уходить, чтобы я могла поспать. Отчасти это было правдой, хотя я знала, что не смогу уснуть. У меня были другие дела.


Они все вышли, Терри и дети ушли последними. Уходя, она обняла меня и велела хорошенько выспаться, сказав, что всегда готова выпить со мной чашечку чая и поболтать. Это было очень мило. Мне стало жаль Терри. Дети тоже обняли меня, когда уходили.


Я знаю, что она говорила с Прю, но уверена, что это действительно было совершенно невинно.

Я сидела в пустой квартире, обескураженная тем, как мой сбор армии превратился в сраную грызню без реальных предложений о том, как убить соседей-самозванцев.


Я чувствовала себя абсолютно одинокой. Я не могла доверять Прю или Яну, или почти всему, что, как мне казалось, я знала. Может быть, Прю даже не убивала самозванцев. В конце концов, мне же рассказали только половину правды о тех тварях.


Я снова осталась наедине со своими мыслями. А через несколько часов меня наконец-то осенило, но нужно было кое-что купить.


Я вышла из здания и направилась в ближайший магазин, чтобы купить всё необходимое для моей затеи. За всем этим ночью мне пришлось ехать в круглосуточный супермаркет. Поездка на автобусе в одну сторону занимала полчаса. Но я не могла позволить себе расслабиться. Сумки на обратном пути были неподъёмными , но если это сработает, оно будет стоить того.


Я поплелась вверх по лестнице. Пришлось сделать 2 ходки и пройти 24 лестничных пролёта вместо 14, чтобы собрать всё в моей квартире и привести себя в порядок.


На всё мне потребовалось несколько часов и большая спортивная сумка, которую, к счастью, было не так сложно снести вниз.


Я дважды проходила мимо человека на пятом этаже. Теперь, когда я знала, что с ним, у меня по коже бегали мурашки.


Я прошла по коридору первого этажа, свернув в сторону от главного входа, мимо всех квартир по пути, к двери в задней части здания.


Задняя дверь выходит на небольшую площадку, залитую бетоном с небольшой полоской травы вдоль стены и скамейкой, украшенной мемориальной доской. Это был внутренний дворик здания. Как это обычно бывает в городе, вся скамейка была покрыта граффити. Надписи на мемориале было не разобрать.


Я принялась за работу. Раскопала полоску травы, переворачивая почву своими новыми инструментами. Я никогда не увлекалась садоводством, и, честно говоря, кусты, которые я купила, были такими тяжелыми, что я их возненавидела. Я работала полтора часа. Я вспотела, стояла кромешная тьма, и пришлось включить фонарик на телефоне, чтобы хоть что-то видеть.


Я была готова сдаться, но, наконец, встала с колен и потянулась. Я протянула руку, положила лопату и села на скамейку.


Я не заметила, когда он пришел, но там уже сидел мужчина. На нём были кепка и куртка, несмотря на то, что стояла прекрасная летняя ночь. Он тепло улыбнулся кустам, не говоря ни слова. Наконец он заговорил:


“Я скучал по этому месту. Меня зовут Дерек”

Показать полностью
528

Предыдущий жилец моей новой квартиры оставил руководство по выживанию. Всё становится непередаваемо странным (пятый пост)

Я не уверена, что хочу здесь жить дальше

(Комментарии к первой части)

Похоже, помимо него мне понадобится что-то ещё

(Комментарии к второй части)

Сегодня мы, наконец, встретились

(Комментарии к третьей части)

И прошлым вечером выживание оказалось под угрозой

(Комментарии к четвёртой части)

===== ВЫ НАХОДИТЕСЬ ЗДЕСЬ =====


Для тех, кто не знал или позабыл, напоминаю, что это перевод серии постов девушки Кэти с Reddit, действия происходят сейчас, она описывает что происходит с ней и её парнем Джейми после переезда в прекрасный новый дом и читает ответные комментарии


Оригинал (с) newtotownJAM, огромная благодарность @julides и @RoseMadder за помощь с подготовкой перевода


(все части истории также должны быть доступны по тегу Правила квартиры 42)


~


Я смотрела на Наталью, но могла думать только о Джорджии. О том, как таяла и плавилась её кожа, о запахе горящих волос, о её пронзительных криках.


Я не успела толком посчитать, но чужаков оказалось больше, чем казалось вначале. Я подумала, что это те самые 15 человек, о которых говорила Пруденс. Именно они вошли в здание незадолго до пожара. Я уже знала, что Наталья одна из них.


Эдди и Элли вцепились в юбку Терри, дрожа от страха. Я хотела помочь их защитить, но всё равно каждый раз вздрагивала, встречаясь глазами с чёрными провалами на их лицах.


– Привет, Терри, дети сказали, что мы можем одолжить немного сахара, – угрожающе проговорила Наталья, скалясь в усмешке на испуганную семью, застывшую рядом со мной.


Несколько мгновений она пристально смотрела на них, а затем, наконец, обратилась ко мне.


Судя по всему, она говорила от лица их всех. – Как поживает твоя подруга? Жаль, что пришлось прервать наши посиделки. Я наслаждалась её обществом.


– Не смей говорить о ней! Она не имеет к тебе никакого отношения, больная ты сука! – выкрикнула я, с трудом заставив себя взглянуть ей в лицо. – Ты не напугаешь меня своими чокнутыми дружками. Я не позволю тебе причинить вред этой женщине или детям!


Наталья усмехнулась. Я судорожно сглотнула.


Я могла притвориться бесстрашной, но всё же я не герой. Всего несколько дней назад я была просто юной девушкой, окрыленной возможностью впервые в жизни съехаться с парнем, и вот до чего я дошла. Мой парень мёртв, моя квартира – оживший кошмар, а я стою здесь, бросая вызов соседям с демоническим пламенем внутри в попытке защитить демонических детей.


Но я не соврала, сказав, что больше она меня не пугает. Что-то внутри меня искореняло всякий страх перед этими существами, я просто хотела защитить людей рядом со мной. Да, иногда жизнь закладывает крутой вираж.


– Я знаю, что ты не боишься. Я видела это в твоих глазах, когда ты воткнула мне в горло тот большой нож. Вот почему мы здесь.


Мои братья и сестры не чокнутые. Это вы чокнутые, если думаете, что ваши жизни хоть что-то значат! Мы наблюдаем, как вы проживаете день за днём, тонете в повседневной рутине и даже не можете что-то изменить. Ваше существование бессмысленно и конечно.


– Вот почему мы устроили пожар много лет назад, – сказала она сквозь смех. Она напомнила мне одного из тех психованных персонажей мультфильмов, которым, наконец, удалось поймать добычу после 138 эпизодов погони.


Жизнь тех людей не была бессмысленной...– прошептала Терри на грани слышимости.


– Что я слышу? Терри хочет нам что-то сказать? – Наталья за мгновение превратилась из мультяшного психопата в школьного хулигана. От этого у меня мурашки побежали по коже.


– Я была всего лишь ребенком, но жильцы тех квартир были друзьями моих родителей, они были хорошими людьми, – сказала Терри чуть более уверенно.


Никто из самозванцев не двигался. Они просто стояли и смотрели.


– Какой смысл сжигать людей заживо? Что вам это даёт? – вставила я, выступая между Натальей и Терри с детьми. Я видела, что она готова напасть на них и не могла этого позволить.


– Мы жили под началом великого лидера – Майкла. Мы все. Жили праведно, следуя его заветам. – Она указала на людей вокруг себя. Имя Майкл, казалось, взволновало самозванцев.


– Здесь, на этаже, который мы сожгли, жил брат Майкла – Джонатан. Иногда он приглашал нас провести с ним время, но жил не так праведно, как мы. Ему претили наши убеждения, но, тем не менее, Джонатан предложил свою квартиру, когда нас стало больше, чем могло вместить прежнее место встречи. Они с Майклом старались не сталкиваться лицом к лицу – такие встречи заканчивались горячими спорами.


Наша группа никогда не придерживалась ограничений, навязываемых обществом. Мы все время были в движении. Мы приходили и уходили, когда нам было угодно, наслаждаясь свободой, и слушали музыку, познавая свой внутренний мир.


Терри оттолкнула детей подальше за спину и сердито огрызнулась.


– Вы были просто избалованными, наглыми хиппи, поклоняющихся какому-то сдвинутому мудаку! Послушай, что ты говоришь! Это стереотипный сектантский бред! – воскликнула Терри.


Она словно сорвалась с цепи. Но сложно было бы с этим не согласиться. Это действительно звучало как сектантская чушь. Я была в ярости, что из-за этого погибло столько людей.


Когда Терри закончила свою тираду, занавески, висевшие на окне позади неё, вспыхнули пламенем. Я подскочила от неожиданности, моё сердце пропустило удар.


