5

Перезагрузка. Глава пятая. Добрый путь и хорошие попутчики.

Первая часть: http://pikabu.ru/story/perezagruzka_glava_pervaya_okhota_na_...


Вторая часть: http://pikabu.ru/story/perezagruzka_glava_vtoraya_dom_na_zhy...


Третья часть: http://pikabu.ru/story/perezagruzka_glava_tretya_beda_ne_pri...


Четвёртая часть: http://pikabu.ru/story/perezagruzka_glava_chetvyortaya_oskol...


Прошло, вероятно, около недели, прежде чем болезнь, наконец, отпустила Руслана. Несмотря на опадающие листья, воздух в лесу пах весной и было не по-осеннему жарко. Когда температура спала, а кошмарные сны и бредовые видения прекратились, Руслан сразу начал думать, что ему делать дальше. Ранее он никогда не позволял себе представить, что однажды, вдруг может остаться один, и готового плана на этот случай у него не было, а действовать так, как планировали они с друзьями было невозможно. Побег за границу, да ещё поиск доказательств бесчинств, творившихся в стране, из трудной до невозможности затеи превратился в нечто абсолютно нереальное. Единственная мысль, которая посещала Руслана гораздо чаще, чем остальные, была мысль о Егоре. Он, признаться, совсем позабыл про него за все время жизни в бегах, и только бредовое сновидение заставило его вспомнить старого товарища. Между тем, Егор сейчас мог остаться единственным человеком, к кому Руслан мог попробовать обратиться, если конечно он ещё жив и сохранил свою личность в целости.


Когда у Руслана появилась конкретная цель, он окончательно пришёл в себя. Бездумная жажда мести, обуявшая его после ночного штурма, ушла вместе с болезнью. Искать одного человека в целой, пусть и не большой стране, да ещё и находясь в розыске - задача не из лёгких, думал Руслан. Хотя стоп. А кто сказал, что его ещё разыскивают? Ведь его же наверняка сочли погибшим под обломками дома, если не стали разыскивать его на месте взрыва. Конечно, расправа над охранниками с фермы могла выдать, что он жив, но сказать по правде, выдавать было просто некому. Вряд ли разбежавшиеся обезличенные в состоянии составить словесный портрет, а никто с полноценной головой на плечах там не уцелел - за это Руслан мог поручиться. В конце концов, мало ли кто там мог постараться — не единственный же он нелегал на всю страну.


Действительно, когда через несколько дней ему удалось добраться до ближайшей железнодорожной станции, на большом стенде возле отдела полиции он не увидел ни лиц друзей, ни своего собственного. Однако всё равно, его приход сюда был крайне рискованной затеей. Был вариант попытаться притвориться обезличенным, но не имея серой однотонной одежды, которую они обычно носили, это было сложно. Единственный комплект, который был у них в доме, принадлежал Ире и на Руслана бы не налез ни при каких обстоятельствах, поэтому он не стал брать его с собой, когда уходил. В конце концов он решил пойти как есть, внаглую, оставив вещи в тайнике на окраине станционного посёлка, и вооружившись одним пистолетом, на случай возможного обнаружения.


Удостоверившись, что власти потеряли к нему всякий интерес, надо было приступать ко второй части плана. Руслан плохо себе представлял, где он будет разыскивать Егора, но в любом случае, поиски следовало начать со столицы. Обычно, для длительных путешествий он пользовался грузовыми вагонами, на которых по факту можно было спокойно пересечь всю страну, не боясь быть пойманным. Внимательно осматривали их только при пересечении границы, а внутри страны грузовая железнодорожная сеть превратилась в единственную практически неконтролируемую транспортную сеть для нелегалов.


Найти на большой узловой станции поезд, отправляющийся в сторону столицы довольно непросто, особенно не зная специальных железнодорожных обозначений, поэтому, когда ночью Руслан, забрав из схрона свои вещи, пришёл на станцию, действовать ему пришлось практически наугад. В сторону столицы везли много грузов, но практически стопроцентным вариантом было продуктовое сырьё - овощи, фрукты, крупа. Именно в столице располагались заводы, производящие из этого сырья готовые рационы для ресоциализированных, в чью программу не входило умение готовить, а также снабжающие коммерческие магазины для начальства, и тех, кто сумел найти с ним общий язык, вроде постоянной клиентуры того ночного заведения на окраине, где ещё недавно Руслану удалось разжиться деньгами.


