1

Отрывок из альтернативной истории

ФРАГМЕНТ 5


Фрагмент 4 https://pikabu.ru/story/otryivok_iz_alternativnoy_istorii_7129513

Фрагмент 3 https://pikabu.ru/story/otryivok_iz_alternativnoy_istorii_7112465

Фрагмент 2 https://pikabu.ru/story/otryivok_iz_alternativnoy_istorii_7092728

Фрагмент 1 https://pikabu.ru/story/otryivok_iz_alternativnoy_istorii_7091683


(18+ содержит сцены насилия)


Неназванная территория.

Местность где-то восточнее Уральских гор, февраль 1959 года.


Несмотря на все последние технические достижения Тысячелетней Империи, ее военная наука так и не смогла придумать, как спрятать под маскировочным костюмом угловатые пластины бронестали, что были отличительным знаком принадлежности к бригаде «Сириус». Иными словами, при своем почти двухметровом росте, в высоких шнурованных ботинках на меху, Герхард Ланге больше был похож на пришельца, нежели на бойца элитного военного подразделения. Облик дополняли выпуклости защитного шлема под белым капюшоном и красноватая подсветка защитных очков. Согласно инструкции, при марш-броске в условиях Арктического высокогорья полагалось использовать кислородную маску, но по стечению обстоятельств, поломанные фрагменты механизма лежали в заплечной сумке, вперемешку с остальными неисправными приборами. Пробежка на холодном воздухе давала о себе знать, и майор каждые пятнадцать минут останавливался чтобы перевести дух, но оно того стоило – чуть больше получаса назад он нашел их – японский отряд. Точнее, следы их стоянки на побережье ручья – следы кострища и зарубки от топора на деревьях. Девять человек, не больше, явно не приспособленных к экстремальной ситуации – по крайней мере, Ланге знал, что в программу подготовки японских военных моряков не входит теория выживания в Арктике. Поэтому он не удивился тому, что их отряд не удосужился спрятать следы своей стоянки. Для того, чтобы не выдать себя раньше срока, майор перебежками старался догнать японцев, двигаясь параллельным курсом, прячась среди камней и кустарника на речном побережье. Выше его местоположения, самое большее в двух сотнях метров, непосредственно по горным склонам они и передвигались. Гряда вскоре повернет в противоположную сторону, опишет дугу и снова выйдет к речной долине, и в конечном итоге тропа пересечется с ручьем, но майор решил не рисковать. Можно было и затаиться где-нибудь здесь, чтобы посмотреть и пересчитать японцев, но в открытом бою против девяти человек, все же имеющих военную подготовку – Ланге трезво оценил свои шансы, с учетом расколотых бронепластин и сломанного оружия. А потому, осмотрев горную тропу, по которой ожидалось прохождение беглецов, он вскоре заприметил идущую несколько ниже каменную дорожку, плохо видную с тропы, но заметную с его текущей позиции. Он выиграл время – поглядывая на показатели портативной радиостанции майор с удовлетворением отметил, что обогнал их почти на километр. Значит, есть время организовать засаду. Затянув покрепче ремни, он резво вскарабкался по склону горы – снежный пласт проседал под весом брони, но служба в бригаде не прошла даром – через считанные минуты он, стоя на своеобразном откосе каменной дорожки заприметил небольшую щель в породе – лучшего места, чтобы спрятаться, нельзя было и придумать. Немного тесная, но все же Ланге смог в ней разместиться так, чтобы отверстие духовой трубки смотрело на тот откос, где он был минуту назад. Сняв очки и положив на грудь нож, майор даже нашел время полюбоваться видами – величественной панорамы залитой солнечным светом зимней тайги. Морозный воздух холодил лицо, но отвлекал организм от продолжавших периодически возникать болевых ощущений по всему телу. Офицер так и не смог придумать внятные причины произошедшего с ним инцидента. Впрочем, мы к этому еще вернемся, а пока Герхард Ланге закрыл глаза и начал считать – по его подсчетам до контакта с японцами оставалось около тридцати минут. Натянув очки, он на мгновение посмотрел сквозь них на окружающий мир и довольно улыбнулся – он их не упустит.


- Achtundvierzig, Neunundvierzig, Fünfzig – досчитав про себя до пятидесяти, майор услышал шум падающих с тропы камней, хруст снега и … - Женский смех? – не веря своим ушам, Ланге застыл в своем укрытии от удивления. Вот уж точно не является секретной информацией тот факт, что самураи женщин в свою армию не набирают. Даже в Тысячелетней Империи было сформировано несколько экспериментальных военных отрядов – Ланге когда-то читал об этом – но даже их дальше Старой Империи не отправляли, тем более в такую даль. Тем не менее, среди девяти голосов мужских было семь. Вот они прошли над ним, так и не заметив майора – сверху посыпались камушки и снег – кто-то на лыжах, кто-то пешком – восемь оттенков звуков разной силы достигли слуха офицера, а вот девятый «контакт» либо отстал, либо стоял на месте. Руки непроизвольно сжали духовую трубку. В томительном ожидании прошла минута, потом еще одна – Ланге чуть приподнял голову в своем укрытии, как вдруг голоса японского (?) отряда ожили:


- Nu hvatit tam stoyat! Ti ge nas vseh zadergivaesh! Nu ge, Nastya, poshli! – чуть дальше по ходу тропы раздался мужской голос. Глаза майора стали круглыми, как имперские монеты, – Что??

- Vi posmotrite, kakaya krasota vokrug! – женский голос обозначил присутствие «девятого» члена отряда прямо над майором. Так вот он где.