– Не смей оскорблять нас. Мне надоело слушать, как обыватели называют нас сектой, – донеслось из глубины толпы. Совершенно обычный мужчина с тёмными волосами, одетый в джинсы с окантовкой, с улыбкой смотрел на горящие занавески. Он сделал это. Значит, они все были способны как минимум на то, что Наталья сотворила с Джорджией.


Впервые с момента появления самозванцев в квартире Терри моя уверенность пошатнулась. Я поняла, что мы ещё живы только потому, что они до сих пор это позволяли. У нас были большие неприятности.


Терри поспешила замолкнуть, и Наталья продолжила свой рассказ.


– Майкл был истинным лидером. Не чета тем фальшивкам, о которых трещат новости. Тем, с кем ты его путаешь. Он учил нас, как построить мир и гармонию. Но не отрицал, что для этого нужно искоренить неверующих. Он учил нас принимать тьму в себе. Учил, как обуздать её так, чтобы мы могли делать экстраординарные вещи. – Она лукаво улыбнулась, а руки её вспыхнули, как раскаленные угли.


Возможно, её слова и звучали как бред фанатика, но если Майкл действительно был очередным лжепророком, откуда у его последователей взялись такие силы?


– Всё пошло наперекосяк, когда кто-то заявил в полицию после очередной ужасной ссоры Майкла и Джонатана однажды ночью. Приехали копы, Джонатан велел нам убираться.


Мы всё равно собирались покинуть это здание. Здесь постоянно творилось чёрт знает что, а нам все время кто-то норовил помешать. Чокнутое место. Но до этого момента нам некуда было спешить. Полиция уже точила на нас зуб, потому что на прошлом месте мы всё время собирались толпой. Больше мы не хотели привлекать внимания.


Майкл был в ярости. Мы часами ломали голову над тем, кто мог бы это сделать. Я лично подозревала соседку, Мэвис. Эта женщина везде совала свой нос, постоянно стучала и просила нас не шуметь, прерывая наши духовные практики.


Майкл так и не смог точно определить, кто конкретно это сделал. Единственное, в чём мы были уверены, так это в том, что стукач живет на том же этаже. Поэтому он велел нам вернуться в ту ночь и уничтожить весь этаж и всех неверующих, которые там жили.


Как я уже сказала, мы были обязаны сделать это. – Её слова вызвали нездоровые смешки в толпе. Я ждала, заставляя себя дать ей закончить, чтобы выиграть время.


– Мы получили необычайное удовольствие от их криков, от того, как сгорали в огне мужчины, женщины и дети. Тогда мы первый раз высвободили свою тьму, и это наполнило нас потрясающей силой!


Но потом, как только мы оставили горящий коридор позади и вышли на лестничную клетку, это чёртово здание нашло способ трахнуть нас ещё раз.


Я не могу сосчитать, сколько раз мы пытались сбежать по этой лестнице и вернуться к Майклу, чтобы отпраздновать нашу славную победу. Но сколько ни пытались, мы не могли пройти дальше этого этажа, лестница не позволяла. Прошло совсем немного времени, прежде чем огонь добрался до лестничной клетки, и мы оказались в ловушке. Мы горели вместе с неверующими. И умерли как раз к моменту приезда пожарного расчета.


Может, мы и были мертвы, но не исчезли. Мы не могли выйти из здания и просто бродили по этажам. Мы не могли зайти ни в одну квартиру, кроме сгоревших, без приглашения. Это было ужасно. Поначалу мы не причиняли никому вреда. Мы ждали, что Майкл придет и найдёт нас, скажет, что делать дальше.


Прошло два месяца, а он всё не приходил. Но пришло подтверждение наших самых страшных догадок. Газету просунули под парадную дверь, заголовок новости гласил: “Показания жителя высотки Берни Хеммингса отправили в тюрьму лидера местного культа по обвинению в употреблении наркотиков”. – Я ахнула. Как я могла пропустить это, когда гуглила информацию о Прю? Но я полагаю, что местные новости тогда не так часто выкладывали в Интернет. Наталья увидела мое потрясённое лицо и оскалилась ещё шире, чем раньше.


– Значит, старая кошёлка тебе этого не говорила? – спросила она, хотя на самом деле это был никакой не вопрос. - Что мы здесь только из-за её тупого мужа!


И вот тогда мы действительно начали создавать проблемы. Мы делали всё, что было в наших силах, чтобы испоганить жизнь всем в здании. Но жильцы быстро поняли, что мы не можем войти без приглашения.


Мы остановились только тогда, когда Прю нашла способ убить нас во второй раз так, чтобы мы уже не вернулись снова. Она уничтожила двоих из группы. Она была единственным человеком, который мог остановить нас. И мы ни хрена не могли сделать, пока она оставалась рядом. Мы попали в безвыходное положение и вынуждены были остановиться. Потом она переехала. Мы были готовы отдавать ей должное и дальше. Пока ты не ударила меня ножом. Прю ушла. Теперь здесь идёт честная игра.


Наталья распалялась все больше, и с каждой новой вспышкой её эмоции разделял новый член группы. Вскоре все они бушевали как единый организм, будто связанные коллективным разумом. Спокойствие сменилось хаосом: все они метались и гудели, как рассерженный улей.


Я даже и не уловила, как от группы отделился человек и направился к Терри и детям.


Она была совсем рядом, когда я её заметила. Девочка-подросток, стройная и хорошенькая, но в ней, как и во всех, была эта тревожащая непримечательность. Когда она приблизилась к семье на расстояние метра, Элли внезапно напряглась. Когти, которые заменили ей ногти, стали длиннее и острее, они росли так быстро, что на краях оставались зазубрины. Провалы глаз, казалось, углубились, если такое вообще было возможно.


Она открыла рот, обнажая ряды острых зубов, и я увидела кровь, запекшуюся в основании клыков – они тоже выросли слишком быстро. Элли подпрыгнула, размахнулась и полоснула девушку по лицу, чуть не выцарапав ей глаза. Она вцепилась в самозванку когтями и, используя их как крюки, повисла где-то на уровне глаз.


Эдди взял на себя толпу. Его когти тоже выросли, и он ринулся на самозванцев, рассеивая группу и заставляя их покинуть квартиру. Повсюду вспыхивали случайные всплески пламени, освещая комнату.


Творилось чёрт-те что (в оригинале букв. "Дерьмо попало в вентилятор" - прим.пер).

Двое детей-демонов успешно отбивались от группы из 15 мёртвых сектантов-сверхлюдей. Наталья тоже бежала от них, но не сводила с меня глаз. Выбегая из квартиры, она не смогла промолчать:


– Это ещё не конец! – закричала она, и я поняла, что так оно и будет.


Я осталась у Терри в ту ночь. Мы собрали и выбросили всё, что испортил огонь, а под утро рухнули без сил. Когти детей втянулись, и они, вернувшись в своё прежнее состояние, тут же устроили кавардак в прихожей. Они были слишком маленькие, чтобы по-настоящему осознать произошедшее.


Я почти не спала. Ничего нового.


Когда я открыла глаза, Терри ещё не проснулась. Я не хотела беспокоить её, поэтому пошла обратно в свою квартиру, отчаянно пытаясь избежать любых странностей на пути. Лестница, должно быть, почувствовала это и даже не пропустила ни одного этажа.


Я не проверила время, когда выходила от Терри, но подошла к своей двери одновременно со старым знакомым. Там стоял почтальон Ян, бросая письма на мой порог.


–Привет, милочка! – крикнул он, заметив меня.


– Мне нужно с вами поговорить, не могли бы вы зайти на пять минут? Пожалуйста. – Я практически умоляла его.


Я рассказала почтальону обо всём, что случилось прошлой ночью. Как Наталья жаждала отомстить. Отомстить мне. Я умоляла его открыть мне секрет, как убить самозванцев, но он утверждал, что не знает. Сказал только, что если я буду держать двери на замке и не впускать их, то всё будет в порядке.


Когда я упомянула о том, что хочу убить их, он был не в восторге. Даже не предложил спросить Пруденс, как это сделать. Что-то подсказывало мне, что в этом разговоре нет особого смысла.


Он казался таким неискренним.


Я хотела бы доверять ему. Я так сильно хотела ему доверять. Я ведь доверилась ему тогда, когда пропал Джейми.


Но если Пруденс Хеммингс “забыла” упомянуть о том, что сделал Берни, и даже не подумала рассказать, как убить этих ужасных людей, позволив им терроризировать своих друзей и соседей... тогда и она может быть лгуньей. Могу ли я действительно доверять Яну?


От него было не добиться ни ответов, ни реальной помощи, и что-то внутри меня твердило, что я должна выпроводить его из квартиры. Мне нужно было все переосмыслить. И начать разбираться со всем этим самостоятельно. Я извинилась перед Яном и отправила его дальше разносить почту.