Незапертый вагон, заполненный мешками с гречкой, отыскался на самом дальнем пути. Раздвижная дверь была слегка приоткрыта. Удостоверившись, что его никто не видит, Руслан проскользнул внутрь и стал оборудовать себе посадочное место, надежно укрытое мешками. Неизвестно почему, вагон был заполнен чуть больше, чем на половину, поэтому передвинуть мешки нужным ему образом было легко. Удобно расположившись сбоку от входа, так, чтобы можно было в случае чего быстро выскочить из вагона, но в то же время так, чтобы оставаться незаметным, если кому-нибудь из охранников вдруг взбредёт в голову проверить сохранность груза, Руслан задремал.


Разбудили его громкие шаги и голоса, почему-то не со стороны станции, а снизу, из-под железнодорожной насыпи. Кто-то приближался к его вагону. "Неужели выследили", - подумал Руслан и бесшумно вытащил пистолет, но донесшийся командный голос развеял его опасения:


-Аккуратнее несите, придурки! Тут товара на несколько миллионов. Можно всех вас купить.


Дверь вагона отодвинулась и внутрь протиснулись два грузчика в рабочих робах с большим ящиком в руках. Их сопровождал человек в дорогой кожаной куртке- это он покрикивал на них.


- Так. Ставьте здесь, и давайте бегом за следующим. Поезд скоро отправится, а вы еле шевелитесь, как мухи сонные.


Очевидно, именно для этих ящиков предназначалось свободное место в вагоне. Но почему погрузка идёт ночью и на запасном пути? Начальник не похож на нелегального пассажира вроде Руслана, да и грузчики тоже похожи на обычных работников станции. Такие только и умеют, что таскать тяжести, да ещё может обстукивать колеса поездов во время стоянки. Да и не скрываются они особо... Руслан задумался, но его раздумья прервала вернувшаяся троица.


Со вторым ящиком вышла беда - один из рабочих неловко перехватил его, он упал и раскололся об край вагона. Из ящика выскочило несколько пакетов, один из них лопнул при падении, и Руслан увидел белый порошок, рассыпавшийся по полу. Человек в кожаной куртке взорвался:


- Дебил недоразвитый! Вам ничего доверить нельзя! Говорил же, надо было наших напрячь, так нет! Придурки! - закончив эту тираду, он вытащил из-за пояса пистолет с глушителем и по несколько раз выстрелил в упор в неловкого грузчика. Второй закричал и бросился в сторону вокзального здания, но ещё два выстрела, и он тоже вытянулся на узкой полоске земли между путями.


Руслан поначалу не думал вмешиваться в происходящее — в конце концов какое ему дело до того, каким образом по стране перевозят дурь в особо крупных размерах, но зрелище жестокой расправы над двумя ни в чём не повинными людьми не смогло оставить его равнодушным. Дождавшись, пока стрелок уберёт оружие, он резко встал из-за мешков, скрывавших его и, наставив пистолет на “кожаного”, скомандовал:


- Руки вверх, и не звука.


Человек в куртке вздрогнул, немедленно повиновался и воззрился на него взглядом, одновременно испуганным и удивлённым.


- Вы кто такой? Обо всем же было договорено! Что вам надо?


- Конечно договорено. – зло передразнивая его, ответил Руслан - только не со мной. Да меня и не волнует вся фигня, которая тут у вас происходит. Этих двоих ты за что убил? Отвечай, если жить охота.


- Парень, куда ты лезешь? Ты совсем тупой? Ты хоть знаешь, кому ты угрожаешь? – поняв, что Руслан случайный свидетель, его соперник явно осмелел. Этого допускать не следовало.