- Ne slomai kinokamery! – Ланге не смог разобрать значение слов, но тихий треск наверху напомнил ему звучание кинокамеры. Что за чертовщина? Что происходит? – как на автогонках, мысли в голове соревновались между собой, желая стать первыми в ответах на все эти вопросы. Это туристы? С рацией на военных частотах? Но почему здесь, на границе Имперской Евразии? Разведчики? Тогда почему они оставляют за собой следы? Исследовательская группа? Возможно, но в крупнейшей резервации – «Вогулланд» - нет горных поселений. Местное население – у них другая речь. Это точно не японцы, и язык не японский – зажмурившись, майор вспоминал не-имперские диалекты, мысли в голове смешивались в кучу, но это точно не вогулльский, где ударение падает на первый слог. Перебрав в голове дюжину вариантов и внезапно догадавшись, Ланге непроизвольно вытянулся в своем пристанище, звякнув бронесталью по камню – это был русский язык.


Стоявшая выше, в метрах пяти, от затаившегося майора, девушка от неожиданности выронила камеру из рук. Та упала вниз, и, звеня железным корпусом по камням, по каменной дорожке покатилась к откосу. Сбив камни и снег, она зацепилась кожаным ремешком за край выпиравшего угловатого камня, но ни сверху, ни со стороны каменной дорожки ее видно не было. Вниз, к ручью полетели кусочки породы вперемешку со льдом.


Высокое качество сборки – кинокамера продолжила съемку. В ее объектив попала и тропа, и каменная дорожка. Вот девушка спрыгнула – она приземлилась на руки, но тут же встала. Руками она поправила выбившуюся из под шапки прядь волос – ее, подчеркнутое красотой, молодое лицо выражало испуг – руками она лихорадочно расчищала снег, вероятно в поисках камеры. Не догадавшись посмотреть за край каменной дорожки, девушка развернулась спиной к камере и лицом к горной породе. Еще секунду она руками копошилась в снегу, как вдруг внезапно стала пятиться назад, медленно вставая. Но встать она не успела – резко схватившись за шею руками, она рухнула на колени, а затем медленно повалилась на правый бок. Ее тело затряслось, ноги резко выпрямились. Спустя мгновение она затихла и перевернулась на спину, подмяв под нее левую руку. Правой рукой она все еще сжимала свое горло, а по лицу ее, не только изо рта и носа, но и глаз, и ушей стекали ручейки крови. Открытые зеленые глаза почернели.

Больше похожее на камень, над телом стояло угловатое создание. С поверхности его тела комьями падал снег, открывая сквозь порванную в некоторых местах ткань, из под которой проглядывал матово черный корпус. Правая рука создания медленно опускалась к его поясу, сжимая какую-то трубку. В полукруглой голове через красный прямоугольник очков можно рассмотреть блеск человеческих глаз.

- Wohin wir laufen? Weber zu mir! In der Wald darf man nicht gehen – Куда бежим? Иди ко мне! Нельзя уходить в лес – гремит чужой бас – там, где должен быть рот, расположена полоска белой ткани, из под нее вырывается пар. Сомнений нет, стоящее над девушкой существо – это человек. Оно рассматривает ее лицо.

Какая-то тень сверху, в том месте, откуда прыгнула девушка, обретает четкий контур – молодой мужчина в оцепенении смотрит вниз. Раздается истошный крик:

- Нааастяяя! Что ты с ней сделал!!! – кричавший еще только собирался прыгнуть, когда стоявший внизу гигант уже повернулся по направлению к нему – контур его левой руки отделился от тела в районе пояса – вверх полетело что-то блестящее – спустя мгновение существо лишь шагнуло в сторону, а молодой мужчина упал лицом вниз. Черно-белый гигант с красными глазами переворачивает его на спину. Из его груди торчит большой нож – серое лезвие с черной рукоятью, в месте их соединения видно изображение птицы – крылья расправлены, голова параллельна одному из крыльев, а на груди не то круглый щит, не то изображение звезды с лучами. Что-то написано по диагонали в этом круге. Рисунок не представляется возможным рассмотреть полностью, так как существо зажимает рукоять и резко вытягивает клинок. Груд раненого поднимается и опускается, вверх-вниз, он пытается посмотреть на девушку, но его за челюсть хватает хозяин ножа. Они смотрят друг на друга в полной тишине.

-Was glotzest du? – даже воздух содрогается от этого баса.

-Кто? Кто ты? – слова вместе с кровью выходят изо рта раненого.

Красные глаза приближаются к лицу так близко, что на поверхности стекла его прямоугольных очков попадают капли крови. Затем существо отдаляется, его рука перехватывает залитый кровью нож и прислоняет к шее пленника. Если несколько мгновений назад это был бас, то теперь голос стал ниже на целую октаву. Как шипение змеи звучит речь, словно существо с трудом подбирает слова.

- Ты все равно не знаешь, Hundesohn – клинок поднимается от шеи, существо резко замахивается и бьет раненого рукоятью ножа в висок. Тот в последний раз вздрагивает и замирает.

Убийца еще минуту сидит над телами, затем встает и подходит к горной стене. Внезапно он резко подпрыгивает, достает руками верхней площадки, подтягивает свое тело – спустя секунду он уже наверху. В руках снова появляется трубка – где-то вдалеке раздается крик – существо бежит в ту сторону.

Больше ничего не происходит. Раздается звук лопнувшего ремня и изображение начинает кувыркаться и отдаляться от места преступления. В объектив кинокамеры попадает снег. Через несколько минут запись закончилась.

Найдены возможные дубликаты