Пруденс оставила мне эти правила, но она многое упустила. Откуда мне знать, не пешка ли я в чьей-нибудь игре? Может быть, в своих фантазиях она представляет себя кукловодом, дёргающим меня за ниточки как марионетку? Она уже много лет держит свою внучку в клетке.


Может, ей нравятся чужие страдания?


Но я не собиралась так легко сдаваться. Наталье не победить.


Я тут же решила, что должна присутствовать на сегодняшнем заседании комитета и начать собирать армию против Натальи. Мне не нужна была помощь Прю или её тайный способ убийства. С достаточным количеством людей я могла бы сделать это сама.


Это была война.

Показать полностью
584

Предыдущий жилец моей новой квартиры оставил руководство по выживанию. И прошлым вечером выживание оказалось под угрозой (4й пост)

Это продолжение вот этой истории, за авторством newtotownJAM

Все части можно найти по тегу Правила квартиры 42

Большая благодарность @julides и @RoseMadder за помощь с подготовкой перевода


В прошлый раз я уже не повторял, что для понимания атмосферы нужно помнить, что действия происходят в нашем мире, сейчас, и что Кэти описывает в постах на реддите происходящие с ней события, поэтому и сейчас тоже не буду повторять.

Оригинал


~


Я была в полном шоке. Глядя на это. На неё.


На лице Пруденс застыло виноватое выражение, и теперь, зная правду, я это отчётливо видела.


Существо было точно таким, как описывал Ян, только с рыжими волнистыми волосами, а в его глазках-бусинках плескалась печаль.


Вот в эту мерзость превратилась малышка Лайла. Такой вернула её обратно Пруденс, и только таким я смогу снова увидеть Джейми. На этот риск я не могла пойти. Несколько дней я бежала от правды, но реальность, наконец, навалилась на меня бетонной плитой: Джейми мёртв, его не вернуть.


– Зачем вы это сделали? – спросила я дрожащим от ужаса голосом.


Пруденс нахмурилась, пытаясь не выдать стыда.


– Я этого не хотела. Если ты думаешь, что в этом была моя цель, то ещё неизвестно, кто из нас сумасшедший. Я просто хотела вернуть свою внучку.


Часть меня умерла вместе с ней. Мой сын винил меня, его жена винила меня, и, хотя он этого никогда не говорил, я видела по глазам Берни, что и он тоже.


Это я настояла, чтобы она осталась, я хотела проводить с ней больше времени. Я слишком уверовала в свою способность справляться со странностями дома. Я знаю, о чём ты сейчас думаешь. Но клянусь, я не знала, что она ходит во сне, до рокового вечера.


Мы переехали в эту квартиру вскоре после того, как сын покинул дом и съехался со своей девушкой. Он самый младший из троих и покинул наше гнездышко последним, так что нас осталось двое. И мы выбрали жильё поменьше. Он так и не узнал, с чем мы столкнулись в той квартире и в какое опасное место он отправил свою малышку.


Это случилось через несколько лет после пожара и нашествия тварей. К тому времени мы уже заключили с ними сделку о лифте, а соседи из сгоревших квартир стали неотъемлемой частью дома, как и другие странности. Я была уверена, что она будет в безопасности…


Пруденс прервалась, с тоской посмотрев на маленького мутанта в клетке. В ответ девочка дёрнулась, оскалила четыре ряда зубов и мягко зашипела.


– Но как вы это сделали?! – На этот раз я настойчиво перебила её, недоверчиво глядя на крысо-Лайлу. Я должна была получить ответы как можно быстрее. Я не хотела проводить в этом сарае больше времени, чем необходимо.


– Мне помог садовник, – ответила она дрожащим голосом.


– Какой ещё, нахрен, садовник?! – Мое терпение таяло с каждым новым непонятным фактом, который она мне подкидывала. Сейчас мне не хватало для счастья только ещё одной потенциально опасной фигни.


– Я не упомянула его в своей записке, потому что он исчез больше 20 лет назад, тебе не надо беспокоиться из-за него, так что не волнуйся. Он больше никому не причинит боли…


Примерно в то время, когда Лайла пропала без вести, муниципальный совет выдал разрешение на строительство многоэтажного дома по соседству. Но земля, на которой его хотели возвести, тогда служила общественным садом для нашего дома и соседней многоэтажки. За садом присматривал садовник по имени Дерек. Больше всего времени он уделял клумбам перед домом, там-то его и можно было найти.


Дерек был одним из первых, кого я встретила после переезда.


Как я уже сказала, никто не предупредил меня о странностях дома, и в первый раз, когда мойщик окон появился на балконе, я, естественно, захотела впустить его и предложить чашку чая.


Но только я взялась за ручку, чтобы открыть балконную дверь, раздался стук во входную. Я жестом показала мойщику, что вернусь через минуту, и пошла открывать.


Там был Дерек. Он остановил меня и велел не впускать этого человека, потому что это будет огромной ошибкой.


Я подумала, что он несёт чушь, и так ему и сказала. После недолгих споров я собралась снова вскипятить чайник и впустить мужчину, но Дерек схватил меня за руки и крикнул посмотреть на человека за окном.


Повернувшись, я увидела снаружи монстра. Он был высоким и худым, кожа да кости. Буквально.


Его неестественно тонкий скелет обтягивала серая кожа, а глаза были так глубоко посажены, что казались бесконечными, как самая беспросветная пещера, какую только можно себе представить. Слюна капала у него изо рта и падала на пол моего балкона, частично стекая по стеклянной двери.


Я открыла рот, чтобы закричать, но Дерек отпустил мои руки, и чудовище исчезло. На его месте был тот приятный, дружелюбный человек, который просил попить, пока мыл окна.


Понадобилось немного времени, чтобы всё осознать, но я знала, что видела. Такова была истинная сущность мойщика окон. Я твёрдо решила больше никогда не пытаться открыть ему дверь.


В тот день Дерек быстро ушёл. Он не объяснил, чем был мойщик окон и почему тот приходит каждые несколько дней. Ничего не сказал о странных вещах, творящихся здесь. Хотя Дерек и был частью этих зловещих событий, я смотрела на него, как на посланника небес.


Он сказал, что всегда придет мне на помощь, если будет нужно, что это его работа – присматривать за жильцами, словно за клумбами.


За эти годы он появлялся несколько раз. Он сыграл важную роль в заключении сделки с тварями. Когда соседи погибли в огне, он создал в саду памятный мемориал в их честь, а как только появились кошки, позаботился о том, чтобы в саду не было ядовитых для них растений.


Он также не позволил самозванцу убить Берни у нашей входной двери.


Он был, знаешь, чем-то таким хорошим для жителей. Всегда был готов прийти на помощь.


Предложить какой-нибудь дружеский совет или неочевидное решение. Был тем, кому можно доверять.


Однако он изменился, когда власти дали разрешение на перепланировку для строительства здания по соседству. Он знал, что его сад раскопают, чтобы заложить фундамент, а его услуги будут больше не нужны. Время шло, и он менялся, становился всё более сварливым и озлобленным, но никто не придавал этому значения. Зря я не вспомнила об этом, когда произошла трагедия.


Когда Лайла умерла, я была опустошена. Дерек появился передо мной, когда я плакала на скамейке в саду. Он предложил попробовать вернуть внучку с помощью силы сада. Но вместо благодарности я сорвалась на него. Сказала, что это его вина и что он должен был остановить их.


Он так усердно работал над соглашением с этими существами ради нас, что был вынужден проводить с ними уйму времени. Лайла нарушила правило, и он должен был позволить им взять своё. Он не смог бы их остановить. Но теперь хотел помочь всё уладить.


Я понимала, почему он не вмешался. Но я не могла смириться с этим и набросилась на него с кулаками. Стыдно признаться, но я ударила беднягу, да ещё и растоптала его только что посаженную клумбу. Я была так зла и раздавлена.


Но злость быстро угасла, и я рухнула на пол в рыданиях. Дерек попытался утешить меня, но мог думать только о чёртовом саде.


Он сказал, что сожалеет о моей потере, но мне не следовало портить клумбу. Что он всегда был добр ко мне и мне не помешало бы быть добрее в ответ.


Я огрызнулась и бросила в сердцах, что это не имеет значения, потому что через несколько дней бульдозеры всё равно сравняют его драгоценный сад с землёй.


Мне нужно было бы обратить внимание на то, как его передёрнуло от моих слов. В тот момент он окончательно обезумел.


Он сказал, что знает, что я злюсь. Но нет никакой необходимости срываться на нём, а если я так отчаянно хочу вернуть Лайлу, то он знает ещё один способ. Опасный способ.


Я умоляла его. “Всё что угодно”, - сказала я. Я сделаю что угодно.


Он сказал мне, что в этом нет ничего сложного: достаточно войти в лифт в часы, принадлежащие тварям по договору, и предложить им немного еды, повторяя фразу “revertetur mortui”.


Он сказал, что нет никакой гарантии, что они не вгрызутся в мою плоть прежде, чем я открою рот, но если я преуспею – верну Лайлу.