- Кто ты, я не знаю, но от этого тебе только хуже - рука не дрогнет - сказал Руслан и сделал неуловимое движение пальцем в районе спускового крючка. Этого оказалось достаточно.


- Стой, стой. Ну а что тебе дались эти двое? Ну убил… Все равно бесполезные, если у них в руках ничего не держится. Мне сказали, одного-двоих в случае чего можно. Да и не очень-то я верю, что они совсем ничего не запоминают и не расколятся когда-нибудь потом.


- Как интересно. И кто же сказал, что одного-двоих можно? - резко спросил Руслан, опять передразнивая говорящего. Он сам не знал, откуда у него появились эти жесткие интонации, характерные для допроса.


- Старший наш сказал, когда меня инструктировал. - на лице неудачливого экспедитора наркотиков застыл нескрываемый страх.


- Ясно. Запомни - они такие же люди, как и ты, как и твой старший. Теперь последний вопрос. Эта дрянь - Руслан указал подбородком на рассыпанный вокруг ящиков порошок - откуда, куда и для кого в таком количестве?


- Вот этого не знаю и знать не хочу. Обычно транзитом через страну перегонять приходится, а тут вдруг поступил крупный заказ в столицу. А уж зачем и кому понадобилось столько товара, кто же их знает. - пожал плечами "кожаный".


Такой ответ озадачил Руслана. Он догадывался, что новое правительство заключило с криминалитетом какие-то негласные соглашения хотя бы потому, что никого из крупных бандитов не обезличили и дали возможность свободно существовать, но то, что за несколько лет страна превратилась в оптовый канал транзита наркотиков, он представить себе не мог. Видимо его озадаченное лицо дало мужчине в кожаной куртке надежду, что Руслан не контролирует ситуацию, и он резко рванулся вбок, на ходу выдергивая пистолет. Руслан действительно несколько замешкался, но уже через секунду инстинктивно нажал на спуск. Пистолетный выстрел в замкнутом вагонном пространстве вагона грохнул так сильно, что у Руслана заложило уши. Его противник, выронив пистолет, крутанулся на месте и с криком завалился прямо рядом с одним из несчастных грузчиков. Пуля угодила ему в плечо. В подобных ситуациях Руслан привык действовать прагматично, поэтому сейчас же, пока раненый своими криками не собрал вокруг всю станционную охрану, вторым выстрелом разнес ему черепную коробку. Брызги крови попали ему на лицо.


Одновременно с мыслью, что поездка на поезде определённо не удалась, в голове Руслана возник дерзкий план. У наркоторговца должен быть какой-то транспорт, которым, при должном умении, можно было воспользоваться. Руслан думал и действовал одновременно - быстро обшарил карманы куртки незнакомца, подхватил найденные ключи и лежащий рядом электронный паспорт -небольшую пластиковую карту, которую выдавали всем полноправным гражданам их страны. Со стороны здания вокзала уже были слышны крики, поэтому надо было поторапливаться. Он соскользнул с насыпи, наскоро проскочил через заросли кустов, благо, трое человек, прошедшие здесь несколько раз, натоптали хорошую тропинку, и тут же увидел стоявший на лужайке неподалёку автомобиль. Вскочив за руль, он с облегчением вздохнул. Карта, взятая им с тела наркоторговца, пригодилась почти сразу. При новой власти на личный автомобиль требовалось особое разрешение, а убитый, очевидно, был мелкой сошкой, поэтому автомобиль был прокатный. Такие машины оснащались специальными устройствами, в которые необходимо было вставлять личную карту на время поездки. Карта в данном случае одновременно являлась и платёжным средством, инструментом отслеживания перемещения граждан. Карточка убитого послушно скользнула в щель картоприёмника, и ключ повернулся в замке зажигания. На насыпи уже мелькали фонари, чтобы скрыться, у Руслана оставалось всего несколько мгновений. Сидеть за рулём ему не приходилось очень давно -с тех самых пор, как он ударился в бега, но руки и ноги, как ни странно, все помнили. Машина плавно тронулась и, набирая скорость поехала по лесной дороге, которая вскоре вывела на шоссе. Руслан перевёл дух - погони вроде не было. Он все сделал правильно, пусть охрана спишет произошедшее на какие-то криминальные разборки - на такие вещи они смотрят сквозь пальцы, в отличие от поиска нелегалов.


