Письмо LXI. О принятии неизбежного

Не будем больше желать того, чего желали. Я, старик, стараюсь, чтобы даже не казалось, будто желания у меня те же, что в отрочестве. На это идут мои дни, мои ночи, это - мой труд, мой помысел: положить конец былому злу. Я стараюсь, чтобы каждый день был подобием целой жизни. Я не ловлю его, словно он последний, но смотрю на него так, что, пожалуй, он может быть и последним.

И это письмо я пишу тебе с таким настроением, будто смерть в любой миг может оторвать меня от писания. Я готов уйти и потому радуюсь жизни, что не слишком беспокоюсь, долго ли еще проживу. Пока не пришла старость, я заботился о том, чтобы хорошо жить, в старости - чтобы хорошо умереть; а хорошо умереть - значит, умереть с охотой. Старайся ничего не делать против воли!

Все предстоящее предстоит по необходимости тому, кто сопротивляется; в ком есть охота, для того необходимости нет. Я утверждаю: кто добровольно исполняет повеленье, тот избавлен от горчайшего в рабской доле: делать, чего не хочется. Несчастен не тот, кто делает по приказу, а тот, кто делает против воли. Научим же нашу душу хотеть того, чего требуют обстоятельства; и прежде всего будем без печали думать о своей кончине.

Нужно подготовить себя к смерти прежде, чем к жизни. У жизни всего есть вдоволь, но мы жадны к тому, что ее поддерживает: нам кажется и всегда будет казаться, будто чего-то не хватает. Довольно ли мы прожили, определяют не дни, не годы, а наши души. Я прожил, сколько нужно, милый мой Луцилий, и жду смерти сытый.


Как мы знаем, Сенека писал свой труд будучи пожилым человеком по меркам Древнего Рима. Родился он примерно в 4 году н.э., а "Письма" создавались между 63 и 65 годами, т.е. ему было примерно 67-69 лет. И если бы император Нерон не приговорил философа к казни через самоубийство, вероятно до нас бы добралось больше гениальных работ. Но вышло как вышло. С возрастом Сенека уже не тратит время попусту, не распыляется на бренные земные вещи, как было в отрочестве, а целиком поглощен изложением своего опыта.

Размышлений о смерти у Сенеки встречается много. Это один из главных вопросов этики стоиков: "Как примириться с самым неизбежным в нашем существовании - его конечностью?". Конкретный ответ на него дать невозможно, потому что он заключается в самой практике стоического образа жизни. Это то, с чем нужно просыпаться и ложиться, что нужно представлять, убеждая себя в его неотвратимости.

Во-первых, необходимо учиться каждый день проживать как последний, будто в нем и заключена вся жизнь. Мы не замечаем, как пролетают годы, потому что процесс "проживания" очень плавный. Мы думаем: "Так быстро прошел день, а я столько всего не успел. Завтра постараюсь сделать это и это". Живя вот этим "завтра", мы упускаем "сегодня", игнорируя момент самой жизни. А ведь еще любим копаться в прошлом, рефлексировать на его счет. Да, у нас может быть этих "завтра" в запасе, у кого-то больше, у кого-то меньше, но этот запас конечен. Пропусти через себя эту мысль.

Во-вторых, и старость, и смерть, и еще куча вещей в жизни - это принятие неизбежного, не зависящего от нас. Постоянные размышления на тему того, что находится в нашей власти, а что является естественным ходом вещей, позволят и в таком вопросе, как "неизбежность смерти", видеть всего-лишь очередной этап. Ведь бесполезно бегать от того, что всё равно наступит, а если пытаться это делать, то кроме страха, стресса и несчастья в оставшиеся дни, мы все равно ничего не получим. "Научить душу тому, что требуют обстоятельства", - самый верный рецепт, но он требует практики.

End.

Подписывайся на Telegram-канал Гераклитовы слёзы

Письмо LXI. О принятии неизбежного Философия, Мудрость, Совет, Сенека, Античная философия, Древний Рим, Мудрец, Смерть, Утешение, Душа, Telegram (ссылка), Негатив

Луций Сенека