Всё прошло успешно, кто бы сомневался... Ни одного существа не появилось в поле зрения, пока я совершала ритуал.


Сначала я думала, что ничего не получилось. Она появилась не сразу, только через несколько дней я вновь увидела её. Она носилась по квартире, даже вырвала на моих глазах кусок из уха Деймона. Я попыталась убить её, но, когда у меня почти получилось, я узнала её глаза.


Я попыталась найти Дерека, но к этому моменту стройка уже началась. От Дерека ничего не осталось, как и от его сада. С тех пор его никто не видел. Видишь ли, Кэт, в этом здании нет ничего абсолютно безвредного. Ты должна быть все время начеку.


С тех пор я забочусь о том, кем она стала. Ты можешь посчитать меня чокнутой, но я не могла убить свою собственную внучку. Я не чудовище.


Прю вздохнула и проводила меня к выходу из сарая. Она закрыла за нами дверь, заперев на висячий замок свою самую отвратительную тайну.


Я чувствовала себя совершенно измотанной. Слишком много информации нужно было переварить. Из-за того, что я сегодня узнала, меня наконец одолела глубокая скорбь о Джейми.


Все мои надежды рухнули. Я знаю, что многие из вас пытались сказать мне в комментариях, что он мёртв, но я так сильно хотела, чтобы вы ошибались...


Я больше ни мгновения не могла смотреть на Пруденс Хеммингс. Я извинилась и ушла, мрачнее тучи села на автобус и поехала обратно в дом, в котором когда-то была так счастлива.


Я вернулась домой уже после полудня. Выбор между глючащей лестницей и лифтом не добавлял энтузиазма, но в результате я пошла по лестнице. И вот, пройдя, я уверена, не меньше 11 этажей, наконец попала на свой седьмой и вошла в квартиру.


Я лежала на нашем матрасе на полу и оплакивала Джейми. Я рыдала так сильно, что горло пересохло и болело, а желудок сводило судорогой при каждом вдохе. Я так и уснула в слезах.


Тело и разум, должно быть, перестали бороться с потребностью в отдыхе и отключились.


Я проснулась поздно вечером, около десяти. Описала все события здесь как можно подробнее, как вы и просили, нажала "Добавить пост" и просто застыла за обеденным столом, обхватив голову руками.


Вся моя жизнь катилась к чертям.


Я думала о множестве вещей, задаваясь вопросом, почему это со мной происходит. Я искала в социальных сетях новости о Джорджии, но их не было. Джейми не был особо близок со своей семьёй, но я знала, что пройдёт не так уж много времени до того, как они начнут волноваться.

Мысли крутились в моей голове, беспокойство росло как снежный ком.


То, что я оказалась совсем одна перед лицом этого кошмара, убивало меня.


Я решила сделать то, чего не сделала бы в обычной ситуации, – спуститься вниз и постучать в дверь квартиры 26.


Мне открыла Терри. Её идеально подстриженные волосы были немного встрёпаны и не уложены, огромные мешки залегли под глазами, а дыхание обдавало винным духом.


– Кэт, ты в порядке? – Она выглядела обеспокоенной. Горькая ирония была в том, что её растрепанный вид заставил меня забыть, кто из нас пришел за помощью.


– Нет, я не… Извините... Я знаю, что мы почти не знакомы… Я... просто... – Я едва могла говорить.


– Не волнуйся. Прю позвонила мне и всё рассказала. Сожалею о твоём парне, жаль, что нам так и не пришлось встретиться. – Терри смотрела на меня тепло и понимающе, с материнской заботой, написанной на лице. – Не хочешь ли чашечку чая или чего-нибудь покрепче?


– Я бы с удовольствием выпила кофе, – кротко ответила я, проходя в гостиную. Её диван был таким уютным, он напомнил мне о семейных вечерах дома, у родителей, до того, как всё это началось.


Терри поспешила на кухню, слегка запинаясь. С дивана я видела кухонный стол и пустую бутылку из-под вина – спонсора неровной походки.


Пока она ставила чайник, откуда-то из глубин квартиры донёсся оглушительный грохот. Я вздрогнула от неожиданности. Терри закашлялась, тщетно пытаясь замаскировать шум.


– Я отойду на минутку, извини, – с опаской пробормотала она, выходя из гостиной в коридор, ведущий к спальням.


Я услышала ещё один треск, хихиканье и какие-то приглушённые вскрики. Через некоторое время всё стихло, и Терри вернулась в гостиную.


– Извини за это, дети, ты же понимаешь, – сказала она, отмахиваясь от шума. Я почти забыла об Эдди и Элли. Было уже поздно, и по смиренному выражению лица Терри легко было догадаться, что именно так начинались все её ночи.


Я не смогла найти подходящих слов и молча кивнула. Думаю, она понимала, что мне было необходимо просто сидеть вот так. Она продолжила возиться на кухне и вскоре поставила передо мной чашку чая с парочкой диетических печений. Я уже несколько дней толком не ела, и мне очень нужен был сахар.


Оказалось, что мы с Терри очень хорошо ладим. У нас схожие вкусы в кино, музыке и еде, несмотря на разницу в возрасте. Мы около часа болтали о всяких обычных вещах. Было приятно отдохнуть от этого безумия. Я уже привыкла к тому, что близнецы постоянно что-то ломают.


Даже несколько раз рассмеялась. За последние дни я уже и забыла, каково это.


Передышка была недолгой. Раздался грохот, в разы громче первого. В следующий момент двое малышей ворвались в гостиную и нырнули в объятия матери.


На мгновение я растерялась. Эдди и Элли были одеты в пижамы и всё ещё оставались милыми детьми, которых я встретила в коридоре, но что-то неуловимо изменилось. Их карие щенячьи глаза превратились в бездонные ямы – именно так я представляла глаза мойщика окон в его истинной форме, так описывала его и Прю. А пальцы оканчивались длинными острыми когтями.


Не успела я в ужасе отпрянуть от их зловещего взгляда, как Терри схватила их и спросила, что случилось. Они вопили и прятали лица с бездонными провалами глаз на материнских плечах.


Несмотря на их ужасающую внешность, это были два очень испуганных маленьких ребенка.


Это был очень длинный день, и я думала, что кошмарные события на сегодня закончились, но они только начинались. Элли, уткнувшись Терри в плечо, пробормотала тем высоким голосом, каким обычно разговаривают испуганные дети:


– Мамочка, прости, мы не хотели никого впускать. Мы просто дразнили их…


– Ш-ш-ш, они идут! – прошептал Эдди всё тем же взволнованным высоким голосом.


– Кто и... что вы наделали? – спросила Терри, и краска отхлынула от её лица.


Дети не успели ответить. Терри побледнела сильнее, чем это вообще было возможно. Я подняла глаза и увидела, что в дверях гостиной стояло около 10 человек. Все они казались одинаковыми.


Их лица почти ничего не выражали, они не выглядели сердитыми или довольными, глядя на нас.


Они и одеты были так, что взгляду было не за что зацепиться. Я представила себе, как пытаюсь описать их одному из художников, рисующих фотороботы для полиции, но не думаю, что хоть у кого-то из них смогла бы найти отличительные черты.


Вот почему я не сразу заметила её в толпе, хотя она смотрела на меня, не отрываясь.


Наталья.

Показать полностью
264

Предыдущий жилец моей новой квартиры оставил руководство по выживанию (комментарии к третьему посту)

Подсказка: это часть большой истории, которая началась здесь


Итак, пока мои литературные негры феи корпят над переводом следующей части, я как обычно читаю комментарии к прошлой части.


~


Строим планы как вернуть Джейми

Кэти, я знаю, что ты скучаешь по Джейми, но вернуть его в таком виде не выглядит хорошей идеей... Что тут более интересно, так это "лестничная петля". Путешествия во времени. Думаю, стоит копать в этом направлении, чтобы вернуть Джейми

-

Может быть, я ПСИХ. Но я думаю, тебе стоит поговорить с этими мелкими демоническими крысами. Упоминалось же, что они согласились на определенные правила, такие как пребывание в лифте в определённое время. Значит, они должны уметь как-то общаться с людьми. Спроси их, что случилось. Обратись к первоисточнику.

- Да. И я про это подумал. Что-то случилось, что создало/привело их в здание. Посмотри, есть ли способ помочь им!


- Это правда. Эти существа должны быть в какой-то степени разумны, если они могут заключать сделки с настоящими (живыми) жильцами.

Очень слабый шанс но это возможно

-

Отметился и кружок юных техников

А я бы типа хотел бы захватить одного из этих поджаренных соседей сверху и передать их правительству для экспериментов, если они могут испускать столько тепла бесконечно, они могут быть просто находкой для решения энергетического кризиса.

- У меня такое чувство, что они впитали энергию из огня и теперь просто используют её.