Машина была просторная, и Руслан с горечью подумал, как удобно было бы разместиться в ней впятером. Но жизнь вносила свои коррективы, и четверо из их "великолепной пятерки" наверняка уже получили свои табельные номера и ведут своё существование в каком-нибудь унылом бараке рядом с рабочим местом. С этим, скрепя сердце, приходилось мириться, а Руслана впереди ожидала столица и возможная встреча со старым знакомым, когда-то спасшим ему жизнь.


До переворота Егор жил в большой двухэтажной квартире с видом на набережную в элитном районе города, но не было никаких гарантий, что он до сих пор живёт там. Если его фраза о том, что он "не хочет в этом всём участвовать", во время их последнего разговора подразумевала под собой открытый бунт против власти, то вряд ли Руслану удастся найти своего его в здравом уме. Мысль, которая его успокаивала, была о том, что подобное поведение было совсем не в духе Егора и, скорее всего, его недовольство происходящим ограничилось своевременным предупреждением друзей и, возможно, отдалением от активной политической жизни. Егор всегда был очень честолюбив, но это не мешало ему иметь собственные принципы.


В связи с событиями последних дней, было даже немного удивительно, что дорога до столицы прошла без приключений. Пару раз навстречу попадались полицейские патрули, но останавливать неприметный автомобиль с молодым человеком за рулём повода не было. Руслан оставил прокатную машину возле одного из столбиков самообслуживания. С таких можно было вызвать такси для поездок по городу или взять автомобиль в прокат. Порадовавшись, что денег на счету убитого наркокурьера хватило, чтобы оплатить поездку полностью, Руслан двинулся в сторону набережной, вдоль которой стояла группа малоэтажных домов. Одного взгляда на них должно было быть достаточно, чтобы сказать, что люди там живут не бедные. Дом Егора был ближайшим к набережной, Руслан это хорошо помнил. Теперь основной задачей было понять, на месте ли хозяин. Вероятно, после череды провалов, удача всё же сопутствовала ему в этот день - Егора Руслан увидел, обойдя дом с другой стороны. Он сидел кресле на большом балконе, и смотрел на реку. За прошедшее время Егор почти не изменился, только стал выглядеть чуть более подтянуто, чем обычно и оброс густой чёрной бородой. Показываться ему на глаза прямо сейчас, не убедившись, что Егор находится дома один было нельзя. Не хватало ещё скомпрометировать единственного оставшегося возможного союзника.


После того, как на улице начали сгущаться сумерки, квартире Егора зажегся свет. Руслан занял наблюдательную позицию во дворе напротив входа в дом. В закутке возле спуска в подвальные помещения его никто не видел, а вид на дом Егора открывался хороший. Несколько раз за день к дому подъезжали такси, из которых выходили дорого одетые люди. За светящимися окнами шла обычная вечерняя жизнь. Находясь здесь, нельзя было предположить, что совсем недалеко отсюда совсем другой мир - мир, в котором разлучают детей и родителей, взрослых лишают своего я, мир где могут просто так убить восемь человек, почти детей только потому, что они оказались лишними.


Когда настала ночь, Руслан решил действовать. По водосточной трубе забрался на второй этаж и тихо перелез через перила балкона. Балконная дверь была не заперта, поэтому проникнуть в квартиру удалось быстро. Вокруг было тихо, но Егор не спал – где-то в глубине квартиры горела настольная лампа. Руслан решил, что больше можно не скрываться и быстрым шагом прошёл сквозь коридор в ту комнату, где горел свет. Это было что-то вроде рабочего кабинета. Егор сидел за столом и был погружён в экран компьютера.


-Егор! - негромко окликнул его Руслан.


Егор вздрогнул и оглянулся.


Продолжение следует...

Найдены возможные дубликаты

+1
Отличная история, с нетерпением жду продолжения!!!