-

И кто-то из бывалых

Честно говоря, даже с учётом всего сказанного, это место всё ещё выглядит лучше, чем некоторые из квартир, которые я  снимал.

Но по понятным причинам, больше всего было комментариев сочуствия и поддержки

Кэти, прислушайтесь к миссис Хеммингс. Иногда смерть это меньшее из зол.
Однако я не думаю, что вы захотите или сможете просто оставить всё как есть. Продолжайте свои изыскания, но ради всего святого послушайте Яна и миссис Хеммингс.
upd: дети Терри, похоже, подтверждают мою теорию о том, что странности вызывает само здание. Когда вы завтра увидите Яна, пожалуйста, спросите обо всём, что он знает о здании/земле. Исследование жертв пожара и пожара в целом также может оказаться полезным.
Бедная Миссис Хеммингс, она, наверное, ухаживает за этим демоном, чтобы искупить вину. Надеюсь, она сможет обрести покой.

- Я согласен, что здание вызывает эффекты, но миссис Хеммингс жила там 35 лет и уехала на вид нормальной, может быть, в ней есть что-то большее, чем мы думаем? Она определенно хочет помочь, так как оставила следующему жильцу записку, но я чувствую, что в ней есть что-то ещё

-

Мне очень нравится эта история, но я так сожалею о твоей потере. Придётся согласиться с другими, вы должны присоединиться к комитету. Я также думаю, что Пруденс права, и Джейми лучше умереть, чем стать одной из этих тварей

-  Да ты спятил! Она должна уйти, как можно скорее! Вступление в комитет только еще больше привязало бы ее к этому зданию.Она должна пойти в полицию и использовать маленького демона Прю как доказательство того, что происходит какое-то странное дерьмо.

Я уверена, что Джейми тоже этого хотел бы, чтобы она была в безопасности и подальше от этого безумного здания.

Ночлежка для бомжей и то была бы лучше, чем это место...

Но я подозреваю, что у здания есть какой-то способ заманить её обратно. Надеюсь, она будет умнее и просто бросит все свои вещи и сбежит оттуда

-

- О Господи! Бедная Лайла. Ей действительно лучше умереть.

-

Кэти, я знаю, что это тяжело, но ты должна вернуть Джейми, чтобы убить его. Если ты любишь его, он заслуживает покоя после смерти, а не быть в ловушке, в качестве одного из тех ужасных существ, которые только и ждут, чтобы причинить вред кому-то ещё.

-

К сочуственным комментариям я отнёс и этот, но тут прям очень продвинутый и прагматичный комментатор, чьи мысли также пересеклись с первым сообщением

Ну что ж, я продолжу свой список советов из прошлого поста:
1. Расспросите Пруденс о пропускающей этажи лестнице. Это может ничего и не значить, но если это пропуск во времени, вы можете попытаться использовать его, чтобы вернуть Джейми. Это рискованно, но, возможно, оно того стоит.
2. Вам действительно нужно как можно скорее раздобыть огнестрельное оружие. Желательно прям завтра-послезавтра. Повторюсь, 12 калибр идеально подходит для стрельбы картечью с близкого расстояния. Кроме того, не стоит недооценивать пистолеты 45-го калибра. Дверь (надеюсь, все ещё запертая) должна попадать в сектор обстрела из безопасного места.
3. Убедитесь, что вы не пытаетесь испытывать правила на прочность слишком сильно. Вы всё ещё новичок, и вы определенно упустите какое-нибудь правило и сделаете, возможно, смертельную ошибку. Пруденс сумела прожить тут более 30 лет, получая опыт постепенно.
4. Позвольте себе оплакать Джейми. Вот так просто. Позвольте себе принять это, каким бы ужасным и трагичным оно ни было. Я безмерно сочувствую вам, вот почему я желаю вам самого лучшего.
Оставайтесь в безопасности, насколько это возможно! Да благословит вас Господь
Показать полностью
113

«Не бойся, всё в порядке»

Дисклеймер: Есть такой сабреддит - ShortScaryStroies, где авторы умещают свои рассказы в 500 и менее слов. Некоторые из историй показались мне любопытными, решила их для вас перевести.


- Пожалуйста, прошу, не делай этого!


Мой голос дрожал, воспалённые глаза до краёв наполнились слезами. Её глаза тоже были на мокром месте, но были наполнены злобой, так, будто бы она всё видела в красном цвете. Она приставила острие ножа к моему горлу, я ощутила как холодное лезвие впилось мне в кожу. Нож дрожал в такт моему пульсу. Похоже, что она издевается.


- Пожалуйста, пожалуйста, перестань, ты не хочешь этого!


Умоляла и просила я, глядя  ей в лицо. Её глаза остекленели, будто бы она всё пропустила мимо ушей. Будто бы она не замечала моего присутствия.


- Брось нож, прошу. Отвернись!


Она сохраняла невозмутимость, лоб покрылся капельками пота. Я видела, как едва подрагивали её морщинки. Мы знакомы долгие годы, как же она могла так поступить со мной? Я ведь всегда была с ней рядом.


- Пожалуйста, умоляю, остановись!


С каждым словом в моём приглушенном голосе всё сильнее росло отчаяние. Она глуха к моим мольбам, нужно попробовать достучаться до неё иначе. Я сделала глубокий, но прерывистый вздох. Через пару секунд слёзы перестали обжигать щёки. Короткими глотками хватая воздух, я молилась, чтобы она дала мне выговориться.


- Послушай, всё в порядке. Просто брось его, отведи взгляд. Не бойся, всё хорошо.


Я говорила так тихо и спокойно, как только могла. Ноги были ватными, в глазах помутнело.Я не сводила с неё глаз, пытаясь уловить малейшую смену выражения её лица.


- Не бойся, всё хорошо.


К горлу подступили слёзы. Похоже, это сработало. Она начала глубоко дышать, медленно моргая, возвращаясь из зазеркалья в реальный мир. Её выражение лица начало меняться. Нож снова задрожал предательски близко к моему горлу. Я собралась с силами, чтобы не упасть в обморок.


- Всё хорошо, тихо прошептала я.

Она моргнула дважды. Слёзы покатились из глаз. Глубокие, протяжные вздохи.


Дрожащими руками я положила нож. Подняла голову, умылась и открыла дверь ванной.



Переводила для вас вот эту историю

Показать полностью
619

«Иные»

Дисклеймер: Есть такой сабреддит - ShortScaryStroies, где авторы умещают свои рассказы в 500 и менее слов. Некоторые из историй показались мне любопытными, решила их для вас перевести.



В нашем городке существовало два простых правила: никогда не разговаривать и никогда не играть с детьми, живущими по ту сторону. Они жили на другом конце города, и мы, любопытная ребятня, никогда не интересовались, почему нам было запрещено играть с ними. Потому что они были необычными. Даже задира Майк не стремился нарушить эти правила. "У меня есть дела получше" - отвечал он, когда его спрашивали. Он лгал.  Ему было страшно.  В прочем, как и нам.


Иные дети вели странный образ жизни. Они играли в очень непривычное время. Если прислушаться, то можно было услышать их смех, крики, приглушенный шепот. И особенно громко и четко их было слышно, когда нам было пора спать. Мама ненавидела говорить о них. У неё было правило: даже если вы слышите их, не обращайте на них внимания. Дома нельзя было

затрагивать тему странных детей.


Старик Гэри, живший на отшибе, частенько рассказывал нам байки о таинственных детях. Они причудливо одевались, играли в загадочные игры. Гэри рассказал нам однажды про одну из таких игр: они заставляли одного из ребят закрыть глаза и монотонно считать вслух, затем бросали там запропастившегося, одинокого.


Но больше всего в этих странных детишках меня бесил тот факт, что они не слушались своих мам. Они не шли домой, несмотря на их просьбы. Мы же тотчас после материнских наставлений бежали обратно на кладбище и забирались в свои гробы. Мне нравятся обычаи нашего городка. А иные дети какие-то чудаковатые.


Переводила для вас вот эту историю

918

Предыдущий жилец моей новой квартиры оставил руководство по выживанию. Сегодня мы, наконец, встретились (третий пост)

Как всё началось

И что случилось потом


Хочу поблагодарить @mylittledeath, пнувшую меня в направлении "хорошим тоном считается спросить у автора разрешение на перевод или хотя бы оставить ссылку на оригинал"


Переборов неуверенность, я связался с автором истории - newtotownJAM (внезапно это оказалась 24-летняя девушка 😳, пишущая истории на телефоне, а не 72-летний Стивен Пинг) и хотя поначалу она разозлилась/расстроилась, узнав, что я развёл самодеятельность без её ведома, мне удалось переубедить её.


Таким образом, теперь у нас есть разрешение автора, а это - единственный®™ authorized™© translation©® на русском™®©

(Возможно, кто-то знает про частичный перевод на ютюбе - оказывается дело было не в усталости, это именно она попросила того переводчика прекратить. Такие дела ¯\_(ツ)_/¯ )


За выросшее качество перевода благодарим @julides


В этот раз не буду напоминать о важности понимания атмосферы истории и говорить, что действие происходит в нашем мире, сейчас, что Кэти описывает на реддите что с ней происходит и читает ответные комментарии - вы и так это уже знаете.


Все части истории можно найти по тегу "правила квартиры 42"


Оригинал главы тут


~


Прошлой ночью я опять почти не спала. Недостаток сна заставляет меня сомневаться, что всё это происходит наяву, а не во сне. Но каждый раз, взглянув на эту чёртову записку, я вспоминаю, что всё реально.


Прошлой ночью я потратила несколько часов, пытаясь найти хоть что-нибудь о Пруденс Хеммингс. Думаю, её было бы куда как легче отыскать, живи она в большом жутком особняке. Но мы, люди, живущие в многоэтажках, оставляем не так много следов. Никому нет дела до нашей жизни, какой бы необычной она ни была.


Я нашла статью о пропавшей Лайле Хеммингс. Предполагалось, что она исчезла, когда рано утром играла в парке напротив дома под присмотром бабушки. Из интервью с родителями девочки выяснилось, что оба они вычеркнули Пруденс из своей жизни.


Несмотря на то, что прошло много лет после смерти/исчезновения Лайлы, её родители, казалось, так и не смогли простить Прю. Ни в одном из аккаунтов в социальных сетях о ней не упоминалось, и её, похоже, не подпускали к детям, которых они завели с тех пор.


Поиски семьи Хеммингс в этом районе также завели в тупик. Я проверяла ссылку за ссылкой, отчаянно пытаясь найти хоть что-то, но без толку. Пока, наконец, не увидела это.


Некролог Бернарда "Берни" Хеммингса, который выпал из окна при невыясненных обстоятельствах, через несколько месяцев после того, как ему поставили диагноз «старческая деменция». Меня удивило, что это событие освещалось не особо-то широко. Прошло всего около года. В некрологе не было никаких подробностей об их местоположении, но его жена Пруденс и её сестра Бриджет были указаны как контактные лица для желающих посетить похороны.


Страшно подумать, какие возможности открывает интернет в наши дни. Имея только пару телефонных номеров, я смогла разыскать адрес Бриджит и Тони Бишопов – сестры и сводного брата, с которыми предположительно жила Пруденс.


Около 4 утра мне удалось заснуть, хоть и ненадолго – к 7-ми я снова была на ногах, планируя маршрут и план на день. В социальной сети я увидела пост от родственников Джорджии – она была опознана и находится в стабильном состоянии. Это несколько ослабило груз у меня на душе, навалившийся с тех пор, как я нашла чертову записку.


В 8:50 я открыла дверь своей квартиры, надеясь увидеть почтальона Яна. Прошло минуты 4, но вместо почтальона по коридору прошел пожилой мужчина с тростью и мягким взглядом. В свободной руке он нёс небольшой пластиковый пакет с газетой и молоком. Проходя мимо, мужчина улыбнулся и произнес: ”Доброе утро".


Я улыбнулась в ответ. Он напоминал моего дедушку. Я представила, как он выуживает из карманов конфетки для внуков и тайком угощает их, пока родители не видят. Пройдя ещё немного по коридору, старик остановился и обернулся. Он заглянул мне в глаза с сочувствием и сказал:


– Никакой почты в воскресенье, если вы этого ждали, - он понимающе улыбнулся и повернулся отпереть входную дверь, номер которой я смогла разглядеть, только когда она закрылась.


Увидев номер 48, я поняла, что имела в виду Пруденс. Мистер Прентис действительно казался славным малым.


Вернувшись в дом, я присела на стул и вздохнула, тупо глядя на вкладки, открытые на ноутбуке.


Около 9:15 раздался стук в балконную дверь.


Мойщик окон вернулся.


В этот раз я уже не так сильно испугалась, скорее просто разозлилась. Мне понадобилась вся выдержка, которую только можно было выжать из измождённого тела, чтобы не вступить с ним в разговор, хотя бы для того, чтобы послать его нахрен. Его искренне звучащие просьбы дико раздражали меня. Примерно через 20 минут лицезрения его, стучащего в окно, у меня разболелась голова, так что, схватив сумку, я вышла из квартиры.


Я решила, что глупо ждать подходящего момента: если я собиралась появиться на пороге дома миссис Бишоп, в поисках её сестры, из-за жуткой квартиры, с которой она съехала, то чем быстрее я это сделаю, тем лучше. Если адрес старый или это окажутся не те Бишопы, то я буду выглядеть глупо, в какое бы время ни явилась.


А ещё, я больше не могла выдерживать взгляд мойщика окон. В нём было что-то такое, что заставляло хотеть открыть ему дверь.


Выйдя в холл и взглянув на лифт, я решила, что сегодня пойду по лестнице. Я не могла находиться в маленькой коробке, в которой мой парень, вероятно, умер в муках. Моё сердце уходило в пятки от одного его вида.


Лестница была такой же убогой, как и лифт. Мы использовали её бесчисленное число раз в день переезда, но сейчас я смотрела на неё другими глазами. Я думала о правилах и обо всех странных вещах, происходящих в этом доме. Рассматривала цифры, небрежно намалеванные на стенах, спускаясь по этажам


Всё в этом здании было не тем, чем казалось.


Я посмотрела на цифры. 7, 6, 5 ... 5, 4, 3, 4, 2, 1. Может быть, недосып брал своё, но мои ноги и голова были согласны, что я, определенно, спустилась более чем на 6 лестничных пролетов. Что-то шло не так.


Я посмотрела снизу-вверх на пыльный и плохо освещенный лестничный колодец. Он казался темным, несмотря на лучи солнца, льющиеся сквозь стеклянные вставки в парадных дверях. В записке никогда не упоминалось о глючащих лестницах, возможно, я просто схожу с ума.


Повернувшись, чтобы выйти из здания, я увидела женщину. Около сорока лет на вид, с двумя маленькими детьми – мальчиком и девочкой. Я предположила, что они близнецы: оба были невероятно белокурыми, с темно-карими щенячьими глазами и на вид не старше 6-7 лет. Они были настолько одинаковыми, как только могут быть похожи разнополые двойняшки. Я не фанатка детей, но эти были безумно милы.


Женщина носила короткое каре, удлинённое спереди, идеально выровненное и окрашенное равномерным каштановым цветом. Я поняла, что она крашеная только по отросшим, светлым, как у детей, корням волос. Она выглядела такой же усталой, как и я, но, увидев меня, взяла себя в руки и провела пальцами по выбившейся пряди, которую, должно быть, пропустила в утренней спешке.


– Привет, вы здесь в гостях? – спросила она, чтобы завязать разговор.


– Нет, я только что переехала в 42-ю квартиру, на 7-м этаже, вообще-то, я как раз собиралась уходить. А вы из какой? – я отчаянно хотела уйти, опасаясь растерять смелость перед встречей с Прю, но не хотела показаться грубой.


– Я из 26-й, меня зовут Терри. Это Эдди и Элли, – она указала на детей, застенчиво цепляющихся за её юбку. – Добро пожаловать в дом. Если вам когда-нибудь что-нибудь понадобится, пожалуйста, не стесняйтесь, заходите.


– Меня зовут Кэти, можно Кэт. Очень мило с вашей стороны, спасибо. Я обязательно... Скажите, что не так с лестницей? – выпалила я, но вовремя замолчала, чтобы не сболтнуть лишнего.


– Ничего особенного, она просто иногда пропускает этажи, – ответила она, пожимая плечами.


– Что ж, я бы с удовольствием поболтала ещё, но мне действительно нужно идти. Приятно было познакомиться, Терри, – я вспомнила правила и задумалась, что же не так с детьми, направившись к выходу, всё ещё сбитая с толку происшествием на лестнице.


– Кстати, у нас есть комитет жильцов, вы должны прийти на одно из наших собраний, они проходят каждый вторник поочередно в разных квартирах. В этот вторник мы собираемся у Молли Джефферсон в 31-й квартире, обязательно приходите. Мы были бы очень рады видеть вас в наших рядах! – сказала Терри, махнув на прощанье.


После встречи с Терри я вышла из дома, не в своей тарелке. Каждая минута в этом месте делала записку всё более реальной. События будто сходили с её страниц, воплощаясь в жизнь. Это увеличивало вероятность того, что Джейми действительно погиб.


Я села на автобус на ближайшей остановке. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем мы добрались до маленького района в пригороде, который я искала. В пяти минутах ходьбы от автобусной остановки, расположилось причудливое маленькое бунгало, принадлежащее Бриджит и Тони Бишопам.


Я постучала в дверь. Дама, открывшая её, нетвердо держалась на ногах, ей, вероятно, было за семьдесят. Её тонкие белые волосы, были аккуратно зачёсаны в пучок, а морщинистое лицо обрамляли две седые пряди, смягчая его выражение. На ней было платье приглушенного розового цвета, опускающееся чуть ниже колен и пахнущее застарелым сигаретным дымом.


– Чем я могу вам помочь? – Прямо спросила она.


– Меня зовут Кэт. Я ищу Пруденс Хеммингс, – ответила я, запнувшись.


Её глаза слегка расширились.


– Зачем? – странно спросила она.


– Она здесь? Это личное.


Пожилая дама проводила меня в дом, усадила на диван, и через несколько минут поставила передо мной чашку чая. Какое-то время мы молча смотрели друг на друга. Наконец, она нарушила молчание.


– Я подозревала что, ты попытаешься найти меня. Мне потребовалось много времени, чтобы решить, оставлять ли эту записку или нет, но я решила, что вы заслуживаете фору. Это больше, чем я когда-либо имела.


Это была Пруденс, и была она совсем не такой, какой я себе её представляла. Она казалась жесткой и суровой и говорила, в основном, грубоватым тоном. Она продолжила, прежде чем я успела ответить:


– Полчаса назад мне позвонила Терри, рассказать, что познакомилась с новым жильцом. Она отметила, что вы выглядели потрясённой, и сказала, что моя записка, возможно, была недостаточно полной. Я же ответила, что не могла всё туда втиснуть. И лестница не казалась такой уж важной. Комитет хотел организовать встречу с вами в день вашего переезда, но я посчитала, что это было бы навязчиво. В любом случае, Комитет всегда преувеличивал свою важность. – Она говорила об этом, как ни в чем не бывало.


– Может быть, это и было навязчиво, но нас нужно было предупредить, мы провели ночь в этом месте, прежде чем я нашла вашу записку! Мой парень уже ушёл на работу в 3:15 и воспользовался лифтом.... он же не знал! – Что-то во мне надломилось, когда я произнесла эти слова. Её лицо вытянулось. А моя надежда вернуть Джейми погасла.


– Мне очень жаль... Я не знаю, что и сказать. Я надеялась, что записка дойдет до вас вовремя, -

пробормотала она, уставившись в пол и отказываясь смотреть на меня, когда слёзы потекли по моему лицу.


– Он погиб, не так ли? Я не хотела верить в это, но поговорила с почтальоном, да и ваше лицо говорит без слов. Но почтальон также сказал, что, возможно, я смогу вернуть его обратно, – я уставилась на неё, опустошенная и обозленная.


– Он погиб. Ты не сможешь его вернуть. Ян имеет в виду совсем не то, что ты думаешь. Есть способ вернуть людей из лифта. Но не такими, какими они были. Поверь мне, я узнала это на собственном горьком опыте. Если они вернутся, ты уже не сможешь повернуть всё вспять. Я сожалею о твоём парне. Но он ушёл навсегда. Не стоит вскрывать эту тему, уйти навсегда – это гораздо лучше, другой альтернативы, - она по-прежнему не поднимала глаз от пола.


– Что... что вы имеете в виду?


– Я не хочу об этом говорить. В записке сказано, что есть вещи, которые я предпочла бы не обсуждать, и будь добра это уважать, иначе я вообще не буду разговаривать. Теперь продолжай и спрашивай то, зачем пришла, – Пруденс прервала меня, я решила не развивать эту тему дальше и перешла к другим вещам, которые мне нужно было знать.


– А что не так с детьми Терри? Они кажутся такими милыми и нормальными.


– Эти маленькие дьяволята кто угодно, только не нормальные дети, – ответила она, слегка поморщившись при мысли о них. – Терри так и не попала в больницу, когда у неё начались схватки. Близнецы были первыми детьми, когда-либо родившимися в этом здании, и всё, что происходит в доме, как-то повлияло на них. Днём они обычные дети, но они никогда не спят, никогда. Бедняжка Терри не отдыхала ни дня с тех пор, как они родились. Они также очень любят воровать птиц и крыс, с которыми играют кошки, и мучить их. Это очень раздражает кошек.


Когда она закончила говорить, из-за кресла на другом конце комнаты с тихим мяуканьем вышел маленький бесшёрстный кот. Он начал тереться головой об обнаженные ноги Прю, оставляя следы ожогов там, где касался её. Она, не обращая на это внимания, наклонилась и погладила его по макушке, улыбнувшись, когда он замурлыкал.


– А это? – спросила я, не сводя глаз с её теперь уже сильно обожжённых ног.


Прю усмехнулась, достала пачку сигарет и закурила, стряхивая пепел в маленькое серебряное блюдце перед собой. Она предложила мне одну, и я с радостью согласилась.


– Они всегда были моими хорошими друзьями. Я не могла уехать, не захватив с собой частичку дома. Этот малыш – Деймон. Он повидал всякое, – вздохнула она, не сводя глаз с кота.


– Но откуда они взялись, почему они повсюду? – спросила я, поражённо наблюдая, как её ожоги исчезают. Это казалось невозможным, но я посмотрела на свои руки, на те места, которые накануне вечером касались кошки, и не увидела никаких признаков того, что это вообще происходило. Они даже не выглядели потемневшими


– Никто точно не знает. Они начали появляться после пожара, через несколько лет после моего переезда. Ходили слухи, что это были домашние животные жителей, которые сгорели, и именно поэтому у них не было шерсти. Но я не думаю, что это правда.


Я перебила её.


– Вчера вечером я встретила одного из этих соседей. Она сказала, что её зовут Натали. Она чуть не убила мою лучшую подругу. Вы ненормальная, если думаете, что ваша записка была достаточным предупреждением! – разразилась я гневной тирадой.


– Послушай, девочка. Даже если бы я спела и сплясала, предупреждая вас, вы бы сочли меня сумасшедшей и восприняли бы правила в штыки. Ты бы уже была мертва. Будь благодарна, что у тебя есть хоть что-то. Я же должна была во всём этом разбираться сама. Ваше поколение так избаловано, – раздраженно фыркнула она.


Я была зла, но она, вероятно, была права. Несколько дней назад я подняла бы на смех пожилую даму, заявившую, что крысоподобные существа убьют моего парня в лифте. Я молча ждала, пока она успокоится, через некоторое время она вздохнула и начала снова.


– Я думаю, кошки – это сгоревшие соседи. Они никогда не желали никому зла, они шипят и убегают от самозванцев, которые бродят по зданию. Кроме того, не может быть, чтобы на одном этаже жило так много кошек.


Люди-самозванцы даже не похожи на жильцов, погибших при пожаре, ни один из них не выглядит как они, и зовутся они тоже иначе, чем погибшие. Они просто утверждают, что живут в этих квартирах. Я уже встречалась с Натальей, она оставила ужасный шрам на ноге Берни, мерзкая девчонка.


Как раз перед пожаром установили систему видеонаблюдения, и нашлась запись, по которой видно, как около 15 человек поднимаются в квартиры на том этаже примерно за полчаса до начала пожара. Это была единственная найденная улика. Камеры видеонаблюдения в 80-е годы были не очень хороши, поэтому их так и не опознали. К тому же часть камер пострадала от огня, так что ничего из этого не вышло.


Но я думаю, что люди, которые вошли в ту ночь, это те самые, кто просит сахар. Я больше ничего не знаю, но если ты будешь избегать их, как я советовала, тебе и не нужно знать больше. Они ненавидят кошек. Я надеюсь, что твоя подруга выживет, но я видела, на что способны эти люди, так что, возможно, для неё смерть была бы лучшим исходом. – сказала Прю, поглаживая Деймона. Я наблюдала, как кожа её пальцев плавилась и сворачивалась, когда они соприкасались с котом.


– А что случилось с вашим мужем?


Я выпалила вопрос так быстро, что не успела сообразить, что именно эту тему она явно не хотела обсуждать. Но я должна была знать.


Она сердито посмотрела на меня.


– Я сказала, что не хочу об этом говорить. – прошипела она.


– Я только что потеряла любовь всей своей жизни. Мне нужны ответы, – умоляюще сказала я


– То, что случилось с Берни, тебе не поможет. Я знаю, ты думаешь, что все смерти в этом здании связаны с его странностями, но это было не так. В крайнем случае, по большей части. Не забывай, что мы прожили там 35 лет, Берни знал правила, мы знали, как позаботиться о себе и жить там счастливо. Это был наш дом.


– Не сомневаюсь в этом, миссис Хеммингс.


– У Берни была деменция. Это началось примерно за полгода до его смерти, и его состояние очень быстро ухудшалось. Под конец он начал бродить повсюду, врачи сказали, что это обычное дело, но в нашем положении это было невероятно опасно. Я вытаскивала его из лифта в самый последний момент бессчётное количество раз.


Он не только блуждал, но ещё и забывал правила. Он впустил этого самодовольного ужасного мойщика окон 3 раза, я благодарю Бога, за то, что догадалась держать у балконной двери большую металлическую трубу, благодаря чему мне удавалось выпроводить его. Но нет никакого способа избежать его возвращения. Я уверена, что вы уже знакомы.


После всех опасных ситуаций, в которых оказался Берни, в конце концов, он совершил самую маленькую, но фатальную ошибку.


Он оставил миску с едой для Деймона в 10 утра. Я ходила по магазинам с Терри и несколькими

девушками из комитета, а когда вернулась, то обнаружила одно из этих ужасных созданий...


Пруденс заплакала. Я положила руку ей на плечо, пытаясь утешить. В конце концов, я хорошо понимала, что она чувствует.


– Оно пожирало его, – она шмыгнула носом, взяла себя в руки, и продолжила, стряхивая мою руку. – Я прогнала эту тварь той же металлической трубой, что и мойщика окон, и столкнула Берни с балкона. Он был таким тяжелым, но я не хотела, чтобы кто-нибудь знал, что на самом деле убило его. Эти зубы... она вздрогнула... они производили такой ужасный звук. Он напомнил мне о ...


– Лайле, – закончила я за неё. Я не собиралась этого делать, но так увлеклась её историей, что

ничего не могла с собой поделать.


– Как я понимаю, вы и об этом поговорили с Яном, – сказала она смиренно. – Я никогда не хотела причинить боль моей малышке. Я так сильно её любила. – слёзы катились по её морщинистым щекам. Деймон, сидящий теперь рядом с ней на диване, придвинулся ближе, как будто хотел обнять её.


– Неужели вам никогда не хотелось вернуть её? – спросила я, снова подумав о способах, на которые намекали Прю и почтальон. Я так скучаю по Джейми. Я сделаю всё, чтобы вернуть его.

Её лицо затопила смесь ужаса и стыда.


– Ну конечно, хотелось. Именно поэтому я и говорю тебе, не делать этого.


Но я не могла вот так смириться.


– Но ведь что угодно будет лучше, чем исчезнуть навеки, разве нет? – не отставала я. Лучше было бы мне этого не делать.


Расстроенная Пруденс встала и жестом пригласила меня следовать за ней, направившись на задний двор. За домом был большой сарай, из тех, что люди используют под "мужскую берлогу" или летний домик. Он был красив, солнце освещало его, заставляя паутины в углах мерцать и переливаться.


Миссис Хеммингс тщательно осмотрела оба соседних сада, чтобы убедиться, что мы одни, прежде чем отпереть дверь сарая. Мы вошли внутрь, и меня поразил отвратительный запах гниющего мяса. Я уставилась в пол, заткнув нос, и уперлась взглядом в лужу крови.


Я смотрела на неё как завороженная, пока Пруденс запирала за нами дверь сарая. И вот, скользнув взглядом по груде обглоданных костей, я, наконец, увидела это.


Точно так, как описывал почтальон Ян.


Одно из существ наблюдало за мной из тяжёлой металлической собачьей клетки в углу сарая. Она выглядела крепкой, но всё же на прутьях были видны следы зубов. Их челюсти, должно быть, адски сильные, раз оно смогло погрызть металл.


Но этому не стоило удивляться: крысиный нос и крошечные как бусинки, но, тем не менее, необъяснимо человеческие глаза, были ничем по сравнению двумя очень заметными рядами зазубренных острых зубов, торчащие из верхней и нижней челюсти. Несмотря на свой маленький рост, существо было ужасающим.


Пруденс открыла ящик пыльного шкафа в дальнем конце комнаты, достала банку собачьего корма, высыпала содержимое в миску и просунула её через люк для кормления. Конструкция клетки гарантировала, что животное не могло получить доступ к пище, пока люк не запрут снаружи. Это обнадёживало.


Прю повернулась ко мне и заговорила. Она убрала одну из прядей волос, обрамлявших её лицо, за ухо и, указав на отвратительное существо, сказала:


- Кэт, позволь представить тебе мою внучку Лайлу.

Показать полностью
69

Корона

«Я все смогу, я все смогу и все у меня получится», - думал Сер, пробираясь через заснеженное поле. Одет он был худо, очень худо. А королей в другом на испытание не отпускали, отпускали в том, в чем был одет самый бедный житель столицы. Отец Сера был правитель жесткий и видимо недальновидный, потому как досталось Серу совсем тоненькая одежонка для такой суровой зимы. Он шёл в тоненьких сапогах и казалось, что заледенелый снег вот-вот порвёт ткань и порежет кожу ног. Зубы нещадно стучали друг о друга, он уже давно перестал замечать этот звук. Снег был ослепительно белым, и глаза почти слезились от его яркости. Чем дальше от столицы, тем белее, ни копоти, ни следов повозок, бескрайность. Хотя, быть может слезятся у него глаза не из-за снега, а из-за того, что он болел второй день к ряду. Скудная еда (по тому же принципу ему выданная, как дневной паёк самого бедного человека в столице) кончилась примерно тогда же - пару дней назад. Дурацкие обычаи думал про себя, Сер. Жить всю свою принцову жизнь, чтобы однажды умереть от холода и голода. Но надо признать ему не повезло, что отец умер именно зимой, очень удобно для следующего после Сера - наследника престола, тот небось уже пару месяцев в тайне готовился к испытаниям, и теперь только осталось дождаться смерти принца - и все. А там дело за малым - найти пещеру королей и водрузить там корону, вулкан вспыхнет и дым его возвестит столицу, что король дошёл, прошёл испытание и возвращается домой. Конечно, к тому времени счастливчик в лучшем случае бредил в голодных судорогах и тогда к нему навстречу выезжала чуть ли не спасательная делегация, разворачивали лагерь, отпаивали, отмывали, откармливали, лечили беднягу и только потом он возвращался в столицу. И хорошо, если он не забудет этот опыт и будет помнить не только о богатствах своих и своих вельмож, но и о том, что однажды его сыну предстоит такое же испытание, и у него будет ровно столько, сколько у самого бедного человека столицы. И конечно первое, что делал каждый король - пытался избавиться от ненавистного обычая, но каждый раз иск в мэрию от короля поглощала беспощадная бумажная волокита и он умирал где-то там в недрах темных кабинетов под давлением беспощадной бюрократии. И вот обычай так никуда и не ушёл, а Сер оказался на мерзлой земле, уставший, обезумевший от голода, и мысленно повторяющий мантру: «я все смогу, я все смогу и все у меня получится». И у него неплохо выходило. Сначала он научился делать вид, что у него не мерзнут ноги, просто говорил себе, что ему тепло, что они совсем не немеют, и пальцы его не синие, после трёх дней, он увидел как мизинец его отвалился, хорошо, нога была застывшая, льдышка, и потому он не умер от кровотечения, рана практически не подавала никаких признаков жизни. Вся стопа была синей. Потом он придумал под каким углом наступать на ногу, чтобы не повредить ненароком остальные пальцы. Через какое-то время он нашёл палку и смог опираться на неё, как на костыль, но через некоторое время палка предательски заскользила по льду и он упал, больно ударившись о что-то твёрдое. Сил не было, они закончились тогда, когда он ещё верил, что выберется, нечаянно набредет на пещеру и все. Он ненавидел свой дикий народ за такие традиции, он ненавидел уже эту корону, которую держал в одной руке, он ненавидел себя, что согласился участвовать в этом испытании, что понадеялся, что ему поможет дядя и сможет незаметно помочь припасами, снастями, одеждой, но перед выходом за городские ворота он видел, как полицейская гвардия скакала в сторону дома дяди и он знал, ещё тогда знал, что того распутали, и что Серу ждать помощи не от кого. И тогда он мог отказаться, но он был зол, и даже по-детски обижен, а самое главное самонадеян, он подумал, что здоровье, его молодость и сила будут тут играть какую-то роль и он сможет вернуться, сможет довести это дело с запретом на испытание до конца, он сам лично готов ходить по всем кабинетам министерства и сделать так, как должны были давно сделать - убрать дурацкое испытание, эту дикость. Он будет первым, кто это сделает, он впишет своё имя в истории, и его наследники смогут спокойно один за другим восседать на троне. Но уже выйдя за ворота он подумал, что быть может погорячился.

Сер так и не встал после падения. Когда нашли его тело, оно было засыпано снегом, и на белый свет выглядывала голова, половина туловища, он держал корону перед собой.

- Он ею пытался себя откопать, - почти с благоговением сказал один служащий другому.

Он вытащил из замёрзших пальцев корону, не сразу, а сначала отрубив руку, а потом каждый из пальцев. От ударов топора на короне остались царапины. Свежие среди многих.


Иллюстратор, инста: @strange_art_kz
Корона Рассказ, Авторский рассказ, Страшилка, История, Крипота, Иллюстрации, Рисунок, Автор, Длиннопост
Показать полностью 1
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: